Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Хлопковая нить


Хлопковая нить

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

https://image.ibb.co/eNCYwd/667fce3c1470679533c32aa2ec6de270_1.gifhttps://image.ibb.co/iB9fbd/tumblr_moi646_O9791qcpr3qo6_250_1.gif
Риган Портер и Шон Блейк
15 ноября 1886, офис лорда Блейка

В какой-то момент, идя по следу убийцы, ты дёргаешь его за нить, как кота за усы. И он начинает царапать в ответ. Шон хотел расспросить свидетелей, а Ригану поручили заставить их замолчать. Иполнители целей оба, в некотором смысле, провалились со своей задачей, и профессор Портер решает узнать, как много успел накопать Шон и пора ли заставлять его помолчать.

0

2

- Убирайтесь, - его голос никогда не повышался до крика, он никогда не демонстрировал злости или ярости. Или он перестал это делать с годами? Может быть, его сердце постепенно холодеет, и он постепенно перестает быть тем мальчишкой, каким был когда-то? А, может быть, он никогда им и не был, и просто придумал себе всю ту жизнь, какой жил когда-то, до момента просветления, до момента осознания себя на своем месте? Может быть он никогда и ни был живым, и от того его взгляд, что сейчас поднять на трех люденов, холодит их настолько, что хочется как можно скорее избавиться от общества этого человека? А человека ли? Где доказательства? Где то, что может отличить живого человека от той марионетки, через которую продеты нити? Где то, что делает каждого из нас живым, наполняя радостью, болью, страстями и желаниями? Где то бесценное, за что сражаются эти низшие, отвратные в самой своей сути существа с другой стороны? Есть ли у Ригана душа? Или внутри него только предельно реалистичный каркас из костей, плоти и крови, что не дает марионетке упасть безвольной тряпкой на пол?
Людены чуть вздрагивают и покидают арендованные для таких встреч комнаты, как можно скорее спускаясь с лестницы и убираясь подальше от места, которое действительно можно назвать проклятым. Антуражное строение, пышное и воздушное, манящее зайти внутрь, призывающее и обещающее воплотить самые прекрасные мечты - только открой дверь и сделай шаг внутрь. И ты уже никогда не сможешь уйти: ты будешь поглощен страшным чудовищем, что будет ждать тебя за дверью из лакрицы и карамели.
Риган какое-то время смотрит перед собой, изучая то ли приторно воздушную картину, на которой прекрасная девица раскачивается туда и сюда на длинных качелях, то ли изученные до мельчайших деталей обои, причудливые рисунки на которых складываются совсем не в то, что можно увидеть сначала. Здесь все пропитано тихой опасностью, которую боятся привлечь к себе сильнее всего. Риган берет со столика чашку с чаем и делает небольшой глоток, едва морщась от того, что напиток уже остыл. Или от того, как голову снова медленно разъедает ощущение разложения - он как будто чувствует, что все внутри его головы начинает медленно таять, вызывая неприятную, ноющую со стороны левого виска боль, медленно переползающую на глаза и заставляющую сильно напрягаться, пока смотришь вперед.
Отставив чашку, Риган берет с того же столика небольшую стопку документов с отчетами о наблюдениях за человеком, люди которого заставили его немного понервничать - совсем чуть-чуть, потому что утративший спокойствие в самом начале боя заведомо его проиграет.
"Что ты будешь делать? Расскажи мне..." - голос в голове интересуется мягко, словно старший брат или отец, что присел перед ним и тепло заглянул в глаза, расспрашивая о том, как его юный сын будет решать проблему с хулиганами в школе.
- Это нельзя доверять кому-то еще... - отзывается Риган, - Я хочу лично понять, как много он знает, и какие цели преследует, - он всегда любил тот момент, когда можно было смело выйти из тени и самому заняться какими-то проблемами. Казалось бы, конечно, занимайся ими всегда и будет тебе счастье, но истинное счастье в том, чтобы ограничивать себя в самом любимом, позволяя себе редкие поблажки. Удовольствие от этого получается гораздо больше, и никогда не приедается.
Голос ничего не отвечает, но Риган уверен, что ему открыли дорогу - дали самому получить своей славы или же, наоборот, оступиться. Риган поднимается из кресла и идет переодеться в строгий черный костюм, в хорошее пальто, после чего направляется по указанному в бумагах адресу, прикрывая глаза шляпой с острыми полями.
Стоит признать, что торговый дом внушает своей статью и откровенной дороговизной, чем Риган мог бы даже восхититься, если бы был здесь именно за этим. Расторопный помощник встречает посетителя со всей возможной вежливостью, а Риган здоровается с ним, интересуется тем, можно ли попасть к господину Блейку и улыбается, кивая и отказываясь присесть в ожидании, пока о нем доложат.
- Алистер Брукс, - просит он представить себя и провожает мальчишку взглядом, останавливаясь в светлом и довольно приятном глазу пространстве до тех пор, пока его не приглашают пройти.
- Лорд Блейк, я полагаю? - улыбаясь совсем приветливо, больше для проформы интересуется мужчина, проходя внутрь и протягивая Блейку руку для рукопожатия, а после приглашения опускается в кресло, - Признаться, очень рад познакомиться с вами лично, лорд. После всех тех рекомендаций, какие я слышал о вас, не верится, что вижу перед собой точно такого же человека, как я сам.

