Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Grace Ellington


Grace Ellington

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Грейс Эллингтон (Grace Ellington)

https://pp.userapi.com/c824409/v824409446/19928a/aeljzgAXJGw.jpg

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Грейс Эллингтон, 21, человек

2. Род деятельности
студентка Бримстоунского университета, Колледж Затонувшего Корпуса

3. Внешность
Caro Feelinй

Медная копна волос дотягивает до лопаток. Грейс старательно собирает их в аккуратные прически, но это все равно не спасает от периодического вида "гнезда" на голове. Светлая кожа с россыпью веснушек по всему ухоженному лицу (особенно по переносице) и на плечах. Внимательный взгляд серо-зеленых глаз. На скуле с левой стороны едва заметный белесый шрам.

168 см роста. Стройная, подтянутая. Не имеет проблем с лишним весом, хоть есть небольшой животик и "ушки" на боках от чего девушка совершенно не страдает. Прямая осанка. Мягкая уверенная походка. Периодически проскальзывают порывистые и эмоциональные движения. Грейс легко и быстро краснеет от смущения или в гневных порывах. Мимика живая, голос средней громкости (девушка старается говорить потише).

Носит простенький кулон с лунным камнем. Иногда на пальцах появляются тонкие серебряные кольца.

4. Способности и навыки
● Получила хорошее домашнее образование. Свободно говорит на французском, обучена грамоте и арифметике.
● Любит играть на пианино и танцевать. Неплохо рисует, а вот с пением не сложилось.
● Уверенно держится в седле.
● Фехтование на среднем уровне.
● Может залатать дыру в одежде, но сшить что-то не сможет. Умеет вышивать.
● Немного умеет готовить.
● Увлекается ксенозоологией, мистикой, демонологией и историей - знания в этих областях глубокие. Остальные же науки изучает поверхностно и общего развития ради.
● Старается развивать навыки телекинеза.
● Быстро и с жадностью учится всему новому. Обладает хорошей памятью.

5. Общее описание
  Томас Эллингтон получил в наследство небольшой клочок земли рядом с Пеннинскими горами, особняк в Бредфорде и небольшое, но быстро растущее дело по производству шерстяных изделий. Из-за высокой конкуренции развивать дело было тяжело. Однако молодой человек не опускал руки, стараясь всячески приумножить и развить дело отца. Его потенциал и деловую хватку заметили, на светских приемах стали присматриваться к энергичному молодому человеку.

Томас вскоре женился по расчету на юной мисс Адамсон. Удачная партия. Позже мужчина писал своему двоюродному брату:

«Она столь же прекрасна, сколь и глупа. Мой отец был прав, когда говорил, что всякая женщина - лишь подросток, большой ребёнок, умеющий мило щебетать и кокетничать. Отец был мудрым человеком и никогда не спрашивал совета у жены, как и я».
1859 г., Бредфорд.

Хорошее приданное и появление партнера в лице мистера Адамсона лишь укрепило финансовое положение молодой семьи. Буквально через два года на свет появляются два мальчика - Якоб и Оливер. Как и положено молодой особе, Изабелла Эллингтон не собиралась долго сидеть без дела. Она с удовольствием принимала приглашения на пикники, бесконечные вечера и прочие светские развлечения. Домом занималась прислуга, а воспитанием сыновей - нанятые учителя.

«Моя дорогая Элис, сегодня ночью я снова слышала этот странный стук. Я не могла сомкнуть глаз и всё думала о нём. Ранним утром меня убивала сильная мигрень после бессонницы, и только к обеду нашлись силы спуститься к семье. Всё чаще мне кажется, будто за моей спиной появляются тени, двигающиеся по своей прихоти. Иногда я оборачиваюсь, но конечно же никого нет».
1859 г., Бредфорд. Из письма И.Э. своей близкой подруге.

Были ли на самом деле эти "необъяснимые" явления или нет - это не имело никакого значения. Главное что богатая фантазия Изабеллы дорисовывала достаточно деталей, придумывала новые явления и всё это ложилось на благоприятную почву - в моду активно входили спиритические сеансы, люди жадно слушали подобные истории и вскоре в доме Эллингтонов образовался собственный салон. Супруг не поддерживал увлечения жены, но не имел привычки вмешиваться, так как репутации их фамилии и делу это вреда не несло.
Наверно стоило бы озаботиться психическим здоровьем Изабеллы. Она все больше верила в то, что одарена "силой", разговаривала с духами и благосклонно помогала страждущим. По своему. В ноябре 1865 года рождается Грейс, а чуть позднее в декабре того же года открываются врата Ада. Мать искренне считает дочь "знамением" и "особенной".
Для Грейс позднее нанимается гувернантка, с которой у молодой леди отношения совершенно не желали складываться. Строгая женщина учит держать спину ровно, не бегать, не говорить громко и слишком эмоционально, а уроки ведет очень странно. Другое дело француз учитель у старших братьев, но то у братьев..

«Я подолгу могла сидеть запертой в комнате с очередным французским романом или пьесой, кои так горячо любила моя гувернантка. Мне казалось это несправедливым, да и до сих пор я так считаю. В окно я видела как мои братья играют, спят под старым клёном или общаются с отцом. Моей участью оставалась почти пустая комната с этими скучными романами. Что мне оставалось делать? Я тренировала то, что у меня получалось гораздо лучше - "толкала" занавески, бумажного голубя и перекатывала по столу кусочки мела не касаясь их...»
1884 г., Лондон. Из письма Грейс своей подруге.

В 1870 году девчонка обнаруживает в себе способность двигать предметы, не касаясь их. Позже это замечает и маменька, которая тут же видит в родной крови "наследственные способности". Только вот если "силы" Изабеллы - это прекрасная фантазия и красноречие, то Грейс действительно имеет способность в виде телекинеза. Гувернантка упрямо пытается на это не обращать внимания, а вот матушка всё больше времени проводит с дочерью, стараясь как можно лучше отточить навыки. В дальнейшем малышка присутствует на всех спиритических сеансах, помогая матушке впечатлить гостей. Однако не все идет так гладко как хотелось бы, так как контролировать свои силы она еще только учится. Но даже в таком положении Изабелла всегда находила как выставить это в нужном свете.

В 1878 году у Изабеллы Эллингтон появляется ухажер. Демон умеет оказывать знаки внимания, полностью разделяет любовь женщины к мистике и всячески поощряет это. В отличие от Томаса Эллингтона незнакомец посещает все вечера, устраиваемые хозяйкой дома. Он верит в её способности, пророчит ей прекрасное и сказочное будущее. Вскоре Питер Гаксел становится чуть ли не ближайшим другом семьи. В это время Изабелле особенно требуется внимание, так как оба ее сына направляются в Лондон поступать в военно-морское училище. Мистер Гаксел после одного из вечеров предлагает Изабелле заключить сделку, которая бы сделала женщину "по настоящему сильным медиумом". Конечно же она соглашается. Обретя реальную способность, Изабелла разочаровывается в собственной дочери - матушка считала, что Грейс "особенная", "одаренная", в тайне надеялась, что родила сильную "ведьму",  а теперь, став самой "особенной" ей не интересны возможности Грейс. Да и в сказки про ведьм никто шибко не верит.
На некоторое время юная Эллингтон остается предоставленной самой себе и гувернантке. Если раньше у нее была возможность сбегать с братьями, искать с ними приключения, то теперь юная леди должна томиться в заточении. Нельзя сказать, что Грейс была избалованной вниманием или капризной особой. Да, одно время матушка всячески проявляла свою любовь и заботу, но лишь пока девчонка была ей полезна на светских вечерах, пока рядом с ней сама Изабелла ощущала себя на пьедестале почета. Как оказалось позднее - Оливера и Якоба она любила куда больше. Грейс, видя что перестала быть интересной матери, первое время пыталась бунтарством привлечь ее внимание обратно - она сбегала из дома (пряталась в родовом саду или где-нибудь в доме, заставляя слуг нервно искать проказницу), рвалась заниматься фехтованием или боксом (что конечно же ей не позволялось и никто к подобному занятию не подпускал), отказывалась заниматься с гувернанткой и даже однажды устроила голодовку. Это все закончилось тем, что мать пригрозила отправить девочку в монастырь. Грейс не поверила в подобную возможность, но завоевывать внимание этой женщины перестала.
Со своего шестнадцатилетия Эллингтон ведет активную переписку с братьями и старается научиться всему тому, что ей может пригодиться в жизни. Рассказы о неизведанных существах, морях и короткие конспекты с лекций заставляли девушку с нетерпением ждать возможности, чтобы наконец вырваться из "затхлого" дома.

«Вы когда-нибудь обращали внимание на то, что наш дом пропитан запахом воска? Порой мне кажется, будто маменька потеряла рассудок, извечно поглядывая на эту проклятую доску и размышляя о каких-то глупостях, которые даже для нее странны....».
«Вчера я разговаривала с отцом о моем дальнейшем будущем. Он был удивлен, хоть и пытался это скрыть, моим желанием поступать в Бримстонский университет. Признаться, я не уверена что отец хоть что-то знает о нём. Однако, он обещался дать свой ответ через четыре дня. Думаю он пойдет советоваться с мистером Оливером М. Его сын как раз год назад поступил в этот университет. Надеюсь, что всё сложится лучшим образом».
1882 г., Бредфорд. Из писем Г.Э. братьям.

«Мы разговаривали с отцом около трёх часов после ужина. Кажется я впервые видела его таким серьёзным, когда речь шла не о предприятии. Мне стыдно признаться, но я считала его мужчиной ограниченным и скудным, но в тот вечер мы говорили много. Казалось, что отец впервые увидел меня не как глупого ребёнка. Не знаю что ему сказал мистер Оливер, но до сих пор я не могу найти подходящих слов благодарности этому человеку. Отец сказал, что на том участке земли, который он так не хотел продавать, не смотря на "советы" маменьки, обнаружили не так давно залежи каменного угля. Это ли не удача? Теперь он может оплатить моё обучение без риска для семейного бюджета... я до сих пор не могу в это поверить».
конец 1882 г., Бредфорд. Из писем Г.Э. братьям.

В 1883 году Оливер и Якоб возвращаются в Брестфорд, чтобы навестить семью и сопроводить младшую сестру в Лондон.
В число стипендиатов Грейс не вошла, сильно разочаровавшись в своих способностях. Вообще первый год в стенах университета был безумно сложным. Ни раз в своих письмах девушка жаловалась братьям на то, что совершенно не способна освоить материал, привыкнуть к жизни в общежитии и понять прелести подобного образования. Грейс действительно не блистала как ученица до тех пор, пока не поняла что это всё от неправильного выбора материалов и несобранности. Потребовалось немало сил для того, чтобы наконец понять что действительно увлекает и к чему лежит душа. Попытки вникнуть в инженерное дело увенчались тотальным крахом - основы Грейс понимала, но быть светочем ей не светило. Зато в аспектах истории и ксенозоологии девушка ощущала себя не хуже, чем кракен на дне морском. С огромным интересом и громадным рвением она вникала во все, что связано именно с этими направлениями. Постепенно вопросов возникало все больше и Грейс сама не заметила, как попутно увлеклась еще и демонологией. Её всегда интересовало "как так произошло, почему так, где, куда", ей интересны были артефакты музея, интересно было всё то, что считалось когда-то "ненормальным" и "нереальным". Грейс старалась посещать все доступные ей лекции по данным темам. Иногда ей казалось, что будь возможность, то она с радостью и к демонам пошла бы задавать вопросы. Благо пока что подобный выход из ситуации не находил места быть.

Привыкнув к новой жизни, Грейс старалась свыкнуться со всеми теми правилами и догматами общества, что бытовали в Лондоне. Будучи под крылом родителей за поведением и совестливым исполнением всех правил следили все, кто хоть как-то был при семье, но теперь Эллингтон должна была сама отвечать за свои поступки. Студентка не страдала порывами стать идеальной невестой, воздушной леди - она прекрасно держалась в седле, продолжила занятия фехтованивания в Лондоне, но в тоже время не забывала о том, что репутация - дело хрупкое и весьма важное. Девушка старается общаться со сверстницами, посещает по возможности оперу. Однако большую часть времени ее все же занимают лекции. Отношения с церковью у нее не складываются, зато благодаря обязанности посещать службы она встретила нового друга.

В 1886 году будучи студенткой уже третьего "курса" Эллингтон с нетерпением жаждет приключений, которые начинаются с предстоящими экспедициями.

Об игроке

6. Способ связи
vk у администрации
skype - takexiro

7. Пробный пост

Тень над Иннсмаутом

Тень скользнула рядом с ногами и замерла, кажется приподнявшись на задние лапки. Крохотные ушки, хвостик. Он бы весь поместился в цепких крылатых лапах огромной птицы. Однажды неким похожим Дэниелс отобедала, но об этом старалась не вспоминать.
  Облокотилась молча о широкий ствол дерева. Бледные пальцы тут же скользнули с холодным безразличием в карманы.
Ей плевать.
Точнее сказать, Рейчел Дэниелс давно уже привыкла к подобным выходкам и, если бы она наткнулась на что-то большее, чем просто вынужденный флирт, то точно с тем же спокойствием ушла бы прочь.
Отвернулась от оглянувшегося в ее сторону мага.
Привыкание совершенно не говорило о том, что подобные вещи хотелось видеть. Ветер взметнулся, рванул сквозь темные шершавые бока деревьев, пытаясь сорвать на своем бегу капюшон с рыжей головы. Магесса поежилась и схватила кончиками пальцев мятный леденец. Неторопливо вытащила его на свет и покрутила перед носом, задумчиво оглядывая мятую упаковку. Ей не нравились шуршащие фантики, в которые постоянно закручивали небольшой круглый леденец. Пришлось, поморщив терпеливо нос, осторожно потянуть за края.
Вряд ли плачущая девушка слышала этот звук. Хруст. Щелчок. Дэниелс снова мерзляво прячет в кармане руку, на этот раз уже поднимая голову.

звук в ее голове не походил на голос моря.

Он был каким-то другим. Нельзя сказать, чтобы он завлекал или может быть раздражал. Гул не вызывал страха, не хотелось паниковать или бежать к Крейну спотыкаясь о влажный холодный песок. Просто ведьма ощущала что что-то внутри тянет. Это не было никаким любопытством, но вот что странно - когда они впервые оказались на берегу проклятого моря, ей казалось, словно ничего такого она не слышала. Там были лишь волны покачивающиеся и шепчущие друг другу какие-то морские сказки. У входа в гостиницу голос моря ее уже сопровождал. Отзывался в ушах переливами, шелестящим шепотом и свистом ветра над разбивающейся о берег и крохотные камни черной волной. Дэниелс старалась не обращать на все это внимание, но теперь.. теперь этот голос был совершенно другим..
Делает шаг вперед, к высокому покореженному клёну и исчезает, лентами извиваясь, собираясь в один клубок.

Второй шаг тонет в сером песке. Рей уже далеко от того пляжа, на котором сидят две фигуры. Мортон Крейн вполне подходил под облик жениха этой странной сбежавшей невесты. Он был тоскливо прекрасен, его ровный изгиб плеч, растрепанные черные волосы. Все в маге было прекрасным, но почему же эта красота сейчас совершенно не беспокоила ведьму? Ей было все равно на то, что бледные губы могут скользнуть по чужой коже, а длинные чуткие пальцы коснутся ткани дорогого платья.
  Следы тонули во влажном песке, теряли свой четкий контур от каждого прикосновения соленой воды. Море казалось слишком маленьким, словно лишь чаша, наполненная до краев. Рейчел шла неторопливо, перекатывая во рту зеленый шарик. Сводит тонкие  брови.
Только сейчас стала понятна одна простая истина - страха перед бескрайним простором не было, словно бы его и никогда не было. Ведьма остановилась и повернулась лицом к серым водам. Огромное и прекрасное, оно не казалось каким-то колким, холодным и темным. Весь страх был вытеснен восхищением.
Когда рядом с тобой находится ангар с разъяренным драконом, готовым уничтожить все вокруг себя, испытываешь восторг, трепет перед огненной силой, даже возбуждение. По крайней мере так было с Рей и со многими драконологами. Ощущение чего-то большого, мощного, того, что с легкостью уничтожает.. это сложно так взять и объяснить словами. Сейчас. Стоя у края моря, Дэниелс вспоминала не всепоглощающий страх, сковывавший когда-то ее мышцы, забивающийся грубо в нос и горло. Вспоминался тот трепет и возбужденное преклонение перед силой, перед необъятным ощущением того, что было сильнее.
Шум в голове перестал быть лишь гулом. Он стал напоминать какую-то странно знакомую мелодию, которая была лишь голосом волн. Этот шепот перекатывался, приближался изгибами и снова пропадал в тишине.
Ведьма села на холодный песок, а затем почти сразу же упала на спину, прекрасно зная, что на этом пляже никого нет. Прикрыла глаза, наслаждаясь ощущениями. Ей еще казалось, словно где-то рядом аппетитно пахнет запеченой в специях рыбой, что где-то совсем уж рядом этот аромат, который казался слаще любого лакомства из Хогсмида. Щиколоток касались тонкие ткани вод, они лизали ноги и пропитывали солью штаны, забитые в сапоги. Море манило, хотелось хотя бы по колено зайти. Просто так. Чтобы ощутить прикосновения воды. Но Рей не поднималась на ноги и не бежала исполнять странное, тянущее желание. Медные ресницы вздрогнули и медленно ведьма запрокинула голову, чуть изгибаясь в спине.
Снова у нее за спиной были эти огромные острые верхушки деревьев. Они, казалось бы. подрагивали от каждого дуновения ветра, создавая тихий треск. Нахмурилась и перекатилась на живот. Серое унылое небо было стянуто рваными облаками, текущими, бегущими откуда-то с севера. Кстати, на тему севера.  Мортон говорил там что-то о рифе. Так может пока он занят - стоит взглянуть что там за риф Дьявола такой. Хотя Рей скорее ожидала увидеть всего лишь море, скалы и камни. Но ведь никто не запрещал же проверить теорию об алтаре для древнего дракона.

Очень надеюсь, что он не соврал.

  Никакого алтаря, конечно же, и в помине не было. Почти половина острова уже была пересечена, а никаких рифов, Дьяволов и алтарей для драконов на пути магессы не попалось. Ведьма начинала злиться. Большим пальцем потирая теплое древко тополиной палочки, Рей занимала свою голову размышлением о птице-гром, вспоминая школьные курсы и доклады, в которых данное создание было хоть раз упомянуто.
-Она является символом американской школы волшебства. Перо может использоваться как сердцевина палочки, - тихо сопя, неторопливо вскарабкалась на высокий скользкий камень, покрытый палипами и какими-то скользкими водорослями или мхом, что это там правильно, - Достаточно редкое, уникальное существо, являющееся.. - замерла удивленно, - Родственником.. феникса..
Там где темные воды растекались тонким стеклом по песку, чуть дальше камней, огненная ведьма с удивлением заметила очень странное явление. Спрыгнув на песок, Рей пошатнулась. Ноги едва удержали тело в вертикальном положении, правда пришлось ладошкой скользнуть по земле, создавая еще одну точку опоры. Выпрямившись, магесса оглянулась назад, чтобы убедиться в ее полном одиночестве на, казалось бы, заброшенном пляже.

Со стороны города потянулся приглушенный звук старого колокола.

Ведьма не шевелилась. Молча стояла, смотря в сторону редких деревьев, едва виднеющейся верхушки церкви. Она даже не заметила как оказалась снова так близко к городу? Это удивительно, потому что в какой-то миг остров ей стал казаться совершенно пустым, диким. На нем должны были существовать лишь черные, искривленные ветром деревья, да серый песок. А вокруг море. Серое, черное, совсем больше не пугающее. Люди же, да и вообще сам город, должны были быть в любом другом месте, но не здесь.
Тряхнула рыжей гривой, роняя с макушки потертую серую ткань. Дэниелс и сама ощущала, что слишком сильно выделяется на фоне этих людей. Склонилась над лужей, в которой копошился едва живой морской конек. Он тоже был серым.
-Верно..
Здесь всё и все были серыми. Деревья вырывались чернотой. Омары своим светлым мясом и запахом, тревожащим желудки. Но, словно бы, никого ничто не интересовало. Люди не поедали жадно пищу, они не срывались в похоть. Были будто бы колдографией.
Прижала пальцы к уху стараясь наконец-то избавиться от ужасного звука волн, плотно засевшим в голове.
Но море было рядом. За спиной. Оглянувшись, Рейчел даже приоткрыла рот. Надо срочно себя ущипнуть, потому что она могла поклясться, что несколько минут назад никакого причала и в помине не было. Ветхий. Старый, покосившийся. Давно не видевший молотка и гвоздей. Любопытство тянуло вперед, подталкивало в спину. Давно уже перестала замечать то, что в сапогах хлюпает вода.
Наступила на первую доску, опасно затрещавшую и почти что прогнувшуюся под весом живого тела. Шаг за шагом, Рейчел приближалась к краю. Повсюду камни, о которые разбиваются волны. Шум на секунду стал нестерпимо громким и магесса с ужасом бросилась назад. Чего и следовало ожидать - одна из деревяшек под ногами треснула и по самое колено ведьма попала в ловушку. Вскрикнув испуганно, девушка дернулась и впилась пальцами в мокрое дерево.

Море отступило.

Оно, кажется, поняло, что еще рано. А может так подумала только Рей, что увидела в темных водах оскал. Животный страх не давал сосредоточиться, он тянул вниз к воде все внимание, не давая сообразить как высвободить ногу. Палочка уже делает взмах, когда откуда-то со стороны деревьев слышатся мужские голоса. Дэниелс их бы и не услышала, если бы не подняла в этот момент голову. К берегу неторопливо шли несколько мужчин. Все сжалось, скрутилось, забилось к низу живота. Почему же было так страшно? Это всего лишь несчастные маглы - несколько заклинаний спасут все положение, но Рейчел никак не может заткнуть противное лизоблюдство прозрачных волн. Они звали, манили, обещали спасти.
Едва ли заметая вспышка и магесса падает на песок, отползает прочь, прячась за огромными черными камнями, вылизанными морем, покрытыми грубыми наростами. Дэниелс поднимает ладонь, ощущая как сердце бьется. Дико. безумно. В ней давно не плодились такими букетами вспышки ужаса, панического и обездвиживающего. Склонила руку, задирая рукав и рассматривая разодранную кожу. Кровь алыми цветами разбивалась о воду. Раны ныли из-за соли, кусались насмешливо, а сама девушка лишь безмолвно кусала губы. Вжималась спиной в защищающие ее безмолвные стены. Ее не заметили. Не заметили. Верно же?
-Здесь?
  Надо исчезнуть отсюда или же стереть сначала им память? Палочка покрылась не только тонким слоем морской влаги, по ней теперь текли струйки крови ее хозяйки. Драконоборец только теперь протрезвела. Почему же ее потянуло прогуляться тут одной? Почему именно сюда и почему на причал?

Что это было? В воде..там же было что-то..

Осторожно выглянула, не забыв накинуть на голову плащ. Несколько мужчин стояли почти что кругом, прикуривая и выпуская в воздух клубы дыма от сигар...

Отредактировано Grace Ellington (4 августа, 2018г. 11:25:31)

+4

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0

3

Хронология

Прошлое, настоящее, будущее

Ave Maria

Billy Marrowbone / Grace Ellington

Бримстоунский университет 1884-1886 год

Тихий шепот страниц

Kitty de Cassar / Grace Ellington

Лондон, 13 сентября 1886 год. Дом мисс Китти рядом с посольством

Отредактировано Grace Ellington (9 августа, 2018г. 07:28:13)

0

4

редактируется

Отношения

"Друг познается в беде"

Люди

Billy Marrowbone
https://image.ibb.co/eThJ3z/2.png

отношения - опиум, скептецизм и вечные споры.

Lilian Santar
http://brimstone.rusff.ru/img/avatars/0018/76/57/32-1523861909.jpg

отношения - цветы, садоводство, письма, корабли путешествия

Vanessa Graiden
http://forumavatars.ru/img/avatars/0018/76/57/53-1514382285.jpg

отношения - студентка

Демоны

Gideon Clarek
http://brimstone.rusff.ru/img/avatars/0018/76/57/41-1526153336.jpg

отношения - вино, антиквариат, вопросы и разговоры о вечном.

Kitty de Cassar
http://brimstone.rusff.ru/img/avatars/0018/76/57/133-1533818335.jpg

отношения - библиотека.

Отредактировано Grace Ellington (9 августа, 2018г. 16:08:42)

0


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Grace Ellington