Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Хорошо там, где нас нет


Хорошо там, где нас нет

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://pp.userapi.com/c858028/v858028396/307ba/2sujJYnhdEo.jpg

Christopher, Alenarie & Roland Santar
Индия, Шимла, июнь 1876 г.

Казалось, что в семьи Сантаров дух завоевателя всегда буквально тек по венам ее членов вместо крови. И если вас до сих пор удивляют стремления покорить людские сердца, дикую природу или почти уже покоренную Индию - значит вы плохо знаете эту семью.

+1

2

У Востока определенно есть тайна.
В чем она заключается? Кто-то скажет про языки и оккультные тайны. Кто-то вспомнит алхимию или астрологию. Кто-то упомянет непередаваемое сплетение традиций и неписанных законов, колорита и древнейшей истории. Но спросите у Аленари Сантар, какова тайна востока, и она ответит – базар. Базар и уникальная способность превращать в базар любое мероприятие, будь то свадьба, похороны или военные смотры.
Собственно, репетиция военных смотров сейчас и готовилась семью метрами ниже. А с широкой лоджии открывался великолепный вид на пестрое море из белых тюрбанов и темных куфий, из алых мундиров и трепещущих плюмажей. Гомонили люди, ржали лошади, в стороне трубно перекликались слоны, иногда раздавался ни с чем несравнимый вой верблюдов. Ярко, до белых бликов перед глазами, сверкал металл. Пахло раскаленным камнем и пылью, а когда слабый ветерок слегка менял направление, то конюшней и орудийным маслом, то олеандром.
Аленари взирала на всё это с восторгом десятилетки, которому доверили похоронить огромную крысу. На кухне она заблаговременно запаслась засахаренными орехами, сделала из своего упражнения по французскому бумажный кулек, ссыпала туда лакомство и теперь готовилась наслаждать зрелищем.   
Шло лето 1876-го года, первое лето, когда генерал-губернатор Индии сумел ненадолго покинуть театр военных действий и посетить свою резиденцию в Шимле. Война не закончилась, нет, какие бы хвастливые заверения не звучали в салонах. Но в ней наступил просвет – Пенджаб и Бенгалия, Непал и Сиам, Хайдарабад и Майсур – все они вернулись под руку короны. Да, Кабулстан по-прежнему был опасен, как и пуштунские племена, да Мадрасские князья все еще сплочены, но Британии было что праздновать.
А еще Аленари подозревала, что отец просто устал. От жизни в дороге, от штабов, от орудийных канонад. Даже пятнадцатилетняя девчонка видела, что за прошедшее время на висках генерал-губернатора прибавилось седины, что морщины, которые раньше становились заметнее лишь, когда Роланд злился, теперь видны постоянно.
А еще, здесь, в Шимле они наконец-то соберутся вместе: с бомбейскими полками приедут Алек и Вальден, с бенгальскими прибудет гарнизон старших офицеров, а вместе с ними и Лили.
В общем, было чего ждать.
Внизу же наметилось какое-то оживление – Аленари едва удержалась, чтобы не свеситься с перил, дабы лучше видеть. Вместе с войсками в колоне шли крупные трофеи из мятежных княжеств, и как раз у одного такого – высокой статуи из черного дерева и слоновой кости – отвались одна из четырех голов. Драгоценную голову тут же подхватили двоё слуг, раздалась восхитительно паническая перебранка на смеси английского, хинди и фарси.
Слышно было плохо, но Аленари подключила фантазию, копируя интонации туземцев и пользуясь тем, что кроме Кристофера на лоджии никого нет. 
- Сахибы, сахибы, чья голова? Есть там кто без головы? Сахиб-логи, если кто голову потерял, то мы нашли. Вот… Ох ты ничего себе!
Показался один из отрядов «верных друзей короны» - индийских князей, примкнувших к отцу. Самого наваба или махараджи еще не было видно, но его телохранители производили неизгладимое впечатление – высокие, чернокожие, с позолоченными лицами и круглыми металлическими щитами.
Аленари обалдело наблюдала за чудо-воинами.
- Знаешь, если бы я решила убить их патрона, и столкнулась с ними, то померла бы сама. От смеха. Давай тебе такой шлем купим, с метелкой? - Хрустя орешком, она хитро покосилась на брата. - Бьюсь об заклад, в Лондоне ни у кого такого нет.

Резиденция генерал-губернатора в Шимле

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/b/b0/Entrance_porch_of_Rashtrapati_Niwas%2C_Shimla.jpg

Телохранители Рам Сингха II, махараджи Джайпура

http://s8.uploads.ru/QxRlW.jpg

+1

3

Свет.
Горячий солнечный свет проникал даже сквозь толстые ткани навесов, что были натянуты над лоджии для защиты от пекла. Этот свет, до боли режущий глаза, отражался в стали  безумной пляской солнечных зайчиков, то и дело перескакивающих с одного человека на другого, предавая бесконечному шествию еще большую схожесть с речным потоком.
- Честно сказать, не завидую я им всем, от такого пекла даже статуи головы теряют. – Кристофер Сантар отпивает немного теплой воды, он уже привык, что здесь она почти никогда не бывает холодной, и щурится на солнце.
- И на первый взгляд этот всадник был такой же, как сотни других, но, присмотревшись внимательней, вы бы заметили в нем какую-то странность и вдруг поняли бы, что у него не хватает... головы! – Таинственным полушепотом произнес Кристоф, припоминая старый роман и явно наслаждаясь творившейся внизу суматохой. Не то чтобы он упивался чужими бедами. Но стоило признать – это было чертовски забавно.
- Иногда мне кажется, что после всех этих репетиций до смотров доживает сильнейший, ну или в данном случае наиболее крепкий. – Молодой человек ловким движением вытащил из кулька сестры пару орешков и, запустив их в рот, довольно потянулся.
С его лица, пышущего жизненной энергией и яркими, задорными красками, с самого утра не сходила веселая усмешка. Хоть и будучи изрядно утомленным после недавней увлекательной ночи, Кристоф выглядел так, словно он отлично выспался, хотя спать он не ложился почти до самого утра, прекрасно понимая, что днем ему спешить будет некуда.
Кристофер действительно был доволен, он чувствовал себя в спокойной, безопасной среде — и наслаждался каждым мигом, когда ему не надо было никуда ехать и от него ничего особо не требовалось. Если бы солнце палило чуть меньше, он бы даже мог допустить мысль, что Индия не так уж и плоха.
Прикрыв глаза тыльной стороной предплечья, скрывая их от света, Сантар уже было ненадолго задремал, ему даже начал сниться какой-то сон. Но восторженный возглас сбоку снова заставляет его вернуться к реальности. Убрав руку с лица, он одним глазом взглянул на сестрицу, без слов выражая все, что о ней думает.
- Насколько я знаю, все эти «украшения» нужны психологического эффекта, они зрительно делают человека больше, а значит страшнее. И судя по всему метелки с этим отлично справляются, раз уж способны вывести тебя из строя. Ты права, мне определенно нужен такой, в конце концов, я готов поспорить, что даже в подобном буду выглядеть крайне достойно. Может даже задам новую моду в Лондоне. – Кристофер тихо рассмеялся и утащив еще несколько орешков, толкнул сестру в бок.
- Хочешь сделать ставку, как скоро они разобьют еще что-нибудь или не справятся с брыкнувшим животным? Проигравший идет еще за  сладостями, но так как им будешь ты, можешь по пути захватить для меня этот чудный шлем. – Казалось, эти двое  физически были не способны просто наслаждаться происходящим зрелищем – без споров, шуток и ехидных комментариев в адрес друг друга и всего мира в целом. И в этом было что-то крайне уютное.

Отредактировано Christopher Santar (3 сентября, 2019г. 16:27:04)

+1

4

- Почему это я? И почему я должна воровать для тебя шлемы? – Встряхнув пакет и проинспектировав тот, Аленари поняла, что хочет она или нет, а за добавкой идти придется. – Лучше подойди к ним, посмотри, как ты умеешь и сообщи, что сиятельный вице-принц хочет себе железную шляпу.
Шутки шутками, ехидство ехидством, а на телохранителей князя она смотрела теперь с большим уважением. Если брат прав – а так обычно и бывает – то может не такой уж дурацкий у охраны маскарад. А возможно это у них вообще религиозное? Это же Индия в конце концов: куда ни ступи – религия, куда ни плюнь – божество.
Тем временем, колонна внизу худо-бедно выстроилась, пришла в некое подобие порядка и даже двинулась вперед. Началось самое интересное.
Через неделю в этой ложе братья и сестры Сантар будут сидеть с отцом, генералами и кучей гостей. Тогда атмосфера станет возвышенно-напряженной, разговоры если и зазвучат, то приглушенные и важные, а у самой Аленари все мысли сделаются о том, какой жесткий воротничок у нового парадного колета и как туго загнаны шпильки ее идеальной прически.
Сейчас всё было иначе. Щурясь от солнца, то и дело отбрасывая со лба выбившиеся пряди, стряхивая с пальцев сладкую шелуху, Аленари была счастлива.
Кристофер… ну, по крайней мере, ему никто не мешал таскать орешки. Если же он рассчитывал мирно подремать в тенечке, то «вице-принца» ждало очередное жестокое разочарование, коими полнилась Индия. Каждые несколько минут над ухом у него раздавалось восторженное:
- Элефантерия!
Внизу тогда действительно шли сиамские слоны – в сине-бело-черной изукрашенной сбруе, с высокими башенками для погонщиков. На некоторых красовались длинноствольные гингальсы. Били барабаны, задавая ритм, задавая шаг, задавая каждое движение животных и людей.
Потом…
- Гарихские трофеи!
Штурм Аль-Гариха и местных дворцов стал самым громким успехом последних месяцев. Вместе с оружейными и артиллерийскими складами британцам досталась сокровищница махараджи: сейчас мимо как раз проезжала скульптурная группа – схватившиеся тигр и огромный змей. Отлиты противники были из чистого золота, вместо глаз у тигра сверкали рубины, у змея – изумруды. А за ними шли и шли повозки – драгоценное дерево и кость, золото и серебро, статуи божеств. Одну из богинь жемчуг усыпал так густо, что та казалась сияющей изнутри.
Часть всего этого совсем скоро уйдет в метрополию. Аленари давеча слышала, как отец говорил Крису: «Чем сытей Лондон, тем свободнее у меня руки»…
- Хайдарабадские кшатрии!
Элитные отряд, присланный лично навабом – черноглазые и темнолицые, особенно в этих своих снежно-белых чалмах. С толикой зависти смотрела мичман Сантар на огромные, кривые сабли-шамширы с изукрашенными рукоятями; смотрела как ровно, ладно идут черные текинские лошади – нога в ногу, нога в ногу.
Они шли, шли и шли: отряды, платформы, орудия. Где-то на трофейных пушках из-под Чхивара орешкам пришел конец, и Аленари грустно посмотрела на упражнение по французскому. «Le zèle» - «усердие» - попыталось устыдить кого-то упражнение.
Тщетно попыталось. Комок бумаги отправился в карман.
- Слышала, будто среди папиных гостей будет некий Бруно Марьяди, жутко известный художник. Итальянец, вроде, но чуда-ак. Как все художники, наверное. Явился писать батальное полотно «Битва при Вихари». И вот что он тут напишет, если до Вихари пол-Индии, и битва полгода назад кончилась?
Музыка тем временем изменилась – к барабанному бою подключились духовые, и теперь это был полноценный марш. Внизу замаячили алые мундиры.
Девушка не заметила, что улыбается.
- Крис, а… а вот если бы не флот? – Она оторвалась от идущих внизу кавалеристов и обернулась к брату. – Где бы ты хотел служить?
Что бы он сейчас не ответил, но Аленари про себя уже решила, что в таком вот алом мундире на черном ахалтекинце выглядел бы брат ого-го как. Правда ему самому об этом говорить не стоило – самомнения у Кристофера Сантара хватало на целых двух виконтов, еще и осталось бы.

+1

5

Аленари вырастет удивительной женщиной. Кристофер знает. Чувствует над сестрой ореол необычности, предрекает ей занимательную судьбу и уже заранее искренни сочувствует ее будущему мужу -  не будет из его сестры тихой и покорной жены, например, не в том ее суть. Нет, Аленари легка и опасна, как волна, морская или озерная— решать ей, но неотвратима, потому что даже самые знакомые и безопасные реки от дождей выходят из своих берегов, сметая дома и вообще все на своем пути, не слушая мольбы. Мольбы Кристофера о возможности подремать на солнышке сестрица тоже искусно игнорировала, буквально отправляя все го надежды на спокойствие в могилу.
- Аленари, я не слепой. – Пробурчал Крис, в надежде, что младшая перестанет комментировать все, что попадается ей на глаза, но увы, кажется, намек для младшей Сантар оказался слишком прозрачный, и она продолжила воодушевленно наблюдать за происходящим. Кристофер смерил взглядом счастливую сестру - здесь и сейчас, Аленари смотрелась так, словно в этой безумной, дикой, не знавшей холода стране ей было самое место.
Воспользовавшись тем, что все внимание девушки было приковано к кшатрии, Кристоф тихо приблизился к ней со спины и четко прошептал в ухо:  - На мужчин засмотрелась? - в голосе заиграла ехидная смешинка. В последнее время подростковый возраст сестры стал для Кристофера излюбленной темой шуток, и он как змей, готовый в любую секунду напасть основательно на свою жертву, не упускал ни единой возможности, чтобы не съязвить на ту или иную острую для девочки-подростка тему.
- Вот подожди приедет этот художник. Итальянский народ всегда славился своей привлекательностью. – Добавил Сантар и поспешил вернуться на свое место, пока сестрица не решила запуститься в него чем—нибудь тяжелым.
- А насчет картины… Что ж, полагаю, ему не нужна достоверность, если он уже заработал себе имя. Приедет, послушает описание, напишет обычное батальное полотно, добавил нужный пейзаж, назовет «Битва при Вихари» и приправит все  своей известностью. Кто-то, конечно, будет возмущаться, но этот мир, к счастью, наполняют глупцы, которыми просто управлять. Так что, поверь мне, большинство людей даже сомневаться не будут, что все именно так оно и было. – Сам не страдавший от скромности Кристофер считал ее скорее недостатком, нежели достоинством и не совершенно не видел ничего зазорного в том, чтобы пользоваться своей известностью. Люди скромные при каких угодно талантах никогда не достигали тех высот, о которых, быть может, мечтали. И все, конечно, от неприспособленности.
- Знаешь, в чем прелесть искусства? В том, что оно переживет нас всех. Эта картина, и все эти трофеи – Кристофер кивнул на проезжавшие мимо сокровища. – Переживут своих создателей и современников и никто уже не сможет точно сказать правдива ли сцена или просто выдумка художника. – Объяснил он и пользуясь тем, что сестра слегка подвисла над его словами, пять минут наслаждался тишиной, сам не замечая, как постукивает пальцами в такт звучавшего марша, двигая их так, словно под руками были клавиши. Поймав себя на этом, Кристоф ухмыльнулся.
- А с чего ты взяла, что я хотел бы где-то еще служить, м? – Молодой виконт одарил сестру хитрым взглядом. – Может я стал бы больше внимания уделять музыке и стал бы великим деятелем искусства, по-известнее этих ваших итальянских художников. Мама всегда говорила, что у меня талант к музыке. – Если Аленари хотела услышать серьезный ответ, то и ее ждало жестокое разочарование. Именно то, которым полнилась Индия.
- Ты небось уже ждешь не дождешься, когда приедет вторая половина твоего мозга? Готов поспорить, что ты уже рассписала каждый день, распределив безумные занятия. – Сказать по правде, Кристофер и сам ждал наплыва всевозможных гостей. Он буквально жил мыслями о возможности покрасоваться в обществе, пообщаться с некоторыми занятными, на его взгляд, личностями и хотя бы на некоторое время забыть, как сильно ему не нравится Индия.

Отредактировано Christopher Santar (27 ноября, 2019г. 11:48:50)

+1

6

«И в чем тут прелесть-то?»
Ну правда, мысль о том, что ее переживет очередная статуя толстощекого Шивы, совершенно Аленари не радовала. Вот ни капельки. А если уж совсем честно, то она и всё это искусство находила жутко переоцененным. Вот настоящая лошадь – тонконогая, чуткая, с блестящими черными глазами – это красиво. Рыжий отсвет на шкуре залегшего тигра – тоже красиво. Плавный и в то же время хищный изгиб дамасского клинка – прекрасно. А вот видеть красоту в пучеглазых Мадоннах, жирных младенцах и каменных бородачах старшая дочь генерал-губернатора никак не желала, даже классическое образование делу не помогло. Зато к своему возрасту Аленари научилась при виде картин и статуй многозначительно молчать, кивать, а когда нужно сделать задумчивое и слегка печальное лицо, она просто делила в уме триста пятьдесят шесть тысяч двести пять на девятнадцать – от умственных усилий такого рода всегда становилось грустно.
Но слова Кристофера запомнились. Научиться бы еще вворачивать все эти циничные философствования так же невозмутимо, как это делает брат…
- Талант? Ну, может быть, может быть… - с деланным равнодушием Аленари пожала плечами, - да только когда ты в последний раз к инструменту-то подходил? Забыл уже, небось, всё.
Ничего он, конечно, не забыл. Но, во-первых, это змеиное «На мужчин засмотрелась?» требовало хоть какой-то ответной шпильки. А во-вторых… Кристофер, может, и считал себя мастером манипуляций, а может им даже и был, но это не отменяло его собственных слабостей. Как, например, честолюбие, раздутое до размеров половины континента. И если в это честолюбие пару раз ткнуть, то…
Прежде чем хитроумный план успел сложиться, брат уселся на своего любимого конька. Аленари оставалось лишь театрально закатить глаза – ну да, у них же с Алеком мозг один на двоих. 
- Конечно. А еще мне писали естественные науки. Они страсть как хотят с тобой повстречаться! И сделать уже хоть что-то с твоим невежеством, а то так и будешь считать, что у близнецов по половине мозга… И вообще, раз ты у нас такой мозговитый, то почему не взял с собой орешков? - Одним движением она снова заглянула за балюстраду. – Слушай, а где гурхские полки?
- В Бенгалии, Аленари. – Раздалось от входа на террасу.
Она развернулась так резко, что коса перехлестнула плечо.
- Папа!
- Будь добра, прекрати виснуть на перилах, отсюда ты гуркхов не рассмотришь.
Не спеша, генерал-губернатор подошел к детям. Сейчас он был один, без секретарей, без свиты и как обычно в эти минуты отец словно терял некую стальную нотку, терял в резкости и жестокости, становясь ближе.
Аленари улыбнулась, отталкиваясь от перил.
- Они, там, - она кивнула вниз, - молодцы. Только разок голову какого-то Вишнобудды потеряли, а так – ну будто по нотам!
- Да. Недурно. – Роланд чуть улыбнулся, кивнул вроде и ей, а вроде и своим собственным мыслям. – Полковник Конелли предлагает сегодня выехать на охоту.
Взгляд отца обратился к Кристоферу с молчаливым «Что скажешь?». Задавать такие вопросы Аленари смысла не было, она так и подпрыгнула на своем месте.
- Серьезно? Здорово!
С этими военно-парадными приготовлениями Шимла превратилась в безумный межнациональный муравейник, и папа запрещал уходить в леса с собственными шикари.
Почти тут же она уставилась на брата страшными глазами.
«Не вздумай завести своё коронное «Ничего не хочу, никуда не пойду, ах налейте мне холодной водички и дайте уже спокойно умереть в тенечке!»

+1

7

“Алиса сидела на берегу реки, иногда заглядывая в книгу, которую читала… Было жарко-жарко…” — Перед глазами у Криса всплывали строчки из старой книжки про девочку, которая в самом начале истории умирала со скуки. Кристоф тоже скучал – репетиция смотров начала потихоньку надоедать, а из развлечений оставалось перебрасывание с сестрой колкими фразочками.
Судя по всему, снаряды достигли цели. Глаза Аленари засияли холодным возмущением, делая ее, и это Кристофер отметил почти бессознательно, довольно умилительной. Это была их своеобразная игра - прясть изумительные кружева из прочных нитей сарказма и пассивной агрессии, обрезая эти нити острой улыбкой. И всегда сквозь вяжущий привкус возмущения сочилась сладость интеллектуальной дуэли., призывая пребывать в тонусе соперничества, заставляя усерднее крутиться шестеренки в голове, чтобы не оставить бреши для нового укола. Если говорить на чистоту, Кристофер не особо-то рассчитывал получить ответ от сестрицы, сильно отличающийся от  алековского «Да пошел ты на хрен, придурок». Но Аленари, на удивление, все же сумела ввернуть шпильку.
- А ты то у нас в естественных науках просто гений. - Чуть приподнятый подбородок и искорки в глазах, словно отражение тех, что сияли во взгляде сестры. Кристоф улыбнулся — вполне искренне, не пряча в уголках губ припасенный, готовый к атаке сарказм. Список колкостей, конечно, не обогнул бы экватор, но получился довольно внушительным, но его оглашение пришлось оставить на потом.
- Может тогда отправить ее в Бенгалию? Пусть ребенок посмотрит на  гуркхов, порадуется. Мы тоже порадуемся…  – Недавно умирающий от жары виконт тут же взбодрился, сменив полулежащую позу « тяжелое утро» на вполне приемлимую, и  радостно кивнул отцу.
- Как идут приготовления? Все в порядке? Если тебе нужна помощь… - Недвусмысленность намека «спаси меня от участи провести весь день с чудовищем»  слишком явно проявлялась в каждом слове, жесте и полным надежды взгляде. Впрочем, отец предложил вариант ничуть не хуже - отменная охота в диком лесу, знаменующаяся четкими выстрелами и лаем спущенных с поводков гончих способна принести гораздо большее удовольствие, чем наблюдение за бесконечным потоком людей под такие же бесконечные комментарии младшей сестры. Судя по реакции этой самой сестры, она полностью разделяла его мысли.
«Дурная голова ногам покоя не дает», — именно эту нехитрую мысль Кристофер обдумывал, морщась и разглядывая прыгающую от восторга Аленари. По его скромному (но абсолютно правильному) мнению, он, как истинный брат, не мог не капнуть ложку дегтя в ее бочку меда.
- Нуу.. даже не знаю. – Кристофер проказливо улыбнулся отцу, давая понять, что он согласен, но сначала надо кое-что сделать.
- Сегодня такое пекло. Я и так потерял свою аристократическую бледность. Утратил без боя. Никакие средства меня уже не спасут. Безнадежно загорел, потерян для нашего высшего общества, вот как мне перед людьми показаться? А если под таким солнцем еще и волосы выгорят…  – Он трагично покачал головой, буквально наслаждаясь негодованием девушки.
– К тому же … разве тебе не нужно еще переделать свое упражнение по французкому, mon âme, прошлое, насколько я знаю,  приняло на себя тяжкий груз сахара и орешков. - Поймав многозначительный взгляд сестрицы, молодой виконт пожал плечами — мол, «ну правда же». Он прекрасно видел настроение отца, знал, что тот не лишит дочь развлечений, но отказать себе в удовольствии подразнить младшую, Кристоф просто не мог.

+1

8

Порой его дети вели себя… собственно, как дети. Не взирая на возраст и звания. И Роланд не то что бы подобное поощрял, но относился с изрядной долей снисхождения.
Именно с этим отцовским снисхождением, слегка изогнув бровь, наблюдал он за деланными страданиями сына и неподдельным энтузиазмом дочери.
Дети, одним словом.
И все же тренированное родительское ухо четко уловило важное среди всего этого дуракаваляния.
- Аленари?
У дочери сделалось очень сложное лицо – лицо человека, который лихорадочно просчитывает в уме собственные шансы.
- Что произошло с твоим упражнением?
- Оно… ну, оно слегка испачкалось. Случайность. Несчастливая случайность. Ой, пап, а это не твоя личная гвардия там сейчас идёт?
Маневр не удался. 
- Месье Дюпрен жаловался на тебя. Неоднократно.
Дочь возвела очи к небу, словно оттуда могло упасть немного справедливости.
- Да я ведь уже сто раз говорила, пап, не ему предназначались те личинки! Не ему! Просто белый ушастый бюльбюль…
Жестом Роланд велел замолчать – белого ушастого бюльбюля ему хватило до конца жизни.
- Довольно. Если ты хочешь поехать с нами, то домашнее задание должно быть готово. Всё домашнее задание. И показано – прежде всего, мне.
Он отвернулся, глядя вниз – там действительно шел его личный полк. За спиной же Аленари смотрела на брата, и если бы взглядом можно было полоснуть по-настоящему, то у генерал-губернатора стало одним наследником меньше.   
***
Они покинули Шимлу сразу после полудня.
Удачная охота на крупного зверя напоминала графу Бэкингему большой спектакль и требовала столько же подготовки – шикари искали будущий трофей, изучали округу, тропы, готовились загонять на охотников. Эту охоту никто так не готовил, даже маханов не ставили, и Роланд не особенно надеялся подстрелить что-то редкое. Да и не для этого, говоря по правде, сюда ехал. Ему просто хотелось ненадолго выбраться из того адского базара, в который превратилась «парадная» Шимла. Хотелось пару часов не знать, что у них там еще опаздывает, сломалось, заболело или испортилось.
Почти сразу он в компании сына и пятерых шикари отделился от основного отряда, после чего они взяли западнее. Над головами поскрипывали вековые кедры, под ногами пружинила палая хвоя, островато пахло смолой.
Скоро шикари обнаружили след горных баранов – стадо ушло вниз по склону. Пока они отправились проверить, не потеряется ли след на каменной насыпи, Роланд предложил сыну остановиться.
Они стояли у огромного валуна в десяти шагах от обрыва; единственными звуками, нарушающими здешнюю тишину, были трели какой-то пичуги и шелест ветра.
Когда в последний раз вокруг царило такое спокойствие?
- Вот так смотришь – на удивление мирный край. - Генерал-губернатор медленно и с каким-то особенным удовольствием скручивал сигарету. – Никогда не подумаешь, будто он может доставить столько проблем. Чертовски обманчивая внешность. Чертовски.

Отредактировано Roland Santar (5 января, 2020г. 14:19:00)

+1

9

Ржание лошадей, лай собак, запах нагретой земли, скрежет открывающихся ворот – воздух, полный азарта, врывался в легкие и максимально отрезвлял непокрытую голову, одним порывом очищая ее от последних остатков сна. Лучшие шикари , лучшие скакуны, лучшая свора превосходных собак – все было в полном распоряжении небольшого отряда генерал-губернатора. Лошади нетерпеливо топтали копытами землю, собаки лаяли, так и норовя сорваться с цепей…. В детстве Кристофер настороженно относился к охоте – история о дядюшке, словившем на подобном мероприятии пулю, крепко засела в мозгу юного виконта. Настолько, что всю свою первую охоту он не сводил подозрительного взгляда со всего происходящего, в том числе и с отца. Сейчас же…
Сверкнув заразительной улыбкой, Кристоф легко ударил коня пятками по бокам и поравнялся с с Дженкилом Конелли, сыномтого самого полковника, уже было выехавшим по направлению к открывающимся воротам вперед.
- Ну что, готов выпустить пар? Может даже повстречаем в лесу кого-то окромя баранов!
- Ага пустой колодец и с ним завидную невесту Деваяни? – Хмыкнул Кристоф, припоминая одну из индийских легенд, которые с таким восторгом пересказывала ему Лили. - Дамочка правда наверняка жуткая, учитывая, что ее папаша гуру демонов, женился бы на такой? – Кристофер слегка поморщился и тряхнул головой.
- Ночью все бабы одинаковые – молвил младший Конелли, оборачиваясь к задавшему вопрос вице-принцу; в зеленом взгляде лукаво полыхнули веселые огоньки – А днем ничто так не красит женщину, как покладистый нрав и щедрое приданое. Я бы охотно взял за себя такую девку и обращался как с первой красоткой, но, увы, леди упустила свой шанс – мое сердце отдано другой!
Словно в подтверждение своих слов, он приложил к груди ладонь правой руки – находившиеся поблизости молодые британцы весело загоготали, и вся честная компания хлынула, наконец, в открытые ворота, навстречу густому индийскому лесу.
Несмотря на свои недавние наигранные ворчания Кристофер выглядел дружелюбным и улыбчивым – ветер играл в темных, обрамляющих овал лица волосах, черты лица молодого мужчины несли в себе трогательную юношескую свежесть, а смеющийся взгляд глаз сейчас можно было даже назвать мягким. То и дело срываясь на беззвучный смех и обнажая в улыбке белые зубы, Кристофер несся навстречу лесу – и едва успел пригнуться перед первой, едва не хлестнувшей его по лицу, веткой, когда копыта коня ударились о принадлежащую довольно густой и обширной роще землю. Перескакивая через поваленные деревья и то и дело уворачиваясь от новых веток, Кристофер скакал вслед за отцом, буквально наслаждаясь свободой.
- Ты как будто женщину описываешь – красивую снаружи, но хитрую и подлую внутри. – Чуть смеясь заметил Кристоф, когда они с отцом подошли к обрыву.
– Да уж, таких великолепных пейзажов дома не увидишь.– Это был один из тех редких моментов, когда виконт сравнил две страны не в пользу родины. - Не удивительно, что некоторые местные предпочитают уходить жить в подобную глушь в одиночестве, учитывая какое безумие у нас сейчас городе творится. – Он взглянул на возвращающихся шикари и сам огляделся вокруг.
- Как думаешь мы сможем найти кого-нибудь кроме баранов и пичуг? Может удастся отловить какую-нибудь интересную зверюгу для Аленари?  Она конечно то еще чудовище, но пусть порадуется, заодно энергию свою не будет пускать не на меня, а на попытки выдрессировать. Впрочем, зная ее способности – на нас всех хватит, верно, Фобос? - Виконт потрепал коня по загривку и тот одобрительно фыркнул, словно подтверждая слова хозяина.
- Ну что? – Поинтересовался Кристофер у вернувшихся шикари, ему явно не терпелось отправиться дальше.
- Стадо ушло не очень далеко вниз, сахиб, - Доложил один из мужчин. – Но продолжается двигаться по склону – им не нравится запах хищника, сахиб. Мы обнаружили неподалеку гнездо цивет, и хотя они не опасны, стадо нервничает.
Кристофер посмотрел на отца – он понятия не имел что это за циветы и с чем их едят. Молодой виконт слегка склонил голову на бок и выдал одну из самых своих легких улыбок. – Не хочешь посмотреть?  - Крайне учтиво поинтересовался он, пользуясь старым отработанным приемом – одновременно показывая свое желание и давая понять, что выбор конечно же за отцом.

Отредактировано Christopher Santar (7 января, 2020г. 18:34:33)

+1

10

Выдыхая дым, он усмехнулся.
Будь Индия женщиной, то такой сказочно подлой, ядовитой, проблемной стервы во всем мире поискать – не найдешь. Роланд таких не любил, и искать бы не стал.
Как это бывает, она нашла его сама.
- Красиво. – Он кивнул. – Но мне больше по душе Сноудония.
Будто контраргументом внизу из крон вспорхнула стая птиц – зелено-голубой переливчатой лентой они ринулись вниз, вниз, вниз, дальше, туда, где в расселине вековые сосны казались не выше спички.
- Твоей сестре, Кристофер, стоит посвящать свою энергию учебе, а не дрессировке зверей. Если, конечно, она желает сделать военную карьеру во флоте, а не передвижном цирке.
Впрочем, в голосе генерал-губернатора не было строгости или той безапелляционной точки, которой он заканчивал обсуждение по-настоящему. Тишина, относительное безлюдье – всё это умиротворяло даже такого как Роланд Сантар.
Может, отшельничество местных и не лишено некого смысла. Может.
Во всяком случае, на предложение познакомиться с некими циветтами, граф Бэкингем лишь благодушно пожал плечами и перекинул поводья Кастора одному из шикари.
- Можно и посмотреть. Серадж, внизу по склону что-то спугнуло стаю птиц. Отряди туда кого-то из своих людей.
Идти пришлось совсем недалеко.
На проверку, циветты отказались этакой смесью кошки, здоровенного хоря и черно-белого скунса. Скунса Роланд видел единожды в жизни, только в виду чучела, но искренне надеялся, что циветты унаследовали от упомянутого только расцветку шкуры.
- Местные зовут их виверрами, лорд сахиб, - шикари поднял одного из зверьков за шкирку; циветта обращения не оценила, распахнула пасть, зашипела и, извернувшись, попыталась полоснуть мужскую руку когтями.
Роланд чуть приподнял бровь.
- Они опасны?
- Нет, лорд-сахиб, не для людей, нет. Но иногда, - лицо индийца приобрело то непередаваемое выражение, с которым люди поверяют сплетни и тайны, - иногда в них селятся духи.   
- Злые? – нотки иронии в голосе мог уловить разве что Кристофер.
Шикари чуть поразмыслил. Циветта снова зашипела, как бы намекая на ответ.
- Нет, лорд-сахиб, не злые. Пакостные. Такие, лорд-сахиб, которые заставляют гнить фрукты и киснуть молоко. Местные не убивают виверр, не хотят злить духов.
Роланд их понимал. Ему тоже совершенно не хотелось бы вдобавок к парадному безумию ссориться с духами. Он уже собрался сказать, мол, господь с этими хорьками, суньте их обратно в гнездо, как со стороны склону раздался тонкий свист – условный знак, что стадо найдено и оно остановилось.
Теперь надо было не спешить и не шуметь.
- Я пойду первым. – Снимая с седла винтовку и закидывая ту на плечо, генерал-губернатор улыбнулся сыну. – Не задерживайся, а то останешься без трофея.
Насыпь уходила круто вниз, палило солнце, держаться приходилось редкого и кривоватого подлеска, но, несмотря на это, несмотря на сложный спуск, Роланд чувствовал себя помолодевшим лет на десять.
Да, определенно, в этой глуши что-то было.

+1

11

Любопытно, могут ли слабости передаваться по наследству, подобно цвету глаз и родимым пятнам, или они лишь безотчетное наслоение особенностей воспитания. Так или иначе, но азартом Кристофера определенно наградил Роланд. Влекомый охотничьим возбуждением виконт уже мысленно прикидывал могут ли циветы, кем бы эти твари не были, стать более впечатляющим трофеем, чем местные бараны. Циветы, на проверку, трофеем оказались довольно посредственным. Природа была явно пьяна, когда создавала это несуразное существо.
- Надо будет спросить у Аленари не кусала ли ее часом цивета, это объяснило бы наличие в близнецах вредных духов. – Кристофер довольно усмехнулся, протягивая руку к животному с намерением погладить, то в свою очередь не оценило оказанную честь и злобно щелкнуло зубами. Сантар решил не обижаться - с тварями, подобными той, что шипела в руках шикари в этой стране было куда проще, чем с людьми. Не нужно было каждубю минуты ожидать подвоха, улавливать чужие интонации и пытаться угадать, какую мелочь ты упустил на этот раз. Когда животное рассерженно - оно рычит, когда в ярости – пытается откусить руку. Никаких намеков и полунамеков, за которыми может скрываться что угодно, кроме реального.
- Не говори так. – Фыркнул Кристоф, отвечая отцу задорной улыбкой. – А то злобные духи тебя услышат и решат сорвать нам всю охоту.
Выждав некоторое время, чтобы не наделать лишнего шума их приближением, Кристофер закинул на плечо винтовку и тоже приступил к спуску. Впереди послышался легкий шелест. Где-то очень глубоко, либо лишь его фантазия, либо кто-то из обитателей леса, которые наверняка не привыкли к постороннему присутствию. Впрочем, то наверняка были мелкие пугливые зверьки. Бараны же, просвящал их как то один из шикари, ужасно упрямые существа. Ни палящее солнце, ни их извечные враги в лице хищников и людей не могли выдавить баранов из постоянных мест обитания. Они могли спуститься на кормежку в долины, но для безопасности, всегда возвращались на отстои к более высоким местам.
- Нам повезло. - Негромко проговорил  поджидавший их на очередном пролете шикари. Голос его звучал торжественно и он явно был настроен просвятить господ во все особенности их находки прежде, чем они спустятся совсем близко.
- Стадо спустилось в долину на выпас, не придется подниматься. - Он кивнул вниз, где уже можно было разглядеть очертания будущей добычи, благо эта добыча ещё не могла заметить чужое присутствие.
- Нет, сахиб, - мужчина помотал головой, заметив, как Кристофер разглядывает точку, отделившуюся от общей массы.
- То плохая добыча. Старая. Он скоро умрет и без вашей помощи. Бараны умные существа, старый специально привлекает к себе внимание. Но мы умнее. В стаде есть молодой, сильный, великолепный экземпляр - добыча достойная генерал-губернатора.
"Подхалим" - одними губами произнес Кристофер, обращаясь к отцу, но вслух поддразнивать шикари не стал. В конце концов дело они своё и правда знали. Поочередно спустившись, их небольшой охотничий отряд действительно мог заметить, что на земленой возвышенности, внизу на открытой местности, стоял молодой баран. Он смотрел куда-то вдаль, рельефно выделяясь на фоне долины своей величиной, витыми рогами и совершенством. Это, конечно, был не тигр, но Кристофер рассудил, что и баран вполне достойный экземпляр, чтобы покрасоваться перед другими охотничьими группами.

0


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Хорошо там, где нас нет