Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Новая напасть


Новая напасть

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/tvw1z.gif
http://sg.uploads.ru/dcX0D.gif

Вестер Мур и Сабрина Темперс
11 ноября 1886 года, дом Вестера Мура

И вновь профессору оккультизма и его отважной студентке предстоит столкнуться с очередной проблемой, только на этот раз знания науки не помогут им ее решить. Профессор оказывается обезоружен перед лицом неизведанной опасности и лишь мисс Темперс способна ему помочь. Кто бы мог подумать, что Вестер Мур заболеет? Даже он сам не мог помыслить о подобном, а потому пытается всячески отрицать и игнорировать этот ужасный факт. Лечить человека, не верящего, что он болен - задача не из легких, но Сабрина сталкивалась и не с таким.

Отредактировано Wester Moore (19 июня, 2018г. 19:04:33)

+2

2

Возвращаться в дом профессора после произошедшего казалось Сабрине не самой лучшей идеей. Сейчас, придя в себя окончательно и множество раз переосмыслив произошедшее, она уверилась, что наверняка оставила о себе не самое лестное впечатление у жителей дома. Девушка сама не знала почему, но ей казалось это очень важным. Быть может оттого, что со своими слугами он общался иначе, чем Рин привыкла. Но от мыслей, что сейчас она может увидеть профессора сердце начинало биться быстрее. Студентка волновалась, что Вестер решит будто она навязывается ему и все же хотела увидеть его хоть мельком. 
- "Но ведь это не так? Я не навязчивая?" - в который раз спрашивала она у себя. К груди мисс Темперс прижимала несколько книг которые той ночью выпросила у профессора почитать.
- "Кто знает, когда они могут понадобится профессору Муру? Начнет искать, а их нет и меня на занятиях нет." - утешала себя студентка. Недавно ей пришло письмо о том, что вскоре сестра посетит Лондон для одного крайне важного дела. В письме матушка просила на эту неделю отложить учебу и помочь сестрице. Это значило лишь то, что книги непременно нужно вернуть! Снова повторив про себя о необходимости возврата книг, Рин вздохнула и придерживая подол темно коричневого платья поднялась по ступенькам. На пару мгновений девушка замерла на пороге и даже обернулась назад. Сейчас еще было не поздно отступить.
- "Нет. Быстро отдам книги дворецкому и вернусь" - решила она про себя испытывая расстройство от того что не увидит Вестера.
- "Хотя с чего я вообще решила, что он дома?" - Сабрина постучала в дверь и стала ждать. Дверь никто не открывал, что крайне подозрительно. Студентка постучала снова и через какое-то время дверь открыл сам профессор. На мужчину мисс Темперс смотрела удивленно.
- Доброго дня, профессор я решила занести вам книги... -  Рин всматривалась в лицо Вестера и с каждым мгновением все четче осознавала, что выглядит мужчина нездорово. Бледное лицо, слезящиеся глаза, изменившийся голос - все явно говорило о том, что мужчина болен.
- Вы плохо себя чувствуете? Вы выглядите заболевшим, профессор. Хотите я дойду до аптеки? Вам выходить явно не с руки. - в голосе студентки соглашалась озабоченность. Сабрина даже позабыла о книгах корыте продолжала прижимать к груди.
- "Наверняка простыл там на кладбище" - заключила девушка и почувствовала себя немного виноватой и причастной к болезни любимого профессора.

+1

3

Все имеет свойство заканчиваться, ничто в людском мир не вечно, разве что кроме глупости и пороков, но не о них пойдет сегодня речь. Слишком долго профессор Мур бегал по ночам по кладбищам, слишком долго без остановки расследовал преступления, не делая никакой передышки. Слишком долго он полагался на собственную стойкость и выносливость, а когда почувствовал легкое недомогание, не придал ему никакого значения, ведь было столько дел, не требующих отлагательств. И вот организм неугомонного профессора решил показать тому красную карточку, потому что желтые попросту закончились. Этим утром Мур еле-еле сполз с постели, уши и нос были заложены, горло неприятно саднило и голос стал ниже на несколько тонов. Все тело ломило, была безумная слабость, мысли попросту не желали собираться в кучу. Но вместо того, чтобы спуститься на кухню, заварить себе крепкий чай с медом и лимоном, Вестер на ватных ногах поплелся в свой кабинет, упал в кресло и склонился над разбросанными бумагами на столе. Он зря лелеял надежду продолжить работу, зря рассчитывал понять хоть что-то из написанного. Он чихнул. И еще раз. Не третий в дверь постучали и, не дождавшись ответа, в кабинет зашел его управляющий – мистер Бейтс.
- Все ли у Вас хорошо, сэр? – спросил мужчина, не без волнения оглядывая профессора.
В ответ Вестер лишь шмыгнул носом и кивнул головой. Он было попытался что-то ответить, но голос словно пропал, и из горла вырвался лишь хрип. Поняв, что затея эта неудачная – махнул рукой и снова уставился в бумаги невидящим взглядом.
- Сэр, посмею предположить, что Вы не здоровы. – Не унимался мистер Бейтс. – Мне кажется Вам не следует сегодня работать. Насколько мне известно, лекционных занятий в этот день нет, поэтому Вы бы могли позволить себе…
- Со мной все в порядке.
- … отдохнуть. Мне послать за доктором?
- Не стоит ни за кем посылать. – Ответив гнусавым голосом, Мур откинулся в своем кресле и поморщился от нарастающей мигрени. Понял, что ничего прочесть не получится и расстроился еще больше.
- Тогда позвольте я сам…
- Идите домой, Бейтс. – Фраза прозвучала слишком резко, поэтому ученый замялся и поспешил добавить, - Пожалуйста. Я не собираюсь сегодня никуда выходить, но прошу, оставьте меня одного.
Потребовалось время, чтобы выпроводить всех из дома. Стиви, к счастью, где-то и так пропадал, но вот мистер Бейтс и миссис Майерс не желали уходить без боя и считали своим святым долгом вылечить Мура, который, превозмогая боль, уже почти что кричал на них и пытался доказать, что совершенно не болен, просто не выспался, переутомился и нужно всего лишь чуть-чуть отдохнуть. А для этого необходимо побыть одному.
Закрыв за своими слугами дверь, он устало вздохнул и посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж. Не было сил даже подниматься по ней, поэтому решено было присесть в гостиной и немножечко вздремнуть.
Из дремы Вестера вывел стук в дверь. Поначалу он подумал, что ему показалось, но стук повторился вновь. Закатив глаза и даже не пытаясь предположить, кто этот незваный гость, мужчина босиком поплелся к входной двери и, если бы вид его не был настолько измотанным, можно было бы легко заметить, как он обомлел и живо подтянулся, увидев на пороге ту, которая занимала его мысли последние дни, которая что-то в нем изменила.
- Мисс Темперс… - Только и вымолвил он, но услышав предположение девушки, постарался подобраться и придать себе адекватный вид. – Нет-нет, просто, немного устал. Вы… принесли книги? – Он отвернулся, чтобы откашляться и отступил в сторону, пропуская студентку. – Не стоило переживать, могли бы хранить их еще долго. Прошу, проходите. Чаю?
Вестер помог Сабрине снять верхнюю одежду, принял из ее рук книги и бросил их на ближайшую полку. Они явно волновали его меньше всего на свете.
- Как Ваши дела? Как раны, заживают? – Он резких жестов и поворотов начинала кружиться голова, бодро дойдя до самой кухни, Вестер пошатнулся и облокотился плечом о ближайшую стену, опустив голову и проведя по вспотевшему лицу ладонью. Лоб горел, но ведь этого же ничего, правда?
- Так, чай. Нам нужен чай.

+1

4

Девушка внимательно всматривалась во внешний вид мужчины. Несмотря на то, что профессор убеждал, что устал, ясно было что он болен. Чего стоили только бледность, мытный взгляд и кашель! Но, судя по всему, Мур из той породы мужчин, которые до самого последнего момента будут отрицать, что больны.
- Да, два тома которые брала у вас в тот вечер. Я думала, они могут вам понадобиться. - девушка протянула мужчине книги и зашла в дом. Сабрина не планировала оставаться здесь надолго, она не планировала вовсе заходить в гости к профессору, но сейчас об этом забыла напрочь. Слишком сильно ее волновало состояние Вестера. Мысли о мужчине уже не впервой смущали ее покой, но сейчас особенно. Сложно видеть как дорогой твоему сердцу человек страдает, а еще досаднее, что отказывается в этом признаваться!
- Да, пожалуй. - немного растерянно проговорила мисс Темперс передавая Вестеру накидку, шляпку и перчатки. Девушка внимательно следила за жестами мужчины,как он себя ведет, подмечая словно по учебнику дрогнувшие руки, тяжелое дыхание, испарину выступившую у висков.
- Мои дела прекрасно, благодарю. Я временно переехала в Лондон к своему крестному. Дела семьи вынуждают отсутствовать на учебе с неделю. - девушка сделала пару шагов в сторону гостиной и остановилась. Постояв немного, Сабрина решив проследовать за профессором и помочь ему. Странно, что слуг в доме не оказалось. Причину такому безобразию она найти не могла. Это ее беспокоило.
- Благодарю вас за заботу. Раны заживают, пусть и не так быстро как того хотелось. Пока я прячу руки под перчатками, чтобы не... Господи, Вестер! - Рин подошла как раз в момент когда мужчина пошатнулся. Девушка буквально подлетела к нему.
- Вы больны! - безапелляционным тоном заявила Сабрина встав на пути Вестора. - Ох, извините, я не хочу показаться грубой, но выглядите вы больным! - девушка приложила ладонь ко лбу мужчины, затем к шее. Руку чуть ли не жгло! Это заставляло беспокоиться еще больше. Последний раз студентка так переживала когда нашла окровавленный платок брата.
- Вестер, да на вас самом можно греть чайник! - ахнула девушка. Сейчас она забыла и про этикет, и про приличие, и про банальный такт. Она даже не сразу поняла, что начала отчитывать собственного профессора. Увы, по иному выражать беспокойство мисс Темперс умела плохо.
- Вам немедленно нужно лечь в постель. Нельзя переносить болезнь на ногах. Вы же себя погубите. - мужчина попытался возразить, но столкнулся с удивительным упрямоством мисс Теперс. - Вы же чужой мне человек и я не могу позволить вам страдать. Идите гостиной прилягте, пожалуйста. Я сама принесу вам чай. Не нужно мне помогать, я справлюсь. Я прекрасно знаю как обращаться с кухонной утварью. Считайте это благодарностью за аренду книг. - Сабрина улыбнулась мужчине, надеясь вразумить его. Не известно, что подействовало на профессора: ее упрямство, отповедь, попытка воззвать к здравому смыслу или желание успокоить, но он сдался.
Несмотря на все слова ушло некоторое время, чтобы разобраться где на чужой кухне лежит чай, где стоят чайник и чашки. На это как раз ушло столько времени чтобы тяжелый медный чайник успел вскипеть. Для Рин было непривычно самостоятельно готовить чай. Дома этим чаще занималась матушка, а в Бримстоуне это делать не требовалось. И вот она на кухне профессора готовит ему чай. Странно развернулась судьба. Сейчас девушка даже позавидовала той даме, которая  когда-то займет место подле Вестера и для которой ритуал этот будет обыденностью. Приятно было на пару мгновений подумать о том, что она могла бы стать такой дамой. Но на плите закипел медный чайник возвращая в реальность. А реальность такова, что мужчина упорно не хотел признаваться в болезни. Несносный, но такой трогательный в этом своем упорстве. Мисс Темперс тяжело вздохнула и взяв поднос вернулась в гостиную к великом упрямцу.
- Чай. А еще я нашла у вас мед. Надеюсь миссис Майерс не припрятала его для чего-то особого. Он помогает от горла и температуры. А еще вам нужно в кровать и как можно больше отдыхать... - Рин говорила это разливая чай по чашкам, уже спокойнее, в тоне ее слышалась больше заботы чем переживания.
Сев напротив мужчины она поймала на себе необычный взгляд. 
- Профессор, только не говорите, что вы все еще не верите в простуду?.. - с некоторой осторожностью спросила девушка.

+1

5

- Прошу прощения? – Вестер скривился в лице, когда услышал заявление девушки. Вот тебе новости, и почему все без умолку продолжают это твердить? Это банальная усталость, у него бывали деньки, когда он выглядел и похуже, сейчас еще ничего. Почему все сразу на уши встают? Он замер, когда холодная ладонь Сабрины дотронулась до его лба и шеи, искоса посмотрел на нее и снова поморщился, потому что все милые черты, присущие этому лицу ранее, будто исчезли, на место им пришла какая-то доселе невиданная решительность и упрямство. Даже тон голоса у студентки изменился, и почему она не могла с таким же энтузиазмом рассказывать доклад перед всем потоком? Тогда ей бы точно присудили первое место.
- Я не… Мне не…Я хочу… Но я… Ладно…
Попытка сопротивляться была отнюдь недолгой, сил у молодой девушки было явно больше, чем у уставшего профессора, поэтому он медленно поплелся в гостиную, но не спешил ложиться на диван, как это было велено. Вместо этого в голове Вестера возникла мысль, что неплохо было бы тут прибраться, раз он принимает гостей. Он постарался расставить на полки книги, закинуть в шкаф разбросанную одежду, выровнять кресла и убрать с небольшого столика все ненужное, чтобы Сабрина могла поставить чайник. Но в конечном итоге книги завалились на бок на полке, одежда торчала из плохо прикрытого шкафа, оба кресла смотрели в разные стороны, а на столике так и был бардак. Зато делая все это мужчина умаялся окончательно и практически свалился на диван, кое-как сохраняя сидячее положение и кутаясь в плед. Когда Сабрина вошла в комнату, он непроизвольно шмыгнул носом и тут же отругал себя за это.
- Я не люблю мед. Он не вкусный. – Тоном капризного ребенка ответил Вестер и недоверчиво покосился на маленькую баночку с тягучей желтой жидкостью. – Видите ли, Сабрина, завтра я запланировал устроить студентам проверочную работу, но чтобы она была, мне необходимо подготовить вопросы, которых, как Вы понимаете, нет, поэтому с Вашего позволения…
Он постарался встать, но продержался на ногах лишь пару секунд, а потом снова рухнул на диван. Задумался. Снова покосился на студентку и чашку чая напротив.
- Болеют только слабые ленивые люди, которым больше нечем заняться в этой жизни. А я не такой. За свои тридцать девять лет я болел всего три раза и все это было в глубоком детстве. Когда я начал учиться, у меня даже насморка не было.
Преувеличивал ли он? От части. Да только сам об этом не знал. Как только у юного Вестера проклевывались любые признаки заболевания, его заботливая матушка тут же пресекала их на корню, причем делала это так умело, что сын и не замечал, что его только что полечили. Поэтому подобное укрепило в нем веру, что он никогда не болел и болеть не собирается. К сожалению, матушка уже давно не жила рядом со своим сыном, и так тщательно следить за здоровьем Мура было некому. К тому же в последнее время он действительно зачастил с ночными прогулками, вот они и аукнулись. Да только кто будет в этом признаваться? Уж точно не упрямый профессор.
- Сабрина, уверяю Вас, Вы зря тратите свое время, со мной все в порядке. – Он прохрипел и еще раз шмыгнул носом, а потом передернул плечами от внезапного приступа холода. – Вы сказали, что не сможете присутствовать в университете с неделю? Семейные дела, правильно я понимаю? – Постарался перевести тему. – Мне жаль, что следы вашего брата так и не обнаружились, возможно, мы смогли бы съездить с Вами в ту часть Лондона и поискать получше? Как только разберетесь со всеми делами, я с радостью… - Приступ кашля не дал мужчине договорить, он быстро прислонил руку ко рту и отвернулся, сжавшись на диване. Горло драло, даже легкие болели от таких усилий, а на глазах проступили слезы.
Поднявшись вновь, он виновато посмотрел на свою студентку, стыдясь своего нынешнего состояния и того, что Сабрина вынуждена ухаживать за ним. Принял из ее рук чашку с чаем и сделал маленький глоток. Теплая вода приятно прошлась по горлу, а от меда во рту остался сладковатый привкус.
- Простите, что Вам приходится видеть меня в подобном состоянии, Сабрина. Это совершенно неуместно с моей стороны.
Он опустил глаза, разглядывая свое маленькое отражение в чашке. Волосы все взъерошились, глаза блестели, да и в целом вид был совершенно не впечатляющий. Потом Вестер улыбнулся своим мыслям и нерешительно посмотрел на лицо девушки, на котором отражалась неподдельная забота волнение. После паузы, казавшейся уже неловкой, мужчина произнес:
- Мне кажется, из Вас выйдет отличная мать, Сабрина.

Отредактировано Wester Moore (26 июня, 2018г. 07:47:22)

+1

6

Вестер был плох и попытки мужчины показать себя абсолютно здоровым били словно ножом по сердцу. Рин вздрогнула, когда мужчина не устоял на ногах и рухнул обратно на диван. Сейчас девушка поборола в себе желание подскочить к мужчине. Судя по всему Вестер не хотел показать себя слабым, но трудно спорить с телесным недугом. Пусть Мур отрицал, но ему сейчас нужен человек, который позаботиться о нем. Так удивительно, что профессор сам мог окружить других заботой, но никого не подпускал к себе. Сабрина вновь вспомнила тот ужасный и одновременно трогательный вечер, когда они могли быть долго так вместе. Пусть для профессора это не значило ничего, кроме дружеской заботы, Рин лелеяла эти воспоминания словно маленькое сокровище. Спокойные и теплые моменты, словно огонь в камине... Она сейчас могла отблагодарить за это Вестера, хоть немного. Да и просто оставить его в таком состоянии не могла. Рин понимала, что сойдет сума от волнения, даже если мужчина и правда просто утомился.
- Это выходит, я слабая и ленивая… - еле слышно и расстроено произнесла Рин. Сейчас она пыталась понять, как донести до Вестера мысль о том, что заботиться о ком то это не всегда тяжелое бремя, но удовольствие. Рин тихо вздохнула и потупила взгляд в чашку. В такие моменты девушка очень сильно сожалела, что так и не научилась находить нужных слов, в отличие от сестры и матери. Ей легко давалась учеба, формулы, статьи... А здесь она чувствовала себя в полной растерянности и тупике. Сейчас становилось ясно, что спорить с Вестером бесполезно. Мужчина был великолепным риториком, да и воспринимал такие действия как вызов. Сабрина не хотела бросать вызов профессору, ей просто хотелось, чтобы мужчина почувствовал себя лучше, отдохнул и хоть на пару часов расслабился.
- Да, все верно. Дела семьи. Правда, я понятия не имею, какого толка. Ни сестра, ни мать не уточняли в письме что произошло. - профессор вернулся вновь к истории с братом, вероятно неосознанно давя на больную рану. Даже сейчас, болея, он пытался предложить помощь, но организм напомнил мужчине, что он не камень. У Вестера был ужасный кашель. Даже степень в медицине не нужно получать, чтобы понять это. В этот раз девичье сердце не выдержало, и Рин буквально подлетела к больному передавая ему чай.
- Профессор, о чем вы говорите? Вы уже не раз видели меня в таком состоянии, в котором леди не положено быть, не то что появляться на глаза мужчинам. И... - девушка осторожно коснулась плеча и легко улыбнулась - вы сейчас выглядите очень домашним. Очень приятно знать, что вы не только строгий профессор, которым вас все видят. Это мило. - Рин сказала, прежде чем обдумала фразу до конца. Тут же пожалела, одернув руку и смутилась. Наверняка теперь Мур расстроиться еще больше. Она хотела помочь, но сделала только хуже.
- Я хотела сказать, что очень дорожу знакомством с таким многогранным и удивительным человеком - тут же попыталась исправиться девушка. Она замолчала и Вестер не спешил ничего говорить. Молчание затягивалось и единственное, на что сейчас могла сделать Рин, это смотреть на собеседника. Как же было страшно сейчас сказать лишнего и обидеть мужчину.
Молчание нарушил Вестер, заставив покраснеть еще сильнее, чем прежде. Сабрине казалось, что в комнате стало жарче, а сердце стучало так сильно, словно желало выдать все чувства хозяйки.
- Я... Не... - Рин не совсем растерялась - Спасибо вам. - единственное что смогла пролепетать девушка. Пауза могла затянуться опять, но Сабрина наконец нашла в себе силы рискнуть.
- Вестер, помните тот случай, когда вы помогли мне с братом? А когда я обратилась к вам из-за пропавшей души друга? И последний раз, когда вы приютили меня у себя? Ведь ни разу вы не сказали и не показали, что эта забота вас обременяет. И если я хоть немного понимаю в людях, это действительно так. Вам было не сложно потратить свои силы чтобы помочь другому. - говорила Сабрина негромко, почти полушепотом, - Так почему вы сейчас отказываетесь от моей помощи? Неужели вы не видите, что для меня это удовольствие. Вы сами сказали, что устали, так почему вы не дадите себе хоть небольшую передышку. Позвольте хоть немного позаботиться о вас, ведь...
- "... я люблю вас ..." - но эти лова не сорвались с губ, скрытые в мыслях.
-... вы один из тех людей, которым я могу довериться полностью.  - Рин замолчала, ей казалось, что сейчас она позволила себе лишнего. Много, много лишнего. Через несколько секунд добавила уже чуть бодрее. 
- А я вам взамен испеку на неделе яблочный пирог. Если в чем-то я и хороша, так это в пирогах - девушка улыбнулась профессору. - Вам и правда не повредить немного отдохнуть... Совсем чуть-чуть, чтобы были силы для новых свершений и разум прояснился. - наконец она перестала смотреть в лиц Вестера, понимая, что это уже неприлично. Взгляд тут же упал на книжную полку.
- А с вопросами я вам помогу. У вас ведь второй курс, верно? - девушка отошла к книгам, поправляя их. Лишь бы не смотреть сейчас на профессора Мура. Казалось еще немного и сердце просто выскочит.

+1

7

Может ли ситуация быть более неловкой? Еще никогда прежде Вестер не чувствовал себя так неуютно, находясь в собственном доме. Не покидало ощущение, что что-то тут не так, что-то неправильно, ведь должно быть совсем по-другому. Не должна молодая студентка сидеть рядом с больным профессором, не должны они находиться так близко друг к другу, причем мужчина был далеко не в лучшем виде: растрепанный, в домашней одежде. Сил не было даже на то, чтобы держать прямо спину, не говоря уже о сохранении некоего статуса. Он ругал себя за произнесенные слова, думал, что теперь подумает о нем девушка. Вероятно, он и вправду болен, раз смог произнести подобное. Сильно ударился головой, не иначе, или жар окончательно помог растерять остатки разума. Ему впору вскочить с места, подобраться и торжественно провозгласить, что никаким невзгодам и болезням его не одолеть, что он полон сил и решимости творить и изучать. Но вместо этого рука профессора сжимала чашку с чаем, а глаза его пристально смотрели на девушку. И как бы сильно сейчас внутри не вопил здравый смысл, отвести взгляда он не мог. Да и не хотел, что уж скрывать. Он понятия не имел, каким словом обозвать все происходящее, зато прекрасно понимал, что с нечто подобным сталкивается впервые за свои почти сорок лет.
Сорок лет. Вестеру Муру сорок лет. В детстве казалось, что до такого возраста не доживают, в детстве таких людей считали брюзжащими и вечно всем недовольными стариками. А сейчас он сам подошел к этой черте невозврата. Сколько лет Сабрине? Двадцать? Двадцать один? Впрочем, какая разница, ей в любом случае будет катастрофически мало в сравнении с профессором. Он старше ее практически в два раза, он является ее преподавателем, и сейчас смеет сидеть перед невинной благочестивой девушкой в таком неподобающем виде и говорить… такое. О, никогда прежде Мур сильно не задумывался о всяких нормах приличия. Если дело требовало нарушить некий этикет или правило, он их нарушал, ведь все это лишь надуманные обществом ограничения, которые чаще всего лишь мешают и не приносят никакой пользы. За банкетным столом мужчина порой терялся, особенно когда слуги раскладывали перед ним по пять видов ложек и вилок. Он всегда брал те, которые были удобнее, и порой мог есть все блюда одними приборами, совершенно не обращая внимания на косые взгляды. Это всегда лишь веселило. Но не теперь, нет. Теперь он хватается на нормы поведения как за спасительную тростинку, он защищается ими и убеждает себя, что все происходящее в корне неверно. Если он не сможет собраться, не сможет следить за своим языком, то мисс Темперс попросту в страхе покинет дом и больше никогда к нему не обратиться. Ни с одной просьбой. А ее просьбы… Ох, ее просьбы всегда заставляли Вестера откладывать другие дела на второй план. Хотелось бы думать, что все это лишь следствие азарта и интриги перед новым неизвестным делом, и совершенно не хочется признавать, что так рьяно бросал он все свои дела, лишь потому, что она просила его о помощи.
- Сабрина, Вы… - Он начал, набрав в легкие побольше воздуха, но после пары слов все же остановился, обдумывая то, что хочет сказать дальше. Конечно, девушка хочет помочь, забота над ближним заложена на генном уровне у всех представительниц слабого пола. Она просто видит слабого обессиленного человека и ничего не может поделать со своей природой, не может отказать и воспротивиться ей. Ведь другого объяснения ее желанию нет. – Вам не зачем так беспокоиться, со мной не произошло ничего страшного. Вы не должны терять свое драгоценное время и проводить такой чудесный день в доме у старого профессора, поднося ему чай. Посмотрите на улицу, сегодня даже не идет дождь… кажется. К тому же, если это вас успокоит, помогал я Вам не без личной выгоды для себя, ведь практически все, что нам удалось пережить, так или иначе имеет отношение к оккультизму и потусторонним силам, которые я стремлюсь изучить. Поэтому я совру, если скажу, что в моих действиях и помыслах не было эгоизма. Чего не сделаешь ради науки.
Пока Вестер произносил все это вслух, он становился противен сам себе. Он пытался говорить с каким-то отстранением, с пренебрежением, старался оттолкнуть от себя студентку, ее доброту и заботу. Просто потому, что боялся. Боялся того, что чувствует, боялся того, что может быть, если сейчас не сорвать стоп-кран и резко не затормозить. Конечно, все произнесенное в большей части было ложью. Он никогда бы не посмел пользоваться своими студентами и несчастьями других ради собственной выгоды, но если так потребуется сказать, чтобы оградить в дальнейшем девушку от возможной опасности и необдуманных поступков, то он так сделает, как бы больно и противно сейчас не было.
- Да, второй курс. Что ж, думаю, справить с подобной задачей Вам будет по силам, к тому же сможете потренироваться, да и я проверю ваши знания. Если уж Вам так хочется задержаться, то все необходимые книги лежат в кабинете на втором этаже, там же найдете чернила и чистую бумагу.
Мужчина стоически выдержал себя, пока девушка проходила мимо, и лишь когда ее каблуки застучали по лестнице, позволил себе тяжело выдохнуть и завалился на бок на большую пуховую подушку. Чай так и остался нетронутым, пить сейчас совершенно не хотелось. Казалось, что его вот-вот вырвет от любого глотка. Еще никогда ему не было так противно от осознания собственных действий.
Совершенно незаметно для себя Мур задремал, стоило лишь прикрыть глаза, как какие-то несвязные обрывки воспоминаний и голоса из прошлого дали о себе знать. Вдумываться в них и искать смысл совершенно не хотелось, и дрема уже грозила перейти в полноценный сон, как легкое, но неожиданное прикосновение к плечу, заставило профессора встрепенуться. Не осознавая себя, Вестер потянулся и схватил то, что вырвало его из сновидений. Далеко не сразу оно осознал, что сжимает в руке чужую ладонь, а прямо над ним склонилась мисс Темперс, желающая, по всей видимости, укрыть его пледом.
- Сабрина… Ты не должна… Это все… неправильно…
Через силу произнеся свое последнее наставление, Вестер снова упал на подушку и прикрыл глаза, забыв при этом отпустить руку своей любимой студентки.

+1

8

Сейчас Сабрина была счастлива, что не смотрит на профессора. Она слушала его жестокие слова и пальцы крепко сжимали том по оккультизму. Она была до последнего, что Вестер помогал ей просто так, просто потому, что он хороший человек. Мужчина же сейчас стремился ее разуверить в этом. Рин не понимала, зачем профессор это делает, для того чтобы она наконец перестала ему докучать или это просто откровенность в ответ на откровенность. Мисс Темперс сейчас убеждалась в неприятных мыслях, которые тревожили ее душу с того самого момента как она смогла допустить влюбленность в Вестера - она совершенно ему не нужна.
- "Прилежная ученица вот кем она была для него не более, даже другом не заслужила называться". - сокрушенно подумала девушка отпуская книгу. Обидно до слез и больно на свою откровенность слышать такие слова, но Вестер был прав.
Рин опустила голову и глубоко вздохнула.
- З-з-значит... - волнения выдавал старый недуг и пришлось собрать в кулак все те немногие силы, которые еще остались после такого сокрушительного падения в реальность -  я... все-таки... пл.ох.о раз.би.рась в лю.дях. - произнесла студентка практически по слогам и не узнала свой голос. Он был каким-то отрешенным, слово чужим. Сейчас ей хватило самообладания чтобы не заплакать, но смотреть на профессора не хотелось. Она знала, что если поднимает взгляд, то точно не удержит слез. И так было подозрительно сыро на глазах.
- Хорошо. Я поняла. - все также чужим голосом ответила студентка и не поднимая взгляда на мужчину удалилась в знакомый кабинет. Только тут она позволила упасть себе в кресло и закрыть лицо руками.
- "Глупая! Глупая! Глупая! Какая же ты дура!" - несколько раз повторила она по себя. Вместе с разочарованием пришла и злость на себя. Ведь по сути своей в этой ситуации виновата только сама Рин. Ей никто ничего не обещал, она все надумала сама и сейчас из-за этого...
Рин утерла навернувшиеся слезы. Неужели ей не хватало настолько понимания и теплоты, что стоило кому-то проявить заботу и она уже души в этом человеке не чает. Обидно было от своей глупости, недалекости. Она словно пострадала от того ритуала, что сама же и придумала. Пора было принять, что профессору на нее плевать. Даже дружбу не смогла заслужить его и доверие, так как можно говорить о чем то другом тогда.
Сабрина выдохнула и в чуть дрожащие пальцы взяла перо. Ей нужно было отвлечься. Отвлечься от этого мира, который без устали награждал ее разве что тумаками.
- "Так. Вдох. Выдох... Начертание ритуального круга..." - и несмотря на мнительное спокойствие на лист упало несколько тяжелых соленых капель.
***
Студентка не знала, сколько прошло времени. Час или меньше, но она выдохнула смотря на несколько листов исписанных убористым ровным почерком и отодвинула их в сторону, давая время высохнуть чернилам. Она в очередной раз осматривала кабинет профессора. Сейчас без какого либо интереса. Вся прелесть потухла и ей уже было совершенно все равно и на необычную фигурку и на форзацы книг. Рин захлестнула странная апатия. Вот взгляд её падает на кушетку, где мужчина  пытался уложить ее спать.
- "Наверное не хотел, чтобы я ему мешала. А я все равно мешала". - Сабрина вздохнула. В голову шли мысли о том, что за все это время она не слышала шагов мужчины. Он все еще оставался один на диванчике в гостиной.
- "Он может замерзнуть там". - отчего-то решила Рин. Она поднялась с места и взяв плед уже направилась к дери, но замерла. - "Ему плевать, а ты за ним как собачонка бегаешь. Пустое. Оставь..." - шептал внутренний голос, но мисс Темперс не послушала его. Пусть так, пусть в действиях Вестера не было и намека на теплоту... Тогда она просто отплатит ему, чтобы остаться в расчете и постарается избегать встреч с ним более необходимого.
Девушка тихонько спустилась вниз и заметила что мужчина уснул под гнетом болезни. Сердце жалось от любви и разочарования. Тихо вздохнув, Рин подошла и укрыла профессора пледом. Проснулся мужчина неожиданно и девушка вздрогнула, когда он взял ее за руку.
- "Не должна? Не правильно? О чем же вы думали, профессор, когда пускали незамужнюю девушку одну свой дом?" - с обидной подумала Темперс. Она уже нарушила много "не должна" и "не правильно" поздно было уже отступаться. Тем более, что в последний раз. Все в последний раз.
- Спите, тише... - тихо произнесла она с той теплотой, которой не должно оставаться в голосе. Мужчина снова забылся во сне, сжимая руку и в груди защемило от воспоминаний. Сабрина осторожно высвободила свою руку и все так же тихо отпиралась на кухню.
***
Вестер спал беспокойным сном несколько часов. За это время Рин успела поймать на кухне Стиви и отослать его в аптеку и лавку. Вестер мог сколько угодно отрицать факт того, что болен, но когда на его лоб опустился платок щедро пропитанный травяным отваром, ему явно стало  лучше. Рин осталось с мужчиной в гостиной время от времени меняя смачивая высохший разогретый платок. Время от времени она отвлекалась чтобы закрыть плотнее дверцу шкафа или увериться, что куриный бульон никуда не убежал, но неизменно возвращалась в гостиную. Эти мелкие дела так заняли ее, что Темпер практически не думала произошедшем находя спасение в действиях и книге которую читала она с трудом. То и дело мысли все равно возвращались к состоянию Вестера. Она смотрела на мужчину, и снова пыталась тщетно пытать. В конце концов девушка вздохнула и встала с края кушетки чтобы смочить платок. Когда Сабрина повернулась к мужчине, то ойкнула, заметив что он открыл глаза.
- Надеюсь, вам лучше, профессор. - выдохнула Рин и, пока Вестер не успел опомниться до конца, водрузила на его лом влажный платок.
- Вы очень сильно переутомились. Совсем себя не бережете - сейчас она пыталась не смотреть в глаза Мура. Движения ее были суетными.
- Вот, выпейте, это придаст вам сил. - девушка присела у изголовья и передала мужчине кружку с еле теплым напитком, помогая выпить.
- Вам нужно сейчас много пить и отдыхать. Иначе с таким переутомлением вы завтра не сможете вести урок. Кстати вопросы в вашем кабинете. Посмотрите их позже. - Рин убрала в сторону кружку, но вставать не спешила.
- Я... - она глянула на часы - я скоро должна буду уйти. Стиви присмотрит за вами. Не волнуйтесь, провожать меня не нужно. Мой крестный живет совсем близко. Я остановилась у него. - Рин говорила, говорила, говорила, просто чтобы не дать ничего сказать профессору. Она просто не вынесет очередного дежурного ответа. Девушка просто отдает долг. Забота за заботу.
Вот только убедить в этом вое сердце она никак не мгла. Не получалось.

+1

9

Иногда сон тот еще проказник. Он словно специально подсовывает тебе от, от чего ты старательно пытаешься укрыться во время бодрствования, давит на больное, заставляет страдать и мучиться. И очень часто деться от нахлынувших неприятных сновидений ты попросту никуда не можешь, порой даже проснуться бывает сложно, как бы ты этого не желал. Все годы жизни у Вестера было не так много поводов и событий, по чему-то сильно переживать или волноваться. Если такие были, то волнение, как правило, было приятным, например, при проведении ритуала, при доказательстве какой-то теории или при раскрытии очередного дела, в которое они с Шоном, недолго думая, ввязались. Но вот теперь во сне мужчины не было никаких ритуалов, никаких университетских дел, и Шона тоже не было, зато была девушка с копной рыжих волос, которой каким-то невиданным образом удалось стать для него больше, чем просто ученицей. Мог ли он помыслить о подобном еще хотя бы полгода назад? Да ни за что. Он бы поднял на смех того человека, который посмел бы такое сказать. Профессор влюбился в студентку, вы только можете себе это представить? Если подобное всплывет наружу, Бримстоуну грозит огромный скандал, а идиота-профессора взашей выгонят из университета, поставив крест на его практике и исследованиях. Что же до студентки, то ей тоже придется несладко, пусть в этом случае она и сможет сыграть роль жертвы и при должном актерском таланте ректорат ей поверит и даже пожалеет. Только разве подобное было про Сабрину Темперс? Вестер мог поклясться, что нет. А еще мог сказать, что за всю свою жизнь  не встречал девушки добрее и учтивей, с желанием учиться, с желанием бороться с ложью и несправедливостью и приходить на выручку всем, кто нуждался в помощи. Она не оставит в беде своих товарищей, свою семью, не оставит даже его, Вестера, того самого идиота-профессора, отказывающегося признавать очевидные вещи. Но как он может? Ведь выглядит это полнейшим безумием. Он никогда прежде не был так сильно увлечен женщиной, конечно, в его жизни они присутствовали, некоторые даже были ему приятны, но подобное… Подобное, казалось, было совершенно не для него. Можно было с уверенностью заявить, что профессор Мур был женат на своей науке, потому что уделял ей столько времени, сколько приличный муж уделяет своей любимой жене, и разводиться в ближайшее время определенно не собирался. Наоборот, обстоятельства складывались так, что каждый день преподносил все новые и новые сюрпризы, заставляющие мужчину с головой уходить в работу. Сегодня он дал слабину. Кто же мог подумать, что закаленный организм сдастся под напором вечных ночных похождений под дождем, и словно подарок судьбы, на пороге дома профессора оказывается никто иная, как мисс Темперс. Судьба? Вестер, как истинный ученый, не верит в нее. Однако сегодняшний день полон сюрпризов и неожиданных поворотов, которые не получится объяснить никак, кроме как злодеяниями той самой судьбы.
Во сне не было покоя, однако же проспал Мур достаточно долго. Просыпаться и открывать глаза не хотелось, он не забыл свои слова, сказанные Сабрине, и теперь безумно не хотелось вступать хоть в какой-то контакт. Это было стыдно, было неловко, хотелось извиниться за свое поведение, но тихий упрямый голос разума продолжал сидеть в голове и монотонно твердить, что так и надо. Так будет лучше для нее. Она всего лишь проявляет заботу к своему профессору и не может отказаться из-за опасения каким бы то ни было образом оскорбить его чувства. Она вынуждена находиться здесь. Была вынуждена прийти в этот дом несколько ночей назад, была вынуждена тут остаться, потому что сам Вестер настоял на этом. А теперь ей приходиться сидеть с ним рядом.
Сначала он увидел огонь в камине, потом столик, на котором в беспорядке стояли чашки, тарелки, какие-то пузырьки с лекарствами и злосчастный мед. И только потом увидел ее, стоящую спиной. Не было сил даже произнести что-то внятное, поэтому он просто смотрел. Смотрел и запоминал. Ведь тебе она вряд ли когда-либо появится в этой гостиной.
Он сумел лишь невнятно промямлить что-то на слова девушки, постарался поднять руку, чтобы дотронуться до сокрой тряпки на лбу. С ней намного лучше и даже кажется, что жар немного спал. Потом принял кружку и даже не стал сопротивляться, противиться лечению уже было бессмысленно, да и лишний раз вступать в спор совершенно не хотелось. С трудом сделал глоток и почувствовал приятную теплоту.
- Сабрина, пожалуйста… помолчите. – Вестер прикрыл глаза, чувствуя, как головная боль возвращается. Возможно, ему стоит отправить Стиви за Шоном или доктором Гайсбери, если состояние не улучшится в ближайшее время? Хотя скорее всего сейчас далеко не только болезнь оказывала влияние на его физическое состояние. – Я благодарен Вам за заботу, пусть Вы были совершенно не обязаны это делать. Нет, прошу, выслушайте меня.
Теперь настала очень Мура не давать мисс Темперс произнести хотя бы слово. Он не знал, что именно собирался сказать, но чувствовал решительно желание сделать это, чтобы не оставлять все, как есть. За это он себя никогда не простит, ведь только слепой не смог бы заметить, что поведение девушки изменилось. Ее красивые глаза, прежде смотрящие прямо на тебя, теперь глядели вниз. Голос стал неестественно высоким, а худые руки то и дело теребили подол платья.
- Вы удивительная девушка, Сабрина, уникальная я бы даже сказал. Я горжусь тем, что знаком с Вами, и тем, что имею честь Вас обучать. Знаете, порой студенты тоже учат чему-то преподавателей. Вы… показали мне вещи, с которыми я раньше знаком не был. Сабрина, - Вестер поднимает руку и касается пальцами подбородка девушки, разворачивая ее лицо к себе, - почему Вы не смотрите на меня? Я Вам противен? Больной старый профессор, который только и может говорить, что о своей науке. Простите. – Рука опускается вниз. – Порой мне хочется сказать одно, а получается совершенно другое. У Вас такое бывало? Случалось ли врать, полагая, что ложью своей не сделаешь хуже дорогому человеку? Никогда не любил лжецов, а сейчас сам таковым являюсь. Злая ирония, да?
К горлу подступает кашель и профессору приходиться остановиться в своих речах и отвернуться, боясь, заразить студентку. Он прикрывает рот ладонью и морщится от боли в груди.
- Тому мужчине, который станет Вашим мужем безмерно повезет. -  Мужчина потирает глаза и смахивает внезапные следы, смотрит на мокрую дорожку на пальце.
«Мне бы очень хотелось, чтобы человеком этим был я».

+1

10

Лучше всего оставить сейчас профессора и уйти. Уйти и не смотреть на него, переложить бремя заботы на Стиви, который наверняка просто позовет кого-то из слуг. Уйти не рвать свое сердце, не наполняться до краев обидой и сожалением. Но ноги от чего-то совершенно не слушаются, а слабая просьба больного заставляет замолчать  и внимать слабому голосу как последней истине в этом грешном мире. Вестер снова говорил, что она ничем не обязана. Ничего не должна... нет. Если все его действия были продиктованы меркантильным желанием, то не стоит оставлять даже малейшей возможности упрекнуть. От этих мыслей было противно и мерзко. Никогда раньше Рин не думала, что в своей жизни будет думать над своими чужими мыслями как над товаром. Сабрина сейчас чувствовала отвращение к себе. Слабой, безвольной, не способной сказать нет, когда это требуется. Не способной уйти. Не способной сейчас перебить профессора.
Слова которые произносил мужчина так сильно противоречили тому, что он недавно говорил. Тому, что ранило ее сильнее, чем должно. Рин комкала подол платья, теперь не зная что сказать. В горле словно ком был.
- "Не плакать, главное не плакать!" - сказала себе она так строго как могла. Девушка чувствовала, что окончательно запуталась в своих чувствах и в чужих словах. Что из произнесенного сегодня было простым бредом, а что правдой сейчас уже не различить.
Она не хотела смотреть на Вестера, но он заставил слабой рукой развернув ее лицо к себе. Она смогла, у нее вышло не заплакать, когда она смотрела в глаза мужчины что говорил откровенные глупости.
- Все мы врем, равно или поздно себе или другим. Временами, пологая что делаем это во благо. Мы все лжецы, профессор. Просто кто это делает это чаще. - девушка грустно улыбнулась опустив взгляд. Может ей было лучше обманывать себя дальше. Считать свое увлечение чем-то несерьезным. Лучше так, чем чувствовать, как сердце вздрагивает от слов о дорогом человеке. Безумно хотелось верить, что словами этими Вестер хотел перечеркнуть то, что говорил ранее. Хотелось надеяться... Но страх не давал. Страх снова обжечься и почувствовать разочарование в себе... и в Вестере. Лучше было все оборвать сейчас, когда надежда теплилась в сердце, а себя можно было убедить в том, что он именно тот, кем Сабрина всегда считала его.
- Спорное утверждение, профессор. Какому мужчине будет интересно слушать рассказы жены о ритуалах? А от своего увлечения я не смогу отказаться так легко. - девушка улыбнулась и подняла взгляд на Мура.
Она должна сейчас быть сильной. Но только где найти эти самые силы, когда чувствуешь практически до дна опустошенным.
- Вы спрашивали... - рука девушки осторожно потянулась к платку на лбу Вестера, поправляя его - что я считаю. Вы не противны мне и никогда не были. Вы не стары, кто бы не говорил вам такую глупость. Вы удивительный человек с живым умом и жаждой жизни, которой порой нет даже в моих сверстниках. Вас можно слушать часами и наука эта близка мне так же сильно. У вас только одна проблема. Вы не цените и не бережете себя, Вестер. - Рин провела по волосам мужчины, приглаживая их. Жест слишком откровенный и недопустимый как и все, что происходило тут.
- У меня есть друга причина. - мисс Темперс убрала руку, поднимаясь. Как бы не рвало внутри на части, как бы не было сложно, она должна быть сильной.
- Простите, мне следует идти. - она снова глянула на часы. - Стиви присмотрит... - девушка поправила плед.
- Не стоит провожать. Не нужно. - она снова улыбнулась мужчине, чтобы он не чувствовал себя виноватым. Чтобы не догадался какую бурю вызвал внутри её души своими небрежно брошенными словами.
- Поправляйтесь, профессор и... берегите себя, пожалуйста - она все же смогла найти в себе силы чтобы развернуться и уйти. Стиви закрыл за ней дверь и только на воздухе, Рин смогла выдохнуть и смахнуть с глаз навернувшиеся слезы.
Она все сделала правильно... Верно?

+1

11

«Мне. Мне будет интересно»
Мысли эти словно гвозди вколачивались в разум и сердце профессора. Он так хотел произнести их, он были буквально на языке, казалось, нужно было лишь открыть рот и дальше произойдет само собой. Но он не сказал. Не смог. Испугал, наверное? Дьявол его поймет, но воспротивиться словам девушки не получилось, наверное, где-то внутри все еще был не сломанный спусковой механизм, не позволяющий своему владельцу совершить необдуманный поступок. Хотя почему необдуманный? Он его обдумал, вот прямо сейчас взял и обдумал. Понял, что сидеть рядом с этой девушкой ему хорошо и приятно, в который раз убедился, что звук ее голоса приятен его слуху, а легкие прикосновения заставляют табуны мурашек бегать по спине. Да, возможно, это неправильно. Возможно, его мысли грязны и порочны, но разве может он, обычный человек, что-либо с ними поделать? Останавливает лишь мысль, что все, о чем в глубине души мечтает мужчина уже не первый день (что уж скрывать), совершенно не нужно той, кто сейчас сидит рядом и поправляет сползший платок с его горячего лба.
Он смотрел прямо на нее, боялся пошевелиться, когда тонкие пальчики дотрагиваются до взмокших от пота и воды волос. Его колотило внутри от каждого услышанного слова и теперь, кажется, впервые в жизни, он совершенно не знал, что сказать. Он так боялся сделать что-то неправильное, боялся все испортить, хотя на самом деле все было испорчено им уже несколько часов назад. Если бы только ему хватило мозгов держать язык за зубами, если бы только в голове не роилось множество мыслей о неправильности происходящего, возможно, Она не смотрела бы на Него так, не произносила такие приятные слова таким горьким голосом. Если бы не все это, он бы наверняка смог найти в себе силы, сжать ее руку и поклясться больше не отпускать никогда.
Если бы только он не был таким трусом.
Кажется, что сердце, прежде бьющееся с неимоверной силой, замирает в груди, стоит лишь перестать ощущать на себе чужое прикосновение и взамен почувствовать, как образовывает пустота. Профессор смотрит на то место, где еще секунду назад сидела его любимая студента, а сейчас она стоит подле него и убедительно просит не провожать. Именно в этот момент он понял, что натворил и от чего так глупо и неосмотрительно отказался, отшвырнул, словно ненужную вещь. Страшнее всего было осознание, что больше мисс Темперс не будет рядом, что он не услышит робкий стук в дверь своего кабинета, а осле не увидит ее лица, заглядывающего в щелочку меж дверьми с просьбой войти. В руках девушка как всегда будет держать книги и, дождавшись формального разрешения, вывалит на Мура весь ворох вопросов, какой накопился у нее всего лишь за один вечер, проведенный в библиотеке. Она больше не придет к нему с просьбой о помощи, не поделиться сокровенными переживаниями и не скажет, что он тот самый человек, которому не страшно доверить личные секреты. А все потому, что этот самый человек несколькими часами ранее сказал, что все, через что им довелось пройти, было для него лишь бесценным опытом для науки. И ничего большего.
- Сабрина, послушайте…
Вестер вышел из транса и огляделся. Никого рядом уже не было, в гостиной он остался один в окружении лекарств и тусклого огня в камине.
- Сабрина?
Оказалось очень трудно поверить, что это все же произошло. Не желая верить, Вестер повторял дорогое сердцу имя, но в ответ была лишь тишина. От этого становилось страшно, действительно страшно. Она ушла, он сам добился этого. Сам этого хотел, тогда почему же сейчас так испугался? Он привык быть один, привык, что его мысли и стремления мало кто разделяет, а теперь, обретя одиночество, сожалеет, что рядом нет той, на кого он сам мог положиться. А он действительно мог. Чуть ли не на одну единственную, и теперь ее нет, хотя, казалось, только что была так недопустимо близко.
- Сабрина…
Не в силах остановиться, он продолжает повторять имя, поднимается на ноги, забыв даже обуться, плетется к коридору. Там никого нет, и на кухне тоже. Непослушные пальцы скользят по замкам входной двери, отпирая один за одним, под конец последняя петелька буквально отлетает в сторону и дверь распахивается, с грохотом ударяясь о стену. Босым ногам холодно от мокрой плитки на крыльце. И когда только успел пойти дождь?
- Сабрина!
От воды, льющейся с неба, промокает одежда, волосы мокрыми прядями падают на лицо, тело пробивает дрожь, но мужчина не перестает судорожно оглядываться по сторонам и выкрикивать имя любимой, пока, наконец, не подбегает Стиви и чуть ли не силком затаскивает в дом своего хозяина. Горло саднит, Вестер выкрикивает проклятье, грозится, что рассчитает мальчишку и накажет, но лишь когда звонкий голосок конюха выкрикивает два единственных слова, профессор успокаивается, внутри него словно что-то ломается, и он плетется обратно на диван, зарывается носом в подушку и с головой накрывается одеялом. А слова эти были до доли простые.
«Она ушла»
«Вы говорили, мисс Темперс, что мне следует заботиться о себе. Вы не правы. Люди должны заботиться лишь друг о друге, поодиночке они погибают»

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Новая напасть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC