Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » Среди нас?


Среди нас?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/F0NQphZ/image.jpg

Christopher Santar & Violetta Bryant & Andre Bertran
3 сентября, 1887 год. Туманный Альбион

Я слышал столько клеветы в Ваш адрес, что у меня нет сомнений: Вы — прекрасный человек!

Сплетни не щадят никого, ни титулованных графов, ни обласканных славой театральных актрис. А уж когда они появляются словно из ниоткуда, изобличая самые сокровенные и сладкие для жадной толпы тайны, без помощи проницательного и прозорливого друга не обойтись. И покуда таблоиды продолжают плодить напраслину, покоя не будет никому в высшем свете Лондона. Разве можно оставить такое безобразие без внимания, особенно, когда характер информации не дает сомнений - утечка происходит среди своих. Жажда мести и злость - не лучшие советники, но отличные мотиваторы, а потому отчаянный и наглый обидчик обязательно будет найден, какие бы способы для этого не потребовались.

подробнее о сюжете

За лето у любителей сплетен и скандалов появился новый фаворит. Некий Э.Трули, анонимный журналист,  упоением и злословием выкладывал на всеобщее обозрение скандалы и личные тайны высшего света. Запреты и отказы в плеяде изданий его не остановили, и в итоге брошюры с еженедельной порцией новых “интересностей” оказывались на улицах Лондона, обличая всё более титулованых и богатых людей. И если среди охочего до кандалов народа он стал героем дня, то для высшего света - настоящей проблемой. Особенно, когда после ряда неудач в поимке, стали подозревать, что “поставщик” информации и патрон Э.Трули среди знати. Слишком уж много, но при том - выборочно знал скандалист.

+2

2

«Королевский театр остался без короны и средств к существованию?
Знаменитый Ковент-Гарден находится в глубокой яме финансового кризиса. Но не спешите расстраиваться! Лучшую актрису уже отправили на заработки в Италию. Как много прибыли смогла принести холодная северная красота понять можно будет уже в новом театральном сезоне, а вот увидим ли мы вновь Виолетту Брайант, остается только догадываться, как и о том, каким образом были получены столь желанные деньги. Не забывайте, что театр с момента создания поддерживала Королевская семья, что вынудило Директора пойти на такой извращающий нормы морали бартер остается загадкой, но…»


[indent] Виолетта дрожащими пальцами вытаскивает из прически тонкие длинные шпильки. Дьявол! И почему все снова изворачивается столь отвратительным образом? Прошлая осень и зима у нее выдались крайне тяжелыми, тогда она едва сохраняла самообладание, а сейчас все повторяется снова. Она уже несколько ночей мучилась от бессонницы, театр и ее лично доставали жадные до сенсаций журналисты, репетиции шли туго и медленно, требовали все больше сил и нервов, новые постановки никак не получались, а приглашенные из Италии умельцы слегли с простудой. Неприятности сыпались одна за другой, и все из-за жалкой заметки во второсортном таблоиде, не заслуживающем никакого доверия, но отчего-то воспринятым обществом как абсолютно истинный источник информации. Ведьма бросает сердитый взгляд на стопку газет в углу, на пару экземпляров валяющихся на столике и сердито фыркает. Даже если скупить больше сотни – это лишь капля в море. Если бы она только знала имя этого умельца, он бы попрощался со своим здоровьем и спокойствием, но для начала написал бы огромную статью-опровержение, сотню раз извинился перед труппой и ней лично, а потом сгнил в одной из очаровательных Лондонских сточных ям. Но имени она не знала, да и никто как  будто не знал, автор пожелал остаться анонимным, а значит, не был глупцом и имел чувство самосохранения. Только вот от таких мстительных особ как Летти, это спасет его ненадолго. Сейчас же ситуация зашла в откровенный тупик. Она не могла заниматься расследованиями в одиночестве, это бы вызвало множество вопросов и новых подозрений, ведь ее имя появилось на желтых страницах одним из первых. Оставлять все как есть она не желала. Кто знает, какие грязные сплетни последуют далее?
Спустя пару недель безуспешных мучений, ведьма была вынуждена признать -  ей не справится самой. К своему демону с такой мелкой проблемой она прийти не посмела, а в театре никто не имел достаточного потенциала. Так что она обратилась к почти единственному в этом городе человеку, вызывавшему у нее доверие.

[indent]

Дорогой Андре!
[indent] Как Вы уже сами должно быть заметили, дела мои в довольно плачевном состоянии. Надеюсь, то, что Вы могли прочитать, не заставило Вас думать обо мне плохо, потому что Вы единственный кто может мне помочь. Я обращаюсь к Вам как к другу, как к единственному человеку, которому могу доверять и на чью поддержку рассчитывать.
[indent] Простите, что не давала о себе знать ранее, моя поездка в Италию затянулась, а после возвращения репетиции новых постановок и дела театра требовали моего плотного и постоянного присутствия.
[indent] Если Вы побоитесь быть скомпрометированы общением со мной, я Вас пойму. Но если все же Ваша безграничная добродетель и тяга к азарту позволят Вам помочь мне, я буду безгранично счастлива. В таком случае, прошу, приходите в один из вечеров в театр, я предупрежу, чтобы Вас пропустили, здесь никто не помешает нам побеседовать.
Очень жду и буду рада встрече,
Искренне ваша, Виолетта
[indent] 31 августа 1887 г
[indent]


[indent]  -Вот проклятье! - она агрессивно тянет из волос шпильку, которая совсем не хотела поддаваться и сердито фыркает, бросив эту затею. Действительно, сейчас аккуратность ее прически последнее, что имеет значение. Возможно, не стоило выгонять услужливую помощницу, но она слишком раздражала своей излишней мягкостью и деликатностью. Летти наливает себе вина и выпивает почти целый бокал разом, мечтая успокоить расшалившиеся нервы, но зная, что это не поможет. От навеянных Италией гармонии и вдохновения не осталось и следа. А прошло даже меньше месяца после ее возвращения, даже смуглый оттенок кожи, который так презирали англичанки, еще сохранился на лице и плечах.
Пламя свечей едва заметно подрагивает, подстраиваясь под нестабильное настроение ведьмы. Виолетта  смотрит на себя в зеркало, на нервозную темноту, залегшую под глазами, на слегка растрепанные волосы, частично спадающие на плечи. Даже в этом было какое-то странное болезненное очарование. Она прислушивается к непривычному для этого часа шуму в коридоре, возможно просто не все актеры разбежались после репетиции или распорядитель решил проверить, везде ли погасили свет. Ведь обычно в такое позднее оставалась только Летти и группа танцоров, убивающихся на репетициях иногда до самого рассвета.

+2

3

[indent] Вскоре шаги стали отчетливо слышны, равно как и стук трости, которую где-то перед входом владелец явно подобрал в руки. Дверь в будар открылась тихо, почти незаметно, и вскоре мужской силуэт проявился в слабом свете свечей, что озаряли комнату своими мерцающими язычками. Огоньки словно закрались в темные глаза вошедшего, придав лазурному взору озорство под стать улыбке.
[indent] По обыкновению в темном модном костюме, как и всегда с зачесанными назад смольными кудрями, на английский манер бледный, и на французский манер через чур довольный жизнью для жителя Лондона, мужчина не остановился на пороге, будто и не ждал разрешения пройти дальше, а просто неторопливо направился к сидящей у зеркала леди, глядя в ее глаза через отражение.
[indent] С последней их встречи прошло достаточно времени, чтобы успеть соскучиться, и пускай причина для его позднего визита в театр был не самой приятной, он не собирался начинать разговор с дурного. Да и как он мог, глядя на Виолетту в этот момент?
[indent] — Comme Venus, — произнес он низким рокочущим голосом, все приближаясь к леди, и обожание в его тоне послышалось так же ясно, как проявилась улыбка на губах вошедшего. Он всегда восхищался искренне, не умея иначе. Благо был более чем солидный повод.
[indent] С каждым шагом его собственный образ становился все яснее, и даже засияло серебро набалдашника на трости, которую тот приподнял в своих руках, словно разводя ими в почтении перед дамой, что предстала его взору.
[indent] — Tu es toujours aussi belle, я рад снова видеть вас, мадмуазель Брайант! — произнес Андре, снимая с головы шляпу в ту же руку, в которой держал трость, и остановился около нее с наиграно умиленным вздохом.
[indent] — О, прекрасная, ничто не портит вашу красоту, но хмурость все же уступает радости несколько важных позиций, — не скупясь на комплименты, Бертран взял осторожно даму за руку и поцеловал в знак почтения ее кисть, но не поспешил отпускать, пока никто не видит.
[indent] — Я уж думал, вы совсем забыли о своем верном поклоннике. Я получил письмо, как вы уже наверняка поняли, — добавил он уже без какой-то напыщенности, мягко и тепло, почти сочувственно, что сразу же отразилось в глазах.
[indent] Страх был знаком Бертрану с юных лет, однако, он никогда не боялся, если речь шла о таких непостоянных вещах, как общественное мнение, ведь то могло поменяться подобно ветру в любой момент по самым разным причинам. Стоило бы сказать, что несколько расстроился предположению своей Венеры, что побоится с ней повстречаться после энных журнальных статеек, но вместо этого Бертран решил пойти иным путем и без каких-либо объяснений вытащил из кармана небольшую коробочку.
[indent] — Я предполагал подарить их, когда приду на вашу очередную премьеру, но раз представился случай увидеться пораньше, прошу принять сей скромный дар. Французские, конечно, — уточнил Бертран важно и иронично, будто ну какие еще духи он мог подарить леди Брайант, не британский же фарс. [icon]https://i.imgur.com/r75INaN.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (6 октября, 2019г. 01:07:24)

+2

4

Слухи.
Маленькие паучки плели свои сети из сплетен, слухов, с чужих слов и домыслов. Так легко было запутаться пускай в непрочных, но многочисленных нитях.  Кристоф любил прислушиваться к легкому звону трепетавших крылышек, принадлежавших несчастным, что попались в сети чужого безжалостного цинизма. Молва шла перед своими жертвами.  Кристофер давно уже знал предвзятость суждений, основанных не на точном знание, а на газетных заголовках, которые переиначивали, приукрашивали и искажали до неузнаваемости любое событие, скрывая главное и превращая мелочи в скандалы.  От этого никто не был защищен: ни тот, кто впервые оказывался в этом благородном, на первый взгляд, обществе, ни тот, кто провел в нем всю свою жизнь.
Кристофер Сантар невольно прибег к одному из самых непростительных грехов в своем собственном списке — раскрыл сундук Пандоры и вытащил оттуда, сдув пыль, надежду. Это было не смешливое "надеюсь", сдабриваемое пожатием плеч или неловкой улыбкой, а настоящая, горькая надежда, уже почти забытая для него. Он надеялся, что все обойдется. Надеялся, что за столько месяцев все поутихло и  его возвращение в Англию не вызовет новую волну интереса. Увы, с каждой прочитанной строчкой этой жалкой статейки его надежда таяла на глазах.

«… Надежный источник поделился с нами занимательными подробностями из личной жизни наследника графа Бекингема – Кристофера Сантара, который ранее подозревался в убийстве, но был оправдан и который после нескольких месяцев отсутствия вернулся обратно в Англию. Обстоятельства дела, как и образ молодого человека остаются окутаны тайной и неоднозначными фактами. Как утверждает наш источник, в конце прошлого Кристофер был замечен на приеме леди Олфрид, которая славится специфическим характером своих мероприятий. Быть может обвинения виконта, вращающегося в подобных кругах, были не такими уж и беспочвенными…»

Благими намерениями вымощена дорога в ад, подумать только, он сунулся на это шоу уродов только ради того, чтобы помочь Виолетте за не менее выгодную услугу… Что-то вскипело под кожей. Иглами пробежало по позвоночнику, словно считая монетки с начинкой из костного мозга. Сердце запульсировало, будто кто-то провернул по часовой ключ, сбрасывая оковы оцепенения. Зрачки сузились... Виолетта Брайант. Кристофер вопросительно склоняет голову, словно не верит в подобный идиотизм.Сдать его журналистам. Это как минимум нужно потерять остатки рациональности. Бесстрашие этой дамочки приводит в неясное иступленние. К чему эти игры? Кристоф горько усмехается. Хорошо. Если ей так хочется...
Казалось бы, насколько сильно одна женщина может ненавидеть одного мужчину. Возможно, стоило сделать скидку на то, что это была вполне определенная женщина и ненавидела она вполне определенного мужчину, с  тех пор, как состоялся их последний разговор, открывший многие занимательные факты: о демоне, ритуале, увядавших ведьмовских силах и роли Кристофера Сантара во всем этом. Кристоф был уверен, что после всех событий ведьма не решится отомстить,тем более настолько глупым образом. Что ж, кажется, он ошибался...

- Признать, я крайне разочарован тобой, Летти. Я всегда считал, что ты достаточно умна, чтобы понимать с кем можно играть, дергая за ниточки, а кого лучше не трогать ради собственной безопасности. – Разговор двух находящихся в гримерке людей прервал голос, похожий на шипение змеи, пока которая гипнотизирует свою жертву, но вот-вот бросится на нее. Разница в том, что шипящий голос казался не угрожающим, даже вкрадчивым, но слышно было каждое слово, каждый слог, каждую букву отчетливо и ясно.
Кристофер ворвался в царящую гармонию резкой вьюгой, обычной для начала сентября, и вел себя с рыжей ведьмочкой абсолютно так же как в любой другой день. Не спрашивал разрешения, чтобы войти, начинал говорить с порога, не скрывал холодную усмешку и не испытывал малейшего зазрения совести за нарушение должных манер. Он не обратил внимание на топтавшегося перед ведьмой мужчину, счев его за очередного богатенького дурня-поклонника, которым Виолетта крутила  как ей того хотелось, в замен даря лишь лживую улыбку и каплю своей благосклонности.
- Поверь, я не понаслышке знаю, что такое жажда мести, но это… - На стол упала газета со знаменательной статьей. – Неужели это самое оригинальное, что ты смогла придумать? – Кристофер разочарованно покачал головой, а после кивнул на мужчину, который явно был здесь лишним.
- Нам с тобой нужно кое-что обсудить, не попросишь своего друга подождать тебя снаружи? – Ты же не хочешь, чтобы твой новый ухажер узнал твою маленькую тайну, правда, Летти?

Отредактировано Christopher Santar (4 октября, 2019г. 19:04:25)

+3

5

Она знала, кто сейчас войдет, как только расслышала четкий звук шагов в коридоре. И не потому, что была провидицей, а по той простой причине, что он просто не мог не появится, ведь она его попросила. А такие как Андре Бертран просто не могли бросить даму в беде, даже если эта дама капризная прима театра, ведь его манерам мог позавидовать любой, а от джентльмена в нем было гораздо больше качеств, чем у многих англичан, несмотря на его французское происхождение.
Она мягко улыбнулась, сначала себе в зеркале, а после вошедшему  мужчине.
-Я тоже рада встречи с Вами, - как и положено в таких случаях, бледные щеки немного подернулись румянцем, а глаза заблестели. Виолетта села в пол оборота, чтобы иметь возможность видеть и мужчину, и комнату, и немного собственное отражение, - Раз уж вы здесь, у меня стало гораздо меньше поводов хмуриться. Я знала, что Вы меня не оставите в такой нелепой ситуации, - уголки губ вздернулись в улыбке, которая правда тут же погасла, стоило глазам снова наткнутся на газетный заголовок. А потом она и вовсе опустила глаза в пол. Не то, чтобы ее замучила совесть, за то, что долго не объявлялась, нет, скорее, внутренний голос подсказал ей, что поступать так было нехорошо  и невыгодно.
- Если бы я только могла что-то изменить, я бы написала вам множество писем, но я так увлеклась поездкой, так втянулась в другую жизнь, что едва ли могла заставить себя написать хотя бы строчку, простите. И я ценю Ваш широкий жест, ведь несмотря на мои дурные манеры, Вы все равно пришли, - она едва коснулась пальцами его запястья и коротко вздохнула, - Простите мне мой внешний вид. Репетиции меня совсем умотали, я не успела вернуть себя в должное состояние к Вашему приходу, - она хотела сказать что-то еще, но потом ее взгляд зацепился за  Андре даже внимательнее чем нужно, и она улыбнулась, чуть шире, чем следует.
- Право слово, я даже не знаю, чем заслужила такой знак внимания, - она подняла на него глаза и осторожно, очень манерным жестом взяла в руки коробочку. Она безусловно знала, что это. Ведь она была очень балованной, но все подарки, кроме цветов привыкла относить к разряду не банальных, особенно дорогие и такие характерные, как этот. Она уж было хотела сказать что-то еще, но не успела, потому что вопреки ожиданиям резко распахнулась дверь.
Очевидно, Летти так увлеклась своим гостем, что не услышала шума шагов, так что подобное вторжение оказалось для нее полной неожиданностью, а после еще и неприятностью, когда стало ясно, кто вломился в комнату и помешал их беседе. Ведьма, несмотря на пробежавший по спине холодок, в лице не поменялась, лишь манерно выгнула бровь. Меньше всего на свете она желала созерцать Кристофера Сантара,  его неизменную наглую ухмылку и презрительный взгляд. Он и сейчас смотрел все также свысока, роняя так много слов, что половину она просто пропускала мимо. В глубине души, Летти все же его опасалась, не его пустых угроз и криков, а той силы, что была за спиной наследника семьи Сантар, у его отца, если быть более точной. Она очень рассчитывала, что их дороги не пересекутся больше никогда,  а все совместные встречи останутся только болезненным воспоминанием, но очевидно это были лишь ее планы.
- Не понимаю, какой форс-мажор позволил Вам позабыть все хорошие манеры разом, - только и фыркнула она в ответ, скосив взгляд на брошенную на стол газету. Она эту статью уже видела и тогда знатно над ней посмеялась, представляя, какое лицо было у Кристофера, когда он ее прочитал, - Стук в дверь, приветствие, и мое имя Виолетта, о чем Вам прекрасно известно, мистер Сантар, - в ее голосе холода бы набралось на целую Гренландию, она не позволяла эмоциям даже проскользнуть в ее речь.
А потом она криво усмехнулась и посмотрела на Андре.
-Помните, мистер Бертран, я Вам рассказывала, про представителей высшего света, что только и делают, что пекутся о своей репутации и кичатся своими титулами? Так вот яркий представитель этой социальной группы – граф Кристофер Сантар, который столь высокомерен, что даже не может позволить себе представится лично, - она поджала губы, едва заметно качнув головой.
- Боюсь, выйти придется Вам, мистер Сантар. Я не имею ни отношения ко всему этому, ни желания продолжать беседу, - отрезала она сурово, бросая на обидчика недобрый взгляд, а потом она заметила движение откуда-то сбоку, явственно ощущая, что ее друг француз подался вперед. Она, конечно же, не имела никакого желания ему препятствовать, ведь Летти была очень сердита и обижена. Правда, она не представляла, как на такое следует верно реагировать – типичные лондонские дамочки обычно истерично и громко визжат, Виолетта же, немного поразмыслив над этим, с привычным ей безразличием, предпочла не двигаться с места.

Отредактировано Violetta Bryant (6 октября, 2019г. 00:57:38)

+2

6

[indent] Возможно, то была не самая подходящая для ситуации реакция, однако, кто мог винить Андре в излишней предосторожности? В конце концов, Лондон был воплощением Ада на Земле, и Бертран уже не понаслышке давно знал, что случается всякое и случается тогда, когда чаще всего не ожидаешь никакой беды. Беда явилась неожиданно и столь стремительно, что Андре первым делом чуть загородил свою собеседницу, уж больно угрожающим показался сам факт проникновения в покои театральной примы. Всего лишь один короткий жест рукой, рефлекс, вызванный привычкой, отчасти память — Эмили тоже порой приходилось отгораживать от явно позабывших голову дома молодых людей и напоминать о своем присутствии рядом. Естественно, в случае с леди Брайант его статус был абсолютного иного рода, и тем не менее, статуса друга было достаточно, чтобы проявить не только заботу, но и праведное возмущение происходящим.
[indent] Тон незнакомого мужчины и вовсе показался Андре прямой угрозой, и это еще до того, как тот выразил ее непосредственно, от чего Андре тут же переменился в лице, покраснев от гнева.
[indent] «Какая наглость», — подумал он про себя, обомлев настолько, что не смог произнести эти два слова вслух, глазами выжигая в незнакомце дыры. Только голос самой леди Брайант немного привел Андре в чувства, и он стиснул зубы едва ли не до скрежета, переведя растерянный и пылающий взгляд с лица мужчины на Виолетту, попутно поспешно успокаивая вдруг зачастившее в груди сердце. Спокойствие в таких ситуациях порой было куда нужнее банальной агрессии — ее и без того было в достатке. Тяготея же больше к разуму и умению словом обезоружить, Бертран шумно выдохнул, прислушиваясь к словам леди, и запнулся в ходе собственных мыслей, вдруг услышав знакомую фамилию.
[indent] «Ах вот оно как…»
[indent] Расправив плечи, Андре окинул вошедшего более осмысленным взглядом. О том, что обращение к себе Виолетты в этот момент Андре услышал, он обозначил лишь кивком, не оглядываясь, после чего с какой-то доселе неизвестной ему решимостью направился к виконту с самым сдержанно-снисходительным видом, на какой только был способен в сложившихся обстоятельствах, и остановился аккурат между ним и Виолеттой, все держа трость за спиной в сцепленных руках, чтобы не дать им волю — насколько крепкой была эта хватка могла видеть разве что Виолетта, будучи теперь позади Андре.
[indent] — Видит Бог, я был лучшего мнения о представителях вашей семьи, месье Сантар, но теперь я вижу, что вся порядочность в вашем роду досталась женщинам, а рассудительность - отцу, — почти что процедил Бертран сквозь зубы, с трудом скрывая злобу. — При всем уважении, будучи, как вы верно подметили, другом, я окажусь немногим лучше клятвопреступника, если оставлю вас наедине с этой леди даже на время, пока вы столь бестактны и кидаетесь угрозами. К слову, «друга» зовут Андре Фабрис Бертран, и да, у меня достаточно богатства и почета в моей стране, что бы оскорбиться вашей наглостью в моем присутствии, — с нажимом произнес он, специально выделив последние слова. — Так с чего вы взяли, что эта леди вам хоть как-то навредила? — наклонив немного голову на бок и сощурившись, Андре определенно занял позицию в прямом смысле слова оборонительную. Глупо было предполагать, что события могут развиться с воплощением глупых и чреватых для аристократа угроз, и все же просто так отступать Бертран тоже не планировал и кивнул презрительно на газету.
[indent] — Вам ли не знать, что подобные статейки пишут искусные интриганы со своей сетью доносчиков, в которую едва ли войдет такая же пострадавшая, как леди Брайант? [icon]https://i.imgur.com/r75INaN.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (6 октября, 2019г. 09:19:14)

+2

7

Вступление, в котором Виолетта красноречивой напоминала о том, что, казалось, стоит быть тактичнее и вежливее благополучно было пропущено Сантаром. Одно дело если бы ему пришлось возиться с  благородной девицей - с ними Кристоф был галантен, обходителен, вежлив. Все, чему его учили, все эти изысканные манеры этикета, он знал наизусть, словно каждый из них был выгравирован в подкорке его головного мозга. Другое же – мстительная ведьмочка, сейчас ему на все эти формальности и наигранную вежливость было плевать. Он с детства искажал суть правил, подстраивая их под себя. И уж возмущения Летти о границах личного пространства могли вызвать на его губах лишь ехидную ухмылку.
- О, боюсь к этому, мисс Брайант, Вы имеете самое что ни на есть прямое отношение или вы уже забыли о том чудном вечере, что нам довелось провести вместе? Помнится кто-то из присутствующих сказал, что мы смотрелись великолепно, так удивительно, что после этого в статье упоминается только мое имя, не правда ли? – Наверное сейчас, когда между ними трещал воздух, они выглядели не менее эффектно, чем в тот вечер – два хищника: одна в дорогом платье с копной рыжих волос и холодным прищуром, второй в элегантном костюме с элементами черного. Такая же черная темнота отражалась в его взгляде и улыбке. Стылой и змеиной.
- Мне казалось, мы неплохо провели тот вечер. По крайней мере настолько, что мне было бы жаль, если из-за какой-то глупой мести с тобой случилось бы такая же беда, как и с нашим общим другом. - В снисходительном шепоте произнес Кристофер, полагая, что это достаточно красноречивый намек для того, чтобы не понять, о чем говорит Сантар. О нет, конечно же он не собирался убивать девушку, а уж тем более просить отца помочь с ней разобраться, но отказать себе в удовольствии насладиться ее реакцией Кристофер просто не мог. Будь они наедине Кристоф говорил бы более открыто, не тратя время на намеки и красивые метафоры, но присутствующий в помещении мужчина значительно осложнял ситуацию. Кстати о нем…
Кристофер Сантар редко уделял внимание назойливым насекомым, чьи хитиновые покровы раздражали стрекотанием, когда терлись друг об друга. Он старался игнорировать надоедливое жужжание, борясь с невольным желанием проткнуть булавкой источник писклявых миноров. Кристофер никогда не перешагивал черту. Ту, которую самолично провел между тем, что дозволено, а что - нет. Он не выходил за грани, пока его не трогали, но почему-то периодически некоторые личности словно стремились довести его до ручки вмешиваясь в его разговоры, кидаясь в него обвинениями и упоминая его семью.
Пропустив слова незнакомца через внутренний фильтр самообладания, Кристофер тяжело вздохнул, развернулся, медленно приподнял веки, взглянув на мужчину исподлобья. Француз. После нескольких месяцев, проведенных во Франции Крису казалось, что этот специфический акцент он распознает даже будучи спящим.
- При всем моем уважении, господин Бертран, смею заметить, что Ваша неспособность отличить угрозу от предупреждения говорит либо о плохом владении языка, в чем я крайне сомневаюсь, либо о невозможности здраво оценить ситуацию и присущей всему вашему народу любви к надумыванию. – Спокойно ответил Кристофер смотря на собеседника сквозь призму легкого пренебрежения.
- И, поверьте, я не сомневаюсь насчет Вашего положения в обществе, Виолетта всегда очень избирательно подходит к выбору… друзей. Рад, что и в этот раз она не прогадала. – В голосе прозвучала уже откровенная издевка. Сантар не то чтобы не стеснялся своей жизненной позиции, но и открыто выражал ее путем надменных взглядов, обливающих холодным презрением тех, кого он считал недостойными своего общества, и по средствам тлетворных фраз, которые сочились с его губ подобно тому, как из клыков змеи вытекает яд. Его всегда очень забавляло, когда аргументом в конфликтах против него пытались использовать две вещи: звон монет и громкие имена – это напоминало детский спор чья семья сильнее.
- Вот только, к сожалению, Вы сейчас не на родине, но я всегда считал, что дух отчизны с нами всегда. Поэтому советую Вам, господин Бертран, поступить согласно традициям ваших предков – не развивать этот конфликт и отступить, дав нам с мисс Брайант разобраться в наших делах. Ведь я полагаю вы не в курсе всей ситуации? Это как то не очень по-дружески, Летти, может тебе стоит рассказать подробности, чтобы избежать недопониманий? – Он лукаво взглянул на наблюдавшую, словно за цирковым шоу, беседой ведьму. И если очарованный лисицей француз и готов был поиграть в героя, сломя голову бросившись на защиту, словно рыцарь, толком не разобравшийся что происходит, то Кристофер слишком хорошо знал эти трюки, чтобы поддаться провокации и переключить свое внимание на надоедливую помеху, забыв о своей истинной цели.

+2

8

Кристофер для Виолетты  был неплохим противником, а когда за его спиной обнаружилась вполне ощутимая сила его деспотичного, но психически нездорового отца, стал едва ли не равным. Она привыкла побеждать, практически роняя соперников к своим ногам, использовала для этого множество методов – один изощреннее другого – но ни один из них не работал с Сантаром. Он не покупался ни на театральную лесть, ни на угрожающие проклятия, и уж тем более не велся на взмах девичьих ресниц. Так что все их стычки заканчивались славной ничьей, к неудовольствию обоих, но представляли из себя достойные схватки, выстоять которые мог далеко не каждый. Сейчас когда Летти немного задумчиво смотрела на Андре, она пришла к выводу, что он точно не выдержит. Тут мало одного опыта и напора, и уж тем более мало пары уроков, что она ему преподнесла, тут нужен целый курс, природная нахрапистость и едва ли не полное отсутствие каких-либо чувств. Она до последнего не хотела вмешиваться, возможно оттого, что наблюдать за этим оказалось довольно забавным, а возможно оттого, что сама слишком устала для подобных рывков. Тем не менее Виолетта все-таки поднялась, горделиво вскинула голову, расправила плечи и широкими шагами направилась в сторону напряженных мужчин. Ведь мистер Бертран, узнав, что ей нужна помощь, появился на пороге, несмотря на все обстоятельства и возможные последствия, а значит, он свой человек. А своим людям необходимо помогать. Разве не так это устроено?
Виолетта с трудом смогла втиснуться между мужчинами, буквально отгородив Бертрана от Сантара, демонстративно нарушая личное пространство обоих. Тем более, что она уже это делала раньше, только при других обстоятельства и с иными целями.
- Кристофер…, - она осеклась, - Мистер Сантар, если я верно истолковала Ваше недвусмысленное поведение, Вы явились, чтобы кидаться обвинениями в меня, - уголки губ дернулись вверх, - Тогда бейте точнее, ведь я не имею никакого отношения к Франции, а мистер Бертран не заслуживает всплесков Вашего раздражения. Прекратите плеваться ядом, я его не боюсь, и мы уже уяснили, что Вы крайне недовольны сложившейся ситуацией, - она впихнула ему обратно в руки его же газету, - То, что в статье не упоминается моего имени рядом с Вашим, должно было вас скорее обрадовать, чем разозлить, или Вам мало сплетен? -  она язвительно усмехнулась, - Очевидно, все дело в том, что Ваша блистательность в купе с подпорченным имиджем, затмила мою,  - ведьма пожала плечами. В данное мгновение она испытывала стойкое желание воспользоваться своими неприродными ведьминскими навыками и убрать Кристофера со своего пути, простым щелчком пальцев, правда французу бы потом пришлось стереть память. Но разве это не достойная плата за такую необходимую магию? Она колеблется, борется с собой, теребит колечко на пальце и решает дать ему последний шанс, дождавшись еще более подходящего момента.
А потом она позволила себе вглядеться в его лицо, заглянуть в глаза, и уж было хотела решить, что за это время в Кристофере ничего не изменилось, но стоило присмотреться чуть внимательнее, как Летти поняла, что ошиблась. Что-то ее задело. Оно липким холодком проскользнуло вдоль позвоночника, и она невольно отшатнулась назад, вынужденно толкнув Андре, и не окажись его там, она бы в пару шагов с радостью оказалась в другом конце комнаты, как можно дальше, но смогла, только выдохнув, устоять на месте. Летти вынуждена была признать, что у нее отныне есть достойный повод опасаться за свое благополучие, а потому ей отчаянно захотелось прекратить эту игру, как можно скорее, сбросить на стол все карты и больше никогда не браться за столь рискованные партии ради собственного же спокойствия.
Внешне же она постаралась сохранить лицо, даже язвительная усмешка едва дрогнула, она лишь только еще больше побледнела.
-Прошу прощения, мистер Бертран, я сегодня отвратительно неуклюжа, - голос ее прозвучал тихо и слегка потерянно, в душе же Виолетта обрадовалась, что, наконец, возник реальный повод отвести взгляд, прежде чем решительно и четко выложить все наседающему Сантару.
- Итак, Вам следует знать, что на настоящий момент, Ваши изыскания в корне неверны, мистер Сантар, я не имею отношения к издевательствам над Вашей чистейшей, репутацией, - хмыкнула Лети, - Так как сама оказалось героиней одной из подобных  статей, из чего, думаю, Вам следует сделать логичный вывод, что посольство, несмотря на все очевидные для этого причины, тоже не причем. А значит, следует смириться с тем, что Вы ошиблись и начать поиски обидчика с нуля. Надеюсь, теперь Вы будете рады нас оставить и позволите продолжить разговор. Прошу, не вынуждайте меня заставлять Вас делать это, - она натянула улыбку. Теперь ей следовало бы поступить, как любой средне статической английской леди и  юркнуть за  спину мистера Бертрана. Но Виолетта вовсе не была ординарной англичанкой, она была гордой ведьмой, а потому осталась стоять на месте, решительно вздернув нос и будучи уверенной, если не в своей полной неприкосновенности, то хотя бы в наличии пары козырей в рукаве отменного платья.

+1


Вы здесь » Brimstone » Настоящее » Среди нас?