Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Меньшее зло?


Меньшее зло?

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

- Конечно, вот ру... - не успел договорить Ник. Во время разговора демона и ведьмы он молчал, внимательно слушая их. Но когда мадам Бовуар взяла ладонь парня, по его телу пробежали мурашки, резко появился дискомфорт, словно что-то склизкое обвивало каждую частицу тела. Глаза начали зудеть, постепенно наполняясь слезами с последующим покраснением кожи. "Черт, что это со мной? - часто моргая и протирая глаза, сначала спокойно подумал боец. Постепенно Витиша начала охватывать паника из-за невыносимой чесотки.
"Нет! Нет! Нет! Нет!" - раздавался грубый мужской бас в голове бедолаги - Они не заберут меня! Не заберут!". Ник от страха и отчаяния взвыл, максимально расширив глаза и обнажая челюсть. Он схватился за голову, продолжая выть с неразборчивым говором. Его нечленораздельная речь больше напоминала рычание с шипением. Парень ничего не мог с собой поделать, ведь глаза ужасно болели, а в голове раздавался незнакомый голос, вечно кричащий и вопящий о том, что его никто не заберет. Все эти крики с визгами перемешивались, эхом отдаваясь в сознание Витиша. Создавалось ощущение, будто кто-то в огромной пещере начал повторять эти слова, а потом свой постоянный трёп с эхом направил в голову бедолаги.
- Боже мой! Помогите! Как же громко! Престаньте! - на русском во весь голос кричал Ник, его глаза окрашивались в красный цвет, а правый начал очень быстро моргать. В очень короткие промежутки, когда глаз оставался в открытом положении, можно было заметить, как зрачок постепенно закатывался вверх. Ужасные крики полные агонии не умолкали, переходя в хрип. В хрипоте хоть и слышалась прежняя отчетливая мольба о помощи, но создавалось ощущение, будто в начале каждой отчаянной фразы слышалось рычание. Не обыкновенный рык, который может издать человек в ярости. Нет, это было что-то громче, что-то сверх обыкновенной злости.
- Сволочи! Пошли прочь, пока я не переубивал вас! - вскрикнул с новой силой Витиш. Его голос больше не звучал таким болезненным, наоборот, сейчас от него исходила первобытная ярость. Правый глаз, вечно моргающий до этого, окончательно закатился назад. Зрачка не было видно, но и белка было крайне мало. Буквально несколько белых островков виднелись на глазу, остальное же было заполнено кровавой пеленой. Ник, или то что заимело его тело как оболочку, резко схватил за шею ведьму. Боец начал сжимать ее, делая это неторопливо и наслаждаясь с садистской улыбкой.

+1

32

Ведьма захрипела, инстинктивно вцепляясь одной рукой в душившую ее руку, а второй судорожно нашаривая что-то у себя в голове.
Демон, все это время заинтересованно следившая за ситуацией, встала. Драться? Бить? Глупости. Страх. Кольцу нужен живой Ник, а не труп или безумная кукла.
Встала, вздохнула... Гнев окутывал ее постепенно. Искренняя, чистая ярость, та, что клубится вокруг, плавя в марево воздух. Улыбка стала оскалом, цвет золота в глазах стал расплавленным золотом, что заливали ворам и врагам варвары с Востока. Хлопнула входная дверь, экономка, ощутив лишь касание адской ярости, предпочла переждать подальше. Взлетели из сада птицы, вынесло мышей и крыс из подпола. Мелкие бесы, шерсть и перья у них вставали дыбом, инстинкт заставлял бежать, вжимаясь, сливаясь со спасительными темными небесами или землей. Страх перед бессмертной яростью, ибо демон не боялась никого и ничего здесь, пробирался вокруг. Липким холодом под одежду, вызывая мурашки и озноб на коже, вползал под кожу, заставляя кровь в жилах стыть, клал ледяную руку на затылок, так, что там все ломило и ныло, лишая возможности бежать и даря безумное желание сделать это... Страх того, что хуже смерти. Страх вечности и мучений, тех, что не опишет ни один язык земной, а воплощение этого всего, Ад на Земле в теле женщины, сделал шаг.
Ведьма вытащила шпильку, воткнула ее в руку мужчины, хрипя и шипя что-то. Укол и ощущение ничего. Рука повисла плетью, как если бы ее не было, так, что не пошевелить и пальцами.
Жюстин лихо, не заботясь о том, как это выглядит, пронеслась на другой конец комнаты, подальше от демона и Ника.
- Тттолько ссскажите, - женщину трясло. Да, ведьма. Да, знакомая с колдовством, но страх есть страх, страх един для всех людей и пока ты человек, он будет обнимать тебя своими холодными руками, шептать незримые и невыразимые ужасы, - и всего... так...
- Ник? - голос у Китти остался прежним. Тихим, мелодичным, мягким. Все еще не хотелось выворачивать парня наизнанку.

+1

33

- Ха-ха-ха! - залилось хохотом существо, завладевшее телом Ника - Вы думаете остановить меня лишив руки? Да это тело настолько сильное, что смогло победить голыми руками барса! Когда-то я сам сумел победить медведя, а теперь попался такой же сильный воин! Настоящий мужчина не боится смерти и потусторонних тварей!
Зрачки парня максимально расширились, а дыхание усилилось, наполняясь все большей силой. С каждым вздохом на лице бойца все четче читалась злость и наслаждение от битвы. Витиш попытался поднять онемевшую руку, но все было тщетно. Как бы он не напрягал мышцы правой руки, как бы не старался ее раскачать.
Вдруг берсерк резко схватил табурет и за считанные секунды метнул его в сторону демона, при этом очень быстро сократив расстояние между собой и ведьмой. Буквально в один прыжок это удалось сделать парню, полному ярости. Он замахнулся еще действующей рукой перед лицом женщины, намереваясь превратить его в кровавую труху. Существо намеренно избегало прямого контакта с Китти, будто понимая, что она представляет ужасную опасность для него и вполне может навредить.
Пока что-то дикое и агрессивное действовало снаружи, сама сущность бедолаги просто пропала на некоторое время. Открыв глаза, парень обнаружил, что вокруг нет ничего. Просто темнота. "Боже, видимо, я помер. Хах, а ведь я даже не понял почему. Да и после смерти вообще попадаешь в рай или ад," - подумал Ник, пытаясь пошевельнуться. Сначала он поднял ногу и со всей силы топнул. Под ногой находилась твердая поверхность, которая по ощущениям от удара напоминала гладкий камень. Парень сделал несколько растерянных шагов вперед, недоверчиво пытаясь нащупать хоть какую-то опору. Но это у него не получалось, вокруг была сплошная пустота и только "камень" под ногами позволял не затеряться окончательно.
Витиш бродил несколько минут, пока наконец не послышался очень странный звук. Когда вокруг тебя тьма и нет вообще никаких стен, точно не ждешь скрипа двери. Боец молча направился ко звуку, не раздумывая ни секунды, ведь это стало единственной вещью, что давало хоть какое-то ощущение реальности. Стоило Нику сделать пару шагов, как перед ним распахнулась деревянная дверь, состоящая из старых деревянных досок и ржавеющих петель.
Как только дверь отворилась, за ней показалось яркое дневное освещение. Прищурившись и окончательно привыкнув ко свету, Ник полностью открыл глаза. Перед ним виднелась улица кавказского аула с горящими домами и солдатами. "Черт бы меня побрал..." - подумал парень, шагая вперед, ближе к эпицентру всего происходящего. Этими солдатами были бойцы Российской империи, некоторых из них боец даже узнал. Все они занимались откровенным мародерством и бесчинством. Кто-то бил прикладом юношу лет четырнадцати, кто-то с хохотом тыкал штыком в барана, забавляясь от жалостливого блеяния животного. Где-то подальше послышалась пара выстрелов, но никто из солдат и не шелохнулся. Все просто радовались новым трофеям, будущим наградам с новыми званиями.
Одна из дверей хаты с опаленной крышей с грохотом распахнулась. За ней показался очень знакомый Нику молодой человек, тащивший кого-то за длинные волосы.
- Эй, чурка ты проклятая! А ну молись! Молись своим богам, пока я тебе мозги не вынес! - произнес офицер, преподнося бутыль к своим губам. Он сделал несколько глотков и, сбросив фуражку, вновь навел пистолет на хнычущую девушку. Витиш ужаснулся, узнав в этом мерзавце молодого себя. Аккуратная бородка, ухоженные волосы, в руке заказной Револьвер Beaumont-Adams с гравировкой "За Ермолова и Отечество!" выдавали в пареньке Ника, когда тот служил на Кавказе.
- Ну! Я не слышу твоих языческих молитв, чертова зверюга! Стоило вам погрызть отряд наших, как мы тут же нашли всех волчар! - продолжал кричать, подвыпивший парнишка. Он резко поднес револьвер к виску девушку, тем самым ударив ее и развернув лицом к себе. На щеке дагестанки виднелась пепельная шерсть, а изо рта торчала пара клыков. Она была оборотнем, на которых охотились все отряды из крепости. В то время из-за агрессивной политики местных губернаторов то тут, то там вспыхивали мелкие бунты кавказских народов. Но помимо обыкновенных людей восставали и оборотни, пользовавшиеся всеми своими преимуществами.
- Я выстрелю на счет три, если не услышу и слова от тебя, Айгуль! Или как вас там всех зовут, поганых зверей? М?! Другие имена-то у вас есть?! - перешел на крик молодой Ник, возводя курок. На его лицо виделась странная неуверенность, будто он и не собирался стрелять, но что-то его принуждало. Девушка все также сидела, поскуливая и прикрывая свое лицо ладонями. Скорее всего она не понимала ни слова, что говорил офицер.
- Я... я больше не могу на это смотреть... Как мне выбраться или остановить его? Как?! - удивляясь собственному прошлому, спрашивал себя боец.
- Просто дай мне руку, будь настоящим воином и прими меня, - ухмыльнулся офицер и повернулся к Витишу. Всё будто замерло вокруг, когда он заговорил. Больше не было слышно других звуков, кроме голоса того мерзавца, что так ненавидел повзрослевший Ник.
- Ч-что за черт? Иди отсюда, проваливай! Ты вообще не должен существовать даже в моем сознании! Жалкое существо и ничего более! Как можно было жечь дома вообще всех люде... - не успел договорить с серьезным, даже слегка агрессивным, тоном Ник, как его перебил собеседник.
- Это были не люди, а просто дикие звери в шкурах человека. Мы, нет, ты делал все ради блага человечества. Да и судя по всему, дружище, ты принимаешь меня не за того, - с ухмылкой и спокойным тоном продолжал говорить офицер, - Я не твои ошибки из прошлого. Я то, что возбудит в тебе тягу к битвам, то, что приведет тебя к доминированию даже над демонами! Ты сможешь не бояться вообще ничего, если протянешь мне руку. Позволишь передать свою мудрость с силой тебе, друг. Я ведь вижу перед собой настоящего бойца, человека, который не боится марать руки в крови врагов. Человека, способного защитить дорогое и заставить врагов трепетать.
Ник застыл в ступоре. Всё, что произошло с того момента, как он окончил училище навалилось на него. Начиная от первой пьянки, заканчивая первым же детективным делом в Лондоне, буквально проносилось вихрем в его сознании.
- Черт, черт, черт... Как же болит голова... Нет, я не позволю диктовать мне какие-то уроки смелости и силе какой-то твари! - размахнувшись для удара вскликнул Витиш, направляя кулак в лицо мерзавца, кем когда-то был. Но удар не произошел. Всё окружение вокруг резко пропало, а в воздухе резко повысилась влажность, делая дыхание затруднительным. "Ты сделал свой выбор, друг," - раздался мужской бас в голове парня. Ноги бойца начали медленно обвивать склизкие щупальца, сжимая их с ужасной силой. Затем появились щупальца на уровне рук, которые уже быстрее начали обвивать парня. Во время сей ужасного действия Ник ничего не мог поделать. Его тело онемело полностью, и только разум, который все никак не могу смириться с поражением, продолжал борьбу.

+1

34

Китти наблюдала с настороженным вниманием, готовая в любой момент использовать методы куда более серьезные, если человек вдруг начнет выходить за рамки человеческих же возможностей. Словно исследователь, которому безумно интересен новый вид, но который признает право неизведанного быть опасным и свою готовность изучить объект уже не живой.
Разгром комнаты в выход за рамки не входил, крушить мебель это процесс хоть и неприятный, но естественный. Как и разговоры на родном языке. Даже не зная русского или языка иного, демон бы почуяла заклинания раньше, чем они были бы досказаны.
Ведьма интереса патронессы не разделяла, глядя на мужчину исключительно с опаской.
- Сплети ему кокон, - скомандовала Китти, вглядываясь в лицо гостя. Ярость сменилась чем-то иным, борьбой... мукой? - что бы от всего отрезало и уснул.
Ведьма непроизвольно дернула губой, подавившись "охота вам возиться, убить и забирайте с него кольцо и что хотите". С демонами в таких вещах не спорят, особенно с теми, кто дает силу...
За креслом началось колдовство. Ведьма напевала себе под нос слова заклятия, сплетая пальцами из нитей что-то вроде люльки. В разные нити, шелковые, шерстяные, вплетались какие-то бусины, чьи-то перья, бормотание перерастало в низкий, мерный тихий гул, похожий то ли на мурлыканье большой кошки, то ли на что-то еще, подо что так сладко засыпать...
Зевнул проходящий мимо дома трубочист. Задремала экономка. Китти, которой было плевать на чары, продолжала смотреть на Ника.
Чем был хорош "кокон", так это тем, что попавший в него спал крепко, без сновидений и человек внутри заклятья оставался без всего. Наложенные заклятья, тянущиеся к нему невидимые нити иных существ, благословения, сила, все это осталось за пределами. Плохо, ужасно, отвратительно для колдуна или того, кто пришел за ним, прекрасно для жертвы колдовства. Спи себе спокойно, на нитях мироздания...

+1

35

Ник издал истошный и негодующий рык, проломив кресло прямым ударом кулака. То нечто, что завладело разумом парня, серьезно намеревалось унести за собой хоть кого-нибудь. Витиш вынул оцарапанную руку из спинки кресла, в которой виднелось довольно много заноз, и пнул его, чтобы задавить ведьму. Пинок даже без размаха оказался очень сильным, да на столько, что сумел сразу навалиться на бедную женщину.
И когда на лице бойца уже начала виднеться ухмылка победителя, такая наглая, переполненная злорадством вперемешку с восторгом. Ник победоносно топнул ногой по креслу и приготовился откинуть кресло, как тут же в глазах у него все поплыло. Малочисленный интерьер с ужасным бардаком начал расплываться, делиться на точно такие же копии. В итоге все смешалось в сплошную кашу из зеленых и коричневых оттенков, а сразу после этого наступила тьма.
- Чертовы... чертовы ведьмы... Сначала проклятые вельвы, а теперь ведьмы! Чтоб вы все затонули про... - свирепо кричал Ник на норвежском, стараясь крепко стоять на ногах. Но каким бы не было крепким тело бойца, магия все же сумела усыпить "зверя".
В своем же сознании Ник находился в плену мерзких щупалец и ужасного баса, вызывающего мурашки при каждом произнесенном слове. Как бы парень не старался, щупальца крепко сжимали руки, не давая ни шанса сделать что-нибудь. Лицо Витиша приобрело самый отчаянный вид, столько боли и упрека самого себя было в нем. Сейчас бывший офицер шепотом начал повторять "Отче наш", надеясь хоть на какую-то помощь, ведь рядом с ним сейчас не было никого. Ни странная демонесса, ни кто-нибудь из товарищей по боям не мог ему помочь. Ник был наедине с ужасом, который сам навлек на себя.
- Отче наш, Иже еси на небеси! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое... - только начал в слезах молиться парень, как щупальца начали ослаблять хватку. Ему было невдомек, что происходит снаружи его разума. Поэтому Витиш посчитал именно молитву своей спасительницей и начал еще усерднее и быстрее произносить священные слова. Постепенно руки бойца сумели выскользнуть из плена ужасных щупалец. Ник шустро одернул руки, отряхивая их от слизи, и испуганно огляделся.
- Ха-ха-ха! Друг мой, твоя подружка сумела помочь тебе. Поздравляю, ты держишься дольше предыдущих парней и... - раздался повторно оглушительный бас, но замолк из-за крика Ника.
- Иди к черту! Слышишь?! Я почти год схожу с ума и не могу нормально спать! Да я уже несколько невинных человек убил из-за этого и вступил в сделку чуть ли не с самим дьяволом! Чем бы ты не было, я тебя прикончу! Слышишь, мать твою?! - взбешенный своей беспомощностью перед непонятной угрозой кричал боец. Он злился на свою слабость перед невидимой опасностью и на саму эту опасность, к которой жизнь его точно не готовила.
Уже раздражающий хохот снова повторился, но уже довольно расплывчато, будто звук исходил из толщи воды или очень толстой стены. Постепенно смех окончательно растворился в давящей тишине. Ник остался совершенно один в огромном темном пространстве, в котором и вовсе может не быть границ. Парень по-турецки уселся на мокрый пол, сделав пару глубоких вдохов. "Стоит лишь сосчитать до пяти и все будет нормально... Ух... Один... Два...Три..." - начал считать Витиш, но уже на третьей секунде открыл глаза.
- Боже, сколько я спал? - не до конца осознавая произошедшую ситуацию, задал Ник себе вопрос - Ай, черт! Что с моей рукой?

0


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Меньшее зло?