Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » дом, который выкупил Блейк


дом, который выкупил Блейк

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://sd.uploads.ru/2U6r8.gif https://78.media.tumblr.com/c8dd57d0db0a30a7ec092369252c164e/tumblr_mz22nb1B5M1qgpaguo6_250.gif

Колет и Шон
25 декабря 1881 года; Лондон, доходный дом Шона

Мадам Лаво не стало, и теперь ей было совершенно нечего делать в Новом Орлеане. Лондон ждет, и она приедет.

+1

2

Смена власти в любом ее виде всегда затрагивает приближенных. Марии Лаво не стало, и Колет осталась без покровителя и защиты, пусть и приобрела достаточно известности даже при учете того, что совершенно не стремилась затмить свою наставницу. Да и куда ей было: Колет далеко до всех этих спектаклей, которые устраивала Мария, превращая прекрасные ритуалы в откровенный цирк, за который были готовы платить баснословные деньги хотя бы за право посмотреть хоть одним глазом. Стоит ли говорить, какой популярностью начинали пользоваться те, кто был эпицентром воздействия Лаво во время этих показательных ритуалов. Стоит признать, что при всей благодарности Колет за то, что Мария дала ей в свое время, что даровала свободу, обучила всему тому, что теперь помогает Шону и остальным на их пути, Колет все равно немного устала от этой женщины в самом конце пути некоронованной королевы Нового Орлеана. А ще она была рада, что кто-то настолько властный, настолько погруженный в секреты самого крупного центра работорговли в прошлом, отошел в иной мир и больше не рискует попасть под влияние не тех людей, что просто предложили больше. Мария Лаво была бы идеальным источником для манипуляции массами, пусть и была слишком горда, чтобы работать на кого бы то ни было. Это так же стало одной из причин, по которым Колет потратила целых пятьдесят шиллингов на то, чтобы погрузить все свои вещи на дирижабль и отчалить из Америки первым же рейсом, предварительно написав Шону письмо и дождавшись его ответа, конечно.
Стоит заметить, что когда здоровенная махина поднималась в воздух, Колет поймала себя на том, что крепко вцепилась пальцами в сидение под собой и избегает взгляда в иллюминатор, за которым стремительно уплывает вниз земля, на которой она родилась и выросла. Освоилась здесь Колет только на третий день полета, даже осмелела и стала подходить близко к стенам, чтобы взглянуть на простиравшийся под дирижаблем бесконечный, глубокий темный океан. И ее даже ни разу не скрутило в то время, как соседка постоянно то бледнела, то зеленела. В итоге Колет сжалилась над ней и быстро сделала мешочек, который мог бы облегчить ее страдания. Так она познакомилась с леди Гастингс, которая была столь очаровательна и так пленилась обаянием Колет, что обещала посильную помощь уже в Англии. Колет пыталась вежливо отказаться, но леди была так настойчива, что пришлось в итоге согласиться. Первые шаги в новом мире, совершаются даже тогда, когда твои ноги не касаются земли. Так она и провела остаток полета: за игрой в бридж, несколько раз обыграв леди, за разговорами и какими-то совершенно светскими сплетнямИ, которые Колет просто обязана была знать, иначе поговорить с дамами высокого положения не получится совершенно точно. А Колет что? Колет слушала и впитывала. Совершенно так же, как и Мадам Лаво когда-то.
С дирижабля они сходили вместе - леди держала Колет под локоть, а потом даже немного приобняла, что в Америке совершенно точно смотрелось бы дико. Удивительный это мир - Англия.
- Итак... - Колет поблагодарила обслугу за то, что выгрузили ее багаж, и принялась искать глазами человека по имени Бенджамин Уайет - светловолосого худого юношу двадцати двух лет от роду. Шон писал, что встретит ее именно он - его личный помощник.

+1

3

Бенджамин был одновременно ужасно горд и ужасно шокирован работой на лорда Блейка. Этот юноша, наружности не самой примечательной, но приятной, был выходцем из уверенного среднего класса, но даже так, последние годы обучения в Бримстоуне стоили ему дороже, чем могла позволить семья. Именно тогда он стал искать подработки и к его великой радости, на нетипично написанное объявление в газете ответил лорд Блейк.
Эйфория от хлебного места постепенно сменялась ступором - лорд Блейк вёл невероятное количество дел, мальчишка то тонул в бумагах и счетах, то встречал очень странных постояльцев его странного доходного дома. Который, к слову, был лорду Блейку в убыток, а не в доход. Но оплата обучения и очень высокое чувство долга не позволяли ему болтать об этом. Собственно, этого Уайет не знал, именно за умение оставить всё свои мысли при себе Шон и ценил паренька больше всего.
А ещё его забавляло лицо Бена каждый раз, когда тот получал новое нетипичное задание.
Вот например, утром Шон расписывал своему порученцу мадам Девон. С особым удовольствием он смотрел на мальчика, вытягивающего лицо на слова: "Она темнокожая, но упаси вас Бог акцентировать на этом внимание. Вполне возможно, что детали её одежды будут выглядеть экзотично, постарайтесь сделать всё, чтобы у мадам с этим не было проблем. И она почти наверняка над вами подшутит, не принимайте близко к сердцу".
Для себя Бен решил, что лорд Блейк просто слишком увлекается эзотерикой, а потому окружает себя всякими шарлатанами, но эта его теория то и дело терпела крах.
В общем, юноша пребывал в некотором смущении и волнении, стоя в зале ожидания прибывающих с Америки гостей. Он был уверен, что заметит мадам Девон сразу, потому что в Англию не часто прибывали негры из Нового Света, чаще с арфиканских колоний на юге. И он угадал, из всех пассажиров, спускавшихся по длинной лестнице с вышки вниз, была только одна темнокожая женщина, и она так душевно обнималась с почётного вида леди, что Бен снова стушевался и подумал о странных знакомых лорда. Только когда почётная леди отпустила невысокую, худенькую негритянку, Уайет одернул своё зимнее пальто и решительно двинулся навстречу женщине.
- Мадам Девон? - стараясь не слишком разглядывать её уточнил юноша, -  Я порученец лорда Блейка, Бенджамин Уайет, я к вашим услугам.
Выпалив это он всё-таки стал рассматривать женщину, пустьи невольно. Она была немного не похожа на тех африканцев, кого изредка доводилось видеть парню. Не такой "картофельный" нос и не такие огромные губы, да и кожа у неё была не такая чёрная. Поймав себя на том, что он нарушает просьбу лорда, парень раскраснелся и поспешил заговорить:
- Да, простите, мне стоит взять ваш багаж, - парень немного суетливо схватил дорожный чемодан и картонки, немного превышавшие ожидаемый вес, - Нас ждёт кэб.

+1

4

Мальчишку она приметила практически сразу: по тому, как он смотрел на нее, как активно пытался делать вид, что не рассматривает с большим интересом женщину смешанных кровей, которая так легко и непринужденно вышагивает среди прочих пассажиров дирижабля. Ладно, ему можно простить эту маленькую слабость на первый раз, ибо простое человеческое любопытство хоть и способно сгубить кого угодно, но все равно может быть порой совершенно неуправляемо. Главное, вовремя извлекать уроки, когда получаешь по носу, потому что в следующий раз можно и лишиться чего-нибудь серьезного. Хотя, проучить мальчишку, наверное, стоило. Стоило ведь? Или она просто устала с дороги и очень хочет привести себя в порядок в ванной?
- Да, мистер Уайет, это я, - она улыбнулась парнишке и внимательно рассмотрела его, пока Бенджамин самоотверженно в одиночку нагружал себя не самым легким скарбом Колет, - А лорд Блейк вас не кормит совсем? Может быть, мне помочь вам с парой картонок? - она улыбнулась немного колко, но вопрос ее был совершенно искренним. Или стоит соответствовать даме, что может позволить себе перелет на дирижабле за пятьдесят шиллингов?
- К-кормит, мисс? - от растерянности и шока молодой подручный выронил саквояжик из рук и тот глухо тукнул. - Ох, простите меня, я надеюсь, там не было ничего хрупкого, - пробормотал Уайет, снова подхватывая саквояж. Смотрелось это всё более комично. - Кхм, ещё раз прошу прощения, а разве в Америке принято кормить своих служащих? - вопрос был задан с тактичным любопытством и робкой надеждой, что это всего-лишь культурная разница старого и нового света.
Колет проследовала за молодым человеком, постепенно поравнявшись с ним и мягко ему улыбнувшись, потянулась рукой с одной из картонок, что грозила вывалиться у Бенджамина из подмышки, а растерять драгоценные ингредиенты для определенных ритуалов она совершенно точно не хотела. Не в обиду Бенджамину.
- В моей стране еда и постель зачастую были именно тем, что получали служащие за свою работу. И еще немного плети, если оказывались не слишком расторопными. Только не принимайте на свой счет, - она едва коснулась руки в перчатке плеча Бенджамина.
В кэбе Колет устроила картонку у себя на коленях и даже, казалось, немного задремала, совершенно не улавливая то количество времени, какое они провели в дороге. Да и вообще, Колет казалось, что пейзажи и натюрморты за окном смешивались с ее собственным сонным наваждением, но Колет еще увидит эти места, ознакомится с ними получше, ибо она думала, что все-таки здесь задержится.
Кэб немного тряхнуло где-то - по словам Бенджамина - на подъезде к тому самому доходному дому, о котором Колет столько слышала. Молодая женщина чуть тряхнула головой и поправила волосы, одернула зимнее пальто, стряхивая с него невидимую пыль. Как будто собирается встретиться с английской королевой, честное слово.
Кэб сделал еще несколько поворотов и остановился прямо у крыльца дома. Колет вышла, задирая голову и осматривая здание снаружи, пока Бенджамин занимался ее вещами. Аккуратно поднялась по ступенькам, снимая перчатку и проводя голой ладонью по перилам, делая шаг внутрь и вдыхая запах дома. Бенджамин проводил Колет до гостиной, где женщина заметила заметно обросшую макушку Шона Блейка.
- Милорд, - улыбнулась Колет, подходя к нему.

+1

5

Бенджамин определённо не знал, как вести себя с женщиной правильно. С одной стороны, она вполне прозрачно дала понять, что происходит из рабов. С другой, стати, здоровья и уверенности в ней было больше, чем в среднестатистическом клерке. И вообще. Она была гостьей лорда. В любом случае...
Наверное ему лучше просто молчать...
Именно на этом Бен сошёлся со своим "внутренним я", донося сумки мадам до кэба.
Если за городом был мягкий рождественский денёк, укрывавший островки Анлийского архипелага снежком, то Лондон был жёлто-коричневым. Снег подкрашивался дымом заводских труб, мешался с грязью сотнями колёс и ног и грудами забивался на все окраины дорог. Тесный, самый населённый город мира жужжал, шумел за окнами кареты. На одном повороте Колет могла видеть вывеску с рекламой услуг демонического посольства (услуг о продаже души), а везде на улицах были уличные торговцы и попрошайки, вперемешку с дорого одетыми господами. В отличие от Нового Орлеана, не белых лиц тут почти не было. Изредка мелькали китайцы, которых, в свою очередь, не было в восточной Америке, ещё чуть реже - индусы.
Но постепенно карета покидала людные районы, проезжала по мостам маленьких каналов и, наконец, оказалась на тихих улочках приличного квартала.
На выметенных улица прогуливалась всего несколько человек и слуг с собаками. Дом, в котором предстояло жить КОлет, был трёхэтажным с цоколем, с кованными перилами у крыльца и светлой парадной, выполненной в салатовых тонах. Винтовая лестница, покрытая ковром, Напольные часы и цветы - здесь было сдержано, но уютно. Этот дом будто бы усиленно опровергал теорию о своей "проклятости", но был совершенно тих. Двери комнат первого этажа были закрыты, Бен сразу повёл мадам на второй, уверяя, что её багаж вынесет кучер.
- Лорд Блейк, вы тут, - Бен не скрывал удивления, очевидно, что в Рождественское утро ему здесь быть не предполагалось, но Шон лишь встал с кресла, стоящего напротив разожжёного камина, и спокойно улыбнулся.
- Молодец, Бен, на сегодня ты можешь быть свободен. Мадам, - она не сильно поменялась внешне за эти годы. Последний раз им довелось видится три года назад, потом только письма-письма, тщательно зашифрованные и редкие. За эти три года лорд Блейк приобрёл новые знания, с ними новую седину, немного загара от постоянных разъездов, но тот слезет. А вот морщинки, собиравшиеся в уголках глаз от улыбки, конечно уже никогда не уйдут. Шон непринуждённо поцеловал руку Колет, рассматривая её с живым интересом человека, который столько лет не видел старого друга.
Бен поспешил кивнуть и удалиться, а Шон будто этого и не заметил, указал рукой на круглый столик, где был... чай. Прямо всё было очень по-английски, если не считать чертят, плясавших в глазах мужчины.
- Я решил встретит вас с нашим колоритом, - с лёгкой иронией сказал он, - Кстати, это ваша гостиная, - он обвёл рукой помещение, выполненное в цветах сливового, баклажанового и тёмно-лилового, с тёмным деревом. - Гостиная, дальше по анфиладе кабинет, дальше спальня и будуар.
Потом он ненадолго замолчал, рассматривая Колет, будто выискивая, что в ней изменилось за эти годы.
- Я рад, что вы приехали, - наконец сказал он.

сам дом

https://i.pinimg.com/564x/4d/28/f5/4d28f547029007df81b81eaa4eeed7ea.jpg

+1

6

Когда Шон коснулся губами ее кисти, Колет присела в легком реверансе и даже улыбнулась мужчине, рассматривая его чуть изменившееся лицо: новые морщинки, тронутые сединой волосы, его взгляд, в котором теперь было гораздо больше понимания нового мира, в который его провели не просто отворив дверь, а выбив все окна вокруг него и даже кое-где сломав стену. Сама же Колет совершенно не вытянулась в росте и практически не изменилась в лице, разве что очень истончилась, но ее это совершенно не портило, делало чуть более изысканной и необычной, нежели раньше. Девушка-рабыня ушла, дав место молодой женщине, которая от прочих леди может отличиться только цветом кожи. Может быть, еще немного более смелым характером и чуть худшим образованием, но Колет это ни капли не стесняло, она могла взять другим.
- Мне почудилось, или я слышу свист камня, летящего в сторону моего окна, - Колет чуть лукаво улыбнулась, позволяя себе наконец-то избавиться от верхней одежды, в которой уже становилось жарко, и осмотреться теперь более свободно. Замереть на секунду, осознав, что именно только что сказал Шон, и посмотреть на него взглядом человека, который словно бы спрашивает, в своем ли уме ее собеседник. Кажется, что в своем, но точно говорить ни в коем случае нельзя, - Мне это, конечно, приятно, но одной комнаты было бы вполне достаточно, Шон, - она отошла от мужчины к камину, проводя пальцами по резному порталу, рассматривая изысканные детали, - Я ведь не расплачусь никогда в жизни за них, - она слабо засмеялась  вернулась обратно, присаживаясь в одно из кресел рядом с чайным столиком.
- Я тоже рада оказаться здесь, - проговорила она, - И еще больше рада тому, что вижу своего друга здоровым и не истекающим кровью, - она вдруг стала совсем серьезной, забывая все свои улыбки.
Самое важное - видеть друг друга, знать, что друг с другом все в порядке, что никто другой не похитил его душу, не завладел его телом и не искусил встать на другую сторону. Они идут по тонкой грани, с которой можно свалиться в пропасть в любой момент, а потому ценно каждое слово, каждое письмо, каждая - даже самая мимолетная - встреча. Что уж говорить о том, что она теперь задержится в Лондоне и их встречи мимолетными совершенно точно уже не будут? Большая ценность, пусть и очень рискованная - попасть по двоим куда проще, чем по кому-то одному.
"Отпусти эти мысли хотя бы на секунду, женщина... Ничего с вами за час тишины и покоя не случится", одернула себя Колет и покачала головой, отводя взгляд.
- Теперь нам должно стать легче, - только проговорила она и снова вернула улыбку себе на губы и глаза, обращаясь к Шону, - Пойдем, я хочу посмотреть на комнаты, которые столь щедрый хозяин был добр мне предоставить, - она протянула Шону руку и поднялась, заходя немного вперед него, чтобы, словно кошка, которую впускают в дм первой, проскользнуть в кабинет раньше Шона, осмотреть его уже чуть более внимательно, чем гостиную, - А мелом по этому полу возить можно? Или жертвы приносить? Не хочется портить такую красоту... - она тихо хмыкнула, проходя вглубь кабинета, обходя письменный стол и присаживаясь за него, выпрямляя спину и вообще всем своим видом теперь походя на главу банка или биржи, не меньше. Вытянула перо из подставки и постучала им по хрустальному пресс-папье, - Кто-нибудь, принесите мне уже бренди и отчет по вчерашним сделкам! А вы, сэр? Чего стоите? Не видите, как я занята? - она обвела пустой стол рукой и тихо засмеялась.

+1

7

Шон наслаждался реакцией Колет и даже не скрывал этого - встал заведя стопу за стопу и чуть склонив голову на бок и улыбаясь. Он любил делать сюрпризы, любил выбивать людей из их зоны уверенности, просто потому что это всегда порождало самые искренние эмоции. Он ведь заслужил их немного, правда? Улыбаясь довольным котом, говорил Шон, впрочем, мягко и успокаивающе.
- В противном случае эти комнаты будут пустовать. А оплата... пяти шиллингов в месяц хватит. Это окупит услуги домработницы. С этим домом всё не так просто. После смерти Фила он приобрёл очень дурную славу. Да и я заодно, - Шон невесело хмыкнул. - Мол, не решил проблему, как следовало. Комнаты какое-то время приходилось сдавать значительно дешевле, и, знаете, люди получающие хорошие апартаменты за бесценок эти апартаменты и не ценят. Всё равно не окупалось, приходилось много вкладывать в ремонт. И два года назад я решил, что пусть уж лучше этот дом будет пристанищем для тех, кого мне тут приятно видеть. Итак итак он мне не для прибыли, - он задержал взгляд на Колет ненадолго, - Здесь помимо вас только очень специфический, почти безумный, учёный преклонного возраста, комнаты напротив. Я уверен, вы сначала поссоритесь, а потом очень подружитесь. Прочие комнаты ещё пустуют.
Шон думал сейчас присоединиться к Колет и разлить чая, но вудуистка нетерпеливо встала, желая осмотреть свои "влдения". Чтож, это получше эрл грея, бесспорно. Ручка женщины была очень маленькой и горячей, в мимолётной мысли его это почему-то смутило и он легко переложил ладонь Колет себе на локоть, продолжая непринуждённую беседу.
- Я научился неплохо подстраиваться. А насчёт кабинета - можете переставлять всё так, как хочется. Только круги и жертвы лучше оттирать самостоятельно, иначе домработницы не будет совсем, - лорд Блейк наблюдал за тем, как женщина присаживается, дурачится и чувствовал внутри какое-то тёплое довольство, - О, я смотрю, вы тоже неплохо научились подстраиваться, Колет, - рассмеялся он, впервые назвав её по имени. В письмах они использовали ложные имена, но в мыслях он уже давно обращался к мистической женщине по имени. А потом он состроил перепуганное лицо, - Всё пропало, мэм! Ваши акции обесценились, мы банкроты! - заломив шутливо руки он рассмеялся, - Внезапно в кабинет врываются либо дети, либо вот такие чёрные вестники. К слову, кхм, сегодня Рождество, я буду здесь не так долго, как хотелось бы, - он чуть виновато улыбнулся. - Семейный праздник. Давайте посмотрим все комнаты. Хочу быть уверенным, что вам тут комфортно.

+1

8

- Ах, все пропало! - вполне правдоподобно изображая деловую леди, что поражена тем, что потеряла совершенно все, Колет поднесла тыльную сторону ладони ко лбу и закатила глаза, отклоняясь назад так словно, вот-вот потеряет сознание. А после она только негромко засмеялась, складывая руки перед собой и рассматривая улыбающегося Шона.
Дети, праздники и смех - это все так сильно отдает самой простой жизнью, которой хотелось жить всем, кто был втянут в их дело, за той лишь разницей, что, например, Шон легко мог позволить себе это, если бы не оказался втянут в их с Филом дела, а Колет... с ней немного сложнее - она в этом уже очень давно и практически не знает спокойной жизни и перестроиться с такого режима предельно трудно, хотя никто не мешает ей хотя бы изредка думать об этом. Они улыбаются друг другу, смеются, и Колет кажется, что вокруг все прекрасно, что она попала в какую-то иную реальность, что ей снится сон об идеальном мире, где никто не страдает, где сейчас с минуты на минуту в кабинет зайдут все их павшие друзья, пошутят и расскажут какую-нибудь историю и позовут с собой. И вот, ей буквально на несколько мгновений кажется, что дверь за спиной Шона открывается, она слышит звук стучащих о дерево шпор и видит выплывающую из-за плеча лорда Блейка высоченную фигуру в черной то ли от времени, то ли от запекшейся на ней крови врагов куртке из плотной бычьей кожи. Он улыбается ей и машет рукой, привычным жестом поправляет шляпу, что сползла на плечи.
"Эй, сахарок. Не грусти. Я поймал тебе жука..."
А на ее плечо ложится другая рука, чуть сжимает, словно говоря, что кто-то всегда будет за ее спиной, прикроет, если нужно будет, хотя по сути прикрывала его всегда она.
"Моя дорогая Колет..."
Колет смахивает секундное наваждение, и улыбается единственной фигуре, оставшейся в кабинете.
- Прости... Замечталась на секунду, - Колет поднимается из-за стола и обходит его, еще раз осматривая пространство кабинета, подмечая мелкие детали, иногда даже немного непривычные детали - строгая и изысканная Англия была не такой, как Америка и Новый Орлеан, этот дом был не таким, как тот, в котором она выросла. Но ей здесь все равно нравится, - Вам совершенно не о чем беспокоиться, милорд, - она тепло улыбается ему, - Мне будет в этих комнатах комфортно, и я постараюсь как можно скорее найти для себя заработок, чтобы снять себе собственное жилье и не стеснять вас слишком долго, - ей и правда как-то совсем неловко от такой щедрости Шона: она просто не умеет принимать подарки просто так, тем более такие. Нет, мужским вниманием Колет никогда не была обделена, но такой размах ее все равно немного смущал.
- И, раз уж у нас праздник на носу, - она поспешила сменить тему, чтобы у Шона не было возможности возразить или как-то возмутиться, - Ваша семья будет не слишком против, если я украду у вас совсем немного времени и приглашу пройтись по улице ненадолго? - если его самого не смутит простая прогулка рядом с кем-то навроде нее. Какого бы мнения у себя дома Колет ни была о равенстве черных и белых, она в чужой стране, о нравах которой до этого судить могла только из рассказов и кое-каких долетавших до нее слухов, а потому рисковать репутацией Шона не хотела. Открытая прогулка на свежем воздухе это совершенно не то же самое, что прийти по отдельности в трактир и разговаривать в темном номере, где их никто не увидит.

+1

9

- Время от времени надо позволять себе мечтать, - мягко отозвался Шон, - И может когда-нибудь мечты станут целями.
Он оттолкнулся от стены, у которой стоял и опять подал женщине локоть.
- Меня ждут к 4. Сейчас только час дня, так что у нас определённо есть время прогуляться. Тем более, я буду рад показать вам поближе Лондон. Он может испугать по-первости, но на самом деле в нём есть какой-то особенный шарм. И так много загадок.
***

саунд

После того, как Шон передал Колет ключи и они тщательно закрыли номер 202, их втянули в поток бесконечные улицы Лондона. Будто бы из маленького ручейка, они двинулись на юго-восток, в сторону Сити и Ист-Энда, Шону хотелось показать то, чего действительно не было ни в одном городе мира - демонического посольства. Лорд Блейк не испытывал большой симпатии к демонам, но не мог отрицать ни того странного трепета, который возникает от простого присутствия рядом с тобой этого потустороннего существа, ни того, что вокруг демонов и посольства витала особая аура.
Но идти до них было достаточно долго, больше часа, а уже через 20 минут им пришлось свернуть с ужасно шумного Холборна в более спокойные улицы, потому что наслаждаться прогулкой в бесконечной веретенице прохожих было совершенно невозможно. Особенно если эти прохожие иногда останавливались как вкопанные и глазели на Колет. Шон уже понял, ещё по переписке, что вопрос цвета кожи для женщины болезненный. Он не думал, что кто-то решиться к ним приставать или задирать богато одетую пару, на бирже так и вовсе появлялись предприниматели из Африки, с которыми было не зазорно выпить виски и раскурить сигарету. Но сейчас они шли среди бесконечного потока простых граждан - пёстрых, разных, не привыкших. На одном углу сидел мальчонка и чистил ботинки, в другом конце ходил с подносом продавец пирожков и горячей картошки - дешёвая пища для замерзающих бедняков, большая часть всего народа теснилась к лавкам и магазинам в последней предпраздничной лихорадке срочно покупая подарки своим не близким людям. Это было хоть и ярко, но очень шумно, а Шон совершенно не переносил суету вокруг себя, потому маневр получился сам собой, а шаг замедлился только тогда, когда их окружало не больше двух десятков человек на относительно спокойной двухколейной улице недалеко от Сити. Здесь старые Лондонские здания межевались с современными постройками, но все нижние этажи были отданы под многочисленные лавки и конторы. Ателье, нотариусы, даже контора "посольских договоров", как красиво себя обозвали посредники.
Некоторые помещения сдавались в аренду, некоторые были на ремонте. Здесь предпразничная суета выражалась только в развешенных остролистах на дверях и гирляндах в окнах.
- Рождество, хороший день, чтобы что-то менять в своей жизни. Всё окружающее пестрит и буквально говорит о начале какого-то нового этапа в жизни, - проговорил Шон, поддерживая беседу. Они с Колет болтали всё это время, к слову, он рассказывал о улицах, районах города, зданиях и каких-то мелких особенностях места, которому предстояло стать её домом.

+1

10

Безусловно, Лондон разительно отличался от Нового Орлеана своими масштабами, своим лицом и всеми теми, кто его населял: Колет воочию смогла убедиться, как много народу прибывает сюда день ото дня, год от года, смогла увидеть, как это сказалось на общей атмосфере. Каждый пытался отыскать здесь свое место и довольно часто не находил - это она поймет позднее, когда сама пройдется по прилегающим к дому улочкам, когда уйдет чуть дальше района, облюбованного теми, кто нашел себя в жизни и вполне этим доволен. Ей еще предстоит воочию увидеть работаные дома, увидеть порт и подворотни, приютившие тех, кто оказался ненужен лондонскому обществу ни в каком виде. Увидеть, ужаснуться, но смириться с тем, что судьба протягивает руку не каждому, даже если они как следует просят: Лондон не любит, когда перед ним стоят на коленях, Лондон любит, когда ему вцепляются в глотку и отчаянно сопротивляются, поднимаясь все выше и выше, обустраивая мир вокруг себя, заставляя его крутиться по своим правилам.
За себя она была спокойна - своего молодая женщина не упустит никогда, сможет выудить максимум из того, что имеет, подняться так высоко, чтобы лично для нее открылся достаточный обзор. Но это все начнется завтра, а сегодня Колет позволит себе просто посмотреть по сторонам, вдохнуть этот плотный - конечно же, отличный от Орлеанского - воздух, в котором смешалось столько запахов: от самых неприятных, но сглаженных теперь обрушившимся на город катаклизмом, до чарующих навроде того, что доносился из булочной, мимо которой они только что прошли.
Пока Шон не вывел ее на чуть менее людную улицу, она старательно пропускала мимо себя все эти удивленные лица людей, что увидели по своим меркам настоящую диковинку: темнокожая женщина, да еще и хорошо одетая, что положила руку на локоть своего белого и явно богатого спутника. Наверное, для кого-то здесь это дикость совершенная, но Колет научилась справляться с такими вещами. Больше внимания она уделяла спокойной интересной беседе с Шоном, а так же тем стенам, что теперь будут окружать ее - простой жизни, что текла по улицам, словно кровь по венам. В этом было столько тепла, столько того, о чем большинство может только мечтать: в каждой мелочи, в каждом шаге, в каждом поступке или слове - все это полнилось тем светом простой человеческой жизни, которую Колет ценила, что становилось хорошо, а тревоги отступали. Где-то в нескольких шагах перед ними молоденькая девчушка обронила корзинку, наполненную овощами, и все ее покупки покатились по мостовой, а часть и вовсе сгинула под колесами кэба. Пара помидор и картофель оказались под ногами у Колет и женщина остановилась, присела, поднимая овощи, и мягко скользнула к заметавшейся по улице девушке, возвращая все в корзинку. Та поначалу удивленно посмотрела на нее, а Колет только мягко улыбнулась. "Спасибо", - донеслось до ее уха, кода Колет снова вернулась к Шону, снова беря его под руку.
- На самом деле, милорд, - продолжила она начатый ранее разговор, - начать что-то новое можно каждый день, можно сделать это в следующую минуту, нужна только ваша собственная воля, - она улыбнулась мужчине, - Хотя, первая Рождественская звезда, это сильный символ. В нем есть какая-то магия, вы правы: немного божественной силы, его теплая рука, какую трудно ощутить в любой другой момент, - она задела взглядом маленького попрошайку, что крутился около лотков с овощами, словно пытался увести себе несколько корнеплодов - для себя или для кого бы то ни было еще. Она едва нахмурилась, хотя прекрасно понимала, что всех приютить и обогреть невозможно.
- Многим только чья-то сильная рука и помогает держаться... И любовь к кому-то или к чему-то, - проговорила Колет, рассматривая теперь самого Шона.

+1

11

Шон рассмеялся легко ответу Колет, вспоминая себя и поворотные моменты своей жизни, конечно же не приуроченные ни к какому празднику, и согласно кивнул.
- Да. Бесспорно, начать можно в любой момент. Менять, решать, идти куда-то. Но порой праздник - хороший повод напомнить себе, что ты решил что-то поменять. От обоев и табака в трубке, до жизни в целом. Очень часто для решения не хватает какой-то мелочи, которая скажет тебе "да", - Шон давно не вёл с женщинами таких простых, но в тоже время высоких бесед. Они были пустыми, казалось бы, но приятными. И суть, и голоса...
И может то и было небольшое жестокосердие, но окружающей грязи Шон при этом не замечал. Как и любой лондонец, рождённый тут, выросший, ходящий по этим улицам каждый день, он знал слишком много и о обратной стороне "нищеты" - профессиональных попрошайках в гриме, которые поднимали деньги равные нормальному среднему классу, при том обманом и игрой на жалости. Как политик, он видел в этом проблему управления, как человек - проблему совести, и предпочитал быть в ладах со своей и только с ней.
Тем более, трудно было думать о горе и бедности, когда вокруг витает какая-то особая атмосфера.
- Многим только чья-то сильная рука и помогает держаться... И любовь к кому-то или к чему-то, - проговорила женщина и Шон повернулся к ней, встретившись с внимательным взглядом. Внутри что-то пока слабло, но дрогнуло, в сомнении - был ли то намёк или продолжение абстрактной беседы. Шон решил не искушать себя догадками, и мягко улыбнувшись вернул всё к нейтральной беседе:
- Я бы сказал, это основная ценность любого человека. Сильным людям рядом нужен кто-то для опеки, слабым - для покровительства, и это нормально. Ровно как и любому человеку надо что-то или кого-то любить. Дом, работу, детей, - он отвернулся и дошёл до перекрёстка, который ведёт к посольству Ада.
Некогда Уайтчеппл был дном этого города. Сейчас он стал дном мира по факту, но респектабельным районом по виду. Портал в АД разорвал старые трущобы, в первые годы люди бежали из своих домов. А потом появилось посольство и вокруг него районы стали облагораживаться и обрастать инфраструктурой, агенствами, кафе и поместьями тех демонов, что решили жить вне "родных стен". Это место выглядело как один огромный запретный клуб, куда ни смотря ни на какую мораль стекались сотни людей. Увидеть, почувствовать, прикоснуться... Сколько душ получили демоны на одном только любопытстве?
- Я думаю, вы должны его увидеть, - сказал Шон и кивнул себе. Он повёл Колет по мощёной улице вдоль относительно новых зданий и лавок. Тут всё было... немного другим. Чем-то неуловимо отличавшимся, будто бы подражающим нормальному декабрьскому Лондону, но другим...
Ворота посольства, будто в насмешку над воющим духовенством, были обвиты остролистом и даже имели на себе омеллу. Более того, рядом с входом была большая афиша о ночном рождественском балу. У входа лежали, отзеркалив друг друга, две большие чёрные собаки, такие неестественные, будто бы статуии, а перед дверью такой же статуей замер лакей.
- Бесы, - кротко пояснил Шон. Он не повёл колет дальше ворот, потому что даже любопытство надо вовремя тормозить. - Низшие демоны. Я про псов.

