Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Смех сквозь вьюгу


Смех сквозь вьюгу

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sh.uploads.ru/t/HCMuB.gif

Аленари и Вальден Сантары
Декабрь 1884 года, г. Кардифф

Атмосфера Рождества уже витает в воздухе. Все дела закончены и осталось только добраться до Порфири-холла, прежде чем можно будет погрузиться в этот праздник с головой. И что может быть лучше, чем проделать этот путь в компании семьи?

+1

2

Давненько южный Уэльс не видел такой зимы – две недели подряд мело чуть ли не каждую ночь, отчего проходимость дорог стала, мягко говоря, так себе. Поезд до Суонси не ходил уже четыре дня, поэтому они с Вальденом наняли частный дилижанс. Увы, тот развернули практически сразу за чертой города – возницу известили, что один такой умник намертво завяз пятью милями впереди и теперь откапывается.
Впрочем, самой Аленари после продуваемой всеми балтийскими ветрами палубы эта тряская карета казалась чуть ли не венцом комфортной жизни. Она шутливо толкнула старшего брата локтем в бок:
– Как бы не пришлось нам встречать Рождество прямо здесь!
Вальден обладал как-то совершенно особой способностью – рядом с ним она незаметно упускала всё взрослое и офицерское, лейтенант Сантар совершенно переставала ощущать себя лейтенантом. Вот и сейчас она положила подбородок на плечо сидящему рядом брату, по-лисьи сощурив глаза.
– Раз уж мы тут застряли… давай завернем в одно местечко? Тут неподалеку руины Тайнхолла – это старый манор еще времен войны Роз. Говорят, там останавливался сам Ричард Третий… поглядим, а? Быстренько, вот прям одним глазочком!
И идея-то была дурацкая – холодно, снега по колено, к тому же с неба снова начинало сыпать, но где-то глубоко в душе Аленари знала, что брат не откажет. Не откажет же? Не потому что ему нужны эти руины, но просто… просто это же Вальден. Человек, который если и позволит совершить глупость, то никогда не допустит, чтобы она набила об эту глупость капитальный синяк. 
***
Тайнхолл не зазря носил гордое звание руин – руинами он и был. От старого манора уцелела лишь северная часть крепостной стены и каменная кладка самого дома; и все же стена не позволила пока замести внутренний двор до полной непроходимости, а само здание холла выглядело по-прежнему величественно.
Пробираясь по двору, она держала Вальдена под руку, а когда они поднялись по ступням дома и оказались среди стен, заозиралась по сторонам, как ребенок в зоопарке.
– Представляешь, если тут действительно ходил король Ричард? – Аленари отошла от брата на шаг и, уперев руки в бока, нарочно грубым голосом продекламировала, – Налей стакан вина и дай ночник. В бой Серри белого мне оседлай; И копья осмотри, легки ль и крепки. Ретклиф! – Что сударь?...* Что сударь… черт, не помню как там дальше было. Что-то про коня, вроде…
Шекспир никогда не был ее сильной стороной – слишком уж много драмы и трагедии нагонял мужик.
– Но всё равно здорово, – она замерла, рассматривая снежное небо над головой – там, где четыре сотни лет назад была крыша. – Ты никогда не представлял себя королем?

* Шекспир "Ричард Третий"

+2

3

Погода разбушевалась не на шутку. Вальтер не помнил, когда в последний раз видел столько снега. Зима взяла город в осаду, пробраться сквозь которую помогали разве что дилижансы. Но сегодня погода взяла верх и над ними, делая последую надежду покинуть Кардифф в ближайшее время несбыточной метой. В пору сердиться из-за нарушенных планов, но делать этого совершенно не хотелось. Хорошее настроение, державшееся последние дни, казалось, могло разрушить лишь очень плохие новости. На то было несколько поводов. Во-первых, возвращаться домой после долгого путешествия всегда приятно. Вторая причина - это атмосфера праздника. Заснеженный город будто сошел с поздравительной открытки. На улицах постепенно появлялись украшения, вечерами уже можно было услышать рождественские гимны. Чемодан отягощен подарками, и от одного взгляда на него возникало сладкое предвкушение момента, когда их уже можно будет вручить. Третьей причиной была компания Аленари. Аленари, что сумела сохранить с детства такую важную черту, как любопытство. С огоньком в глазах, видя который хотелось рассказывать ей всё больше интересных знаний, лишь бы поддержать его горение. Уж что, а спокойно сидеть на месте у сестры удавалось плохо, что точно вычёркивало праздную скуку из планов. Вот и сейчас она явно что-то задумала. Хитрый прищур сестры выдал её ещё до того, как она заговорила. Вальден ухмыльнулся.
- То есть у нас под боком есть развалены настоящего манора. Аленари, у меня к тебе только один вопрос. Почему мы ещё не там?

От манора мало что осталось. Может, в том была повинна вьюга, однако в руинах до последнего нельзя было разглядеть очертания строений. Но то, что уцелело, вызывало неподдельный трепет. Будто скелет огромного и могучего существа, которого уже давно покинула жизнь. Вальден огляделся по сторонам. Было даже удивительно, что внутри оказалось так мало снега. Зато некоторые проломы в стенах отрывали дороги в комнаты, вход в которые уже давно был закрыт завалами.
Выступление Аленари вызвало улыбку. Вальден три раза хлопнул в ладоши, шутливо аплодируя ей.
- Трудно это представить. Каким же величественным и красивым должно было быть это место, во время его визита.
Но даже частичное осознание того, что происходило на это месте, какие люди могли ходить по этим же самым камням, вызывало восторг. Вслед за сестрой Вальден посмотрел наверх.
- Бывало, в детстве. Помнишь то большое раскидистое дерево у озера в Порфири-холле? Я забирался на одну из его веток и представлял себя Генрихом Первым на вороном скакуне с мечом наголо, а за мной шумела не листва, а верноподданная кавалерия, готовая в любой момент броситься в атаку. - Вальден тихо рассмеялся и опустил голову вниз. - Тогда я как-то мало задумывался о других сторонах жизни королей. А ты, никогда не представляла себя в сияющих доспехах?

+2

4

Еще бы не помнить то дерево! Они с Алеком излазили его от корней едва ли не до макушки, а однажды нашли вырезанные прямо на коре инициалы «R.C.S» – конечно, их поколение не были первыми лордами Сантарами, которые сидели на ветвях старого дуба.
Аленари слушала брата и сама не заметила, что улыбается. Как же просто это себе представить! И вихрастого мальчишку, вокруг которого шумит листва, и молодого крепкого мужчину – того, кто стоит сейчас рядом – верхом на дистриэ во главе рыцарской конницы, идущим в атаку против мятежных баронов.
– Наводил порядок в Нормандии, а, Ден?
Она рассмеялась:
– Шутишь? Представляла, конечно! Помнишь, топфхельм из папиной оружейной? Тот, с серебряной чеканкой? Я надевала его и представляла себя Идой Австрийской. Шла в бой против сарацин, и… конечно же побеждала их всех! Ну и ведро этот топфхельм, скажу тебе – тяжелый, не видно ни черта. Не знаю, как сарацины, но себе я синяков наставила уйму!
Воспоминания возвращались так легко, так естественно. Казалось бы, детство закончилось давным-давно, но вот стоило им с Вальденом оказаться вдвоем и приоткрыть эту дверцу в прошлое, как то хлынуло потоком. На мгновение Аленари ощутила солнечное тепло летних каникул, запах бергамота и выпечки, отдаленный колокольный звон, что плыл в горячем воздухе.     
– А еще, еще! Воображала себя Катериной Сфорца и защищала крепость Равалдино от этого мерзавца Борджиа… А помнишь, как мы нарядили гнедого Блитца в конские доспехи? А он взял и сбежал в Литл-Хельм!* Помнишь, как местные потом рассказывали, – она склонила голову и скопировала просторечный говор. – «Такое дело, Билл, ну коли выйдешь в полнолуние на берег, можно увидеть железную конягу! А морда-то у нее, морда, вся в шипах!»
Всё еще смеясь, Аленари легонько повернулась вокруг своей оси, тревожа полами длинного плаща снег. Память будила искристую, почти детскую радость и та требовала выхода. Почти не задумываясь о том, что делает, просто по наитию лейтенант Сантар опустилась на корточки, сгребла полные горсти снега. А через секунду тот полетел облачком холодной искристой пыли прямо Вальдену в лицо. 
Сама Аленари тут же отскочила в сторону, наблюдая за братом с предвкушением:
– Ну что, Ваше Величество, принимаете вызов?

* Литл-Хельм - деревушка недалеко от Порфири-холла.

Отредактировано Alenarie Santar (25 июня, 2018г. 11:17:00)

+2

5

Воображение живо нарисовало бойкую девочку в огромном шлеме не по размеру, размахивающую импровизированным мечом. В оружейной отца было много вещей, будоражащих фантазию. И, конечно, детям туда был вход воспрещен. Но что такое запреты перед детским любопытством? Впрочем, в отличие от сестры, на то, чтобы брать оттуда что-то Вальден не решался.
- Как ты его вообще достала? Он же под семью замками был. Но ты права, жуткая вещь. Представляешь, если сверху ещё надеть кюбельхельм, там вообще воевать можно было только наугад.
И как было забыть бедолагу Блитца, до этого учувствовавшего только в недолгих прогулках по близлежащим окрестностям. Но какие же были лица у местных, когда они пытались заговорить о нём, понимая, насколько невероятно звучит увиденное ими. Вальден рассмеялся.
- Кажется, это было последним шагом при подготовке рыцарского турнира, что мы так хотели устроить. Мы ещё тогда придумывали себе личные гербы, девизы… Жаль, что после побега Блитца пришлось отказаться от этой идеи.
А ведь столько сил ушло на этот «турнир», чего один шатер из палок и покрывал стоил. Но мероприятие обещало быть громким и прошло бы явно не без потерь, а после упущенного коня попасться ещё раз не очень хотелось.
- Да, пополнили мы тогда список местных легенд. Впрочем, не в первый раз. Помнишь, мы нашли рисунок воздушного змея в какой-то книге и постарались сделать подобный. Целую неделю возились, и получился жуткий монстр, которого не мог поднять ни один ветер. Однако через месяц ночью выдался жуткий шторм. Мы тогда тихо выбрались через окно, чтобы никто не мог нас остановить, достали это чудовище из тайника у беседки, и оно полетело. А на следующий день горничная шептала поварихе: «Я в эти сказки не верила, но вчера ночью в окно взглянула, а там… Всё как Томас рассказывал. Над деревьями зависло и прямо на меня смотрело».
Вальден подошел к окну. Точнее к тому, что от него осталось. Верхняя часть почти полностью обвалилась, открывая заснеженное небо. Снаружи метель продолжала свой энергичный танец, и не думая останавливаться. Да, в такой ветер тот монстр бы снова полетел, жаль тогда оборвалась нитка, и он скрылся в неизвестном направлении. Оставалось надеяться, что он никого не напугал своим приземлением.
Вальден повернулся назад к сестре. Боковое зрение успело заметить, как всколыхнулся подол её плаща, но было уже слишком поздно. Снежок попал прямо в цель. Меткий выстрел, надо отдать должное. С серьезным видом Ден вытер снег с лица и одарил Аленари суровым прищуром. Впрочем, это была лишь наигранная строгость, фальшивость которой выдавали озорные огоньки в глазах.
- Графиня, защищайтесь!
Мужчина сгреб с выступа под окном горсть снега и бросил его в сестру. Снежок получился не очень крепким, но Ден не придал этому особого значения, бросившись к ближайшей куче снега и слегка пригнувшись, в ожидании следующего хода Аленари.

+2

6

По-настоящему именно из таких моментов состояла ее память: не из награждений и назначений, не из штормов или мест, где старшая леди Бэкингем имела все шансы умереть, нет. Именно такие эпизоды – на первый взгляд будничные и незначительные, маленькие кусочки мозаики – впоследствии сложатся в картину прошлого. Змей, рыцарский турнир, этот давно покинутый дом… Именно их стоит сохранить.
Она запомнит и снег, хрустящий под ногами, и тусклый зимний свет, и искристую ребяческую радость, и дурацкий триумф «Да, да, на мою провокацию поддались!».
Снежок прилетел в цель – лейтенант встряхнулась, чувствуя, как холод посыпался за шиворот.
Ах, значит так?
– Всегда готова!
С восторгом и рвением, совершенно не подходившим ни ее возрасту, ни званию Аленари кружила вокруг брата. Сапоги вязли в снегу, спотыкалась она через шаг, и спрятаться в полупустом гулком холле было не за что, но кому какое дело?
Докрепка снежки не лепили, и оттого они скорее рассыпались при попадании, чем били. Перчатки вскоре промокли, руки заледенели, но есть ли ей и до этого дело? Конечно нет! И флота сейчас нет, нет и рейдов, нет Балтики! А есть много-много снега, Рождество и Вальден совсем рядом! Ей будто вновь девять…
И хитрить можно так, словно в девять лет.
В какой-то момент брат оказалась прямиком под прорехой в крыше – там, на остатках стропил ветер намел целую шапку снега. И следующий снежок полетел не в мужчину напротив, а вверх, сбивая эту шапку и награждая ею Вальдена. 
– Ха! – Отфыркиваясь от снега и меха собственного воротника, лейтенант Сантар победно вздернула подбородок. – Сдаетесь, Ваше Величество?
И в тот момент, когда она хотела занять позу погорделивей – растрепанная, раскрасневшаяся, очень довольная маленькой победой, – под каблуком оказался лед, ногу повело и Аленари мигом потеряла равновесие.
Несколько секунд она балансировала, с тем непередаваемым выражением лица, когда человек понимает, что вот-вот упадет, но очень этого не хочет. А затем сила тяжести все же победила.
Сугроб оказался на удивление глубоким – и уже лежа в нем, на спине, вновь отплевываясь от снега, Аленари расхохоталась. Она смеялась и смеялась, над собой, над этой баталией, над всем-всем на свете. Смеялась так, как уже давно, наверное, никто не смеялся в этих стенах.

+2

7

Это было именно то, чего так не хватало. Чтобы окончательно отвлечься от всех проблем, что накопились на службе и никак не хотели вылезать из головы с того момента, как он сошёл с корабля. Чтобы по-настоящему почувствовать близость этого тёплого праздника Рождества, совсем как в детстве. Вальден потерял счёт промахам и попаданиям уже буквально спустя пару минут. Во-первых точно зафиксировать их не получалось, так как снежки зачастую разваливались ещё на подлёте к цели, а во-вторых, имело ли это какое-то значение? Было ли это важно когда снег пробрался во все открытые от одежды места, не обжигая холодом, а скорее бодря, когда под полуразрушенными стенами раздавался звонкий заразительный смех Аленари, когда глубокие сугробы так и норовили подставить подножку. Хотя одно такое падение спасло Вальдена от очередного попадания снежка в голову, так что может хоть какая-то польза от них была.
И вот, в разгар сражения, когда уже каждый снежок имел значение, следующий «выстрел» сестры оказался промахом, да ещё и значительным. Вальден уже предвкушал свою победу, как тут совершенно неожиданно, так, что мужчина даже не сразу понял, что это было, сверху посыпался снег, целый сугроб, одарив Дена белой шапкой. Но не успел он её отряхнуть, как послышался звук падения. Вальден рассмеялся. Искренне, громко. Над собой, над сестрой, над ситуацией в целом.
- А вот и снежный трон для победителя.
Ещё не до конца отсмеявшись, с улыбкой на губах, Вальден протянул руку Аленари, помогая ей встать из сугроба.
Небольшой порыв ветра, пробравшегося внутрь сквозь проломы в стенах, заставил почувствовать, насколько снег успел промочить перчатки и подолы одежды. Сейчас, после игры в снежки, это ощущалось ещё не столь явно, но много ли времени потребуется, до того как это станет более очевидно?
А на улице становилось всё темнее. Из-за белого покрова это было не так заметно, но небо все больше приобретало темно-серый оттенок. Снег не переставал падать, давно скрыв следы Сантаров. Вальден с шумом выдохнул, наблюдая за тем, как дыхание на морозе превращается в клубы пара.
- Предлагаю, пока нас окончательно не запорошило снегом, пойти обратно в город и найти там место, чтобы согреться. Если мы только не хотим устроить охоту на местных призраков. Думаю после долгих лет в одиночестве в этом месте, они вряд ли будут нам рады.

+2

8

«Трон для победителя», конечно, больше напоминал ложе, да и вообще наградой казался сомнительной, но это был тот редкий момент, когда Аленари не возражала проиграть. Побарахтавшись, она с помощью брата все же выбралась на свет – точнее сумерки – Божьи. Тусклый день гас, совсем скоро даже под такой худой крышей станет не видно ни зги. Жаль, но придется возвращаться.     
– Охота на призраков! – Лейтенант совсем по девчачьи тряхнула головой, сбрасывая с них снег; затем она потянулась к брату, аккуратно сметая искристую пыль с его плеч и воротника. – Сто лет этим не занималась… ну, с тех пор, как мы с Алеком искали призрака в Сталкер-касл, а нашли сторожа и семью филинов. Но ты прав, стоит вернуться. Сыпет… – она подняла голову к прорехе, сквозь которую падали белые хлопья. – Наверное, ночью опять заметет. 
Брат с сестрой вернулись в экипаж, и лишь оказавшись подальше от каменных стен, продуваемых всеми ветрами, Аленари поняла, что промокла и замерзла. Сбросив перчатки, она потянулась к маленькой напольной печке.
– У нас даже холод другой, – она говорила, чуть обернувшись к брату, когда карета тронулась, мягко качнувшись на рессорах. – На Балтике совсем не так. Я забыла даже, что можно приятно замерзнуть, как сейчас. А потом просто подсесть к огню, и отогреться. Там если заходишь в кубрик после вахты, то замерз так, что от тепла… ломает. А на холоде можно сколько угодно выпить – ни в одном глазу. У нас так боцман на верхней палубе набрался – пил себе и пил из фляжечки, а зашел в тепло и рухнул, как подкошенный.
Она вновь откинулась на спинку сидения, а потом прижалась своим плечом к плечу брата, как в детстве, когда поверяла ему какие-то секреты.
– Но какие там фьорды! Когда мы вошли в Фленсбург, день выдался солнечный и… Вальден, я никогда не видела такой синей воды! Думаешь в Средиземное море самое синее? Нет, во фьордах вода такая яркая, что на нее смотреть больно. И гавань тянется, тянется, узкая, как колея. Или трещина. А с обеих сторон берега и елки – зеленые, мрачные, прям постовые. Так здорово… – она улыбалась, на минутку вновь оказавшись посреди этого залитого солнцем фьорда; потом сморгнула, словно очнулась. – Расскажи мне про свой рейс.

+2

9

Дорогу, по которой они шли до развалин манора, совсем замело, так что идти обратно к экипажу приходилось, ориентируясь на свою память и маленький огонек от фонаря на карете, практически теряющийся среди деревьев. Пробираясь сквозь сугробы, Вальден поднял голову, наблюдая за неуклюжим танцем больших снежных хлопьев. Не стоило и надеяться, что и завтра им удастся отсюда уехать. В лучшем случае – послезавтра, и то если очень сильно повезёт. А сейчас хорошо будет, если за проведенное в руинах время дорогу окончательно не завалило снегом, и им удастся вернуться обратно в город, не застряв по пути.
Завидев приближающиеся фигуры, кучер затушил трубку и забрался на козлы, ворча что-то себе под нос. Экипаж быстро отправился в путь, приятно покачиваясь на ходу. Слушая рассказ Аленари, Вальден слегка улыбнулся и прикрыл глаза. То небольшое тепло, что шло от печки, только начинало согревать замерзшие руки, и вновь представлять себе холод, да ещё и такой лютый, не хотелось, сколь красочно сестра бы его не описывала. А вот синие воды фьордов были совсем другим делом. Вальден много слышал о красотах Балтики, но об этом ранее если и упоминали, то настолько вскользь, что мужчина не обращал внимания. И вот теперь новый факт, ещё больше подогревающий желание когда-нибудь отправиться в те места, невзирая на погоду. Представить себе что-то синее воды в Средиземном море было трудно, хотя Ден пытался, но есть вещи, которые легче один раз увидеть.
- Мы были у берегов Новой Зеландии. Застряли там дольше, чем планировали. Честно говоря, я даже забеспокоился насчёт того, успею ли приехать вовремя. – Вальден чуть ухмыльнулся. Преодолеть половину мира, и опоздать на праздник из-за разбушевавшегося снегопада. Было бы иронично, но обидно. – Зато нам удалось увидеть, как проходит охота на акул. Представляешь, они плывут на неё на небольших лодках. С гарпуном, но рассчитывают не на него. Закидывают крепкую верёвку на акулу, когда она приплывает на приманку, и пытаются морского хищника измотать. Да, смотрится это ещё более опасно, чем звучит. Мы порывались пару раз как-то оказать им помощь, но удача оказалась на стороне охотников. Не знаю, чего в этом действии больше: отваги или глупости. Скорее всего, второго. Но выглядело завораживающе.
Экипаж тем временем подъехал обратно к Кардиффу. Темнота за окном сменилась приглушенному свету из зданий, тишина леса – шумом предпраздничных улиц. Кажется, где-то вдали даже слышалось тихое пение. Карета замедлила ход и постепенно остановилась около постоялого двора с большой вывеской, на которой красовалось название: «Три Фонаря». Фасад здания действительно освещали три кованых фонаря, повещенных на одинаковом расстоянии друг от друга. Горели из них, правда, только два.
Внутри было многолюдно, но спокойно. Стоило Вальдену переступить порог заведения, как он тут же почувствовал запах вина и свежеприготовленного мяса. Помещение было украшено к предстоящему празднику. Не хватало разве что ёлки в углу, но зато различных флажков, гирлянд и рождественских венков было с избытком. Свободных мест было не очень много, но их хватало для новых посетителей. Как раз освободилось одно недалеко от камина.

+1

10

Иногда – с годами все реже и реже – Аленари задавалась вопросом, стала бы она той, кем теперь, если б родилась в совсем другой семье. Если бы с детства не окружали истории о флоте и войне, если бы мужчины вокруг носили сюртуки чаще, чем мундиры, если бы юность не прошла в диковатой непокорной Индии. Если бы братья писали ей о победах в крикете, а не стычках с пиратами и морскими гадами. А если бы вместо братьев у нее вообще были сестры? Что тогда? Захотела бы она взять в руки пяльцы, а не револьвер? Аленари понятия не имела.
Зато она точно знала, что попади в Новую Зеландию – обязательно глянет на акулью охоту из лодочки. Отчасти, потому что акулы – злющие, хитрые сукины дети, убить такую чертовски непросто. Отчасти – потому что в рассказе брата она углядела толику любопытства с восхищением, и тут же захотела разделить их. Увидеть своими глазами, прочувствовать, а потом конечно же написать Вальдену. Так делала она еще мичманом: писала, что сегодня боцман показывал им простой штык со шлагом, тот самый, который брат научил ее вязать еще в Бомбее; писала, как впервые прошла «ревущие сороковые», и что на третий день кроме них с Алеком весь мичманский кубрик молился Пресвятой Деве, но не они, нет, потому что Вальден давным-давно рассказал им как налетает здесь буря, и как определить, что она вот-вот отступит.
Да, Аленари точно знала – на акулью охоту поглядеть просто необходимо. Может и поучаствовать, кто знает? Тогда и скажет, чего больше – смелости или глупости.
После тишины руин и заснеженного леса город казался особенно ярким и громким, суетным и каким-то совсем-совсем рождественским. Внутри же постоялого двора прям пестрило от лент и зеленых венков. Повинуясь хулиганскому порыву, Аленари встала на цыпочки, отломила одну из глянцевых веточек падуба и недолго думая, сунула ту в петлицу мундира брата.
- От злых духов, - невозмутимо прокомментировала свой неимоверно взрослый поступок лейтенант Сантар, после чего сбросила капюшон и увлекла Вальдена к тому самому столику у камина.
У огня получилось отогреться уже по-настоящему, и когда подали ужин с горячим вином, Аленари чувствовала себя соловой и разомлевшей. 
- Дома уже, наверное, елка наряжена. Помнишь, сколько игрушек было бито, когда мы вызывались помогать слугам? А как мы с Алеком раскрасили всех ангелов в сине-золотой? Не понимаю, чем мадам Элрой не понравились ангелы в мундирах флота Ее Величества… - все еще улыбаясь, она перевела взгляд к огню. - Когда мы в последний раз собирались все вместе на Рождество? По-моему, еще до того, как ты…
«…женился».
Не договорив, Аленари запнулась, сморгнула, пытаясь сообразить, как бы половчее сменить тему, но ничего путного так и не придумала.
- Прости.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Смех сквозь вьюгу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC