Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Сильвия Эш, студентка колледжа Уроборос


Сильвия Эш, студентка колледжа Уроборос

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Сильвия Эш (Silvia Ash)

https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2015-07/23/6/enhanced/webdr06/original-grid-image-28003-1437647919-7.jpg?crop=424:424;0,28

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Сильвия Эш
13.12.1865 г. (21 год)
Человек
2. Род деятельности
Студентка Бримстоунского университета, колледж Уроборос, отделение литературы

3. Внешность
Lisa Backwell

4. Способности и навыки
С детских лет Сильвия ведёт дневник, где описывает каждый прожитый день своей жизни. Это способствовало развитию у неё литературных задатков, а также развитию внимательности и большой любви к хронологии.
Учится старательно и прилежно.
5. Общее описание
Биография:
1830, Лондон - рождение ее отца, Артура Эша в обеспеченной и благополучной семье, которая пользовалась большим уважением у общества.
1832, Лондон - рождение ее дяди, Коннора Эша, которому суждено сыграть важную роль в ее истории.
1836, Лондон - рождение ее матери, Мэригольд Фоули в творческой семье художника и певицы, широко известных в узких кругах.
1856 - окончание отцом колледжа Брасс Холла по специальности «банковское дело» и поступление в Уроборос матери на факультет искусства. Знакомство по дороге в университет, начало романа.
Артур начинает карьеру в банковском деле.
Октябрь 1857 - свадьба родителей.
1859, Лондон - рождение первенца по имени Дэрек.
1860 - первые карьерные шаги Артура, достаток начинает увеличиваться.
1861, Лондон - рождение первой дочери, Джули.
1862, Лондон - рождение второго сына, Коннора.
1863 - карьера Артура стремительно развивается. Мэриголд рисует и устраивает арт-встречи для близких друзей.
1864, Лондон - рождение Йессики.
Сильвия была последним, пятым ребенком и родилась всего за две недели до грянувшего стихийного бедствия. Сразу после рождения Йессики семейство перебралось из Лондона в тихий и спокойный посёлок в пригороде, созданный как раз для таких же, как и они, семейных обеспеченных пар. По воскресеньям посещали церковь, Артур и Мэриголд проявляли большой энтузиазм в этом деле и пользовались большим уважением у верующих, не пропуская ни одного посещения. Их семья выглядела очень счастливой.
Та ужасная ночь 31 декабря стала последней для Артура и трёх его старших детей. По свидетельствам Мэриголд, они все утонули заживо на её глазах, в то время как тот участок суши, на котором по счастливой случайности она с младшими дочерьми оказалась, со стремительной скоростью несло вдаль...
Оправиться от этого удара женщина так и не смогла. Первое время она проводила дни в молитвах, но это не давало ей утешения. Боль утраты, не имея выхода наружу, трансформировалась в жестокость, которую женщина вымещала на собственных детях. Вынужденная изоляция превратила взрослых жителей острова в единый организм со своими законами и горячей ненавистью к прежним порядкам. Воспитание было строгим, детей принуждали слушаться взрослых беспрекословно. Проводить часы в молитвах - дважды в день. Никаких откровенных нарядов, никакого вызывающего поведения. Люди верили, что эта буря была их наказанием за греховную жизнь.
Творческая натура матери привлекала к себе людей. Угрюмая, пережившая страшную потерю она олицетворяла собой произошедшую трагедию и люди к ней тянулись, называя ее эмоциональным стержнем всех выживших.
Йессика росла робкой и тихой, во всем копировала мать. Сильвия изо всех сил старалась быть такой, но все равно чувствовала внутреннее противоречие. Читая книги, уцелевшие после катастрофы, она понимала, что мир совсем не такой, как тот калеченный, что был воздвигнут вокруг, хоть и верилось в это с трудом.
Когда прилетели первые дирижабли, она даже сбегала ночью из дома, чтобы побыть рядом с ними, чтобы побольше полюбоваться на ту жизнь, которая могла бы быть.
Из-за строгого воспитания мысль убежать появилась не сразу, долгое время оставаясь лишь смутной мечтой.
Все началось со свадьбы Йессики. Сестру выдали замуж быстро, не спрашивая ее разрешение и не интересуясь мнением. Муж оказался толст, стар и тем ещё выпивохой. Поговаривали, что он уже успел похоронить двух молодых жён. Сильвии было очень страшно за сестру, но та выглядела спокойной и даже счастливой.
- Я благодарна матушке за то, что она позволила мне выйти замуж, именно все так и должно быть, - почти равнодушно ответила она сестре в ответ на ее беспокойные речи.
Не успели они отгулять свадьбу Йессики, как мать однажды появилась на пороге не одна.
- Это мой жених?, - с удивлением вопрошала Сильвия, разглядывая молодого и красивого блондина с худощавым лицом. Жених назвался Рори, был очень вежлив и обходителен, Сильвии он понравился. Девушка даже считала, что он ей повезло. А потом почти единовременно случилось аж два события. Разбирая вещи на чердаке в поиске приданного, Сильвия наткнулась на сундук, полный писем. Как оказалось - от родного дяди, брата отца. Внимательно прочитав их все, девушка пришла к выводу, что мать скрыла от него правду, соврав, что все её дети погибли. Коннор же писал о своём намерении оказать ей любую помощь и даже вызывался отправить на поиски тел, лишь бы мать указала ему направление. Решив ничего матери не говорить, Сильвия припрятала некоторые письма - на всякий случай и отправилась готовиться к званному ужину у жениха. Мать в тот день была у новобрачной сестры дома и должна была прийти уже на сам ужин. Привычка не опаздывать привела Сильвию в дом суженного гораздо раньше и случайно девушка стала свидетельницей сцены, не предназначенной для её глаз - его жених находился в интересной позе перед другим мужчиной, а во всем этом богомерзии участвовала какая-то ещё девица...
Для воспитанной в пуританских нравах Сильвии это было слишком. Действуя одним порывом, она побежала домой, собрала свои нехитрые шмотки, положила за пазуху письма дяди. Прихватила шкатулку с отложенными на свадьбу деньгами и бегом побежала к дирижаблям. Все деньги ушли на перелёт, голодная, уставшая, с начинающейся простудой оказалась Сильвия в городе. Кое-как, с помощью прохожих, она смогла найти необходимый ей дом. Как же ей повезло, что дядя ей поверил, накормил и отогрел. Как он рассказал позже, его горячо любимая жена умерла совсем недавно в родах и он воспринял приход Сильвии как некий знак свыше. Для Островной затворницы началась новая жизнь.
Характер:
Воспитанная в строгих рамках, Сильвия по большему счёту тиха, скромна и незаметна. Но когда она начинает говорить - слушают все, столько пыла и жизнелюбия в её редких речах.
Типичный интроверт и наблюдатель, больше любит созерцать, чем действовать. Местами очень наивны, плохо знает Лондон как он есть, большинство её познаний взято из старых книг.
Питает ненависть к любого рода культам, но нельзя сказать, что её пуританский культ не отложил определённый отпечаток на ней, в чем-то до сих пор придерживается взглядов, в которых была воспитана.
При новых знакомствах бывает застенчива.
Внутри неё чувствуется стержень, а также, огромная жажда свободы, независимости. Хочет выйти замуж по любви, но пока подходящих избранников не встречала.

