Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » Тот, кто не входит без приглашения


Тот, кто не входит без приглашения

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://forumuploads.ru/uploads/0018/76/57/196/13488.jpg

Edward Gainsbery, Shawn Blake, Agatha Villiers, Hugo Villiers
Август 1887, остров Джерси

Распространяющаяся среди жителей острова странная эпидемия вынуждает обратиться за помощью к лондонскому специалисту. И в то время, пока приезжие джентльмены разбираются с симптомами и другими тревожащими признаками, болезнь находит себе новые жертвы. Или может все-таки не болезнь?

+2

2

Утро выдалось  донельзя туманным и доктор, стоя на палубе, как ни пытался, не мог разглядеть очертания острова, к которому они вот-вот должны были причалить. Вся эта история, начавшаяся неделю назад с появления на пороге его дома молодой дамы по имени Агата Вильерс, сейчас казалась ему больше похоже на начало какого-то романа, чем на реальную историю. Уж слишком много неясностей породило это знакомство. Гайнсбери еще раз перебрал в голове то, что рассказывала Агата.
Едва девушка переступила порог дома, врач мельком оглядевший ее, сразу понял, что перед ним не жительница Лондона, что она сама поспешила подтвердить. А узнав, что перед ним ни много, ни мало дама знатная, более того, фактически хозяйка острова Джерси, врач был немало удивлен. Вряд ли девушка проделала такой долгий путь ради беседы с ним, у семьи наверняка всю жизнь был личный врач. Однако дело, как оказалось, касалось не здоровья мисс Вильерс. Со слов гостьи, на Джерси возможно набирает обороты странная болезнь по всем симптомам напоминающая порфирию, если бы не одно «но». Последние опыты показали, что заболевания это есть наследственное генетическое отклонение и встречается достаточно редко, а в случаях, которые описала леди Вильер, за пару месяцев у них было уже четверо заболевших, из которых один, старик – рыбак, был уже мертв. Анамнез был идентичен у всех – сперва упадок сил, слабость, боли в животе, а затем повышенная светочувствительность и повышенная агрессия. Больные не реагировали на лечение ни одним известным местному врачу способом, а учитывая количество заболевших, тут и правда, можно было говорить о начале вспышки какой-то редкой болезни. На всякий случай пришлось взять кровь для анализа и у его новой знакомой, но на ее счастье, кроме низкого гемоглобина, ничего отклоняющегося от нормы врач не заметил.
Понимая, что положение может ухудшиться, Гайнсбери согласился на просьбу девушку отправиться с ней на остров. А его упоминание об отъезде, о котором пришлось предупредить Шона, чьим непосредственным врачом он являлся, и последовавшая за этим беседа и знакомство леди Вильерс и лорда Блэйка и вызвала такой живой интерес у последнего, что сейчас все трое стояли на палубе, а сквозь густой белый кисель, наконец, мелькнул огонь маяка.
- А я - то надеялся хоть немного прочистить горло от Лондонского тумана… - тихо усмехнулся врач, опираясь на трость и посмотрев на своих спутников, которые присоединились к нему не так давно.
Он мельком взглянул на Шона и обернулся к девушке.
- Леди Вильерс, у меня будет к Вам одна просьба…работы предстоит много, поскольку мы пока знаем очень мало, если пойдут слухи о том, что на острове возможно опасная эпидемия, не ровен час, кто-то попытается его покинуть и если он заражен, мы получим печальные последствия… дайте распоряжение временно прекратить сообщение с материком, думаю это можно будет объяснить осложнениями в море… - мужчина посмотрел на проступающие очертания острова. – И еще… о нашей прямой цели визита тоже пока открыто говорить не стоит… мы с лордом просто будем Вашими гостями, это будет безопаснее всего…
Лорд Блейк сейчас наверняка мог одновременно и удивиться, и испытать гордость за своего врача, которому, справедливости ради, надо сказать общество лорда явно на пользу не шло, раз проснулась страсть к подобным авантюрам. Однако все предложенное им сейчас действительно было вполне разумно, если они хотели распутать это дело как можно быстрее и с наименьшими трудностями, которые точно будут, в этом можно было не сомневаться.
Спустя полчаса корабль вошел в небольшую гавань, где помимо него наблюдалось несколько рыбацких судов и матросы спустили трап, помогая единственным на сегодня пассажирам сойти на берег. Оба мужчины прибыли налегке, захватив с собой лишь пару костюмов, да небольшие саквояжи, так что в носильщиках нужды не было.

+3

3

Написание законопроекта, так хорошо планировавшегося и живущего на хаотичных листках в поездке, дома погрязло в канцелярской рутине, убивавший и решительность и желание лорда Блейка. В его стремлении структуризировать и узаконить проявления "оккультных наук" каждый председатель видел интригу, и каждый - свою. Количество требований, вопросов и правок было настолько большим, что за два месяца Шон практически впал в хандру. Он ожидал, что его начинание не встретят с восторгом, но столько сопротивления напрашивающимся мерам его поразило. Как назло, Вестер также погряз в рутине, на сей раз университетской. И в этом беспросветном мареве канцелярской волокиты появилось занятное дело...
И потому, бодро взбежавшего по ступенькам парохода лорда Блейка туман не вгонял в такую беспросветную тоску, как его врача. Учтиво склонив голову в приветствии леди Вильерс, он встал сбоку от Эдварда, оперевшись руками о фальшборт и смотря на выбиваемую носом судна пену.
- Для отдыха от Лондонского тумана тебе следовало бы съездить со мной в Новый Свет. Уверяю тебя, на третьей неделе мексиканской иссушающей жары ты бы скучал и по туманам тоже. Хотя кто знает, может это разнообразие и краски пошли бы на пользу.
Эдвард, верный себе, не особо заинтересовался отъездом в другие страны. Он переключил внимание на леди Вильерс, выдавая ей свои измышления о предстоящем деле. С чисто докторской прямолинейностью он говорил сухо и по делу, так как не всегда считалось разумным говорить с дамой. Но строгая и сдержанная леди приняла всю информацию с аристократической невозмутимостью.
Шону ещё раз довелось внимательнее рассмотреть её - скромную, местами старомодную, немного будто даже лишённую красок. Это девушка, которой, как то принято говорить, пришлось довольно рано повзрослеть, отчего её взгляд был твёрдым, а губы сжатыми. И, на ровне с восхищением, это вызывало некоторую тоску. Своей Фелиции Шон бы не пожелал такого взгляда в нежные двадцать лет. Он невольно захотел ободрить её:
- Не переживайте, я уверен мы разберёмся с болезнью до того, как это станет настоящей проблемой. Эдвард - профессионал.
Остров Джерси, вышедший из тумана неохотно, как замученный трудяга в понедельник, был скромным, немного неказистым и потрёпанным. Красота природы перемежалась с потёртыми лодками, запахом рыбы, самым верным спутником порта, старыми кранами, ужасно скрипевшими при каждом движении. Всё здесь нуждалось в обновлении, очевидно не знавшее хорошего финансирования со времён катастрофы. Даже скрипевшие от каждого шага доски причала, куда сошли все трое. Шон с привычной ненавязчивой тактичностью подал руку леди Агате.
На пирсе их ждали. Молодой человек, с явной военной выправкой, сразу пошёл навстречу гостям.

+3

4

За несколько лет после окончания учебы в пансионе Агата редко выбиралась за пределы острова, тем более в Лондон. Зато в последний год такие поездки стали почти что обыденностью. Но все равно каждый раз в возвращении домой было что-то волнительное. Словно ей все еще семь и она с нетерпением всматривается в далекие еще очертания берега, предвкушая как будет делиться с мамой впечатлениями от поездки с отцом к тете и кузенам. Или двенадцать и даже гуляющий по палубе холодный декабрьский ветер не в силах омрачить радость от рождественских каникул дома.
Сегодня к волнению неприятным холодком примешивалось беспокойство. Повод для возвращения тревожил. Последнее письмо матери с известием о кончине мистера Эрви наложилось на обстоятельное письмо доктора Рида о развитии болезни у других пациентов, где он практически признавался в своем замешательстве и бессилии. Это было настолько непривычно, что заставило обратиться за консультацией к рекомендованному одной из подруг по пансиону доктору Гайнсбери. Ситуация с болезнью казалась настолько серьезной, что Агата посчитала себя просто обязанной с благодарностью принять предложенную им, а затем и лордом Блейком помощь.
- Я разделяю Ваши опасения, - согласилась она с доктором и предупредила: - Правда, боюсь, избежать слухов вряд ли удастся. Здесь, даже в самом отдаленном уголке острова, у кого-нибудь да найдется словоохотливый брат, друг или просто знакомый.
Это не многолюдный Лондон, где многие безразличны к тому, что происходит на другой стороне улицы. За это участие и теплоту с детства знакомых жителей Агата в том числе и любила остров. Сейчас это, к сожалению, было мешающим фактором.
- А новые лица всегда вызывают повышенное любопытство, - словно извинилась она заранее за то, что что-нибудь может пойти не по плану. - Но, думаю, в связи с активными работами на месторождении газа, ваш визит скорее свяжут именно с ними. Не будем развеивать это заблуждение.
Последние слова Агаты сопровождались легкой улыбкой. Деятельный интерес доктора и слова лорда Блейка дарили надежду.
Хотелось увидеть подтверждение этой надежды и у встречающего их на причале Хьюго. Но по лицу брата как всегда трудно было что-то прочитать. Холодное спокойствие могло означать как новых жертв недуга, так и чье-то излечение. Расспрашивать его здесь, среди снующих вокруг людей Агата не решилась.
- Я рада, что ты получил мое письмо.
Она боялась, что оно запоздает и приедет этим же бортом, что и они. И у Хьюго будет повод укорить ее в самоуправстве: он не любил сюрпризов. Впрочем в письме упоминался только доктор Гайнсбери, лорд Блейк же заочно представлен не был. Но эту мелочь было легко поправить прямо здесь.
После всех формальностей, уже в экипаже, везущем их к Мофант-холлу, можно было наконец  перейти к главному:
- Нам следует пригласить сегодня на ужин доктора Рида с супругой, - на совет это не походило, скорее на настоятельное распоряжение. - Чтобы доктор Гайнсбери в спокойной обстановке и не вызывая подозрений своим появлением в его кабинете смог обсудить с ним все медицинские детали. И после этого мы решим, как действовать дальше.
- А до этого, после того как гости устроятся, разумеется, необходимо решить вопрос прекращения сообщения с материком, - посмотрела она на Хьюго. Проблема, поднятая ранее доктором, была больше в компетенции графа Джерси, чем его сестры. - Пока туман играет нам руку, но он может быстро рассеяться, если сменится ветер. Стоит подготовиться заранее.
Все же гипотетический упрек в самоуправстве был бы не таким уж и несправедливым.

+3

5

Известие о том, что Агата обратилась за помощью, вызвало у Хьюго противоречивые чувства. С одной стороны он прекрасно понимал необходимость и нужность подобного шага. Прошлый раз, когда их остров столкнулся с чем-то подобным, обошелся всем слишком дорого. И хотя теперь, оглядываясь назад и пытаясь трезво оценить произошедшее, Хьюго хорошо видел, что тогда они отделались еще малой кровью, это никак не отменяло того факта, что печальные последствия, скорее всего, можно было бы минимизировать, будь они тогда быстрее, сообразительнее, расторопнее... Достаточно было бы, если бы быстрее, сообразительнее и расторопнее оказался бы один только он... Но... но..Поэтому сейчас Хьюго был настроен использовать тот горький опыт. И он знал, что Агата действует на опережение, руководствуясь, вероятно, такими же соображениями.Смущало не это. Темный, размытый туманом силуэт корабля вдали означал не только помощь. Он возвращал Агату домой, но самому Хьюго очень хотелось, чтобы сестра находилась сейчас от их острова как можно дальше. И единственное, что хоть как-то заставляло его с этим смириться, это то, что Агата ни за что не осталась бы в стороне, и приехала бы все равно. А насильственно запирать ее в своей комнате Хьюго готов еще не был. Наличие еще одного гостя удивило, но Хьюго не высказал этого, хотя его титулованность только добавляла вопросов. Лорд Блейк никак не мог быть простым помощником доктора Гайнсбери, и Хьюго слабо представлял себе, зачем лорду в принципе захотелось выбраться в захолустье, подобное острову Джерси, где еще в придачу обосновалась новая странная болезнь. Впрочем то, что Агата сочла присутствие лорда Блейка уместным, уже говорило о многом. Поэтому Хьюго решил оставить расспросы на потом:- Лорд Блейк, доктор Гайнсбери, спасибо, что согласились приехать.
Когда все расселись в экипаже, Агата не стала отвлекаться на светские вежливые беседы о красотах острова, и Хьюго только поддержал в этом сестру.
- Ну разумеется, - в голосе Хьюго проскользнул намек на иронию, впрочем, он тут же абсолютно серьезно добавил: - звучит разумно. Я отдам соответствующие распоряжения. Риды уже приглашены, и доктор клятвенно пообещал мне прийти, не смотря ни на что.
Хьюго помолчал, собираясь с мыслями. Раз уж они начали о делах, смысла останавливаться никакого не было:
- За последнее время ситуация сильно не изменилась. Разве что у больных прослеживается стабильное медленное ухудшение. Мы с доктором приняли решение перевезти всех троих в Сент-Хельер, это наша больница, - пояснил он для гостей, - так за ними удобнее наблюдать. Плюс доктор Рид надеется, что это поможет сдержать распространение болезни. Все четверо из небольшой деревушки на юго-востоке острова, между собой никак не связаны, но, возможно, источник болезни находится именно там...
Пришлось прерваться, потому что они почти доехали. Слуги ловко подхватили немногочисленные вещи, и Хьюго распорядился приготовить комнату для еще одного гостя.
- Будет сделано, милорд, - дворецкий поклонился и передал Хьюго сложенный вдвое листок бумаги, - вам записка, принесли полчаса назад.
Хьюго бегло прочитал неровные строчки, нахмурился, и перечитал сообщение еще раз:
- Старик Эври... его могила разрыта.

+3

6

Еще в Лондоне во время их совместной беседы, Агата упоминала брата, и по ее тону врачу показалось, что отношения у них немного напряженные, впрочем, по собственному опыту мужчина прекрасно знал, что любые разногласия обычно сглаживает решение общей проблемы. А проблема тут была на лицо. Увидев еще одного представителя семьи Вильерс, бывший военный сразу же признал в нем своего и мужчины обменялись уверенным рукопожатием.
- Мое почтение, граф… Надеюсь, мы действительно сможем быть Вам полезны – привычно коротко кивнул врач и дал возможность Шону также приветствовать их нового знакомого, после чего все устроились в карете.
На предложение Агаты врач снова одобрительно кивнул, в конце концов, ему важно было обсудить с местным коллегой все, что могла упустить в своем пересказе мисс Агата, и это могло дать им больше зацепок.
- Я бы хотел осмотреть всех больных, но думаю, это будет лучше сделать уже завтра вместе с доктором Ридом – отметил Эд, когда впереди показалась цель их конечного путешествия. Экипаж остановился и к Хьюго сразу же поспешил слуга с запиской. Услышав о содержимом, врач тоже нахмурился, переводя взгляд на Шона, а затем на брата с сестрой.
- Если не ошибаюсь, это первая жертва болезни…  Думаю, нам следует осмотреть могилу … - врач хотел было отметить, что наверное леди стоит дождаться их дома, но что-то подсказало ему, что лучше бы промолчать, в конце концов, он тут, все таки, гость.
- Как далеко отсюда местное кладбище? Сколько дней тело пролежало в земле? У вас раньше случились случаи осквернения могил?  - уточнил мужчина уже по дороге, считая нужным пояснить. – Учитывая, что мы пока не знаем, как передается болезнь, я не поручусь, что после смерти ваш старик не перестал быть источником заражения. Полагаю, доктор Рид успел провести вскрытие? – со слабой надеждой в голосе уточнил Гайнсбери, следуя за Хьюго.
Несмотря на то, что время близилось к полудню, все вокруг было затянуто туманом, и врач про себя отметил, что бледность местных сама по себе явление объяснимое. Похоже, солнечные дни тут были явлением не частым, только когда дули сильные ветра.
- Вы говорили, что старик был рыбаком, а его родственники? У него есть семья, дети? Кто-то из них не мог этого сделать? – высказал свое предположение врач.

Отредактировано Edward Gainsbery (25 февраля, 2020г. 00:05:29)

+3

7

О лендлордах острова Джерси можно было однозначно сказать, что они оба крайне сдержанные личности. Невероятно похожие, и будто даже раздражающиеся этой похожести друг в друге, они сидели в экипаже напротив Шона, говоря суховато и по делу. Он ещё на причале отметил некоторую подчёркнутость в приветствии братом сестры, но эта мысль не несла в себе ничего, кроме праздного любопытства, присущего таким людям, как он. От него не ускользнула категоричность распоряжений Агаты, и лёгкая ирония, будто бы скользнувшая в ответе брата. Где-то тут, между ними, не смотревшими друг другу в глаза, не касавшихся рук друг друга и не искавших, друг в друге же, поддержки, закрался какой-то старый конфликт, который бесспорно его не касался. Но что можно поделать с любопытством?
- Бесспорно, беседа с местным доктором необходима, - Шон же, напротив, излучал непринуждённую расположенность. Глаза мужчины были в постоянном движении, то он обменивался взглядами с другом, то мимолётно скользил по графу Джерси, и его явно военной выправке и морщинкой между бровей (характерной для людей часто хмурящихся), то на тугом, немного старомодном, узелке леди Агаты, то на сизой дымке за окном кареты, по качке то появлявшейся, то исчезавшей из вида. В конце концов на старом поместье графа Вильерса, которое было настоящим памятником той самой крепости, что бесконечно переходит от англичан к французам, и уже порядком устала от этого. Легко сбежав по ступеням кареты, Шон позволил себе пару минут созерцать это подворье, немногочисленных слуг и, местами, заросшую дорожку уводившую от древних камней к городу на побережье. Где-то на подкорке даже родился уместный комплимент, но уместным он был только до того момента, пока лорд Хьюго не получил записку. Её содержимое заставило всех присутствующих помрачнеть.
- Смею предположить, что самый очевидный повод разграбления могли можно откинуть. Мистер Эври был рыбаком, верно? Не та могила, которая интересует безбожников. Я склонен поддержать друга, для начала надо проверить людей заинтересованных, - заметив какое-то мимолётное негодование на лице леди Агаты, возможно совершенно не вызванное этим, Шон всё же поспешил добавить, - Нам в любом случае надо узнать, как проходила болезнь на ранних стадиях, и, возможно, они знают злоумышленника, которому могло взбрести такое в голову. Как вы сами сказали, леди Вильерс, здесь у вас все друг друга знают, и это может сильно помочь.
С некоторым сожалением, Шон глянул на приоткрытые двери тёплого поместья, где он наверняка мог бы выпить чаю после этой длительной морской качки, но тело вновь победил его неугомонный дух.
- Я думаю, мы как раз успеем съездить туда до ужина.
***
В иных обстоятельствах остров Джерси наверняка был бы прекрасным, или как минимум любопытным местом. Здесь было крайне мало деревьев, но склоны каменистых утёсов, о которые разбивалось море, были покрыты зелёным ковром разнотравия. Несмотря на август, воздух освежал приятный прохладный ветер, а на одном из утёсов блестел белизной маяк. Но вся эта приморская красота была сейчас укрыта серым туманом, как их поездка была укрыта лёгким напряжением всего произошедшего. Для начала, леди Вильерс совершенно непреклонно захотела ехать с ними. Шон не настаивал на обратном, не ему с его воспитанием дочери такое делать, воздержался и Гайнсбери. Но было видно, что любое самоуправство сестры делает спину графа Джерси прямее, а губы ещё тоньше. Вторым фактором, бесспорно, была разрытая могила. Кому вообще может потребоваться разрывать свежую могилу бедного, да ещё и больного старика?...
- Самое опасное сейчас, это риск того, что от тела, где бы оно ни было, зараза пойдёт ещё дальше. Конечно, Эдвард, ты можешь мне возразить, что зараза в мёртвом уже не живёт, но, согласись, и зараза разная. Если я правильно понял, природа местного малокровия всё ещё неизвестна.
Они опять ехали. Качка, сначала корабля, а теперь и кареты, настолько въелась в мышцы Шона, что когда он спрыгнул на землю у калитки кладбища, она ещё отдавалась в коленях и кружила голову. Из небольшого домика-сторожки к ним ковылял местный сторож, совершенно очевидно ожидавший хозяев острова.
- О, я рад, что вы быстро приехали! - опять мимолётно Шон заметил, что сначала он будто бы направился к леди, но потом, словно опомнившись, к Хьюго. Занятно... - Это богохульство какое-то! И жуткое богохульство... Жуткое... - старик передернул плечами. И, тише, как говорит человек сомненвающийся, добавил, перекрестившись - Будто бы не его вырыли, а он сам себя вырыл.
Шон посмотрел невольно глянул на Гайнсбери, будто бы ища какую-то мысль по этому поводу во взгляде друга.
- Давайте осмотрим место преступления.

0


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » Тот, кто не входит без приглашения