Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Хорошо там, где нас нет


Хорошо там, где нас нет

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://pp.userapi.com/c858028/v858028396/307ba/2sujJYnhdEo.jpg

Christopher, Alenarie & Roland Santar
Индия, Шимла, июнь 1876 г.

Казалось, что в семьи Сантаров дух завоевателя всегда буквально тек по венам ее членов вместо крови. И если вас до сих пор удивляют стремления покорить людские сердца, дикую природу или почти уже покоренную Индию - значит вы плохо знаете эту семью.

+1

2

У Востока определенно есть тайна.
В чем она заключается? Кто-то скажет про языки и оккультные тайны. Кто-то вспомнит алхимию или астрологию. Кто-то упомянет непередаваемое сплетение традиций и неписанных законов, колорита и древнейшей истории. Но спросите у Аленари Сантар, какова тайна востока, и она ответит – базар. Базар и уникальная способность превращать в базар любое мероприятие, будь то свадьба, похороны или военные смотры.
Собственно, репетиция военных смотров сейчас и готовилась семью метрами ниже. А с широкой лоджии открывался великолепный вид на пестрое море из белых тюрбанов и темных куфий, из алых мундиров и трепещущих плюмажей. Гомонили люди, ржали лошади, в стороне трубно перекликались слоны, иногда раздавался ни с чем несравнимый вой верблюдов. Ярко, до белых бликов перед глазами, сверкал металл. Пахло раскаленным камнем и пылью, а когда слабый ветерок слегка менял направление, то конюшней и орудийным маслом, то олеандром.
Аленари взирала на всё это с восторгом десятилетки, которому доверили похоронить огромную крысу. На кухне она заблаговременно запаслась засахаренными орехами, сделала из своего упражнения по французскому бумажный кулек, ссыпала туда лакомство и теперь готовилась наслаждать зрелищем.   
Шло лето 1876-го года, первое лето, когда генерал-губернатор Индии сумел ненадолго покинуть театр военных действий и посетить свою резиденцию в Шимле. Война не закончилась, нет, какие бы хвастливые заверения не звучали в салонах. Но в ней наступил просвет – Пенджаб и Бенгалия, Непал и Сиам, Хайдарабад и Майсур – все они вернулись под руку короны. Да, Кабулстан по-прежнему был опасен, как и пуштунские племена, да Мадрасские князья все еще сплочены, но Британии было что праздновать.
А еще Аленари подозревала, что отец просто устал. От жизни в дороге, от штабов, от орудийных канонад. Даже пятнадцатилетняя девчонка видела, что за прошедшее время на висках генерал-губернатора прибавилось седины, что морщины, которые раньше становились заметнее лишь, когда Роланд злился, теперь видны постоянно.
А еще, здесь, в Шимле они наконец-то соберутся вместе: с бомбейскими полками приедут Алек и Вальден, с бенгальскими прибудет гарнизон старших офицеров, а вместе с ними и Лили.
В общем, было чего ждать.
Внизу же наметилось какое-то оживление – Аленари едва удержалась, чтобы не свеситься с перил, дабы лучше видеть. Вместе с войсками в колоне шли крупные трофеи из мятежных княжеств, и как раз у одного такого – высокой статуи из черного дерева и слоновой кости – отвались одна из четырех голов. Драгоценную голову тут же подхватили двоё слуг, раздалась восхитительно паническая перебранка на смеси английского, хинди и фарси.
Слышно было плохо, но Аленари подключила фантазию, копируя интонации туземцев и пользуясь тем, что кроме Кристофера на лоджии никого нет. 
- Сахибы, сахибы, чья голова? Есть там кто без головы? Сахиб-логи, если кто голову потерял, то мы нашли. Вот… Ох ты ничего себе!
Показался один из отрядов «верных друзей короны» - индийских князей, примкнувших к отцу. Самого наваба или махараджи еще не было видно, но его телохранители производили неизгладимое впечатление – высокие, чернокожие, с позолоченными лицами и круглыми металлическими щитами.
Аленари обалдело наблюдала за чудо-воинами.
- Знаешь, если бы я решила убить их патрона, и столкнулась с ними, то померла бы сама. От смеха. Давай тебе такой шлем купим, с метелкой? - Хрустя орешком, она хитро покосилась на брата. - Бьюсь об заклад, в Лондоне ни у кого такого нет.

Резиденция генерал-губернатора в Шимле

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/b/b0/Entrance_porch_of_Rashtrapati_Niwas%2C_Shimla.jpg

Телохранители Рам Сингха II, махараджи Джайпура

http://s8.uploads.ru/QxRlW.jpg

+1

3

Свет.
Горячий солнечный свет проникал даже сквозь толстые ткани навесов, что были натянуты над лоджии для защиты от пекла. Этот свет, до боли режущий глаза, отражался в стали  безумной пляской солнечных зайчиков, то и дело перескакивающих с одного человека на другого, предавая бесконечному шествию еще большую схожесть с речным потоком.
- Честно сказать, не завидую я им всем, от такого пекла даже статуи головы теряют. – Кристофер Сантар отпивает немного теплой воды, он уже привык, что здесь она почти никогда не бывает холодной, и щурится на солнце.
- И на первый взгляд этот всадник был такой же, как сотни других, но, присмотревшись внимательней, вы бы заметили в нем какую-то странность и вдруг поняли бы, что у него не хватает... головы! – Таинственным полушепотом произнес Кристоф, припоминая старый роман и явно наслаждаясь творившейся внизу суматохой. Не то чтобы он упивался чужими бедами. Но стоило признать – это было чертовски забавно.
- Иногда мне кажется, что после всех этих репетиций до смотров доживает сильнейший, ну или в данном случае наиболее крепкий. – Молодой человек ловким движением вытащил из кулька сестры пару орешков и, запустив их в рот, довольно потянулся.
С его лица, пышущего жизненной энергией и яркими, задорными красками, с самого утра не сходила веселая усмешка. Хоть и будучи изрядно утомленным после недавней увлекательной ночи, Кристоф выглядел так, словно он отлично выспался, хотя спать он не ложился почти до самого утра, прекрасно понимая, что днем ему спешить будет некуда.
Кристофер действительно был доволен, он чувствовал себя в спокойной, безопасной среде — и наслаждался каждым мигом, когда ему не надо было никуда ехать и от него ничего особо не требовалось. Если бы солнце палило чуть меньше, он бы даже мог допустить мысль, что Индия не так уж и плоха.
Прикрыв глаза тыльной стороной предплечья, скрывая их от света, Сантар уже было ненадолго задремал, ему даже начал сниться какой-то сон. Но восторженный возглас сбоку снова заставляет его вернуться к реальности. Убрав руку с лица, он одним глазом взглянул на сестрицу, без слов выражая все, что о ней думает.
- Насколько я знаю, все эти «украшения» нужны психологического эффекта, они зрительно делают человека больше, а значит страшнее. И судя по всему метелки с этим отлично справляются, раз уж способны вывести тебя из строя. Ты права, мне определенно нужен такой, в конце концов, я готов поспорить, что даже в подобном буду выглядеть крайне достойно. Может даже задам новую моду в Лондоне. – Кристофер тихо рассмеялся и утащив еще несколько орешков, толкнул сестру в бок.
- Хочешь сделать ставку, как скоро они разобьют еще что-нибудь или не справятся с брыкнувшим животным? Проигравший идет еще за  сладостями, но так как им будешь ты, можешь по пути захватить для меня этот чудный шлем. – Казалось, эти двое  физически были не способны просто наслаждаться происходящим зрелищем – без споров, шуток и ехидных комментариев в адрес друг друга и всего мира в целом. И в этом было что-то крайне уютное.

Отредактировано Christopher Santar (3 сентября, 2019г. 16:27:04)

+1

4

- Почему это я? И почему я должна воровать для тебя шлемы? – Встряхнув пакет и проинспектировав тот, Аленари поняла, что хочет она или нет, а за добавкой идти придется. – Лучше подойди к ним, посмотри, как ты умеешь и сообщи, что сиятельный вице-принц хочет себе железную шляпу.
Шутки шутками, ехидство ехидством, а на телохранителей князя она смотрела теперь с большим уважением. Если брат прав – а так обычно и бывает – то может не такой уж дурацкий у охраны маскарад. А возможно это у них вообще религиозное? Это же Индия в конце концов: куда ни ступи – религия, куда ни плюнь – божество.
Тем временем, колонна внизу худо-бедно выстроилась, пришла в некое подобие порядка и даже двинулась вперед. Началось самое интересное.
Через неделю в этой ложе братья и сестры Сантар будут сидеть с отцом, генералами и кучей гостей. Тогда атмосфера станет возвышенно-напряженной, разговоры если и зазвучат, то приглушенные и важные, а у самой Аленари все мысли сделаются о том, какой жесткий воротничок у нового парадного колета и как туго загнаны шпильки ее идеальной прически.
Сейчас всё было иначе. Щурясь от солнца, то и дело отбрасывая со лба выбившиеся пряди, стряхивая с пальцев сладкую шелуху, Аленари была счастлива.
Кристофер… ну, по крайней мере, ему никто не мешал таскать орешки. Если же он рассчитывал мирно подремать в тенечке, то «вице-принца» ждало очередное жестокое разочарование, коими полнилась Индия. Каждые несколько минут над ухом у него раздавалось восторженное:
- Элефантерия!
Внизу тогда действительно шли сиамские слоны – в сине-бело-черной изукрашенной сбруе, с высокими башенками для погонщиков. На некоторых красовались длинноствольные гингальсы. Били барабаны, задавая ритм, задавая шаг, задавая каждое движение животных и людей.
Потом…
- Гарихские трофеи!
Штурм Аль-Гариха и местных дворцов стал самым громким успехом последних месяцев. Вместе с оружейными и артиллерийскими складами британцам досталась сокровищница махараджи: сейчас мимо как раз проезжала скульптурная группа – схватившиеся тигр и огромный змей. Отлиты противники были из чистого золота, вместо глаз у тигра сверкали рубины, у змея – изумруды. А за ними шли и шли повозки – драгоценное дерево и кость, золото и серебро, статуи божеств. Одну из богинь жемчуг усыпал так густо, что та казалась сияющей изнутри.
Часть всего этого совсем скоро уйдет в метрополию. Аленари давеча слышала, как отец говорил Крису: «Чем сытей Лондон, тем свободнее у меня руки»…
- Хайдарабадские кшатрии!
Элитные отряд, присланный лично навабом – черноглазые и темнолицые, особенно в этих своих снежно-белых чалмах. С толикой зависти смотрела мичман Сантар на огромные, кривые сабли-шамширы с изукрашенными рукоятями; смотрела как ровно, ладно идут черные текинские лошади – нога в ногу, нога в ногу.
Они шли, шли и шли: отряды, платформы, орудия. Где-то на трофейных пушках из-под Чхивара орешкам пришел конец, и Аленари грустно посмотрела на упражнение по французскому. «Le zèle» - «усердие» - попыталось устыдить кого-то упражнение.
Тщетно попыталось. Комок бумаги отправился в карман.
- Слышала, будто среди папиных гостей будет некий Бруно Марьяди, жутко известный художник. Итальянец, вроде, но чуда-ак. Как все художники, наверное. Явился писать батальное полотно «Битва при Вихари». И вот что он тут напишет, если до Вихари пол-Индии, и битва полгода назад кончилась?
Музыка тем временем изменилась – к барабанному бою подключились духовые, и теперь это был полноценный марш. Внизу замаячили алые мундиры.
Девушка не заметила, что улыбается.
- Крис, а… а вот если бы не флот? – Она оторвалась от идущих внизу кавалеристов и обернулась к брату. – Где бы ты хотел служить?
Что бы он сейчас не ответил, но Аленари про себя уже решила, что в таком вот алом мундире на черном ахалтекинце выглядел бы брат ого-го как. Правда ему самому об этом говорить не стоило – самомнения у Кристофера Сантара хватало на целых двух виконтов, еще и осталось бы.

+1

5

Аленари вырастет удивительной женщиной. Кристофер знает. Чувствует над сестрой ореол необычности, предрекает ей занимательную судьбу и уже заранее искренни сочувствует ее будущему мужу -  не будет из его сестры тихой и покорной жены, например, не в том ее суть. Нет, Аленари легка и опасна, как волна, морская или озерная— решать ей, но неотвратима, потому что даже самые знакомые и безопасные реки от дождей выходят из своих берегов, сметая дома и вообще все на своем пути, не слушая мольбы. Мольбы Кристофера о возможности подремать на солнышке сестрица тоже искусно игнорировала, буквально отправляя все го надежды на спокойствие в могилу.
- Аленари, я не слепой. – Пробурчал Крис, в надежде, что младшая перестанет комментировать все, что попадается ей на глаза, но увы, кажется, намек для младшей Сантар оказался слишком прозрачный, и она продолжила воодушевленно наблюдать за происходящим. Кристофер смерил взглядом счастливую сестру - здесь и сейчас, Аленари смотрелась так, словно в этой безумной, дикой, не знавшей холода стране ей было самое место.
Воспользовавшись тем, что все внимание девушки было приковано к кшатрии, Кристоф тихо приблизился к ней со спины и четко прошептал в ухо:  - На мужчин засмотрелась? - в голосе заиграла ехидная смешинка. В последнее время подростковый возраст сестры стал для Кристофера излюбленной темой шуток, и он как змей, готовый в любую секунду напасть основательно на свою жертву, не упускал ни единой возможности, чтобы не съязвить на ту или иную острую для девочки-подростка тему.
- Вот подожди приедет этот художник. Итальянский народ всегда славился своей привлекательностью. – Добавил Сантар и поспешил вернуться на свое место, пока сестрица не решила запуститься в него чем—нибудь тяжелым.
- А насчет картины… Что ж, полагаю, ему не нужна достоверность, если он уже заработал себе имя. Приедет, послушает описание, напишет обычное батальное полотно, добавил нужный пейзаж, назовет «Битва при Вихари» и приправит все  своей известностью. Кто-то, конечно, будет возмущаться, но этот мир, к счастью, наполняют глупцы, которыми просто управлять. Так что, поверь мне, большинство людей даже сомневаться не будут, что все именно так оно и было. – Сам не страдавший от скромности Кристофер считал ее скорее недостатком, нежели достоинством и не совершенно не видел ничего зазорного в том, чтобы пользоваться своей известностью. Люди скромные при каких угодно талантах никогда не достигали тех высот, о которых, быть может, мечтали. И все, конечно, от неприспособленности.
- Знаешь, в чем прелесть искусства? В том, что оно переживет нас всех. Эта картина, и все эти трофеи – Кристофер кивнул на проезжавшие мимо сокровища. – Переживут своих создателей и современников и никто уже не сможет точно сказать правдива ли сцена или просто выдумка художника. – Объяснил он и пользуясь тем, что сестра слегка подвисла над его словами, пять минут наслаждался тишиной, сам не замечая, как постукивает пальцами в такт звучавшего марша, двигая их так, словно под руками были клавиши. Поймав себя на этом, Кристоф ухмыльнулся.
- А с чего ты взяла, что я хотел бы где-то еще служить, м? – Молодой виконт одарил сестру хитрым взглядом. – Может я стал бы больше внимания уделять музыке и стал бы великим деятелем искусства, по-известнее этих ваших итальянских художников. Мама всегда говорила, что у меня талант к музыке. – Если Аленари хотела услышать серьезный ответ, то и ее ждало жестокое разочарование. Именно то, которым полнилась Индия.
- Ты небось уже ждешь не дождешься, когда приедет вторая половина твоего мозга? Готов поспорить, что ты уже рассписала каждый день, распределив безумные занятия. – Сказать по правде, Кристофер и сам ждал наплыва всевозможных гостей. Он буквально жил мыслями о возможности покрасоваться в обществе, пообщаться с некоторыми занятными, на его взгляд, личностями и хотя бы на некоторое время забыть, как сильно ему не нравится Индия.
[icon]https://sun9-24.userapi.com/c854328/v854328847/14632a/cNeE8sH5coY.jpg[/icon]

Отредактировано Christopher Santar (2 ноября, 2019г. 20:37:39)

+1


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Хорошо там, где нас нет