+1

12

- Правда, иногда человек утрачивает прямое и правильное понимание того, что именно ему нужно для собственного счастья. К сожалению, - Колет только лишь покачала головой, рассматривая людей вокруг таким взглядом, словно пыталась отыскать там кого-то, кто смог бы стать прекрасным подтверждением ее слов, но, так и не найдя, вернула свое внимание прекрасной архитектуре города, - Они начинают искать успокоение в вещах, в деньгах, в развлечениях. Надевают маску безмерного счастья там, где следовало бы остановиться и заплакать от осознания бесконечного одиночества. Однажды все приходят к тому, что нужно найти крепкое плечо, на которое хочется опереться: кто-то приходит к Богу, а кто-то все-таки находит утешение в близком: усыновляет ребенка или обретает друга... Это и прекрасно в человеке. Однажды большинство из нас все равно возвращается на верный путь, - Колет мягко улыбнулась и последовала за Шоном.
Когда она ступила на территорию, занимаемую демонами и их посольством, на мгновение показалось, что даже воздух изменил свои свойства: нет, дышать не стало трудно, его не стало меньше или он не стал зловонным или не стал наоборот сладким, словно завлекающим в свои объятия, завлекающим тех, кто отчаялся там - в жизни, что пахнет углем и протухшей рыбой. Он просто, словно был другим, как будто ты вдыхаешь что-то, пропитанное темным колдовством, дыханием самой Преисподней. Даже местная архитектура говорила о том, куда ты пришел: если тот Лондон, что остался за их спинами, рассказывал историю города, открывал прошлое, позволял заглянуть в жизни людей, населявших эти дома, то Лондон, в котором она оказалась сейчас, говорил о чем-то другом, пытался рассказать какую-то историю, гостеприимно приоткрыть входную дверь, но при этом давал понять, что сделает он это не бесплатно. Ты мог прийти сюда и в какой-то момент подумать, будто душа, это нечто настолько эфемерное, потерю чего ты не ощутишь никогда, но вот то, что ты можешь получить после сделки с дьяволом, гораздо ценнее и пригодится намного больше, чем что-то, чего ты даже не увидишь. Встает вопрос, стали бы демоны так охотиться за твоей душой, если бы она не была столь ценным артефактом? Но, такой вопрос себе не задают те, кто отчаялся, либо потонул в бесконечном пороке и удовольствиях. Колет твердо знала: ты можешь отдать последнее, но ты никогда не должен прощаться с собственной душой, ибо от нее происходит все остальное.
- Здесь красиво, - говорит Колет от чего-то негромко, - но меня пугает это место, - она не отпускает локоть Шона, но при этой делает несколько шагов к воротам посольства, рассматривая его молчаливых пока что сторожей. Один из псов, правда, поднял голову, рассматривая зашедших смертных гостей с определенной долей любопытства. Колет поймала его взгляд, попробовала увидеть там что-то, но никак не смогла это интерпретировать - потому ей и было немного не по себе: она просто не знала, как в таком месте нужно держаться, и каких действий лучше не предпринимать. Ничего страшного. Она проживет какое-то время в Лондоне и привыкнет ко всем его странностям, так разительно отличавшим Лондон от Нового Орлеана - это все лишь вопрос времени, привычки и умения приспосабливаться, а уж этого качества у Колет было достаточно.
Отойдя от решетки, молодая женщина пошагала дальше, останавливаясь напротив дверей аккуратной строгого вида конторы, вывески на которых гласили, что именно здесь за небольшую цену им окажут все услуги по проведению сделки по продаже души. Клиентам агентства не придется решать бюрократические вопросы, и останется только расслабиться и получать удовольствие. Просто из интереса, Колет захотелось зайти внутрь, но она осталась стоять на месте.
- Мне это все кажется таким неправильным... - только и проговорила она.

+1

13

КОлет наблюдала за районом отданным Аду, пусть и не официально, а он наблюдал за ней. За немного напряжённым интересом, за осторожностью, за замедлившимися действиями. Она не отталкивала этот новый мир, но и не принимала его, ходя по краю и изучая, присматриваясь, пытаясь решить этот ребус. Или он хотел так думать? В этом любопытстве было что-то знакомое ему самому, родное.
- Мне это все кажется таким неправильным...
- Мне тоже, - эхом отозвался Шон, мягко отводя Колет по улице дальше, потихоньку выводя из Уайтчепла, - Но стоит признать горькую истину - большую часть бизнеса, связанного с продажей душ, развили даже не демоны, а люди. В этих конторах работют не по принуждению, и не из-за проданой души, а ради наживы. Иногда, проходя по этому району, я задаюсь вопросом - так ли мы далеки от демонов. И не являются ли они реинкарнацией особо гадких смертных душ? - он повернулся к Колет и улыбнулся, немного с самоиронией, - Как видите, я люблю создавать абсурдные теории. Скажите, когда устаните их слушать.
Они прошли ещё пятнадцать минут, свернули на другую улицу, в конце кооторой был оживлённый деловой центр, а в начале - старые дома, какие получше, какие постарше. Один из домов, причуда архитектора, был выполнен в стиле эклектики, и заисмтвовал то ли мавританские, то ли мексиканские элементы, при этом оставаясь английским. Вида он был чуть-чуть нелепого. Наверное так почситал и предыдущий владелец лавки на первом этаже. Она была закрыта, да при чём так давно, что стёкла пустующего первого этажа выбили. Эдакий нищий на приличной улице.
Шон заметил, чт оКолет остановилась у этого здания, и тоже замедлился.
- Такое, кстати, бывает, когда долго не можешь найти арендатора, - пошутил Шон, намекая на свой "проклятый" дом.

+1

14

- В человеческой душе становится все меньше и меньше содержимого, - негромко проговорила Колет, провожая взглядом это странное место и снова смотря перед собой, - Когда я сталкиваюсь с такими вещами, то невольно думаю о том, что скоро людям и вовсе нечего будет предложить демонам, и тогда те вернутся к себе, где загнутся от голода, - она задумалась и тихо хмыкнула, - Наверное, при таком раскладе простые смертные сами смогут побороть демонов и все то зло, против которого выступили мы с вами, милорд, - она бросила короткий взгляд на мужчину, слушая его теории и даже кое-где согласно кивая, - Я бы выразилась немного иначе, если вы позволите, - Колет постучала пальцами свободной руки по губам, - На мой взгляд, демоны, если и были раньше самостоятельными существами, которых изрыгнула Преисподняя, или которых низвергли с небес за их гордыню или злобу, то сейчас они изменились. Я бы сказала, что демоны сейчас, это прямое сочетание всех тех душ, что были поглощены ими, всех тех, кто был отправлен в Ад за свои злодеяния. Самые лучшие достаются сильнейшим, а души качеством похуже перепадают всем остальным, - она чуть пожала плечом, - Мы сами создаем демонов, иногда даже не задумываясь об этом... Так бы я сказала.
Они уже значительно отдалились от посольства, и Колет словно бы стало легче - странная аура того места отпустила ее шею и позволила снова втянуть запах настоящего Лондона - такого, каким его знали все простые люди.
Здесь город снова изменился, стал современнее, оживленнее, задышал так, как должен дышать любой большой город, и настроение Колет совсем улучшилось, хотя для себя она решила, что обратно пойдет другой дорогой, подальше от места сосредоточения всего того неправильного, что Колет видела в непосредственном сосуществовании и взаимодействии хищника и добычи, что по собственной воле складывала голову в пасть первым. И в какой-то момент Колет остановилась, задерживая взгляд на здании, которое совершенно точно выбивалось из общей массы строений, возвышавшихся над ее головой.
- Я смотрю, что это ваша больная мозоль, милорд, - улыбнувшись, она отпустила локоть Шона и сделала шаг по направлению к зданию, аккуратно приближаясь к нему и прикасаясь пальцами к стене, проводя ими к подоконнику и аккуратно обводя контур выбитых окон. Словно забытый на улице ребенок, которому не досталось совершенно никаких подарков на праздник, про которого все вообще забыли, пусть и не со зла.
Колет попыталась заглянуть внутрь, но пока еще светлая улица не позволяла разглядеть того, что было внутри, а потому Колет чуть приподняла юбку, чтобы было удобнее делать быстрые широкие шаги, и, лукаво улыбнувшись Шону, двинулась в сторону входной двери.
- Надеюсь, за мою маленькую шалость проблем мы не наживем, - проговорила женщина и попробовала толкнуть дверь. Та со скрипом, но поддалась, и Колет шагнула внутрь, аккуратно ступая вперед и проходя в самую глубь этого забытого всеми необычного дитя. Скорее всего, это была какая-то лавка - по левую руку от нее стоял прилавок с витринами, на пол было повален единственный стеллаж, который еще отсюда вынести не успели, а по стенам шло большое множество полочек. Колет подошла к одной и аккуратно взяла с нее небольшой флакон, надпись на котором значила "Императрица Индии". Колет попробовала вдохнуть запах от туда, но потянуло лишь пылью, отчего женщина чихнула.

+1

15

- Хорошие люди не переведутся, Колет. Я верю, пусть и немного наивно, в закон равновесия. Чем больше в мире зла, тем чаще появляются лучшие из людей, - Шон улыбнулся и посмотрел на вудуистку, - Разве вы сами этому не подтверждение?
Он ещё раз осмотрел здание, небрежное, но крепкое, и мысленно посчитал, какую прибыль оно могло бы принести, и почему его не привели в порядок?
- Я смотрю, что это ваша больная мозоль, милорд, - отозвалась на его фразу про аренду Колет и Шон широко улыбнулся:
- Я просто полон сопереживания к этому... дому. Может это место тоже "проклято"?
Колет, точно любопытный ребёнок, пошла внутрь и Шон, рассеянно оглянувшись, последовал за ней. А вдруг и правда проклято? Сколько историй может рассказать забытый дом? Каждый из них...
Првда обычно он рассказывал их во время уборки...
Шон последовал за вудуисткой, сразу отметив полностью захламлённый всяким мусором пол. Тут явно устраивали методичный бардак. Он двинул тростью один из осколков и сделал пару шагов по холлу.
- Это похоже на грязную конкурентную борьбу. Или смерть арендодателя. Разумный бизнесмен не бросает то, что можно перепродать, - мужчина указал тростью на уже явно попорченные временем стеллажи. - Рынок - место для людей с большими клыками. Впрочем, это вы наверняка и сами знаете ,вы ведь были под покровительством мадам Лаво.
Шон сделал ещё пару шагов, украдкой посматривая на саму Колет.
- Планируете продолжить её дело, Колет?

+1

16

- Нет, - Колет вернула флакон на полку, аккуратно поставив его и рассматривая теперь кончики затянутых в перчатку пальцев, растирая пыль на них, - Не так, как это делала Мария, - она посмотрела на Шона, - Мадам Лаво зарабатывала деньги на том, что помогала людям, что приходили к ней со своими бедами, потерянные и запутавшиеся, проклятые или просто неспособные сделать что-то важное своими руками. Она работала не только с теми, кто шел к ней за благословением сделки, не только с теми, кто хотел приворожить красавицу, - она на секунду замолчала, вспоминая особенно страшный случай, - Но и с теми, кто столкнулся с настоящими катастрофами, пусть и внутри их собственного мира, и кому никто не мог или не хотел помогать. А она шла навстречу, но при этом ее кошелек становился все туже и туже, - Колет нахмурилась, обошла мужчину и подошла к развороченному прилавку, внимательно осматривая его, всматриваясь в каждую мелкую выбоину, оставленную либо временем, либо чьими-то руками, - Я и дальше буду практиковать и заниматься тем, чем занимаюсь, но я буду делать это бескорыстно, потому что кто-то должен протянуть руку тем, кто совсем отчаялся. Нельзя отворачиваться от беды просто потому, что тот, на чью долю она выпала, не может дать тебе что-либо взамен, отсыпать тебе несколько фунтов в обмен на собственный покой. Моя сила дана мне для того, чтобы протягивать руку, и делать это бескорыстно, без малейшей задней мысли - это мой путь и я всегда буду ему верна. Даже если останусь на улице без куска хлеба, - она подняла глаза и посмотрела вокруг себя, - А зарабатывать деньги можно и другим путем.
Колет закусила губу, задумываясь - было видно, что она над чем-то размышляет, что-то воображает себе, что-то, совершенно точно связанное с этим зданием.
- Как думаете, милорд, - Колет улыбнулась, - возможно ли отыскать владельца этого здания? Взять его в аренду по сходной цене. Моих сбережений хватит на первое время, а потом придется упорно трудиться, но меня это не пугает, - она привыкла работать, так что и здесь справится, - И как думаете, оценит ли Лондон еще одну экзотику прямо под боком у Посольства демонов?

