Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Не пара


Не пара

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Лили и Кристофер Сантары
1882, Бенгалия Индия

У 16 летней дочери графа проблемы маленькие, зато чувства большие. Весь мир кажется необъятным, а любовь самой чистой, искренней и глубокой.
У 29 летнего офицера флота проблемы большие, а чувства остывшие. Весь мир кажется тесным и суетным, а любовь - сильно надуманной.
Они, конечно же, не поймут друг друга. Ведь так сложно признать, что младшая сестра вырастает и начинает смотреть на сыновей соседа-виконта. Так сложно признать, что брат видел в жизни многое, и знает цену настоящему чувству. Они наверняка не поймут друг друга, но попробуют...

0

2

Бенгалия сочетала в себе всё самое лучшее, что Лили любила в Индии. Она была такой же пёстрой и экзотической, такой же яркой, полной цветов, бабочек и диковинных растений, такие же витиеватые резные арки встречали на входе зданий, пряно-вкусно готовили еду, и тёплыми вечерами пели птицы. Пряными жаркими вечерами, когда день так резко переходил в ночь и тени кустов прятали её и Уильяма от гувернанток и они до получаса гуляли по аллее, обсуждая всё, что приходило в голову. Да, Бенгалия и их поместье в колониальном стиле (причудливом сочетании вычурности востока и монументальности запада) стали для Лили маленьким тёплым раем после пыльного и бурлящего Дели. На десять километров вокруг были только несколько соседних поместий, а ближайший город был в тридцати, и туда Лили выезжала с доктором Ливингстоном раз в месяц, помогая там в госпитале. Бенгалия подарила девочке чувство собственной значимости. Особенно в глазах другого человека...
Весь этот восторг и трепет долгожданной тихой гавани для маленькой ладки её жизни, она писала на страницах дневника, потому что не могла даже близко обсуждать всё это с папой или очередной гувернанткой, не рискуя умереть от смущения и неловкости.
Единственное, чего не хватало этой размеренной жизни, братьев и сестры рядом. Но как же редко выпадали им увольнения!
***
Вернувшийся с очередного назначения на короткий месячный отдых наследник семейства, молодой и успешный Кристофер моментально вызвал ажиотаж. С той ненавязчивостью, которую могут позволить себе любопытствующие соседи, к ним напрашивались в гости на ужин. Не все в этом мире разделяли восторга Лили от жизни в индийской пасторали, полной простых ежедневных хлопот и мирских сует. Приехавший с военных назначений офицер - маленька радость в больших просторах опиумных полей и лесопилок. В один из таких вечеров, Лили украдкой радовалась тому, что брат был в центре внимания, красивый, подтянутый, а на их с Уильямом ненавязчивые переглядывания никто не смотрит.
По крайней мере ей так казалось.
После десерта они чуть отстали от группы взрослых, гулявших по саду поместья, хихикая и перешёптываясь, а на прощание Уил буквально на секунду дольше положенного задержал в своей руке руку девушки. Когда ты подросток, ты уверен, что взрослые слишком высоко, чтобы видеть тебя.
Вечером, проводив всех гостей, Лили поцеловала папу на ночь, зная что он не пойдёт спать, а засядет за работой до поздна, пытаясь удержать в одной руке брозды колонии, а в другой поводок их управлющего, поднялась к себе и засела за дневник. Такие дни, наполненные теплом и радостью, она тщательно и детально прописывала в дневнике, чтобы соранить их где-то и перечитывать при новом столкновениис той Индией, которую она не любила. На середине мысли, в дверь тактично, даже привычно так, постучали.
"Кристофер", - подумала Лили, немного суетливо пряча дневник в стол, характерно хлопнувший крышкой.
- Войди, - отозвалась она, невольно зарумянившись.
Когда брат вошёл в комнату, она поднялась, с улыбкой идя ему навстречу. Ей очень хотелось думать, что он просто соскучился и хочет поболтать с сестрой, которую не видел полгода. Они за прошедшие полтора суток таки не смогли просто остаться наедине. Поймав его руку своей кистью с маленькими капельками чернил на них, она потянула брата к камину.
- Я очень надеюсь, что ты не начнёшь спрашивать меня отчётов по делам поместья. Я не хочу об этом думать до завтрашнего утра, - шутливо сказала сестра.

+1

3

И все же он красив. Признайте. Галантен. Уверен в себе.
Сантар слегка опустил опустил веки. Он с интересом и холодным весельем смотрел на дам. Изысканных и не очень. Все они хотели выглядеть желанными и - что главное! - недоступными. У кого-то получалось лучше. У кого-то хуже. Они играли роль несмотря на все недостатки, в которых - это знал каждый - нельзя признаваться. Но всех их можно было купить. Они может и были недоступными, но на шее каждой из них висел ценник. Их недоступность измерялась лишь бриллиантовым блеском.
Безымянная брюнетка прошла в манящей досягаемости. Ему нравились такие движения - плавные, неземные, неуязвимые. Она легким движением руки откинула волосы назад, рассыпавшиеся черной волной по прямой спине, скрывая тонкую линию позвоночника. На руке жидким серебром сверкнули тонкие браслеты. Кристофер улыбнулся.
Приятно было находиться в подобном обществе, хотя он бы предпочел, чтобы местом их прибывания была старая добрая Англия с ее прохладной погодой, цивилизованными людьми и неповторимой атмосферой. Индия была иная. Иногда Кристоф даже удивлялся той любви, с которой ему эту страну описывала в письмах Лили. Кстати о Лили..
То ли Кристофер слишком отвык от ее общества, то ли его младшая сестра сегодня вела себя ни как обычно. Он не мог объяснить что, но что-то с младшей Сантар точно было не так, Лили была какая-то.. рассеяна? Она не сразу реагировала, когда ее окликали, долго задерживала взгляд на одой точке, словно видела там что-то интересное, плелась чуть ли не позади всех в саду, почти не участвуя в шумных обсуждениях. Создавалось ощущение, что сестренка была слишком погружена в свои мысли, которые совершенно не касались ни гостей, ни приехавшего в кои то веки брата.
По какой-то нелепой причине Лили была сама не своя, и по столь же нелепой причине это волновало Кристофа настолько, что он решил навестить младшую, оставляя охоту на ту миловидную брюнетку какому-нибудь другому счастливчику.
Кажется, его стук в дверь явно отвлек Лилиан от увлекательных дел, иначе ответ последовал бы сразу, а не через некоторое промедление, наверняка девушка занималась обычными вечерними развлечениями: читала, вышивала, рисовала, но ни книги, ни вышивки с рисунками Крис, к своему удивлению не заметил. Лишь пятна чернил на протянутой к нему тонкой девичей руке.
- Какая жалость, именно разговоров о поместьях мне сегодня так не хватало при общении с кучей наших соседей.  – С привычным для себя сарказмом ответил Кристоф, усаживаясь напротив сестры. – Миссис Мюриэль с нашего дома глаз не сводила, - доверительно шепнул он, - Все переживала, что индийский стиль внесет смуту в наше культурное сознание и что нет ничего лучше классических английских домов. - Он вспомнил, какой гомерический хохот пробрал ее мужа, когда старая ведьма это заявила сегодня утром, и улыбнулся.
- Впрочем, может она не так уж и не права и Индия действительно виляет на молодые умы, делает их не собранными, заставляет забыть о чернильных пятнах на руках или о брате, с которым кое-кто ни то что словом, даже взглядом почти не пересекалась. – В голосе звучал наигранный упрек, ему нравилось подразнивать Лили, а потом наблюдать ее  смущение и неловкость. С другими так не получалось: близнецы сразу же подхватывали словесный дуэль, с двух голосов закидывая его ответным сарказмом, Вальден же  просто  умудрялся на это не реагировать.

+1

4

Это было похоже на то, что её мольбы были услышаны, и Кристофер просто пришёл поговорить. По началу. Улыбнувшись весело на замечание про миссис Мюррей сестра добавила лукаво:
- Ей просто надо было как-то оправдать, что она засматривается на наш дом. Я уверена, она каждую минуту представляла себя в этих гостиных с расшитыми коврами.
Но такого ладного, шутливого разговора не получилось, потому что брат её без труда подловил на невнимательности. Она всегда забывала о том, что не смотря в твою сторону Кристофер продолжает тебя видеть. Это была его особая магия, как у Вальдена - всегда попадать в цель, а у Алека - в самой тихой деревне находить драку. Лили ойкнула, опустив глаза на запачканную руку. Лучшу смотреть долу и делать вид, что румянец на щеках от смущения, а не от охватившей голову лихорадки. Как много он увидел? Как много заметил? Он ведь не видел, как Уильям украдкой ловил её руку в саду?
-  Придётся оттирать с щёткой, - с досадной улыбкой проговорила она, пряча смущённые глаза от брата, - Индийские чернила такие едкие, пару дней не сводятся. Но ты прав, мы совсем не говорили за столом. Знаешь, мне было неловко отнимать тебя у публики, они готовы были ловить твои слова, как будто капли дождя после засухи. Здесь, в провинции, они скучают и считают, что это ужасно - размеренная жизнь без страстей, что происходят в Дели, в море, в Шанхае.
"И вовсе я не рассеяна", - думала девушка, стараясь как можно аккуратнее съехать с темы, - "Разве что самую малость...".
- А мне тут нравится. Знаешь, очень нравится! Здесь люди лучше, добрее, - уверенно закончила Лили, улыбнувшись своим мыслям о мальчике-соседе и утягивая брата на софу. - Ну... если не считать Миссис Мюриэль. И леди Дюран! Не верь ей, она со всеми приезжими офицерами кокетничает, очень хочет отсюда уехать.

+1

5

Кристоф задумчиво смотрит на сестру. Иногда она, кажется ему очень наивной, видящей в этом мире только хорошее. Как многие женщины, которые склонны жить чувствами, а не рассудком. И это правильно: так они не позволяют мужчинам увлечься законом, логической пользой и превратить мир в кошмар. И в тоже время, это беспокоит, заставляет бояться за нее,  ведь кто-то может и воспользоваться ее наивностью.
Вообще удивительно, насколько сильно могут отличаться брат и сестра, которые, казалось бы воспитывались в одной семье, одними родителями. В глазах одной ты можешь разглядеть мир, полный света, а в глазах другого тот же самый мир, но полный тьмы. Одна готова дарить всем вокруг искреннюю и добрую улыбку, а другой не скупиться ей только лишь для избранных, являясь для всех остальных мрачным и строгим изваянием с холодной змеиной ухмылкой. Примерно с такой ухмылкой Кристофер с интересом наблюдал за сестрицей. Несмотря на разницу в возрасте, они знали друг друга достаточно хорошо, чтобы ему не составило труда заставить ее испытывать неловкость. Забавно, правда? Чем ближе люди друг другу, тем сильнее могут задеть, потому что сами того не желая, давно выучили маленькие слабости другого наизусть. Так, например, пара шутливых упреков и Лили краснеет на глазах, пытаясь спрятать свое смущение от брата.
- Ты знаешь, что для тебя бы я время уж как нибудь выделил, ради меня публика и подождала бы. Но ты была явно занята чем–то иным, надеюсь, мой визит не отвлек тебя от важных дел, не хотелось бы чтобы из-за меня твои письма остались не дописаны. – Он откровенно издевался, в его голосе не было злобы, лишь желание немного растормошить сестру.
Видимо разговор о соседях,  задел ее за живое, может это связано с ее странным поведением? Может ее кто-то обижает? Или Крис просто преувеличивает? Санатру очень хочется потереть виски и переносицу. Видит Бог, он так устал от всех этих сложностей взрослой жизни, где за каждой фразой, деталью, движением начинаешь видеть подвох.
- Леди Дюран? Эта та самая се.. симпатичная брюнетка? Что ж, ее желание уехать можно понять.- Кристофер хотел что-то еще сказать, но закрыл рот оставив мысли при себе. Все равно любая его фраза насчет миловидной соседки прозвучит неуместно пошлой.
- Знаешь, я рад, что тебе есть с кем тут пообщаться, это конечно не лондонское общество, но все же. Уже успела завести себе друзей? Я видел сегодня пару детишек примерно твоего возраста. – В толпе людей и правда мелькали макушки какого-то паренька и нескольких девочек, Кристоф не обращал на них внимание, но был бы рад, если бы Лили нашла среди них себе подруг.

+1

6

- Письма? - невольно растерялась Лили в первый момент, но потом как можно быстрее ответила, - Я успею дописать письма потом, всё равно я обычно много пишу Аленари и Алеку. После ссоры Алека с папой, он только так остаётся в курсе всех наших дел.
Она ведь может позволить себе небольшую ложь? А после разговора с братом она непременно сядет писать письма! Закончит описание в дневнике и сядет писать, и это уже не будет ложью. Лили подняла глаза на Кристофера, рассматривая ставшее почти родним с ним выражение ироничного отрешения от мирского. Он будто бы был не здесь, и здесь. Его тёмные глаза смотрели куда-то в глубину, и Лили даже примерно не представляла о чём он сейчас думает. Хотелось бы ей также хорошо маскировать свои чувства!
Брат говорил немного небрежно, немного устало, как обычно. Всё, вроде, было как обычно, но Лили не могла отпустить тревога и странное волнение.
"Детишек"... - из всего ироничного монолога брата этот царапнул внимание особенно сильно. Неужели для брата она всё ещё ребёнок?
- Мне шестнадцать, Кристофер, - с немного натужной улыбкой ответила девушка, неловко сцепив пальцы и теребя их, - В этом возрасте девушки уже выходят замуж и заводят собственных детей...
Вот! Вот что царапнуло её так сильно. Если брат до сих пор видит в ней дитя, сможет ли вообще понять, что птичка оперилась и хочет и может в свой полёт? А Лили была уверена, что она уже может. Она уже помогает управлять этим поместьем, облегчая папе будни, она знает как сервировать пять разных приёмов, владеет немного сестринским делом и не боится крови, и умеет успокаивать детей. Многие её сверстники не умеют даже этого! По крайней мере, так говорил Уильям, с тёплым восторгом смотря в глаза младшей Сантар. На неё вообще никто прежде не смотрел с таким уважительным восторгом... Только вот так, снисходительно.
Лили облизнула губы, думая, что ей лучше перевести тему ставшего вдруг неловким разговора.
- А я неделю назад впервые зашивала рану! Доктор Ливингстон сказал, что у меня получилось очень аккуратно и правильно.

+1

7

Кристофер снисходительно улыбнулся, услышав, что Лили уже аж шестнадцать лет, что она взрослая леди, а не его маленькая сестренка. Вот только Лили никак не поймет, что возрастом ничего не меняется. Младшая сестра может дожить до ста лет, но все равно останется его младшей сестрой. Ему прекрасно видно, как девушку возмущает его пренебрежение к ее взрослому возрасту. Кристоф просто не может сдержать тихого смешка и машинально вспоминает себя в шестнадцать:  уже не мальчик, но еще и не мужчина, так что-то посередине. Мимолетный этап взросления. Пауза между переходом из одного в другое состояние.  Ужасный период, когда ты бросаешься из крайности в крайность, постоянно желая что-то кому-то доказать.
- Замуж и дети. - Крис приподнял бровь, выразительно взглянув на Лили, а после вздохнул. Или нет. Кажется, он успел подавить приступ чего-то созидательно-тяжелого в груди. Он бы мог много чего сказать. Сказать, что подобные Лили, как он полагал, любили верить в сказку о том, что в жизни обязательно найдется прекрасный принц, который осыпет любовью и подарит кучу детишек. Какая откровенная чушь. Сказать, что это нелепость и аксиома тех, чей мир до смешного наивен. Так думают лишь дети и дураки.  Глупой он свою сестру не считал, поэтому с легким сердцем мог отнести к первой категории, как бы она тому не противилась. Он мог бы и это озвучить вслух, но Кристофер всегда умел искусно ощущать напряженноу ситуацию, как акула чувствует грамм крови в синеве бездонных вод. Поэтому он лишь многозначительно прикрыл глаза, кивнув, будто совершенно согласен со словами сестры.
-Что ж, надеюсь, тебе  никогда не придется испытывать свои медицинские навыки на ком то из нас. Впрочем, если ты вдруг решишь зашить Алеку рот, уверен, никто не будет против. - Сантар примирительно улыбнулся, всем видом показывая, что он никогда не сомневался в способностях сестры. Как и не сомневался в том, что она была замечательной девушкой: воспитанной, сдержанной, умной и красивой. Правда слишком доброй, но это всегда поправимо.
– Знаешь, я был бы не против, если бы ты на днях показала мне окрестности, может даже познакомила с соседями, которые не будут покушаться на наш дом или мое душевное равновесие. Я так уж и быть подожду, пока ты закончишь зашивать раны, утешать больных или раздавать бульон нуждающимся, если, конечно, среди всех этих взрослых дел у тебя найдется время для брата. – Все таки он не сдержался, позволив себе безобидную колкость, впрочем, Лили за все свои шестнадцать лет , наверняка уже к этому привыкла.

+1

8

Он её совершенно не принимает всерьёз! Неужели у него даже мысли не возникает, что вчерашний ребёнок завтра будет идти под венец? Неужели он настолько несерьёзно воспринимает её слова? Она готова к семье! Она готова иметь своих детей! Готова больше многих сверстниц, но почему-то именно этого в ней не желали видеть. И так хотелось возразить, но видя ленную ироничность на лице Кристофера, лили поняла, что это совершенно бессмысленно. Она знала это лицо, выражение человека, настолько уверенного в своей правоте, что даже не придающего значения другому мнению.
Обида вгрызлась ещё глубже в маленькое подростковое сердечко, но Лили не была бы собой, если бы не умела вовремя сдержать язык и подавить свой гнев. Ну или... можно ведь тоже поддеть брата? Ну или хотя бы попытаться...
- Если ты будешь и дальше так шутить о Алеке, я подумаю, что ты его и его слов боишься, - попыталась она вонзить иголочку с комариный нос в толстую шкуру братовского скепсиса. - И я кончено проведу тебя по нашим соседям. Мы начнём с самых ужасных, потому что на них потребуются все наши силы и добродетель.
***
Одной из лучших черт Кристофера была его пунктуальность и точность. Если они условились встретиться после госпиталя, значит он стоит точно вовремя, небрежно прислонившись к гхари и куря, осматривая близлежащий к ним городок с праздным любопытством и ленью. Ты можешь быть всегда уверен в том, что получишь то, о чём условились и тогда, когда условились. Чтож... Лили тоже переняла эту маленькую черту. Она обещала, что они начнут с самых ужасных соседей, и они начали.
Честно говоря, зря, конечно...
- Эти дикарские новаторства пропитывают буквально всё, как вонь их приправ! - миссис Мюррей была похожа на взволнованного попугая. Она так ругала Индию, сетовала, что если бы не муж-генерал, находящийся в прямом подчинении отца, давно бы вернулась в туманную и приятную Англию, а Лили не могла оторвать глаз от цветастой кашемировой шали, и принть этот диссонанс, как данность. Тем временем, шла пятая кружка цейлонского чая... - Меня беспокоит проблема мигрантов, капитан Сантар, вот что я скажу. Пока англичане прибывают сюда ради коммерции, индусы заполняют наши маленькие тесные острова!
- Возможно, они надеются на работу, - робко предположила Лили и "попугай" тут же повернулся глазом к ней, заговорив так, что её второй подбородок дрожал.
- Леди, здесь предостаточно работы! Индии как вода в засуху нужна надёжная железная дорога! Куда больше пользы они принесли бы здесь, забивая сваи, а не у нас, в Лондоне, плодя нищету. Вы помните Лондон, Ваша светлость?
Лили помнила одно рождество и улицу к Трефагальской площади, блистательный Букингемский дворец и довольно тучную королеву...
- Немного, миссис Мюррей.
- Вот! Вы не видели, какое там засилье попрошаек! Если к ним прибавятся ещё и цветные, то это же будет кошмар! Но, в прочем, мы отклонились от курса темы, - женщина хохотнула своей шутке и снова повернулась к Кристоферу, - Так ведь у вас на море говорят - отклониться от курса? Так о чём я? Ах да, о влиянии Индусов! Меня вот ужасает эта их манера есть руками. Руками! Которые они едва ополоснули в грязной реке! Я не буду вдаваться в подробности, дабы не портить никому аппетит.
- Это чужая культура, миссис Мюррей. Она и не должна быть похожа на Английскую, - ещё раз мягко возразила Лили.
- Ах леди Сантар, вы, молодое поколение, почти что всю жизнь проведшее в Индии, с трудом понимаете разницу. Что вы, что сын виконта Локхарта так привыкли к их дикарством, что оправдываете то, что откровенно вредно для здоровья! - Лили внутри замерла, услышав фамилию Уильма, - Впрочем, это конечно неудивительно. Вы молоды, оба гуманисты, наверное потому то и нашли так быстро общий язык.

+1

9

По началу все это ужасно забавляло, Кристоферу доставляло нескрываемое удовольствие наблюдать, как миссис Мюррей высказывала все свое негодование по отношению к индусам и всей стране в целом, а Лили робко пыталась защитить все это. Кристоферу лишь оставалось изредка подливать мало в огонь беседы, бросая свои комментарии, вставая то на одну то на другую сторону. Это было забавно, первые пару кружек, вот только Крис был не вполне готов к такому потоку откровений и потому последние сорок минут с трудом выдерживал водопад слов, лившихся из уст хозяйки дома.
Кристофер в который добродушно улыбнулся, слушая историю об очередных дикарских традициях индусов, вот только эта беседа вряд ли могла высечь хотя бы искру интереса, оставалось лишь подавлять скучающую призму во взгляде, скрывая ее под линией улыбки.
- Я понимаю вашу тоску по дому, миссис Мюррей, но поверьте мне, я видел места куда хуже, чем то, где мы сейчас с вами находимся. – Кристофер пытался придумать хоть какой-нибудь повод оборвать тему для рассуждения о всех ужасах Индии, но ничего кроме как притвориться мертвым в голову ему не приходило, разговор продолжался, а его чашка вновь наполнялась чаем. Вообще все нормальные люди молчали, когда ели или пили. Но миссис Мюррей - уникальное создание. Молчание для нее явно каралось летальным исходом. Как акуле необходимо двигаться, чтобы дышать, ей необходимо было извергать потоки слов. Женщина говорила и пила, пила и говорила, казалось, она поставила себе цель упиться чаем до смерти и лопнуть прямо здесь, на глазах у детей Роланда Сантара. Лишь одно в этой ситуации радовало Кристофера – Лили страдала вместе с ним. Если она хотела проучить брата за его снисходительный тон в их недавней беседе, выбрав самую ужасную из возможных соседок, что ж, пусть наслаждается своим выбором.
- Мы отклонились от курса темы. - Кристофер отвык от этого ужаса. Некоторые дамы любили устраивать из его звания метаморфозы, считая это жутко оригинальным и забавным. Сантар невольно переместил взгляд к своему чаю, но даже мысль о том, чтобы залить в себя еще жидкости вызывала рвотные позывы, и Кристоф ненавязчиво отодвинул кружку от себя мягким движением кисти, дно медленно зашуршало по лакированной поверхности стола, изредка натыкаясь на сколы. Он уже собирался было попрощаться, но последняя фраза женщины заставила Кристофера заинтересованно приподнять бровь. Рассказывая ему о соседях, Лили уделила внимание и миссис Мюррей, и брюнетке, так страстно желающей уехать куда по-дальше, и работников госпиталя, а вот о своем приятеле упомянуть почему-то забыла.
- Не будьте так строги к их поколению, нельзя сказать, что Лили заблуждается в своих взглядах, ий просто практически  не с чем сравнивать, как, думаю и мистеру Локхарту. Я, к сожалению, пока не имел чести быть с ним знакомым, но уверен, Лилиан исправит это недоразумение.
***
- Итак, Лили, полагаю, ты очень долго думала над тем, к кому бы нам пойти, чтобы провести время за занимательной беседой. Признаю, этот выбор был действительно взрослым решением, ведь тобой двигала исключительно забота о брате, а не ребечья вредность. Надеюсь, ты получила такое же удовольствие от разговора про потерянное поколение, какое я получил от шуток про флот. - Несколько намеков, ни одного прямого слова, но было понятно, что Кристоф откровенно издевается,  давая понять, что поведение Лили было далеко от взрослого, а значит один-ноль в пользу его доводов. – Кстати, перед уходом мне пришлось пообещать миссис Мюррей, что мы придем к ней снова. Для пущего интереса предлагаю взять еще одного представителя «потерянного поколения» ну этого твоего приятеля Лахкарта или как его там.

Отредактировано Christopher Santar (16 декабря, 2018г. 22:48:34)

+1

10

Увы, выстрел был не холостой. Ленный и спокойный Кристофер прощался с миссис Мюррей, не оставляя сомнения в том, услышал неосторожную фразу этой женщины!
Лили стоило усилий всё прощание с навязчивой генеральшей не потерять лица, слишком уж она волновалась дальнейшего разговора с братом. И он, конечно же, последовал.
И почему Кристофер такой вредный? Он ужасен и несносен, когда начинает вот так язвить! И почему он такой внимательный?...
- Локхарта, - машинально поправила Лили, и тут же себя отругала. Наверняка он сделал это специально! Кристофер ужасно любил обыгрывать рассеянную невнимательность, чтобы позлить собеседника, но Лили прекрасно знала - с памятью у её брата всё в идеальном порядке, как и с его рекомендациями во флот или выходным костюмом. Они сели в гхари и Лили сцепила руки на коленях, усиленно думая, как не повезти брата к Локхартам, и как сделать это поизящнее... Она так была озабочена этим вопросом, что все остальные шпильки старшего оставила без ответа.
- О, я думаю, Локхарты сейчас заняты своими лесопилками. Я даже не отправляла им визитки, - старательно небрежно ответила Лили, отворачиваясь к окну повозки, чтобы брат не видел предательски зарумянившихся щёк. - Я думаю, если ты вдруг не устал окончательно от миссис Мюррей, мы можем поехать к Гладроузам. Это уже не ужасные соседи, докучающие своей несдержанностью, а члены местной администрации, - Лили отчаянно надеялась. что желание завести очередные полезные знакомства и засветится у представительных особ пересилят в Кристофере любопытство о Локхартах.

+1

11

Иногда Кристофу казалось, что вот самого младшего ребенка в их семье судьба явно обделила хитростью, возможно она просто закончилась на близецах. В этом Кристофер убеждался уже который раз, но все же не спешил прерывать Лили. Он приподнимает бровь с немым недоумением, но молчит, позволяя ей продолжить брошенную как будто невзначай и без умысла фразу, хотя прекрасно осознавал, что и половине из этого верить не стоит и что Лили явно что-то от него скрывает, но никто и не говорил, что он собирается доверчиво развесить уши. Ему просто было любопытно услышать ЧТО скажет Лилиан.
Эти Локхарты явно волнуют сестру куда больше, нежели остальные соседи, и почему-то внезапное понимание, что с ним чем-то не упорно не хотят делиться (хотя Кристоф считал себя давно выросшим из подобных глупостей и ребячества), отзывается в душе легкой обидой.
- Местной администрации? – Переспросил он, задумчиво изучая Лили, в голове проскользнула назойливая мысль о том, что он медленно, но верно невольно упускает цель разговора, увлекаясь иными мотивами и шансами, куда более заманчивыми, чем представленные во всей красе возможности удовлетворить свой интерес. Что ж, отличный ход, Лили, у тебя почти получилось.
- Думаю, отец и сам меня им представит, впрочем, судя по твоей реакции, эти Локхарты и правда не стоят внимания. Ты так старательно избегаешь их общетсва, возможна  миссис Мюррей права и Индия действительно слишком сильно повлияла на их сознание. Не переживай, я знаю такое бывает, когда чужая культура слишком плотно оседает в жизни людей, что они забывают все правила приличия, принятые в их родном обществе. - Голос звучал безразлично, но сквозь тон невесомо просачивались ноты участливости, словно он действительно  всем сердцем понимает сестру, а не просто, словно змей, запустил в жертву яд и теперь терпеливо ждет, когда он подействует. Словно он и не пытался поймать Лили на подобную провокацию, а просто выразил предположение.

Отредактировано Christopher Santar (28 декабря, 2018г. 17:07:53)

+1

12

Она чувствовала себя, будто бы под взглядом ягуара в дальних зарослях. Хоть ум и понимал, что никакой опасности с такого растояния быть не может, ты не можешь отделаться от нервозности, стоит вспомнить о когтях. И Лили невольно сидит слишком прямо для расслабленной леди, и так ненавязчиво старается не смотреть на брата. Ей казалось, в первый момент, что уловка удалась, и интерес брата рассеялся, но господи, какую же чушь он говорил! Какую возмутительную чушь! Нет человека более приличного, чем Уильям!
- Ты не прав, - звонко запротестовала Лили, у которой разрумянились щёки, она повернулась к Кристоферу, так что тяжёлая серёжка тревожно закачалась, блестя в индийском солнце, - Они очень порядочные люди! Порядочнее многих... - лили поняла. что совершенно неловко вспылила и попыталась мягко контратаковать такого уверенного в себе Кристофера, - В свою очередь очень неприлично судить по людям по двум брошенным фразам, одна из которых принадлежала не самой приятной особе. Локхарты это настоящие леди и джентльмены.
Лили замолчала. Она видела в глазах брата хитрые искры и ей опять стало не по себе, потому закончила она немного бормоча:
- Просто сейчас они заняты...

+1

13

Возмущению Лили не было предела, а  Кристофер только улыбался, ужасно довольный собой. Девушка напомнила ему маленькую птичку, которая гордо выставив грудь вперед, пыталась защитить крохи, которые считала для себя слишком ценными. И даже умудрилась контратаковать брата, на что Сантар ответил не сразу. Он в богемном удивлении лениво смотрел на Лили, кожей ощущая негласную решимость, которой она позволила сорваться с поводка. На миг в глазах мужчины промелькнула гордость, за самого себя, естественно, в конце-концов он смог пробудить подобного рода приступ в сердце девушки. Благодаря ему она сумела пренебречь собственной неуверенностью, что ж, возможно сестрица и правда повзрослела. Чуть-чуть.  Впрочем, этот факт все же не смог остановить от дальнейшего поздразнивания сестры. Его даже не столько интересовали эти Локхарты, сколько забавляла реакция Лили.
- Обычно старый женщины, подобные  миссис Мюррей от скуки становятся городскими сплетницами и знают действительно очень многое, кто знает, может неспроста она упомянула твоих друзей… - Кристофер попытался придать голосу таинственности, но на последнем слове запнулся и  весело захохотал. Он рассчитывал увидеть негодование на лице юной Сантар, но не сдержался и начал смеяться раньше положенного, чем наверняка испортил весь нужный эффект.
- Видела бы ты свое крайне взрослое выражение лица, Лили. - Эта мизансцена очень его веселила, и Кристофер не видел больше смысла это скрывать.
***
Живой интерес к тайным друзьям его сестры пропал также быстро, как и возник. В конце-концов, Кристоф был уверен, что ничего серьезного с этими Локхартами не может быть, а младшая Сантар лишь пытается придумать себе страшную тайну, чтобы еще больше походить на взрослых, у которых все шкафы буквально кишат скелетами. Впрочем, занятый более важными и перспективными мыслями Кристоф, не отказывал себе в удовольствии поддеть сестру при каждом удобном случае. Пару раз, когда он заглядывал к ней в комнату по вечерам, Лили что-то так усердно строчила, что Кристофер не решался прерывать. Он был почти уверен, что Аленари получит кучу писем с гневными тирадами о невыносимости старшего брата.
К счастью, Кристофер уже давно не был подростком и, в отличии от шестнадцатилетнего себя, вовремя понимал, когда стоит на немного приостановиться, и сделать благородный жест примирения. Именно этим он и собирался заняться, когда после обеда постучал в дверь сестры.
- Эй, Лилс, если ты не слишком занята мы мог ли бы… - к удивлению Криса комната оказалась пуста. Странно, девушка вроде не говорила о своих планах.

+1

14

И в тот момент, когда от напора брата она готова была предаться панике, Кристофер... захохотал. Сначала Лили удивлённо смотрела на откинувшегося на спинку сидения повозки брата, но потом облегчение буквально заполонило её нутро и она невольно засмеялась в ответ. Он... он просто потешался над ней. Вот и всё. А она так серьёзно это восприняла! Ведь действительно смешно!
Прикрывая рот ладошкой, Лили смеялась вместе с Кристофером, и даже не обиделась на последнюю подколку, разве что смутилась ,совсем чуть-чуть.
- Видела бы ты свое крайне взрослое выражение лица, Лили.
- Я просто... ты всегда с таким значением говоришь обо всём, я не всегда понимаю, когда ты серьёзен, - оправдывалась она. Ей казалось, что опасность миновала. Но нет...
***
При всей своей терпимости, Лили считала Кристофера в этот месяц несносным. Вездесущим! Слишком внимательным! Он почти всегда подлавливал момент прихода так, чтобы застать её за написанием дневника, и Лили с каждым разом было всё сложнее быстро отправить его из комнаты. Девушка даже не замечала, что ведёт себя слишком напряжённо, и впервые за долгое время не думала, что он может обидеться на столь отстранённое поведение, или даже надумать себе лишнего. Её голову кружила любовная лихорадка, а второй лихорадкой был страх, что её секрет раскроют.
Им с Уильямом было бы куда разумнее отложить все свои встречи на период, пока столь зоркий брат тут, но Роланд попросил наследника остаться, и его присутствие в Бенгалии всё затягивалось, затягивалось и затягивалось. И в какой-то момент голубки не выдержали. Конные прогулки и пересечение за рощей у небольшого озера стало их сакральным местом, алтарём любви. Невинной, конечно, они оба были слишком скромными для чего-то непристойного, и оба считали, что всё важное случится после брака. разве не прекрасно, что они думали одинаково? Всего однажды они поцеловались, и этот момент Лили с настоящим трепетом влюблённой девочки вывела в дневнике накануне.
И сейчас она возвращалась в комнату в салатовой лёгкой амазонке, шутливо прыгая по светлым плитам их мозаичного пола, всем своим нутром витая где-то там... За рощей у небольшого озерца.
Распахнув дверь и готовясь залететь туда птичкой, Лили замерла памятником себе.
В комнате стоял Кристоф, небрежно прислонившись к окну и читая её дневник.
Сердце ухнуло в пропасть.
С щёк схлынула всякая краска.
И такое закономерное, казалось бы, возмущение ситуацией потонуло во внутреннем паническом крике.

+1

15

Наверное,  это не правильно читать чужие дневники и лезть в чужие тайны, с другой стороны Кристофер совершенно не виноват, что его сестра была столь легкомысленна, что оставила свои  сокровенные мысли на самом видном месте. А Кристофер, что ж, он всю жизнь был любопытным...
Если спросить Кристофера, что такое любовь, он поморщится и нарисует схему из трех пересекающихся кругов, пояснив, что люди вкладывают массу значений в это слово, но лично он, Кристофер Сантар- выделяет три. Влюбленность - легкая и быстро проходящая симпатия , страсть - жажда обладания человеком,  и любовь – как болезнь, которая лишает человека последних остатков разума.
Кристофер хорошо помнил, как впервые задумался об этом явлении, еще в детстве, после прочтения легенды о Короле Артуре. «Почему он позволил той женщине, потом его обмануть?» – задавал он всем подряд мучающий вопрос. Это его действительно тревожило: Великий Мерлин могущественный и мудрый волшебник, прозревавший будущее, игравший королями как фигурами на доске. Как какая-то девчонка смогла обмануть его видения, просто взять и победить так легко и просто, отобрать его мощь и силу, его знания. Неужели будущее не предупредило его? Неужели?
Тогда то ему и ответили, мол есть такая вещь, малыш, называется «Любовь».  Из всех объяснений он тогда сделал вывод, что эта вещь  может сделать человека очень сильным. А может очень слабым. И еще она заставляет людей совершать глупости. Неужели отец тоже совершал ради мамы глупости? Неужели и ему придется делать что-то глупое ради какой-то девчонки?! – В детстве эта мысль его пугала, по прошествии лет, Кристофер понял, что в принципе можно ограничиться лишь страстью. Все эти любовные чувства- самая большая иллюзия. Кристоф давно на себе осознал, что чувства непостоянны и живут всего мгновение. Они меняются под гнетом обстоятельств, а потому их лживым маскам нельзя вручать свое настроение. Он уже давно не попадался в эту хитрую опасную паутину, в отличии от Лили…
Каждый раз прочитывая очередную страницу, исписанную ровным аккуратным почерком, Сантару хотелось в немом жесте закрыть глаза рукой и отложить это недоразумение куда подальше. Его сестра точно была больна, она, словно не могла ни о чем думать, кроме этого Уильяма, и каждое слово было пропитано такой наивность и слащавостью, словно строки из глупых женских романов. Особенно слова про  волшебный первый поцелуй. На этих словах Крис даже не удержал ехидного смешка.
Каким был первый поцелуй Лили? Пожалуй, как и у всех. Такой неловкий, мокрый. Таящий в себе желание большего, но теряющий, из-за неспособности. Если бы первый поцелуй и правда был волшебным, Кристофер бы хотел, чтобы каждый его поцелуй был как первым. Но он не хотел. Потому что первый был всего лишь неловким и мокрым. Как новорожденный котенок. Ему бы хотелось, чтобы каждый его поцелуй был как последний. Каким будет последний поцелуй Сантара? Об этом он подумает как-нибудь потом, или  не будет думать и вовсе.
- Очень занятное чтиво. – Ему не надо поднимать глаза, чтобы понять, кто застыл на пороге комнаты. – Особенно мне нравятся моменты у озера. Я бы даже предложил отдать это в издательство, жаль только, что история останется без продолжения. – Кристофер закрыл дневник, возвращая его на место.  Голова его сестры была забита слишком глупыми мыслями и если она сама была не в состоянии с ними справиться, что ж,  Кристофер может отрубить эти мысли с безжалостностью, с которой хирург ампутирует изуродованную конечность.

Отредактировано Christopher Santar (8 января, 2019г. 17:57:31)

+1

16

Сердце ухнуло, как она уже подумала выше, а потом подскочило вверх, забилось как бешеное прямо о рёбра и Лили шумно вдохнула, то краснея от негодования, то бледнея от... от чего-то.
- К-кристофер! Ты... тебе... тебе нельзя это читать!  - пищала девочка взъерошенным воробышком, наконец решив по-возмущаться, - Это личное, очень личное!
Она подскочила к секретеры и вцепилась ладошками в ящичек, будто бы боясь, что брат опять откроет его и опять будет читать. Кристофер стоял в сантиметрах 10, вальяжный, расслабленный и наверняка всё ещё ухмылялся. А потом до неё дошёл смысл последних слов и она опять побелела, как новенькая простыня.
- В... в смысле без продолжения?! - пальчики до побелевших костяшек вцепились в дерево, а в мыслях разворачивалось новое Ватерлоо локального масштаба. Она попыталась в атаку, - Ты... ты вообще не должен был читать! И... и... и ничего плохого там не было! Кристоф, папе не говори... - севшим под конец голосом проговорила девушка.

+1

17

Лили понемногу начала отходить от шока, И Кристофер почти с лукавым интересом заглядывает в ее глаза, ища отражение ожидаемых эмоций. Что в них проскакивало? Возмущение? Ноты строптивого упрямства украшают девушек. Не то, чтобы Кристофу было дело до этих реплик, но это забавляло. Что еще.. Обида – вполне вероятно, может страх?
Все влюбленные считают свои чувства возвышенными и прекрасными, а после страдают. Все без исключения: любовь – это не светлый мир и бабочки в животе, это трагедия. И это константа воистину неприложна. Что ж, Крис готов был стать тем, кто разрушит любовные мечты сестрицы и откроет ей глаза на реальный мир.
- Успокойся, - непреклонно, как движение времени, оборвал ее Кристофер, с прохладной серьезностью. - Если не хочешь, чтобы твои тайны раскрыли, Лили, надо оберегать их более тщательнее. Мой тебе совет – не доверяй бумаге. – Усмехнулся Кристоф, невольно почти невинно или безучастно поведя плечом. Словно его это не касается. Не его вина, что Лили была столь неосторожна, он лишь действовал по обстоятельствам.
Он полуприкрыл веки, наблюдая за девушкой. Ее рука в изящном изгибе изнывающего отчаяния схватилась за ящик, словно Сантар собирался вновь читать ее записи. Он уже увидел, все что было нужно, слишком поздно защищать свое сокровище.
- Не говорить папе? Почему же? Ты же не сделала ничего плохого. - В голосе прозвучали наигранно удивленные интонации. – Думаешь он разозлится? Разочаруется? Пойдет к твоим Локхартам? Не хотелось бы его тревожить такими пустяками. К тому же ты права, ты уже достаточно взрослая. Чтобы сама решать проблемы. - Не думала же она, что он станет ее спасителем, который поможет осуществить эту мечту с браком. Кристофер ощутил ядовитую ухмылку, растягивающуюся на его губах, но потом снова взглянул на сестру. Сейчас выглядела такой крохотной, хрупкой и беспомощной. Этот взгляд. Взгляд больших печальных глаз. Кристофер тяжело вздохнул.
- Послушай, Лили, ты же не глупая и явно сама понимаешь . что отец не одобрит ваши мысли о браке. Тогда зачем ты тешишь этого бедного парня и себя глупыми надеждами. Объясни ему все как есть сейчас, ведь потом ему будет еще больнее.

Отредактировано Christopher Santar (16 января, 2019г. 17:06:06)

+1

18

Как он был возмутительно, ужасно, бесконечно груб и не прав! Лили наконец поняла, что в ней нет стыда, а страх притих перед возмущением. Теперь и лицо определилось, полностью порозовев, когда она подняла ошарашенный взгляд на брата.
- Что ты такое говоришь?... Ты... как ты можешь решать за меня?! Уильям - достойный человек! Ты даже не знаешь его! Никогда не видел, и... И... - девушка задыхалась от возмущения. Всё то, что говорил брат звучало вздорно и жестоко. Будь обстоятельства хоть чуть-чуть другими, она непременно бы расплакалась, но в ней всё почти бурлило в протесте. Она будто бы летела над полом по пути назад, сюда, и сейчас её схватили и бросили на землю. Нет-нет-нет, у неё даже в мыслях не было отказываться от своего маленького счастья! - Как тебе не стыдно?! Я даже не подумаю ничего такого делать!
Лили сжала маленький кулачок и замотав головой затараторила:
- Уходи, уходи сейчас же, уходи! Я не хочу тебя видеть! - Лили пробила мелкая дрожь, она была в маленьком шажочке от слёз обиды, но как же ей не хотелось плакать перед братом, с таким ледяным равнодушием рушившим её маленькое счастье!

+1

19

На слова о достоинствах Уильяма, Кристоф безразлично повел бровью. Лили считала, что это не справедливо? Что ж, в справедливость будет верить лишь глупец. Не потому что ее нет, а потому что для каждого она своя. Кристофер не чувствовал себя виноватым, в конце-концов он лишь пытался открыть сестре глаза на реальный мир.
В сердечных делах нельзя подстелить соломы, даже если уже точно знаешь, где упадешь. Это все равно случилось, и  Лилиан все равно больно. Будь она по-настоящему умной девочкой, прожила бы с этими цветами в сердце еще немного, а там, глядишь, и влюбилась бы в кого-нибудь нового, как и следует девочке ее возраста. Кристофер не имел ничего против этих держаний за руки, написания друг другу романтических  стихов, рассматривания облаков – он считал это ужасно глупым и до невозможности слащавым, но если детям хочется играть в любовь – пусть. Вот только речь здесь была не только о глупой игре, Лили не раз писала о желании вступить в брак с этим Локхартам, а это было уже куда более серьезное заявление.
Кристофер уже собирался было заметить, что ее слова сейчас звучат крайне эгоистично, но потом девушка так резко подняла на него слегка безумные глаза, будто он ошпарил ее своей открытой манерой изъясняться, плеснув на холодные камни вежливой сдержанности кипятком. События развивались так стремительно, что Сантар даже не успел задуматься о том, что собирается сделать или сказать ему Лили, несколько обескураженный этим всплеском эмоций, он молча глядел на сестру. Идея мнимой свободы. Идея мнимой любви. Идея, что мир настолько доброжелателен, что позволит ей с легкостью может выйти за первого встречного. Все это сыграет с ней злую шутку.
- Ты права, я его не видел, и мне явно стоит это сделать. – С дразнящим снисхождением протянул  Кристофер. – Может он будет куда более разумным, чем девочка, застрявшая в своих романтических мечтах, которая не может заглянуть в глаза реальному миру и хоть немного подумать о чем то кроме своей большой любви.- Он направился к выходу, не спеша, словно давая шанс Лили взять себя в руки и последовать за ним.

+1

20

В первые моменты паника попыталась пробиться сквозь злость, она попыталась сказать губами Лили: "нет, не надо!", заплакать и начать упрашивать брата, ведь раньше это работало! Она даже приоткрыла ротик, но остановилась. Нет. Он прости издевается. Позволяет себе вот так цинично вертеть её настроением, в надежде склонить на свою сторону. Эта мысль, злая и обиженная, не то, то часто случалось с Лили, но всё-таки... она была Сантар. У неё была гордость. Маленькая, тихая котячья гордость, по которой Кристофер очень больно ударил, рассуждая о её чувствах, как о смешной и глупой истории.
- Уходи, - глухо проговорила она снова, уперевшись, - Уходи куда хочешь, оставь меня одну. Видеть тебя не желаю!
И он пошёл, и лили стояла, слушала удары своего сердца, такие громкие. Бам-бам-бам. Хотя Лили стояла неподвижно, внутри бушевало настоящее торнадо. Бам-бам-бам. "Он не настолько невежествен, чтобы прийти к молодому человеку, и говорить с ним о личном! Он может...". Но гордость была ранена, и она просила лекарства. Хоть раз настоять на своём. И Кристофер вышел за дверь. Секунду послушав звенящую тишину в своих ушах, девочка подскочила к двери и захлопнула её, закрыв замок. А потом тихо расплакалась, съехав по стене и упёршись лбом в свои колени. Столько обиды и отчаяния на себя её никогда, наверное, ещё не душило. Подскочив на ноги, Лили схватила свой дневник и с досады кинула его в камин. Если бы не он, ничего бы не случилось!

+1

21

Кристофер ожидал подобного взгляда, который если бы и был способен на большее, чем просто смотреть - вот так вот смотреть - непременно бы сделал что-то. Но к счастью взгляд был всего лишь взглядом, Лили не прожгла брата насквозь и не пригвоздила к месту, лишь в очередной раз заявила , что не хочет его видеть. Что ж, Кристофер не был из тех, кому надо было повторять несколько раз, не был он и из тех, кто отказывается от своих слов, и если уж Лили была не способна сама решить проблему, ему и правда стоило поговорить с этим Уильямом.
Кристофер не любил вести подобные беседы, особенно с людьми, которые ничего лично ему не сделали, но чьи планы на собственную жизни он планировал безжалостно сломать об колено. Идя к Локхартам, Кристоф чуть поджимает губы, почти не заметно. Он знал, что радости его новость не вызовет. Мириться с тем, что тебя лишают твоей «огромной и светлой» любви - не просто и по собственной воле. Не говоря уж о том, когда сделать это нужно по приказу. Но это дело надо было прекращать, пока мальчишка с Лили не зашли слишком уж далеко.
На самом деле Сантар опасался, что паренек отреагирует на его слова также бурно, как и его подруга – еще одной подростковой истерики Кристофер просто не выдержит, но, вопреки ожиданиям, все проходит очень даже мирно. Уильям почти все время молчал, лишь изредка вставлял пару фраз, кивал и как-то даже виновато смотрел на Кристофера, словно сделал что-то ужасное.
- Ты хороший парень, Ульям – «Но не достаточно хороший для моей сестры» - мысленно добавляет Кристоф. – И я не хочу тебе врать, что у вас с Лили что-то получится, напротив, думаю, ничего хорошего из этого не выйдет. Так, что, если ты действительно ее любишь, то лучше отпусти, пока это не так больно. - Голос звучал холодно, но сквозь тон невесомо просачивались ноты участливости – с этим пареньком даже не приходилось прибегать к угрозам, лишь правильно надавить на несколько точек, добавить в слова  толику сожаления и добить это всем словами на подобии « Ладно она девчонка, но тыжмужчина ну так и принимай мужские решения».
- Идем, тебе стоит сообщить все ей лично, не через письмо или игнорирование, согласен? – Кристофер протягивает руку – немой жест сделки. Долгий взгляд растягивает секунды, резиновым каучуком потягивая время. Ожидание - худший, кажется, враг, но Сантар терпелив, словно каменный страж, и рука не дрожит в томительно тянущемся мгновении.
На лице мальчишки будто мука выбора. Она безмолвна и скрыта, он словно взвешивает собственные чувства против аргументов, которые ему успел наплести Сантар. И вот рука сжимает руку, крепко, все-таки принимая решение, и чувство тихого облегчения  на миг охватывает Кристофа, он едва заметно улыбается то ли Уильяму, то ли своей правоте – этот мальчишка не достоин Лили. Зачем ей человек, который не будет за нее бороться, который так легко откажется. Что ж, возможно сестрица и сама это когда-нибудь поймет, когда успокоится перестанет себя вести, подобно влюбленным глупым девицам.
- Уильям ждет тебя в саду – Сухо бросает Кристофер, приоткрывая дверь в комнату девушки, даже не удосужившись взглянуть на нее. – Думаю, вам есть о чем поговорить.

Отредактировано Christopher Santar (31 января, 2019г. 17:46:17)

+1

22

Тот вечер она просто проплакала. Отвернулась лицом к покрытой ковром стене, практически касаясь его мохра носом, и тихо всхлипывала, тут же вытирая лицо простынями, отчего то раскраснелось и распухло. Она отказалась от навязчивых хлопот служанки вокруг, и даже пискнула ей не говорить об этом на кухне. Ей было так горько в своей трагедии, что казалось, будто весь мир ополчился на неё. Не хватало рядом Аленари, сестра всегда могла сказать что-то утешительное, и очень не хотелось, чтобы об этом узнал отец. Хоть в этом судьба была на её стороне, Роланд на три дня уехал из поместья. Иначе бы она так смело не встречалась с Уилом у озера.
Лили и подумать не могла, что предательство придёт от брата.
Она даже и представить себе не могла, что предательство только началось.
Ночью, когда за окном уже сходила с ума радующаяся спавшей жаре живность, Лили поднялась с кровати, ослабевшая и вымотанная, так и не вышедшая к ужину, умылась прохладной водой из приготовленного для неё тазика и рухнула спать, чувствуя себя совершенно опустошённой.
Следующий день не принёс каких-то видимых перемен. Если утром ещё казалось что всё было просто ночным кошмаром, то корка дневника в камине быстро опровергла это. Лили ещё раз вспомнила всё, снова содрогнулась от жёсткости Кристофера и стала вяло одеваться, точнее позволяя себя одеть. Несмотря на докучливые хлопоты индуски-служанки о "бледнйо болезненной мисси-саиб", к завтраку Лили не спустилась и не притронулась, как и любой впечатлительный человек от нервов потерявший аппетит. Она хотела только сесть на лошадь, и доехать до Локхартов, предупредить Уильяма... И её нерешительно сыграла дурную шутку. Кристофер успел навестить Локхартов раньше.
Он подловил Лили уже в амазонке перед зеркалом, когда она прятала покрасневшие и запавшие глаза под белую вуаль. Кристофер даже не зашёл, просто приоткрыл дверь и бросил лениво и сухо такое, что у девочки выпали булавки из рук.
- Ч...что?! - впервые со вчерашней истерики к щекам опять прихлынул румянец. - Что?! Что ты ему сказал?! Что ты наделал, Кристофер?!
Лили подскочила к двери, толкнув её, чтобы видеть брата. маленькая, даже не достающая макушкой его плеча, она сжимала и разжимала кулачки.

+1

23

Первая любовь - дело тонкое, но однажды она должна из организма выветриться, как выходит из организма алкоголь через время. Да, точно, можно сравнить любовь с похмельем, с опьянением, когда ты сначала рискуешь и в тайне ото всех прикладываешь горлышко к губам, а потом тебе какое-то время хорошо-хорошо, а затем обязательно, плохо. Не бывает иначе, главное вовремя остановиться. Жаль только Лили не поймет такого сравнения, да и он не собирался ничего говорить. Потому что понимал, что сегодня его не будут слушать. Как вчера. Как и завтра. Кристофер уже пытался и осознал, что они говорят на разных языках.
- И поешь сегодня что-нибудь. – вздохнул Кристофер, сделав пару шагов от двери, а после разворачиваясь, намереваясь уйти, но Лили  мгновенно появляется на пороге, прожигая брата взглядом.
-Уильям ждет тебя в саду. – Повторяет он, виновато поджав губы и пожимая плечами, словно извиняясь за ситуацию. Словно это он является причиной ее бед. – Постарайся.. – Сантар не успел закончить. Его голос был слишком размеренным, чтобы сопротивляться неожиданному цунами воплей Лилиан. Припадок девушки, обрушившийся взрывом, вывел из равновесия Кристоф, и он в немом изумлении приоткрыл рот, с беспокойством уставившись на сестру. Казалось, она хотела его ударить то и дело сжимая маленький кулачок.
- Ну давай, сделай это, если тебе полегчает. – Тихо произнес он, едва уловимо выдавая шлейф укоризненных нот. Он спокоен, даже насмешлив. Под тонким слоем внешнего сарказма, прячется раздражение. Словно тлеющие угли под пеплом.
- Я не сказал ему ничего лишнего, к счастью, он достаточно сообразителен, чтобы понять самому. Если тебя это утешит, мы поговорили крайне мирно, без угроз или скандалов. – Голос спокоен, словно утренний штиль. – Постарайся вести себя достойно. – Бросает Кристофер, надеясь, что Лили все же вспомнит, что в первую очередь она Сантар, а уж потом неразумный подросток с разбитым сердцем. Крис хочет добавить, что готов поговорить, как только она успокоится конечно. Хочет добавить, что Лили и сама вскоре поймет, что Уильям был ей явно не парой, что жизнь на этом не кончена. Он многое, что хочет добавить, но не видит смысла тратить слова впустую. Кристофер не сомневается, что сестра в ближайший месяц даже не взглянет в его сторону. Что ж, он умел ждать.

+1

24

- Ну давай, сделай это, если тебе полегчает.
Спокойствие брата было таким твёрдым и незыблимым, что выбивало из колеи. Она всегда видела, как гнев Алека мог биться об это спокойствие бессильно и зло, но впервые внутри бушевало что-то такое же. Такое... глухое и обиженное. Она, конечно, была не в силах поднять на него руку, да даже собаку Лили боялась отшлёпать за проступок. Просто сжимала и разжимала кулачки и тяжело дышала, пока руки не начало трясти.
Брат продолжал говорить, и это было... Лучше бы он кричал!
Пошатываясь, и задыхаясь от судорожных вздохов, лили сделала несколько нетвёрдых шагов назад, как-будто волна равнодушного спокойствия брата отодвигает её с пути. Это ощущалось как-то именно так. Так же бессильно она отступала и отступала, пока не развернулась на каблуках и бегом не побежала в сад. Не на встречу с Уильямом, а прочь от Кристофера, в первую очередь. 
***
Они поговорили с Уильямом... если так можно назвать неловкий, обрывающийся на каждой фразе диалог, когда оба не смотрели друг другу в глаза. Он извинялся, много, часто. Он иногда брал её руки и в лихорадочной надежде Лили всматривалась в его глаза, будто бы надеялась, что он скажет: "А, к чёрту это! Мы же можем быть счастливы!". Но вместо этого , он виновато и болезненно, тихо и запинаясь говорил: "Твоя семья против... Ты понимаешь, я буду рад, если они примут...".
И так далее, и так далее, пока Лили не стало душно и тошно от разговора, в котором оба они не могли ничего сказать, кроме "ах если бы!". Когда это вымотало их обоих, Уильям встал, потянулся, будто бы поцеловать губы, но замер, поцеловав руку и нетвёрдой походкой покинул поместье Сантаров.
Лили безвольно и печально смотрела на удаляющуюся спину, и думала, что она так и просидит тут весь оставшийся день. Но потом пришла служанка и почти что уволокла её, настаивая, что Лили непременно надо поесть.
"Наверняка Кристофер надоумил", - с обиженной досадой думала Лили, в тот конкретный момент такая убитая, что близкая к бойкоту еды. В тот момент она была даже уверена, что никогда не простит брата. И что никогда не заведёт больше дневник.
Из всех "никогда" сбылось только одно.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Не пара


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC