Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » I want to break free


I want to break free

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://s8.uploads.ru/k13ZF.gifhttp://s9.uploads.ru/ZNjBG.gifhttp://sg.uploads.ru/pb0o9.gif

Gawain Pynnoke, Rose Darlington, Shawn Blake
Лондон, 15 октября 1886 года

Есть люди, которые не отпускают и после смерти.

Отредактировано Rose Darlington (28 мая, 2019г. 22:59:57)

0

2

Это был даже не переулок. Так, закуток. Отличное место для встреч влюбленных. Так и в этот прекрасный слегка прохладный вечер здесь стояли двое. Там,  чуть дальше за поворотом кипела жизнь. Здесь же было тихо и спокойно.
-Говорят, плачущей женщине нужно предложить платок. Особо наглые могут обнять или похлопать по спине. К сожалению, у нас это не получится. Прекрасная и златокудрая... Как же мне Вас утешить?..
Вольф сжал губы, стараясь сдержать "потому что ты заебала рыдать уже! Несколько часов подряд и полдня спустя! Угомонись, мать твою!!!" Надо признать, сдерживался он из последних сил. Как и подбирал слова. Хотелось просто ударить эту невыносимую бабу, но... С призраками это получалось плохо.
Отсюда был бы отличный вид на тот дом ниже по улице. И доступ.
Был бы. Но сам Вольф этого сделать не мог. Потому что он блажной и в переулке он видит призрачную бабу. Которая продолжала и продолжала рыдать.
Он уже пытался сегодня ранее, но эти не прекращающиеся заливистые рыдания слишком мешали сосредоточиться. Может, стоило найти место поудобнее, но...
Но Волчонок знал: несуществующие для других видения реагируют на диалог и умеют говорить ртом. Иногда даже бывают полезны. Как таблетка от одиночества, например.
Может, конечно, давно пора было сдать себя на опыты и избавиться от своей проблемы. Но что-то не радовала ни слава одержимого, ни "прекрасные" методы "нашей прекрасной и продвинутой медицины"...
Ага.
Двинутой.

Поэтому он дождался в таверне только подходящего времени, чтобы попытаться поговорить с неизвестной и давно умершей (а то и вовсе никогда и не существовавшей) блондинкой. Лучше было дождаться, как общество своих знакомых уйдет (вообще не гарантия) и более удобного времени. Но тогда он бы точно сошёл с ума. Еще раз.
Из "сирены" Вольф выходил слишком задумчивым. Не особо вглядывался в лица собеседников. Как-то отбрехался историей о прекрасной девице, что его ждет и может предложить отличный вечер. И, конечно, что работа-работой, но есть вещи и поважнее! Потом к утру скажет, что это - его сильнейшее разочарование в планах на вечер. Или не скажет - будто бы он первый мужчина, что приукрашивал свои достижения!
Да и излишнюю задумчивость можно списать на романтический угар.
Лишь бы кто не увязался, чтобы всё испортить.
А то испортить удастся более чем качественно - слава чокнутого вообще не сильно помогает жить.

Отредактировано Gawain Pynnoke (27 апреля, 2019г. 00:19:04)

+1

3

Когда работаешь и живешь, когда вся твоя сознательная жизнь проходит в одном и том же месте, в одном и том же ритме, в окружении одних и тех же людей, то ты не столько привыкаешь, сколько начинаешь замечать непривычные детали, которые любой другой не заметит. Причем замечаешь так ярко, будто земля разверзлась. А у тебя всего лишь кружку не на то место поставили...
Таким был образ жизни Роуз. И мельчайшие изменения в "Пьяной сирене" она замечала раньше Франциска. Изменения в поведении гостей - тоже, всегда предугадывая, что сегодня будут пить те или иные постоянные посетители. Что уж говорить о тех, кто был частью большой Ароновской семьи? Их Дарлингтон почти всех знала как облупленных: привычки, манера выражаться, предпочтения в еде, выпивке, женщинах (мужчинах), род деятельности и сильные и слабые стороны. Для этого ей не нужно было ходить с ними на дело. Она просто о них заботилась, подобно сестре или матери, а потому и реагировала чутко на изменения, для нее непривычные.
В число тех, кого Роуз считала семьей, входил и Вольф. Парень, на которого девушке приходилось смотреть снизу вверх, запрокинув голову, но которого это не мешало ей отчитывать, если, например, он прошелся грязными ботинками по свежевымытому полу или притащил какую-нибудь дрянь (украденную, конечно) в "Сирену", а там обнаружились тараканы или еще какая-нибудь хрень. Позитивная (обогащающая) составляющая добычи в такие моменты Дарлингтон волновала в самую последнюю очередь. И Волчонок мог быть уверенным, что, если бы Роуз доставала до его ушей, то непременно бы оттаскала бы за них уже не раз в качестве нравоучения.
В тот день, когда Вольф вышел из "Пьяной сирены" в глубоко задумчивом состоянии, это не укрылось от продавальщицы. Девушка, заметив столь нетипичное поведение парня, насторожилась. И, учитывая, что дел в трактире было не так много в тот момент, Роуз подхватила свой плащ и последовала за Волчонком. На расстоянии, разумеется, так что он ее не видел. А она видела его хорошо - рост, опять же, делал Волчонка заметным. Но, скажем так, Дарлинг не была готова к тому, что... хм... увидела?
Скорее, услышала. Пару раз выглянув из-за поворота, Роуз несколько раз убедилась в том, что в уличном закутке Вольф был один. Совсем один. И, совершенно неожиданно, Волчонок заговорил с пустотой. Заговорил так, будто перед ним был человек. Женщина, судя по всему. Сначала Дарлингтон решила, что парень репетирует общение с какой-нибудь знакомой особой. Но, понаблюдав еще немного, встревожилась окончательно: а не сошел ли Вольф с ума?
В итоге решив, что сейчас не время и не место разговаривать о своем открытии, Роуз первой поспешила вернуться в "Сирену" и дождалась Волчонка там. И, как только предоставилась такая возможность, девушка перехватила парня и негромко сказала:
- Вольф... есть минутка? Я бы хотела с тобой поговорить, - продавальщица утянула Волчонка в подсобку и, обеспокоенно оглядев его с головы до ног, осторожно уточнила. - Послушай... Ты хорошо себя чувствуешь? Не болит голова? Нет... нет галлюцинаций?

+1

4

Обращаясь к даме, особенно плачущей, можно ждать какой угодно реакции. Не важно, продолжения плача ли, агрессии, нового витка истерики. Главное, реакции. Которая последует обязательно, девочкам эмоции нужны для выживания, не важно, жизнь ее исчисляется годами, десятилетиями или и вовсе несуществующими цифрами.
Никакая реакция - это не нормально. Видимо, женщина была не в курсе.
Вольф недоуменно уставился на собеседницу. Ситуация не менялась. Волчонок скрестил руки на груди, оперся на стену и принялся наблюдать.
Женщина будто дождавшись этого, встрепенулась, посмотрела по сторонам и с криками "Роуз, Роуз, моя девочка!" понеслась куда-то в сторону оживленной улицы. Волчонку осталось только проводить странную женщину взглядом. И да. Отметить для себя, что когда-то та была красива, пусть даже виделась ему немолодой.
Он был бы только рад спросить "и что это было?", но спрашивать было некого. Зато теперь можно было подобраться к злосчастной двери, благо рядом никого не было.
Самое время познакомиться с замком поближе. Новая работа,  неизвестный ему мастер. Отличная задача, к которой для начала стоило бы присмотреться и прислушаться, а потом можно будет подобрать инструмент. Не быстрая, но интересная работа.
Если вслушиваться, там вдали можно было также услышать "Роуз, Роуз...".
Если вслушиваться.

Когда Вольф шел обратно, призрачная дама никуда не исчезла. Она металась ниже по улице, будто пытаясь преодолеть некоторую стену. Теперь ее заклинило на новой фразе. Хотел бы горе-медиум понять, что изменилось. И не думать о другой знакомой Роуз - мало ли их на свете.

Как специально, девушка поджидала его дома. Эта хрупкая малышка никогда не вызывала у него настоящего раздражения, что при его характере в первый год знакомства не должно было бы произойти. Тем более, что уверенные в своей взрослости дети ненавидят, когда к ним относятся как к малышне. Сейчас, со своих солидных семнадцати, Вольф это особенно остро понимал.
Но как можно злиться на фею, что выглядела косящей под взрослую девочкой даже больше, чем настоящие девчонки? Даже когда материлась как сапожник. Особенно когда материлась.
Что оставалось? Ничего. Только умиляться.
В подсобке сквозь смех он только и успел, что спросить: "И не боишься остаться с мужчиной наедине?"
А потом улыбка на секунду приклеилась к его лицу.
Галлюцинации.
Отлично.
Первой, самой малодушной, мыслью было свернуть близкому человеку шею, оставив тайну его проблем так. Какие только глупости от неожиданности в голову не придут.
Натянутая улыбка продолжала расползаться. Мужчина сделал шаг вперед, заставив собеседницу попятиться. Чтобы наклониться ближе к ее лицу, опереться обеими руками о стену за ее спиной и прошептать:
-И эти люди уверяют, что я ужасный актер!..
Смена эмоций на лице Роуз была достаточно прекрасна и непередаваема, что тут уже Вольф смог рассмеяться искренне. И оттолкнуться обратно, особо не пытаясь защититься от праведного гнева прелестницы из "сирены".
-Когда ты в следующий раз додумаешься следить за моими перемещениями, делай это аккуратнее, коллега. А то к следующему разу я успею придумать шалость поинтереснее.
Правда, себе он мог признаться. Не заметил. Хотя и коллега, и опыт и привычка жить настороже. Похоже, кто-то слишком расслабился. Вот и приходится разгребать.
Перед глазами же у него так и оставался мечущийся призрак. И призрак, похоже, признал именно эту Роуз.
- А если серьёзно... Ты меня подловила, принцесса. Но не голова. Просто мысли... И... - Волчонку было трудно собраться, чтобы задать этот вопрос и скрыть правильную причину. Но он старался, - Поможешь мне?.. Ты же помнишь, как выглядела... Твоя мама?

+1

5

За фразу про наедине Роуз очень захотелось огреть Вольфа по голове чем-нибудь увесистым. Он еще и ерничает, когда она за него переживает! Жаль, было не достать до этой лохматой макушки!..
- Вольф, я серьезно! - нахмурилась девушка, упираясь кулачками в бока и ожидая объяснений. Впрочем, почти сразу руки Дарлингтон опустила, еще сильнее запрокидывая голову, чтобы видеть лицо Волчонка, и невольно отступая к стене. Если бы перед ней был чужой ей человек, Роуз уже как следует зарядила бы нахалу в пах да кинулась бы за помощью. Но перед ней был Волчонок, практически выросший у нее на глазах, превратившийся из подростка в мужчину... И продавальщица совершенно растерялась, инстинктивно сначала испугавшись.
А потом Волчонку следовало бы бежать. Потому что его хохот разжал внутреннюю сжатую пружину Роуз. Злость и возмущение такой жгучей волной поднялись в ней, что девушка бесцельно накинулась на Вольфа. До головы, конечно, не достала, но парочку пинков и тычков, а так же неплохой удар в живот маленьким кулачком парень огреб. Осыпая Волчонка ударами, не приносящими ему особо вреда, но помогающими самой Дарлингтон выплеснуть гнев и не обидеться на него прямо-таки смертельно, продавальщица возмущенно шипела:
- Ах ты!.. Дурак, вот ты кто! Я же беспокоилась о тебе! - учитывая, что фантазии Роуз как-то еще обругать Волчонка не хватило, можно было сделать вывод, что она действительно волновалась. И продолжала волноваться сейчас, причем сильнее, чем злилась. Град ударов стих, и Роуз, переводя дыхание, отбросила с лица светлую прядь. Но, учитывая, что Волчонок продолжал посмеиваться на дней, Дарлинг сочла за лучшее просто уйти и оставить его в покое, по крайней мере на время... но не успели ее пальцы коснуться дверной ручки, как слова парня ее остановили.
Обернувшись, Роуз вновь внимательно и уже мягко посмотрела на Волчонка, обращаясь вся во внимание. И, видя, как парень подбирает слова, девушка совсем набралась терпения, понимая, что, видимо, что-то случилось.
- Мама? - ему удалось ее удивить. Роуз немного подождала, пытаясь понять, очередная ли это шутка. Никто из банды Арона никогда с ней не говорил о ее прошлом и о ее семье. И девушка не то чтобы была готова это обсуждать. Вольф понял это, когда удивленное выражение лица омрачила непонятная ему тень.
- Помню. Правда, я не видела ее уже больше десяти лет. А в чем дело, Вольф? В чем тебе нужна моя помощь?

+1

6

Маленькие, но сильные кулачки были далеко не самым приятным ощущением - как и любая прекрасная и эмоциональная, Роуз не особо целилась и контролировала силу. Как при этом девушки умудряются попадать в болевые точки оставалось и остаётся для Волчонка загадкой. Тут уже впору ему было отступать.
Да, он действовал нарочито грубо. Но сохранность собственных тайн как его собственных, так прошлого Гавейна, которым он не хотел себя больше считать, была всё же важнее. Такие глупости легко забываются. Слухи о чужом безумии - почти никогда. Даже при том, что самый прекрасный (и, по сути, единственный) медик контрабандистов Арона далеко не болтлива, она сочтет  необходимым сказать как минимум двоим. Франциску с Ароном хватит своих тайн и проблем, а Вольф категорически не хотел ощущать на себе дурацкие задумчивые взгляды всех троих. Он не сумасшедший. Даже если и да.
Он мог бы сказать "прости, дорогая. Так надо." Но не мог.
Оставалось только растирать на диво удачный удар в живот и продолжать тянуть печальную улыбку.
Как сохранить свою тайну, но узнать, по сути, чужую? Забывшись, юноша выпрямился и с руганью схватился за голову и ссутулился обратно.
-И что вас троих привлекло в этой рухляди? Даже потолки не везде под нормальных людей деланы...
Зато удар помог собраться. Да, девушка не хотела знать о матери, причем, окажись его догадка верной, могла опечалиться еще сильнее. Но он должен был понять. И проверить. Хоть внешность и имя.
Что оставалось? Ничего хорошего. Говорить почти правду. Много, долго и надеяться, что логично.
Лучше бы он просто забыл. Но забывчивый и не интересующийся бы точно не оказался ни со своей бандой, ни между сиреной и морем.
При очередной попытке отступить к стене за спиной подозрительно зашуршал мешок с провиантом, явно готовый мстительно рассыпать всё своё содержимое.
- Это, в сущности, мелочь... Даже неудобно спрашивать, - юноша отвел глаза, -Просто скоро будет одна не самая радостная дата для моей семьи. Я не помнил свою мать и не помню до сих пор. Но когда было с кем, я говорил о ней незадолго до...
Получалось не совсем ровно. Под страхом смерти он не хотел рассказывать о своей настоящей семье. Но чем глубже он лез в это дерьмо, тем четче видел, как сверху летит лопата со следующей порцией навоза.
И кого он спрашивал бы в период разбоя? Жертв?
Правда, некоторые побродяжки и сами рассказывали о своем прошлом, надо и не надо. Им слишком хотелось выговорить новую боль. Не все могли заставить себя сразу всё забыть и утопить поглубже.
Вольф шумно выдохнул, до надувания щек. Кажется, он творил глупость, которая грозила стать откровенной проблемой. Но не знал, как остановить катящуюся вниз карету. А Роуз продолжала внимательно случать. Вот черт.
-Поэтому раньше я в это время спрашивал других. Но сейчас, как ты понимаешь, не очень получится. Кого? Арона? Франциска? Гарда? Эла?  Спасибо, что-то не хочу при них выглядеть слабаком. Искорку? Ну во-первых, я и так о ней уже знаю... А чужие рассказы... Свою я так никогда и не видел, поэтому собираю истории и описания чужих.
Частичная правда была лучше лжи. Правда, Вольф уже сейчас жалел о своём слишком длинном языке. С другой стороны, девочки любят слезливые истории.
Парень махнул рукой, давая себе еще один шанс "слезть".
-А, не обращай внимания. Глупости...

+1

7

Звучный удар головой Волчонка об потолок вызвал у девушки одновременно и смешок, и сочувствие. Роуз покачала головой и заметила резонно:
- Это Арон выбирал.
Но это маленькое происшествие ничего не изменило, и парень отлично видел, что продавальщица ждет объяснений. Ну, и сбежать не выйдет, это верно. Однако по мере странно-путанной речи Вольфа, Роуз скрестила руки под грудью и чуть нахмурилась:
- Ничего себе "мелочь". Ты хотел сказать "очень личное", вероятно.
Впрочем, определенная степень доверия и, значит, цели была достигнута. Взгляд Дарлингтон стал сочувствующим, хотя хмуриться она не перестала. Мало того, что тема разговора приняла отнюдь не приятный поворот, так еще и Волчонок очевидно нервничал, а суть проблемы оставалась не ясной. И все же, Роуз смягчилась. Достаточно, чтобы сказать:
- Я не рассказываю о своем прошлом до встречи с Ароном, Вольф. Это очень личное, - девушка помолчала и добавила. - Как и твои "глупости". Для тебя это важно, и подобными вещами не разбрасываются...
Роуз уже хотела продолжить, что ценит, что Волчонок спросил ее, и завести душещипательную беседу на тему "все к лучшему" и все такое... Но, глядя на парня, Дарлинг почему-то не была уверена, что его утешит подобный разговор. Так что девушка глубоко вздохнула и тихо, словно ей было больно говорить даже о такой малости, произнесла, впервые на памяти Волчонка сама отводя взгляд:
- У нее светлые волосы, как у меня. Родинка над левым уголком губ... Руки, тонкие и красивые, музыкальные пальцы... На них часто были следы от чернил или мела. Она учила меня быть леди. Не сильно эти умения пригодились на улице, когда я сбежала...
Роуз невесело усмехнулась, и взгляд ее вернулся к Волчонку, успевая заметить странную реакцию на ее короткий рассказ. Девушка вновь вся подобралась и стала привычной собой.
- Знаешь, Вольф... Я бы на твоем месте перестала собирать такие истории. Лучше создавай сам новые, - она чуть улыбнулась, а затем резко сменила тему к той, с которой все началось, ничего не забыв. - Только это все не объясняет твоих бесед с пустотой. Может, все-таки объяснишь, что это было, и перестанешь юлить?

+1

8

Конечно, помещение выбирал Арон. Как под себя. Вольф всегда умилялся, как часто низскорослые (а таковыми он чтил большинство населения Лондона) не задумываются о таких маленьких деталях... Зато они дотянутся - или допрыгнут - до любого места в доме, как же.
Первая проблема успешно прошла, осталось только чтобы это не распространялось. И да, слушая увещевания про его несуществующее "собирание историй" хотелось встрепенуться и гневно воскликнуть "Да что ты, поверила! Думаешь я реально буду творить такие глупости как какая-то мямля?!!"
Но нельзя. Как бы не хотелось вернуть себе приличную репутацию, порой лучше оставить некоторые вещи в секрете, чем сохранить репутацию крутого мачо. "Зачем тебе тогда как выглядела моя мать?" - не лучший вопрос. Но закономерный.
Можно было разом ответить на оба вопроса и сказать правду. Дополнить образ, показав рост, длину волос, по возможности точно показать, где конкретно была родинка.
Но тогда бы пришлось открыть много больше. Что он видит призраков. Что ее мать умерла. Что даже после смерти мать не может полностью обрести покой, потому что продолжает ее искать.
И сложить лапки, ожидая, когда информация дойдет и принцесса поверит.
Отличная стратегия! Это как если бы кто по секрету шепнул, что кот Арона на самом деле тот еще подонок и действительно строит планы по убийству Франца. Да даже если бы кто сообщил проверяемые и не выясняемые иначе факты, Вольф в жизни бы не поверил!
Лучше он еще раз попробует поговорить с плачущей женщиной. На этот раз о Роуз. Может, этого будет достаточно.
А значит - снова врать. Он снисходительно глянул на девушку (спасибо росту) и с ленцой в голосе сообщил:
-Вот прямо так и тянет задать тебе не очень приличный вопрос. Ладно, попробуем намекнуть иначе. Скажи, ты специально? Мужчину, что ценит своё умение подобрать уместное сравнение и резкое словцо без запинки, буквально вынуждаешь признаться. Тоже не ответ? - Вольф закатил глаза, будто призывая несчастный потолок в свидетели, - Я понял. Она издевается. Да, я не особо находчив и продумываю многие свои высказывания сильно заранее, Роуз! И вслух - иначе не понимаю, что звучит окончательно дурацки, а что нет. И уж точно позориться я предпочитаю не на людях и не в проходном дворе, именуемом таверной! И не в трюме с нашими дружелюбными товарищами, многие из которых до сих пор не уверены, стоило меня оставлять в команде, или лучше было связать и подбросить какому-то несчастному врагу! Довольна?
Вдохновение было благополучно поймано, оставалось осуждающе помотать головой.
-Нет, мало того что за мной полезла (а я там чуть не поседел, как заметил ну вот вообще ненужное наблюдение, что даже не помню какую чушь уже начал нести, как тебя опознал!), так еще и тянет и тянет душу. У меня к тебе встречный вопрос. Ты часто одна тенью за командой ходишь по безлюдным улицам? Я даже не говорю о том, что мало ли ты можешь там увидеть - никто из нас не ангел и никогда не был. Это банально небезопасно, Роуз!

Отредактировано Gawain Pynnoke (29 апреля, 2019г. 20:29:40)

+1

9

- Знаешь, Вольф, порой ты бываешь ужасно невыносимым мальчишкой, - Роуз скрестила на груди руки снова. О, она прекрасно знала, что последнее, что хочет услышать о себе Волчонок, так это то, что он для кого-то все еще мальчик, а не мужчина. Но весь его бравый выпендреж просто не мог оставить Дарлингтон за бортом - она не могла не ответить. Но на заявление об опасности, девушка громко фыркнула:
- Я пошла за тобой, потому что беспокоилась. И, нет, я не хожу за каждым из вас и не слежу за вашими делами и сердечными победами - у меня своих дел хватает! А то, что ангелов среди вас нет и не было никогда, я знаю получше вас самих, - девушка ткнула тонким пальчиком Волчонка в живот, строго глядя на него снизу вверх. - Не беспокойся, Вольф, я не так уж уязвима!
Даже если Волчонок что-то ей ответил, девушка продолжать разговор не стала, первой выходя из подсобки и не оборачиваясь. Парень мог выдохнуть - пытка миновала. Остаток дня и ночи Роуз ничем не выдала, что этот разговор между ними вообще был, ведя себя как обычно и занимаясь делами в "Сирене".

Утром следующего дня, однако, девушки не было в таверне. Впрочем, это было обычным делом - Роуз уходила в город за покупками, в основном за продуктами и бытовой химией. Так получилось, что она вернулась в тот район, где вчера застукала Вольфа, беседующим с самим собой. Однако голова продавальщицы была занята списком покупок, так что о вчерашнем инциденте она и не вспомнила.
Дарлингтон зашла в лавку тканей. Ее платье уже порядком износилось, а девушка скопила достаточно денег, чтобы сшить новое. Надо было лишь выбрать ткань и нитки, а затем Роуз собиралась отправиться к булочнику и за мясом. С первой задачей девушка справилась и, выйдя на улицу, первым делом осмотрелась по сторонам улицы. Подъезжал экипаж, и девушка не стала спешить, ненадолго остановившись. Возможно, если бы она не стояла на месте, всего последующего не произошло бы.
Волчонок просто не успел вмешаться и остановить неугомонную душу матери Роуз. Шарлотта, увидев дочь, сразу же метнулась к ней с уже знакомым причитанием. Дарлингтон, разумеется, не могла увидеть и услышать этого, однако, стоило руке матери попытаться коснуться ее, как продавальщица вздрогнула. Непонятный, неконтролируемый короткий испуг и холодок в месте "прикосновения" отвлекли Роуз от ситуации на улице, она недоуменно обернулась, делая шаг в сторону. В сторону - практически прямо под ноги лошадей. Окрик кучера, ржание животных и вскрик самой Роуз смешались в один оглушающий звук, и девушка только инстинктивно закрылась руками и зажмурилась, не успевая самостоятельно отскочить в сторону, в силах только понадеяться, что экипаж успеет немного уйти с линии возможного столкновения и не убьет ее.

+1

10

Внутри дом был... Аккуратный. Больше похожий на жилище старой бабули, с вечно мелькающими спицами и котом. Кота в доме видно не было, а вот на вязанье Вольф наткнулся при поисках.
Хороший и явно недешевый замок не сочетался с увиденным. Как и заказ на конкретную вещь отсюда.
Всего лишь одно украшение из шкатулке. Дорогое, стоимость камней Волчонок и не взялся бы оценивать. Но оно было единственной ценностью среди остальных. Типичная коробка памяти, ничего удивительного.
Если бы Волчонку надо было уверять себя в своей правоте и справедливости, то брать этот кулон было бы тяжело. Сейчас его волновало только то, что надо быть осторожными, а то тоже пойдет купаться зимой или творить иные глупости.

Хорошо, что вместо продолжения разборок фея оставила его в покое. Даже попытки его задеть и назвать мальчишкой тут значили лишь одно - он соскочил. И фора на решение непонятной проблемы.
Призрак так и продолжил метаться на невидимой границе, как ярчайшая иллюстрация более страшной истории. Вор остановился. Он делал глупости. Послушать старых знакомых - так он был главным создателем и влипателем в глупосте на суше и море.
Что же, последний шанс.
-Она говорила о вас. Вы же мама Роуз?..К сожалению, она не может сейчас подойти. Но я могу ей что-то передать.
Призрак повернулся несколько более резко, чем предполагали правила тактичного разговора. Дама с взволнованным и полным тоски лицом метнулась к мальчику и зачастила:
- Роуз, Роуз, приведите мне мою девочку! Мне надо сказать ей, мне надо сказать!... Я хочу её увидеть, она так давно пропала! - а потом полупрозрачное тело содрогнулось в чём-то, похожем на рыдания, но из едва видимых глаз уже давно не текли слёзы.
Волчонок прикрыл глаза. Кажется, общение будет немного со стеной.
Значит оставалось быть очень сочувствующим и понимающим.
-Я обязательно это сделаю, - в отличие от остальной команды, обманывать зазорным он не находил даже в таком положении. Благородству место в заднице, точка.
-Это не может произойти так уж скоро. Иначе Роуз окажется перед серьёзным выбором. Который принесет ей страдания
Жить дальше или мучиться от смерти матери, например.
-Вы же любите свою дочь и готовы дождаться?.. , - времени у призрака будет порядочно, - А сейчас я могу передать ей что-то. Особенно если это требуется сказать безотлагательно.
Лицо призрака выражало нетерпеливое непонимание. Он слышал, но явно не слушал мальчика. Призрачные глаза проявляли выражения только на знакомых словах, и стоило Волчонку закончить, она затараторила:
- Да, да люблю! Она нужна мне сейчас, мне надо сказать ей кое что важное. Никто не должен знать, никто не должен... Но как только я скажу, мы уедем, и всё наладится. Больше никакого злого дома. Где же Роуз, где она, почему она ушла ничего мне не сказав тогда?...
Призрак опять заметался между стен, как дикая птица, посаженная в клетку.
-Чтобы выжить, -"дура" Вольф пока еще мог проглотить, - Она ушла чтобы выжить. Что за - "мать твою" уже можно было прочитать в паузе, - чёрный дом? Ты вообще хочешь позаботиться о дочери или просто потому что "тебе надо"?! И, если второе... то я не дам портить ей жизнь.
На что призрак снова развернулся. И побежал. Поначалу охреневший было Волчонок замер, не понимая, что делать. А потом чудом успел догнать сумасшедшего призрака до настоящих проблем.
Когда столкнувшаяся с матерью Роуз бросилась под копыта коня, юноша был достаточно близко, чтобы схватить  ее за плечи и рвануть на себя,  так что жертвой столкновения пал только злосчастный хлеб.
Вольф никогда не понимал эту женскую тягу замереть в момент опасности, особенно когда можно еще спастись. Только вот времени думать не было. Он виновато кивнул извозчику, с виноватой улыбкой крикнул зевакам что-то дурацкое вида "простите за мою задумчивую сестру"
Пальцы, вцепившиеся в плечи девушки, так и оставались на месте. И даже сжимались - на эмоциях Волчонок плохо соизмерял силы.
Он развернул Роуз к себе. При беглом осмотре всё было в порядке.
-Идиотка!
Продолжая стискивать плечо, он забрал сверток с тканью и повел - а вернее потащил даму на соседнюю улицу, подальше от уже расходящихся зевак. А вот там уже мог позволить выговорить дочери и тащившейся за ней матери всё.
-Это на сколько надо быть дурой, чтобы от легкого холодка броситься под копыта, - пальцы снова сильнеестиснулись на плече. Страх из-за произошедшего только распалял злость,  - как ты вообще дожила до своих лет, Роуз?!
Вольф повернул голову в сторону призрачной женщины.
-Ты вообще понимаешь, что чуть не убила свою дочь?! Ты мертвая, мать твою! Нормальные вас не замечают! Или твоё "надо увидеть" и было чтобы убить?!

Отредактировано Gawain Pynnoke (30 апреля, 2019г. 20:16:09)

+1

11

В первые несколько секунд Роуз совсем ничего не поняла. Строго говоря, девушка уже так привыкла попадать в мелкие неприятности, что не удивилась бы, если бы ее зашиб конь на полном ходу. Но удивиться все же пришлось - тому, что это не произошло.
Боль в плечах отрезвляла, заставляла прийти в себя. Роуз узнала Волчонка, ощущая, как его пальцы без жалости и со злостью впиваются в ее плечи. И в этот момент продавальщица даже не могла винить юношу в его реакции. Будь она на его месте, она орала бы благим матом и отчитывала бы без всякой скромности. Другое дело, что она все-таки была старше...
В итоге в ответ на "идиотка" Волчонка и его обеспокоенно-внимательный взгляд, Дарлингтон искренне прошептала "Извини". Правда, пока он тащил девушку на другую улицу, Роуз полностью оклемалась и уже готова была разразиться ответной тирадой, в которой были бы упомянуты морские чудовища, как слова застряли в горле.
"От легкого холодка"?
- Мне больно, Вольф! - все-таки подала голос девушка, наконец, упираясь и заставляя (всех троих) остановиться. Во все свои голубые глаза Дарлинг смотрела на Волчонка, пытаясь понять, что происходит, и снова подозревая, что парень все-таки спятил.
- Волчонок? - голос Роуз стал настороженным, и она уже сама ухватила его за руку. - Что ты говоришь? С кем?..
В другой ситуации продавальщица предложила бы вызвать врача со всеми вытекающими, но сейчас ее прошибла дрожь. Холодок, дочь, мертвая, надо увидеть - все эти слова выбивали почву из-под ног и заставляли Роуз ощутить свихнувшейся себя, а не Вольфа. Выглядела девушка бледной и несколько напуганной, но уже точно не из-за едва не убившей ее повозки.
- Что происходит, Волчонок? - уже почти прошептала Роуз, не отцепляясь от руки парня и на всякий случай оглядываясь по сторонам.

+1

12

Казалось, что после появления Роуз в поле зрения призрака, сам Волчонок для неё перестал существовать. Она бросилась к ней в тщетной попытке обнять, но когда Роуз отшатнулась, едва не попав под карету, призрак зашлась в перепуганном крике, взмыв вверх.
- Роуз, Роуз, дочка, это я! - лепетала женщина сверху, на сей раз приближаясь нерешительно и медленно. Но чем ближе она была к своей цели, тем твёрже - голос. Вид её становился будто бы отчётливее (складки одежды и черты лица), а тон, с жалобно-плаксивого - на твёрдый терпеливый и осознанный. - Роуз, я теперь всё знаю. И мы должны уехать. Там, за границей, где никому не будет дело до того, кто мы... Америка, хочешь в Америку? Роуз, Роуз поговори со мной!
Чем больше она пыталась достучатся до дочери, напрочь игнорирующей её существование, тем больше она обращала внимание на молодого паренька, гневно кричавшего ей.
- Ты мертвая, мать твою! Нормальные вас не замечают! Или твоё "надо увидеть" и было чтобы убить?!
- Замолчи! - гневно ответил призрак, подлетая к нему и намереваясь отвесить пощёчину. Ладошка прошла сквозь лицо Волчонка, оставив неприятный холодок, - Это всё из-за вас, из-за мужчин! Животные, которые живут животными инстинктами! Если бы не это!...
Призрак замолчал на время опять став полупрозрачным и скорбным.
- Роуз... Роуз, почему ты меня не слушаешь? Я не знала, клянусь тебе, - голос опять стал плаксивым, а женщина - лишь скорбной тенью себя прошлой.

0

13

Прикосновение призрака в первый раз в жизни принесло пользу - юноша пришел в себя. Пальцы его немного разжались, хоть и остались на плечах девушки.
-Прости, не сдержался. Но ты тоже хороша - прыгнуть под копыта на оживленной улице - не лучшее решение.
Вольф посмотрел на мать и дочь. Что же, кажется сейчас он совершит самую главную ошибку в своей жизни.
-Ты же всё равно без нее ничего не скажешь, верно? Ты даже не решилась представиться. Да уж, После смерти вы становитесь конченными эгоистами...
Будет смешно, если всё это ради какой-то очередной бирюльки. С другой стороны, так и он сам уверится, галлюцинации он видит или правду.
Он вдохнул и зажмурился, как перед прыжком в воду, а после снова пристально взглянул в глаза Роуз.
-Я бы хотел замолчать. А лучше и не видеть. Но работаем с тем, что имеем. Если бы не это чертово совпадение, ты бы никогда не узнала. Как не знает никто ни из сирены, ни из стаи. Тебе самой решать, верить мне или нет. Прошу об одном: это не должна узнать ни одна живая душа. Вскроется - мне конец.
Юноша убрал руки - не хотел давить на собеседницу. Посмотрел еще раз на призрак так и не представившейся женщины. Помогать ей не хотелось категорически. И еще был шанс уйти от разговора, перевести тему - да что угодно.
Но это касалось не неважного ему человека.
-Я никогда при жизни не видел твою мать. Но... - палец указал выше уголка губ на лице Вольфа, - родинка у нее примерно здесь, рост, длинна волос...
Рука показывала уже новые параметры, что он видел на призраке.
-...А еще она что-то имеет против мужчин. И клянется, что что-то не знала (не знаю, о чем). Перед лошадью твоя мать пыталась обнять тебя. Не самое приятное ощущение, согласен. Холодно даже если ты привычен. Причем всем - не раз наблюдал и как другие ежатся после прошедшего через них духа. Я при первых контактах чуть не обделался от первобытного ужаса, но мои первые знакомые были те еще жутики.
Волчонок отвел глаза - он не готов был видеть реакцию на свои слова
- Ты уже поняла, да? Я вижу призраков, Роуз. Скорее всего твоя мать мертва. Но она вернулась в этот мир чтобы поговорить с тобой.
То, что мать феи их трактира предпочла бы утащить дочку в Америку, юноша предпочёл... Умолчать.
- Увы, сама ты не можешь ни увидеть, ни услышать ее. Только поверить или проверить нас двоих. И, если ты решишь второе, я никогда больше не напомню тебе о произошедшем... Прости за эту плохую новость, прекрасная.

+1

14

Роуз силилась понять, что происходит, но пока приходила к выводу, что Волчонок разговаривает с пустотой. Потому что сама продавальщица ничего не видела и никого, кроме парня, не слышала. Пока выходило, что либо она, либо Волчонок, либо оба - спятили. Или же...
Сначала Роуз ничего так и не поняла. Потом не поверила. А затем... Волчонок видел, как голубые глаза Дарлингтон расширяются, выдавая реакцию. Деталей, которые описывал парень, не мог знать никто. Потому что никто не знал родной матери Роуз. Никто из тех, с кем девушка общалась и кого считала своей семьей.
Но это все было ничего. Однако в тот момент, когда Вольф заговорил о мужчинах, Роуз вздрогнула и сильно побледнела. Даже румянец, вызванный прогулкой по улице, сошел с щек, делая лицо бескровным. В тот момент Дарлинг подумала не о нереальности происходящего, а о том, что Волчонок не может знать, не должен! Продавальщица собиралась унести свою тайну в могилу и негоже было кому-то еще из могилы разбалтывать тайны тем, кто может услышать! К счастью, Вольф пока ничего не узнал.
Остальную часть речи Волчонка Роуз по большей части пропустила мимо ушей, немного возвращая себе самоконтроль. И если от первой порции информации еще хоть как-то отойти удалось, а в призраков можно было поверить при должной доле фантазии, то вот фраза "твоя мать мертва" стала последним и добивающим фактором. Роуз чуть пошатнулась, и осела бы на землю, если бы не Волчонок, за которого она снова ухватилась, чувствуя, что земля перед глазами закачалась, а грудную клетку сдавило совсем не от физической боли.
- Мертва?.. - тихо повторила Дарлингтон, и, казалось, это все, что заинтересовало ее в произошедшем и объяснениях. Волчонок ощутил легкое дыхание девушки на своей шее, и оно явно отличалось в приятную сторону от прикосновения призрака. Наконец, взгляд Роуз немного сфокусировался, и она посмотрела юноше в глаза, цепляясь за него сильнее. Несколько секунд потребовалось ей, чтобы попытаться поверить в реальность происходящего. Собрать все кусочки пазла воедино. И не засмеяться от абсурдности заявлений. Дарлингтон почему-то чувствовала - Волчонок не врет: ее матери, действительно, больше нет в мире живых.
- Ты ее видишь? - все так же тихо уточнила Роуз, и Вольф мог выдыхать: ему поверили, хотя бы на время. Для начала и этого было довольно, стоило лишь закрепить эффект. Продавальщица спросила лишь одно:
- Сколько было денег в ее кошельке, который я украла? - ответ могла знать только мать Роуз, тем более, что было это много лет назад. Но, стоило Вольчонку передать верный ответ, как ему пришлось поддерживать девушку крепче, чтобы она устояла на ослабевших ногах. - Что она хочет, Вольф?.. И... ее звали Шарлотта...

+1

15

Призрак кружил вокруг пары, всё ещё лишь эхо себя, но как только разговор стал ближе касаться её, когда Роуз стала осознанно искать её глазами и задавать вопросы, Шарлотта подлетела ближе и положила призрачные руки на плечи дочери.
- Мой кошелёк... там было всего тридцать шиллингов... Если бы ты пришла и всё мне рассказала, всё было бы иначе. Но сейчас тоже будет иначе, - её очертания и голос опять становились более осмысленными, и уже через несколько секунд, когда дочь начала задавать ей вопросы она стала отвечать. Сначала просто Роуз, даже не смотря на Волчонка, но потом она и вовсе повернулась к нему, и говорила, будто бы выскребая из своей памяти что-то. - Я... я придумала, как мы можем уехать. От всех проблем. Вдвоём. И Альберт заплатит за это... за всё... У меня есть средства, я сохранила их для нас с тобой. Скажи ей, что я смогу нас обеспечить. Скажи ей, что я помогу ей.

0

16

Руки, как оказалось, кое-кто убирал зря. Новости не напугали, а выбили почву из-под ног. Волчонок был вынужден придерживать пошатнувшуюся от новостей Роуз достаточно близко и крепко, но сдерживать своё выражение лица и не кривиться он уже не мог. Говорить неприятную правду близким - то еще мерзкое ощущение. Будто ты режешь этого насчастного человека. Причем ножом для масла.
Но что еще делать?
-Тридцать шиллингов, - что же поддерживать когда понимаешь время падения собеседника легче.
Как и новость, что скорее всего он видит духов, а не галлюцинации.
-Скажу... Шарлотта, только прошу, давайте без совсем шокирующих открытий. Время есть - вы уже нашли друг друга, я тоже пока не онемел.
Всё проще, да. Деньги. Как обычно... Единственное крепко запоминаемое. Не хотел бы Вольф сам стать тенью при цацке.
Роуз не становилось легче. Спиритист-самоучка покосился на призрака и наклонился ниже, надеясь что призраки шепот не услышат.
-Фея, прости, что тебе приходится об этом узнать. Если хочешь, мы всегда можем остановиться, - юноша прокашлялся и выпрямился, - Она хочет и может помочь тебе (не знаю в чем. Похоже, как обычно - деньги). Также она в силах обеспечить тебя, если ты... Хочешь.
"Эй там! Скажи хоть что-нибудь!"

+2

17

Роуз содрогнулась, ощутив неприятный холод на плечах, прошедший вдоль всего тела. Голос Волчонка и его руки успокаивали, но девушка понимала, что сначала парень обращался не к ней, а, действительно, к кому-то, кого она не может видеть и слышать. Понимать, что этот кто-то - призрак ее собственной матери, было тяжело и легко одновременно, но очень хотелось, чтобы все оказалось лишь сном или плохой шуткой, за которую Дарлингтон была бы в своем праве оттаскать Вольфа за уши. Увы... реальность была дико настоящей.
Шепот юноши заставил Роуз все же уцепиться за происходящее здесь и сейчас. Девушка посмотрела Волчонку в глаза и кивнула, немного ослабляя свою хватку и чуть увереннее вставая на ноги. Мысль, что, пожалуй, практически никто из банды Арона не видел ее такой слабой, как сейчас, отрезвляюще обожгла изнутри и придала сил. Так что, хоть продавальщица и была слишком бледна, сознание терять она явно передумала и стала способна воспринимать информацию. И, что более важно, верить словам Волчонка.
- Меня... меня не нужно обеспечивать, мне всего хватает, - тихо произнесла Роуз, глубоко вдыхая и медленно выдыхая, стараясь не нервничать. В конце концов, этому может быть научное объяснение, верно? Ну, или... существует ведь ад и демоны? Почему бы не быть и призракам? И тем, кто их может видеть и слышать?
- Я не хочу, чтобы она мучилась... Если уж ее нет больше среди живых, пусть... пусть обретет покой на том свете. Что ее держит? - Роуз, кажется, более менее оклемалась, и ее тон зазвучал более деловито. - И как... Как она умерла?

+2

18

Шарлотта первую фразу встретила, как пощёчину, немного отшатнувшись. Даже в посмертии тяжело быть не нужным. Она восклинула, и снова приблизилась к дочери, и холод очередного касания пробрал плечи.
- Ты не простишь меня, да? Не хочешь прощать, потому что я не знала? - но потом её настигла фраза о смерти и она опять отшатнулась уже, будто бы, от огня.
- Нет-нет-нет! Что ты такое говоришь, Роуз?! Что она говорит?! Почему она так говорит со мной?! Я же здесь, я взяла для неё этот чемодан! Роуз, я тут, я жива, не отрекайся от меня! Я искала тебя все эти годы... Я искала её все эти годы, скажи ей это! - она подлетела к Волчонку, - Полиция, год от года, месяц от месяца, я приходила к ним, пок ане стала дял них рутиной! Все считали, что она мертва, и только я продолжала верить, что это не так! А теперь я мертва для своей дочери, мертва, МЕРТВА!

+1

19

Ситуация становилась всё страннее и, что особенно неприятно, вообще не близилась к разрешению.
Вольф искренне сожалел о содеянном - не надо было ничего говорить вовсе. И было бы от-лич-но. Только вот уже поздно: остается только разгребать навалившийся фарс. Или сходить головой о ближайшую стеночку побиться. Может это приведет зевак и решать придется уже другие вопросы, гораздо более существенные.
Оставалось только закатить глаза и, максимально подбирая слова умножить фарс.
-Твоя мама... Она очень... Особенная женщина. Редко я видел таких... Страстных дам.
"И век бы еще не видел"
Что делать понятнее не становилось. С одной стороны, можно было повторить сказанное или "Акт второй: те же и рассудок Шарлотты", но что-то подсказывало, что ничего не изменится от очередного повторения очевидного. Да, мать Роуз мертва и совершенно не согласна с этим.
Смешно выходит: в переулке стоит уже три мертвых человека. Два для полиции и одна на самом деле.
Волчонок отказывался верить, чтомать Роуз была такой странной при жизни. Возможно, к концу жизни она начала сходить с ума. Эту новость он предпочел бы оставить при себе.
Волчонок высвободил одну из рук, не потеряв при этом возможности ловить их фею в случае очередного откровения. Сейчас важнее оставалось другое. Сначала он прикрыл глаза после отодвинул упавшие на руку волосы, продолжая их придерживать. Получалось, что стоявший рядом призрак не видел часть его лица. В отличие от Роуз. Рядом с призраком в истерике юноша не готов был шептаться, но в понимании намеков со стороны спасительницы "сирены" он не сомневался.
-Прекрасная, ты же имела в виду, что твоей маме не стоило так рисковать? Ведь, скорее всего, теперь ее как и тебя при всех неудачных обращениях в полицию матери, считают мертвой, - пристальный взгляд сменился выразительным закатыванием глаз на последнем слове, - Ведь найти тебя и отдать тебе столь важный для вас чемодан - дело ее жизни. Она искала тебя все эти годы и отдать его тебе - самое важное для нее сейчас.

+1

20

- Твоя мама... Она очень... Особенная женщина. Редко я видел таких... Страстных дам.
- Страстных? - удивилась Роуз, окончательно взяв себя в руки, хотя до веры и полного осознания ситуации было еще далековато. - Мама всегда была очень сдержанной особой... То есть, воспитанной. Она никогда не позволяла эмоциям взять над собой верх, если ситуация была не из ряда вон... Правда, однажды я слышала, как она повысила голос на отца... - продавальщица замолчала и нахмурилась. Сейчас, вспоминая мать, Дарлингтон понимала: та была особой, действительно, страстной и яркой. Просто всегда держалась в рамках положенного, будучи гувернанткой. Что, если смерть ее была... насильственной... и эмоции остались с ней уже в ином состоянии? Девушка чуть тряхнула головой и тут же сердито заправила локон за ушко. Она ничего толком не понимала, а ответа на свой вопрос так и не получила. Зато услышала кое-что другое.
Наблюдая за жестами и поведением Волчонка, продолжая хмуриться, Роуз пыталась понять, чего он от нее хочет. Потребовалась долгая минута, чтобы сложить два и два. Тут же брови девушки удивленно-вопросительно скользнули вверх, а уголки губ дернулись в подобии усмешки. Это все сильнее продолжало походить на фарс, но, к счастью, Дарлингтон не успела задать какой-нибудь еще неосторожный вопрос. Вместо этого продавальщица ухватилась за последнюю информацию:
- Чемодан? Какой чемодан? Где он? - тут же откликнулась Роуз. Что ж, если матери нужно было что-то ей передать, и из-за этого она до сих пор не может успокоиться после смерти, то стоило поскорее завершить ее дело. А уж потом... как-нибудь сильно потом - осознать произошедшее и выпить. Да, пожалуй, в этот раз Роуз нальет в свой стакан что-нибудь сильно покрепче воды...

+1

21

Призрак развернулся к Роуз и заговорил опять так, как бывало до этого, её очертания становились чётче, а голос - осмысленнее. Обычный человек не меняет эмоции, как перчатки, но обычный человек и не существует комком отчаянного желания, что держит его тут, как одержимость.
- Да, чемодан! Я считаю это твоим наследством, и нашей компенсацией. Альберту часто приносят эти чемоданы, я долго смотрела и решилась. Когда терпение кончилось, когда узнала, я решилась его взять. Теперь он ждёт нас в банковской ячейке в небольшом банке Флориш и сыновья. Ты можешь получить его. Я... я никак не могу дойти туда... не знаю, почему! Но Роуз Эллиот может. Возьми его, это твоё, теперь твоё! А потом мы уедем, в Новый Свет? Куда ты хочешь? У нас было так мало нормальной жизни...

+1

22

Сдержанной? Теперь это так называется?
Вольф еще раз оглядел мятущуюся полупрозрачную даму. Списать на детскую память или на вопиющую слепоту и невнимательность Роуз он не мог при всём старании. Женщина, что вела дела на Сирене для Франца (а иногда и вопреки его разрушительным и саморазрушительнм стремлениям). Которая, кажется, знала в таверне всё, вплоть до точного расположения скола на одной из подбитых пивных кружек... нет, приписать ей невнимательность он согласен не был.
Кто-то из них троих сошел с ума.  И это точно не Роуз.
Будет смешно, если сбрендил он сам, а это всё - совпадение.
Вольф потер переносицу и опустил руку, готовый ловить жертву его способностей. Не то опыть от грани обморока, не то от убегания от безумца.
Если он не в себе, не осмелится ли он действительно свернуть одному из самых светлых из известному людей шею?
Узнать, он сумасшедший или нет, было просто. Но, если он нормальный, то он всё глубже впутывался в чужую тайну. И ничего не может с этим поделать.
-Кажется, есть небольшая трудность... Роуз, ты сможешь без последствий прийти в банк снова как Роуз Эллиот? Шарлотта, когда вы сдавали чемодан из вечно приносимых ... Альберту, верно?.. вы указали именно это условие?
Спиритиста-недоучку смущал еще один вопрос. Который было опасно задавать, но не задать было нельзя.
-Простите, давайте решать, хотите ли вы ехать вместе в новый свет или куда еще за нормальной жизнью, - в последней фразе явственно была слышна ревность. Как это, мало того, что призрак намекает, что в Сирене Роуз с ними плохо, еще и предлагают поискать счастья вдали от них! - Мой вопрос правда важен. Как быстро вам перестало удаваться вернуться туда? Почти сразу, верно?
Если "не могла попасть" женщинаименно как призрак, "чемодан" мог оказаться слишком опасным.
И они не имели права так рисковать.
Или наоборот? Обязаны разобраться?

Отредактировано Gawain Pynnoke (26 мая, 2019г. 16:19:42)

+1

23

"Эллиот?" - девушка вся напряглась, словно струна, а затем разом расслабилась. Если раньше в любой момент можно было вывернуть ситуацию в абсурдную неудачную шутку, то теперь Роуз не смогла бы такое забыть. Все потому, что фамилию ее матери, и настоящую фамилию продавальщицы соответственно, Волчонок не мог узнать никак. Совсем. Ни при каких обстоятельствах. Только если об этом не сказала сама Шарлотта.
У Роуз просто опустились руки. Ее мать действительно была мертва, Вольф в самом деле видит призраков, а она сама все-таки не сошла с ума, и ее мать почему-то не упокоилась с миром из-за какого-то чемодана. И теперь этот чемодан найти нужно, чтобы хотя бы один из них троих мог выдохнуть. То, что расслабиться и забыть сможет она сама - Роуз сильно сомневалась. А еще был Волчонок, который слишком близко подобрался к тайне, которую Дарлингтон оберегала сильнее любой другой, в жизни никому даже не намекнув о пережитом.
Бог знает, сколько сил пришлось сейчас приложить девушке, чтобы взять себя в руки и снова посмотреть на парня. Взгляд был темным и тяжелым, но словно смирившимся. А так же - знакомо спокойным в стрессовой ситуации, когда нужно было действовать. Что ж, теперь хоть один из них собрался с мыслями. Да и не свойственно было Роуз топтаться на одном месте. Она решила как можно быстрее во всем разобраться и поставить точку в истории, которая едва не вскрыла подробности ее прошлого.
- Войти-то я смогу. Но это банк, Вольф, а я не выгляжу аристократкой, не находишь? - усмехнулась Дарлингтон. - Они потребуют чье-то поручительство, не поверят голову слову простой продавальщицы... Можно попробовать обратиться к Лилиан... но я бы не хотела впутывать ее и Арона. Достаточно и того, что ты слишком много узнал.
Продавальщица посмотрела в сторону, где, как она поняла, должен был находиться призрак, а затем снова на Волчонка. Решение пришло само собой: из круга ее знакомых, не связанных с Ароном и компанией, функцию поручителя могли выполнить без проблем еще два человека - доктор Эдвард Гайнсбери и его друг лорд Шон Блейк. Представив себе, как отреагирует ее учитель на просьбу поручиться за нее в банке, а затем на откровенную ложь и его неверие в правду, Роуз с сожалением отказалась и от идеи идти к Эдварду. А вот лорд Блейк, с которым она имела удовольствие быть знакомой, успел за все то время, что она его знала, пару раз выказать живое любопытство по отношению ко всему мистическому. Был очень неплохой шанс, что он поверит в правду и поможет.
- Мы пойдем к одному аристократу... Есть большая вероятность, что он поверит во всю нашу историю и согласится помочь, - решила, наконец, Роуз, кивнув самой себе. - Идем.
Девушка поманила за собой Волчонка и уверенно направилась в сторону дорогих торговых кварталов. Благо, спрашивать у каждого встречного дорогу было не нужно, а слуги Шона знали девушку и не стали бы сразу выставлять за порог. Ну, а чтобы Волчонок не нервничал, не ревновал и не вздумал ее бросить со всем этим одну, Роуз крепко держала его под локоть, чувствуя сама, что его поддержка ей очень нужна сейчас.

Отредактировано Rose Darlington (28 мая, 2019г. 22:50:30)

+1

24

Призрак молчал. Чем дальше, тем больше общение с духами напоминало работу с замком. Также можно при неправильных действиях слышать ровным счетом ничего или - что еще хуже - звуки, что подтвержают: да, друг, ты всё просрал. Попробуй еще.
Шарлотта продолжала молчать. Фоном что-то говорила Роуз, Вольф слушал, но не обдумывал слова особо. По реакции странной дамы он уже понимал: заданный вопрос про чемодан неправильный. Что же должно произойти, чтобы вопрос призраку был правильный?
Из задумчивости он вышел уже выйдя из переулка. И тут уже был вынужден вспомнить слова Роуз, встрепенуться и попытаться воззвать к разуму.
-Так, прекрасная погоди... Если ты просто не выглядишь как аристократка, не проще ли просто сменить внешний вид. Ну серьёзно? Как ты представляешь себе это? "Дядя, мне тут призрак поведал, что мне чемодан завещал"? Да он нас в дом для умалишенных направит, если он сам хоть немного в себе! И учти: я подтверждать кому-то еще о своих проблемах с разговорами с духами не намерен, особенно когда нет шансов быть понятым. Роуз, ты слышишь меня?
Юноша продолжал идти за не останавливающейся дамой, не пытаясь вырваться - пока они по крайней мере шли дальше от злосчастного переулка, да и призрак тащился рядом. Однако Вольф был готов взять помешавшуюся подавальщицу в охапку и утащить в Сирену в случае уверенности в опасности им обоим. И хрен бы с ним, с окружающим людом. Выкрутится. Наверное.
-Роуз, я взываю к твоему разуму. Мы даже не знаем, что там! И мы премс за чемоданом, от которого кто-тоскорее всего уже умер. Умер, женщина. Раз и навсегда. А мы еще и аристократишку мутного туда тянуть пытаемся!

+2

25

Посыпавшиеся вопросы от Волчонка только заставили Роуз вздохнуть. Увы, парень уже упустил возможность "вить веревки" из нее, когда она была в предобморочном состоянии. Сейчас Дарлингтон вернулась в привычный кипуче-деятельный режим, и остановить или переубедить ее мог разве что Арон, да и то - сильно постаравшись. Поэтому у Вольфа просто не было выбора, кроме как идти с продавальщицей, ведь он не мог не понимать, что даже если не сейчас, так позже она все равно сунется за этим чертовым чемоданом "от мамы".
- Дело не только во внешнем виде, Вольф! Поведение выдает, манеры... Нет, я, конечно, умею вести себя так, чтобы не оскорбить своим невежеством высоких особ, но это всего лишь воспитание... У аристократов есть что-то такое врожденное. Посмотри вон на леди Сантар, например. Ну, где она и где я? Кроме того, тебе ли не знать, что у всех аристократов "нюх" друг на друга? Меня раскусят в два счета, тем более в банке...
Говоря это все, Роуз продолжала целеустремленно нестись к намеченной цели. Торговый дом уже показался в конце улицы, и продавальщица прибавила шага, но затем так же резко сбавила его обратно. Действительно, вломиться к лорду Блейку без предупреждения, да еще в таком виде... Что она там только что говорила про воспитание? Дарлингтон резко остановилась у витрины недалеко от торгового дома и посмотрела на свое отражение. Слишком бледная, с ярким румянцем на щеках от бега, встрепанная... Ужас, одним словом. Роуз пригладила свое платье, поправила волосы, чтобы выглядеть прилично, и уже спокойно направилась ко входу в здание, восстанавливая дыхание и сердцебиение.
- Да, я тебя слышу. Мы не скажем про призрака сразу... Скажем... что я давно не общалась с матерью, а ты неожиданно обнаружил, что она умерла и оставила мне некое наследство с загадкой... И мы пытаемся понять, что к чему и просим его помощи, - решила девушка, понимая, что Волчонок прав и сразу вываливать на Шона информацию про призрака - не самая хорошая мысль. - Он просто поможет нам получить чемодан. И все. А потом я уже решу, что с делать с этим наследством... Если мама оставила мне его, значит, это важно.
Дарлингтон расправила плечи и вошла в торговый дом, буквально втащив за собой Волчонка. Бродить, однако, между витрин и товаров продавальщица не собиралась, тут же обратившись к одной из ассистенток в магазине:
- Мисс, не подскажете, лорд Шон Блейк у себя?
- Минуту, я уточню, - откликнулась девушка, и Роуз посмотрела на Волчонка:
- Да угомонись ты. Все будет в порядке.
- Мисс, мистер? Я секретарь лорда Блейка. Чем могу помочь? - ассистентка вернулась с тем, кто был нужен Роуз, и девушка тут же обернулась, вежливо улыбнувшись:
- Добрый день. Мы бы хотели видеть лорда Блейка, если он на месте. Нам не назначено, визит спонтанный. Передайте ему, пожалуйста, что его хочет видеть мисс Роуз Дарлингтон, помощница доктора Гайнсбери. Это срочно.
Роуз выдержала цепкий взгляд секретаря на себе, подозрительный взгляд достался Волчонку, но затем девушка выдохнула, услышав заветное:
- Пройдемте со мной, - девушка поспешила за секретарем, потянув за собой Вольфа, и замерла в приемной, куда их провели через весь торговый дом. - Подождите здесь.
Роуз кивнула, проводив секретаря взглядом, а затем круто развернулась к парню:
- Наклонись! - потребовала она, потянув Волчонка за руку вниз, и, как могла, пригладила ему волосы и расправила рубашку. - Веди себя прилично, ладно? Ради меня.
- Лорд Блейк вас примет, - раздалось за спиной девушки, и Дарлингтон облегченно обернулась:
- Благодарю, - девушка направилась в кабинет Шона, переступая порог и бегло осматриваясь, находя хозяина кабинета и делая вежливый книксен. - Лорд Блейк, добрый день. Прошу прощения за то, что оторвала вас от работы.

+2

26

Сентябрь попрощался с Лондоном пожаром на деревьях, и вместе с ним прошёл и Сезон. Воротилы повздыхали, наблюдая невероятный отток посетителей из своих лавок, и перешли на подготовку к рождеству - следующему важному этапу. Конечно, в Лондоне не бывает пустых магазинов, но сезон, особенно его преддверие и начало в апреле месяце, превращал любого портного, шляпника, ювелира в богатого невротика, а с такими трудно договариваться.
А октябрь… октябрь делал людей спокойнее, грустнее, но сговорчивее. И они не так часто тревожили покой Шона. Именно с осени мужчина мог найти в своей деятельности время на что-то кроме бизнеса, и сегодня вечером он даже планировал зайти к Колет. Обычный осенний день, когда жара не вступает в сговор с воротником-стойкой в попытке убить владельца, когда суета подменилась ленностью, когда ничего не происходит, и шальные иррациональные мысли сподвигают мужчину найти то, что могло бы его увлечь.
И, очевидно, над ним всё-таки есть кто-то из Богов, почитаемых человечеством, а также очевидно, что этот не получивший в устах Шона Бог ему невероятно благоволил. Стоило закрасться этой шальной мысли в голову мужчине, с задумчивым интересом осматривающего крыши Сити из окна своего кабинета, как в дверь постучался секретарь.
- Лорд Блейк, сэр, к вам посетители.
- Правда?
- Да, некая мисс Дарлингтон, помощница доктора Гайнсбери, сказала, что она по срочному делу. Она ещё с каким-то гм… юношей, немного неопрятной наружности.
Шон ненавязчиво перетёк из позы ленивого мечтателя в респектабельного, но чуточку заинтригованного джентльмена.
- Да, я её знаю, пропусти, пожалуйста и приготовь гостям чай.
- Как скажете, сэр, - с невозмутимостью человека, который уже познакомился с лучшими друзьями своего патрона, проговорил юноша и вышел из кабинета.
Буквально через несколько секунд на пороге появилась прелестная барышня Роуз и юноша с быстрыми колкими глазами. Шон поднялся, приветствуя даму, и на его лице появилась уже привычная девушке вежливая, но лукавая улыбка. Порой казалось, что она вообще не пропадала с лица мужчины, как галстук с его шеи. То есть - по крайней мере не в приличном обществе.
- Добрый день, мисс Дарлингтон, работа то немногое, от чего люди рады оторваться, присаживайтесь, - кабинет мужчины дышал презентабельностью, такой ненавязчивой, но понятной ценителям дороговизной. В пику современному кичу, Шон не любил заставленных “трофеями империи” комнат, где от предметов мебели было не развернутся. Его полки не ломились от подарков партнёров, а на стенах не висели картины в таких тяжёлых рамах, что при падении они могли убить сразу пять человек. Но кожаные кресла, куда Шон пригласил визитёров, были с дорогого эбенового дерева со светло-зёлёной обивкой, а пресс-папье, канцелярский набор и печати были со вставками малахита. сбоку - огромное в современном стиле окно, с витражной мозаикой цветов, бросавший на пол цветные блики. Практичность и изящество, тенденции вытесняющего колониальный стиль модерна.
- Я попросил заварить для вас чай, думаю в такую промозглую погоду это никогда не будет лишним. Но вернёмся к вопросу, что вас ко мне привело? - Шон ещё раз бегло осмотрел немного бледную Роуз и молодого человека с ней.

+1

27

Она сумасшедшая. Он сумасшедший. И призрак тоже сумасшедший. И вообще, это всё Франц. Наглая усатая морда заразила их врожденной упоротостью. Точно. Так и есть. Да, винить во всём Франциска - отличная и привычная стратегия. Либо Вольфа, либо Франца, либо кота (если тебе не повезло и ты сам - Франц)
Только призрак сама по себе чокнутая.
-Роуз, ты не поняла, - пытаться догнать несущуюся за своими гениальными идеями сложно даже если она не прекрасная сирена - не самое лучшее занятие. Но иногда даже стихийное бедствие удается поймать. Или приостановить, - ты не поняла. Веришь ты про их нюх - сколько угодно. Но для меня у этих подонков вечный насморк. И да. Либо мы сейчас на берегу решаем, что не устраиваем глупостей (например, никаких призраков и прочего), либо я унесу тебя. Я сильнее, быстрее и я, мать твою, серьёзно! А в остальном я даже готов молчать, пока меня не спросят. Ни единоно слова. Договорились?.. Я серьёзно. Это не те игры, что стоит запускать так глупо.
Это был кивок? Что же, на этот раз ему хватит.

Только в доме Блейка, Вольф понял: с кивком ему показалось. Еще на угомонись. Но пока его условия выполнялись, а значит и он свои слова сдержит. Позволит испортить остатки прически, лишь иронично поднимет бровь. Покорно последует за дамой и, похоже, хозяином. Поможет Роуз присесть и встанет в шаге от ее кресла. В зоне видимости и возможности дотянуться. Да, сделать он уже ничего не может. Но иллюзия - важная штука.
Волчонку останется только наблюдать. Максимально лениво и расслабленно, хотя хочется вцепиться в глотку.
Этот мужчина неуловимо напоминал того, другого. Что вышвырнул совсем другого сироту из дома. Прилизанный, респектабельный, вежливый и с типичной такой фальшивостью.
Ну, или эта сволочь просто кокетничала с Роуз. Их Роуз! Ну разве не скотина?..
Юноша не видел смысла отвечать. Он только продолжал следить за мужчиной, стараясь запомнить мимику и жесты собеседника - то, что кто-то кому-то не верит, еще не повод не развиваться. И повод не высматривать что ценное в кабинете. Не то место, не то время, не такой глупый собеседник.
Благодарного кивка и приложенной к сердцу руки ему хватит? Или надо открывать рот и расщаркиваться в глупостях?
Вроде хватило. А остальное скажет Роуз. Вольф даже легким жестом руки покажет: говори, женщина. Ох, простите. Уступаем право даме. Что вы, что вы.

+2

28

Роуз не могла не улыбнуться, встречаясь взглядом с Шоном. Что бы там ни было, мужчина был ей приятен, и он никогда не делал ничего, что могло бы девушке не понравиться и оттолкнуть. Так что, в целом, Дарлингтон могла с уверенностью назвать лорда хорошим знакомым и человеком, слову которого она может верить.
- Благодарю, - продавальщица присела в кресло, бросив взгляд на Волчонка со всеми его жестами и молчанием, чуть сощурившись. Впрочем, убедившись, что вести себя парень намерен прилично, расслабилась и вернула свое внимание Шону, снова заулыбавшись, так что ее бледность стала почти незаметна.
- Благодарю, - повторила Роуз, - чай будет очень кстати...
Девушка разгладила складки своего платья, весьма отчетливо понимая, как контрастно и даже резко отличаются они с Волчонком от тех гостей, которых Блейк привык у себя принимать. В строгой и дорогой элегантности окружающей обстановки даже ее платье выглядело бедной рабочей одеждой из довольно дешевого, хоть и крепкого, сукна, что уж говорить об одежде Волчонка... Определенно, надо было переодеться и привести себя в порядок прежде, чем являться сюда. Впрочем, Роуз, вспомнив свой небогатый гардероб, чуть повела плечами, понимая, что это не сильно улучшило бы эффект. В конце концов, она не леди из высшего света, хотя наполовину такая кровь и течет в ее жилах. На ту половину, от которой девушка с радостью избавилась бы, если бы могла.
- Честно говоря... Лорд Блейк, я действовала на эмоциях и сгоряча. Едва узнав новости, сорвалась к вам, потому как вы были первым и единственным человеком, который мне пришел в голову, когда я поняла, что мне нужна помощь, - Дарлингтон чуть кивнула на Волчонка, давая понять, что тот принес ей эти самые "новости", потому и присутствует рядом. - Видите ли... Я узнала, что моя мать умерла. А также, что она оставила мне наследство... Но, к сожалению, я не смогу его получить без ходатайства доверенного лица. Понимаете... я родилась вне брака и в юношестве сбежала из дома, сменив фамилию. Сейчас, без помощи, мне не получить наследства, оставленного мне матерью. Не могли бы вы мне помочь, пожалуйста?
Взгляд Роуз замер на лице Шона, ловя реакцию. Что ж, пока обошлись без рассказов о призраках... Но девушка понимала, что просьба слишком внезапная и личная, так что мужчина был вправе отказать, не уточняя никаких деталей. И все же, Дарлингтон надеялась, что Шон ей не откажет. Хотя бы по той простой причине, что она не представляла, к кому еще можно пойти с такой просьбой... Разве что к доктору Гайнсбери или невесте Арона, но первый будет задавать тонну вопросов, а ко второй не только трудно подобраться, но и вообще лишний раз лезть не хотелось и было практически бессмысленно - все-таки, дама.

+1

29

Мисс Дарлингтон прекрасно вписывалась в общий круг знакомых Шона, как оказалось. Все они обладали редкой, но весьма занимательной чертой - с их прошлым, или их настоящим, всё было не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Если даже они рождались и жили в самой порядочной на свете семье, то непременно выбирали себе экстравагантное занятие. Итак, он точно мог похвастать темнокожей вудуисткой, оккультистом, и почти что "Золушкой". Будет совершенно естественным теперь, если за плечами доктора Гайнсбери окажется какая-то тайна.
Мужчина пару секунд внимательно и с вежливым удивлением рассматривал остренькое и весьма милое лицо мисс Дарлингтон, будто бы она рассказала о тайном подарке их знакомому доктору, который надеялась подкинуть ему через Шона, потом пару секунд также вежливо и удивлённо посмотрел на юношу. Юноша симпатией во взгляде  не отозвался и лорд Блейк опять посмотрел на Роуз.
- Кхм, мисс Дарлингтон, я соболезную вашей утрате, я так понимаю, после побега вы не поддерживали связь с родителями? - как можно мягче уточнил Шон. - И со всеми, кто вас знал? Я могу ходатайствовать, что вы - Роуз Дарлингтон, я ведь не знаю вас под другим именем.
В дверь кабинета постучали, невозмутимый секретарь принёс чай, сервированный на серебряном подносе. Все те минуты, пока он аккуратно разливал напиток по тонкому фарфору и раздавал гостям с маленькими серебрянными ложечками и кусками белого сахара, Шон молчал, будто бы давая Роуз время на то, чтобы собрать мысли для нового захода. Одну чашечку дали и стоящему юноше, после откланявшись и тактично прикрыв дверь.
- Так о чём это я? У вас не осталось ни одного друга с той, прошлой жизни, мисс Дарлингтон? - уточнил Шон, добавляя в чай сливки и изредка поднимая глаза на девушку.

+1

30

- Нет, я... - Роуз осеклась, когда на пороге появился слуга, и молчала все время, что им подавали чай. Поблагодарив, девушка сделала глоток, чуть хмурясь и собираясь с мыслями. Наконец, она решила, какую тактику выбрать, и, дождавшись ухода секретаря, снова подняла ясный взгляд на Шона, выдыхая:
- Лорд Блейк, моя мать была гувернанткой в знатном доме. Ее изнасиловали, и вскоре родилась я. Маму не выгнали, пожалели... Я росла с детьми аристократов, училась у матери этикету и прочему. Но моя жизнь сложилась так, что жить в том же доме под одной крышей с ними я не смогла. Маме я ничего не сказала... позвольте мне не называть причину моего побега, это очень личное, - Дарлингтон отставила чашку, и в этом жесте стала заметна нарочная аккуратность, выдавшая внутреннее напряжение от подобных признаний. - Я украла у нее немного денег и оказалась на улицах Лондона. Как видите, со временем я нашла свое место в этом мире, но первым делом, конечно, избавилась от фамилии и любых связей с прошлым, чтобы меня попросту не нашли. Фамилия моей матери Эллиот, я носила ее до того, как оказалась на улице. Я не поддерживала никаких связей с людьми из моего детства и, честно говоря, никак не ожидала, что мама оставит мне наследство... Она не могла знать, что я сменила фамилию. Поэтому оставила мне что-то на мое имя при рождении - Роуз Эллиот.
Продавальщица встретила взгляд Шона, не давая даже допустить мысли о том, что может лгать. В конце концов, она ведь и не лгала. Если не считать насилия над матерью.
- В последний раз я видела семью, в которой росла, уже больше десяти лет. Если и найти того мальчишку-конюха, с которым я была дружна, или других слуг, не думаю, что они меня узнают теперь. Во всяком случае... скажу честно, мне бы этого не хотелось. И если мама оставила мне в качестве наследства деньги, а не какие-то вещи, то я все отдам на благотворительность. Прошлое пусть остается в прошлом. А душа моей матери пусть обретет покой.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » I want to break free