Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » A man's home is his castle


A man's home is his castle

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://sun9-53.userapi.com/c854328/v854328847/1461e5/sgday55Etkc.jpg

Christopher & Lilian Santar
Апрель-май 1887 года

"Это был премилый дом, со всеми современными неудобствами."

+1

2

Апрельское возвращение в Лондон поприветствовало детей своих туманом, видным как серое полотно одеяла из иллюминатора дирижабля, ветром и моросью, бросившимися в лицо на вышке выхода из судна. Морось эта слоем оседала на волосах и юбке, заставляя тосковать по склонам лавандовых полей, плавно спускающихся к берегу ласкового средиземного моря. И если в первый день робкая надежда на то, что это был последний ход демессезонья, то к концу третьего дня стало окончательно понятно - Англия была верна себе и своей погоде, как и пятичасовому чаю, охоте и ордену подвязки. Вторя этому серому настроению, старый лондонский особняк пугал своими тенями и запустеньем. Сантары распустили многих слуг после всего произошедшего, а новый штат ещё не успели набрать. И, наверное, Лили стоило знаяться сейчас именно этим, но в этих стенах руки буквально опускались. Оно было мрачным монолитом мрачным вещам, произошедшим в недалёком прошлом. Наверное, мужчины семейства тоже чувствовали это, потому что возвращались брат и отец в такой час, когда спали все кроме дворецкого и Лили с неизменной свечой на окне. Наверное, пройденные по десять раз по другой причине коридоры и комнаты, недавно хранившие оккультные тайники, стали неуютны и им. Или, может, семье просто нужны были деньги, вечный довод любого спора.
Но решение пришло уже на четвёртый день, может само, а может и тщательно обдуманное ими заранее, но главное - единодушное. Трудно и дальше порочить тёплые воспоминания тяжёлыми, и они продадут особняк в Белгравии, купят новый. Поскромнее, но ведь у них всегда есть Бэкингемшир. А это... это всего-лишь лондонская резиденция, которая очень скоро станет ненужной даже летом, потому что для Лили это будет последний сезон. Они выберут лучше.
Именно так сказал отец за завтраком, пока Лили оправляла на коленях салфетку. Он предложил ей принять участие в выборе того поместья, которое ей самой же придётся ближайшее время вести. Занятие на долгие месяцы, которое прогонит призраки прошлого, ступавшие тут по её следам, и иногда улыбавшиеся на простых улицах Лондона. Конечно же Лили тогда даже подумать не могла, что выбор поместья - не только приятно, но и весьма проблемно...
***
- Мне кажется, здесь будет весьма шумно... - она выразила сомнение со всем тактом, на какой была способна, когда брат осматривал тесно вставший между другими дом по Уотлинг-стрит с безупречным крыльцом и рядами окон во все 4 этажа. Он был таким лощёным и строгим... А ещё он был в десяти минутах ходьбы от Банка Англии и это был Сити, и Лили подозревала, что Кристоферу очень хочется быть поближе ко всему этому движению. Но ведь они не просто так её позвали к выбору жилья, правда? - Он такой... строгий... - внесла девушка новый "веский довод", глянув на брата украдкой, и перехватив удобнее его локоть.
- Он - буквально отражение деловой жизни Лондона! - с сияющими искрами ещё неполученных денег в глазах проговорил посредник, обводя беломраморный фасад широким жестом руки, - То что нужно молодому активному аристократу! Биржа - рукой подать, любой деловой ужин буджет организовать - не проблема!
- Здесь совсем нет сада, - тише, но упрямо проговорила Лили, сжав ручку на локте Кристофера сильнее.
- Так вот же Фестивал Гарденс справа, миледи! Прямо с Собором Святого Павла! Будете каждое утро слышать службы!  - жаром в голосе мужчины можно было разжечь печь большого завода.
Лили через плечо Кристофера посмотрела на скромненький сквер с пятью деревцами, тремя скамейками и огромным, помпезным собором, тактично промолчав, что её настоятель читаем проповеди в совсем другом месте.
- Давайте пройдём внутрь и вы всё посмотрите! Уверяю вас, тот вкус с которым обставлен этот дам покорит вас, честное слово! По самому последнему слову моды, не придётся делать ремонта, даже номинального!

+1

3

Их старый дом уже  не был местом, в котором они могли бы чувствовать себя в безопасности. Не крепость, а скорее мрачное хранилище черных теней прошлого. Страх и боль пропитали почву и стены, а одичавшие кусты как никогда напоминали о тех  жертвах, которые  каждому из них пришлось принести. Вот только поиски нового убежища продвигались тяжелее, чем могло показаться. То ли из-за стремления Кристофера к идеальности буквально в каждой дощечки, то ли из-за любви Лили к спокойствию уюту и саду, то ли из-за того, что брат и сестра довольно часто не могли прийти к  единому мнению. Так или иначе поиск продолжался и очередной дом становился жертвой критики Сантаров.
- Внешне выглядит довольно неплохо. -  Задумчиво Кристофер  словно бы пропустил все слова сестры, хотя начал разговор сам, поинтересовавшись ее мнением – старая привычка ради вежливости давать человеку высказаться, не особо прислушиваясь к его словам. Кристоф продолжал пристально вглядываться в дом, будто хотел увидеть сквозь его стены,  просканировать, выявить все недостатки, но Лили рядом продолжала упорствовать, и игнорирование ее замечаний уже не представлялось возможным.
- Ты точно уверена, что нам нужен сад? -  Кристофер с досадой цыкнул, переводя недовольный взгляд не моргающий взгляд со строго фасада дома на хмурящуюся сестрицу.
- Может найдешь себе новое хобби? Как насчет выращивания папоротников? Я слышал, это занятие сейчас ужасно в моде, выделим тебе отдельную комнату под них, выберешь самые экзотические виды, может поживя с нами они у тебя даже зацветут. – Кристоф одарил Лили самой милой из его арсенала улыбок, ожидая должной реакции. Дразнить сестру иногда бывало до невообразимого скучно. Далеко не всегда удавалось задеть ее остротой или даже завуалированной насмешкой.  Эту идею, зато, с энтузиазмом поддержал  посредник, принявшись расхваливать простор комнат и отличный климат для папоротников, за что получил в свою сторону крайне выразительный взгляд, ясно дающий понять, что его не спрашивали.
- Лили, давай хотя бы посмотрим, не зря же мы сюда ехали, кто знает – может изнутри он понравится тебе настолько, что ты больше не захочешь отсюда выходить. К тому же, разве ты не хочешь узреть, что же такое может нас покорить в самое сердечко? – Добавил он, тихо передразнивая мужчину и озорно подмигивая сестре.
Дом действительно был роскошно обставлен, вот только даже на вкус Кристофера помпезная отделка была уж слишком броской. Вся эта обстановка по современной моде, словно была призвана отвлечь внимание от неприятных недостатков, которые новые хозяева обнаружат уже после покупки.
- Вот что меня удивляет – Кристофер обернулся на посредника, присутствие которого до этого момента почти игнорировалось. Сантар чувствовал толику неприязни к ним. Он всегда ее чувствовал и в некотором смысле, наслаждался ею, потому не пытался изменить направления их знакомству.
– Цена для дома в таком месте и с такой обстановкой не особо высока, неужели здесь так много недостатков? – Кристофер хитро прищурился, ответ посредника уже особо и не требовался, его уверения, что он просто чудо как идеален, подтвердил то, что было и так понятно. Кристоф уже видел, что в холле не было окон, так что свет туда не попадает, для скрытия этого было решено сделать стены в светлых тонах.  Он поднимался по лестнице, замечая уже начавшиеся образовываться трещинки на перилах. А еще спиной чувствуя дуновение воздуха – из-за расположения в этом доме явно гуляют сквозняки, и сколько не обживай помещения, тепло будут пронизывать струйки холода, проникающего из щелей. Конечно же, все это было не критично, скорее просто обоснованным поводом отказать.

- Что б ты знала, если бы не твое садовое упрямство, мы могли бы рассмотреть этот вариант и, надавив, скинуть цену до удобной нам. – Беззлобно пробурчал Кристофер, когда они уже вышли из дома, оставив посредника с кучей замечаний и вежливым обещанием обязательно все обдумать . - Ведь такой хороший район. – Мужчина тяжело вздохнул, всем видом показывая на какие огромные  жертвы он идет ради сестры.
- Давай так: опиши мне какой бы ты хотела дом? Ну кроме того, что там ну вот прям обязательно должен быть сад, где ты сможешь сажать цветочки, папоротники и закапывать по голову вредных братьев, а я - надоедливых посредников. Серьезно, если бы не твоя компания, я бы утопился от этих торгашей уже в первый же день.

+1

4

Совершенно ли она уверена, что нужен был сад? Конечно! Аллеи и деревья, кусты, тенистые арки над скамейками, запахи цветов по весне и опавшей листвы по осени. Подрезанные по форме кусы и желательно свои ябони, которые будут осыпать белую дорожку по извилистым тропинкам. Декоративные азалии, капризные розы, небольшая оранжерея для экзотики, что могут привезти с других континентов. Она хотела это всё! 
Лили посмотрела на немного недовольное лицо Кристофера, у которого что-то не складывалось в плане "мне нравится, а значит понравится и другим". Лили вздёрнула подбородочек, готовая обидеться на такое пренебрежение, но тут брат улыбнулся и она немного оттаяла. Совсем чуть-чуть достаточно лишь для того, чтобы сказать ровно, а не возмущённо.
- Меня более чем устраивает это моё хобби и уже больше года я нем могла заниматься им в полную силу, по известным тебе причинам, - она сделала паузу, - Но хорошо, пойдём посмотрим.
Внутри дом её также не тронул, как и снаружи. Он был лощёный, глянцевый, с мебелью расставленной с точностью картинки в интерьерном каталоге. Всё было будто бы на выставке дорогого салона, не обжитое, не тронутое, не несущее трогательного отпечатка прошлых хозяев. Ей совершенно недостойно захотелось развязать подвязанные в идеальной симметрии шторы или переставить вазу с постамента у перил лестницы. И, конечно же, тут не было ни намёка на домашний уют. Тот, кто бы покупал такое жилище, хотел бы. разве что, кичиться своими деньгами, нежели строить дом, где будут топать детские ножки. Лили неодобрительно хмурилась на всё: слишком громоздкую лестницу, занимавшую большую часть Холла, в котором стояла софа, будто бы намекая, что тут могут ожидать кого-то люди. Гостиная, где стол занимает не центральное место, а прижат к углу - чтобы больше людей поместилось в комнату. А ещё было очень мало окон. Стены - неуютно светлые, будто бы они пришли в больницу...
Отмечая каждый этот неудачный момент, Лили то и дело бросала взгляд на Кристофера, улавливая его мимолётные реакции. Если вдруг ему понравится вся эта помпезность с новой мебелью и обоями, ей будет очень сложно уговорить его в обратном. Но Брат, сделав круг по комнатам, стал лениво и даже немного брезгливо описывать перечень недостатков поместья, которые она сама совсем не заметила. Трещинки на перилах? Лили присмотрелась и действительно их увидела - совсем маленькие, закрытые восковой затиркой. Сквозняк? Она бы никогда не обратила внимание, в наступающей жаре любое дуновение ветра - благо. Но брат был прав - похоже под лоском отделки им пытались продать плохо построенный дом. Ободрившись тем, что он им явно не подходил, Лили довольно бодро вернулась к карете, и даже улыбалась, хотя они, очевидно, потратили на это поместье больше получаса. И Кристофер, явно, был этим не очень доволен.
- Что б ты знала, если бы не твое садовое упрямство, мы могли бы рассмотреть этот вариант и, надавив, скинуть цену до удобной нам. Ведь такой хороший район.
- Не лукавь, тебе не понравился этот дом, потому что ты не любишь, когда тебе пускают пыль в глаза, - мягко улыбнулась и упрекнула Лили, - и этот район хорош для работы, но никак не для жизни, представь, какой тут шум уже в восемь утра!
На вопрос про дом Лили подобралась, ненадолго отвернувшись к окну и проплывающему за ним Лондону, так и не поменявшемуся за прошедшие месяцы, улыбнулась своим мыслям, а потом стала рассказывать.
- Это должен быть дом, где ты легко можешь представить свой каждый день в кругу семьи, со всеми внуками и племянниками. Где в гостиной за большим столом удобно собрать всех, и всем будет одинаково комфортно. Где может не самый лучший ремонт, но тогда остались бы деньги на то, чтобы сделать его таким как надо. Таким... таким тёплым, таким уютным! Чтобы там были высокие потолки в холле, в оба этажа, а может даже большое смотровое окно над входом с витражом, бросающим в солнечный день рисунок на лестницу внизу. Чтобы в нём было не так много этажей, а комнаты, в основном, шли по одному длиному коридору, где можно раставить цветы и развесить фотографии и портреты. Где перед домом не проезжают каждые две минуты кареты, где есть своя конюшня и, конечно же, сад. А ещё было бы так прекрасно, если бы по одной стене змеился декоративный плющ, и конечно камин! В главной гостиной, где бы мы собирались на ужины обязательно должен быть большой-большой красивый камин, не современные маленькие будочки. Такой, перед которым можно положить хороший ковёр, составить все кресла, маленький чайный столик, красивый индийский экран для него и... Перестань смеяться! Ты сам меня спросил!

+1

5

И все же, несмотря на пройденные испытания, Лили оставалась сама собой. Заговорив о доме мечты, она словно погружалась в свой идеальный мир, которого никогда не существовало в этой обозленной, безжалостной реальности вечного противостояния. В  ее глазах горел ребяческий блеск с налетом наивности и воодушевленности. Впрочем, чужие приступы сентиментальности Кристофер уже давно  научился переживать, скромно отмалчиваясь и мягко улыбаясь, не разбавляя чуди мечты своим саркастичным ядом. Он лишь тихо посмеявался, заметив насколько сильно разошлась сестра в своем описании.
- Вы только послушайте! И  это еще у меня высокие запросы? – Хмыкул он, откидываясь на спинку сиденья. – В следующий раз, когда кто-то мне заявит, что я слишком много требую, я скажу, что это у нас семейное. С таким описанием нам будет тяжело найти  подходящий дом, а их у нас в списке знаешь сколько? – Кристофер открыл записную книжку и тяжело вздохнул, ему казалось, что они потратили на поиск уже кучу времени, а на деле это было только начало.
- Может пропустим парочку? Вот эти например, до них тащиться довольно долго, и к тому же находятся они в какой-то дыре.
«Какая то дыра» оказалась достаточно милым зеленым райном, по пути к которому Кристофер страдальчески давал понять, что если бы не  аргументы « а вдруг это тот самый дом» или « мы уже назначали встречу и не приехать будет невежливо», он бы и носа своего в такую даль не сунул.
- Он - буквально отражение спокойной и уютной жизни! – Воскликнула посредница, чуть ли не подталкивая Сантаров к дому. Кристофер кинул на нее скептический взгляд. Вся фигура дамы не была подтянутой, напротив, обрюзгшей, растолстевшей. На толстых коротких пальцах красовались массивные перстни, некрасиво смотревшиеся на ее руках. Абсолютно седые волосы, уложенные в замысловатую прическу со свисающими искусственно завитыми прядями, обрамляли широкое лицо.
- Интресно, им речи один и тот же человек пишет? – Фыркнул он, предлагая Лили свою руку. – Этот дом выглядит таким же старым и нелепым, как эта дамочка. – Полушепотом добавил он. – По пути сюда я насчитал около семи пар, угадай сколько из них  были молодыми, правильно – ни одной.
- Этот дом и район буквально создан для того, чтобы провести тут свои лучшие годы! – восклицала женщина.
- Она хотела сказать последние годы. – Добавлял Кристоф на ухо сестре.
- А какой тут чудесный сад! – Она  открыла скрипучую калитку, решительно углубляясь в довольно большой сад, продираясь между зарослей. То тут, то там цвели весенние, уже завядшие цветы, еле заметные под слоем зелено-коричневых листьев, многолетним пластом перегноя лежавших на земле.
- Этот чудесный сад – лучшее место, чтобы растить детей, подумайте только: свежий воздух, цветущие растения, спокойствие и никаких опасностей.
- Особенно будет чудесно, когда ребенок потеряется в этом хаосе из растений, а найдешь ты его лет в двадцать. А что, очень удобно – никакого тебе подросткового возраста, сразу выйдет взрослый, осознанный человек, и почему родители в свое время не потеряли близнецов в подобных зарослях? – Как Лили до сих пор терпела его сарказм, оставалось большой загадкой, но тем не менее сестра не бросила его блуждать в заросшем саду, стойко дойдя с Кристофером до крыльца.
- А теперь прошу сам в дом, уверена, он вам понравится! А какой там большой подвал!
Кристоферу понадобились буквально все силы, чтобы прикусить язык и нервно не засмеяться.

+1

6

- Ты спросил про идеальный дом. Идеальный, он такой, я всегда успею пойти на компромисс с собой, - "большую часть жизни я ведь только этим и занимаюсь", - с грусной иронией подумалось девушке, но буквально подкравшаяся невзначай меланхолия была прогнана. Прочь-прочь! За окном цветущая весна, и даже коптящий небо Лондон преображается, отражая солнечный свет от множества окон домов, один из которых станет, когда-нибудь, её. Так что прочь-прочь! Надо жить дальше. - Но... там так зелено! А вдруг это тот самый дом. Тем более, мы уже назначили встречу и не приехать будет не вежливо.
Брат картинно поморщился.
Лили невольно рассмеялась и положила свою ладошку в перчатке поверх его, чуть наклонившись вперёд.
- Посмотри за окно, такая погода! Как часто в Лондоне бывает настоящая весна? Ну или можешь рассказать мне про дела на бирже. Мне нравится слушать.
***
Нет-нет-нет...
Это определённо был не дом их мечты. Если первый был фальшивым франтом, то этот - сварливым и неопрятным стариком, который Никогда, не знал должного ухода. В нём жили, но он не был обжитым. В нём росли, но спешили сбежать от него, как он скрипучего мрачного дедушки - подальше!
Лили сказала бы "нет" ещё от кареты, не порази её столь сильно, что продавала его женщина. Так редко можно встретить дам, занимающихся активно делами. Всю первую половину просмотра она украдкой рассматривала её букли и перстни, поражаясь настойчивости, граничащей с наглостью, а всю вторую - слушала саркастичные комментарии брата, сначала улыбаясь, а потом уже хихикая на них. Да-да, он был прав, в таком ужасе они не проживут и дня. Но каким же потешным становился Кристофер в негодовании! Он пускал в ход весь свой яд, всё красноречие! И если бы тут были ещё и Алек с Аленари, продажа этого дома превратилась бы в комедию Королевского театра!
- О! О, мы под большим впечатлением! - проговорила Лили, чьи губы всё ещё подрагивали от комментариев брата. - Но боюсь, этот дом совершенно не то, что мне виделось. Видите ли, у меня очень высокие запросы, очень-очень, - она знала, что эта фраза повеселит Кристофера.
***
Третий особняк она запомнила плохо, он был нейтрален и немного безлик, как человек, так часто меняющий прихоти, что забывший себя. Из него можно было сделать того самого друга, но Лили ходила по его залам безучастно и скучающе, пока Кристофер торговался, и торговался... Где-то через час она поняла, что и Кристоферу дом не слишком нравится, ему просто хотелось сбить цену, он воспользовался азартом продавца, дабы развлечь себя в рутине выбора, и они перекидывались ценами, один расхваливал дом, другой критиковал, да так, что в итоге девушке совсем перехотелось здесь жить. О чём она и сказала, когда в ходе жаркого спора мужчины обратились к ней.
Лицо Кристофера вытянулось, возможно из-за прямоты Лили, или из-за того, что он сторговал дом очень дёшево, а потому она поспешила заверить, что её просто разморила духота, и, если что, они вернуться завтра и ещё раз осмтрят безликое поместье.
Они взяли паузу и посетили ресторацию, где Лили принесли подушечку под ноги, ужасно уставшие от таких походов, бесконечных лестниц и пролётов, комнат, ни в одной из которых она не захотела бы провести остаток дней.
Они с братом решили, что следующий дом будет на сегодня последним, и оба приготовились просто быстро пройти его и вернуться в отель, где встретят следующее утро и следующий такой же день.
И вот, когда в апрельском небе появилась розоватая полоса заката, карета прибыла на Марлобо-плейс, на границе Мэрилебона и Хэмпстеда. Тишайший район домов "загородного" типа, где поместья стремились не в верх, а в ширь, обрастали деревьями, красовались друг перед другом розариями, поглядывая через узкую улицу. Спрыгнув с подножки Лили обвела всё это взглядом, сделав глубокий вдох - в молодом районе дышалось значительно легче, а чуть дальше, за двумя рядами крыш, уже виднелась загородная зелень. Здесь ничего не шумело и не давило. Прекрасно!
- Это очень приятный район, - всё же осторожно проговорила она брату, видя что он на всё это смотрит с меньшим восторгом. Спасибо, что не с отвращением.
И сам дом... Хм, это было поместье конца прошлого века, в популярной тогда стилистике возрождённой готики. Асимметрично, в дальнем конце высилась круглая остроконечная башенка, здание было сделано из красного и, некогда белого кирпича, сейчас посеревшего. Большой эркер центральной гостиной был с классической готической рамой, но Лили видела в паре мест закоптившееся стекло. Деревья перед этим домом относительно недавно знали хороший уход, но будто бы последние пару лет им забыли подрезать ветки и расчищать корни от травы. Средней высоты каменная ограда, по верху декоративно щерилась кованными пиками, которые нуждались в покраске. Но в остальном, он был старый, благородный, когда-то построенный богатой семьёй для своих поколений, а сейчас забытый...
Лили засмотрелась на него, и не заметила старичка, подошедшего к ним медленной и осторожной походкой.
Он был очень древним, казалось, как сам дом, ссутуленным, но опрятным, с потёртым, местами, смокингом, но старательно вычещенным, застёгнутым на все пуговицы.
- Вы пришли посмотреть дом? - вежливо и будто бы неуверенно спросил дедеушка.
"Наверное, он местный сторож", - подумалось Лили, хотя одет мужчина был чуть лучше, чем может позволить сторож... "Или старый дворецкий...".
Когда брат ответил утвердительно, мужчина немного меланхолично улыбнулся и кивнул.
- Да, я ждал вас, проходите. Проходите, посмотрите на моего старика... Он у меня ворчливый, местами, но рук не хватает вдоволь о нём позаботится.
Мужчина всё так же осторожно, наверное из-за возраста, открыл калитку у парадных ворот, пропустил гостей во внутренний дворик, шаркая по мощёной дорожке.
- Вы владелец этого поместья? - тактично уточнила Лили.
- Это мой друг, да... - ответил старичок.
Девушка украдкой удивлённо глянула на брата - все разы до этого дома продавали посредники.
- Не хотите обращаться к посредникам?
- А он их не любит.
- Простите?...
- А, ну то есть, сколько они пытались, всё не так делают. Всё не правильно. Не то показывают, не то рассказывают. Он же у меня гордый, со своей историей. А они чуть что - "вы только посмотрите - снести тут стену и будет бальная зала!", - старичок странно хмыкнул, сухой и узловатой рукой погладив косяк, прежде чем открыл парадную дверь. - А с ним так нельзя. Совсем нельзя. Надо знать, где можно. Но вы проходите, проходите, смотрите.

+1

7

Кристофер никак не мог понять нравится ли ему тот факт, что младшая сестричка стала проявлять характер. Она держалась стойко и неприступно, что вызывало снисходительное согласие и одновременно подначивало попробовать надавить чуть сильнее. Насколько хватит ее стойкости? О, он был уверен, что не хватит, что, если он захочет, то девушка уступит, позволяя Кристоферу самому определиться с домом. Впрочем, ничего достойного они все равно не нашли, и устав от  бессмыссленного брожения по очередному дому, Кристофер развлекал себя торгом. Лили его стараний не оценила.
Разочарование читалось во взгляде Сантара, который обычно гордился своей тонкой способностью острословить так, чтобы у собеседника не нашлось ответа. Он ждал восхищения со стороны, только вот сестра, как ни в чем не бывало заявила, что дом ей вообще не нравится. Простой и столь короткий ответ Лили был встречен кислой гримасой. Младшие вечно все портили –игрушки, вещи, сделки. Последовал невнятный жест рукой, означавший, что раз восхищения не будет, то этот дом ему больше не интересен.
-К счастью, это последний на сегодня. – Тихо фыркнул Кристофер, совершенно не разделяя энтузиазма сестры от увиденного, сомневаясь, что этот район и очередной дом смогут его чем то удивить. Он вообще в последнее время считал, что его в принципе сложно уделить – он видел предостаточно и все время забывал, что удивительное рядом.
Для начала потенциальный дом наградил Сантаров весьма и весьма своеобразным  провожатым, которого Кристофер с первых же слов окрестил чокнутым. Конкретно чокнутым, по-другому не скажешь. Кто в здравом уме вообще будет говорить о доме, как о живом существе? Некоторые нелепые предположения заставили  Кристофера улыбнуться, но только поначалу, потому как мужчина выглядел не только странным, так вдобавок казался перепуганным. Хорошо, пусть не перепуганным, а настороженным, вот, точно. Словно предполагал, что в любой момент из-за неверного движения, дом действительно оживет и накинется на людей. Поймав взгляд сестры, Кристоф закатил глаза и выразительно покрутил рукой у виска – увлеченный рассказом о живом доме хозяин ничего не заметил, он, казалось, вообще ничего не замечал и жил в каком то своем мире.
- Мой дом особенный. В нем особые силы. И особая энергия. – Продолжал старичок, жестом приглашая брата и сестру войти внутрь. За несколько секунд, что Кристоф стоял перед запертой дверью, он успел прокрутить в голове как минимум с полсотни различных вариантов возможного развития событий. От самых безобидных, вроде того, что хозяин на старосли лет ослабел умом и от одиночества придумал себе живой дом, до наиболее мрачных, в которых это здание представлялось действительно наделено силами.
На миг Кристоферу даже показалось, будто бы дом и правда издал вздох. Конечно же, его не существовало. Существовали только пустые коридоры, высокие потолки и стрельчатые окна, создающие иллюзию жизни в каждом предмете обстановки. Внутри действительно было на что посмотреть. Кристофер впервые за все осмотры не раскритиковал положения комнат, хотя не раз сделал замечание о старости и необходимости больших работ - в силу привычки, чтобы сбить цену. Возможно в подобном доме действительно можно было создать столь желаемой Лили уют, здесь воздух пропитался розами и лилиями и тишиной. Можно подумать, что в этих стенах застыло время. Внезапно в глубине дома стучат напольные часы и Кристофер невольно вздрагивает.
— Они никогда не показывали точное время – Добродушно доложил хозяин. -  Хоть я, в порыве исследовательской настойчивости и пытался их время от времени выставить.
- Что ж, придется признать, что старый дом имеет свои особенности, ничего страшного, если что разберемся со временем. – Кристофер посмотрел на сестру, желая понять, что Лили думает обо всем этом.
- Ну же старичок, не волнуйся так, эти люди тебя не обидят. – Продолжал хозяин. Такое искреннее удивление на лице Кристофера можно было застать крайне редко - даже родным. Сантар наблюдал за мужчиной, как за отменным цирковым шоу, не зная что ему больше хочется: засмеяться, съязвить или поскорее покинуть общество этого безумца.
- Прошу прощения, но не могли бы вы нас сказать почему ваш дом такой особенный. – Виконт Сантар больше не выдержал. Однако приложил все силы, чтобы высказать все его ядовитые мысли в как можно более вежливой форме.  Вся его натура буквально требовала разобраться в происходящем.

+1

8

Настроение брата и сестры, с детства расхожих во вкусах, предсказуемо разнились. Кристофер иронизировал на чудоковатость старика, в то время как Лили смотрела на это со снисхождением родителя, слушающего фантазии ребёнка. Дети и старики ведь очень похожи, они наивны, и заполняют одиночество фантазиями. Чем больше они гуляли по дому, тем сильнее было видно, что, совершенно очевидно, мужчина от одиночества стал слаб умом. Он говорил с домом, поскольку говорить ему было не с кем. А потому и жесты Кристофера встречали не согласие, а укоряющий взгляд сестры, нахмуренные тонкие бровки или пальчик к губам, когда она просила его не сказать какой-то колкости. Кристофер, скорее из воспитания, чем из убедительности младшей, висящей на его локте девушки, скрыл в глубине весь свой скепсис, замерев с лицом вежливой заинтересованности.
Ведь это действительно было странно, но такой рассказ о доме, пока они проходили от комнаты к комнате, по анфиладе первого этажа, давал ему странный шарм. Да, она видела, что мебель тут старенькая, будто бы она была тут до Разлома (а может и была?), что обои на стенах стали терять цвета, а люстры были свечными, а не электрическими. Да, в одной комнате каждая третья половица скрипела под ногой. Да, в определённых углах скопилась пыль, от недостатка слуг, видимо. Но показавшийся сначала недружелюбным, с каждым комплиментом старика он будто бы наполнялся внутренним светом. Казалось, что здесь всё ещё пахнет деревом, натёртым воском, и лаком. На третьей комнате, где был старомодный, огромный камин с наборной флорентийском мозаики, где каждое крылышко бабочек было собрано из таких мельчайших камушков, что казалось, они сейчас взлетят, сердце Лили забилось чаще. Она рассматривала плафоны, местами закоптившиеся, или на софу будто бы времён Ватерлоо, но видела не упадок, а место, где долго-долго кто-то жил. Именно жил, любил этот дом. Фрески на плафоне можно было подновить, а софа времён Ватерлоо выглядела вполне пригодной, обновить наполнение и обивку, и всё!
Лили украдкой всё осматривала уже прикидывая где и кому можно заказать реставрацию. Блеск её глаз был совершенно очевиден брату, как и то, что ручки заметнее сжимают локоть.
Кристофера так легко было не убедить.
- Прошу прощения, но не могли бы вы нас сказать почему ваш дом такой особенный.
Старичок обернулся, будто бы минуту удивлённый таким вопросом, и было, открыл рот для какого-нибудь простого ответа, который произносят дети. Он особенный, потому что он особенный. Или он особенный, потому что он красивый. Или потому, что старик тут прожил всю жизнь. Обычно эти прямолинейные и честные ответы были обескураживающими в своей наивности, и лучшими в своей честности, будто сам Бог вкладывал в уста детей и стариков то, что взрослые говорить забывали.
Но тут старик явно поймал себя на этом намерении, пожевал губами всё той же осторожной походкой прошёл к одной из соф в той комнате, где они остановились, сел в неё и жестом указал гостям на два кресла напротив.
Лили, придерживая юбки, села, с удовлетворением отметив, что стул под ней не скрипит, только набивка смялась.
- Этот дом был построен моим дедом, офицером Ост-Индийской компании, Георгом Банксли в 1787 году, - начал мужчина издалека, изредка поглаживая ссушенные руки друг о друга и окидывая взглядом то гостей, то местные интерьеры. - Тогда, когда он его строил, здесь ещё не было города. Хэмстед был зелёным, не задымлённым углём пригородом, куда все хотели отвезти свою семью. Вы ведь для семьи собираетесь дом брать?  - вдруг спросил он, будто бы о чём-то встревожившись.
- Да, конечно, для нашей семьи мы и планировали, - кивнула Лили, и вдруг только вспомнила, что из-за странного знакомства, за эти полчаса никто так и не представился и, ойкнув, посмотрела на Кристофера, надеясь, что он расшифрует смущённое волнение сестры и представит их старику. Но их собеседнику будто бы было это не очень важно, он улыбнулся немного и кивнул:
- О, это хорошо, это отлично, детей он любит, детей тут небыло давно, ох давно…
- Любит… дом? - очень осторожно уточнила Лили.
- Да-да, мой старый друг! Он был создан для семьи, понимаете, для нашей семьи, для моего отца, его братьев и сестёр, когда те были ещё совсем малы. Ну и для моей бабушки, леди Банксли, конечно. Отец строил только потому, что здесь было… очень хорошее место. Далеко от дорог. Тогда. Каждый выезд в Лондон был полуторачасовой качкой по местным ухабам. Такое место, то что надо, знаете, тогда никто из не званых родственников просто так не приехал, - старик прокашлялся, то ли просмеялся, пряча это в кашле, а потом продолжил, - А тут ещё и место такое… особенное. Всё растёт хорошо, все вишни и яблони, каждый розовый куст. Только… капризное место. Кхм, ну очень капризное. Оно не любит чтобы его грубо обновляли. Потому он так и старел, со мной вместе… что я уже правильно обновлять не смог, то и ссыпется…
- А посему вы его продаёте, лорд Банксли, - уточнила Лили, сделав вид, что предысторию семьи мужчины пожно принять за приветствие.
- Я стар… - медленно сказал он. - Очень стар, и скоро меня не станет. А своего друга я отдам только в хорошие руки.
- А разве… у вас не осталось тех, кому можно его передать?
Мужчина нахмурился и медленно покачал головой.
- Этим только часть денег от продажи нужна, - фыркнул лорд Банксли. - Да побыстрее. Но пусть не надеются, я продам только тем, кому захочу.

0


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » A man's home is his castle