Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Mirror, mirror...


Mirror, mirror...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://media2.giphy.com/media/l4KieKy424Vngh58A/giphy.gif?w=1400

Hermes Lovell, Ezekiel Barnett, Alice Hartigan
17 октября, вечер, лавка зеркал Алисы Хартиган

Поиски пути для новой карьеры Иезекииля Барнетта продолжаются, и на этот раз ему и Гермесу Ловеллу придется прибегнуть к способу, от которого они так бежали: встречи с ведьмой на ее территории.

+1

2

Порой Гермесу приходили в голову плохие идеи. Бывали дни, когда они приходили ему в голову чаще обычного. День, когда он решил порыться в бумагах мистера Фокса в поисках наименее зубастых ведьм, был именно таким. Но рыться самостоятельно Гермес, конечно же, не стал. Он подкупил секретаря, оторвав от сердца несколько отменных контрактов. И хоть в интересе Гермеса не было ничего преступного, он полагал, что чем реже колосс, вроде мистера Фокса, замечал снующую под его ногами мелочь, тем безопаснее для оной мелочи было. Тем более, что у Гермеса оставались и иные дела в тени мистера Фокса.
Иезекииль Барнетт дорого ему обходился и пока приносил одни убытки. Гермес мог лишь надеяться, что чутье его не обманывало и что он не ошибся в выборе будущего колдуна. Пусть тот только попробовал бы передумать!..
Целью своего первого визита Гермес избрал лавку зеркал мисс Хартиган. О зубастости хозяйки ему еще предстояло сделать выводы, но ее зеркала уже представляли для него интерес. Действительно ли они были магическими, как упоминал отчет мистера Фокса? Если да, как она их изготавливает? Может ли Иезекииль научиться чему-то подобному?
— Ну что ж, мистер Барнетт, готов познакомиться с будущей коллегой? — весело, но вполголоса проговорил Гермес, подавляя порыв протолкнуть Иезекииля в лавку первым.
К ведьмам, особенно старым, он испытывал некоторое недоверие, хотя до недавнего времени и сам был гордым покровителем одной из них.
Все же совладав с собой, Гермес с высоко поднятой головой первым прошел внутрь и с видом честного покупателя принялся осматриваться. Впрочем, это занятие очень быстро превратилось в одобрительное осматривание в зеркалах себя.
Да, он все еще был хорош собой.

+2

3

Чем больше времени проходило, тем сильнее Иезекииль не понимал, почему отказывался от предложения Гермеса, когда тот только начал говорить о ведьмовстве. И хотя пока их совместные усилия на этом поприще не давали никаких ощутимых результатов, Иезекиилю становилось все любопытнее узнавать открывшийся перед ним мир. Он всегда любил получать новые знания, а знания этой стороны жизни, как оказалось, носили особый острый привкус.
– Не готов, но очень заинтригован, – вполголоса ответил Барнетт, уже переступая порог лавки.
Сегодня им с Гермесом предстояла интересная встреча, хотя Барнетт с опасением представлял, чем она могла закончиться. Иезекииль не лгал, когда говорил, что не был готов к встрече: для того, кто собирался стать колдуном, у него было слишком мало информации обо всем, что касалось данного рода деятельности, тем более – в его возрасте. Он мог уповать только на солидарность Алисы Хартиган и защиту опытного Гермеса. Тем не менее, Иезекииль действительно был заинтригован: мысль о том, что можно было делать с зеркалами, по-настоящему вдохновляла его на продолжение попыток поддержать дело его семьи.
Иезекииль не особенно всматривался в то, что отражали зеркала лавки, но зато прекрасно поймал отражение Гермеса, и от этого невольно улыбнулся. И негромко, так, чтобы не тревожить никого в лавке звуками своего голоса, заговорил:
– Ты выглядишь великолепно, Гермес. Как и всегда. Хочешь произвести хорошее впечатление на подопечную коллеги?

+2

4

Бывали дни, когда мисс Хартиган серьезно задумывалась о том, чтобы расширить штат работников лавки с самой себя и той выморенной до состояния бледной моли особы, которая занималась в доме уборкой. Надо сказать, случались они редко, во время особых приступов мизантропии, когда ведьма желала валяться на солнышке, позволив хвосту отдыхать от плена нижних юбок и потреблять одновременно пищу духовную и физическую: то есть грызть леденцы, полистывая фривольный романчик. Проще говоря, когда вспоминала, что в мире есть немало вещей поприятней, чем стоять за прилавком. Потом, правда, приходилось вспомнить еще и о том, что найти хорошую прислугу в Лондоне невозможно, а плохую потом приходится куда-то девать. Алисе в этом вопросе не приходилось даже прибегать к сложным схемам, включавшим в себя расчленение и Темзу или хозяина анатомического театра и небольшую моральную компенсацию. Достаточно было запихнуть кого-то в карманное измерение и разбить входное зеркало. Но, если хорошо подумать, разбазаривать маленькие произведения искусства, превращая в гробницу для излишне любопытного приказчика, было как-то через чур.
Услышав из задней комнаты перезвон входных колокольчиков, ведьма поморщилась и отложила нож, которым пластала холодный ростбиф. Отряхнула ладони и в очередной раз напомнила себе, что с ее образом жизни единственная возможная прислуга – ученица, но они и полы плохо моют, и готовить не умеют. А некоторые еще и учиться не желают, начиная плакать и проситься к мамочке под юбку, стоит лишь подсунуть им на тарелке сырую жабу… Не то, чтобы Алиса считала их деликатесом или вообще имела слабость к сырому мясу, но границу того, к чему ученица готова ради ведьмовства предпочитала находить сразу.
- Чем могу помочь, господа? – Приветливость ведьмы была отработана и выверена так же точно, как доза цикуты в чашке с горячим шоколадом: до смертельно-пикантного привкуса. Рассматривая зашедших мужчин, Алиса склонила голову набок, позволив стрекозе на шпильке взмахнуть тонкими пластинчатыми крылышками. – Ух ты!
Она уперлась ладонями в отполированный прилавок, беззастенчиво уставившись на одного из посетителей – и совсем не человека, если на то пошло.
- Какие красивые глаза. Даже не знаю, пришлось бы мне брать перламутр или золотой песок, чтобы воссоздать этот цвет. Мне уже любопытно, что привело таких интересных особ в мою скромную лавочку?

Отредактировано Alice Hartigan (16 мая, 2019г. 21:35:11)

+1

5

Как по заказу после слов Иезекииля раздался голос хозяйки. Гермесу даже не пришлось отвечать спутнику — он уже произвел впечатление. Он страшно любил, когда им восхищались, даже если это восхищение было напускным. Выпрямив плечи и гордо подняв голову, он двинулся в сторону дамы, позволяя и дальше собой любоваться.
— И что бы вы взяли? Перламутр или золотой песок? — Гермес самодовольно улыбнулся и, остановившись у прилавка, сам по-птичьи склонил голову набок. — Я весьма наслышан о вашем мастерстве, мисс Хартиган. Но и тысячи слов не способны передать насколько умелы ваши руки. Я просто обязан был взглянуть своими глазами. Неужели, вы действительно изготавливаете свои зеркала в одиночку?
Несмотря на искреннее наслаждение лестью, он не терял бдительности. Не было ничего естественного в том, что человек бороздил бренную землю едва ли не столько же, сколько и сам Гермес. Стоя так близко к ведьме, он мог чувствовать на ней отпечаток другого демона. Характерный штамп на душе, если угодно. Вот только пока Гермес его не узнавал. Точно не его этаж. Может, кто-то пониже?..

0

6

Иезекииль поприветствовал хозяйку (а это, без сомнения, была она: каким-то невероятным образом здесь было сложно ошибиться) вежливой улыбкой и приветственным пожеланием хорошего вечера. И дальше предоставил ей и Гермесу вести разговор, в котором он пока был лишним. Учитывая, что пришли они не за зеркалом в прихожую, а говорить о вещах, в которых он пока не так много понимал, ему пока стоило помолчать. Чем он и занялся; этим и тем, что максимально вежливо рассматривал ведьму, пытаясь почувствовать, не было ли в ней, как в женщинах его семьи, чего-то особенного.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Mirror, mirror...