+1

3

Шон чувствовал, что вокруг него будето затягивается плотная паутина нитей - странных и страшных событий. Монстр "Франкенштейна" из газет, гуляющий по улицам, изрезанные трупы, сошедший с ума дом, теперь вот эти вести о семье погибшей. Он будто бы муха, что барахтается и путается только больше. Где ответ?
На эту неделю он немного выпал из дел, и бизнес, подвижный современный бизнесс, уже готов был выписать ему штрафы. Потому и прошлый день и этот Шон посвятил работе. Он надеялся, просиживая большую часть времени в своём офисе, что полное переключение мыслей на биржи, счета и договора выявит ему то место, где он просчитался и тот удар, который он пропустил.
Но он не ожидал, что удар и сам придёт к нему. Он об этом даже не подозревал, и не заподозрил ничего серьёзного, когда к нему попросился некий Алистер Брукс.
"Наверное очередной молодой торговец. Хочет выкупить место где-нибудь на третьем этаже", - думал Шон приподнимаясь и с вежливой улыбкой пожимая руку. Мимолётно он также осмотрел рукава мужчины и его запонки, точнее их отсутствие. Зато ткань костюма была дорогой,- "Может даже на втором".
- Да, совершенно верно, - отозвался Шон, садясь назад на своё место, за которым высился верх витражного панорамного окна, - С кем имею честь беседовать? - имя именем, но необходимо, чтобы возможный клиент назвал хотя бы сферу деятельности.
Также, Шон ненавязчиво пододвинул к гостю открытый портсигар и нож для сигар.  Конечно всё было с логотипами его марки.

+1

4

- Да, о делах... О делах, - Риган улыбнулся, облизывая губы, аккуратно повесил пальто на подлокотник соседнего кресла, пристроил сверху шляпу и перчатки, смахивая невидимые пылинки с плотной ткани, - Я занимаюсь книгами, лорд Блейк. Редкими изданиями, коллекционными, содержащими информацию, какую многие сочли бы экзотической, а многие просто ужасающей. Зачастую, они на иностранных языках, и их держат только ради красивой коллекции в библиотеке. Я продаю те книги, какие люди, вроде вас, или любого другого состоятельного джентльмена выставляют в отдельных витринах, скрывая под стеклом и надежным замком. Ценность моих изданий в том, что страницы большинства испачканы кровью десятков, а то и сотен невинных, в том, что некоторые из них буквально содержат внутри душу автора и всех, кто ее прочитал, - говорил Риган голосом тихим, неторопливым, не переставая держать на губах слабую улыбку и не сводя взгляда с лорда Блейка, - Возможно, эти книги даже и вам бы приглянулись, потому что я вижу в ваших глазах жажду загадок и тайн. Поверьте, в моей лавке можно будет найти то, что удовлетворит любой вкус - даже самый взыскательный. И, если вдруг окажется, что сейчас я не прав, то я приложу все усилия, чтобы мои покупатели остались довольны тем, что посетили именно мою лавку, - он чуть склонил голову и слабо засмеялся, - Конечно, где-то я наверняка приукрасил, - он поднес руку к груди, но какой торговец не преукрасит свой товар, - Риган качнул головой и сел поудобнее, расслабляясь и закидывая ногу на ногу, осматривая мельком кабинет Шона Блейка.
- Вы любите читать, мистер Блейк? Я очень. Мне кажется, что чтение, это сокровенный ритуал, передающий нам тайные знания, позволяющий заглянуть в чужую жизнь и остаться незамеченным, - он кивнул своим словам и снова посмотрел на Блейка, - А тайны любят все... Только глупец считает книги чем-то малозначимым... - он замолчал на секунду и тихо засмеялся, - Простите, слишком много рассуждаю - моя слабость. Как и желание понимать человека перед собой... Скажите, что вы любите читать, лорд Блейк?

+1

5

Шон слушал гостя с лёгким проницательным прищуром и вежливой улыбкой. Он слышал слова, но переносил их на совершенно иной смысл. Ага, букинист-антиквар, да бизнес не простой но может быть прибыльным, особенно если человек имеет неплохой набор для старта и подвешенный язык. А язык мистера Брукса был подвешен. Он говорил о книгах с напусконой таинственностью, страстью, и его полумичтическому образу способствовала соответствующая внешность. Шон бы сказал, что его публикой в первую очередь станут состоятельные и тяготеющие к мистике леди, но к чему делать поспешные выводы?
Весь монолог Шон не менял позы в меру заинтересованного дельца, сложив руки домиком, и улыбаясь чуть больше в тех моментах, когда гость обращался к нему. Когда тот закончил, лорд Блейк откинулся на спинку кресла, позволяя потенциальному арендатору (именно таким посчитал его Шон), попытаться продать ему товар, подыгрывая.
- Предположим, у меня на это находится немного времени. Скажем, праа часов в неделю. СЧкажем, я люблю что-то не художественное и достоверное, пусть даже и невероятное, - Шон взял сигару, обречал конец ножом, будто подавая пример, - Подглядывать за чужими тайнами, например, мне не очень интересно, а постигать тайны мира - да. Какую бы книгу из своих вы мне предложили?
"Заодно посмотрим, что у него есть на старте", - буднично отметил Шон.

+1

6

Риган на секунду задумался, наблюдая за Блейком, оценивая его и после начал говорить:
- Тогда, на мой скромный взгляд вас смог бы заинтересовать один трактат... - Риган был совершенно расслаблен, как будто его и не экзаменовали сейчас на право обладать местом в таком торговом доме, он словно говорил со старым приятелем или сам с собой, - Ровно сорок тысяч букв. Никак не связанных между собой на первый взгляд, никак не связанных между собой и после внимательного изучения. Но только в том случае, если ваш глаз недостаточно внимателен, в чем в случае с вами я сильно сомневаюсь, - говорил Риган так, как будто верил в свои слова, - Говорят, что автору этой книги нашептал что-то спустившийся с небес ангел. Говорят, что он раскрыл автору тайный смысл, секрет, владея которым любая загадка становится для тебя доступной, открываются невидимые двери с замками, к каким не подобрать ключ и за десятилетие, - он расстегнул пиджак и сложил пальцы вместе, прижимая их подушечками, отзеркаливая позу Блейка, - Но стоит быть предельно осторожным, эта книга сгубила немало душ, рвавшихся к тайнам бытия. Два часа в неделю способны превратиться в два часа в день, а потом и вовсе занять все ваше время, - Риган обвел ладонями некое пространство вокруг себя, - Вы сможете постичь ее тайны, безусловно. Но только при том условии, что будете достаточно стойким, проявите невиданную доселе гибкость ума и логики, свои таланты. Если вы откроете этой книге себя, но сможете удержать ее от того, чтобы она проникла в ваше сердце, лорд Блейк.
- Звучит необычно, - не добавив в голос энтузиазма, но не убирая из него вежливости ответил Шон, как мальчишка ожидая. сумеет ли его перехитрить фокусник, или его престиж окажется похуже интриги, - Вы мне покажете это чудо сейчас?
Риган засмеялся совсем тихо.
- Такие сокровища просто так не носят с собой в дорожной сумке, лорд Блейк, - он развел руками, - Но знаете... Я все смотрю на вас и пытаюсь понять, вы настолько искусный мастер скрывать правду и просто держите меня за дурака, либо же вы и правда не понимаете, чем именно занимаетесь, мистер Блейк? - он чуть вскинул брови, но потом покачал головой, прикрывая глаза на секунду, - Простите, я должен пояснить, о чем именно говорю. О вашей любви совать в нос в дела, какие не должны вас касаться, лорд. То есть... - он картинно задумался так, словно ищет очевидный выход из положения для маленького ребенка, - Занимайтесь бизнесом, играйте на бирже. К чему вам погружаться в дела мертвой женщины, которая не имела к вам никакого отношения? - он улыбался так, словно искренне не понимал, почему не решить все так просто.

Отредактировано Regan Porter (29 июня, 2018г. 17:29:17)

+1

7

Разговор дал такого виража, что Шон, в первое мгновение, рассеянно захлопал глазами. Да, резко сменившийся с мистического на хамский тон мог бы обсекуражить любого, и Шон мог бы принять это за неудачный перформанс, распрощавшись с, возможно, мошенником по средствам простого звоночка в колокольчик на столе, который призывал секретарей из смежного кабинета, но прозвучала она. Последняя фраза. Внутри всё замерло, как у его Голди, почуявшей на лисьем следе волка, и мысли забегали часто-часто. Лорд Блейк сразу стал думать, стоит ли ему "выкинуть хама", или попытаться вытянуть хоть что-то. Какая тонкая грань!...
Какой соблазн узнать немного больше.
Шон уступил своему любопытству. Движения его стали значительно медленнее, но в теле заметно прибавилось напряжения. Он неспешно откинулся на спинку кресла и опустил руки на живот, рассматривая собеседника.
- А вы рисковый, мистер Брукс, - растягивая слова проговорил Шон, то и дело поглядвая на руки, в которых мог появится пистолет, - такие громкие обвинения на чужой территории. С чего вы взяли, что меня не касаются эти дела? - он отзеркалил улыбку гостя, - Возможно сталось так, что я обещал матушке бедняжки позаботится о ней. А джентльмен держит слово, знаете ли. А вы... зачем убили ритуалом несчастную? - пошёл он ва-банк - Решили омолодиться за счёт чужой жизни?

0

8

Риган приложил руку к груди и тихо рассмеялся, покачав головой.
- Что вы, нет. Ваш скромный слуга не имеет совершенно никакого отношения к смерти бедняжки, - он все так же держал руку на груди, - И вечная молодость совершенно не входит в мои планы: вам ли не знать, насколько мужчину красит седина. Придает ему мужественности, пусть и не все дамы это оценят, да? - он не менял выражения лица, словно все еще пытался продать Блейку книгу, расписывал ее тайны и секреты, - Если та прекрасная леди пала, а вы не смогли с этим ничего сделать, то ее покойную матушку вы уже разочаровали, нет смысла метаться в отчаянных поисках догадки - слово вы уже не сдержали, что, к слову, только что добавило вам большой минус в моих глазах... Я даже немного расстроился, - он тяжко вздохнул.
- Собственно, я здесь с той целью, чтобы вежливо расспросить вас о том, что вы успели узнать о гибели бедняжки, - Риган картинно покивал, словно ему совершенно не доставляло радости говорить об этом, - Это идеальный выход для нас обоих: я узнаю все, что известно вам, а потом решу, что именно с вами делать. Поверьте, убивать вас мне совсем не хочется, я не мясник и не палач, я только решаю проблемы, лорд, - он внимательно посмотрел в глаза Блейка и решил, что нужного ему согласия он в них не отыщет, - А жаль... Могла бы выйти славная беседа, - Риган поднялся, словно собирался уходить, но в последнюю секунду дернул из-под одежды листок бумаги с выведенной на ней печатью, прижимая ее к столешнице пальцами и быстро произнося сложное заклинание, что призвано надеть жертву на крючок, продеть сквозь нее нити и заставить двигаться так, как того хочет хозяин.
Вокруг них моментально стало холодно, почувствовался легкий неприятный запах чего-то горелого, резко забивающийся в ноздри. Голос Ригана звучал словно громче, пусть и оставался все так же мягок, а его глаза как будто сверкали страшным потусторонним светом.
Медальон на груди Шона начал дрожать и вибрировать, резонируя с заклинаниями Ригана - это было всегда, когда тому грозила опасность, но того, что случилось потом, с Шоном еще не было. Риган резко замолчал, заканчивая заклинание и внимательно смотря на Шона, а потом оскалился, понимая, что что-то пошло не так. Комната наполнилась слабым звоном, отдаленным, мелодичным. Медальон нагрелся, почти обжигая кожу Шона, а потом резко замер, холодея - он проглотил магию Ригана, пусть и пришел в негодность от такого напора.

