Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Ты вернёшься


Ты вернёшься

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Гейбл качнулся и сделал шаг. Один маленький качнувшийся шаг за центр круга.
Один единственный шаг.
И вокруг начался какой-то хаос.
Та невидимая сила, что выбивала воздух из груди Аленари взвилась вверх и вокруг, завертев видения и всё вокруг, подхватила капли крови с полозьев алтаря и брызнула принесённой жертвой. Звуки внешнего мира исчезли в тонкой визгливой ноте, и в разгарающимся торнадо, оке бури, они с Люком скрестились взглядами - гневно-безумным и льдисто-злым. Огненные отсветы пожара за пределами алтаря слились в чёрно-рыжее марево.
Аленари замахнулась, но мужчина перехватил её запястье сжав так, что рука почти онемела.
- Правда, не буду, - Гейбл от души пнул девушку ногой в живот и отступил на шаг перекидывая нож из одной руки в другую. Глаза его залило полностью чёрным, черты лица стали искажаться, а кожа - бледнеть. И он сделал рывок вперёд.
***
Огонь не утихнет, пока не сожжёт того, за кем пришёл. Он будет ползти по этой мёртвой пустоши, пытаясь гореть на всём, что ещё гореть может, пуская в небо столпы чёрного дыма, шипя на тухлой плоти сотен принесённых жертв. Он заберёт всех, раз уж его позвали.
Но почему он не может забрать того, за кем пришёл?
Алек с трудом делал шаги к каменному алтарю, будто бы в этом трансе он вообще не мог двигаться, но пытался, наперекор всему. Там в круге сестра дралась с Гейблом, несмотря на выпады и увороты - упорно проигрывая.
"Конечно проигрывая, здесь не помогут кулаки, всё решит огонь...", - крутилась в голове странная мания, странное, почти всепоглощающее упоение от той силы, что ластилась к рукам.
Пока ластилась...
Он сейчас придёт и всё поправит. Всё сделает.
Закончит всё, здесь...
И Алек делал шаги, вроде их надо всего парочка, но в каком же мареве всё происходит... в каком безумном странном мареве...
И как быстро на фоне этого мечутся фигуры в круге.
Аленари всё пыталась добраться до его лица, сердца, разрубить, расчленить! С каждым её выпадом он всё меньше был человеком, и всё больше - чудовищем. И в один раз он позволил рубануть себя палашом по плечу, от чего на алтарь полилась уже другая, чёрная как смола кровь, но он будто бы и не особо заметил травму. Осклабился острыми зубами и рванул её руку так, что та хрустнула. А потом швырнул на камни алтаря, и замахнулся кинжалом, намереваясь покончить уже.
"Не смей, сука!!", - Алек наконец нашёл в себе силы рвануть вперёд, он почти смог вскочить на алтарь, как Аленари рывком выбросила две ноги вперёд, возвращая Гейблу удар в живот.
Достаточно. Он качнулся сильнее, чем рассчитывал.
Он качнулся и упал за пределы круга, о который огонь бился в бессилии. Лицо Алека стало совершенно звериным, ликующим, одержимым!
Огонь, подвластный этой эмоции забрался на свою добычу, зашипев на чешуйчатой коже, будто бы смазанной для этого керосином.
Взревев, Гейбл понёсся уже на Сантара-старшего, с кинжалом, и одной своей тушей повалил его на каменную землю.
Мир почернел.
Мир стал горячим.
Обжигающим...

+2

32

Слова закончились быстро.
Они сцепились – и не было в этом ничего честного, ничего красивого и ничего людского. Гейбл очень быстро терял человеческий облик, но разве это могло волновать? Какая разница?
Есть ли разница кого убивать?
Или когда?
Или где?
От трупной гари, от запахов смерти было сладко на языке. Мир вокруг бился и вращался, а она крутилась, била, плясала вместе с ним.
Достать, подсечь, ранить, замедлить – а потом одним ударом…
Один удар!
Хохотал огонь, хохотали тени, хохотала кровь.
Били барабаны.
Боль… Боль была. Далекая и неважная, словно взятая взаймы.
Аленари проигрывала, но не понимала этого. В ее теперешнем мире не существовало проигрыша, в нем смерть не была ее врагом, не была концом. Она – цель. Смерть – единственное, ради чего в мир приходят такие как Аленари Сантар. Смерть – чужая или собственная.
Исчез страх. Исчезли мысли.
Ушло даже имя.
Исчезала память, ее пожирал барабанный бой – пожирал корабли и лица, нашивки и море, Индию и Лондон, победы и поражения, слова и голоса.
Когда Гейбл отлетел назад, в огонь, она подхватилась с алтаря – жуткая, черноглазая женщина с перекошенным лицом. В этот момент Аленари потеряла уже почти всё.
Почти.
Один якорь всё же остался: не любовь к мужчине и не дружба, не долг, не гордость, не мечты и даже не собственное благополучие. Много лет назад в индийском храме её остановил один-единственный взгляд.
Ее якорем были шейный платок, повязанный на собственных волосах, рахат-лукум, тайком пронесенный в шкатулке из-под масел, знакомая ухмылка и насмешливо-удивленное «Офицер, да вы женщина!», стоило ей лишь надеть платье.
Ее якорем всегда были…
- Алек!
В голове взорвались мириады натянутых струн.
Боль – теперь настоящая, реальная, собственная – ударила со всех сторон, да так, что из глаз брызнули слезы. Но на это не оставалось времени, пошатнувшись, припав на колено, она подхватила здоровой рукой палаш.
Рывок. Разворот. Замах.
В этот момент она не хотела убивать – только спасти Алека.
Клинок рухнул вниз, рухнул мощно, страшно, рухнул и вошел в зазор между шейной и плечевой пластиной. Палаш завяз, и Аленари оттолкнула его от себя, одновременно ударом ноги сбрасывая Гейбла с брата.
- Хватит! – На крик не хватало дыхания, не хватало голоса, жар выжирал весь кислород. – Стой! Хватит!
Огонь уже перекинулся.
Отчаяние и страх дают сил порой не меньше, чем ненависть – она рванула брата вверх и в сторону, рванула на себя и за собой.
- Давай же! – Хрипя, Аленари тащила его вбок, где меньше горело, где можно было сбить пламя. – Давай!

+2

33

В дурмане между ужасной реальностью и таким желанным забытьем, он не столько помогал сестре себя вытащить, сколько шёл по военной инерции туда, куда его тащили.
Ноги Сантара не сразу находили почву, раскалённую пожаром, шипящую под подошвами, но ещё хуже это тело находило сознание. Но сквозь это желание пробивалось чисто животное чувство, никогда не дававшее тебе забыть, на каком ты свете - боль. Огонь, порождённый яростью теперь горел на рубахе, руке и плече его породившего, лизнул руки тащившей его Аленари и так неохотно отпускал своих жертв. Аленари, крича, сбивала его, но сам Алек только спустя ещё мгновение понял кто он сейчас.
"В какой-то момент боль просто должна перестать действовать", - поприветствовал он первой мыслью привёдшую его в чувства боль. Везде. Он чувствовал едкую боль ожёга на руке, он чувствовал острую боль падения в затылке, он чувствовал, на фоне этого почти неосязаемую, боль в щеках, и он уже чувствовал тревожную боль в грудине и горле. От гари. От едкого дыма. От запаха горелых тел.
И меньше всего в этом треклятом, чёртовом мире, он сейчас хотел прийти в себя и увидеть то, что слышал - трещание огня вокруг.
Дьявол, где найти силы открыть глаза?
Сглотнуть и посмотреть на это?
Нашёл. Не потому что эти силы вообще ещё были, а потому что рядом кричала Аленари.
Вокруг всё было в огне. Местами пожарище, более не шедшее из сердца парня, слезло с непригодных для огня камней, голой земли или исполинских обелисков, но там, впереди, оно догорало на телах умерших, заполняя воздух запахом горелого мяса.
Алек открыл глаза шире, и несмотря на то, что их щипало от гари, он не мог перестать смотреть на это. На этот Ад.
На то, что он породил собственным даром.
Он опять услышал голос сестры сбоку, но не смог отреагировать.
Было мгновение "до". Их тащили рыболюди к алтарю, где Гейбл с флегматизмом неуязвимой гниды зарезал матроса. Потом потемнело...
Было мгновение "сейчас". И оно всё горело...
Алек, со смешанным чувством шалой надежды и звериного отчаяния повернул голову, сразу почувствовав острую боль в плече и шее, на которых углями осталась вмаянная в кожу рубаха, но это не так важно. Аленари цела? И Джордж?...
Он всё ещё не говорил.
Осматривался, с трудом вставал на ноги и всё крутил головой, и с каждой секундой на его лице появлялось всё больше такого чистого, животного отчаяния.
И наконец его взгляд остановился на груде тел перед алтарём, огонь на которых стал менее интенсивным, этот демон насытился.
Секунду смотрел.
А потом запустил обе руки - обожённую и здоровую в волосы и заорал громко и отчаянно, как попавший в медвежий капкан зверь.

Отредактировано Alec Santar (16 октября, 2019г. 16:15:38)

+2


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Ты вернёшься