Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Алиса Хартиган (Алессия Сегузо)


Алиса Хартиган (Алессия Сегузо)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Алиса Хартиган (Alice Hartigan)

https://funkyimg.com/i/2TRMJ.gif

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Родилась как Алессия Сегузо в 1722 году, на данный момент разменяла свой 163 год.
Сегузо – девичья фамилия, принадлежит одно из известнейших семей муранских стеклодувов. Учитывая, что сама ведьма работает со стеклом, то считает себя в полном праве ей пользоваться, наплевав на территориальную принадлежность ее работ. Фамилия мужа – Контарини, принадлежавшего к одному из двенадцати благороднейших семейств Венеции. Но себя принадлежащей к этой семье она не считает после смерти мужа (естественные причины), и сыновей (разные неестественные причины).
Алиса Джун Хартиган – имя используется после переезда в Англию, то есть около семи лет.
Ведьма.

2. Род деятельности
Владелица лавки зеркал. Официально там действительно продаются зеркала и некоторые якобы раритетные безделушки из муранского стекла, для проверенных клиентов – гораздо более интересные вещички, которые Алиса делает с применением магии.
Но тоже из стекла.
Те, c кем Алиса ведет деятельность, направленную против демонического посольства, знают ее только как посредника, организовывающего встречи и передающего полезные вещички.

3. Внешность
Прототип: Katie McGrath.

Миловидная дама средних лет, коей планирует оставаться еще лет двести. Или триста. Зеленоглазая блондинка (вот уже лет семь как), среднего роста.
Искренне считает, что для всего есть свое время и место. То есть обычно выглядит как зажиточная горожанка, возможно чуть более эмансипированная, чем следовало бы. С умеренным макияжем и чуть менее умеренной прической: в свой «блондинистый» период Алиса подсела на разнообразные шляпки, гребешки и заколки с перьями-цветами, в коллекции есть даже шпильки со стеклянными бабочками. Если мисс Хартиган занесет на прием в Адское посольство, то и платье будет шикарным, и декольте – глубоким, а цветы в прическе – живыми. Настоящих драгоценностей не имеет (и не ценит по большому счету), носит бижутерию на основе стекла собственного изготовления, максимум – с применением золотой или серебряной проволоки.     
Во время работы в мастерской все это сменят холщовые штаны, крепкий фартук из свиной кожи и платок, надежно прячущий волосы. Грязной работы ведьма не боится, но предпочитает оставлять ее за порогом мастерской. Из соображений безопасности делает вид, что всего лишь посредник некого Буаты – таинственного существа в одноименной венецианской маске, которого и изображает надев мужской костюм и изменив голос.
Гордая обладательница хвоста. Без шуток. Он проклюнулся из копчика еще в детстве, а после того, как Алиса прошла инициацию, вырос на добрых полфута. По виду похож на крысиный, только толще, подвижный. В обычное время спрятан в нижних юбках, а вот в рабочих штанах для него прорезана дырка. К слову, сама ведьма считает эту свою особенность просто очаровательной.

4. Способности и навыки
Была достаточно образованной женщиной по меркам своего времени, до сих пор не потеряла способность к освоению новых знаний. В какой-то момент думала о поступлении в Бримстоунсткий университет, но для этого надо бы подтянуть математику и найти побольше времени.
- не имеет проблем с языками, сейчас в копилке кроме родного венетского родственный ему итальянский, латынь, английский и французский. Это не считая тех бытовых фраз, которые почерпнуты в путешествиях.
- мастер-стеклодув, специализирующий на зеркалах, но способный создавать несложные работы в других техниках.
- неплохие навыки в ведении торговли, то, что лавка имеет средний доход – осознанный выор ведьмы, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.
- мастерски читает по губам и отраженные тексты.

Основные магические техники (каждая имеет свои нюансы и ограничения в применении):
- подчинение зеркал. Все зеркала делятся для ведьмы на «подчиненные» и «чужие». К первым относятся сделанные ей самой или подчиненные в ходе ритуала, через них можно наблюдать за происходящим в комнате (именно наблюдать, ни звуков, ни запахов слышно не будет).
- зеркальные коридоры, сквозные зеркала. Пара связанных между собой зеркал, которые могут служить проходом в другое помещение. Предостережение: отражаться будет та комната, в которую ведет проход, а не та, в которой оно на самом деле находится, общаться таким образом тоже можно но только картинкой, без звука. Для открытия коридора нужна сила ведьмы, если одно из таких зеркал разбить в процессе перехода есть риск смерти («входа» – меньший, «выхода» – больший).
-  пойманное отражение, зеркальная ловушка. Большой раздел, в который могут входить как причинение ментального урона (пойманное отражение, человек фактически впадает в кому, пока его разум заключен в отражении), так и физическое заточение в зазеркалье. По такому же принципу работает заклинание против старения: в маленьком карманном зеркале заключены внешние признаки и даже часть воспоминаний, мешающих легкомысленному образу. Смотреть в него, естественно, не слишком приятно.
- карманные измерения. Те самые маленькие миры в зазеркалье. Обычно требуют для себя «двери» – ростового (ну или хотя бы такого, через которое можно протиснуться внутрь) зеркала. Ограничены сравнительно небольшим пространством, могут иметь физические законы, слегка отличные от тех, что в реальном мире (например, там почти никогда не меняется время суток и года, как на однажды нарисованной картине). Исключение: лаборатория, созданная для себя. Вход в нее открывается при помощи ключа: кулона, который ведьма всегда носит с собой и подчиненного зеркала нужного размера. Естественно, после разрушения «двери» или «ключа» доступ в измерение будет потерян (что происходит с ним самим, доподлинно не известно). 

5. Общее описание
Рассказывать о жизни человека, разменявшего полторы сотни лет – занятие на редкость неблагодарное. Проблема даже не в том, как не превратить чью-то жизнь в сухой исторический трактат, или наоборот – попытаться пристроить куски одной человеческой жизни среди событий, кроивших судьбу мира, как портновские ножницы отрез ткани. Сложно из всех этих лиц и историй выбрать по-настоящему важное, то, о чем стоит помнить полтора века спустя.
Ведьма, которую сейчас называют Алисой Хартиган, похожа на бусину миллефиори – яркая и обманчиво легкомысленная. Но чтобы создать ее потребовались тщательно оберегаемые секреты, кропотливая работа и огонь.
Много огня.

« Это здорово — быть блондинкой: с таким низким уровнем ожиданий легко произвести впечатление.»
Алиса улыбается, смеется не слишком удачной шутке покупателя – одного из случайных, привлеченного перезвоном разноцветных подвесок под вывеской «Муранские зеркала» – в Лондоне есть и лучше, право слова. Где-то в прошлой жизни она осадила бы толстопуза с наметившейся лысиной, но если бы эта ведьма жила по старым правилам, давно бы отравилась собственной злостью, как ядом.
Алессия Сегузо родилась в то время, когда Венецианская республика потеряла большую часть своего влияния, но худо-бедно сохраняла status quo. Она до сих пор снисходительно фыркает, когда кто-то уверяет, что инициация меняет человека. Вот уж дудки!* Гонором Алессия обладала с детства, привычкой делать все по-своему – тоже. И если ведьмой девочка осознала себя не сразу, то дочерью мастера-стеклодува была, еще толком не научившись стоять на ногах. А это в Венеции значило очень и очень много. Так что, когда мать начала обучать дочь ведовству, слова о значении магических традиций упали на благодатную почву, которая образовалась именно там – в мастерских одной из старейших семей с острова Мурано.
Девочке было лет шесть, когда она впервые увидела, как человек умирает за предательство.
Алессию разбудил шум во дворе, отец и работники мастерской волокли кого-то внутрь. Природное любопытство, которое лишь из вежливости называлось любознательностью, не позволило ей оставаться в детской. Распластавшись на лестнице, она наблюдала за тем, как отец расправляется с одним из стеклодувов, пытавшимся сбежать с острова вместе с секретами производства. Его голову окунули в расплавленную стекольную массу, а потом отрубили и выставили за воротами мастерской.
Она вспоминает тот кусок обожженного мяса с проглядывающими сквозь прозрачное стекло костями и думает: как жаль, что демоны от такого не дохнут. С каким бы великим удовольствием она сотворила такое с каждым адским ублюдком, разбазаривавающим секреты ведьмовства.

Мать сложно было назвать хорошей наставницей. Алессия искренне удивлялась, как они друг друга не прикончили, но перестать восхищаться матерью как ведьмой не может. В ее гримуаре хранятся рецепты, одновременно прекрасны и ужасные. Маура, как и многие поколения женщин их семьи, была тесно связана со стеклодувным промыслом. Она умудрялась превращать стеклянные безделушки в убийственные вещи: черное стекло, кровавое стекло – за этими названиями скрывались вещи, способные отравить кровь или осколками разодрать сердце в клочья. Девочка познакомилась с ними в самом начале обучения, помогая матери еще до собственной инициации и возможности хоть как-то колдовать самой.
Алессию больше привлекали зеркала. В том числе и потому, что в начале обучения в ее сердце не успело поселиться достаточно горечи и жестокости, которые мать вымещала в своих работах. Она училась – что магии, что стекольному мастерству. Далеко не всегда удачно, обжигаясь и давя в мелкое крошево неудачные работы, молодая ведьма училась подчинять себе грань мира в отражении – смотреть с той стороны зеркал и сама проникать по ту сторону границы. Все это под постоянные насмешки матери, которая считала, что Алессия блажит, занимается никому не нужной ересью и вообще, лучше бы перестала быть фантазеркой.
Люди не испытывают особой симпатии к тому, в ком видят свое отражение.
Маура начала считаться с дочерью только после того, как двое суток провела в зеркальной ловушке – отражении собственной гостиной, так и не сумев выбраться. Не полюбила строптивую девку, и не одобрила ее страсти к зеркалам, но вводила дочь  в Венецианский ковен не без гордости.

Ее первый карнавал преподнес Алессии встречу с будущим мужем, одним из патрициев. Учитывая, что законы республики позволяли дочерям известных стеклодувов неслыханные по тем временам вольности вроде браков с дворянами с последующим сохранением титулов детьми, девушка ими воспользовалась, сделав шаг с острова Мурано в Ка-д’Оро, золотой дворец. Третий – знакомство с человеком, которого она искренне любила последующие полвека. К тому моменту, как последний дож Светлейшей Республики Венеции подписал капитуляцию перед французами в 1797 году, синьора прожила достойную жизнь. За ее спиной было семьдесят пять лет очень интересной и насыщенной жизни: муж, вдовство, возлюбленный, дети, внуки, интриги и благотворительность, словом, достаточно событий, чтобы подустать и не пытаться держаться за молодость.
Тогда я еще понятия не имела, что настоящая человечность заключена не в тебе самом, но в глазах смотрящих на тебя близких.
В том же девяносто седьмом году ведьма потеряла почти всех своих близких. Старшего сына, отравили политические оппоненты – семья ведьмы была резко против капитуляции (и не только потому, что почтенная синьора так сказала). Многие погибли во время нападения на палаццо, в том числе средняя дочь, которую Алессия воспитывала как преемницу своих магических знаний. Выжила только сама ведьма, младший сын и одна из внучек – ушли через зеркала по старому туннелю, который в свое время создавался, чтобы незаметно бегать к любовнику. Следующие несколько лет почтенная синьора посвятила вдохновенной мести, начиная с тех, кто отравил сына и напал на дом и заканчивая просто любым французом. К сожалению, Алессиия слишком уж ей увлеклась и не заметила, как та разрушила остатки семьи: погиб сын, а внучка тронулась умом – иначе как объяснить, что та отказалась от инициации и отправилась в монастырь замаливать грехи? То, что сама она пару раз оказывалась одной ногой на костре, ведьма отбрасывала в сторону, как незначительный факт.

Когда не можешь вовремя умереть, приходится как-то жить.
Смешно сказать, сколько лет можно убить, пустив на путешествия. Для человека, фактически прожившего всю жизнь в одном городе (пусть и самом лучшем на земле, заменявшим собой целый мир), они оказались любопытным открытием. А еще, лишившись привычных якорей, которыми долгие годы работали близкие. Люди перестали быть значимыми для ведьмы, зато их было так удобно использовать для того, чтобы обеспечить себе беспечную жизнь. Не отвлекаясь на семью, можно было больше совершенствоваться в магии. Все эти страсти, месть, злость… От этого появляются морщины, какой ужас!
А потом в Лондоне открылось Адское посольство, и почтенная синьора убедилась: сатанеть она вовсе не разучилась. В отличии от Венеции магию без боя ведьма сдавать не собиралась.
Но в этот раз, в силу возраста была намного Алесса была намного осторожней. Не хватало еще попасться демону, с которым была заключена ее сделка, и лишиться силы и возможностей для борьбы.

Об игроке

6. Способ связи
Почта в профиле, ЛС.

7. Пробный пост

Свернутый текст

- Знаешь, мне просто интересно… – От подобного вступления ничего хорошего ждать не приходилось.
Впрочем, от Сары Кэррингтон по определению не приходилось ждать ничего хорошего.
Уж точно не после перелета «а раньше вообще пароходом» через Атлантику, спрессовавшего задницу в один тугой комок негатива, и поездки до этого, как его… Жопошира? А, нет. Кымбырбыра? Тоже не то. Для человека, без запинки называвшего всех гномов не только в Белоснежке, но и в Хоббите (до выхода фильмов, если что!), такие провалы в памяти были не характерны. Явная психосоматика.
Девушка оглянулась по сторонам, но отходить от припаркованной машины не спешила. Настроение, и без того не самое лучшее, продолжало ухудшаться. Пэм, отлично знавшая все завихрения ее характера, предпочитала молчать и это все напоминало ту долбанную притчу на мотивчик «я знаю, что ты знаешь, что я знаю» – повторять, пока оппонент не взорвется. Раздраженная Сара была в принципе не способна на конструктивный диалог, любой аргумент воспринимался как щедро поднесенный к динамитной шашке запал. Но главной проблемой было то, что молчание тоже раздражало, просто медленней. И только вопросом времени было, когда Сара начнет кидаться острыми фразочками, провоцируя скандал.
То, что правила игры обеим были давно знакомы, ситуацию не облегчало.
Точнее – не делало последствия менее болезненными.
Памела горела желанием проверить эту часть наследства. Сара была, вроде как, не против выбраться со своей практики в конторе. Что угодно, лишь бы не втискиваться в business best. Ощущение, что каждое утро она, как рыцарь, облачается в полный доспех, расправляет знамена и со всеми регалиями направляется на ристалище, вызывало рвотные позывы. Доказывать семье Кэррингтон свое право на эту фамилию было занятием неблагодарным и, мягко говоря, бесперспективным. По итогам проигранных боев Сарах ронически чувствовала себя глупее, неудачливей да и откровенно безмозглей, чем самый последний бариста в холле офисного здания, где располагался ее кабинет. 
Возможно, это все было грамотной, выверенной местью бабки Кэррингтон. Во всяком случае, после пары ядреных коктейлей это не казалось таким уж параноидальным бредом. Сара появилась в доме в шестилетнем возрасте, когда ее мать переусердствовала со снотворным. Не в первый раз, если уж на то пошло, но именно в этот патриарх семьи Кэррингтон забрал у бывшей любовницы общего ребенка. Что им двигало, сказать сейчас было не так уж просто: то ли нежелание того, чтобы грязная история попала к журналистам, то ли, наоборот, желание позлить излишне чопорную жену. Как бы там ни было, Сара стала просто еще одной из рода Кэррингтон, но при этом не оказалась ничьей дочкой, внучкой или племянницей – такой вот казус.
Были Кэррингтоны, была Сара.
А еще Пэм.
Кстати, о последней. Сара оглянулась – она понимала, что затягивает паузу слишком долго, но сейчас осенний воздух хоть немного остудил голову и появился шанс перевести все просто в шутку.
- Может, еще не поздно смотаться назад и прихватить парочку Винчестеров? Или хотя бы пару килограмм соли в ближайшем магазине. Этот дом мне оптимизма не внушает.

Вот! Вот оно, это ощущение, мучавшее Сару всю дорогу.
Она была не готова.
Не то, чтобы девушка так страдала от какого-то синдрома скаута, но и оказываться голой задницей в термитнике тоже не любила.
Да, она читала материалы по дому. Сложно было отвертеться, когда Пэм этой идеей исторического наследия фонтанировала. Обрывки истории Кэррингтон Холла, копии гравюр (Или как там они правильно называются? Прокатки? Оттиски?), опись картин и предметов искусства (Почему их не вывезли в Штаты?), даже отчет о провалившейся крыше – под сотню футов в максимальной точке, еще бы он за столько лет не провалился! Проблемой было то, что никакие данные не позволяли в полной мере подготовиться к тому, что их с Памелой ждало в этом доме. И холодок, словно кто-то где-то прошелся по ее могиле, продирал до костей с незавидной частотой.
«Ветер», – повторила Сара и заставила себя в это поверить.
Она упрямилась, ментально выворачивала Пэм руки и откровенно шантажировала.
Нет, мы не будем брать эту машину напрокат, нам нужен внедорожник. Рамный. Зачем? А затем, чтобы когда мы въедем – а с этим правостороннем движением это только вопрос времени – от нас хоть что-то осталось.
Да, мы возьмем питьевую воду, спички, фонари, батарейки и аптечку потому что не верю я этому смотрителю, он все равно в городе живет! Это еще хорошо, что Пэм не знала об упаковке твердого топлива, мотке веревки в багажнике, иначе бы точно побежала в ближайшую ветеринарку просить успкоительного для своей бедной умирающей лошадки. Потому что это была уже не жалкая истрbка, а полноценный психоз – с такими не размениваются на человеческие лекарства, а сразу переходят на транквилизаторы убойной мощности!
«Про нож в сапоге точно говорить не буду», – мрачно подумала Сара.

+2

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Алиса Хартиган (Алессия Сегузо)