Об игроке

6. Способ связи
Лс, вк - https://vk.com/gormogonchan
7. Пробный пост

Свернутый текст

Ролевая игра по мотивам сериала LOST.
Засучив рукава рубашки, Гудвин орудовал ножом. Лежащие перед ним длинные стебельки зеленого лука превращались в крохотные колечки - в готовке мистер Стэнхоуп всегда старался проявить максимальный перфекционизм. Его жена Харпер наблюдала за его действиями из соседней комнаты через открытую дверь. Она еще лежала в теплой постели, попивая кофе со сливками. Из одежды на ней была лишь полупрозрачная зеленая комбинация.
Это утро было не похоже на остальные - особой нежности между супругами не проскальзывало уже давно. Настроение у обоих было хорошим - Гудвин что-то напевал себе под нос, колдуя над приготовлением завтрака, а Харпер слегка пританцовывала, собирая по комнате разбросанную вчерашним вечером одежду.
- Пожалуй, я пропущу сегодня заседание книжного клуба, - пробормотал глава семейства Стэнхоуп, когда мягкие женские руки обняли его со спины, прижимая к нему теплое от постели тело.
Душа Харпер ликовала. Сегодня соперница повержена без боя! Они будут только вдвоем, весь день, без необходимости куда-то идти...
Легкая дрожь прошла по комнате. Зазвенели, опрокидываясь, кружки и ложки, с грохотом рухнула на пол стоящая на столе стеклянная салатница. Мужчина ринулся в дверной проем, притянув жену за собой.
- Что происходит?, - крутила головой Харпер, пытаясь посмотреть в окно и разглядеть в нем причину землетрясения.
Гудвин успокаивающе погладил ее по спине.
- Мы же на острове. Помнишь, что нам рассказывали про извержения вулкана? Возможно, опять началось...
Все стихло также, как и началось - внезапно. Некоторое время супруги стояли, не в силах разомкнуть объятия, в страхе ожидая новых толчков.
- Я посмотрю, что там, - сказал жене Гудвин, перешагивая через осколки посуды, - Сиди дома.
Выйдя на улицу, Стэнхоуп оказался в окружении взволнованных, перепуганных людей. Ему казалось, что он слышит какой-то низкочастотный гул - но он списывал это все на шок от произошедшего катаклизма. Никто не понимал, что происходит, все переспрашивали друг друга. Гудвин искал глазами Джульет, но увидел только Итана, быстро вылезающего из-под канализационной системы ее домика. Просто чудо, что его ничем не завалило.
Вскоре он увидел свою возлюбленную - доктор ушла довольно далеко от домиков, рядом с Беном. Гудвин ускорил шаг, приближаясь к ним. Хотелось убедиться, что с ней все в порядке, что она не пострадала. Он остановился в нескольких шагах, зная, что при живой жене не может явно показывать свои чувства к другой. Глава семейства Стэпхоуп чувствовал двойную вину - и перед обманываемой женой, и перед Джулс, которой сегодня утром он изменил.
Харпер тем временем наблюдала за происходящем на улице в окно, отодвинув отделанные кружевом занавески и подняв декоративные тканевые жалюзи. Увиденное не обрадовало ее. Кое-как одевшись, она поспешила на улицу к остальным.
Гул нарастал.
Он был низким, пугающим, от него болели уши и побаливала голова. Мысли о Дымовом монстре наводнили головы испуганных местных жителей. Гул шел откуда-то сверху и все интуитивно подняли головы на звук.
Небо было голубым, почти безоблачным. Хорошо различимый невооруженным глазом, низко летел самолет. На первый взгляд - совершенно обычный.
«Провизию что ли везут», - мелькнуло в голове у Харпер, хотя умом она понимала, что он больше похож на пассажирский лайнер.
Железная птица, так внезапно явившаяся взору жителей острова, на какой-то короткий миг зависла в воздухе. Раздался негромкий хлопок взрыва, прежде чем самолет разворотило на части. Многие закричали, заохали. Прочертив черный след гари в небе, осколки самолета грузно рухнули вниз, куда-то в джунгли.
На несколько секунд повисла гнетущая тишина. Люди были шокированы, напуганы, смятены. Первым сориентировался Бен.
- Гудвин!, - повернул он в сторону стоящего в некотором отдалении мужчины. По его уверенному тону можно было отметить, что он нисколько не сомневается, в намерении мужчины исполнить приказ и подойти к лидеру.
Стэнхоуп даже не подошел - подбежал к нему.

Отредактировано Silvia Ash (8 сентября, 2018г. 20:31:41)

+1

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Сильвия Эш, студентка колледжа Уроборос


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC