Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Тук-тук


Тук-тук

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/xAuTc.jpg

Фелик, Фелиция и Шон Блейки
10 и далее ноября, поместье семьи Блейк в Лондоне

Я же просил не трогать этот чемодан!...

+1

2

Есть некоторые закономерности в женском поведении, которые берут начала если ни с колыбели, то точно с того момента, когда вы впервые повязываете своей дочери бантик или покупаете новое платье, утверждая, что она «такая красивая». Собственно с тщеславием конкретно эта закономерность имеет мало общего – скорее с осознанием девочки того, что она девочка. Красивая, очаровательная, послушная, ласковая… Хорошая. Такими ведь и должны быть девочки, верно? Но есть здесь и обратная сторона. Хорошую девочку всегда – всегда! – тянет к чему-то плохому.
Фелиция Блейк, конечно, обо всем этом была совсем другого мнения. В одиннадцать мало кого занимают какие-то там закономерности. Однако, какой бы хорошей девочкой она не была, когда ей говорили «нельзя» у нее и мысли не возникало опустить очи долу и сказать «конечно, папа». То есть, так она и делала – она уже была достаточно большой девочкой, чтобы понимать собственную роль в этой маленькой постановке. Однако никто не мог запретить ей задавать этот вопрос. Да-да, тот самый вопрос.
«Почему?»
Черный чемодан, попавший к папе неведомым образом, всегда был главным камнем преткновения для всех подобных вопросов. Смутным чувством, которые еще древние философы звали интуицией, она понимала – все это не просто так, и тайны, которые хранит эта, обыденная, на первый взгляд, вещь, могут оказаться просто жутко интересными. Фелиция не знала и не могла знать наверняка, что именно с появлением чемодана папа стал тем самым папой, которого она знала, а не «скучным типом», как иногда говаривал Феликс – конечно, когда папа его не слышал. Она не знала этого наверняка, как не знал и брат, потому что этот самый чемодан попал в их поле зрения значительно позже, но гипотеза – о, гипотеза у них была! И даже не одна.
Чемодан был недоступен. Не один и не два раза они с Феликсом делали попытки все-таки разгадать эту тайну – брат даже озаботился, по случаю, набором отмычек. Ничего не получалось. Папа бдил. Не один и не два раза им крепко влетало от родителя, который считал, что попытка залезть в чемодан – проступок страшнее, чем подложенный в саквояж миссис Блум живой еж. Фелиция постепенно начала привыкать к мысли… нет, конечно, не о недоступности чемодана, о чем вы? О смене стратегии, разумеется. Как вдруг вмешался Его Величество Случай.
Папа обычно не запирал кабинет, поэтому войти в него дети могли в любое время. Вот чемодан – чемодан Шон Блейк хранил в сейфе. До того странного дня, когда он это сделать… то ли забыл, то ли не успел. Папа покинул кабинет в спешке и, видимо, как он сам думал, всего на несколько минут. Чемодан остался лежать на столе. Фелиция не знала об уходе папы и зашла позвать его выпить с ней чаю. Чемодан лежал на столе. Ну и как было удержаться?
Конечно, она сперва позвала Феликса – открыть чемодан без него было бы верхом несправедливости, и хотя брат иногда демонстрировал свою противномальчишескость, но такого отношения не заслуживал. Они вскрыли чемодан (ожидая, что тот в любую секунду вспыхнет пламенем или все вокруг затянет странным газом или раздастся жуткий вой оповещающий папу о вандалах в его кабинете) и жадно уставились на его содержимое.
Содержимое разочаровывало.
Какие-то бумажки с текстом на разных языках – по виду не больше, чем просто письма, хотя Феликс нашел что-то, что сражу же окрестил «древней рукописью». Древней среди этих «рукописей» выглядела разве что глиняная табличка с текстом на языке, который был Фелиции не знаком даже просто визуально. Были там предметы и странные, и совершенно обыденные. К последним относилась наполовину догоревшая свеча из обычного желтоватого воска. Фелиция хотела было предложить Феликсу ее зажечь – просто так, от скуки, но вовремя заметила отличную от основного тела свечи сердцевину. Девочка аккуратно положила свечу обратно в чемодан. О таких штуках она слышала в Новом Свете, да и в Старом таким, сколько ей рассказывали, подобным занимались многие. Венгерские цыгане, например. Сердцевина могла быть как безобидной добавкой для аромата, так и чем-то вроде штуки, которую бросают в костер шаманы, чтобы войти в транс. Кажется, тут Фелиция впервые осознала, что папа, может быть, не зря требовал не трогать этот чемодан. Но зачем он тогда папе?..
Впрочем, эта мудрая мысль вылетела из головы девочки почти сразу же. В чемодане было уйма интересных штук. Например небольшая – в две детские ладони – плоская спираль, изготовленная из материала, похожего на посеревшую от времени кость. По спирали непрерывно змеились какие-то символы, которые показались Фелиции знакомыми.
- Гляди, - протянула девочка спираль брату, углубившегося в изучение статуэтки какого-то зверобога. Вроде бы, египетской, но не похожей ни на кого из богов этой древней цивилизации. Впрочем, Фелиция не могла знать всех богов и божков в… хм… лицо.
- Это немного похоже на латинский алфавит, да? – после минуты напряженного изучения предположила девочка. – Но он будто перевернутый. То есть… Ну. Наоборот. Как в зеркале, да?
Идея, которая пришла ей в голову, показалась Фелиции настолько гениальной, что юная леди Блейк едва не захлопала в ладоши. На поясе у нее висел маленький тканевый мешочек – Фелиция складывала туда всякие интересные мелочи, которые находила, там же она хранила нитку и иголку, и, конечно, маленькое складное зеркальце, инкрустированное янтарем. Она попросила Феликса держать спираль ровнее и поднесла к ней зеркальце. Брат и сестра уставились в отражение. Буквы, действительно, напоминали латынь. Феликс изучал латынь, но даже он не смог ничего прочитать.
- Тарабарщина какая-то, - признался он, наконец, расписываясь в собственном бессилии.
- Может быть, это как анаграмма? – предположила девочка, но дальше продолжить изучение странного предмета им не дали. Во дворе послышался стук колес и копыт – подъехал экипаж. Фелиция захлопнула зеркальце, метнулась к окну и поняла, что была права.
- Папа вернулся, - упавшим голосом сказала она. Феликс только кивнул, принявшись укладывать вещи в чемодан обратно. Фелиция ему не помогла – не потому, что была ленива, нет. Просто брат имел свой системный подход к запоминанию, и потому куда лучшее ее устроил бы вещи на своих местах. В идеале, папа вообще ничего не заметит.
Дети закрыли чемодан, вышли из кабинета, закрыли за собой дверь и с чувством выполненного долга отправились пить чай.
- Я же говорила, - многоопытным тоном сказала Фелиция по пути. – Нет там никакого философского камня.

Отредактировано Filicia Blake (7 мая, 2018г. 12:59:55)

+3

3

Феликс был взрослым, самостоятельным, рассудительным молодым человеком. И разумеется, это было отнюдь не голословное утверждение. Он мог бы привести множество доказательств тому. Но, разве достойно джентльмена доказывать словом то, о чем должно говорить делом? А самое главное, отец так же несомненно придерживался одного с Феликсом мнения. Ведь иначе он ни за что не стал бы посвящать сына в свои дела. Более чем невероятные и таинственные. Должно быть, они должны были показаться ему пугающими, но нет. Феликс отнюдь не боялся. Напротив. Он восхищался отцом. И твердо намеревался принять самое деятельное участие в его делах.
И конечно же, отец вел себя столь же противоречиво, как и все взрослые. Он сперва недвусмысленно давал понять, что в участии Феликса заинтересован, а после против всякой логики пытался держать его от своих тайн подальше. Юный баронетт хорошо знал, что подобное поведение свойственно всем взрослым и хоть объяснить его не мог, но не винил отца.Он всего лишь был взрослым. Ну, чуть более взрослым, чем сам Феликс. Вероятно, возраст накладывает некоторые ограничения.
И главным камнем преткновения был, конечно же, пресловутый черный чемоданчик. На все вопросы их с Фелицией, ответ отца был однозначным. И он никак не устраивал их с сестрой. Просто по тому, что «нельзя» это - не ответ.
Открытие сделанное Фелицие было действительно удивительным. Ни сам Феликс, ни сестра никогда не думали, что можно будет вот так просто взять и открыть чемодан. Сперва он даже был разочарован. Содержимое показалось ему сборником старого хлама. Но лишь до тех пор, пока под слоем старых газетных вырезок и непонятной рухляди, вроде  глиняных черенков не обнаружилось нечто действительно интересное.
- Лучше положи на место. - нахмурился Феликс, увидев в руках сестры свечной огарок.Та, впрочем, и сама была очень умной и образованной маленькой леди и, конечно, же ни за что не совершила бы глупостей. - Это похоже на вавилонскую свечу. - с видом знатока заметил он, тем временем увлеченно рассматривая «древнюю рукопись» символы которой оставались ему совершенно незнакомыми. А уж Феликс успел насмотреться за свою жизнь на древние письмена.
Находка Фелиции действительно была презанятной.
- Это похоже на рог единорога. - с видом знатока заметил Феликс, рассматривая странные символы. Конечно же он имел ввиду не сказочных белых лошадок с чудесным рогом. Вера в подобные сказки вроде фей, Санты и единорогов не достойна зрелого мужчины. Феликс говорил о морском единороге. Нарвале.
- Если так… хм, они водятся в северных водах. Я не знаю о древней цивилизации на севере с такой письменностью - конечно, это все было лишь предположением. Хотя экспертный тон Феликса, говорил об обратном.
Идею сестры с зеркальцем иначе, как гениальной было не назвать. И сперва Феликсу даже показалось, что он может разобрать текст.
- Похоже на латынь, но не латынь… А может быть древне греческий записанный латынью? - он попробовал прочесть и так и эдак и даже задом наперед, но выходила тарабарщина. Феликс хотел бы попробовать еще несколько вариантов, но бдительная Фелиция вовремя прервала дальнейшие изыскания.
Сложить чемодан заново в точности, как все было не составило труда. Собственно, Феликс и извлекал от туда все в таком порядке, что бы после сложить все в первозданном виде. Даже обломанный белый ус их домашнего божества Его Преосвященства Епископа, лежащий на чемодане, Феликс с несвойственной его возрасту сукрпулезностью водрузил обратно. Когда кот успел побывать в кабинете отца, оставалось загадкой. Но Феликс давно подозревал, что когда никто не видит отец позволяет истинному хозяину дома гулять в том числе и в святая-святых. Когда все было законченно и мальчишка любовался собственной работой, проверяя все ли выглядет нетронутым, ему на секунду показалось, что портьера пошевелилась, словно за ней кто-то был. Но обернувшись он обнаружил лишь привычное окно. И поспешил ретироваться дабы составить сестре компанию за чаем. Она всегда была недовольна, когда он опаздывал к чаю. Даже если Феликс прибирал за ними обоими.

На следующее утро Феликс, как и весь дом оказался разбужен истошными воплями горничной. Он, как и подобает мужчине и защитнику дома, услышав женский крик, забыв о домашних туфлях и халате в пижаме выскочил на лестницу, вооруженный подсвечником и готовый защищать свой дом и всех его обитателей. Защищать впрочем, оказалось не от куда. Их горничная Анна утверждала, что она намеревалась почистить камин, когда взялась за кочергу, а та превратилась в змею. Змею искали до полудня. Фелиция наотрез отказалась заниматься танцами пока змея не будет обнаружена.
Садовник мистер Рит, которого тоже приобщили к поискам говорил, что видел вчера ночью, как по дому бродили странные тени. Одна из которых даже украла его бутылку с портвейном. Ну, да мистер Рит на прошлой неделе гномов у них в саду увидел после трех бутылок рома. И Феликс, конечно же принял бы все это за забавный курьез, если бы не кошмары мучившие его всю ночь. «Должно быть полнолуние» - подумал мальчишка. Зная, однако, что до полной луны еще далеко.
- Фел, - негромко спросил он у сестры, когда мистер Дугрей их учитель, оставил их вдвоем в библиотеке писать эссе на немецком. - ты ничего странного не замечала?

+3

4

Что Шон чётко уяснил о своих детях, так это закономерную связь между шёлковостью детей и размером созданной ими проблемы. Они у него не были сорвиголовами, слава Богу, но как только Феликс вспоминал весь порядок вилок и ножей, и доедал горячее, лорда Блейка так и тянуло проверить все закутки дома и слуг. Примерно в половине случаев их шалости были скорее забавными, за которые Шон отчитывал больше для проформы и поддержания хоть какого-то авторитета. Но время от времени они добавляли ему седых волос.
Что же на этот раз?
- Фелиция, будь добра, передай мне салфетки, - просил Шон в тот обед и смотря в самую очаровательную из существующих улыбок подозревал всё больше.
Машинально погладив выпрашивающую себе вкусностей борзую Голди по кремовой морде, он успокоил себя. В конце концов, это его дети, они не сделают ничего сверх. А ему следует уделить внимание делам насущным - ритуальным убийствам и так напрашивающемуся законопроекту.
И стоило ему переключить своё внимание на дела, детские хитрости из головы вылетели.
Как оказалось - зря...

Следующий день стал просто каким-то безумием, он начался с криков и продолжался так почти всё время. Чёрт с ним с мистером Рутом, которого давно пора уволить (Шон не был сторонником покровительства плохим работникам), но Анна, собственные кошмары и тот факт, что в кабинете перед зеркалом его чуть не задушил его же шейный платок уже нельзя было отнести к случайности. Совсем. Особенно последнее.
Случилось это ближе к двум по полудню, когда Шон разобрался с утренней корреспонденцией, и преступил к делам. Проходя мимо зеркала он хотел оправить шейный платок, как вдруг тот против его воли затянулся и стал его душить. Мужчина панически провёл минуту в борьбе с собственным предметом гардероба, прежед чем порезал его канцелярским ножом, схваченным со стола. В процессе борьбы он рубанул и щёку и теперь весь домашний халат был в крови, потому что раны на лице, даже такие мелкие, всегда всё превращают в промокашку для крови.
Но к чёрту эти мелочи!
Шон стоял, опираясь рукой на сто, тяжело дышал и лихорадочно думал. Вещи своей воли не имеют, бесспорно, но как много способов... не самых обычных... заставить вещи делать что-то противоествественное?
Лорд Блейк резко оттолкнулся от стала, стал открывать свои потайные ящики, перебирать бумаги, просматривать содержимое чемодана и всё прочее, что может иметь отношение к оккультному. К сожалению, все его предметы, вещи и приборы были неизменны, сухи и исчерпывающи. Он не мог по ним сказать ничего нового...
Пожалуй стоит доехать до Мура...
- Но сначала привести себя в порядок, - сказал Шон себе, кладя чемодан на место. Он позвонил в колокольчик, дождался дворецкого и ровным тоном сказал ему, что порезался, и ему требуется привести себя в порядок.
- Сегодня очень странный день, сэр, - ответил дворецкий, никак не выдав, если его и удивила залитая кровью одежда, - Кухарка Николь ошпарилась. Да так сильно, что мне пришлось отлучить её от работы.
Шон нахмурился и порабанил пальцами по столу.
- А где сейчас дети?
- В библиотеке, сэр, у них занятия.
- Отлично, давай сменим мне одежду, и, пожалуй, я возьму их  с собой.

Лорд Блейк зашёл в библиотеку десятью минутами позже, немного пахнущий коньяком, поскольку прижёг ранку на щеке подручными средствами, но уже в чистой одежде. И он был в крайней мрачном настроении, именно поэтому его голос и вопрос прозвучали строго и даже угрожающе.
- Феликс, Фелиция, вы ничего странного не замечали и не делали намедни? - он просто хотел собрать побольше информации, прежде чем отправляться к другу.

Голди

http://s3.uploads.ru/F2fQE.jpg

+4

5

Спала Фелиция плохо. Ей все время снилось, что она проснулась, но не может пошевелить и пальцем, а от окна, тем временем, отделяется странная тень, что обыкновенно казалась тенью старого вяза за окном. Тень корчится и медленно, медленно приближается к ее постели, а Фелиция лежит без движения и не может даже закричать. Утром, уже после того, как она оказалась разбужена воплями Анны, сделала попытку отправиться на поиски змеи, но была отправлена в комнату бдительной гувернанткой, Фелиция села на постели, обхватила руками коленки и с неприязнью покосилась на вяз. В ее голове начал формироваться план о том, как бы упросить папу отдать приказ срубить это страшное дерево.
Не воспользоваться прекрасным шансом избежать столь нелюбимого Фелицией урока танцев, она конечно, не могла. Змею искали со всем тщанием, заглядывая в каждый угол и проверяя каждую вазу, юная леди Блейк даже почти уговорила слуг разобрать пол, чтобы поискать там, но вовремя вмешался бдительный дворецкий. Фелиция фыркнула про себя, но изображать офидиофобию временно прекратила. Ей самой было невдомек, отчего все вокруг уверились в этом ее страхе, несмотря на то, что стараниями Феликса их дом превратился в ночлежку для самых разных экзотических животных – в том числе и змей.
После полуденного чая был урок немецкого. Фелиция, высунув язык от усердия, проверяла уже написанную часть эссе, пытаясь вспомнить артикль к слову «Schцnheit». После долгого выбора между «die» и «der», она все же остановилась на «das». Почему то ей казалось, что это компромисс.
- Уточни, - рассеянно сказала она брату, не отвлекаясь от своего важного дела. – Такого же странного как леди Петтифайр с ее девятью кошками, или по-другому странного? Потому что леди Петтифайр я сегодня не видела – мы же еще не ходили гулять.
Она не слишком задумывалась о том, что говорит – эссе полностью поглотило ее внимание. И разговор бы заглох сам собой, если бы не вошедший в библиотеку папа. С тем же самым вопросом. Вот это было странно. Особенно, если учесть, что папа не имел обыкновения прерывать их с Феликсом занятия.
- О чем ты, папочка? – Фелиция отложила бумагу и взглянула на лорда Блейка с самым искренним изумлением, на которое только была способна. Соображала она быстро. До этого момента юной леди Блейк не приходило в голову совместить собственно утренние «странности» и операцию «черный чемодан». Зато теперь он во всей красе осознала смысл слова: «Ой». – Что то случилось?

Отредактировано Filicia Blake (24 мая, 2018г. 13:17:02)

+3

6

Складывание - не самая сложная математическая операция. И от того, что складывать приходилось, не числа, а факты и обстоятельства, сложней она не становилась. Эссе писаться отказывалось. Феликс никак не мог ухватить мысль за хвост и сформулировать ее на немецком. Да, что там, он и на родном-то английском додумать ее не мог. Сейчас юному баронету думалось совершенно о другом. О содержимом черного чемоданчика, зеркале, странных письменах и кошмарах.
- Таком же странном, как змея. - Феликс отложил перьевую ручку, чудом избежав кляксы на едва начатом эссе. - А ведь я в последнее время никаких змей и даже ящериц в дом не приносил. - Феликс на автомате заглянул в работу сестры, нахмурился, ткнув пальцем в ошибку. - «Die». - указал он «артикль преткновения».
Сегодня точно был очень странный день. Обычно из них двоих на сочинении сосредоточиться не могла именно Фелиция. Но в этот раз все пошло не так. Хотя, наверное, не так все пошло еще вчера. Когда они влезли в папин чемоданчик. Но это не точно. По крайней мере оставалась крохотная вероятность того, что все это - цепь престранных, пугающих совпадений. И не более того. Должно быть именно так. Иначе, Фелиция тоже заметила бы что-то. И уже во всю рассказывала ему о странных странностях. Но сестра сосредоточенно выводила буквы на терпящей все бумаге.
Появление отца в библиотеке, обычно не имевшего привычки прерывать их занятия, разбило труды последней четверти часа. Ведь мальчишка почти окончательно убедил себя в том, что ничего эдакого не происходит. Во всяком случае не более эдакого, чем обычно. А ведь каких-то две недели назад у них гостил тапир.
- Папа? - Феликс удивленно хлопнул глазами в точности, как делала это Фелиция. И порадовался, что отложил ручку в сторону, иначе жирной кляксы на будущем, или не состоявшемся, эссе было точно не избежать. - Что случилось? - почти повторил он вопрос сестры, имея тем не менее ввиду совершенно иное. Феликс сразу заметил порез на лице отца и теперь обеспокоено и чуть растерянно смотрел на него.
«Влипли» -сомнений больше не осталось.

+1

7

Дети были чисты и невинны, как херувимы. Им не хватало только крыльев и нимба, и именно это опять насторожило Шона, как в прошлый раз за обедом. Но мужчина опять отмахнулся, понимая, что сейчас видит подозрительным всё!
Переведя взгляд с Велиции на Феликса и обратно, он ответил:
- Я думаю, случился повод навестить профессора Мура и я хочу, чтобы вы поехали со мной. Сейчас. Занятия подождут, - то, что в доме, уже приподнёсшем три жутких сюрприза он детей оставлять не хочет, Шон в слух, конечно, не сказал. Он просто кивнул им: "Идите одевайтесь", и ушёл отдать распоряжения о карете.
И каждый шаг по коридору, по мягкому паласу, вдоль картин и бра, дальше по лестнице Шону казалось, будто его кто-то украдкой, но любопытно рассматривает. А от своих ощущений лорд Блейк предпочитал не отмахиваться. Он рефлекторно сжал руку крепче, и просто решил запомнить это странное чувство. Он знал, что Муру может пригодиться любая такая деталь.
Но он не знал, что до профессора они не доедут.
Когда дети оделись и спустились в Холл, Шон уже стоял в пальто, постукивая пальцем по трости одной рукой и поглаживая ранку от утреннего инцидента другой. Создать требуемый для ситуации непринуждённый вид не получалось. Ему всё ещё чудился этот взгляд украдкой, всё ещё вопросы, но не ответы. Но детям он улыбнулся, едва-едва, как бывало, когда отец очень занят, но мимоходом даёт понять, что не забыл о своих отпрысках.
- Вам не помешает развеется.
Дворецкий собирался вежливо и упреждающе открыть перед хозяевами двери, но вышла заминка - ручку заклинило. Сначала тот пытался тактично и аккуратно вывернуть замок так, чтобы всё вышла лишь в неловкость, но замок не поддавался.
- Прошу прощения, сэр, если бы я знал, что замки в таком плохом состоянии...
- Не страшно, пусти, - кротко бросил Шон, именно этой кроткостью и выдавая своё раздражение и напряжение. Сегодня всё шло наперекосяк, и если бы всё ограничилось бытовыми мелочами! Лорд Блейк резче нажал на ручку и та... осталась у него в руке.
- Я сейчас же позову Дина, - засуетился дворецкий, пока Шон неспешно подносил недавно совершенно нормальную, латунную ручку к глазам. Она будето просто... испортилась посреди соединения.
- Странно, - негромко проговорил Шон, положив ручку на тумбочку рядом с детьми, опять забарабанив пальцами по рукояти трости. Дворецкий привёл их плотника буквально через пару минут, но лорду Блейку показалось, что прошла целая вечность, настолько на него давило это... происходящее?
- Это как оно так... - удивился Дин, опустив на пол ящик с инструментами, - Во бл... кхм, рухлядь, а ведь денег наверняка отдали, у-у-у.
- Дин, обходитесь без комментариев, - немного резковато для себя сказал Шон, и тут же мысленно отругал себя. Не хватало ещё слуг ещё больше пугать и нервировать. Он был уверен, что кухня итак гудит.
- Да как скажите, милорд, просто оно... ну сломалось ещё так дурацки, - пробубнил плотник, садясь на колени и вставляя инструменты в замок. Он копошился там ещё минуты три, прежде чем замок наконец щёлкнул и дверь плавно приоткрылась.
- Вот!
- Наконец-то, - с истинным облегчением ответил Шон, двинувшись к двери в два шага, но стоило ему коснуться её, как та резко захлопнулась и в замке опять щёлкнуло. Слуги и лорд Блейк на секунду замерли.
- Может это оно... того... сквозняк? - предположил Дин совершенно неуверенным в последнем голосом.
Шон смотрел на дверь, так и стоя с приподнятой рукой и прогнал желвак напряжения по скулам. Потом резко развернулся.
- Феликс, Фелиция, мы выйдем через боковую дверь для слуг.
И двинулся в указанном направлении.

0

8

К чести Фелиции, в ее хорошенькую головку даже не пришла крамольная мысль «Может быть, стоит во всем признаться?». Если бы они с Феликсом сдавались под каждым строгим взглядом отца, их жизнь была бы скучна и невыразительна, как те пейзажи, которые заставлял их изучать учитель живописи мистер Бёртон. Туман над Темзой. Туман над лесом. Туман над Лондоном. Аллегория современной жизни – говорил мистер Бёртон. Фелиция считала, что он круглый дурак, и ее-то современная жизнь уж точно не так уныла, как вся эта серая мазня.
- Да, папа, - послушно сказала Фелиция и, дождавшись пока родитель покинет библиотеку, повернулась к Феликсу с самым решительным выражением лица. – Даже если ты сейчас думаешь, что это мы во всем виноваты – а ты так точно думаешь, не спорь, я читаю по твоим глазам! – папе об этом знать совсем не обязательно, - девочка решительно кивнула сама себе. – Мистер Мур со всем разберется.
«И не смей мне перечить!» - юная леди опустила, но братец был не дурак. Это, знаете ли, семейная черта.
Одевалась Фелиция быстро – но не торопясь. Не хватало еще небрежно застегнуть пуговицы или, того хуже, смять кружево на воротнике или манжетах. Крутилась у зеркала девочка достаточно долго, чтобы убедиться в собственном совершенстве, потому тонкий взвизг горничной, которая поправляла бант на затылке Фелиции, застал ее врасплох, заставив подпрыгнуть на месте.
- Ну что? – недовольно сморщила нос девочка, поворачиваясь к женщине. Та, белая, как мел, тыкала пальцем в зеркало. Фелиция посмотрела. На мгновение ей даже показалось, что она видела у края рамы странную синеватую тень, похожую на пятно акварели, но, когда моргнула, все пропало. Ну и нервные слуги пошли – подумала девочка. И, подхватив накидку, направилась вниз.  Папа и Феликс уже ждали ее (причем последний не преминул закатить глаза, выражая тем самым все свое отношение к ожиданию), и они все, вроде как, направились к выходу. Вроде как.
Сражение папы с дверью Фелиция просмотрела с некоторым любопытством, но, право же, некоторые странности в принципе были свойственны их семья и их дому, потому она решительно не видела повода начинать панику. Фелиция поправила накидку, покачала в руках ридикюль и спокойно отправилась в сторону боковой двери. Ей не бросались под ноги странные тени, не хватали за платье выросшие из пола призрачные руки и даже загробные голоса не отражались от стен – словом, ничего интересного не происходило. Ровно до того момента, пока папа не взялся за медную ручку двери.
Дверь открылась на четверть – тут же захлопнулась. «Сквозняк» - уже не очень уверенно подумала Фелиция. Но стоило потянуться к ручке еще раз, из всех щелей от двери пополз в дом черный дым. В нос ударил едкий запах гари. Юная леди Блейк охнула, проворно, как белочка, прыгнула к окну и… ничего не увидела.
- Ничего не горит… - растерянно пробормотала Фелиция. Все-таки теперь даже она не могла отрицать, что все это странно.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Тук-тук


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC