Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Отступить, чтобы выжить


Отступить, чтобы выжить

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/tPMYh.gif
http://s3.uploads.ru/Zh40U.gif

Шон Блейк и Вестер Мур
24 ноября 1886, дом профессора Мура

На каждое действие всегда найдется противодействие. Своими расследованиями мужчины разворошили большой змеиный клубок, и намек со сгоревшим баром мадам Девон нельзя было понять неверно. Лорд Блейк переживал за Колет, переживал за свою семью, а потому пришел домой к Вестеру, чтобы сообщить, что дело их необходимо, как минимум, приостановить.

+1

2

Как все это было странно… как необычно, как волнительно! После того, как Вестер покинул дом Сабрины, он еще долго не мог собрать мысли в кучу и унять тревожно бьющееся сердце в груди. Он даже не помнил, как добрался до дома, как скинул в прихожей шляпу, пальто и ботинки. Помнил только, как дошел до своего кабинета, открыл шкаф, достал один стакан и наполовину полный графин с бренди, налил себе порцию и залпом выпил. Только после этого сердцебиение начало успокаиваться. Со стороны, наверное, было забавно смотреть на мужчину, который без промедления спустится в катакомбы, побежит за раттусом и будет пытаться наладить с ним какое никакое общение, но в тоже время совершенно обыденные и доступные для любого человека вещи будут вгонять этого мужчину в состояние паники. Вестер таки признался Сабрине в своих чувствах, пошел ва-банк и… выиграл?
«Я тоже»
Эти слова так и стояли в мыслях и заставляли глупо улыбаться всякий раз. Наверное, именно из-за этой глупой улыбки на него так удивленно смотрели все домашние, когда профессор даже не пытался отвечать на все их вопросы об ужине, чае и планах на следующий день. Какие у него теперь могут быть планы? Жениться? Помочь Сабрине и ее семье разобраться со всеми финансовыми трудностями? Да, именно такие планы у него сейчас и были, и на следующий день мужчина уже был готов стоить великие планы по их свершению, как Бейтс, постучавшись в его спальню, сказал, что пришел лорд Блейк. Утро было уже не раннее, в любой другой день Мура никогда нельзя было застать в постели в такой час, он или носился по всему Лондону, либо носился по всему Бримстоуну, либо сидел в кабинете, но никак не лежал в постели все с той же глупой улыбкой, рисуя перед своими глазами картину «как все может быть».
- Шон?.. – Вестер, наконец, принял сидячее положение, провел пятерней по волосам, зачесывая их назад, высунул ноги из-под теплого одеяла и опустил их на холодный пол. Обычно это была прерогатива самого Вестера – врываться к другу без предупреждения чуть ли не в любое время дня и ночи. То, что Шон пришел без какого-либо предупреждения, заставило собраться довольно быстро. Подпоясав халат, мужчина вышел из комнаты и сказал дворецкому заварить чай.
Лорда профессор нашел в гостиной, и вид его был чуть лучше того дня, когда Мур застал его с ножевым ранением. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что что-то случилось, в мыслях мужчины промелькнули слова, которые частенько любили повторять его студенты, когда он объявлял о внезапном коллоквиуме или зачете. «Мы в полной заднице».
- Шон…Что-то произошло?

+1

3

Возможно стоило подождать... Нет. К чёрту! Ждать и откладывать, в ожидании нового предупреждения? Это бессмысленно. Им с Вестером надо было решить, будет ли следующий шаг вперёд... или назад?
"Он будет назад", - сказал себе Шон, спускаясь со ступеней кэба на мокрую брусчатку перед домом профессора. Скромная спокойная обитель. Не слишком помпезная, но не нищая. Со своими странными слугами, и их странным хозяином. Живая, целая, невредимая, не объятая пламенем. Такой она должна остаться. Шон сжал руку с тростью и под перчатками заболели ожоги от ящика. Напоминание о том, что случилось. Он проигнорировал первый удар ножом. И ударили в более чувствительное место.
- Но, пошла! - раздался за спиной голос кэба и звонкий цокот копыт напомнил о реальности, о том разговоре, который предстоял. Шон решительно и быстро взбежал по ступеням крыльца, постучав набалдашником по тёмно-зелёной двери.
- Мистер Блейк? - удивился дворецкий, без разговоров отступая в прихожую.
- Доброго вечера, Бейтс. Вестер у себя? Мне надо с ним поговорить, срочно.
- Сейчас я доложу о вас, сэр, - старый слуга пошёл наверх, а Шон сам, и немного резче обычного, скинул пальто, цилинтр и стянул перчатки. На ладонях были бинты, но его руки пострадали куда меньше, чем... чем многие другие. Огненная гиена ещё смотрела на него чёрно-рыже-красными глазами.
- Он вас примет в гостиной, сэр, - сказал слуга, спускаясь к ночному визитёру. Коротко кивнув, лорд Блейк свернул влево, в гостиную, но остался стоять у камина.
- Разжечь вам огонь, сэр? - секунду что-то странное пробежало внутри, и Шон был близок к тому, чтобы отказать, но здравый смысл всё-таки взял вверх. - Да, Бейтс, будь так добр.
Теперь Шон отошёл к окну. Он не сомневался, что друг упрётся. И где-то рациональной, и немного циничной частью характера искал доводы. Искал то, чем мог бы уговорить его отступиться. Ему. И себе... Он теперь яростно желал узнать личины этих мерзавцев, закрывшихся за все маски и двери! Он теперь так боялся, что следующими окажутся горящие детские комнаты... И этот диссонанс буквально разбивал его.
- Шон…Что-то произошло?
Лорд Блейк обернулся. Старый Бейтс уже разворошил угли, и зажёг огонь на новых поленьях, потому домашний халат и немного мятое лицо Вестера освещал не только канделябр со стола. Шон отошёл от окна, пока слуга удалялся и сказал.
- Паб Колет сгорел. Дотла, - он делал шаги всё ближе, говоря всё тише, невольно боясь посеять зёрна тревоги в сердцах слуг Мура, если тем доведётся послушать, - В пожаре погиб Маури и ещё два посетителя, которые били слишком пьяны. Это случилось 2 дня назад, друг мой, но не было времени тебе сообщить раньше. Приходилось принимать много мер... Для того чтобы спрятать Колет. Похоронить Маури. Попытаться уговорить себя не идти по следам тех, что это сделал. И я пришёл сказать тебе... что нам придётся оставить те горячие следы, по которым мы идём, - Шон подошёл почти вплотную и говорил низким полушёпотом, - Я о девушке из реки. И прочих..

+1

4

Правду говорят, что за белой полосой в жизни непременно идет черная, за счастливыми вестями обязательно рано или поздно придут дурные. Вестер слушал Шона, не перебивая, не в силах сразу поверить его словами, принять их и осознать. Паб Колет сгорел. Маури погиб. Что? Как? Почему? Ведь только на прошлой неделе он видел этого здоровяка в добром здравии, на таких людей всегда смотришь и думаешь, что с ними никогда ничего не случится, хотя бы потому, что Маури попросту не мог оставить Колет одну. Оказывается, все же мог, пусть и не по своей воле.
- В смысле… - Вестер дернул головой, отгоняя от себя мысли и глядя в лицо близко подступившему Шону. – Неужели ты думаешь, что… - Он перешел на шепот точно так же, - что это связано с нашим делом?
Сомнений не было, своими действиями они наступали на хвост очень влиятельным людям, способным прознать все в очень короткие сроки. Доказательством тому было недавнее ранение лорда Блейка, стычка с бобби в катакомбах и вот теперь это. Но голос глупой надежды и веры в заблуждения друга все еще теплился у профессора.
- Ты уверен? Шон, мне очень жаль Маури и Колет… а что с Колет? Она не сильно пострадала?
Ответить мужчина не смог, в гостиную зашел Бейтс с подносом в руках, и им пришлось неловко отойти друг от друга. Вестер почесал затылок и терпеливо подождал, пока дворецкий разольет уже совершенно ненужный чай и снова оставить их наедине.
- При всем моем уважении, Шон, но пабы и трактиры в наше время горят чуть ли не каждую неделю. Виной может быть неаккуратно брошенный окурок, а если это умышленный поджог, то ты не хуже меня знаешь, как в Лондоне большинство людей относятся к таким, как Колет и Маури… Это могла быть расовая неприязнь.
Только сейчас Вестер обратил внимание на перебинтованные руки друга и кивнул на них, молча задавая вопрос. Он не был глупцом, чтобы не понимать страх и волнение мужчины, но просто так отказаться от такого важного дела… Эта мысль звучала просто безумно.
- Мы же идем по верному следу, близимся к разгадке. Нельзя просто так все бросить. Если мы остановимся, сколько еще невинных людей они убьют? И для чего? Шон, в этом деле замешан темный оккультизм, и приводят его в исполнение отнюдь не студенты третьего курса. Здесь в Лондоне происходит что-то грандиозное и по-настоящему ужасное, полиция ничего не разузнает, ты сам это знаешь, им не сможет помешать никто, только…
«Только мы», хотел сказать Мур, но осекся, встретившись взглядом с другом.
- Я не смогу, Шон. Не смогу отступить.

+1

5

Случайная полоса невезения, это бы всё облегчило, правда? Всего-лишь какой-нибудь пьянчуга, всего-лишь какой-нибудь случайный огарок сигары. Случайности... они могли бы сделать всё случайностью, если бы хотели просто тихо их убрать. По одному. Но нет, они пока просто предупреждают. Первый раз, второй... Третьего не должно случится! Ни с кем из них. Шон прогнал желвак по скуле и ответил Вестеру на первое:
- Уверен. Он... человек, который всё это устроил, он запер Колет в подполе, чтобы наверняка. Он выглядел, по её описанию, также, как тот, что оставил мне памятный шрам у печени. Они знают нас, участников, Вестер, вы можете быть следующим, - Шон повернулся к другу, пронзительно смотря ему в глаза. В его собственных была почти звериная лихорадка. Нежелание и невозможность принять то, что он уже решил. Неизбежность этого решения. - Вы, или ваши близкие. Бейтс, миссис Майерс, кем из них вы готовы пожертвовать? Я... - Шон отвёл глаза и сглотнул, резко подняв подбородок, - Я не готов увидеть детскую в огне, Вестер. Это дело никогда для меня не будет стоить... Стоить такого.
Внутри всё бурлило в сомнениях, которые слова друга лишь усилили. Сомнения о том, что это осмотрительность, а не трусость. Сомнения в том, что он сможет и дальше спать спокойно, после такого решения. Сомнения в том, что его гордость примет такой подлый удар без ответа. Но он вспоминал только одно - запавшие тёмные глаза, еле живую ручку женщины, которую вытащили за минуту до гибели. Его женщины.
- В любом случае, я вывезу Колет из Лондона. Из страны. На какое-то время... Она имеет куда меньше покровителей и друзей чем мы, возможно потому с ней действовали жёстче. Вестер, - Шон снова поднял глаза на друга. - Я... мы не всесильны. Понимаешь? - впервые вдруг сказал он на "ты", - Мы, увы, не всесильны.

+1

6

Аргументы Шона были убедительными. Излишне убедительными. Настолько, что при одной мысли о том, что могут пострадать Бейтс, миссис Майерс, Стиви или, что еще ужасней, Сюзанна или Сабрина, по спине бежали мурашки. Нет, он никогда не допустить подобного! Но как же не хотелось отступать, как не хотелось признавать, что в этом раунде их противник оказался сильнее и хитрее. Он знал о них практически все, а они о нем буквально ничего. Лишь смутный образ человека, который ударил Шона и запер Колет в погребе. Это ничего им не давало. Даже если обратиться за помощью к художнику, а одного неплохого художника Мур как раз знал и имя ему было Леон Драго, портрет недоброжелателя им не давал ровным счетом ничего. Поняв, про противопоставить в ответ ему нечего, Вестер медленно опустился на край дивана.
- Выпьешь? – Этим вопросом он предлагал переместиться кабинет, где их могли подслушать с наименьшей вероятностью. Мур уже давно понял, чем меньше люди знают, тем крепче они спят, а его домочадцы просто не дадут ему покоя, если прознают, что хозяину их так или иначе грозит опасность. – Что же это за люди такие? Стоило предполагать, что человечески жизни для них не стоят ровным счетом ничего… Но чтобы так… Как неприятно проигрывать.
Профессор горько улыбнулся, пытаясь примириться с неприятным чувством где-то внутри. Он не привык отступать, особенно, когда дело касалось таких важных вещей, но неужели сейчас у него попросту не остается выбора?
- Передавай Колет мои соболезнования и наилучшие пожелания. Видеться нам, наверное, не стоит. – Вестер коснулся плеча друга. – Я думаю, ничего не случится, если я посижу в архивах и библиотеках, это для меня весьма обыденные занятие и вряд ли вызовет подозрения. Может, найду что-то по тому кладбищу и катакомбам, аккуратно переговорю с другими профессорами. Я не смогу сидеть на месте, Шон. Ведь они не остановятся, они продолжат убивать людей.

Отредактировано Wester Moore (5 января, 2019г. 19:14:50)

+1

7

Оборона была сломлена.
- Выпьешь, - спросил глухо Вестер, и Шон чувствовал  такую же всепоглощающую пустоту, когда кивал ему в ответ. Он нашёл слова и доводы, и с ним согласились, не правда ли? Не эта ли цель визита, дебатов, подобранных слов? Не в этом ли ты приходишь уверенный в дом? Так почему же вместо удовлетворения или спокойствия, вместо довольства и облегчения на сердце так тяжело падает... опустошённость. Их обставили! Им щёлкнули по носу, их заткнули на подступах! Их обманули, чёрт возьми, и они Ничего не сделают теперь этим ублюдкам!
И гнев пыхнул, и опять погас.
Да, не сделают. Ради детей, ради племянницы, ради своих женщин.
Шон снова глотает горечь этой правды со слюной и поднимает на Вестера мимолётный взгляд, но отводит его. Ты не всегда хочешь смотреть в зеркало. Возможно в лихорадочной борьбе совести и разума, он надеялся, что его безумный друг будет кричать то, что он сейчас говорил себе. Зачем? Бороться... на словах, хотя бы, не бросать поводья и не отказываться от этой дороги, хоть в мыслях, хоть в вероятностях, хоть в!...
Но у обоих появилось то самое, что останавливает людей может и от правильных, но безумных поступков. Им есть что терять.
- Передавай Колет мои соболезнования и наилучшие пожелания. Видеться нам, наверное, не стоит.
Их разговор напоминал поминки совести, пока Вестер не продолжил:
– Я думаю, ничего не случится, если я посижу в архивах и библиотеках, это для меня весьма обыденные занятие и вряд ли вызовет подозрения. Может, найду что-то по тому кладбищу и катакомбам, аккуратно переговорю с другими профессорами. Я не смогу сидеть на месте, Шон. Ведь они не остановятся, они продолжат убивать людей.
И только было утихший бой разгорелся с новой силой. Неужели они действительно не могут действовать незаметнее? Не мотаться самим по местам преступлений, ни говорить со свидетелями, ни вскрывать трупы?
Ты политик, лорд Блейк! Пора подумать, как уворачиваться, в конце концов!
В глазах Шона блеснула искорка, но начал он со слов разума, будто бы кидая тому откуп:
- Мы не знаем каналов их информированности, Вестер, пока не стоит вообще ч кем-то обсуждать это дело, - "пока", уже пока! Ведь можно просто сделать "пока что!". Проведя рукой по губам и глубоко вздохнув, Шон осторожнее добавил, - Мы... давай просто заляжем на дно. Пока что... Я понимаю, что это тяжело. Тяжелее, чем похороны. Чёрт возьми, Вестер, я потратил сутки уговаривая себя прийти к тебе! Но... но сейчас за нами явно наблюдают, и пристально. Мы должны показать им, что заняты чем-то другим. Что всё поняли. Кинуть им эту чёртову кость и  пусть обгладывают!
Пробарабанив пальцами второй руки по столу, он развивал мысль:
- Сколько мы ещё не знаем? Мы всё ещё не нашли эту чёртову химеру, которую ведьмы подняли на кладбище! Мы всё ещё не знаем, что это за лже-пророк, Децемус. Мы можем... Я думаю, мы можем пожертвовать месяцем. Одним месяцем.

0

8

Так отчаянно хотелось найти хоть какую-то лазейку, ведь так не хотелось признавать, что руки связаны и любые на первый взгляд безобидные действия могут повлечь за собой очередные ужасные события. Они не знали о своих противниках ничего, однозначно было лишь знание, что человеческие жизни для них ничего не значат. Все это сейчас напоминало настоящее противоборство добра и зла, описанное в детских книгах и женских романах, где у добра до самого последнего момента попросту нет никакой возможности победить, ведь зло не остановится ни перед чем, а добро всегда старается уберечь близких и друзей, поступить по совести. Но во всех этих книгах в большинстве случаев добро таки побеждает, может и у мужчин появится шанс одержать реванш? Эта мысль сейчас казалась наивной, однако давала хоть какую-то надежду, потому что от осознания, что невинные люди продолжат умирать, а профессор оккультизма, обладающий необходимыми знаниями, и лорд, обладающим необходимыми связами, не могут совершенно ничего сделать, становилось горько во рту. Проигрыши всегда неприятны, но они нужны, чтобы ты смог подумать над ошибками и в конечном итоге стать лучше. Смогут ли они? Смогут. Определенно смогут. Ради маленьких Феликса и Фелиции, ради Сюзанны, ради Колет и Сабрины и ради тех, кто уже погиб от рук этих монстров.
- Нет, не тяжелее. – Вестер посмотрел на Шона, продолжавшего говорить. Он даже не хотел представлять, как выглядел бы сейчас его друг, если бы в пожаре погибла Колет, боялся представлять себя, если бы однажды в его дверь постучался констебль и сказал, что с племянницей что-то случилось или если бы в университете сказали, что мисс Темперс больше… даже сказать это невозможно! Вестер слишком отчетливо помнил себя еще вчера, когда девушка сказала ему, что ей придется просто покинуть Бримстоун, а смерть в миллионы раз хуже. – Ты говоришь все правильно, Шон. Мы затаимся. Дадим им понять, что хорошо поняли намек и больше не собираемся лезть. Вскоре их внимание притупится, ведь у них наверняка есть занятия важнее, чем следить за нами, тем более в аргументах своих они весьма убедительны. Месяц, говоришь? – Профессор коротко улыбнулся уголком губ. – Для оккультизма не так уж и много. Это не полгода и не год.
Удивительно, как сконцентрировавшись на одной проблеме можно совершенно забыть обо всем остальном. Каждый молча расставил свои собственные приоритеты, отодвинув на задний план вещи, которые могут оказаться не менее опасными.
- Я не думаю, что спятивший человек, именующий себя пророком, заслуживает нашего внимания больше внимания санитаров из психиатрической лечебницы. – Мур скрестил руки на груди и фыркнул. Все вещи, так или иначе касающиеся религии, вызывали у него подобное пренебрежительное отношение и полное неверие во все это дело. – Но я буду безумно рад, если его таки поймают, чтобы он не вносил смуту и в без того неспокойное население Лондона. К слову, оно вроде немного успокоилось и теперь на каждом углу не обвиняют студентов, но боюсь, что смотритель мог хорошо запомнить лично меня, когда… Когда однажды ночью ко мне постучался Джонсон, мой аспирант, и сказал, что на кладбище осталась мисс Темперс, моя… студентка, и что они были свидетелями начала некоего ритуала. Когда я туда прибежал, никакого ритуала уже не было, зато мисс Темперс оказалась заточена в чужом гробу, хозяина которого чуть ли не в буквальном смысле воскресили. На следующий день в газетах даже появилась новость с расплывчатым описанием действующих лиц со слов этого самого смотрителя, который, честно сказать, только мешался. – Вестер выдохнул, чувствуя, как эмоции начинают в нем закипать. – В этом городе куда ни плюнь – одна сплошная чертовщина.

+1

9

Шон молча кивнул на первое, решение принятое на пороге рассыпалось в прах, зато новое давало надежду. Наверное, для этого он сюда и пришёл, получить надежду на то, что они не проиграли. Что-то незаметно расслабилось в его позе и плечи расслабились.
Изворотливый ум нашёл лазейку, свободу, и это придало уверенности, как рыбе, выскользнувшей из тугих сетей.
- Меня волнует та интрига, которая была закручена вокруг его воскрешения. Мне кажется, что это многослойный пирог, не просто бутафория и не просто продуманная секта. Слишком много сложностей для афериста, желающего нажиться на человеческой ненависти и нетерпимости. Но я понимаю, - Шон чуть улыбнулся, - твою заинтересованность в деле Сшитого. Чтож, значит первым преступим к нему.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Отступить, чтобы выжить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC