Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Леди и бродяжка


Леди и бродяжка

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s5.uploads.ru/HLRqa.gif

Лили Сантар и Элли Шевон
Канун Рождества 1884 года, Лондон

Порой, чтобы чудо произошло, достаточно просто верить. Порой даже незнакомый человек может придти на помощь. Порой люди могут казаться совсем не теми, кем кажутся на первый взгляд.
Неоспоримо лишь одно - в канун Рождества чудеса случаются.

0

2

Рождество! Его трудно переоценить. Тот единственный период в долгом году, когда отец откладывает дела, тот период, когда кто-то из братьев или сестра берут увольнительные, когда пахнет корицей, пуншем, пуддингом, индейкой, когда зажигается не менее трёх сотен свечей по дому, когда под самый потолок взвивается введённая принцем Альбертом ёлка и её огромные ветви украшаются игрушками. Когда приходят открытки и ты подписываешь десятки открыток, когда на Лондонские ярмарки со всего света свозят диковинки.
Рождество! Это когда на площадях организовывают благотворительные концерты и раздают малоимущим подарки и хлеб. Это коньки, это белые сугробы до пояса вокруг Бекингемшира. Это омела и рождественский бал во дворце. И долгий путь домой после него, так чтобы успеть к 24 декабря и к столу в родных пенатах.
Рождество, оно должно быть у всех радостным, потому Лили тратила деньги на покупку нескольких сотен имбирных пряников и маленьких игрушек в приют. Она могла переложить это на любого из слуг, отец так и предложил. Но ей хотелось сделать это самой. Самой пройтись по дышащим надвигающимся праздником улицам, самой пройтись от лавки к лавке, рассматривая выложенный на деревянные подносы товар, смотря на композиции подарков и выпечки в упаковках из корзин, ткани, лент. За ней ходил один из лакеев отца, но присутствие вышколенного слуги не нарушало чувство странного уединения... Да, уединения с этим праздничным и таким простым миром. Лили зашла в очередную лавку, где просто умопомрачительно пахло свежей выпечкой, булочками с корицей, картошкой, крендельками, шоколадом...
- Чего изволите, - с лицом довольной суетливости проговорил дородный пекарь, указывая рукой на прилавки, - Вот, смотрите, пряники-совы, совсем свежие, час назад из печи. А вот видите вот эту краисвую булочку? Сам лепил! Мне так понравилась форма розы, с корицей прямо цветком выглядит!
- Да, она и правда очень красивая, - мягко и приятно улыбнулась Лили, поворачиваясь к прилавку, выходящему к окну.
И замерла. Будто контраст к окружающему празднику, в омеле, остролисту, лентам и запахам корицы, у ветрины стоял тощий, плохо одетый... точнее почти не одетый для таких то морозов юноша. Тёмные карие глаза запали, голая шея была красной от мороза, а губы растрескались до крови. Он смотрел на выставленный товар с лицом голодавшего ни один день, и у Лили внутри всё сжалось от жалости...
- Да что ты будешь делать с этими бродяжками! - прогремел над головой дородный и недавно такой добродушный повар, с решительным и злым лицом выходя из-за прилавка и намереваясь, очевидно, прогнать бедолагу, - Покоя от них нет! Попрошайки! Как чайки, дашь одну булку и всей стаей налетят!...
Он уже почти дошёл до двери, как Лили отмерла от увиденного и метнулась ему наперерез.
- Где ваше христианское милосердие? Сейчас же канун рождества, а вы ругаетесь на человека, который даже подойти к вам не успел! - нахмурилась маленькая леди, едва достававшая пекарю до груди. Юноша за окном увидел, видимо, всю эту сцену и сделал пару шагов прочь.
"Он же совсем замёрз... Так и умрёт под Рождество, один, как девочка из  рассказа "Спички" Анлерсена..."
- Леди, у вас доброе сердце, - чуть заискивал на фоне пекарь, - Но вы их не знаете, они все обманщики и шарлатаны! Специально так одеваются, а потом крадут кольца, кошельки, фамильные кулоны. Вы просто не знаете, что такое уличная шантропа...
- Энтони, подожди меня минутку здесь, - сказала Лили лакею, проигнорировав все слова повара. О нет, она знала, что такое голод, и видела его много раз. Лили, особенно в силу возраста, была свято уверена, что отличит голодающего от притворщика. И этот мальчик выглядел очень голодающим.
- Юноша! - звала Лили, спешно идя по улице за худой фигурой, - Юноша, подождиде! - она нагнала бродяжку, румяная и горящая своей идеей, как маленькая звёздочка. Это же Рождество! Оно должно у всех быть счастливым! - Вы хотите есть? - с ходу спросила она, улыбаясь. - Хотите? Пойдёмте, я ничего у вас за это не попрошу, пойдёмте!

+1

3

Рождество. В этом слове всегда было что-то волшебное. Достаточно было произнести его вслух, как перед глазами тут же возникала большая наряженная елка рядом с камином и подарки под ней, как пахло праздничной едой, и как слышался хруст снега под ногами. В слове этом было что-то уютное, теплое, семейное и родное. В Рождество все люди должны быть счастливы, они должны быть рядом с любимыми и близкими, рассказывать веселые истории и обнимать друг друга. И даже спустя пару лет на улице Элли до сих пор думает именно так, а то, что происходит с ней сейчас в корне неправильно и несправедливо. Раньше она была рядом с семьей, с любимыми родителями и с любимой собакой, раньше она чувствовала себя защищенной и действительно верила в эту воссозданную сказку и что все у нее будет хорошо. А сейчас Рождество это еще один день, когда она пытается выжить, только вот на деле это оказывается труднее, чем во все остальные дни в году. Хоть многие и организовывают благотворительные обеды и делятся теплыми вещами, среди малоимущих и беспризорников не редко происходят настоящие войны за все это добро, а воевать Элли не умела. Несколько недель назад одна прихожанка, выходя из церкви, дала девушке, сидящей у дверей и мерзнущей от холодного ветра, свой платок, но пробыл он у бродяжки недолго. Буквально через несколько дней ей не повезло наткнуться на шлюху, которой этот платок пришелся очень по душе, и, знаете, это только с виду эти женщины кажутся такими бедными и беззащитными. Если им что-то надо, она набросятся на тебя словно обезумевшее голодное животное. Царапины от длинных ногтей проститутки до сих пор сохранились на руке Шевон, благо от них не пошло никакого заражения. Да и царапины волнуют тебя не очень сильно, если пальцев рук и ног своих ты уже практически не чувствуешь, а живот от голодания прилип к ребрам. С утра девушке удалось выпить маленькую чашку горячего бульона и съесть хлеб, который раздавали нищим в приходе, но все это, казалось, лишь раззадорило аппетит и теперь желудок просил еще. Подработки никакой не было, вместе с ней не было и денег, приходилось побираться или в крайнем случае красть, но это Элли оставила как самый последний вариант, решится на который она лишь от безысходности и если перед ней просто не помаячат кошельком с деньгами и не бросят прямо в руки. В Рождество люди должны быть счастливы, а если она украдет у кого-то деньги, она сделает этого человека несчастным. Тем более вдруг это будут его последние сбережения? Вдруг на них он хотел купить подарки близким или точно так же как и она – еды? От подобных мыслей бродяжке становилось только хуже.
Ежась от холода и еле-еле перебирая ногами, девушка дошла до ярко освещенной улицы, на которой располагались десятки магазинов и лавочек, туда-сюда повсюду сновали люди и кэбы, было шумно, все спешили и строили планы на вечер. Хорошо, что Элли их практически не слушала, она просто шла, сама не зная куда. Возможно ее приютят в какой-нибудь церкви и не дадут хотя бы замерзнуть до смерти, а что до еды… возможно, она сможет продержаться еще денек, а там видно будет.
Но как бы сильно Эллери не настраивала себя идти вперед, когда до носа ее донесся запах свежей выпечки, она уже ничего не могла с собой поделать. Как завороженная она развернулась в сторону ярко освещенной витрины, глаза впились в причудливые булочки и пирожки на подносах, а в центре всего этого великолепия лежал большой пирог. Черничный, она была уверена. Сверху он был посыпан пудрой, а корочка по бокам была такой золотой и притягательной, что Элли прямо таки слышала ее хруст.
Только вот на деле это оказался не хруст, а крик хозяина лавки, который уже приближался к ней. И лицо его было таким суровым, а эмоции читались так отчетливо, что разобрал бы их даже совершенно тупой человек. Девушке повторять дважды было не нужно, быстро поняв, что ей тут не рады, и что рискует тут она получить в лучшем случае отборные ругательства в свой адрес, а в худшем пинок под зад, попятилась назад, крепко сжав покрасневшие от мороза руки на груди, словно уже пытаясь защититься.
Быстро отвернувшись от витрины с самым восхитительным черничным пирогом на свете, Элли поспешила уйти прочь. Тут ходят только богатые люди, которые могут позволить себе купить с десяток таких пирогов. Таких как она, бродяжек, тут не было, и ей здесь было не место.
- Юноша! Юноша, подождите!
Только когда с Шевон поравнялась хорошо одетая красивая молодая девушка, та поняла, что обращались, по всей видимости, к ней. Коротко взглянув на незнакомку, Элли опустил взгляд в землю и отошла чуть в сторону, не переставая при этом двигаться вперед, но чуть замедлив шаг. Услышав неожиданный вопрос, лишь лихорадочно замотала головой.
Такая красивая девушка не должна говорить с такой, как она. Никто никогда не говорил. И уж тем более такая девушка не должна предлагать ей то, что предлагает сейчас. Это должно быть шутка какая-то, насмешка.
- Н-нет… м-мисс… - От холода даже говорить удавалось с трудом, зуб на зуб не попадал, а горло от сильного ветра и вовсе пересохло. – Я н-не хочу. Извините…
Но незнакомка не унималась, все продолжала и продолжала говорить с бродяжкой, а Элли даже взглянуть на нее боялась. Ее голос был мягкий, в нем слышалось волнение, даже забота и все это казалось Элли таким странным, что в происходящее она просто не могла поверить.
Быстро свернув за угол, она остановилась, поднесла замерзшие руки ко рту и подула на пальцы, те даже сгибаться нормально перестали и были похожи на сосульки. Если красивая девушка не перестанет идти за ней, на это наверняка обратят внимание, а полицейских, следящих за порядком тут определенно много. От мысли, что ей может перепасть и от местных бобби стало совсем горько. Она же ничего не сделала, просто подошла к витрине! К глазам начали подкатывать слезы, но замерзали они, не успевая скатиться по щекам. Элли больше не шла вперед, а прижалась к холодной кирпичной стене и лишь кивала на вопрос девушки, не в силах больше сопротивляться.
- Очень… оч-чень хочу.

+1

4

Юноша едва попадал зубом на зуб. Его голос был высоким, наверное простуженным. Да он вообще едва ли стоял на ногах! У Лили болезненно сжималось сердце от этого отказа. И не потому что у неё была задета совсем маленькая девичья гордость, а потому что человек отказывался от самого важного, в такой то день, из-за смущения. Ей так не хотелось давить на мальчика, но она просто не может отпустить его таким назад, в холод! Ему надо хотя бы согреться!
- Пожалуйста, тогда составьте мне компанию, - Лили с нежно-умоляющим лицом посмотрела на большеглазого мальчика, - Съедите столько, сколько захотите или сможете.
Но мальчик как-то совсем замялся, замотал головой и ушёл за угол. Лили крайне не любила навязываться, и ещё колебалась какую-то секунду, стоит ли ей продолжать погоню за бродяжкой? Но вдруг её озарила мысль - наверное тот боится злой шутки или розыгрыша. Или того, что его попросят сделать что-то унизительное или постыдное или нелепое за еду. Люди бывают очень жестоки, но большей жестокости, чем безразличие или равнодушие сложно придумать. Все эти господа и дамы, с красивыми муфтами и накидками, они шли и не замечали теней города. Голодных и замёрзших в канун самого важного праздника. И хоть это было и не со зла, оно причиняло зла больше, чем казалось.
Лили спешно шагнула за угол, решив попробовать ещё, последний раз.
- Юноша! Хотите я просто сделаю вам подарок? Я ничего не попрошу, честно, я просто подарю вам канун Рождества? Хотите?
Мальчик остановился и прислонился к стене. Лили нагнала его и с защемившим сердцем увидела на глазах последнего слёзы. Он стоял, дрожал, отрешённо смотря вдаль и плакал. Наверное потому она сказала уже тише, едва коснувшись плеча бродяжки.
- Хотите выпечки? Или индейки?
- Очень… оч-чень хочу...
Лили мягко и радостно улыбнулась.
- Пойдёмте со мной.
***
В пекарне, где они увиделись, Лили купила Элу, как назвался мальчик, кусок черничного пирога, но есть они пошли чуть дальше по улице, в небольшую ресторацию, хорошую, но не роскошную, чтобы не угнетать юношу великолепием, за которое платят другие. Лили уже поняла, что его ужасно смущает этот поворот событий, и пыталась максимально ненавязчиво подавать "подарки феи". Она представилась леди Сантар, заказала пуддинга, индейки и тёплого вина, старательно забалтывая Эла, чтобы тот не видел взглядов официантов украдкой. Лакей самой Лили был более тактичен, ведь он не раз бывал с ней и в госпитале, и в приюте. Он даже выдвинул перед Элом стул, отойдя от их столика на несколько шагов.
- Всех не накормишь, - говорила девушка, сама лишь недавно бывшая девочкой, пока не зная, какую тему поднять чтобы не задеть чувства собеседника, - Мне такое часто повторяют. Я понимаю, да, в Индии голодающих было не меньше. Но если я накормлю одного или двоих, это на одного или двоих больше чем ничего, правда? Вкусно? - спросила Лили, разрезая индейку на маленькие кусочки и кушая по одному. - Не спеши, у нас весь вечер, - мягко улыбнулась она, - А если будешь торопиться, то тебе может стать плохо. Я видела такое в госпитале.

+1

5

Леди Сантар была совсем не такая, какой ее могла представить себе Элли. Она не смеялась, не смотрела свысока, не оскорбляла и не хвасталась собственным благосостоянием. Она лишь мило улыбнулась, когда бродяжка нерешительно показала пальцем на черничный пирог и кивнула, озвучивая хозяину лавки заказ. А тот, казалось, даже не мог поверить, что такой поворот вещей в принципе возможен в этом мире, и что какой-то там грязный нищий стоит прямо перед ним. Не могла в это поверить и сама Элли, однако послушно следовала за девушкой в другое заведение, где они присели за стол, а для Элли даже отодвинули стул. Первые несколько секунд она ошарашенно смотрела на мужчину, ожидая чего угодно, только не этого, потом медленно, подойдя практически на цыпочках, присела и вся сжалась, все еще дрожа от мороза, оставшегося за дверьми этого роскошного ресторана. В таком она и не мечтала побывать, и в сравнении с теми местами, где она питалась последнее время, это выглядело словно из сказки или из королевского дворца. Хотя как выглядит банкетный зал в королевском дворце, Шевон и думать боялась.
Леди Сантар много говорила, и это совершенно не было какой-то отрицательной чертой, напротив, слова ее как будто обволакивали девушку, и она чувствовала, что не одна в этом незнакомом и совершенно не подходящем для нее месте. Отвечала она правда не так бойко, как ее добрая фея, чаще лишь кивала или лепетала чуть слышные «да» и «нет», а от услышанного заказа и вовсе дар речи потеряла. Обстановка чуть-чуть изменилась стоило Леди Сантар упомянуть Индию. Элли имела об Индии достаточно смутные представления, знала, что она где-то на юго-востоке, что там тепло и много экзотических животных и фруктов. И что женщины там носят корзины на головах и у них красные точечки на лбу. Свой кусочек пирога Эллери сметелила буквально за несколько секунд, даже не успев толком почувствовать его великолепного вкуса, ведь было совершенно не до этого! Уличная жизнь научила ее одному простому правилу: если ты не ешь быстро – ты не ешь вообще. Всегда найдется тот, кто разинет рот на твой кусок, и если ты не будешь расторопным, тебя оставят ни с чем. От глотка вина бродяжка сначала поморщилась, а потом точно так же залпом осушила бокал, почувствовав уже спустя минуту легкое головокружение. А уж когда на тарелке ее появился кусок индейки…
- Не спеши, у нас весь вечер.
Элли ошарашенно подняла взгляд на леди Сантар и несколько раз моргнула, не в силах поверить в правдивость слов. Весь вечер? Это сколько же часов? И можно просто сидеть и кушать, не боясь, что на их место придут или хозяева решат их прогнать?
А потом она икнула, открыв рот, и тут же залилась румянцем и поспешила отвернуться. Желудок, как и его хозяйка, не мог поверить, что им привалило такое счастье.
- А вы видели слонов? – Элли спросила робко, отчего-то боясь осуждения за такой детский вопрос. В своем детстве она была с родителями в зоопарке, но на тот момент животных было не так уж и много, к тому же из-за непогоды некоторых увели в вольеры, и огромных слонов она не увидела. – Они могут поднять хоботом человека…
Девушка так говорила о слоне, словно тот был мифическим животным, существующим лишь в книгах и обладающий огромной силой. В детстве она как и многие дети мечтала путешествовать, исследовать мир и была полностью уверена, что ее ждут огромные свершения и открытия. Никогда не угадаешь, когда жизнь повернется к тебе спиной, а когда заключит в теплые объятия.
Смотря на леди Сантар Элли сама того не осознавая постепенно села на стуле так же, как и она, ровно, не сутулясь, и, наконец, взяла в правую руку нож и перестала орудовать одной вилкой. И потом точно так же отрезала от индейки небольшой кусочек, прожевала и запила глотком вина, снова появившемся в ее бокале.
- Все люди здесь думают, что вы странная. – Прошептала бродяжка. – Доброта в нашем мире считается странностью. Почему вы не такая, как все эти люди на улице? Почему вы совершенно безвозмездно решили накормить бродяжку, который совершенно точно не сможет вам никак отплатить?

+1

6

Одичавшие звери на улице вели себя также - напугано, поспешно, пряча глаза и сжимаясь при звуках голоса. Лили было каждый раз жутко понимать, что так себя ведут люди, но истину неравенства общества она поняла ещё давно, очень давно, ей было всего лет десять. С другой стороны она также поняла, что те, кто на вершине в состоянии помочь тем, кто на дне, и эта мысль окрыляла. У неё были возможности и средства вкладываться в приют, в госпиталь, это ли не прекрасно? Именно понимание того, что она может что-то сделать со своего высокого положения помогло маленькой девочке примириться с таким диссонансом.
Конечно, на мировоззрение Лили в большей степени влиял отец и братья, что были рядом. Но сейчас, сидя напротив смущённого, но уже розовеющего мальчика, Лили гордилась и была рада своему решению. Она считала его самым лучшим подарком, что могла "купить" сегодня на ярмарке. Подарить кому-то хороший день, и смотреть, что в чужих глазах разгорается вера в людей. Вера в то, что не все игнорируют твоё существование, что всегда есть шанс. Она может подарить Элу это, и стоимость ужина была просто невероятными копейками в сравнении с этим!
Лили буквально горела этими мыслями. У неё блестели глаза и розовели щёки, хотя она едва отпила тёплого вина.
- Конечно видела! Слоны там - почти как лошади тут. У меня даже был свой, Дадо, меня возили в основном на нём. Он ужасно любил морковку, но как же ужасно он пах! - рассмеялась Лили, - И да, он как-то поднял меня хоботом. Мне было немного страшно, один из моих братьев заливался смехом, а второй запаниковал. На самом деле Дадо просто играл. Одомашненные слоны в Индии любят людей.
Лили украдкой увидела и сразу отметила момент - Эл взял в руку нож, и стал орудовать ими не неловко и карикатурно, а вполне правильно. Более того, он даже взял правильную вилку и правильный нож для мяса...
- Все люди здесь думают, что вы странная.
Лили оторвала глаза от рук мальчика, и снова улыбнулась.
- На самом деле, большинству людей в этом мире всё равно. И это самое ужасное. Они сейчас пошушукаются на наш счёт, придут домой, расскажут это, как сплетню, своей семье, а завтра забудут. И знаешь, Эл, это и есть самое страшное, людям всё равно на то, что вокруг, - Лили чуть нахмурилась, совершенно не одобряя этого подхода к жизни, - У меня было бурное детство, я часто сталкивалась со злобой и ненавистью людей, которые хотели навредить мне, моей семье, или даже убить нас, и я всегда думала, почему так поступают? За что готовы убивать другие? Я смотрела по сторонам, и видела взгляды исподлобья, злые взгляды. Мне хотелось донести до этих людей, что мы не хотим им зла, просто пытаемся навести порядок в охваченной хаосом стране. И я стала заниматься миссионерской деятельностью. С тех пор я всегда вижу тех, кого другие не хотят замечать. И это тяжело...
Лили вздохнула, отрезала кусочек индейки и снова прожевала, тщательно, проглотив. Опять посмотрела на то, что Эл всё увернее орудует приборами, будто бы вспоминает...
- Эл, а почему ты оказался на улице? У меня почему-то такое чувство, будто бы ты не родился... в таких условиях.

+2

7

Элли слушала о слоне по имени Дадо раскрыв рот. Она все думала, что, возможно, это шутка и леди Сантар всего лишь смеется над ней, но та, кажется, говорила все на полном серьезе, да, улыбалась, но скорее от небольшой комичности описываемой ситуации. Если бы на глазах Элли слон тоже взял бы человека своим хоботом, она бы запаниковала точно так же, как и брат леди Сантар. «Одомашненные слоны» - звучало немыслимо! В списке домашних животных у Шевон были лишь кошки с собаками и всякий домашний скот, вот уж точно в Индии все совершенно по-другому!
- Наверное, те люди просто вам завидовали. – Элли ножом аккуратно отрезала от индейки кусочек. – Не со зла, просто… когда ты в чем-то очень нуждаешься, когда тебе не достает денег, еды, а вокруг тебя есть те, у кого все это есть, невольно начинаешь думать, чем они лучше. Почему одним Бог дал все, а другим ничего. Иногда злоба помогает выжить, когда становится очень плохо и хочется сдаться…
Элли невольно вспомнила свои собственные чувства, когда еще жила в своем доме и сносила все унижения и побои от мачехи за любую провинность или непослушание. Тогда она говорила себе, что обязательно отомстит ей, только бы выбраться отсюда. К счастью или сожалению, оказавшись на улице, девушка думала совершенно не о мести женщине, разрушавшей ее семью, она думала о собственном выживании.
- Что?.. – Бродяжка вздрогнула, вынырнув из омута собственных мыслей, а когда поняла вопрос леди Сантар испугалась еще сильнее, положив нож и вилку на тарелку и спрятав руки под столом. – Я, ну… так, в общем, получилось…
За все время своего бродяжничества девушка никогда не общалась ни с кем, кроме себе подобных, старалась не заходить в богатые районы и вообще держаться как можно дальше от своего дома, а все по одной лишь причине – она до безумия боялась, что мачеха ее найдет. А что если леди Сантар могла ее знать? Леди Сантар – хороший человек, но что если благодаря чреде случайностей мачеха узнает о падчерице?
Оживил девушку лишь официант, поставивший рядом с ней тарелку плюшкой, а плюшка была в виде мордочки свинки и пахла так вкусно, что слюнки так и бежали. От беспокойных мыслей не осталось и следа.
- Я себя выдал, да?.. Всегда знал, что не умею маскироваться. Моя мама говорила, что ложь никогда не приводит ни к чему хорошему и всегда всплывает наружу. И чем раньше всплывет, тем лучше. Вы очень добры ко мне, леди Сантар, поэтому я думаю, что не имею права вам врать или не отвечать… Я на улице всего несколько лет, до этого у меня был дом и семья, но все изменилось, и я оказался тут. Выживать у меня не очень получается, как вы, наверное, уже заметили… У меня было все, а потом не стало ничего.
Элли пожала плечами, все еще смотря на свою тарелку.
- Но иногда бывает, что ложь очень сильно помогает. Например, парню выживать на улице чуть-чуть проще, чем девушке.

0

8

Лили сокрушённо покачала головой.
- Увы... Отец... Британской армии порой приходилось прибегать к довольно жёстким мерам по наведению порядка в стране, - ровная речь Лили сбилась и стала осторожной, как походка человека на коньках. - Местные... часто случались стычки, выступления сипаев, взятие заложников или публичные казни... С обеих сторон. Я боюсь, непонимание лежит куда глубже, чем просто зависть. В конце концов, любой человек в состоянии хоть немного, но улучшить своё положение. Я понимаю, понимаю, что для тебя сейчас это звучит почти издёвкой, - а теперь голос стал уверенным, даже воодушевлённым, уйдя с неприятных тем, девушка вернулась в мир возможностей, в мир, где всё казалось выполнимым и реальным, - Но я спонсирую госпиталь и иногда бываю там. Люди, что попадают туда, и что работают там проходили разные пути, но наше время, хоть и жестокое, но не отчаянное, всегда можно найти способ. Бог тут не причём, - немного резче, чем хотелось, сказала девушка, но тут же смягчилась, - Бог выше материального, и если он и даёт нам какое сокровище, то только то, что внутри нас. И как мы им распоряжаемся, уже дело совести каждого.
Это были не её слова. Когда-то так сказал один из офицеров отца, с которым ещё маленькая Лили невольно встепила... это трудно назвать спором.  В несогласие о Боге. Он не заставил её поверить, но помог ей  примириться, найдя какой-то коспромисс в "решениях свыше" и "решениях людей". Лили снова отрезала кусочек еды, уже становясь слушательницей. Эл замялся, не удивительно совсем! Подловленный на неловкой теме, может он и не хотел говорить? Лили могла бы свернуть с неприятной темы.
- Пожалуйста, не нервничай так! Чтобы ни было, я не скажу никому! - суетливо заверила леди, заметив, как он отложил приборы.
Но мальчик решился.
И когда он закончил, лили охнула, прикрыв рот ладошкой и быстро осмотрела "Эла" внимательней. Гладкое лицо, тонкие пальцы и гладкую шею. Ах ну да! У него не замёрзло горло, он просто... она просто...
- Девушка не должна выживать на улице, - тише, но хмуро ответила Лили, резковато отрезав очередной кусочек еды, и отправляя его в рот. Её глаза горели негодованием. Эта пауза помогла им обоим снова успокоиться и дожевать таки, свои порции первого. Лили нежно посмотрела на пирог с забавной свиной мордашкой и поддела один кусочек, переложив к себе.
- Тебе следует где-то переждать эту зиму, - уверенно сказала Лили, - по таким морозам я не могу тебя отпустить назад. Я уверена, что могу... я могу поговорить с доктором Гайнсбери! Возможно мы можем дать тебе перележать в госпитале! Тем более, что ты явно уже сильно перемёрзла, - Лили обрадовалась собственной идее. Будь она хоть чуть-чуть менее опытной, она конечно бы сразу предложила Элли место в своём доме, устроила бы её как гостью, или ещё что-то из этих безумных и щедрых идей, которые всегда приходят тебе в голову, когда тебе восемнадцать и ты намерен поменять чью-то жизнь к лучшему. Но она уже знала, как развиваются дальше события в таком случае. Отец запретит, слуги будут шипеть как злые кошки, и бедном..й Эл..и будет ещё неуютнее. Она могла бы попробовать устроить её к кому-то в компаньонки или воспитанницы, но подобные предложения нельзя давать, не зная, что можешь их выполнить. И это она уже тоже знала. Но хотя бы временно устроить Эла, чтобы он не замёрз здесь насмерть она могла и была даже обязана, раз уж она взялась за жизнь маленькой бродяжки.
Лили светло улыбнулась, довольно кушая пирог с четырьмя видами мяса. Индейка, перепёлка и кролик были завёрнуты в бекон, а потом и в мягкое тесто. С видимым довольством прожевав, она решилась уточнить.
- У тебя совсем никого не осталось? Даже в пригородах? Может, если проблема в том, чтобы добраться?...

+1

9

«Никто не должен выживать на улице» - подумала про себя Элли, - «Даже обычная дворняга не заслужила того, чтобы жаться от холода  в подворотне, рыскать по помойкам в поисках еды и сносить побои людей». Однако дворнягами, как и бродягами полон целый Лондон, и это далеко не самая лучшая сторона жизни. Бродяжка опустила глаза вниз и машинально потянулась пальцами к вороту пальто, чтобы поднять его и закутать замерзшее горло. Можно говорить со стопроцентной уверенностью, что завтра она даже глотать не сможет без боли, не то что нормально говорить. Она очень часто слышала, как кашляют другие люди,  с кашлем, казалось, наружу выходят их легкие и все, что должно оставаться у человека внутри. Кашель этот никогда не был хорошим, тех, кто так сильно болел, сторонились и обходили, их могли бросить свои же, лишь бы не подхватить заразу. Вот уже поистине горькая судьба - быть брошенным даже беспризорниками.
- О… нет! – Элли встрепенулась, услышав предложение леди Сантар. Практически все, что говорила молодая леди, вызывало в бродяжке неподдельный шок, и это заявление тоже не стало исключением. – Не переживайте за меня, я справлюсь как-нибудь… В приходах скорее всего есть места для нищих, а в самые холодные ночи люди устраивают ночлеги в подвалах котельных или заводов… - Она подняла взгляд на свою собеседницу, неловко улыбнулась, словно боясь обидеть своим отказом от помощи, но ведь она и так помогла! Помогла сильнее, чем все люди, которых Шевон встречала за последние полгода. – Мне уже не впервой переживать так зиму, переживу и эту.
За все время своего бродяжничества Элли вот так впервые открылась кому-то, рассказала свой секрет и сейчас чувствовала себя как будто раздетой и не знала, что делать и говорить дальше. Она сама уже постепенно перестала ассоциировать себя с девушкой, и только раз в месяц организм упрямо напоминал ей об этом факте. В такие дни, конечно, приходилось сложнее всего, потому что другим мальчишкам не так-то просто объяснить, почему твои штаны вдруг перепачканы кровью.
- Это покажется странным, но… - Эллери снова аккуратно взяла в руки вилку и нож, отрезав от пирога небольшой кусочек, - когда я была маленькой, я помню, что дом на праздники был полон гостей. Помню своих бабушек и дедушек, тетю по маминой линии, но когда мама умерла, они все словно о нас позабыли… - вместо того, чтобы съесть кусочек, девушка размазывала его по тарелке, пребывая в собственных грустных воспоминаниях. – Я пыталась им писать, но все письма уходили без ответа. Моя тетя живет в Лидсе, но я даже ни разу нее не была, поэтому искать ее было бесполезно, да и какой в этом толк… После смерти мамы, отец женился на другой женщине, и мне кажется, из-за этого они могли на него обидеться и прекратить общение. Даже его родители, мои бабушка и дедушка, не приехали на свадьбу.
Элли вздохнула и, наконец, запихнула растерзанный пирог в рот.
- Так что в Лондоне у меня остались только мачеха и сводный брат, но я лучше умру, чем по доброй воле вернусь обратно к ним. – Последние слова были произнесены неожиданно резко и вмещали в себя всю ту злость от приключившейся несправедливости. Элли даже сама себя испугалась и оглянулась на леди Сантар, подумала, что лучше бы им сменить тему. – Зачем вам слушать такие истории в преддверии Рождества? Для вас эта неделя должна быть настоящей сказкой. Для меня в детстве была. Лучше расскажите мне еще что-нибудь интересное про свои путешествия, пожалуйста… В детстве я очень любила сказки, которые читала мне моя няня, а сейчас отыскать книгу очень проблематично, попадаются лишь газеты, но добрых сказок в них днем с огнем не сыскать.

+1

10

- И ты будешь зависеть от терпения местного приходского священника и спать едва ли не на полу в куче с другими людьми?! Там где болезнь передаётся быстрее чем почта по Лондону, и где... - Лили запнулась, немного покраснев, а потом, смутившись чего-то, сказала чуть тише, - И где, если мужчины поймут кто ты, они могут сделать что-то непозволительное? И речи быть не может! - иногда оно просыпалось в Лили - фамильное упрямство и непреклонность. Иногда, в вопросах касавшихся принципов и здравого смысла. Она смотрела на продрогшую, явно заболевающую девушку и понимала, что её совесть не сможет плыть с таким камнем на ней. Она не может её бросить! Что значит одна еда, когда тебе захочется есть уже завтра? О нет! Это Рождество, эту зиму Эл..и проведёт под крышей и, пусть на старых, но чистых простынях. - Не говори так, пожалуйста, то что я предлагаю тебе вовсе не великий дар. Госпиталь - грустное место, но там есть отдельные койки и простиранные простыни. Там в меру тепло и дают кашу по утрам. А если священник для "вашего блага" отправит вас в дома для бедных? Эти ужасные дома бедных! Они мало чем отличаются от недавно закрытых работных домов! Там ещё хуже, за это тебя могут попросить "отработать", щипая пеньку, - Лили передёрнуло, хоть сама она едва ли бывала в таких местах.
Но негодование быстро сменялось грустью. Элли рассказывала о прошлом, таком светлом, но таком далёком... С трудом верилось, что у кого-то вот так, в одночасье может перевернуться вся жизнь. Вот она - семья и тёплый круг. Накрытый стол, свечи, ель и развешенные по ней игрушки. Открытки, танцы музыка... Нет, Элли не говорила этого, но воображение - не калька, оно подцепляет кистью брошенную каплю краски и рисует. Картины счастья, смерти, брака, слома...
Лили смотрела на Элли с нескрываемой жалостью.
- Они были жестоки к тебе? - но Элли сменила тему, испуганно глянув на Сантар, и леди поняла, что либо шрам ещё слишком свеж, либо "бродяжка" вдруг снова, почти рефлекторно, испугалась чего-то. Леди решила пока не настаивать. Ей бы хоть отвести Элли в тепло, в госпиталь, где её полечат.
- О, конечно! Давай я расскажу тебе историю, как я потеряла материнскую брошь. Это было в маленьком индийском городе Каридкот и мне было 9 лет. Мы приехали туда с моим старшим братом, который вёл в распоряжения отца небольшой отряд кавалерии. Маленький городок должен был стать перекладным пунктом, лишь небольшой ночной паузой, вызванной тем, что меня напекло в пути. Но всё оказалось сложнее. Первым нас на подъездах к Каридкоту встретил верблюд... - Лили завела долгий рассказ, пока им на стол несли согревающий пунш, сладкий пирог и чай с молоком в красивых фарфоровых чашечках. Она продолжала сказку, которой хотела пригреть растревоженную бродяжку, и когда та сможет довериться ей хоть немного - увести в госпиталь, где та сможет провести хотя бы относительно нормальное Рождество.

+1

11

Отвлечься оказалось так легко. Стоило лишь захотеть, и мысли от плохих воспоминаний тут же метнулись в неизвестную далекую страну под названием Индия, в маленькой девочке и ее старшим братьям. Элли никогда не мечтала о большой семье, ей было вполне уютно в их небольшом маленьком кругу, где были ее родители, любимая нянечка и большая собака, но сейчас, слушая истории леди Сантар, она вдруг подумала, как должно быть здорово иметь старших братьев, которые в случае чего встанут за тебя горой, не дадут никому в обиду и помогут советом. Интересно, если бы у Элли был старший брат, он бы смог защитить ее от мачехи? Этого уже никто никогда не узнает.
Девушки сидели за столом долго, пили пунш, смеялись. В основном Эллери лишь слушала, но в какой-то момент и сама рассказывала курьезные случаи из своего детства, и от добрых воспоминаний в уголках ее глаз собирались слезы. Но это были слезы радости, от которых на душе становится чуточку легче. Когда-нибудь позже она будет точно так же вспоминать и этот вечер и вспоминать добрую леди Сантар, которая не прошла мимо, хотя совершенно была не обязана помогать.
Отвлек девушек лишь крик хозяйки, которая с полотенцем выбежала из дверей кухни, а перед ней в паре метров бежала маленькая черненькая с белым кошечка, которая тащила в своих зубах уже наполовину обглоданную рыбу, и рыба эта была чуть ли не в два раза больше самой проказницы.
- Нора! А ну вернись, маленькое чудовище! Вот только попадись мне на глаза!
В чувствах женщина метнула полотенце в стену, топнула ногой и только потом обратила внимание на своих гостей. Тут же покраснев от смущения, хозяйка поспешила извиниться и ретироваться обратно, а девушки лишь легко рассмеялись в который раз и посмотрели, как кошка, спрятавшись за одним из столов старательно пытается запрятать часть несъеденной рыбы.
- Леди Сантар… - Элли смущенно потупила взгляд, отставив пустой стакан с пуншем, - Если ваше предложение еще в силе, то я бы с удовольствием согласилась провести немного времени в госпитале.
Ассоциации с этим местом были у девушки не самыми приятными, как правило, те, кто попадал на ее памяти в такие учреждения, больше оттуда не возвращались, но еще стоит сильно подумать, где она увидит больше смертей – на улице или в больнице.
- Это же не создаст для вас никаких проблем? Мне очень не хочется вас обременять.

+1

12

- Никаких проблем! - радостно отозвалась Лили. Она едва ли не хлопнула в ладоши, воодушевлённая тем, что сможет продлить рождественское чудо и далее. Но от такого детского жеста девушка удержалась, ведь ей было уже 18, почти 19! - Что ты, совершенно никаких проблем! Ты действительно выглядишь простывшей, я уверена, что доктор Гейнсбери найдёт тебе хотя бы одну свободную койку.
Дав жест лакею расплатиться за ужин, разомлевшая и раскрасневшаяся в тепле Лили поднялась из-за стола. Они съели всё, что могли, и имбирный пунш приятно кружил голову. Как и лёгкое счастье. Вокруг творилось самое настоящее рождественское чудо, и она была дирижёром этого маленького концерта. Хотелось сделать ещё больше! Совсем много. Прогреть этот день до самой последней клетки памяти, чтобы у такого одинокого и несчастного человека всегда были воспоминания, которыми она готова поделиться за столом. И без слёз на глазах.
Когда девушки подошли к выходу, что им услужливо придержал официант, Лили взяла Эли под руку, сразу свернув на более суетную, зато более праздничную торговую аллею, оправляя свою тёплую одежду.
- Нам пройти буквально три квартала, и я боюсь, что наша карета будет тут неповоротливым слоном, - озорно улыбнувшись пояснила Лили, ведя Эли сквозь поток людей. Лакей, с некоторой усталой снисходительностью вздохнув, пошёл следом.
Конечно же быстрее и правильнее им было бы добраться на карете. Там было не многим теплее в такой то сезон, но определённо чище и быстрее. Но Лили безумно хотелось сделать Эли ещё и рождественский подарок, чтобы праздник был полноценным и окончательным. А для этого ей хотелось понять, чего хочет сама маленькая бродяжка. Она шла по торговой аллее, игнорируя удивлённые взгляды людей, и то и дело поглядывая на лицо Эли. Лили крайне редко вела себя так дерзко... в смысле хоть сколько то дерзко, и даже эта выходка возвращала её мыслями в детство, когда рядом были Алек и Аленари, была жива мама, и они воровали яблоки на подол её платья. Она и забыла, что идти немного не по правилам бывает так головокружительно.

+1

13

Очень не хотелось уходить из ресторана, последние глотки пунша Элли допивала не специально медленно, пытаясь запомнить каждый оставшийся момент, понимая, что в ближайшее время, а то и вообще больше никогда в жизни, она ничего подобного не испытает.
- Не думаю, что вам стоит брать меня под руку… - Элли покосилась на свою спутницу, когда они вышли на холодную улицу и отогревшееся тело в мгновение ока пробила дрожь. Сидя в теплом помещении, кушая вкусную еду, можно запросто забыть какая нынче стоит погода, и даже самые подготовленные люди особо не горят желанием задерживаться снаружи, все они поскорее спешат домой. – Что если кто-то истолкует что-то неверно…
На торговой аллее было красиво. Несмотря на большое количество народу, на шум и гам и крики торговцев, зазывающих к себе, здесь чувствовалось какое-то волшебство. Хотя, может эти крики, эти спешащие люди его и создавали? Слышался звонкий смех детей, до носа доносился вкусный запах выпечки и глаза то и дело цеплялись за все подряд.
Пусть бродяжка и говорила, что идти так близко с леди Сантар им не стоит, она сама того не замечая жалась ближе к девушке, видя в ней некое спасение, защиту, которой уже очень давно не ощущалось. Элли верила ее словам про лечебницу, и уверенность в этих словах просто не оставляла места сомнениям о том, что места ей может не найтись, или что этот доктор Гайнсбери просто не захочет принимать такую оборванку. Но о госпитале она подумает чуть позже, сейчас все внимание Шевон было приковано к торговым лавкам, и она не боялась, что торговцы начнут ругаться отгонять ее куда подальше, поэтому не боялась подходить ближе.
Еда, игрушки, самодельные украшения и другие красивые вещицы ручной работы заполняли собой все. Здесь была и одежда: шляпки, шарфы и рукавички на любой вкус и цвет. Достаточно было легкого прикосновения, чтобы ощутить теплоту ткани.
- Какие красивые… - Элли перебирала теплые шарфики один за одним. – Смотрите, а на этом вышиты такие маленькие цветочки… или это снежинки? А этот как будто сшит из разных кусков!
Элли улыбалась, поддавшись радости и хорошему настроению леди Сантар, ведь нельзя было не веселиться, когда рядом с тобой есть такой светлый и добрый человек. И пусть это на один вечер, всю свою дальнейшую жизнь бродяжка будет вспоминать эти мгновения и на лице ее всегда будет улыбка.

+1

14

Глаза Лили блестели будто бы топазы. Несмотря на столь высокое положение в обществе, не часто ей единолично доводилось отвечать за чужую судьбу. Менять её к лучшему, на день, на неделю, на месяц. Конечно же она проигнорировала замечание Элли, лишь успокоительно погладив ту по руке. Пусть подумают. Даже если кто-то и подойдёт сказать им что-то нравоучительное, Лили знала что им ответить. О христианской благодетели и о том, что в такой праздник не должно быть людей за бортом.
И ничего, никакие подарки и слова не могли сравниться с теми взглядами, которыми Эли смотрела на прилавки. Лили поймала этот момент и заперла в своём сердце, в шкатулке, где хранилось всё самое лучшее и светлое, всё, чем она могла гордится. Это  опьяняющее чувство, того что ты полезен, что ты делаешь что-то по совести.
Элли задержалась у прилавка с шарфиками, дешёвыми и сделанными немного небрежно, но забавными.
- Да, они милые... Знаешь, я хочу тебе кое-что показать, пойдём. Пойдём-пойдём, это тут, дальше по улице! - Лили засеменила, почти побежала, собирая на дорогую пышную юбку комья снега. - Сюда, вот, смотри! - подведя Элли к лавке, где на витрине были выставлены шерстяные шали, она указала на одну из них. - Смотри, какой тонкий узор. Она такая визуально лёгкая, но согреет в любую зиму! - Лили с гордостью подняла свою шаль. Её, конечно, была на порядок дороже, но леди не хотелось вырывать Элли из сказки, ведя её в помпезную лавку, где ей все будут не рады. Здесь продавались не такие длинные, всего в метр, прямоугольные шали из Шотландии, а не из Индии, в которые можно было кутаться как в новое платье. Но они были лучше голой шеи. - И они скроют ото всех твою гладкую шею, - подмугнув, Лили потянула спутницу в лавку, не давая усомниться в своих намерениях. Лакей, ненавязчиво опередив девушек, открыл перед ними дверь. Звякнул колокольчик и их снова обдало теплом. К стойке подошла средних лет женщина, мягко улыбаясь, но всё же бросив настороженный взгляд на Элли.
- Чем могу быть полезна... леди? - учтиво спросила она.
- Я хочу сделать Рождественский подарок, - блестя глазами сказала Лили, смотря то на Элли, то на женщину, - И я уверена, что ваша тёплая шаль будет прекрасным подарком к зиме. Правда, Эл?

+1

15

От такого обилия красивых вещей кружилась голова. Наверное, какой-то частью своего сознания Элли до сих пор казалось, что это лишь хороший чудный сон, и она в любой момент проснется в своей ночлежке, закутается теплее рваным облезлым пледом, подышит на замерзшие руки, перевернется на другой бок и постарается заснуть вновь, чтобы продолжить эту сказку. Но какая-то часть, все еще живущая в молодой девушке и отвечающая за оптимизм и веру в хорошее, убеждает ее, что все это взаправду. Что леди Сантар реальна, а сейчас они действительно бегут вдоль товарных рядов, огибая людей и задыхаясь от холодного ветра. Они останавливаются у одного небольшого светлого магазинчика, украшенного точно так же, как и все остальное вокруг, и взгляд Элли снова цепляется за множество шалей, виднеющихся за стеклом. Если те она считала красивыми, то эти… эти казались чем-то точно нереальным.
- Да-а… - Она особо не задумываясь соглашалась с леди, не в силах толком переработать услышанную информацию. – Да, скроют… п-простите, что?
Эллери с удивлением на лице развернулась к своей спасительнице, пару раз моргнула и хотела было что-то возразить, да только леди Сантар даже не собиралась ничего слушать, так стремительно она залетела в магазин, и Элли пришлось последовать ее примеру, чтобы не задерживать мужчину-лакея, услужливо открывшего перед ними дверь.
«Сейчас меня опять захотят прогнать. Вряд ли хозяйка этой лавки сильно отличается своими убеждениями от владельца пекарни». Встретившись со взглядом женщины, Элли лишь убедилась в своих мыслях.
- Угу. – Бродяжка опустила голову, уставившись в свои грязные потрепанные ботинки. Ей было безумно неловко принимать подарок от девушки, но она считала, что будет намного ужасней, если сейчас она откажется. Леди Сантар наверняка расстроиться, а это Шевон хотелось сейчас меньше всего. Ей бы хотелось как-то ее отблагодарить, только вот как? Что бродяжка может предложить леди?
Элли смотрела на прилавок, на котором хозяйка разложила шали подобные той, на которые указывала девушка. Они были тонкие, легкие, от одного прикосновения к ним по коже разливалось тепло, и безумно красивые. Аккуратно подняв руку, бродяжка провела ладонью по каждой из них, в конечном итоге остановив палец лишь на одной, а потом так же быстро спрятала руки в карманы, боясь лишний раз прикасаться к чему-либо. Шали были похожи одна на другую, отличались лишь оттенками и узорами. Выбрала Элли ту, которая сильнее всего напоминала ей шаль ее матери, напоминала о счастливом детстве.
- Леди Сантар, вы не должны были… - Произнесла она уже на улице, когда они вышли. В руках она сжимала подарок и не отрывала его от своей груди. В глазах стояли слезы. – Спасибо… спасибо вам большое.

+1

16

Она старательно не замечала настороженных, напряжённых взглядов женщины, когда пальцы с тонким слоем грязи под ногтями проходили над шалями. Будто бы подавая в этом пример Элли. Она даже встала чуть-чуть перед продавщицей, загораживая собой и своим внутренним светом её маленькую бродяжку от реального мира, который продолжал негодующе смотреть на сказку. Почему такое простое действие не вызывает у людей улыбку? Почему люди становятся такими, что всегда ищут предательства, большого и маленького, от всех вокруг?
Лили была молода. Она не понимала жизни, и конечно же никогда бы не призналась себе в этом.
Всё что она видела сейчас - робкое и опасливое счастье, недоверие и надежда, что сплелись таким сложным узором на чужом лице. Её награда, и она искупала любые ошибки. Пока.
- Эта, -тихо сказала Элли, и Лили опять едва удержалась, чтобы не начать довольно хлопать в ладоши.
- Заверните нам в подарочную бумагу, пожалуйста, - широко улыбнулась она продавщице, доставая деньги. Вид металла всегда их успокаивал. разглаживал черты лица и возвращал улыбку. Её не обманут, всего-лишь богатая девушка и её причуды. Отеческая улыбка, мурчащее: "прекрасный выбор", - всё это осталось за дверью и Лили постаралась это забыть, как главы сказки, которые портили общее впечатление от неё.
Удивительное легкомыслие продолжало кружить голову. Подняв лицо к потемневшему небу, лили пыталась вспомнить, когда последний раз её охватывала такая странная смесь бунтарства, озорства и счастья? Кажется, это было в Индии. Кажется, с близнецами, пока Алек не уехал, а она всегда была с кем-то. Элли сбоку заговорила и лили повернулась к ней.
- Не должна, - спокойно и уверенно сказала Лили, рассматривая свою награду - счастливое лицо девушки. И хотя она робко пыталась будто бы извиниться за... всё, Лили видела, как Эли обнимала шаль. Теперь она не захочет расставаться со своим подарком, а значит, всё было сделано правильно. Лили улыбнулась шире, - Я большую часть жизни делаю, что должна делать. Это я делаю, потому что хочу.
Они ещё постояли мгновение, под этим лёгким снегопадом, кружащим в праздничных огнях, будто закрепляя последнее рождественское чудо. И потом, тише, боясь нарушить эту атмосферу, Лили сказала:
- Пойдём, госпиталь совсем рядом.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Леди и бродяжка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC