Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Бродячий цирк


Бродячий цирк

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://imgur.com/2dnZXfO.png

Robert St-Germain & Andre Bertran
5 августа 1887 года

[indent] Цирк - величайшее шоу на свете, ведь именно цирковые артисты могут преподнести страшное, пугающее и загадочное как безобидное развлечение, что не всегда удается даже известным политикам в уже их среде деятельности. Американский цирк Барнума прославился по всей Европе и наконец добрался до Великобритании, оказавшись в сердце Туманного Альбиона в ловушке из неприветливых облаков в небе, нечисти на земле и прочих адских явлений уже среди горожан. Пожалуй, стоило ожидать, что что-то пойдет не так...
[indent] Один из артистов, чья роль была недвусмысленно загадочной, представлялся самым что ни есть человеком-волком, содержать которого приходилось разве что в огромной клетке да в цепях и никак иначе. Русский оборотень Федор Евтищев должен был стать гвоздем программы, покорить сердца искушенных ужасами зрителей, однако, в итоге вышло все совсем иначе. Пролилась кровь, а оборотень сбежал со сцены в город...

[icon]https://imgur.com/5z0Xwab.png[/icon]

+2

2

Ветер трепал красочные листовки: «Цирк», «Цирк! Спешите видеть», «Впервые в Англии! Человек волк!». Весь город с самого утра уже судачил о вчерашнем представлении, которое вышло поистине ярким.  Весть о нем гремела настолько, что на уши подняли и полицию Лондона, и журналистов, а сплетники Лондона сами с охотой стали пересказывать историю, которая каждый раз обрастала все новыми и новыми подробностями.
Робер устало улыбнулся и поправил на голове видавший виды котелок выступая из переулка ближе к театру и оглядываясь. Бобби, как называли полицию местные, тут не показывались с самого утра, окончательно убедившись в этом, Сен-Жермен встал на углу театра упершись в него спиной. За время проведенное на улице стеснение начало блекнуть перед лицом голода. Если он ней найдет сегодня слушателей, то придется лечь спать голодным, а засыпать под урчание своего желудка одно из самых отвратительных ощущений, которые чувствовал в своей жизни мужчина. [icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/60640.gif[/icon]
- Здравствуй мой милый друг, как твои дела?  - спросил Робер у пустоты, та осталась молчалива, а вот молодой человек идущий мимо обернулся на него. Так бывало не всегда. Не всегда на него обращали внимание и не всегда приходилось «выступать» как это называл сам мужчина.  Порой его находили сами, ведь за проведенное тут время Сен-Жермен снискал славу городского сумасшедшего. Это не то, к чему стремился сын благородного и древнего рода, но слава о жутких рассказах сумасшедшего давала надежду. Надежду на то, что он сможет наконец скопить хоть немного денег и устроиться работать. А там уже заработать и на билет домой. Здесь, в холодном туманном Альбионе, стране смога и богохульства, ему не к кому пойти. Надежда только на свои умения, которые сложно проявить, не имея гроша за душой. В часовые мастерские его не пускали на порог, а в ювелирные и подавно. Для тяжелого труда он не был годен. А это значит.
- Хочешь послушать историю о Люсии, что спрыгнула с лондонского моста в темную воду? Дух ее до сих пор остался там, прикованный к холодной воде и глубине. Кости ее разметало по дну, а рыбы выели глаза. Она не может найти покоя, пока её историю не узнает сотня человек. – мужчина понизил голос и сделал шаг ближе. Молодой человек выглядел заинтересованным, но колебался при виде бездомного.
- А быть может ты хочешь услышать о Льюисе, что совсем недавно попал под колеса повозки? Его дух не может найти выхода с перекрестка. Или о детишках, что сгорели на старом заводе? – Робер жутковато улыбнулся, видя, как ежится юноша.
В некоторой степени свою «работу» француз находил забавной, ведь в рассказах его сплетались правда и ложь, быль и не боль. Дух Люсии и правда прикован к мосту, он слышал ее плачь и видел, как она раз за разом сигает в водную гладь, чувствовал её боль и горе и потому поспешил убраться с того места как можно быстрее. А вот про Льюиса он прочитал в выброшенной газете, в сводке происшествий.  Детишки – старая легенда, переходящая из уст в уста, судя по всему, уже не первый год. Сен-Жермен давно уже заметил, что сильнее всего людей цепляет не ложь или правда, а именно сплав этих двух противоположностей.
- Ну и байки у вас! В ужасах за пенни их вычитали что ли? – морщиться чуть юноша, но Робер уже видит – заинтересован.
- Разве знают ужасы, отчего плачет на мосту Люсия, почему детишки душат взрослых, а Льюис не может найти дороги назад? Кто будет писать такие мелочи. А я знаю не потому, что мои истории выдумка других писателей. Я видел их, я говорил с ними, и они поведали мне о том, что происходит. – помимо историй, ка заметил мужчина, некоторых интриговал его заметный акцент. Француз полагал, что это оттого, что истории, рассказанные иностранцем, кажутся намного правдивее и нет привычки к странному говору.
- Да ладно вам брехать, может быть вы вон и с этим – незнакомец кивнул на яркую афишу – с волком за руку здороваетесь? – он скрестил руки на груди и подошел ближе. Робер посчитал это победой, ведь интерес юноши был во власти рассказчика.
- Нет, но я его видел в ту ночь, когда они сбежал. – мужчина чудаковато улыбнулся, решив, что на свежей новости можно сейчас поиметь намного большую прибыль. Его пропащие страхом и враньем призраки никуда не денутся.

Отредактировано Robert St-Germain (30 сентября, 2019г. 17:57:34)

+1

3

[indent] — Quelle surprise plaisante et inattendue… — раздался ироничный голос позади Робера.
[indent] Уставший немного, ибо утро выдалось не из простых, но все же достаточно оптимистичный тон третьего мужского голоса смутил замешкавшегося англичанина, но спугнул, понятное дело, сам факт французской речи.
[indent] Андре Бертран успел привыкнуть, что разговор «как дома» срабатывал как обозначение французской границы, что исторически тяготела к Британии много веков. И потому в меньшинстве, один на один, лишь ну очень самоуверенный тип личности готов был отстаивать задетую одним лишь зарубежным акцентом национальную гордость — англичане дерзили толпой, а выдающихся храбрецов среди них с годами становилось все меньше. Не считая камердинера самого Андре, конечно.
[indent] Когда незнакомец-британец исчез, скрывшись в соседнем переулке, Андре скосил быстрый взгляд на Томаса, по виду которого было понятно, что он за все свое время службы на господина так и не привык к его манере перескакивать с английской речи на французскую.
[indent] — Смею напомнить, сэр, что мы опаздываем на важную встречу, — протянул тихо Томас, окинув еще одного француза уже напротив, явно бездомного и явно вруна, что по лицу Дэвенпорта читалось так же ясно, как знак на соседнем доме, откровенно презрительным взглядом.
[indent] — Когда же ты перестанешь ворчать, Тома, — протянул Бертран со вздохом и вручил пожилому Дэвенпорту недочитанную за обедом газету, c которой шагал по улице, едва покинув кафе, откуда они и держали свой путь.
[indent] — Поймай кэб, — напутствовал он, не терпя больше даже духовных споров с камердинером, а после с деловитым видом оставил Томаса позади, приблизившись к незнакомцу на пару шагов, остановился и важно оперся на трость одной рукой, второй подперев бок.
[indent] За месяцы в Лондоне осевший в Найтсбридж Бертран заметно освоился в местных нравах и моде, благо Франция задавала ее на всю Европу по сей день, поэтому Андре никогда не отставал от трендов с родины, представ перед незнакомцем в дорогом, но все равно мрачном костюме. Какое бы ни было время года, одеваться в светлое было чревато. Манеры, однако, стали чуть грубее, в конце концов, теперь он далеко не каждому готов был учтиво кланяться, да и сейчас, видя пускай и родственную душу с той стороны Ла-Манша, Андре чувствовал себя откровенно скептически.
[indent] Теперь он и сам внимательно осматривал незнакомого соотечественника, слегка улыбаясь, слегка щурясь, совершенно не веря в услышанные нечаянно слова:
[indent] — Опасно говорить такое на улице, месье, — произнес Бертран на французском, задрав слегка подбородок. — Беду накликаете на свою же голову. Даже напускные связи с чудовищами могут сделать жизнь кошмаром, ведь монстры могут услышать. К тому же, все с ног сбились в поисках сбежавшего артиста, а вы говорите, что видели его последним? Зачем про такое врать? — спросил с холодноватой усмешкой на губах Андре. Понятное дело, причина могла быть самая банальная, и все же Бертран не спешил делать выводы.

[icon]https://imgur.com/5z0Xwab.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (2 октября, 2019г. 07:36:17)

+1

4

Робер не ожидал встретить на улицах Англии соотечественника, тем более не ожидал, что тот обратиться к бродяжке. Мужчина развернулся, осматривая незнакомца. На подкорке зудело узнавание, но вспомнить сейчас, где видел ранее этого мужчину, Сен-Жермен не мог. В равной степени этот человек мог быть знаком и с его дедом и быть клиентом их ювелирной мастерской. Одежда, слуга и манера держаться говорили о том, что француз был человеком которому достаток был знаком уже давно.
[indent] - Я вряд ли мог ответить вам тем же, мисье. Когда тебя застают в таком положении, невольно чувствуешь себя смущенным - ответил Робер на французском. Звучание родного языка ласкало слух. Он давно уже не имел возможности свободно говорить на не хоть с кем то. Сен-Жермен приосанился, выпрямился и убрал пряди волос с лица, в мужчине взыграла гордость не позволявшая опускаться до разбоя или воровства, не дающая скатиться до пьяницы или опиумного курильщика. [icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/60640.gif[/icon]
[indent] - Как видите, мое нынешнее положение не очень располагает в выбору. - Робер был учтив и вежлив. Он считал, что где бы ты не находился, нужно стараться сохранять лицо, честь, вести себя достойно. Он не боялся, что созданный образ рухнет как башня из карт, ведь английский юноша, а вместе с нем и заработок, поспешил уйти подальше от незнакомой речи. она, вероятно, смутила его.
[indent] - И все же, с чего вы решили, что я лгун? Я и правда видел куда он убежал, вырвавшись из стен театра. Правда меня никто об этом не спрашивал. Понимаете, за мной прочно закрепилась слава безумца, ну а кому в голову придет спросить что-то у безумного француза? - Робер грустно улыбнулся. Где-то там, далеко, но был не безумным французом, а человком уважаемым, но даже в это никто не поверит.
[indent] - И раз уж наша беседа зашла о историях... Мне неловко вас просить, но быть может я расскажу вам историю в обмен на пожертвование? Не думайте, что я попрошайка. Меня вынуждает положение, я второй день ничего не ел и согласен на кусок хлеба. - сейчас Сен-Жермен чувствовал стыд и неловкость. Просить у англичан было легче, чем у соотечественника, но голод не тетка.

Отредактировано Robert St-Germain (21 октября, 2019г. 21:34:22)

+2

5

[indent] Андре сощурил глаза, и на губах появилась едва заметная, но все же добрая улыбка. У него не было причин верить незнакомцу, равно как и не было доказательств против его слов. Никто не знал, куда делся этот несчастный русский, но почему-то вероятность того, что единственным свидетелем, знавшим немного больше простых обывателей, являлся этот изголодавшийся француз-попрошайка, была вполне себе велика, как и любое иное развитие событий. В конце концов, как много странного Бертран успел повидать в жизни, чтобы вдруг засомневаться и в таком банальном совпадении! Совпадении ли? И эта встреча, в таком случае, была особенной. Судьба не уставала вести его за собой в каком-то лишь ей одном видимом направлении, и сталкивала с нужными людьми. Случайность — наивысшая объективная необходимость, в этом Андре успел убедиться, поэтому в ответ на предложение обменять рассказ на средства пропитания, Бертран наиграно серьезно кивнул. Играть по правилам высших сил ему нравилось больше прочего, хотя в картах фортуна улыбалась ему немного чаще, чем в делах житейских. Впрочем, грех жаловаться — он мог себе позволить все, о чем мечтал. Почти.
[indent] — Пожалуй, соглашусь на такой бартер, но я и в самом деле рискую опоздать, так что расскажете свою историю в пути, — сказал Андре абсолютно уверенным будничным тоном, лишь каплю оптимистичным, словно речь шла все же о чем-то приятном.
[indent] Выражение лица Дэвенпорта тем временем явственно свидетельствовало о том, что мнение господина он не разделял, о чем все же решил сказать стоя у открытого проема в салон пойманного кэба.
[indent] — Сэр, вы уверены, что хотите пригласить этого бездомного? — с нажимом на всех словах, какие только можно было окунуть в английский скептицизм, произнес Томас, и Бертран лишь весело угукнул, забираясь в кларенс с наивно умиротворенным видом. Томас переменился в лице, осознав, что спорить бесполезно, и устало уставился как уже набегавшийся за всякими дворнягами породистый пес на незнакомого француза.
[indent] — Прошу… Сэр, — процедил он как-то особенно членораздельно, приглашая Робера последовать за своим господином в карету.
[indent] — Что ж, расскажите мне тогда свою самую интересную историю, — воодушевленным тоном попросил Андре на английском, забрав у Томаса газету, когда карета тронулась в путь. — Чтобы все смогли ее оценить, — попросил он мягко, намекая на камердинера, которому французский был невдомек да и на нервы действовал знатно, будто вой скрипки в руках только-только взявшегося за инструмент студента. [icon]https://imgur.com/5z0Xwab.png[/icon]

+1

6

[indent] В человеке напротив Робер видел недоверие, что прочем было вполне объяснимо. Роб и сам бы в жизни не поверил городскому сумасшедшему, утверждающему, что он готов продать тайну за корку хлеба. Окажись он на месте богатого джентльмена, то наверняка просто прошел мимо, не тратя свое время на тайну, которая вполне может оказаться фантиком, при чем фантиком старым и выцветшим. Он пытался не удить, но отчего-то стало обидно. Быть может из-за по-детски наивной мысли, что уж соотечественник точно увидит за поношенной грязной одеждой, за отросшими волосами и бородой, за огрубевшей кожей скрывается не бедняк и пропойца, а человек умный, с образованием и воспитанием. Сен-Жермен понимал, что это глупо, но не мог отделаться от чувства легкой обиды и даже разочарования. И все, как подобает этикет, мужчина подобрался, поправил лацканы своего видевшего виды сюртука и приподнял подбородок. Робер не знал кто этот человек, не понимал, почему он кажется знакомым, но точно знал все о себе и о том, что он выберется из этого дна даже без помощи чужой. Но помощь все же пришла.[icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/60640.gif[/icon]
[indent] - Как будет вам угодно, мисье. Знаете, в нынешнем моем положении есть даже некоторые плюсы, например в том, что я точно никуда не опаздываю и волен. - губы сложились в грустную улыбку. Все же Сен-Жермен многое был готов отдать в замен на то, чтобы вернуть свою прошлую жизнь. Несмотря на все ее минусы и неприятности, он любил ее.
[indent] Но никто не любил попрошаек. Слуга незнакомца даже не пытался скрывать этого и явно не одобрял эксцентричную выходку. Робер его понимал, но осуждал и немного недолюбливал в этот момент, а оттого победно улыбнулся, когда слуге пришлось пустить бродягу в кэб.
[indent] - Благодарю, вас - ответил Робер по английски с акцентом. Бездомный даже не сдержал ехидной усмешки. Мужчина сел напротив незнакомца, расправил свое пальто  сложил руки на коленях, словно прилежный школяр. От него жали историю, но для хорошей истории, порой, нужно было набить себе цену.
[indent] - В этом и кроется самая большая сложность, мисье. - Робер говорил на английском достаточном чтобы его понять, но режущим слух любому англичанину - Для каждого свой круг интересов. Дамы любят слушать о несчастной любви, о призраках возлюбленных и о материнстве. Сэр предпочтет историю более приземленную. Детям нравятся загадочные сокровища, приключения. Что же мне тогда рассказать? - Робер лукаво улыбнулся, выдерживая небольшую паузу. Когда-то мужчина делал так на своих выступлениях в салонах и клубах, зачитывал свои ужасные истории, чем радовал приближенных. Теперь он делает это в трясущейся карете и нет на нем дорогой одежды и украшений. Зато умение говорить еще осталось.
[indent] - Тогда позвольте рассказать о том, что волнует сейчас почти весь Лондон. Человек-Волк! Я и сам бы из любопытства посетил такое представление, но к сожалению мне положение не позволяет мне добыть билет. В тот вечер я и подумать не мог, что судьба снова решит пошутить в свойственной ей манере. Я ждал у театра того, кто захочет услышать историю и, признать, совсем не ожидал, что в самом театре раздадутся крики ужаса на несколько голосов. Я не придал было тому значения, ведь это театр. Но несколько мгновений спустя из дверей вырвалось чудовище. Огромный, косматый, с желтоватыми клыками зверь выпрыгнул на брусчатку, потянул носом воздух. Я обмер, боясь что кинется на меня он, но вместо этого чудище рвануло мимо меня в проулок, заем свернуло вправо гремя сломанными ящиками. Из театра стал выходить народ и опасаясь за себя, я поспешил скрыться. И по привычке сделал это все через тот же самый проулок где и исчез зверь. Я видел как пугливо несколько горожан захлопнули ставни, но интереснее то, что я нашел клок одежду, что зацепился за ящики. не знаю для чего, но я взял его, прежде чем ушел дальше. - Сен-Жермен замолчал и снова оглядел незнакомца. Чувство узнавания не давало покоя, зудя словно укус насекомого. Поколебавшись немного, Робер все же сдался.
[indent] - Простите, я не знаю вашего имени, но лицо мне кажется знакомым. Вы не бывали ранее, еще во Франции, в ювелирной мастерской “Le cur des rochers”? Или быть может в доме у её владельцев. Прежде чем оказаться в таком положении я... - голос дрогнул, но не от волнения или страха. Сомнение. Робер не думал, что рассказать чистую правду этому человеку хорошая идея.
[indent] - ... Я раньше работал у них.

Отредактировано Robert St-Germain (21 октября, 2019г. 21:34:29)

+1

7

[indent] Арена цирка, свет ламп, смех и крики, в памяти Андре все смешалось воедино с того злосчастного представления. Костюм, маска, уверен был он, и смотрел на представление, удивленный талантом акробатов, в ожидании посмеяться над трюком разыгрывания, когда настанет время знаменитого человека-волка… вот только что-то в этот раз пошло совсем не так, как рассказывали газеты, освещавшие гастроли цирка Барнума до Лондона. В этот раз вопрос о человеке-волке был поставлен иначе… а человек ли то существо, что напало на родного отца?
[indent] Бертран искал в рассказе своего нового знакомого какую-то зацепку, хоть что-то, что подтвердит, что он и в самом деле был тем вечером у Амфитеатра Эстли или выдумывал на ходу, надеясь получить грош на еду, как и говорил изначально. Естественно, Андре интересовала история о волке, но начни незнакомец с другой сказки, Андре бы оказался менее скептично настроен. Его интерес был очевиден, выдать ему желаемое за действительное казалось логичным и практичным выходом из ситуации, но нивелировало степень доверия к рассказчику. За какого простофилю его держали в данный момент?.. Если, конечно.
[indent] Андре недоверчиво сощурил взгляд, услышав про клок, оставшийся уликой в руках бездомного, и переглянулся с Томасом. За время их знакомства Дэвенпорт стал едва ли не секретарем для Бертрана и всего его лондонского отделения Французского астрономического общества, поэтому был в курсе как второй, не менее важной деятельности господина, так и о его желании докапываться до правды любой допустимой (а иногда не очень) ценой. Предостерегающе вздернув брови, Томас молча посоветовал делить правду в этой повести незнакомца надвое, а то и натрое. Андре про себя отметил совет, но дальнейшие слова третьего пассажира в карете его немного пришибли.
[indent] Какой был смысл говорить о работе в столь респектабельном офисе?
[indent] — Я был клиентом, — медленно произнес Андре, вспоминая детали. Лавка ему толком не запомнилась, уж больно давнее то было прошлое, будто из другой жизни, еще пока он жил во Франции. — Отец… советовал когда-то… в силу старого знакомства с владельцем мастерской.
[indent] Нахмурившись, Андре совсем серьезно уставился на бродягу исподлобья, ведь теперь он затрагивал своими историями не одну только загадку дня минувшего, но и события более чем пятнадцатилетней давности, что казалось выбором более чем странным.
[indent] — Кто вы, месье? Как вас зовут? — спросил Бертран, памятуя, что не представился незнакомцу сам и его имени тоже не знал.
[icon]https://imgur.com/5z0Xwab.png[/icon]

+1

8

Робер не ошибся и хоть память на лица у него была хуже чем у отца, но даже столько времени и происшествий он смог узнать человека, который заказывал у них что-то.
[indent] - "Быть может он даже носит часы, которые я сделал когда-то" - мужчина перевел взгляд на свои руки. грязные, с нечищеными ногтями и загрубевшие от жизни на улице, когда-то они держали тонкие инструменты превращая благородные металлы в произведение искусства. Тонкая работа, требующая ювелирной точности, мастерства, опыта и умения, та работа, на которую он способен и сейчас, если бы ему дали шанс!
Но если кто-то узнает, что наследник знаменитой во Франции фамилии пал так низко, то как потом Роберу отмыть свое имя от грязи. Грязь общественного мнения, к сожалению, отмывается в сто крат тяжелее грязи под ногтями.
Бродяга чувствовал на себе взгляд мужчины, слышал его вопросы, но молчал. В грудной клетке, где-то под ребрами, боролось чувство собственного достоинства, гордости и осознание того, что быть может вот он шанс, о котором он молил бога. Французу не нужно было жалости, чудес или решения всех проблем разом, только шанс, за который он смог бы зацепиться. Вот он - сидит напротив и ждет ответов.
[indent] - Я бы не хотел, чтобы кэб превращался в исповедальню, мсье, очень бы не хотел, но... - Сен-Эермен колебался. Он как и дед с неохотой принимал и признавал свои ошибки, а если их масштаб был велик настолько, чтобы перечеркнуть всю жизнь, требовалось великое мужество. Все еще не решаясь произнести свое настоящее имя и опасаясь, что притворившись другим человеком он не получит помощи, Роб заговорил.
[indent] - Вы спрашивали кто я. Понимаю, что веры в мои слова у вас явно не много. Для вас я бродяга, сумасшедший который рассказывает байки за хлеб, но совсем недавно у меня была иная жизнь. Она разительно отличалась от нынешней. Я ювелир, мсье. Из под моих рук вышло не одно украшение и часы, я хорошо образован и помимо двух языков знаю еще и немецкий.  - говорил мужчина спокойно, без надрыва и жалости к себе. напротив, в словах его слышалась горда за ремесло и образование, он даже не пытался скрывать этих чувств.
[indent] - Вы не думайте про меня плохо, я не пьяница, не любитель опиума, в таком положении меня заставили оказаться неприятные обстоятельства. - Сен-Жермен поднял взгляд на собеседника. Он пытался прочитать в его глазах эмоции, найти хоть малейшее сомнение в принадлежности Роба к уличному народцу.
[indent] - Какая вышла забавная шутка, я сам не желал исповедаться и вывалил на малознакомого человека все это. Прошу меня простить за такую грубость. - мужчины пытался держаться с достоинством, хватаясь за те его крохи, которые не выбила жизнь  на дне.
[indent] - Нам не выпала возможность быть представленными, мое имя Робер. Я рад знакомству с вами. - Сен-Жермен протянул незнакомцу руку, успокаивая себя отчасти тем, что Роберов во Франции как Джонов в Англии. Быть может незнакомец не признает в нем наследника, но поверит в его принадлежность к ювелирным мастерам. Может статься так, что выйдет найти хоть самую мелкую работу подмастерьем часовщика или ювелира. Всего один шанс.
Дальше он пробьется сам.

+1

9

[indent] Сказать, что был немного растерян, значило бы сильно недооценить сложившуюся ситуацию. На самом деле Андре был более чем обескуражен. С одной стороны, незнакомец представлял собой чудной набор всех типичных примет мошенника, причем виртуозного — смазливое, пускай и запачканное лицо, манеры, поставленная речь, в какой-то мере харизма, иначе бы было сложно зарабатывать на жизнь байками на улицах Лондона, чего уж греха таить. С другой же…
[indent] Андре казалось, что он может признать близких ему по духу людей, особенно когда это был дух откровенно особенный, выделяющийся чем-то… не от мира сего. Будь то слишком ветреный, мечтательный характер, совершенный аскетизм, противоположный ему в какой-то мере максимализм или вовсе суфийство. В лице сидящего напротив него француза Бертран обнаружил знакомую откровенность, которую как раз и легко было спутать с целенаправленной ложью. Но какой был повод врать? Солидарностью аристократы никогда не отличались, даже когда речь шла о спасении своей головы от гильотины, чего уж говорить о жизни за рубежом, в стране, где никого не интересуют богатство и статусы при французском уже давно распущенном дворе.
[indent] Что именно мог желать от нечаянно встреченного соотечественника этот господин в рванных одеждах?
[indent] — Андре, — так же коротко представился сам Бертран, не сразу, но все же пожав протянутую ему руку достаточно крепко, чтобы уверить собеседника в доброжелательности. Для солидарности было еще рановато, что, впрочем, Бертран планировал исправить, поддавшись своему природному любопытству.
[indent] — Едва ли это грубость, делиться наболевшим, тем более, когда вас явно готовы слушать, — сказал Андре безрадостно улыбнувшись, скорее даже сосредоточенно и хмуро, попутно думая, что же делать дальше. — Я не буду просить демонстрировать познания в языках, чтобы подтвердить ваше благородное происхождение, да и не скажу, что сильно поверю во всю вашу историю от и до и после… — произнес он со вздохом. — Однако, я практичный человек, — слегка разведя руками, продолжил Андре, улыбнувшись уже слегка лукаво. — Если вы и вправду ювелир и часовщик, у меня есть деловое предложение. Но об этом поговорим чуть позже, когда доедем до моего дома.
[indent] Чувствуя на себе испепеляющий взгляд Томаса, Бертран сделал абсолютно невозмутимый вид.
[indent] — А этот клок, что вы упомянули, Робер, он при вас? — будто возвращая ход беседы в привычное, изначальное русло, Андре чуть приподнял подбородок, выражая свою самую неподдельную заинтересованность в ответе. — Это может быть ценная улика для поиска человека-волка. Кто знает, какую историю расскажет этот клок сам по себе, — добавил он загадочно. [icon]https://imgur.com/5z0Xwab.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (22 октября, 2019г. 23:09:57)

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Бродячий цирк