Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Другие истории » А на тех берегах - переплетение стали и неба


А на тех берегах - переплетение стали и неба

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://sun9-14.userapi.com/c855332/v855332030/16109f/bezzxY0n7D4.jpg http://s9.uploads.ru/t/h7O9L.gif http://s8.uploads.ru/t/AsO8o.gif https://sun9-18.userapi.com/c857220/v857220418/44fbc/jdMrVUxnMLA.jpghttps://sun9-2.userapi.com/c857220/v857220418/44f35/hd0PydCm4r0.jpg http://s3.uploads.ru/t/5U634.gif

Cirilla Fiona Elen Riannon & Hjalmar an Craite[nick]Hjalmar an Craite[/nick][status]В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.[/status][icon]https://sun9-58.userapi.com/c856520/v856520418/45220/7Q80hyy3LJ0.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>человек | 25 лет </span><span>сын ярла</span></div>[/profile]
Скеллиге 1272 г.

Вокруг нас кружатся, сменяя друг друга, короли, и рождаются новые монстры. Но пока прямо над драккаром также ярко сверкают звезды - посиди со мной. Послушай историю об островах, что из покон веков были окутаны легендами, о принцессе и воине, и об узах, что крепко-накрепко связывают людей. Посиди со мной, Цири. И давай выпьем ещё.

Отредактировано Christopher Santar (22 ноября, 2019г. 15:37:16)

+1

2

[icon]http://s9.uploads.ru/t/yZ25X.png[/icon][nick]Ciri[/nick][status]Zireael[/status][profile]<div class="prof"><span>человек | 21 год</span><span>ведьмачка</span></div>[/profile]

- Я не поеду, Геральт.
Он не удивился. Не возражал. Не спорил.
И оттого делалось еще горше.
Цири опустила голову, так чтобы пряди пепельно-серых волос упали на глаза, спрятали их, скрыли.
- Прости.
- Не надо, Цири.
Помолчали. Потом Геральт просто накрыл ее руку своей и сжал – крепко, горячо. Конечно же он всё понимал, понимал и разделял. Но он вернется на эту зимовку в Каэр Морхен, вернется, потому что вернутся Эскель с Ламбертом, вернется, несмотря на то, что произошедшее там всё еще свежо и всё ещё очень болит.
- Думала уже куда поедешь?
- На острова.
- Не поздновато?
- Я была в порту, говорила с капитанами. В этом году теплая осень, льды еще не встали. – Она подняла взгляд, едва заметно улыбнулась. – Зима – спокойное время на Скеллиге.
- И не очень сытное для нашего брата.
- Кто знает… короткие дни, длинные темные ночи. Найдется дело для ведьмачьего меча. А если нет… не пропаду. Ты же знаешь.
- Знаю.
Они посидели, каждый думал о своем.
- Цири?
- Да?
- За неделю до Белтейна, здесь же, в этой же корчме. Я буду ждать тебя. Вернись.
- Обещаю.
Они заказали еще по кружке горячего сбитня и пили его, сидя бок о бок, болтая о глупостях и пустяках. Всё трудное было сказано.
А на следующий день, еще до рассвета, Цири уехала.
***
- Ух повезло нам, госпожа. Хвала Богам, ох и повезло!
- М? – Она обернулась к лоцману, чувствуя, как нос щекочет длинный мех воротника.
- Да гляньте на закат! Красный, что твоя кровь. Знаете к чему это, госпожа? А к морозу. Ух и врежет ночью, ух и вдарит, точно вам говорю. В гавань тогда уж из-за льдин ни в жизнь не войти. Повезло нам!
- Повезло, - улыбнулась Цири. Слово сошло с губ паром, уплыло, рассеялось в холодном соленом воздухе.
Конечно, она могла бы переместиться на любой из островов прямо из Новиграда. Могла не тратить эти полторы недели на дорогу, не рисковать застрять во льдах, могла бы, но… Как ни странно, Цири старалась не обращаться к силе Старшей Крови без острой нужды. Да, Дикая Охота была повержена, но где-то там, в другом мире по-прежнему жил Народ Ольх, им все еще угрожало вырождение, у них все так же имелись навигаторы и она, наследница Лары Доррен, им нужна, как и прежде.
Цири же не желала больше быть ничьей наследницей, она наслаждалась «обычностью» своей ведьмачьей жизни, тем, что у нее наконец-то появилось собственное место, простое и понятное призвание. Поэтому она проделала этот путь на борту «Чернокрылой», а когда корабль бросил щвартовы, то сошла на берег вместе со всеми.
Когда она в последний раз была здесь вот так – не загнанным зверем, не в преддверии битвы? Кажется, еще ребенком. Почти в другой жизни.
Поправив перевязь с Ласточкой, Цири зашагала прочь от пристани. Дорога забирала вверх, и где-то там, впереди, по словам Геральта был неплохой постоялый двор.

+1

3

Колья вбили в холодную землю на рассвете. Сейчас солнце краснело над горизонтом, ознаменовывая закат собственный и закат грязного предателя. Раскаленный диск виднелся как раз между двумя высокими деревянными столбами, к которым сейчас Хьялмар ан Крайт привязывал руки Хенрика, рывками затягивая толстые шершавые веревки. Раскаленное острие ножа явственно светилось красным и легко вспарывало бледную, нездорового цвета кожу. Отчаянный крик, лишенный чего бы то ни было человеческого, взмыл над озаренной факелами площадью. Хенрик Секира… бывший доверенный человек  Краха… уже срывал себе глотку, тщетно дергаясь, заливая бревно кровью из пробитых гвоздями ладоней. Крик… невыносимо долгий, высокий, надрывный… позор для мужчины. Он сам — позор. Дряблый, слабый, трусливый. Легко воткнуть нож в спину, благо заговор быстро раскрыли. Попробуй-ка теперь сам оказаться в шкуре жертвы.
Хьялмар принял из рук сестры топор. Удар, другой — и открывшаяся его взору клетка темно-красных ребер поддается, с треском и хрустом. Крик. Кажется, он не смолкает ни на минуту. Неужели же он настолько жалок, явить слабость в последний миг жизни — что может быть худшим позором… Сейчас  хотелось плюнуть и отойти, чтобы не быть причастным к такому позору. И это ничтожество осмелилось пойти отца? А теперь даже умереть с достоинством не может?
В какой-то миг Хьялмар внезапно понял, что на площади стало тихо. Хенрик молчал. И когда Гроза Великанов, с силой раздвинув дуги костей, извлек из грудной клетки легкие, Хенрик продолжал молчать. Судя по разочарованию, отразившемуся на лице зрителей, предатель попросту был мертв. Слабое отродье, не хватило сил даже просто дожить до конца казни…  Бросив на землю ненужный уже топор, Хьялмар медленно спустился с помоста, вытирая руки. Обошел бревно и глянул в лицо трупу — перекошенное, уродливое, жалкое.
- Я чуть не оглох от его визга. – Пожаловался он сестре, пока Крах произносил какую-то финальную речь под восторженные крики толпы.
- Ты действовал слишком медленно и грубо. – Фыркнула в ответ Керис.
- А вот и нет!
- А вот и да! Ты все так делаешь, уверена тот ледяной великан на самом деле помер от старости, пока ты сообразил как его убить.
- А вот и нет! Ты что не слышала, как скальды поют «И пришел с грозой военной наш великий удалец, и рукою дерзновенной посулил ему конец»… О Боги, скажи, что это не Брукса на меня видение наслала. – Хьялмар мигом забыл, что вообще он на сестру обижен, и резко развернув ее тыкнул рукой в толпу. Глаза Керис округлились также, как и его собственные, когда она увидела крупкую девичью фигуру с пепельными волосами.
- Хьялмар, это же…
- Цири.
***
- Цири! Ах, и где тебя черти носят?! - орал Хьялмар ан Крайт, стоявший на берегу небольшого залива на севере Ард Скеллига. Я не для того так рано выбрался из Каэр Трольде втайне от отца чтобы стоять тут и ждать, пока мазелька соизволит явиться!
- Сам ты… - Хьялмар лишь усмехнулся, глядя как княжна уперла руки в боки, желая показаться более важной, доказывая тем самым, что ее обозвали не по праву. Слегка румяные от спешки щеки удивительно хорошо смотрелись с ее темно-зелеными глазами, выражавшими нетерпение. Будучи ниже его больше чем на голову, она умела смотреть на мальчишку свысока. За это она ему так нравилась, но сын ан Крайта спрятал улыбку за невинным вопросом.
- Ну что, готова?
Два деревянных меча столкнулись с треском, напоминающим треск бревна, расколотого топором. Ни один из соперников не отвел меча, и давление продолжалось до тех пор, пока эфесы не сомкнулись. Слегка повернув свой деревянный меч, Хьялмар с непостижимой ловкостью освободил его и отпрянул назад, снова выставив оружие перед собой. Так они стояли на траве друг против друга, тяжело дыша. Внезапно громкий глубокий звон заставил их вздрогнуть — это колокола возвестили о наступлении полудня.
- Холера! Уже полдень, Крах меня убьет! - от упоминания грозного имени своего отца, Хьялмару стало не по себе. Ему и правда влетит. И ладно, если бы он выбрался один, так еще и подверг «опасности» княжну.
- Впрочем, ничего удивительного, чтобы научить тебя обращаться с мечом нам бы не хватило и всего дня. - Усмехнулся мальчуган, всем видом показывая, что он здесь лучший воин, нагло игнорируя слова девочки, что они  это еще посмотрят.
***
- Вижу, мазелька таки научилась пользоваться мечом!  - Проголосил он, бросившись в толпу сразу после окончания речи ярла и заключая девушку в медвежьи объятья, с легкостью приподнимая ее от земли.
- Холера, Цири! Как я рад тебя видеть! Я ж думал, что больше мы с тобой не свидимся! - После стольких лет разлуки он смотрел на нее все так же, с улыбкой, нежностью.
- Какими судьбами тебя занесло в наши края? Небось услышала истории о моих подвигах и решила лично поприветствовать героя? – Он не обратил внимание, как Керис вновь закатила глаза, и даже не заметил, как отгородил ее спиной, не давая сестре протиснуться к старой подруге.
- Да ты вся продрогла! Кто же в такие морозы ходит без меха. Идем в наш дом. Идем же! Уверен, отец будет рад тебя снова увидеть. – Он буквально не давал вставить ей ни слова, засыпая вопросами и бурно выражая восторг от встречи.
Кровавый орел укоризненно смотрел им в спину, словно возмущаясь, что про него уже все забыли, оставив одного висеть над городской площадью.
[nick]Hjalmar an Craite[/nick][status]В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.[/status][icon]https://sun9-58.userapi.com/c856520/v856520418/45220/7Q80hyy3LJ0.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>человек | 25 лет </span><span>сын ярла</span></div>[/profile][/font]

+1

4

[nick]Ciri[/nick][status]Zireael[/status][icon]http://s9.uploads.ru/t/yZ25X.png[/icon][profile]человек | 21 год
ведьмачка[/profile]
Острова жили по-своему.
Север мог хрипеть под стальными сапогами черных, по небу – нестись Дикая охота, чародеи – гореть в кострах Новиграда, весь мир мог умирать и возрождаться, но Скеллиге всегда жило своим собственным порядком.
Иногда от этого порядка поутру трещала голова.
Иногда на землю лилась кровь.
Цири протиснулась сквозь толпу едва ли не до первых рядов.
- Что он натворил?
- Известно что, – от женщины рядом пахнуло травами и смальцем, - смуту. Мутил против ярла. Тут для предателей участь одна, девонька.
Конечно же, любой на раз видел в сероволосой девчонке чужачку.
- А вот и сам ярл, - женщина обратила к ней некрасивое, изрытое оспинами лицо. – А вон сын его, Хьялмар, а там…
Цири больше не слушала. Она узнала.
Видеть кого-то столь знакомого спустя столько лет было и радостно, и страшно, и почему-то немного больно. Под ребрами словно невидимый узел дернули – какие же они теперь другие… Сам Крах больше раздался в плечах, заматерел, будто бы даже бородой оброс еще сильнее. А его сын с дочерью? Цири запомнила их совсем юными, ершистыми, совершенно ни в чем не согласными. А теперь Хьялмар одного роста с отцом, носит такие же меха, такую же густую бороду. Достанет ли она ему хоть до плеча теперь? А Керис? Рыжая, нескладная девчонка стала такой красавицей… Брат с сестрой заняли место рядом со своим отцом.
Узел тянул всё сильнее.
Узнают ли они ее, Цири? Со шрамом этим, спустя столько лет… Узнают ли, будут ли рады?
Эти мысли будто пригвоздили к земле, они роились, пока ярл говорил свою речь, пока…
- Вижу, мазелька таки научилась пользоваться мечом!
- Мазелька?!
Но прежде чем получилось возмутиться как следует, Хьялмар сгреб ее в охапку и в тот же миг узел под ребрами распался. Цири замерла сперва, а затем уткнулась в мех воротника и рассмеялась – от радости, легкости, от ушедшей из-под ног земли.
Как же редко ей доводилось так смеяться за минувшие годы!
- Может я тут, чтобы самой совершить пару подвигов, на радость вашим скальдам? – медвежий мех лез в глаза и рот, бывшая княжна смешно морщилась и жмурилась, но совершенно не спешила расцепить рук.
Без споров и возражений она позволила увлечь себя вперед. И лишь единожды приостановилась, глядя на Хьялмара с Керис уже без улыбки.
- Перво-наперво мне бы поговорить с вашим отцом. Без лишних глаз. Сможете устроить?
***
Прав оказался Хьялмар, Крах ан Крайт был рад увидеть старую воспитанницу. По-отечески похвалил какой красавицей она выросла, вспомнили пару детских проделок, и тогда Цири перешла к главному.
- Я хочу остаться здесь, на острове, ярл. До весны, как раньше. Я хочу остаться, но… не как особа княжеской крови.
Крах нахмурился.
- Не как особа княжеской крови, говоришь? А как кто же, позволь узнать? Ты – последняя из рода цинтрийских королей, Цири. 
- Королей, чьего королевства больше нет. – В голосе слышался… нет, не вызов, но спокойная твердость, принятое решение – старое, выстраданное и давно отболевшее. – Свободной Цинтры нет, ярл. Львёнка Цириллы – тоже. Есть только я. Ведьмачка, воспитанница Геральта из Ривии.
- Ведьмачка, ишь ты…
Ярл помолчал – то было долгое молчание, медвежье, совершенно нечитаемое и непредсказуемое. А затем он усмехнулся, покачал головой.
- Как же похожа…
Цири моргнула.
- Что?
- Ты. На бабку свою похожа, королеву Калантэ. Когда вот так щуришь свои глазищи – вылитая Калантэ. Чертовски похожа. Имей это в виду, ведьмачка. Если уж собираешься рассказывать про воспитанницу Геральта из Ривии.
Крах посмеивался, и Цири тоже улыбнулась.
- Я запомню, ярл.
Тяжелая ладонь легла на столешницу.
- Оставайся. Хочешь – на зиму. А захочешь – и подольше. Оставайся, Цири. Велю приготовить тебе комнату.
- Спасибо, - она вложила в одно-единственное слово много, очень много, и Крах это, кажется, понял.
Когда они покинули покои ярла, Цири шутливо ткнула Хьялмара локтем в бок.
- Слышал? Нельзя теперь при посторонних дразнить меня «принцесской».
- Зря волнуешься! – Весело фыркнула Керис. – Он как сядет за стол, как начнет завирать о своих подвигах – о тебе и не вспомнит.

+1


Вы здесь » Brimstone » Другие истории » А на тех берегах - переплетение стали и неба