Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Ритуал на две трубки


Ритуал на две трубки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Hermes Lovell, Ezekiel Barnett, Wester Moore
15 октября, вечер, Бримстоун

Гермес ищет вдохновения, Иезекииль — смысл, а профессор Мур — истину. И если все пойдет по плану, никто из них даже не умрет.

0

2

Гермес не хотел признаваться своему подопечному, что понятия не имеет, как и чему его учить. Поэтому он придумал витиеватый план с участием профессора оккультизма, призванный помочь ему заполнить пробелы. Почему бы не переложить обязанности по обучению на человека, который уже посвятил этому занятию всю сознательную жизнь? Однако они не могли явиться к профессору Муру, открыто заявив о своих намерениях. Им нужен был предлог. Таким предлогом стал последний незавершенный ритуал пера Изабель.
Пожалуй, позволять начинающему колдуну проводить ритуал, который, вполне вероятно, уже убил одну ведьму, было не самой светлой идеей Гермеса. Куда разумнее было бы попросить эксперта разложить ритуал по полочкам, а заодно и сделать его более безопасным. Неплохо, если бы эксперт еще и попутно рассказал, как ритуалы в принципе работают. Гермесу требовались идеи.
Согласно легенде, Иезекииль пытался разобраться в причинах гибели своей матери. Гермес составлял ему компанию в качестве платы за время почтенного профессора. Мотивы же самого Гермеса оставались тайной для всех остальных. Если встреча прошла бы удачно, все трое остались бы довольны и целы.
Так рассуждал Гермес, тоскуя у ограждения на опустевшей палубе. Пароход тащился через залив уже целую вечность даже по демоническим меркам. Несмотря на черепашью скорость, вихрящийся порывы ветра трепали волосы Гермеса и били ему в лицо. Если б не человеческий спутник, он мог бы давно уже быть в Бримстоуне. Но увы, вместо этого он скучал в плавании. И сожалел, что не догадался взять в дорогу книгу.
О том, насколько ему скучно, он извещал тяжелыми вздохами и заунывными стонами: недостаточно громкими, чтобы стать неприличными, но достаточно — чтобы остальные пассажиры вдруг решили найти себе дела в другой части парохода, подальше от демона. Гермес то и дело поднимал голову над перилами, высматривая землю, но та не спешила принести ему избавление.
— Что, счастлив снова увидеть Alma Mater? — сразу же уцепился за возможность поговорить он, как только Барнетт вновь оказался рядом. — Сколько ты уже здесь не был? Пять лет?

+2

3

Иезекиилю довелось наблюдать Гермеса вне его отличного расположения духа уже несколько раз: когда плеснул в него святой водой, когда их план по урегулированию дел с рабочими пошел совсем не так, как было задумано, и вот теперь у Барнетта появилась возможность лицезреть Демона Скучающего. Да, должно быть, существу, которое могло обходиться без транспорта вовсе, долгие путешествия казались (или были) пыткой.
Иезекииль бы ни за что не признался в этом Гермесу, но ему было забавно наблюдать демона таким. Никакого удовольствия от страданий Гермеса Барнетт, конечно же, не получал, но этот факт не отменял того, что страдал Гермес очаровательно.
– Как мне приятно, что ты плотно знаком с моей биографией, Гермес. Но “счастлив” – это немного не то слово, – с улыбкой произнес Иезекииль, когда оказался на палубе рядом с Гермесом. – Я скорее взволнован. Мне кажется, для чувства возвращения в место учебы, будучи взрослым, надо изобрести отдельное слово.
Барнетт аккуратно достал из кармана выписанный ритуал, внимательно взглянул на него и, аккуратно свернув, убрал обратно от греха и воды подальше. От этой поездки Барнетт ожидал многого. Во-первых, сегодня его обучение могло серьезно пойти вперед, и некоторые тайны могли быть раскрыты. И, во-вторых, ему было очень любопытно познакомиться с профессором Муром, с которым он, кажется, не пересекался во время учебы (хотя может, встреча с профессором могла разбудить в Барнетте забытое). Конечно же, все это помимо того, что у Барнетта появился шанс вновь посетить земли родного университета, как и заметил его спутник. От обилия такого потенциала Барнетт вновь улыбнулся Гермесу и миролюбиво произнес:
– Взбодрись. Мы уже скоро должны быть на месте.
Иезекииль не был уверен, что его слова помогли Гермесу легче перенести остаток путешествия, но, тем не менее, оно все-таки подошло к концу. Согласно их совместной договоренности, профессор Мур должен был встретить их с Гермесом на пристани, и поэтому, сходя с парохода, Иезекииль с любопытством рассматривал людей на земле.

+2

4

- Мистер Гастингс, я вам повторяю в седьмой раз, что работы сдаются во время семинара, на это специально отводится время. Ваш третий прогул за семестр говорит красноречивей ваших нынешних пламенных речей. Встретимся на следующей неделе, если вы, конечно, еще будете здесь числиться. Всего хорошего.
Профессор Мур совершенно бесстрастно и бесцеремонно обогнул назойливого студента, непонятно с чего решившего, что сдавать работ можно в любое удобное время. О нелюбви Вестера к несерьезным и безответственным студентам известно в университете чуть ли не каждой собаке, зато с прилежными и с жадными до знаний учениками мужчина был готов проводить часы напролет, невзирая на время дня и ночи. Но несмотря на все это сам он отчего-то периодически опаздывал (виной всему, конечно, обстоятельства, но никак не он сам). Поэтому до пристани пришлось буквально бежать, периодически кивая и здороваясь со всеми знакомыми лицами.
Несколько дней назад Вестер получил письмо от некоего Иезекииля Барнетта, текста там было немного, но весьма достаточно, чтобы заинтересовать ученого. Хватило упоминания некоего ритуала и вежливой просьбы помочь в нем разобраться. Обещать Мур, конечно, сразу же ничего не стал, предложил лишь встретиться и обсудить все более конкретно, на его взгляд любой ритуал должен быть достоин внимания, ведь из малого в последствии может вылиться нечто-то куда более масштабное и серьезное.
Судно уже причаливало, практически у края пристани собралась толпа студентов, желающая распрощаться с учебой и добраться до центра Лондона. Профессор встал чуть позади всех, придерживая покалеченную руку здоровой. Из-за все время меняющейся погоды плохо сросшиеся кости то и дело начинали ныть, причиняя дискомфорт. Отчасти порой это являлось причиной его плохого настроения и периодических бурчаний на всех и вся. Мистер Барнетт сказал, что будет не один, а профессор Мур упомянул, что среди всех собравшихся здесь людей, будет единственным, кому за тридцать.
И оба не обманули.
Только вот Вестер никак не ожидал, что одним из тех, кто желал с ним встречи, окажется демон. Интерес к происходящему возрос эдак раз в десять.
- Приветствую. – Он улыбнулся, поочередно глядя то на демона, то на человека, и аккуратно протянул правую руку для рукопожатия. – Вы успешно добрались? Я предлагаю проследовать в мой кабинет, там мы сможем все обсудить.

+2

5

"Взбодрись". Гермес скептически хмыкнул. У него не было ни единого повода для бодрости: несмотря на его пристальный, укоризненный взгляд, берег не торопился приближаться. Но все имело обыкновение заканчиваться. Наконец Гермес выпорхнул на пристань с ничуть не меньшим энтузиазмом, чем у студентов, в свою очередь спешивших подняться на борт.
Их с Иезекиилем действительно уже ожидали. Удивительно, но глаза профессора Мура засветились интересом, стоило ему заметить их в толпе. В целом, это было хорошим знаком. Однако Гермесу показалось, что интереса в них светилось слишком много.
Приближаясь к профессору сквозь поток студентов, Гермес думал, какое представление будет стратегически верным. "Я друг мистера Барнетта" сразу вызовет подозрения и бросит тень на Иезекииля. Увы, несмотря на старания Посольства, бытовало мнение, что демоны не способны на простую дружбу и что у них во всем есть корыстный интерес. То, что это было правдой, делу не помогало. "Я демон мистера Барнетта" звучало чудовищно и слишком неоднозначно. К тому же, в действительности все обстояло с точностью наоборот — Иезекииль был человеком Гермеса.
Но в тактических целях он решил этого не показывать и отступил на шаг назад, позволяя Иезекиилю выйти вперед и первым поздороваться с профессором.
— Давайте, — кивнул он, пожимая руку вторым, и выбрал свое классическое приветствие: — Я Гермес Ловелл из отдела по связям с общественностью Посольства.
В конце концов, профессор был своего рода общественным представителем. И они сейчас устанавливали с ним связь.

+1

6

Иезекииль с волнением сошел на пристань вместе с Гермесом; у него было много причин для того, чтобы быть взволнованным, с возвращением в Бримстоун, пусть и временным, и интригой, с которой он ждал новых знаний. И поэтому улыбка, с которой он пожал руку профессора Мура, была чуть более живой, чем он обычно себе позволял при встрече с уважаемыми людьми в месте их работы.
– Да, дорога была легкой, благодарю. Я очень рад с вами познакомиться, профессор Мур, – проговорил Иезекииль; он не мог не отметить про себя то, как профессор смотрел на Гермеса; все это могло обернуться либо бонусом для них, либо наоборот. Но показать могло только время. – Разумеется, профессор, пройдемте в ваш кабинет.
По дороге Иезекииль не мог не оглядываться по сторонам, обращая внимание на людей и обстановку кругом. И если кому-то бы пришлось заметить его интерес, он с улыбкой пояснил:
– По дороге сюда мы с мистером Ловеллом уже говорили о том, как удивительно возвращаться в родной университет. Начинаешь вновь ощущать себя студентом, хотя я уже давно не в том возрасте.

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Ритуал на две трубки