+1

17

- Всем вы не поможете, Колет, - сказал это Шон мягко, с ноткой сожаления, но всё же сказал. Ему всегда было немного жаль альтруистов и в тоже время, он никогда бы не хотел оказаться в мире, где их нет. Где нет бескорыстности, где нет людей живущих дальше своего собственного порога. Он увидел это в мадам Девон впервые и видел всегда, под кажущейся резковатой оболочкой была почти материнская любовь к тем, кто её не получил. Он следил за женщиной украдкой, опираясь руками на трость. - Тем более не поможете, если вы умрёте от голода. С деньгами помогать вообще проще, - он хмыкнул, будто бы выражая этим своё кредо... впрочем, в некоторой степени так оно и было.
Он молча рассматривал профиль задумчивой Колет, любопытствуя внутри о чём же может думать женщина? Это было своего рода развлечение, посмотреть в ту же сторону, мысленно пройти по тем же плитам, мысленно понюхать те же духи и сказать те же фразы... Наложить это на то, что ты знаешь о характере, как маленький детектив на один акт. Наверное, Колет задумалась о заработке в этом новом месте. Их разговор логично подводит к этому. А этот дом наталкивает на мысли...
- Как думаете, милорд,возможно ли отыскать владельца этого здания? Взять его в аренду по сходной цене.
Шон лукаво улыбнулся, довольный своим микро-расследованием.
- Вполне.
- И как думаете, оценит ли Лондон еще одну экзотику прямо под боком у Посольства демонов?
- Лавка экзотических вещей будет здесь очень даже в тренде, - выдвинул следующую свою догадку Шон, но КОлет ответила ему такой улыбкой, что он понял - тут не угадал.

+2

18

Губы Колет растянулись в улыбке и на покачала головой, поворачиваясь вокруг себя и осматриваясь вокруг, разводя руки в стороны, словно демонстрируя ему всем известную истину. Благо, что не запуталась в юбке и не споткнулась о что-нибудь из лежащего на полу мусора, а то вышло бы совсем неловко - пришлось бы ловить, а если бы Шон не успел, то она бы либо платье порвала, либо стукнулась головой и окончательно смешала все свои мысли, что так старательно раскладывала по полкам внутри себя.
- Нет, милорд, в лавку экзотических товаров не зайдет никто, кто мог бы рассказать мне что-нибудь хоть сколько-нибудь стоящее, - она снова посмотрела на мужчину и положила руку на пыльный прилавок, - Язык не развязывается, когда ты покупаешь пучок лаванды, скорее - он завязывается в тугой узел, потому что в лавке, подобной такой, ты никогда не задаешь вопросов, у тебя нет повода задержаться и перекинуться парой слов, потому что, люди редко говорят о чем-то отстраненном, пока совершают покупку. А вот, когда на язык попадает алкоголь, когда твой желудок полон вкусной еды... Вот тогда и хочется вести беседу с той милой улыбчивой миледи, которая принесла тебе очередную бутылку. Рядом с Сити, рядом с Посольством - паб будет самым выгодным вложением в нашем деле, - первое время, конечно, придется работать едва ли не в ноль, если не себе в убыток, пока не решишь все финансовые вопросы, связанные с приведением этого места в должный вид, - А, если сработать как следует, то сюда пойдут именно те, кто нам нужен, - она улыбается мужчине и почему-то думает, что Фил бы одобрил такой подход. Наверное... Паб, пронизанный экзотикой от самых дверей и до цветов в волосах хозяйки - такой же экзотичной, как и все вокруг - должно получиться. А пока...
- Я думаю, мы можем возвращаться, если вам не хочется показать мне еще что-нибудь, - она подошла к Шону и взяла его под руку, - Только... Не могли бы мы обойти Посольство - оно вселяет в меня смуту, - Колет едва нахмурилась, но Шон прекрасно понял ее чувства, на том и порешили.
- Спасибо за все, и с наступающим Рождеством, милорд, - провожая Шона, Колет чуть склонила голову и закрыла за ним дверь, поворачиваясь лицом к холлу и смотря вокруг себя. Сверху донесся какой-то грохот, а затем отборная брань с каким-то явно немецким акцентом и Колет вскинула брови - ах, да, должно быть, это тот самый господин ученый, о котором Шон рассказал ей. Женщина подумала несколько мгновений, а потом решила, что чем ругаться со своим соседом, она лучше достанет привезенную из Нового Орлеана бутылку виски, которую ей вручила экономка Марии, и наведается к ученому с самыми что ни на есть положительными мотивами.
В итоге, они, конечно, поругались, но Колет показала свой характер, приструнила профессора Бириха, и тот сменил гнев на милость, даже отыскал парочку не пыльных  не заполненных не пойми чем стаканов, в которые и был разлит виски. Тут же отыскалась и закуска, и удобное кресло для "мадам", как назвал ее профессор, а там со второй порции и беседа пошла - Колет оказалась благодарной [и, кажется, первой за долгий отрезок времени] слушательницей, которая с самым настоящим энтузиазмом задавала вопросы, интересовалась и даже умудрилась решить несколько профессорских загадок, чем окончательно задобрила старика. К глубокой рождественской ночи на их столике появилась еще парочка бутылок с каким-то невероятным пойлом личного - Николауса - приготовления, а после четырех утра Колет совершенно толком ничего не помнила.
Проснулась она в совершенном тумане, но в своей собственной постели и даже в одежде - только обувь и сняла. Это уже хорошо. На прикроватной тумбочке стояла банка с заспиртованной крысой с двумя хвостами - вот это уже было интересно. Хорошо, будет разбираться по ходу, и не в таких ситуациях бывала.
Ближе к обеду Колет привела себя в достойный вид, решила было прогуляться и лично осмотреть места вокруг, но обнаружила на пороге дома конверт с сургучной печатью и вензелем в форме буквы "Г", оплетенной плющом. Внутри оказалось короткое письмо от леди Гастингс, что настоятельно приглашала Колет приехать в гости и выпить с ней чашечку чая, поскольку супруг с друзьями удалились на прогулку, а ей невероятно скучно. Грех отказывать благородной даме, что проявляет столько интереса к ее персоне, а потому Колет остановила кэб и назвала указанный в письме адрес.
Вернулась она уже практически к ночи - уставшая, но в великолепном настроении, пусть и не оставляя определенных тревог - все слишком хорошо начиналось, а потому Колет думала - не стоит ли ждать какой-нибудь тревожной новости. Она прошла в дом и сняла верхнюю одежду, думая на ходу, что нужно все-таки разобрать вещи и начинать думать, где она будет брать деньги на жизнь, и как отыскать хозяина той заброшенной лавки.
Так и жила: прекрасные моменты резко сменялись жизненными трудностями, а потому всегда приходилось быть в тонусе. Как говорится, движение это и есть сама жизнь.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » дом, который выкупил Блейк