Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » Присядь-ка на бушприт.


Присядь-ка на бушприт.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://static2.comicvine.com/uploads/scale_super/11112/111122536/5217221-1408393379-tumbl.gif

-Charles Black
-Morgan Phelps

Конец лета 1887 года, близь берегов Великобритании.


Морган и Чарльз  по воле случая оказываются на одном судне, еще на берегу короткого столкновения взглядов было достаточно для порождения откровенной неприязни друг  к другу. Тайну, которую скрывает мистер Блек предстоит разгадать до чертиков подозрительному Моргану.

+1

2

Фелпс неспешно двигался по узким улочкам, лениво озираясь по сторонам, ничто в этой серой яви не смогло зацепить иль хоть на миг остановить его бестолковые скитания. После долгого пребывания в забытие иная жизнь, жизнь полная свободы действий, нравов и чувств никак не воодушевляла ликана, она лилась беспрерывным, непрекращающимся потоком одинаково и неизменно. Сползающие сумерки объяли город, несмотря на это народу не убавилось.
-Бесстрашные. Сплюнул он.
Из года в год люди разрушали себя, твари вели тихую, незримую охоту изредка, в толпе людей показывая свои острые как лезвия клики. Все временно, и они и он, только на смену этим придут другие, возможно более смелые, более сильные и кто знает, может именно они будут представлять реальную угрозу для  Касатки.. Сейчас он был непоколебим, тоска распространялась по его телу ледяной сталью, заполняя хитросплетения вен и кровеносных сосудов, протекая по самым заповедным уголкам организма, там, где давно уже царила зима.  На место птиц, исполняющих симфонию страсти, на место ручьев желаний, листьев надежд пришла вечная мерзлота, рецепт исцеления был прост и его не нужно было искать чутьем дикого зверя: выход в море, победа и ликование над соперниками и вновь весна расцвела бы в Моргане, он бы исполнился жгучей страстью к делу своей жизни. Однако какое-то невиданное чувство вело его по улице, в ту самую минуту взгляд наконец зацепился за нечто.. Нечто такое, по чему он давно истосковался.
-Что за.. Мужчина остановился, внимательно заглядываясь на.. Мужчину? Хорошо оказаться в нужном месте и нужное время, на глаза попался молодой человек, на вид едва младше Фелпса, но довольно притягательный с точки зрения людей. Путешественника в нем выдавал не самый аккуратный внешний вид, далекий от аристократии, с легкой небрежностью. Высокого роста, спортивного телосложения, судя по всему не знающий покоя парень о чем-то разговаривал на пристани. Его собеседнику явно льстила такая компания, он будто затмил всех вокруг своим бесконечным обаянием и широкой, открытой улыбкой. Живую беседу не мог прервать никто вокруг, мир сузился в узкую трубу, окутав людей незримой дымкой серого тумана. Брови Фелпса сошлись на переносице в суровом прищуре. Один не осторожный жест, простое движение оголившее грудь парня, привлекший внимание на уровне инстинкта.. Определенно, не местный донжуан заинтересовал мужчину, ни его складные размеренные движения, точеный силуэт, манерность.. Нет, взгляд настороженно зацепился за выглядывающий из-под рубашки знакомый до боли силуэт, точнее маленький краешек..
– Касатка... Вторил он своим мыслям, неразличимым шепотом… Облизнув сухие губы Морган уверенно шагнул в открытый воздух из полутени прилегающей улочки. Внутренности натянулись как струна, горло спер густой комок жгучей ненависти, жилы будто расперла волна адреналина, всеми своими клетками Фелпс ощущал нарастающую агрессию. Слишком острую картину обрисовало его воображение, ошибиться невозможно - это был кит, тот самый который бережно защищал его сердце от чужеродных тварей и поддерживал в сумраке души шаткий огонек. Кит оказавшийся на незнакомце по определению не должен был там находиться, или должен?. За честь «Английской касатки» мужчина был готов продать душу дьяволу, каждая отметина на его руке громогласно вторила этому убеждению.
Вечное, неиссякаемое движение, сменяющееся буйным волнением и в ту же минуту покорно впускающее в себя странников со всего мира, хранящее тайны и жизни сотен душ, живых и падших на дно, море-это нечего большее чем творение вселенной, для людей оно обрело новый, совершенно иной смысл. Свобода, каждый раз приветливо встречающая Фелпса, пленила своими взбалмошными манерами ветреной девки. Ее отметины на теле мужчины не причиняли боль, наоборот доставляли ни с чем несравнимое удовольствие и наслаждение. Одного восхищения недостаточно, как недостаточно размеренности и спокойствия в суровой реальности моряка, каждый выход это погружение в вольные волны, единение с ними и движение с попутным ветром в унисон.
Плети облаков над головой густо сгущались, сегодня Погода не располагала к мирному течению, пока ещё лёгкое волнение разлетелось пухом по неприступной глади. Тем не менее для касаток это было лучшим решением для выхода в открытое пространство, никакая тварь не выползет в шторм на охоту, а удержать судно на плаву удел старых моряков. Дикий ветер принёс запах буди , облизав паруса он спустился к людям предостерегая от опасности, но берег давно скрылся с линии горизонта и отступать никто не собирался, другой мир, другие правила и болезни. В жестоких реалиях шторм был самым безопасным и безобидным приключением для Команды, куда более страшные вещи ожидали их там, в глубине морской пучины. Соленые языки жадно облизывали деревянную гладь судна, резкие рывки рассекающие водную гладь легкие эхом доносились до мужчины .Он сильно истосковался по этим звукам, по соленоиду ветру, по вони доносящаяся со старого судна. Море его прошлое будущее и настоящее, тут он рос, любил и ненавидел, одно оставалось неизменно - спокойная гладь ласкающая взгляд. После длительного отсутствия вернуться в свою стезю было подобно чуду, он жадно разглядывал линию горизонта, жадно вдыхался будто пытался сохранить этот воздух в себе. Запечатлеть тот миг, спустя долгое время в себе.
Фелпс смачно сплюнул и вновь обернулся на незнакомца. Нечто в его поведении не отпускает Моргана, карябает изнутри, будто кто то шептал что не все так чисто как хотелось бы, однако предъявлять претензии на пустом месте было безрассудности и глупо. Ничем не примечательный мужчина явно выделялся из команды, пока Фелпс сторонился его то и дело присматриваясь. Как бы ликан не старался переключиться на работу, постоянно возникал лик незнакомца. В чем же дело?? Возможно отсутствие последовательности и слишком явно подчёркнутая вычурненность действий, тот вроде и повторял за командой, но сам инициативу в свои руки не брал. Тем не менее стоило отметить что все проходило слаженно, смекалка работала на нужном уровне. Среди закаленных моряков, стариков закованных в молодые тела тот выглядел чуть ли не аристократом это и напрягало Моргана.
А внутри тем временем зажглось пламя. Касатка выглядывающая из под рубашки притягивала ледяной, оценивающий взгляд. Фортуна рвалась из под тонкой рубашки незнакомца, один неосторожный жест и канат выскользнул из сильных рук, Фелпс был на чеку, уверенно перехватил его и потянул на себя. Сигара зажатая между его зубов мирно тлела, ей был нипочём ни солёный ветер, ни брызги воды спадающие с паруса.
- Бывает.. наигранно добродушно бросил мужчина крепко фиксируя извивающийся канат на стойку и оборачиваясь на незнакомца с которым завёл диалог .Смачно затянувшись, запуская дым в самые легкие Морган повернулся к парню и рассекая воздух несколько ми шагами подошёл почти вплотную.
- Морган Фелпс. Взглядом он прожигал оппонента, но старался пока держаться крайне отстранённо и протянул открытую ладонь. Не разжимаю рукопожатия, он притянул мужчину на себя, почти вплотную. 
-Знаешь, что отличает настоящих касаток от челяди? Рука крепче сжималась, давление между ними нарастало. Выплюнув сигару он ослабил хватку и немного отстранился, вновь заглянув парню в глаза.
-Мы всегда начеку. Вдалеке Фелпс окликнули и он неспешно отстранился от незнакомца, не сводя с него звериного прищура.  «я бы на твоём месте удавился раньше, чем я выясню кто ты такой..»
-Дыши жадно, это временно. Он не нуждался в представлении, не смотря на долгое отсутствие большинство, знали в лицо мужчину, или же по наслышке, но безошибочно могли определить в отмороженном человеке истинного моряка с большой историей, которая волочилась за его широкими плечами.
- У тебя проблемы парень.. бросил Морган демонстративно поворачиваясь к нему спиной, в жесте возмутимого неуважения.

Отредактировано Morgan Phelps (10 октября, 2019г. 16:21:01)

+1

3

От Африки нужно отдыхать, это Чарльз уяснил уже довольно давно, а несколько месяцев назад лишний раз убедился. В задницу это дерьмо. Да, там есть свои прелести, там яркое солнышко и совершенно другое общество, более ему подходящее, но помимо очевидных плюсов имеются и очевидные минусы. Например, проклятья на каждом шагу, существа с рыбьими мордами и человеческими конечностями, всякие ирландцы и другие неадекватные личности. То ли дело старая добрая Англия – у всех мрачные рожи, все обременены думами о будущем, каждый день мальчишки, продающие газеты, голосят об очередном убийстве. Вместо экзотических животных тут банальные алкаши и взмыленные лошади, и какое-то время Чарльз просто спускал в никуда заработанные в плавании деньги. Экономистом он не был, считать кровно нажитые не умел и не любил, поэтому сбережения закончились довольно быстро, неимоверно расстроив авантюриста, которого в одну из ночей просто вышвырнули из трактира, когда он не смог оплатить выпивку.
Необходимо было думать, как же жить дальше. Из отцовской хибары ничего выручить было нельзя, там кроме вреднючей кошки уже не осталось ничего ценного, а работать Блэк особо не любил. Во всяком случае честно. Во всяком случае тогда, когда нужно выкладываться по полной и получать за это гроши.
Но Блэк был везунчиком. В ту самую ночь, когда его вышвырнули из трактира, ему посчастливилось вдоль береговой линии в одном из рабочих районов Лондона. Людей здесь в темное время суток бывало не особо много, это и сыграло на руку Блэку. Вдалеке он заметил лодку, а в ней темную сгорбившуюся фигуру, пытающуюся вытащить что-то на сушу. Фигура бранилась, горбилась сильнее и на насколько секунд затихала, а потом снова продолжала свои попытки. И если бы вскоре она обессиленно не свалилась, Чарли даже не рискнул бы подойти, прекрасно понимая, что посреди ночи тут могут происходить вещи, свидетели для которых очень нежелательны.
Темной фигурой оказался мужчина, на вид лет пятидесяти, с кустистой серой бородой и огромным рваным шрамом на половину лица. Зрячим у него был лишь один глаз, зубы почернели и пожелтели то ли от болезни, то ли просто от плохой жизни. Мужчина представился Кертисом, а Чарльза окрестил мальцом. Блэк спросил, нужна ли ему помощь, а Кертис ответил «Уже нет. Сегодня море меня заберет», и откинул руку, со своего живота, позволяя темной крови блестеть под лунным светом. Кровь расползалась по мокрой одежде, стекала на землю, и к тому моменту, как Чарли подошел ближе, уже успела набежать в небольшую лужицу. Окровавленная рубашка была порвана, из-под нее выглядывала касатка – татуировка практически во всю грудь – но помимо нее там была и рана. Огромная, рваная, похожая на укус дикого зверя или огроменной рыбины, не желающий так просто поддаваться человеку. От Кертиса был попросту откусан кусок, и дни его действительно были сочтены. «Отнеси – сказал Кертис – это Касаткам» и вложил в руку Блэка два кривых жетона, с выбитыми на них именами, «Скажи, что Кертис и Гарет сделали, что смогли». Вскоре Кертис испустил последний дух.
В лодке Чарльз обнаружил гарпуны, небольшую бочку, доверху наполненную мелкой рыбешкой и сети, а еще ту самую огромную рыбину, подобной которой не видел никогда в жизни. У нее были огромные бесцветные глаза и три ряда острых крючковатых зубов. Пасть ее была испачкана в крови, а на зубах виднелась ткань откусанной одежды. Вывалив все добро из лодки, Чарли сгрузил в нее тело погибшего моряка, ведь он желал, чтобы море его забрано, и по просьбе покойного доставил всю добычу в Общество, где пересказал все услышанное, добавив от себя лишь одну маленькую деталь: он сказал, что был вместе с двумя бывалыми моряками в море, сказал, что всегда мечтал попасть в данное достопочтенное общество и убедил Кертиса и его брата (как выяснилоь) взять себя в море. Рассказывать байки Блэк любил, к тому он не забыл поработать и над своим внешним видом – явился он к Касаткам измученным и побитым, а рассказывал историю так эмоционально и трогательно, что сумел тронуть даже некоторые из этих черствых мужских сердец. Практически сразу же он набил себе татуировки: одну в честь вступления в Общество, другую в честь победы над морским зверем и зажил новой неплохой жизнью прославленного моряка. Касаток любили, касаток уважали, с ними считались, им бесплатно наливали в тавернах, женщины с большой готовностью раздвигали перед ними ноги, желая носить в своем чреве ребенка, которому в будущем будет суждено стать таким же сильным, как и его отец. Чем больше Блэк рассказывал свою историю, тем ужасней она становилась, и тем большим героем выглядел он (ну, и Кертис с Гаретом, разумеется). Конечно, он не особо стремился идти в очередное плавание, находя себе все новые занятия на суше, но, чтобы поддерживать собственную репутацию и не вызывать лишних сомнений, необходимо было хоть иногда ставить галочки о собственных подвигах. К тому же, сейчас в плавание отправлялся довольно большой корабль с хорошей командой, и если Блэк правильно разыграет карты, то ему не придется выступать в первых рядах в сражении с глубинным монстром. Он помогал готовиться, совмещал это с живой беседой, рассказывал шуточки и всем своим видом показывал, что совершенно ни о чем не переживает. Не переживал бы и дальше, если бы не внезапно объявившееся тело с не самым приятным настроем.
Чарли не успел удержать в руках канат, а незнакомец удачно оказался рядом.
- Ух, у меня аж мурашки по коже. – Блэк ответил в своей манере, ничем не выдав волнение, уже успевшее поселиться в нем. – А ты крутой, брат. Надеюсь, море сегодня будет благосклонно к каждому из нас.
Чарли растянул губы в улыбке и не спускал взгляд со спины удаляющегося мужчины.
- Эй. – Окликнул он Уоррена, моряка, с которым успел неплохо подружиться и найти общий язык. Уоррен был один из немногих здесь, кто сохранил в себе чувство юмора. – Кто этот Морган Фелпс?
- Тот, кого тебе лучше не злить. – Матрос сплюнул. – У него свои тараканы в голове, и поверь мне, тараканы эти огромные, но дело свое мужик знает. Его отец и дед были одними из основателей нашего Общества, поэтому он ходит в море с пеленок.
- Мне кажется, мы с ним подружимся. – Чарльз сильнее затянул канат и вытер руки о штаны. – Ну что, скоро отправляемся?

На самом корабле Блэк чувствовал себя как в своей тарелке, в конце концов, отец его тоже был рыбаком, а с юности он начал пристраиваться в различные команды и плавать вместе с ними. Его биография хранила в себе множество интересных историй, которыми он с радостью делился, собирая вокруг себя людей, желающих развесить уши. Он был хорошим помощником, с радостью делал все, о чем просили и в глубине души надеялся, что сегодняшний выход будет холостым. Они наловят рыбешку, которую продадут рынкам или просто раздадут, этого хватит на какое-то время, только вот по настроению команды было видно, что все они рассчитывают сегодня на более крупный улов. И Блэку стоит быть начеку.

+1

4

Точно распалённый жеребец он стоял в пожаре волн на самом краю корабля. Жадные легкие вдыхали жгучий солёный воздух, вода хлестала его лицо и тело, словно обиженная барышня после долгой разлуки. Капли срывались, с подбородка очерчивая неровные дорожки на мускулистом теле.
Бесконечная Даль окутала взгляд, заворожила моряка, не давая шансов на отвлечение.
Своенравная дама встретила моряков покорным спокойствием, ровной гладью, но стоило им только отплыть подальше сменила милость на буйный гнев, как будто хотело проверить на прочность этих самоуверенных ребят, .
Впереди как в сказочном писании из воды поднимался густой непроходимый туман, перекрыв своим плотным одеялом линию горизонта.Ледяная дымка коварна и опасна, видимость ближайшие несколько метров отсутствовала, фактический они могли двигаться наощупь.
Морган был полон львиной отваги, его сердце трепетало, кончили пальцев кололо в предвкушении..
Предвкушении исполнения брошенного им вызова, ведь он не сомневался в очередной победе, однако каждое малое завоевание навсегда оставляло свой след в его черствой душонке.
Суета скользила по кораблю, кто то кричал что туман необходимо неприметного обойти, что погружение подобно самоубийству, другие же молчаливо исполняли свою работу, это были те кто, как и Морган не собирались отступать, и к счастью мужчины таких было большинство.
-Ну что девчонки, поднимайте свои юбочки, нам предстоит жаркое погружение в туман. Спрыгнув с носа корабля, он буквально летел в самую гущу.
Чтобы приостановить ход судна нужно было как можно скорее поднять паруса, освободив их от гона ветра и хвататься за вёсла.
- Это корытце будет не просто остановить. Оценивающе брякнул он, затягивая пояс туже.
Из ладоней сочилась сукровица, из грубых пальцев кровь.
Седые волны омывали палубу, людей и души. Будто смывая с них усталость и малодушие, угрожая серьёзными неопрятностями.
Моряк знал своё дело, бросался в самое пекло человеческих рук и тел, окончив одно дело тут же оказывался в другом месте, там, где была пробуксовка, где не справлялись новички. Конечно, он следил за неизвестным, который зацепил его взгляд с самого начала. Кроме Фелпса остальные, лишенные подозрительности казалось, не замечали очевидного.
Не было в его действиях эдакой привычки, только строгие указания исполняемые с удивительной точностью и слаженностью.
-Напомни мне, как на твоих худощавых сиськах появился этот малыш?
Сквозь шум разбивающихся о судно волн его голос звучал резко.
Хватая со стойки длинный гарпун Морган в шутливом жесте направил его на мужчину, как бы прицеливаясь
- Пах пах. Его окликнули.
-Морган хватит херней страдать, мы в тумане.
Его выпученные глаза полные наигранного безумия
- Тебе крепко везёт
Судно почти сбавило свой спешный ход, и туман разделил шторм с тихой гаванью.
Ни позади, ни в переведи не было видно ничего,
Тишь за границей тумана могла означать только одно, подводное течение не проходит по этой местности, потому что она разделена и чем-то ограничена.. Или кем то.
-Покажешь мне высший уровень? С вызовом спросил Фелпс кидая парню заострённое подобие копья
-Может у тебя в загашнике припасены взрослые игрушки? Ну мало ли ты подготовился.. что очень сомнительно
-По левому борту тварь на глубине
-По правому борту три!

В ответ на первое заявление вторило второе, ещё более холодящее кровь. Дикая волна зароптала, закипела, забурлила. Пена омывала палубу, прыскала солью в глаза. Внутри мужчины закипала лава, норовящая вырваться наружу, вот-вот желавшая разразиться пожаром. На корабле все затихли, словно их напряденное молчание могло позволить пройти незамеченными.
Тишину разорвал всплеск по правому борту. Тварь рассеяла, волную гладь ударом чешуйчатого хвоста, предупреждая мужчин.
- Нельзя дать закрыть этот жабий круг.
Изъяв из портупеи револьвер, он несколько раз выстрелил по правому борту, собирая тварей с одной стороны. Народ переместился на левый борт, ожидая всплеска.
Им сильно повезло, под толщей воды прятались малые, едва породившееся тварюшки, которые конечно могут напасть, но серьёзной угрозы не могли представлять для судна
- Не хочешь поплавать? Возвращаясь к своему мерзкому сарказму Фелпс спрыгнул с перила.
Пока напряжением немного спало, команда расслабилась и рассредоточилась по кораблю. В ту же минуту из-за борта послышался всплеск и маленькое существо, напоминающее ската высоко подпрыгнуло вверх сверкая несколькими рядами острейших зубов.
- Ну? Подтолкнув мужчину Фелпс ожидал действий с его стороны
Тварь с громким шлепком приземлилась аккурат между мужчинами и шлепая мускулистыми плавниками по доскам начала извиваться и пронзительно пищать
-Ты же не хочешь чтобы на ее зов приплыла мамка, давай!
-Давай!! Он кричал во все горло, тварь пищала сильнее Клацала зубами в холостую, билась о края судна
Она едва была больше метра шириной, плоская и склизкая как слизняк. Билось о станы в предсмертных муках
Этот писк был схож со скулежом, только мощнее и проницательнее, проникал в закрома души и щекотал сознание.
Бросок вперёд, один, второй.. тварь сносила на своём пути все, что попадало под плавники
-Хватит, прикончите ее!
Он давно позабыл людские инстинкты, поддавшись зову природы, людские страсти - чужды. Самонадеянно? Возможно.
Заведя курок Фелпс даже не обернулся, выстрел.. пуля словно заговоренная безошибочно рассекла воздуху в нужном направлении и чудище стихло выпуская последний приглушённое рычание.
Иссиня-чёрная толща воды была непоколебима, только слабый плеск хода судна нарушал ее покой. Это молчание не могло затянуться на долго, мелкие создания населяли море даже около побережья, встреча с ними ровный счетом ничего не значила.
Спрятав револьвер в жесткий карман портупеи Фелпс неспешной походкой направился к чудищу.
-Ещё живая... плавники едва заметно дрожали.
- Ну, может белоручка сможет добить эту куколку, ей же больно. Прояви милосердие. Смерив взглядом добровольцев покончить с этим он отошёл, предлагая гостю закончить начатое.

0


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » Присядь-ка на бушприт.