+1

9

Что-то тут вступало в борьбу, в дикое противостояние, как два невидимых зверя, и это, пока, были не они. Ни гость и хозяин кабинета, впившиеся друг в друга взглядами, пока один говорил, а второй молчал, пытаясь, но не в силах что-то сделать. В те короткие мгновения, в те три секунды что-то между ними сцепилось в неравной схватке, рвало друг друга, наполняло комнату странными запахами, ощущениями...
Кулон вибрировал, нагревался, он почти обжигал кожу, а Шон всё пытался вскочить, толкнуть, прекратить ритуал, настойчиво долбившийся в виски и вдруг... будто от хлопка это напряжение лопнуло, кулон замер, замер и гость и в его глазах было непонимание и злость. А в глазах Шона - гнев.
Ещё секунда и он вскакивает, резко хватая Брукса или кто он там за шею и со всей силы ударяя об столешницу, где тот только что пытался сделать с ним какую-то дичь. Блейк бы сделал ещё что-нибудь, в идеале - вырубил бы гада и допросил, но тот вывернулся, пользуясь тем, что между ними стол. Шон оттолкнулся от угла мебели, надеясь перехватить мужчину, прежде чем тот ускользнёт.
Он не может дать ему сейчас уйти! Он не может дать уйти так случайно попавшей в руке нитке у клубку и к центру змеи!

+1

10

"Глупец!"
Больно - боль прошлась по костям, ушла куда-то вглубь головы и там расползлась по разным сторонам, задевая каждую частичку его естества, вынуждая зарычать практически в голос - то ли от злости за то, что все пошло не так, как он планировал, за его промах и прокол, за то, что не предвидел такой простой вещи, как чертов оберег - а это был именно он, то ли от того, что теперь на все лицо расползется синяк. который будет просто так не скрыть. Хотя, всегда можно сказать, что неудачно подставился во время тренировки или какого-нибудь дружеского спарринга. Или, что ударился о ветку во время прогулки верхом - в разговоре с коллегами по Университету всегда можно что-нибудь придумать, а студенты просто не рискнут хихикать или интересоваться такими вещами у профессора Портера.
Риган выворачивается из руки Блейка и делает рывок назад, увеличивая расстояние между ними и отбегая к двери, открывая ее резким рывком и устремляясь прочь из кабинета, из приемной - дальше, к лестнице, потом вниз, расталкивая ничего не понимающих покупателей и продавцов. Он бросает взгляд назад и видит пытающегося настигнуть его Блейка. Чертов упорный засранец. Ладно, это можно попытаться перевернуть в свою пользу.
Риган выбегает на улицу и преднамеренно тормозит, чтобы Блейк точно увидел, куда именно побежит Риган, а после делает рывок в сторону, расталкивая прохожих и уводя лорда как можно дальше от зевак и прочих случайных свидетелей - сворачивает в проулок, устремляется вглубь провонявшей помоями подворотни.
"Непростительный промах!"

+1

11

Погоня началась на автомате, почти на инстинктивном уровне. Шон выскочил из кабинета вслед за Бруксом, смотря на его чёрный плащ, как кошка на птицу. Он пролетел мимо секретаря, уже на лестнице услышав оклик, а потом тревожный звонок для охраны. Но гонка была слишком внезапно - Брукс успел выскочить до того, как мужчины в дверях поняли, почему он несётся. Шон вырвался за ним.
Он никогда не жаловался на физ. подготовку, но нестись в костюме с места в карьер, опрометью, по оживлённой улице сити за мельцавшим впереди мужчиной было не так просто. Пока сил давал адреналин, и жажда поймать эту змею. Нет, он точно не может отпустить человека, который знает о нём так много. Последствия такого промаха могут быть ужасными.
И Шон гнался, как ему казалось - долго, на самом же деле, от силы пара минут, пока Брукс не сворачивает в безлюдную подворотню, где лорд Блейк налетает на него и сразу валит на землю.
- Ну нет, куда же вы так быстро из гостей? - с хрипом от сорванного дыхания шипит Блейк, занося руку для нового удара.

+1

12

Промахом было еще и то, что у него не было никаких заготовленных заклинаний, с помощью которых можно было бы покончить с Шоном Блейком раз и навсегда, а потому придется полагаться на собственную силу и ловкость. И на спрятанный под одеждой нож, который можно пустить в ход в любой подходящий момент, как только освободятся руки.
Но пока что Риган повален на грязную землю, еще раз прикладываясь головой - теперь уже затылком. Позволить себе роскошь приходить в себя какое-то время Риган не мог, потому что лорд Блейк уже собирался разукрасить ему лицо еще сильнее. А тогда придется придумывать новое оправдание для своей окровавленной мины. Конечно, всегда можно сказаться больным и остаться на пару дней дома, чтобы более-менее привести себя в порядок, но это было бы нежелательно.
А потому Риган принимает одно-единственное верное решение, резко подаваясь вперед и опережая Блейка в своем желании нанести удар. По и без того травмированной голове разливается неприятный мерзкий звон, но удар свою цель находит и лоб Ригана встречается с переносицей Блейка, а пока тот отходит от короткого оглушения, Риган спихивает лорда с себя и быстро поднимается на ноги.
- Не заинтересован в продолжительной близости, лорд, - усмехается мужчина, пока делает небольшой шаг в сторону, обходя Блейка, и не наносит удар локтем по спине, - А все могло пройти так гладко...

+1

13

Шону давненько не приходилось участвовать в простой мужицкой драке и, признаться честно, будь его мысли хоть чуть-чуть яснее сейчас, он бы и не стремился. Ведь есть куда больше хитрых способов задержать нарушителя, привлечении охранников, бобби, но... Мужчину вывело из себя и то, что его попытались заколдовать прямо в его кабинете, и наглость, с которой к нему явились угрожать, и одновременно, где-то в глубине души, пугала уязвимость позиции.
На него вышли, так внезапно и так легко! Столько лет действовать украдкой и тихо и внезапно проколоться, попасть под опасное внимание! Если он даст сейчас ему уйти, то он сам, его близкие, его дети могут оказаться мишенью. А значит, он не должен дать ему уйти!
Потому Шон, едва проморгавшись и болезненно захрипев на первый удар по переносице, и выровняв дыхание после второго пнул Брукса по ноге, снова повалил его, и врезал по уху, дизориентируя. Они сцепились, не слыша нарастающего гомона, восклицания. Лорд Блейк был уверен, что сможет удержать гада, вес и сила были на его стороне, но в какой-то момент всё пошло не так.
В какой-то момент в его бок вгрызся металл, боль заставила завопить и заволиться на бок, и тогда он понял свой главный промах в этом безумии.
Он был не вооружён. А противник - при оружии.
И в тот момент, когда Брукс вскочил и занёс нож второй раз в конце улицы раздались крики и топот. Шон успел увидеть, как зло исказилось лицо мужчины, прежде чем он вскочил и снова побежал. Через секунду над ним возникло лицо секретаря.
- Лорд Блейк!
- Не дайте этому скоту уйти, - прохрипел Шон, поднимаясь на локте и зажимая рану.

+1

14

Всегда держать при себе оружие - это то, чему его научила жизнь - никогда не знаешь, как может обернуться та или иная встреча, тот или иной разговор. Как сегодня - не сработал ритуал, значит, можно пустить в ход и самый простой способ расправы над врагом - нож. Довольно тонкое искусство - убийство со столь близкого расстояния, но и насколько же простое и примитивное. К нему Риган прибегал крайне редко - хотя бы потому, что всегда хватало и обычных его методов, либо все можно было провернуть чужими руками, руками тех, кто желал выслужиться и стать ближе к великим тайнам, что помогали менять мир.
Окажись он в другой ситуации, то заметил бы иронию того, что оружие пригодилось в такой приземленной и настолько подходящей обстановке - драка в переулке, грязь и пыль, вонь. Было в этом что-то от типичной лондонской поэзии, так ведь?
Изъятое из ножен острое лезвие сверкает в слабом свету и тут же скрывается в плоти лорда Блейка. Удивительно, как все люди равны перед сталью и порохом.
Спихнув с себя Блейка, Риган приподнялся на локте, занося нож для нового удара - на этот раз целясь в шею, чтобы наверняка. Но, по всей видимости, ведьма, что дала ему амулет, сделала еще что-то, увеличивая шансы Блейка на выживание: со стороны улицы послышался гомон голосов, что стремительно приближались к ним.
- Черт... - ругнулся Риган и посмотрел на Блейка, - Я найду твоих близких. И они будут страдать, Блейк, - шипит он и резко поднимается, убегая прочь и вскоре скрываясь из виду, путаясь в лондонских проулках. Где-то он сбросил испачканный плащ, и поймал кэб, садясь в него и уезжая прочь.

+1

15

Его настоятельно тащили к врачу. В участок. Куда-то ещё... Он смутно помнил, как отмахивался от констеблей. Говорил, что это была попытка ограбления. Да, сначала в его кабинете, не удалось, лорд погнался... Просто какой-то аферист. Нет, он себя чувствует нормально. Нет, не надо коляски до дома, он дойдёт к врачу...
Это всё было неразумно. Совершенно, но страх заглушил разум, и это был страх не за себя. В деле по девушке принимали участие трое, вышел ли Брукс на двух других?
Будь Шон в полном создании, он бы себя зверски отругал за всё. За то, что отмахнулся от констеблей, дав только словесное описание нападавшего и своего секретаря в советники. За то, что погнался, за то, что не поехал домой, как обещал, за то, что взял кэб до Колет. Ведь если так подумать, его могли выслеживать. Но более быстрого способа убедиться, что хотя бы с ней всё нормально просто не было. Они с Вестером жили в разных частях Лондона. Так говорил себе Шон, с трудом, не без помощи кэбмена выходя из кареты перед пабом Колет, который в виду начала дня был пуст и только готовился к открытию. Такой же яркий, опрятный и приветливый, здесь не было следов возможного нападения, и сердцу стало чуть спокойнее.
Но не раненному телу. Шон вошёл в паб, опасно качнулся, видя зачастившую рябь чёрных пятен перед глазами и тяжело опёрся на ближайший стул, собирая все остатки воли, и крепче зажимая рану. Вся левая рука, зажимавшая рану у печени, уже была насквозь от крови. Шон успел поймать себя на мысли: "Какой же ты дурак", - в тот самый момент, когда в зал вышла Колет, а его ноги потеряли равновесие и он тяжело осел на пол.

+1

16

А ведь утро не предвещало вообще никаких проблем, как это обычно бывает. Колет все еще переваривала в голове все, что случилось неделей ранее, иногда даже - когда позволяло время - сама выезжала в небольшой тур по лондонским кладбищам, внимательно осматривая каждое и пытаясь понять, какое именно она видела во время ритуала. На это нужно время, которого у них, скорее всего, не было, но она просто физически не могла решать такие проблемы с ходу. В конце концов, нельзя было показывать своим видом того, что она чем-то озабочена. На удивление, правда, даже Клео вела себя все это время чуть тише, чем обычно - Колет всерьез казалось, что это дело рук Маури, но девчонка и сама не дура и может видеть малейшие изменения в настроении Мадам.
Но, черт его раздери, почему на не почувствовала ничего дурного, когда проснулась? Почему внутренний голос молчал? Почему она поняла, что что-то пошло не так только тогда, когда спустилась вниз, чтобы полить все растения в пабе, но выронила лейку, увидев осевшего на пол Шона.
- Матерь Божья, - только и смогла выдохнуть Колет, почувствовав, как в горле застрял ком, а грудь моментально сдавило от тихого ужаса, от ожившего наяву страшного кошмара. Схватив чистое полотенце около стойки, Колет устремилась к Шону, преодолев последний метр по полу на коленях, протягивая руку вперед, чтобы зажать его рану, - Ма... - голос резко пропал, но ей удалось собрать себя в кучу, - Маури! Маури! - практически во всю глотку закричала от отчаяния и ужаса Колет, - Маури, твою мать!
- Мадам?! - высокий широкоплечий мужчина появился в зале и тут же понял, что делать, подходя к лорду Блейку и помогая ему подняться, довольно легко удерживая того.
- В мою комнату! - крикнула Колет, продолжая зажимать рану Шона полотенцем, прихватывая второй рукой прозрачный ром, чтобы рану промыть.
Шона буквально подняли наверх, уложили на кровать, поворачивая на здоровый бок, и Колет послала Маури за коробкой с медикаментами и чистой тканью, продолжая одной рукой прижимать полотенце к ране, а второй пережимать вены чуть ниже этой самой раны.
- Господи, Шон... Что случилось... - она словно снова охрипла и теперь сбивчиво шептала, - Кто это сделал, Шон? Нет... Молчи... Пока молчи... - ей было страшно, но не от вида раны или крови, а от того, что мужчина может умереть, - Нет, не молчи... Не теряй сознание, Шон... Говори со мной.... Слушай мой голос, Шон... - она сделала короткую паузу, стараясь собраться, - Все будет хорошо, Шон, только не теряй сознание, умоляю.
В комнату вернулся Маури, положил рядом с Мадам все необходимое, а после под ее руководством стал помогать перевязать рану лорду Блейку.

+1

17

Шон ужасно не любил суеты вокруг себя, волнений и страха, но сейчас он был бессилен не только протестовать этому, но и думать. Хватало только на то, чтобы ругать себя по кругу, ругать за то, что перепугал Колет. Мужчина понимал, что его рана не так серьёзна, как кричит об этом тело, иначе он не дополз бы сюда. Он понимал или хотел в это верить, но в какой-то момент от боли накатил колкий и неприятный холодок страха, что всё серьёзнее, чем он думал. Значит надо предупредить...
- Колет... Колет, пожалуйста, послушайте, - Шон со смесью неловкости и досады поймал кисть суетящейся женщины и сжал, будто пытаясь поймать её тревогу, как птицу, мечущуюся перед лицом, - Послушайте, это наше дело, о убитой женщине, помните? Я... копал в сторону семьи, - Шон поморщился скривив губы, злой на себя, на свою слабость, а потом заставил себя расслабится, на покрытых бусинами пота лице появилось даже немного виноватое выражение, - Не смотри на меня так... мне становится почти стыдно... - негромко проговорил он, не заметив, как впервые невольно перешёл на "ты", - Насчёт того дела... Я столкнулся... с человеком предложившим о нём забыть, - он криво усмехнулся, - Некто Брукс. Темноволосый, худой, словоблуд... Будь... будь осторожна, хорошо? - вернулся Маури и Шон заставил себя приподняться на локте, помогая стянуть пиджак, жилет, расстегнуть рубашку... все эти слои одежды сегодня спасли его жизнь. Он шипел и морщился на обработку раны, зажал в зубах кожу, когда крепкий мавр, раньше зашивавший куриц с начинкой из апельсина, также ловко стал сшивать его рану. И молчал, стараясь не замечать волнения Колет рядом, стараясь оставаться тут, с ними. Когда тугие бинты зажали кровоток, а ему удалось упасть на подушки, в комнате повисла такая будничная и такая неловкая тишина. Шон лежал, опять ругая себя за поспешность, а потом негромко позвал:
- Колет, - когда она подошла, он улыбнулся женщине, как обычно, - Я бессовестная свинья, простите мне. обещаю больше не заваливаться в таком виде. Хуже чем пьяный, его хоть можно отругать, правда?

+1

18

Это было логично. Это было предельно ясно: они влезли туда, куда никто не хотел пускать посторонних, и поплатились за это, могли поплатиться куда серьезнее, если бы хотя бы в одном месте удача от Шона отвернулась. Пока Маури зашивал рану Шона, а она крепко сжимала запястье лорда Блейка, она думала - были ли их противники теми же людьми, от рук которых когда-то погиб Фил? Может и нет, но исключать этого нельзя, а следовательно на их хвост сел противник опасный и могущественный, способный на все, что угодно, и убийство было. Неужели, придется прибегнуть к тем же методам, что и Филл когда-то? Конечно, сейчас их больше, сейчас у них другие возможности и - Колет уверена - они смогут дать достойный отпор, но чувство страха за чью-то жизнь обрело в этот момент обрело реальное воплощение и крепко отпечаталось в душе Колет.
Когда они закончили с перевязкой, она помогла Маури собрать окровавленные бинты и прочий мусор, отошла к кувшину с чистой водой, чтобы отмыть кровь с рук, но услышала, как Шон зовет ее.
- Лучше, пусть ты будешь хоть трижды пьяным, - опустившись на пол рядом с кроватью, Колет внимательно посмотрела на мужчину, - чем вот в таком вот состоянии, - она протянула руку, коснулась кончиками пальцев его щеки, чтобы убедиться, что он и правда жив и в относительном порядке, но отстранила ладонь - она все еще испачкана в крови. Оставив руку на краю кровати, Колет продолжила говорить с ним негромким мягким голосом:
- Если бы ты был пьян, тебя достаточно было бы только отругать, - она слабо, вымученно улыбнулась, не сводя с него взгляда. Скользнула им вниз, рассматривая испорченный амулет, что подарила мужчине в их первую встречу, чтобы обеспечить ему какую-никакую защиту. Протянув к шее Шона руки, Колет аккуратно сняла амулет и положила его на центр ладони, оценивая состояние: смятый, опаленный, невероятно холодный - словно утративший всякий намек на жизнь и на ту силу, которую она вложила в украшение. Хуже всего было то, что амулет был не слишком могущественным артефактом, созданным девчонкой, что только начинала свой путь - отдавать кому-то такую вещь в принципе было рискованно. Но все равно он сумел спасти Шона от того, что попытался сделать с ним этот человек - высокий, худой словоблуд по фамилии Брукс. Знать бы, кто он такой...
Можно попытаться провести какой-нибудь обряд, чтобы отыскать этого мерзавца, понять, чего именно он пытался добиться от Шона. Колет хмурится и откладывает амулет в сторону, снова смотря на мужчину.
- Я как можно скорее сделаю тебе новый... - Колет сглотнула ком страха, запихнула его подальше, - И на этот раз я буду точно уверена в том, что он защитит тебя еще лучше, - Колет поднялась и все-таки отошла к туалетному столику, чтобы вымыть руки, а после начала аккуратно собирать одежду Шона, посмотрела на дырки от ножа, - Я сейчас зашью...

+1

19

- Да, амулет, - охрипшим от жажды голосом проговорил Шон, рассматривая тонкий профиль мадам. - Он спас мой рассудок как минимум. Этот Брукс... он явно пытался меня заколдовать. Не оккультизмом... А как-будто при помощи извне. Но нам стоило этого ожидать, не правда ли? Тело девушки было испещрено оккультными символами. Пожалуй, мы стали ужасно самонадеяны... - можно было сказать ещё много, разные выводы, которые приходили в голову, вспыхивали искорками рассудочных суждений и затухали. Но Шона немного качало внутри от боли, схлынувшего адреналина и остывающих чувств. Он просто сидел и рассматривал Колет, склонившуюся над его рубашкой, и молчал. Логично и вежливо было не обременять её всеми этими хлопотами  - у него есть слуги, камердинер, в конце концов, но смотреть на эту, почти бытовую сцену было... так успокаивающе.
Он смотрел, и силуэт женщины сначала напоминал ему подтаявшую свечу, стоящую в тёмной комнате, потом изящное дерево, а потом нахлынувший сон, а это был именно он, приносил ему одно за другим странные видения, страшные видения...
Шон дёрнулся спустя час или полтора, острая боль перешла в глухую, а Колет всё ещё была тут, правда уже не за шитьём. За окном забрезжил больной жёлтый закат, едва пробивавшийся сквозь плотную пелену лондонских облаков.
- Который час? - лорд Блейк приподнялся на локте, поморщился, но потом упрямо сел. - Мне надо вернутся домой, пока домашние не устроили панику и поиск с собаками.

+1

20

Шон уснул, а Колет, укрыв мужчину тонким одеялом, села поудобнее, аккуратно разложила на коленях рубашку, принимаясь ее штопать под тяжелое, глубокое дыхание. Такая мелкая работа ее успокаивала, позволяла упорядочить мысли и придумать хоть какой-то план действий. Стоит ли провести новый обряд? Взглянуть на этого человека, попытаться отыскать слабые места, понять, связан ли он с гибелью той девушки, тело которой она встретила в подвале профессора Мура. Она думает, не он ли стал причиной того, что она не смогла провести тот обряд одна? Он или кто-то, кому он служит, кто отдает ему приказы, кто велел избавиться от Шона.
- Тц... - Колет рассматривает палец, в который случайно воткнула иглу - на нем выступает капелька крови, и женщина обхватывает подушечку пальца губами, прикрывает глаза: для таких действий ей нужно отойти и успокоиться, а еще - и правда сделать для Шона новый амулет. И для профессора. Да, это - первостепенная задача: защитить этих людей, попытаться хоть как-то огородить от внезапно нависшей над ними опасностью. Кажется, нужно заглянуть в дневники Фила - может быть, там она узнает что-то полезное, что-то, что поможет в поисках того ублюдка, который сегодня напал на Шона, а завтра может атаковать еще кого-нибудь. Теперь нельзя сидеть, сложа руки.
Закончив с одеждой Шона, Колет аккуратно сложила ее на стуле, расправляя, а после спустилась вниз, чтобы опрокинуть в себя стопку бренди, прихватить кувшин с водой для Шона, и вернуться обратно.
Пока мужчина спал, Колет опустилась в кресло, что стояло рядом с кроватью, сбросив обувь, подтянула ноги к себе, обняла колени и погрузилась в недолгую поверхностную дрему, все еще оставаясь чуткой к тому, что происходит вокруг.
- Не слишком поздно, чтобы так тревожиться, - отозвалась она, взглянув на часы, а потом на мужчину, - Как будто вы просто задержались на работе, Шон, - она слабо ему улыбнулась и поднялась из кресла, чтобы налить тому стакан воды, - Вот, - она присела на край кровати, протягивая ему питье, - Это простая вода, никаких страшных примесей, - она даже улыбнулась чуть шире, - Пейте спокойно, и подумаем, как доставить вас домой в таком состоянии.

+1

21

- Лондон большой, но тесный город, - со смешком отозвался Шон, принимая воду из рук Колет, - Мой секретарь мог сказать моему кучеру, приехавшему к офису в Сити и через полчаса уже вся кухня обсуждает инцидент.
Он аккуратно отпил воды и чуть поморщился на неприятную резь. В целом, Шон уже понял что недавняя паника была преждевременной. Он ранен, но не умирает. Он всё ещё в строю, и разумно сейчас кое-как одеться, вызвать кэб, возможно взять Маури для страховки и доехать до дома. Но он сидел, и понимал, что ему хочется просидеть так ещё немного, поговорить о пустяках...
Внезапно накатившая слабость?
Шон не знал. Он решил для себя, что просто не хочет ещё больше тревожить Колет, потому он пробудет здесь ещё полчаса, час. Ведь если начали паниковать, то уже паникуют, верно?
Он чуть улыбнулся, отставил стакан и взял ладонь женщины в руку.
- Спасибо. Я уже говорил это? Наверное следует сказать снова. Я переполошил тебя совершенно бессовестно.
И опять стало как-то немного неловко. Может ему всё-таки стоит поехать домой? Или рассказать про Брукса подробнее? Нет... только не о делах. Где-то на интуитивном уровне мужчина понимал, что это разрушит мгновение, в котором было до странного уютно и тепло, хотя тело, скажем уж прямо знобило от боли.

+1

22

- Надеюсь, они не станут обсуждать это при детях, - заметила Колет, улыбнувшись ему и наполняя стакан снова, придерживая его свободной рукой, наблюдая за действиями мужчины и отмечая, что ему и правда нечего опасаться, главное только не слишком сильно тревожить рану, пока не затянется. Хотя, кому как не ей знать, насколько смертельной может оказаться простая царапина, если ее вовремя не обработать, если вовремя не позаботиться о человеке, если опоздать. И, хоть, Шон в городе, а не в лесу, хоть его рана и была обработана, а у нее под рукой было все необходимое, волнений меньше не становилось. Это странное, немного тревожное чувство. Как и там - в доме профессора, когда она испытала облегчение от того, что взяла с собой именно Мура.
Услышав, как Шон корит себя за принятое решение, Колет едва нахмурилась и покачала головой. Вышло даже немного резко, немного нервно, но сейчас она вообще не хотела как-то контролировать свои эмоции, ведь, они все равно одни, никто не смотрит и никто не видит, никто не осудит, а потому Колет притягивает его руку к себе и прижимается к костяшкам пальцев губами, прикрывая глаза на секунду, словно обдумывает что-то важное.
- Ты правильно сделал, что пришел именно сюда: мы смогли бы дать отпор тем, кто мог тебя преследовать, - она отстраняет его руку от себя, но все еще не отпускает, - Лучше, пусть пострадаю я, чем Феликс и Фелиция, - Колет посмотрела на мужчину внимательным, проницательным взглядом, а потом решила больше не поднимать этой темы. По крайней мере, сейчас, не в этот момент.
Но для себя она сделала небольшое замечание - подготовить амулеты и для детей, раз уж человек, что напал на Шона, умеет пользоваться каким-то колдовством. Она займется этим, как только Шон уйдет, а пока Колет хочет сидеть здесь, рядом с ним, рассматривать смуглую руку, вложенную в его ладонь.
- Тебе нужно еще что-нибудь? - она снова посмотрела ему в глаза.

+1

23

В какую-то секунду лорда Блейка порвало почти надвое: ему хотелось остановить мгновение, и замереть в нём, и ему хотелось как-можно скорее перевести тему, сказать что-то... Сбить такую внезапную и такую не прошенную неловкость, появившуюся после жеста Колет. Но взрослое победило юношеское, случайно разворошённое в сорокалетнем Шоне. Он остался в этом мгновении, внезапно открывая для себя, что самым лучшим продолжением этого вечера был бы поцелуй, но, в тоже время, это был бы самый поспешный его поступок за последние дни. Шон сдержался, несмотря на пленительность кофейных глаз, и пообещал себе подумать, трижды подумать, прежде чем он сделает такое "обещание" женщине, которую меньше всего хотел обидеть порывистостью и поспешностью.
- Никто не пострадает, Колет, это единственно правильный выход из каши, что мы заварили, - внешний Шон будто бы существует отдельно от внутреннего. Несмотря на эту странную какофонию внутри, его лицо, спокойное и внимательное, не передаёт метаний и решений. Светлые глаза просто внимательно и с теплотой вглядываются в глаза Колет, он не подаёт вида тому, что он решает для себя... почти решил. - Помоги мне одеться, пожалуйста. И если это не напряжёт Маури, пусть он поможет мне добраться до дома. Заодно сообщит тебе, как вернётся, что со мной всё в порядке, - Шон, немного зеркаля жест Колет, спокойно и уверено поцеловал ту её руку, что всё это время сжимал в своей, и встал, опираясь на спинку кровати. Если это не результат бешеного дня, он найдёт способ сказать ей с трезвым и взвешенным взглядом.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Хлопковая нить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC