Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Medicina fructosior ars nulla


Medicina fructosior ars nulla

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

https://data.whicdn.com/images/237474260/original.gif

Rose Darlington, Edward Gainsbery
ноябрь 1885

Мы все учились понемногу, Чему-нибудь и как-нибудь...Или немного о том, как доктор неожиданно примеряет на себя роль терпеливого наставника

Отредактировано Edward Gainsbery (11 мая, 2019г. 14:50:34)

+1

2

Первые заморозки в этом году совсем не радовали Роуз. Работы, разумеется, не становилось ни на унцию меньше, в теплой одежде еще было бы жарко, а в легкой уже было холодно. И еще эти застывшие лужи... Оскальзываясь то и дело на мостовой, продавальщица вышла с рынка и направилась в порт. Свежую рыбу она всегда покупала с рук рыбаков, экономя немаленькую месячную сумму расходов таверны. Дождавшись своей очереди и выбирая несколько крупных рыбин, чтобы Франц мог приготовить наваристый суп и второе блюдо, Роуз почти не смотрела вокруг. Корзина с овощами и хлебом оттягивала руку, но сегодня покупок было не так много, чтобы платить какому-нибудь мальчишке шиллинг за доставку, так что продавальщица справлялась сама.
- Вот эти три, будьте любезны. И оба тунца, - наконец, решила девушка, протягивая заулыбавшемуся рыбаку оплату и дожидаясь, когда он упакует рыбу в бумагу. Корзина разом стала еще тяжелее, но в то же время благодаря весу Дарлингтон обрела чуть больше устойчивости на скользкой улице.
Девушка уже двинулась в сторону "Пьяной сирены", но еще не успела покинуть порт, как услышала в стороне шум. Оглянувшись, Роуз увидела, как какой-то купец, держась за грудь, медленно оседает на землю, а вокруг начинает собираться толпа. Кто-то догадливый крикнул "Врача!!", а Дарлингтон, поймав за шкирку одного из портовых мальчишек, вручила ему пять пенсов, велев:
- Беги со всех ног, здесь нужна карета скорой помощи! Если успеешь, получишь еще столько же! - мальчишку как ветром сдуло, а Роуз, подобрав подол платья, поспешила к пострадавшему.
- Разойдитесь... разойдитесь, ну же! - рявкнула Дарлингтон, и ее пропустили. Поставив корзину на землю, продавальщица опустилась на колени рядом с человеком, тут же развязывая плащ и сворачивая его, положив пострадавшему под голову и порадовавшись, что ударился он, видимо, не сильно. Однако после быстрой проверки дыхания, Роуз поняла, что времени терять больше нельзя, и ее поставленный издали диагноз - сердечный приступ - верен. Не снимая перчаток, девушка сложила руки и принялась откачивать пострадавшего, не обращая внимания на окружающих. Она знала, что рано или поздно устанет, и только надеялась, что карета с врачами приедет раньше, чем станет слишком поздно. Шляпка вскоре слетела с головы Роуз, повиснув на лентах, а в одном платье ей теперь не было холодно, ведь работа по спасению жизни требовала огромных затрат сил. Лицо Дарлингтон разрумянилось, но губы шептали "давай, черт тебя дери, давай..." - она не хотела, чтобы у нее на руках умер совершенно незнакомый ей человек. Она должна была попытаться.

+1

3

Утро выдалось прохладным, а первый вызов поднял доктора с постели едва рассвело. У жены начальника порта опять открылась язва, и на этот раз Гайнсбери настоял на госпитализации, поскольку женщина просто не в состоянии была соблюдать положенную ей врачом диету. Закончив все формальности и заверив ее супруга, что если он хочет, чтобы супруга смогла потанцевать на свадьбе их единственной дочери, ей все же стоит подумать не только о своем удовольствии, врач собрал свой саквояж, и уже хотел остановить кеб, но тут до его слуха донесся шум со стороны торговых рядов и кто-то крикнул «Врача».
В любой другой день Эдвард не стал бы тратить на это время, он уже давно уяснил, что всем помочь невозможно, а учитывая контингент, вполне возможно ему требовался не врач, а пару стопок крепкого напитка, чтобы снять похмелье. Но именно сегодня врач был абсолютно свободен до вечера, а потому вопреки изначальному своему намерению, он развернулся, опираясь на трость и неспеша направился к растущей толпе.
Потребовалось некоторое время, чтобы пробраться ближе и что-то разглядеть, но тут врача ждал сюрприз. Во-первых, помощь к несчастному уже пришла в виде юной хрупкой девушки. Врач с удивлением отметил, что явно не имеющая обширных медицинских познаний юная особа в целом все сделала правильно, чтобы облегчить первым минуты приступа, однако профессионального взгляда врача хватило, чтобы понять – этого не достаточно. Подрагивающие пальцы и вздувшиеся вены на лбу говорили о стремительном росте кровяного давление, а судя по цвету кожи мужчина ранее страдал от сердечной недостаточности.
Поймав на миг взгляд девушки, доктор больше не медлил.
- Дайте пройти, я врач! – громко и четко, привыкший отдавать приказы на службе, сообщил мужчина, и толпа разом пропустила его.
- Мисс…позвольте дальше действовать мне, – Гайнсбери коснулся рукой в перчатке плеча блондинки, прося уступить место, но не прогоняя ее.
Быстро проверив пульс и осмотрев зрачки, врач кивнул девушке на свою сумку.
- Дайте шприц и желтую ампулу…мне нужен нитроглицерин, он снимет кровяное давление и увеличит приток крови к сердечной мышце… скорее – он говорил спокойно, словно они тут решили чашечку чая выпить, но при этом все движения мужчины были четкими и выверенным.
Тем временем мужчина открыл глаза, слабо застонав и попытался шевельнуться.
- Лежите…смотрите на меня…чувствуете боль в груди? Можете вдохнуть? Хорошо…медленно…
Вдалеке послышался топот копыт, очевидно, посыльный Роуз справился довольно споро с поручением, не желая упускать вознаграждение.

Отредактировано Edward Gainsbery (29 апреля, 2019г. 12:20:37)

+1

4

Роуз начала уставать, но продолжала свои манипуляции. Пару раз она вскинула взгляд, когда ей показалось, что она слышит топот копыт, но ошибочно. И во второй раз, когда ее взгляд оказался перехвачен единственным спокойным и сосредоточенным в ответ, девушка едва успела удивиться. Врач, как оказалось, был единственным рассудительным здесь человеком. Остальная толпа либо переживала за незнакомца, либо - в большинстве своем - просто любопытствовала, что будет дальше.
Честно говоря, Роуз была рада уступить место профессионалу, видя, что все, что могла, она уже сделала. В иной ситуации она бы просто признала, что спасти человека не было шанса. Но сейчас, получив поручение незнакомца, продавальщица послушно кинулась к его сумке и быстро нашла необходимое, подавая ему. Как завороженная, Дарлингтон следила за действиями мужчины, даже не заметив, что задержала дыхание.
В тот момент, когда хрип пострадавшего сменился облегченным вздохом, Роуз тоже выдохнула, ощущая, как с нее волной скатывается напряжение. В этот момент рядом затормозила карета скорой помощи, и зеваки стали расходиться. Дарлингтон, едва выяснив, что она пострадавшему не приходится никем, оттеснили в сторону другие врачи, так что она лишь успела подхватить корзину с покупками, а ее плащ остался на земле под головой спасенного мужчины. Продавальщицу за подол платья подергал беспризорник, желающий получить обещанную оплату, и Роуз, опустив взгляд, чуть улыбнулась:
- Молодец, заслужил, - тихо произнесла она и, вручив мальчику еще пять пенсов, проследила, как он убегает и как грузят в карету мужчину. Врачи о чем-то переговаривались, совершенно не обращая на нее внимания, и Роуз спокойно подняла с земли свой плащ. Все уже разошлись, словно ничего и не случилось. Дарлингтон тоже здесь больше нечего было делать, так что она отряхнула плащ и накинула его вновь на себя. Она уже собиралась уйти, когда, подняв взгляд, натолкнулась им на того самого незнакомца. Его взгляд был внимательным и спокойным, но почему он не дал Роуз просто взять развернуться и уйти. Карета за его спиной тронулась с места, через пару секунд оставляя их вдвоем. Ощутив себя неловко, девушка произнесла:
- Спасибо... без вас его бы не удалось спасти...

+1

5

Есть два типа пациентов, те, кто хотят жить и те, кто упорно собираются помереть, несмотря на все старания врача над ними. В основном, делают ровно противоположное из того, что говорит им доктор. В этот раз повезло. Мужчина, которому ощутимо полегчало, остался спокоен, не пытаясь дергаться и выполняя все его требования.
- Хорошо…поднимайте, осторожно…а Берт, доброго дня – он кивнул молодому медику, который смущенно улыбнулся, пожимая ему руку. – Доктор Гайнсбери… не ожидал вас тут увидеть
- Наибольшим числом самых ценных открытий мы обязаны сопутствующим, случайным или непредвиденным обстоятельствам… - процитировал мужчина фразу из недавно прочитанного романа и улыбнулся. – Поспешите…  думаю, вы обнаружите у него застарелый порок сердца…я бы рекомендовал операцию…
Молодой коллега не стал спрашивать, как врач догадался, про способности Эдварда он знал не по наслышке и уже привык.
- Рад был Вас увидеть, заходите как-нибудь, выпьем по стаканчику хереса…
Он нырнул в карету и вскоре толпа разошлась. Сам же Гайнсбери развернулся, надеясь, что его открытие не исчезло, и встретился с ней взглядом, поднимая свой саквояж и подойдя ближе, опираясь на трость.
- Мм…вообще-то нет… Спасти его не удалось бы без Вас… в наши дни не так много людей умеют распознать сердечный приступ и тем более оказать правильно первую помощь, а не помочь несчастному быстрее отправиться на тот свет – мужчина усмехнулся в усы и слегка коснулся своего котелка.
- Разрешите представиться, мисс… Доктор Эдвард Гайнсбери. Должен сказать, Ваши действия меня весьма впечатлили…Однако, судя по всему, вы не студентка медицинского колледжа… Как Вас зовут?
В голубых глазах врача читался вежливый интерес, но в отличие от того контингента мужчин, с которыми имела дело Роуз, в его манерах было нечто такое, что притягивало. Ведь в «Сирену» редко заходят настоящие джентльмены.

Отредактировано Edward Gainsbery (11 мая, 2019г. 14:51:50)

+1

6

Щеки Роуз и так раскраснелись от холода и работы по спасению жизни несчастного, но от слов мужчины, казалось, румянец стал еще ярче. Продавальщица соврала бы себе, если бы сказала, что ей неприятна похвала опытного врача. А то, что врач опытный, да еще и уважаемый в своих кругах, Дарлинг уже успела понять по его общению с коллегами. Так что, было вдвойне приятно знать, что  она справилась со своей задачей, хоть и с трудом.
- Нет, сэр, я не студентка... и никогда ею не была. Простая продавальщица, которой когда-то в юности довелось учиться у аптекаря непродолжительное время, - отозвалась Роуз, а затем сделала легкий книксен, почему-то ощущая, что это правильно. - Мисс Роуз Дарлингтон, сэр.
Именно сейчас вбитое в детстве воспитание и уроки матери подняли в Роуз голову. Она ощущала, как правильно вести себя рядом с этим мужчиной и только про себя удивлялась своему такому поведению. Дарлиг не помнила, когда в последний раз приседала в книксене или реверансе... кажется, это было в детстве, в далекой прошлой жизни. Но доктор Гайнсбери вел себя так безупречно, что девушка не могла не пытаться соответствовать. Не станешь ведь таскать джентльмена за ухо да орать на него благим матом после ночной попойки?..
Роуз снова посмотрела на мужчину, отмечая его интерес и понимая, что он совсем иного толку, нежели у матросов в таверне обычно. Девушка сжала корзину с покупками перед собой в обеих руках, но не сдвинулась с места, чувствуя, что Эдвард хочет ей еще что-то сказать. Да и... если быть совсем уж откровенной, Роуз тянула момент. Редко удавалось окунуться вот в такую ауру сдержанного и идеального мужского воспитания. Могла же Дарлинг хотя бы полюбоваться? И пообщаться. Врач заметил, как девушка очень вежливо и почти незаметно покосилась на его трость с любопытством, но не стала нетактично спрашивать о его хромоте.

+1

7

Наблюдая за девушкой, Эдвард всерьез заинтересовался. Она не соврала, весь ее вид говорил о том, что перед ним совершенно обычная девушка, которая, скорее всего, служит или кухаркой или продавальщицей где-то в районе доков. Однако манеры и тон речи его новой знакомой был совсем не похож на то, как привыкли общаться обитательницы Ист-Энда. Да еще безупречный поклон. Вот теперь доктор искренне начал заинтересовался, проследив ее взгляд и впервые чуть улыбнулся.
- Очень рад знакомству, мисс Дарлингтон… Вам нравится моя трость? – он развернул руку, чтобы продемонстрировать черную трость с металлическим наконечником и рукоятью в виде головы леопарда. – Это подарок, от однополчан, когда я вышел в отставку – спокойно пояснил он, не видя в живом интересе девушки ничего зазорного, а затем оглядел ее внимательнее.
- Мне кажется, Вы замерзли, не желаете выпить чашечку чая. Тут через улицу весьма недурное кафе, я сам только что от пациента и немного проголодался, – предложил врач, подавая Роуз руку, и вновь это не выглядело чем-то непристойным с его стороны, а также у девушки не пропадало ощущение, что мужчина хочет продолжить беседу вовсе не для того, чтобы извлечь какую-то выгоду для себя.
- Так значит, Вас учил аптекарь, и позвольте узнать, как много Вы успели узнать, и насколько Вам интересна область медицины? Ведь как я понимаю, Ваша основная работа с ней не связана? – уточнил мужчина следом.
- Знаете, каждый год университет выпускает несколько десятков врачей, но толковых из них набирается едва ли четверть…  в это профессии все зависит не только от знаний, важны личные качества, умение сосредоточиться в критический момент и способность принять на себя ответственность… - продолжил он, смотря на Дарлингтон. – Вы продемонстрировали сегодня и то и другое…
Сам Эдвард еще не до конца смог сформулировать, что хочет предложить мисс Роуз Дарлингтон.  Ведь возможно их беседа закончится здесь и сейчас, однако что-то подсказывало ему, что она не из тех, кто привыкла отвечать отказом, не подумав и не взвесив все.

Отредактировано Edward Gainsbery (11 мая, 2019г. 15:31:24)

+1

8

Роуз с любопытством оглядела трость повнимательнее, окончательно формируя свое первое впечатление о состоятельном, благородном, красивом и принципиальном мужчине, что стоял перед ней. Вопрос о хромоте отпал сам собой, когда доктор упомянул службу в армии: девушка сразу же сделала вывод, что перед ней бывший военный врач, ныне ведущий гражданскую практику. Более мелкие детали вроде спокойного взгляда, вежливого расстояния, слегка пожелтевшей от табака кожи на пальцах, отсутствия дрожи в руках и суеты в жестах и прочее давали Роуз примерно понять, какой образ жизни ведет Эдвард, и это располагало к нему еще больше.
- Очень красивая, - заметила продавальщица и снова посмотрела мужчине в глаза. - А почему леопард?
Внимательность врача чуть удивила ее, и девушка невольно запахнула плащ плотнее. К восприятию Эдварда добавился еще один пункт, но и это Дарлингтон понравилось. Она кивнула и улыбнулась открыто и искренне, делая шаг ближе и осторожно опираясь о локоть мужчины:
- С удовольствием, доктор Гайнсбери, - уже по пути Роуз ответила на вопросы с некоторым смущением. - Я недурно разбираюсь в лекарственных препаратах, немного знаю латынь. Изучала анатомию по медицинским книгам, которые были у учителя, научилась у него оказывать первую помощь, лечить простые заболевания вроде простуд и колик, в теории могу уверенно рассказать, как правильно принимать роды, а также...  также у меня достаточно большой практический опыт в обеззараживании и зашивании ран.
Девушка чуть недоуменно и настороженно покосилась на Эдварда, не совсем понимая, к чему он клонит, но все же заметила:
- Вы мне льстите, доктор... Моих сил едва хватило, к вашему появлению я уже практически утратила надежду. Мне всегда было жаль, что кроме книг мне мало что доступно, но в университет я поступить никогда не могла... Хоть и очень хотелось. Пожалуй, медицина для меня сродни волшебству, только творимое руками врача. Не каждый на это способен, верно... И всегда не хватало знаний - знали бы вы, сколько раз я сталкивалась с ситуацией, когда помочь была бессильно просто потому, что не знала, как...

+1

9

Девушка согласилась, хотя Эдвард ровно также бы принял и ее отказ, хотя, скорее всего, после этого моментально бы забыл об этой встрече, приняв ее выбор. Теперь же они неспеша направились прочь, продолжая беседу и врач вновь удовлетворил ее любопытство.
- В честь одного памятного случая в Индии…мы стояли в джунглях, после одной из стычек с местными, мне пришлось оперировать командира глубокой ночью… В какой-то момент я был так поглощен работой, что не заметил, как на запах крови ко мне в палатку сунулся молодой леопард. Меня и командира спасло то, что его винтовка лежала рядом. Я выстрелил, не целясь и уложил зверя за секунду до прыжка…  потом именно с подачи командира они и заказали эту трость … - поведал Роуз Эдвард как раз к моменту, когда они остановились на одной из примыкающих улиц и врач открыл ей дверь, пропуская в небольшое, светлое помещение кофейни, провожая за столик у окна, накрытый белой скатертью и помог ей снять плащ, вешая его вместе со своим коротким пальто на вешалку, туда же отправив котелок и перчатки, пригладив рукой уже местами седеющие светлые волосы.
К ним подошла молодая девушка и, пользуясь правом пригласившего, мужчина заказал чай и порцию булочек «челси», а  для Роуз принесли бизе.  Тут было тепло и уютно, так что сразу забывалась вся суета, что предшествовала их знакомству.
Сделав глоток чая и довольно улыбнувшись в усы, Эд выслушал список « навыков» Дарлингтон и если бы кто-то из ее окружения непременно бы с уважением похвалил ее, врач только скептически выдохнул.
- Не то, чтобы очень много, мисс Роуз… Понимаю, Вам действительно трудно было обучиться чему-то серьезному без  специальной подготовки…полагаю, Вы действительно на данный момент окажитесь бессильны в большинстве случаев  - врач говорил это спокойно, словно сейчас беседовал не с ней, а сам с собой.  Можно было, конечно, оскорбиться, но Гайнбери опять говорил так, словно проверял ее решимость. И не зря.
Когда она заговорила о лести, он снова чуть усмехнулся, поправляя манжет рубашки, и Роуз на миг заметила светлый, едва заметный след от обручального кольца, которое он когда-то видимо носил.
- Я бы польстил Вам, если бы сказал, что Вы сами спасти того мужчину…Нет, мисс Дарлингтон, буду честен, Ваши знания весьма поверхностны …Однако – он выдержал паузу и внимательно посмотрел на блондинку.
- Что Вы скажите мне, если я возьмусь Вас обучать?  Сразу видно, у Вас живой, пытливый ум, прибавим сюда Вашу любознательность, тот факт, что Вы не боитесь испачкаться  и имеете кое-какой опыт работы по оказанию первой помощи…  - он откинулся на стуле.
- Вы будете изучать фармакологию, а также как следует займетесь анатомией и возможно…нет…это пока опустим – он снова как будто говорил сам с собой, но Роуз ощущала, что он следит за ее реакцией.  – Я предоставляю Вам все необходимые книги и материалы для учебы, к сожалению, в университет Вы действительно попасть не сможете, так что в качестве лектора и практика могу предложить только себя… и последнее – он снова сделал глоток из своей чашки.
- Никакой платы я с Вас не возьму, мне важно лишь, чтобы Вы были усердны и со всей серьезностью относились к учебе… Медицина, это не волшебство, но Medicina fructosior ars nulla* – закончил он с легкой улыбкой.
- Мисс Дарлингтон… я не прошу ответа сию минуту, прошу Вас, пейте чай





* Нет искусства более полезного чем медицина (лат.)

+1

10

Дарлингтон снова отметила про себя, что ее новый знакомый не попытался приукрашивать события. Ведь можно было придумать что угодно, а Эдвард просто рассказал, как было. Это импонировало девушке все сильнее, и она уже совсем без сомнений и опаски вошла в кафе и присела за столик, позволив за собой поухаживать. Осматриваясь, продавальщица профессионально отмечала, что здесь, конечно, совсем не так, как в "Пьяной сирене". Светло, чисто, посетители в основном благородные или хотя бы воспитанные. Но почему-то девушка подумала, что в таком месте ей было бы скучно.
Увидев на столе бизе, Роуз смалодушничала - очень уж давно она не ела эту сладость - и утянула сразу две штучки, с удовольствием ощущая, как те тают на языке. Слова мужчины, однако, вернули ее к разговору, и девушка сделала глоток чая, немного расслабляясь. Ее ничуть не обижали слова Гайнсбери, Роуз и сама прекрасно понимала, что могла разве что ассистировать врачу, но самостоятельно едва ли что-то могла сделать верно. И девушка уже хотела с улыбкой это заметить, когда врач неожиданно предложил ее учить. Настолько неожиданно для Роуз, что та, пытаясь поставить чашку с чаем на блюдце, едва не опрокинула ее. Раздался звон фарфора, который, к счастью, не разбился, а Дарлингтон изумленно и потрясенно смотрела на мужчину. Она даже ждала слова "шутка", но Эдвард продолжал рассуждать, и глаза Роуз не становились менее круглыми.
На словах об оплате Роуз удалось морально отскрести свою челюсть от пола. Она и не заметила, что от изумления у нее и правда приоткрылся рот. С кем другим девушка, вероятнее всего, жестко высмеяла такое предложение, решив, что над ней грубо подшутили. Но предложение попить еще чаю и обратно собравшийся образ и восприятия врача никак не давали поверить в то, что это подстава. Не мог же Эдвард просто посмеяться над бедной и простой девушкой... ну, после всего?
- Доктор Гайнсбери... - прошептала Дарлингтон, сглотнула, справилась с собой и прямо на глазах у мужчины взяла себя в руки, понимая, что так пялиться на него попросту неприлично. Более того, Роуз опустила взгляд, откусила немного от бизе, в пару крупных глотков осушила половину чашки с чаем, и только после это снова осторожно посмотрела на Эдварда.
- Доктор Гайнсбери... если это не шутка... и если вы предлагаете мне учиться у вас на полном серьезе, - Роуз снова сглотнула, опуская руки на колени и чуть разглаживая пальцами подол платья, чувствуя, что слишком взволнована сейчас, - то я... я с радостью приму ваше предложение, - закончила девушка и улыбнулась, буквально просияв. Эдвард не ошибся: девушке действительно было крайне интересно изучить то, что раньше ей было недоступно. И она не выглядела безалаберной или безответственной, а это вселяло надежду, что учиться она будет хорошо. Даже с учетом совмещения учебы с работой в таверне.

+1

11

Мысленно доктор Гайнсбери поставил Роуз еще одну жирную галочку в своем списке достоинств. Он бы ужасно огорчился, если бы девушка начала ломать никому ненужную комедию вежливости, строя догадки «как?» и «почему?». Десять минут назад мужчина и не думал ни о чем подобном, хотя ему и предлагали должность на кафедре в Бримстоуне несколько раз. Он всегда отказывался, считая, что этим на худой конец можно заняться, когда ему стукнет где-нибудь лет шестьдесят. Однако решение пришло сейчас само собой, а видя благодарный взгляд мисс Дарлингтон, он решил, что ничего не потеряет.
- Вот и славно, мисс Дарлингтон – довольно кивнул врач, вытирая салфеткой сахарную пудру с усов и вынув из кармана часы на цепочке, сверился со временем, что-то про себя прикидывая.
- Обычно я посещаю пациентов в дневное и вечернее время, так что обычно утренние часы бывают у меня свободны, у вас, как я полагаю, все наоборот, поэтому предлагаю Вам начать завтра…скажем, часов в девять… Знаете где находится здание Британской библиотеки? – получив ответ, мужчина кивнул.
- Тогда я буду ждать Вас у входа, для учебы прежде всего вам понадобятся материалы, а потом уточним, что Вы уже знаете…
Они посидели еще около получаса, успев насладиться чаем, после чего врач первым поднялся, оплатив заказ и снова подавая девушке руку.
- Мне пора, не буду больше и Вас задерживаться, что ж, до завтра мисс Дарлингтон, советую хорошенько выспаться – на прощание кивнул ей врач, касаясь своего котелка, и они разошлись на площади, откуда Гайнсбери поймал кэб.
Следующее утро было привычно туманным для Лондона, но без десяти девять врач стоял возле ограды сада, окружающего здание библиотеки, иногда слегка кивая проходящим внутрь молодым людям и дожидаясь свою ученицу.

+1

12

- Завтра... - Роуз тут же снова улыбнулась, совершенно обрадованная, что не придется ничего ждать. Так что она сразу же кивнула. - Хорошо. Девять утра очень мне подходит: в таверне наплыв посетителей с четырех часов, а до этого я всегда могу выделить время. Где Библиотека я знаю, доктор Гайнсбери.
Дарлингтон не могла перестать улыбаться, кивая и поддерживая небольшую беседу, а затем прощаясь с врачом и возвращаясь в "Пьяную Сирену". Выспаться ей априори не грозило, увы. Но грядущее обучение воодушевляло и будто придавало сил, так что Роуз спокойно отработала свой вечер, а с раннего утра, успев сделать все необходимые покупки и занести их на кухню, девушка подхватила пару тетрадей и сумку через плечо, поспешив на встречу с Эдвардом.
Из-за утренней беготни Роуз немного опаздывала, так что пришлось потратиться на извозчика. В восемь пятьдесят девять Эдвард увидел спешащую в его сторону девушку, соскочившую с кэба, в девять часов и две минуты продавальщица уже стояла перед ним, присев в легком книксене. Она была запыхавшейся, щеки разрумянились, но глаза блестели, выдавая предвкушение и готовность учиться. Что ж, Дарлингтон, конечно, не могла знать, насколько суровый педагог ей достался, но роптать она не собиралась.
- Доброе утро, доктор Гайнсбери. Простите, что заставила вас ждать, - поздоровалась Роуз, встречаясь с мужчиной взглядом и улыбаясь. - Я готова...

+1

13

Врач посмотрел на часы как раз в тот момент, когда Роуз поспешила ему навстречу, и слегка цокнул языком,  качая головой.
- На первый раз прощаю, мисс Дарлингтон, но помните, что иногда две минуты могут стоит кому-то жизни… - Эдвард поднял на нее взгляд, видимо давая прочувствовать всю драматичность момента, но затем также легко его лицо приняло спокойное выражение и он усмехнулся, подавая ей руку.
- На Ваше счастье, я слежу за здоровьем…думаю, сегодня я все таки выживу…
Они вместе поднялись на крыльцо, и доктор открыл  дверь, пропуская ученицу вперед. Тут витал особый дух и запах старых книг и манускриптов. Дух могло захватить от того, сколько знаний и трудов научных тут покоилось и ждало своего часа на полках. Эдвард помнил, как часами просиживал тут, иногда забывая даже поесть, увлеченно изучая записи людей, живых за многие годы до него.
Дав девушке пару минут оглядеть просторный зал с ровными рядами столов, на которых стояли зеленые лампы, врач уверенно двинулся к стеллажам.
- Так…ну, пожалуй, вот…нам понадобиться анатомический атлас,  справочник педиатрии, учебник латыни, диагностический справочник…
Врач продолжал сам себе диктовать список, попутно шагая между полок, выхватывая книги и не глядя, передавая их Роуз, так что той ничего не оставалось, как подхватывать увесистые талмуды, которых становилось все больше.
- Где-то была еще отличная монография по исследованиям ишиаса… а впрочем, пока рановато… - замер посреди полок врач и только тут обернулся на ученицу, головы которой уже не было видно из-под стопки.
- Эм…Вам не тяжело, Роуз? – уточнил мужчина скорее  из интереса, удивляясь про себя, как барышня не возмутилась такой тяжести, и поспешил снять три книги сверху.  Держа их под мышкой, с интересом разглядывая девушку и ожидая, как она среагирует на то, что теперь она не просто милая девушка, а его студентка и ей придется привыкать к его манере поведения, а в дальнейшем, обучения.

+1

14

От первых слов Эдварда Роуз немного растерялась и даже ощутила себя виноватой, но, к счастью, не стала оправдываться. Она просто решила впредь вставать еще раньше, и не важно, что это означало не больше четырех часов сна в сутки. Девушка ни за что не собиралась упускать шанс учиться.
Шутка Гайнсбери разрядила обстановку, и продавальщица улыбнулась, кивая и входя в святая святых. На минуту она просто застыла, в восхищении оглядывая полки с книгами и мечтая прочитать их все. Но на это, как говорится, и жизни мало. Осилить бы литературу по теме, для начала...
Дарлингтон едва не упустила доктора из виду, вовремя поспешив за ним и на ходу успевая подхватить первую книгу. Пару раз, когда книги сначала достигли ее плеч, а затем и уровня глаз, Роуз хотела подать голос, но не успевала, так как все внимание было направлено на то, чтобы не уронить внушительную стопку. Каким чудом девушка ни обо что не споткнулась, когда книги скрыли ей обзор, осталось загадкой, но на Эдварда она чуть не налетела, когда он остановился.
- Не... не слишком... - выдохнула Роуз и благодарно улыбнулась, когда мужчина снял верхние книги со стопки, давая девушке снова все видеть. Она сдула с лица светлую прядь и чуть удобнее перехватила книги, корешки которых впивались в предплечья.
- Я привыкла носить тяжести... Поднос с восемью четырехпинтовыми полными кружками весит примерно столько же... правда, кружки не так сильно закрывают обзор... - сообщила девушка, но затем все же с надеждой уточнила. - Я могу сложить книги на стол, доктор Гайнсбери?
Несмотря на произошедшее, кажется, энтузиазма в девушке не убавилось. Напротив, Дарлингтон будто не терпелось уже открыть пару первых книг и начать изучение материала.

+1

15

Эдвард чуть улыбнулся, кивая и отодвигая ближайший стул, отчего пара молодых юношей рядом заинтересованно оторвались от монографий, над которыми корпели.
- Да…об этом я как-то не подумал…присаживайтесь, Роуз… - он опустил остальные книги, протягивая первым делом девушке анатомический атлас, решив начать с азов.
- Изучите, пожалуйста, вот этот параграф, если что-то будет неясно, я поясню – кивнул врач, оставляя девушку наедине с книгой и отходя к полкам, где его заинтересовал сборник статей, который не было времени просмотреть на досуге.
Краем глаза он заметил, что оба юноши снова высунули носы из своих книг, явно пытаясь привлечь внимание его студентки. Гайнсбери усмехнулся, в этот момент проходя мимо и отмечая, что один читает про наследственные болезни, а второй видимо пересдает экзамен по анатомии. Когда градус внимания к Дарлингтон достиг апогея и один из парочки собирался окликнуть ее, за их спиной Эдвард сурово поинтересовался.
- Из чего состоит таранная кость? – студент, которого врач определил безошибочно, подпрыгнул на месте, даже не обернувшись и выдав.
- Эээ.
- А вы что скажете? – покосился на его приятеля врач, который тоже не ожидал экзаменовки на ровном месте.
- Ну… это, кажется, одна из костей плюсны…
-  С чем соединяется?
- А..м.. с пяточной и… и..
- С ладьевидной… - закончил врач, хмуро изучая двух пристыженных парней, а затем аккуратно, но уверенно развернул обоих головами в их учебники.
- О девушках будете думать, если место в голове останется после того, как вызубрите материал, – подытожил врач и невозмутимо вернулся за стол, открывая свой журнал, совершенно забыв про всех на какое-то время, отвлекаясь лишь на вопросы и давая комментарии Роуз. Спустя пару часов, когда рядом с девушкой была исписанная тетрадь, он довольно кивнул.
- Думаю, на сегодня достаточно…вот, я заложил необходимые места, изучите их, и обсудим в пятницу…

+1

16

Получив приглашение сесть, Роуз с облегчением сгрузила книги на стол, пригладила платье и с готовностью заняла свое рабочее место. Пока доктор Гайнсбери выбирал первую книгу для изучения девушкой, та выудила из сумки толстую тетрадь и перо, понимая, что записывать придется много, очень много. А учить - и того больше.
Надо отдать Дарлингтон должное - она хоть и подумала, что одного параграфа будет маловато, рта не раскрыла. Все-таки, решив учиться у Эдварда, она тем самым признала, что ему куда виднее, чему и как ее учить. Мужчина достаточно быстро поймет, что его ученица может усвоить довольно много материала за раз, так что, если потребуется, он даст ей больше материала. Поэтому Роуз просто кивнула и склонила голову, погружаясь в чтение и делая пометки в тетради. По сути, она вспоминала то, что уже и так знала, но учитывая, что этим знаниям очень давно не было практики, девушка не пренебрегала даже самыми простейшими вещами.
Сказать по правде, продавальщице не было дела до окружающих людей. Она даже не заметила, что ей пытаются оказывать знаки внимания. Так что раздавшийся рядом голос Гайнсбери заставил Роуз удивленно поднять голову: она подумала, что вопрос был задан ей. Однако, увидев, что это "счастье" досталось двум юношам, невольно заинтересовалась. Более того, она записала к себе в тетрадь ответ, а затем чуть улыбнулась, поспешив уткнуться взглядом обратно в книгу, когда Эдвард развернул головы студентов с учебники. Что ж, похоже, ей достался принципиальный и дотошный учитель...
Вопросов у Дарлингтон по материалу было не так много, но все они были важны и не могли не быть заданными, что Гайнсбери тоже мог отметить - пустых вопросов, на которые, постаравшись, девушка могла бы найти ответы сама в том же параграфе, его ученица не задавала. И, получив домашнее задание, с готовностью кивнула, убирая тетрадь и книгу в сумку:
- Хорошо, доктор Гайнсбери... Спасибо, - отозвалась Роуз. Из библиотеки они вышли вместе, но сейчас продавальщица не могла больше задерживаться, поспешив по делам и в таверну. А вот при следующей встрече, Дарлингтон удивила своего учителя дважды: во-первых, она пришла с длинным списком вопросов, записанных в тетради, с пометками параграфов и страниц, а так же принесла с собой сытный ланч на двоих. Так что, получив ответы на свои вопросы и новые уточняющие комментарии, погрузившись в очередной материал, Роуз удивительным образом не забыла вручить Эдварду его порцию и теплый чай, успевший настояться за это время. То же самое повторилось и в следующий раз, и после каждый раз. Было видно, что девушка устает и почти совсем не спит, но это никак не сказывалось на ее рвении учиться. Лишь через месяц Роуз все-таки задремала прямо над учебником после двух бессонных ночей в "Сирене".

+1

17

Если по началу доктора все таки терзали сомнения относительно своего решения по различным причинам, то спустя пару недель в роли наставника, он окончательно убедился, что чутье не подвело и в этот раз. Роуз, даром что была хорошенькой, бойкой девицей, которая, надо полагать, имела успех у противоположного пола и могла с легкостью получить все, чего бы ей хотелось, не жалела сил и был довольно упорна в изучении действительно сложной науки. Тут помогал и практический опыт, который у нее всегда был в силу места работы и ее природная чуткость и способность отодвинуть эмоции на второй план. Хотя, конечно, получалось не всегда. Особенно когда Эд намеренно устраивал девушке экзамены, стараясь подловить или наоборот запутать ее. Однако, надо отдать должное, девушка ни разу не дала повода усомниться в себе. Про себя Гайнсбери удивлялся, как она все успевает, а уж когда она начала подкармливать «наставника», окончательно убедился, что нагрузка ей по плечу.
Именно поэтому, когда девушка вот уже полчаса не задавала никаких вопросов, сидя в его небольшой гостиной с книгой, он невольно отвлекся от монографии, которую штудировал.  Роуз уснула, расслабив руки, и врач только чуть улыбнулся, что делал крайне редко, вовремя подхватив готовую упасть книгу, отложив ее на стол.
Сняв  с кресла плед, он аккуратно набросил его на спящую девушку, решив, что, пожалуй, надо сделать перерыв в занятиях. Он дал ей поспать пару часов, прикрыв двери и дожидаясь пациента. У миссис Беркли была бронхиальная астма и приступы периодически возобновлялись. Она была одной из самых преданных его пациентов.  Ее сын, молодой адвокат сам всегда привозил ее на прием, как случилось и сегодня.
- Прошу вас, проходите – привычно приветствовал женщину врач, проводив в свой кабинет, и добавил. – Если позволите, сегодня я бы хотел вас кое с кем познакомить….
Пока женщина отдыхала с дороги, врач вернулся в гостиную, прикидывая, что шаги и голоса должны были разбудить Роуз, а значит, у нее выдался шанс сегодня попробовать себя в новой для себя роли ассистентки.
Убедившись, что этот новый опыт не вызывал протеста или стеснения, что в принципе не свойственно будущему врачу, мужчина жестом пригласил Роуз последовать за ним и представил ей старушку.
- Миссис Беркли, этом моя ученица...Мисс Роуз Дарлингтон желает стать врачом? Надеюсь, вы не против, если мы...
- Если используете меня, как учебное пособие - тихо рассмеялась женщина, тихонько откашлявшись в платочек и кивнула. - Это даже интересно... я готова, доктор Дарлингтон

Отредактировано Edward Gainsbery (13 июня, 2019г. 10:54:11)

+1

18

Роуз не заметила, как уснула. Она просто слишком расслабилась в удобном кресле и за чтением одного и того же абзаца где-то на четвертый или пятый раз. Мысль просто ускользнула... и сознание отключилось от реальности. Потревожил сон Дарлингтон стук в дверь и какая-то суета за пределами гостиной. Встревоженно вскинув голову, девушка попыталась мгновенно собраться с мыслями, надеясь, что Гайнсбери не заметил, что она уснула, и тут же разочарованно вздохнула. Трудно было не заметить отложенную на стол книгу и плед на коленях. Девушка поняла, что учитель дал ей отдохнуть, а не стал ругать и будить, и испытала укол стыда за свою слабость. Особенно, когда обнаружила, что проспала почти два часа.
Конечно, продавальщица понимала, что виной всему усталость. Она так же хорошо понимала теперь, почему организм так реагирует, но, к сожалению, в последнюю неделю не удалось сбалансировать время так, чтобы хватило сил и на работу, и на учебу, и на отдых. Мысленно отругав себя, Роуз поднялась, привела в порядок себя и комнату, прислушиваясь к голосам снаружи. Услышав шаги Эдварда, девушка поспешила снова взять в руки книгу, но, как оказалось, напрасно.
Когда Гайнсбери предложил ей попрактиковаться, Дарлингтон удивилась и обрадовалась. Она давно уже хотела уточнить у врача, когда они смогут перейти к практике, но все было не до того. А, учитывая усталость, Роуз сомневалась, что сможет нормально вникнуть в написанное в учебнике снова. Так что она с готовностью согласилась ассистировать Эдварду.
- Добрый день, миссис Беркли. - очень вежливо поздоровалась Роуз, присев в легком книксене и благодарно улыбнувшись старушке, впрочем, не скрывая легкого стеснения из-за нового опыта. Однако, получив разрешение, девушка сосредоточилась:
- Как давно вы кашляете, миссис Беркли? - Роуз безошибочно определила природу кашля, очень быстро поняла картину болезни, догадавшись, что старушка - регулярный "клиент" доктора Гайнсбери. Дарлинг попросила разрешения послушать миссис Беркли, а затем предложила правильное лечение, чтобы облегчить приступы, практически повторив слова и назначения Эдварда, однако в конце неожиданно добавила:
- Я бы еще порекомендовала вам мятные пастилки... Когда становится очень влажно или душно, или же если вы чувствуете первые признаки спазма, рассасывание мятных пастилок поможет расслабить мышцы и освободить дыхание. Они продаются в любой аптеке, - сказав это, Роуз полувопросительно оглянулась на Эдварда, ожидая его вердикта. В конце концов, она понятия не имела, все ли сделала правильно, не ошиблась ли с назначениями, не подозревая, что "мятные пастилки" оказались ее нововведением.

+1

19

Эдвард лишь благодарно кивнул пациентке, подтвердив ее догадку, но  нисколько не волновался, решив, что такой пациент как миссис Беркли идеален, для первого раза. Старушка, несмотря на возраст и болезнь, всегда была бодра и весела, а всегда проще общаться с тем, кто готов тебя слушать и принимать, а не вопит дурным голосом, о том, что умирает и вообще за его деньги ты должен моментально исцелить его недуг по щелчку пальцев.
Пока Роуз собирала анамнез, он спокойно наблюдал за ученицей, только довольно кивая, а выслушав ее рекомендации, подошел ближе, смотря на девушку.
- Хм…а ведь верно… Мисс Беркли, вы плохо переносите ингаляции, да и это не всегда удобно, так что попросите слугу купить вам в аптеке запас пластинок…на них рецепт не требуется
- Ой, какое приятное лечение, мне оно по вкусу – улыбнулась старушка, по-матерински глядя на Роуз, но не забыла вежливо поблагодарить.
- Спасибо, доктор Дарлингтон…пожалуй скоро я променяю Эдварда и начну лечиться у Вас!
- Ах, женщины, вам имя вероломство… - не удержался от легкого смешка Гайнсбери, помогая женщине подняться, поскольку приехал ее сын и проводил ее к выходу, попрощавшись до следующего раза.
- Так…  на сегодня мы, пожалуй, закончим…  меня не будет на следующей неделе, так что будем считать, у тебя каникулы, как у настоящей студентки – отметил врач, когда они снова остались одни.
- Но проштудируй вот эти две статьи о циррозе и … и пожалуй вот эти очерки о язвенных колитах.. – Эд вручил ей пару книг, но когда Роуз уже собиралась уходить, так и не получив пока никакой реакции, которой, в общем-то, от сурового учителя ждать  никогда не приходилось, мужчина вдруг окликнул ее.
- Молодчина, Роуз… я сам не додумался
От доктора Гайнсбери услышать подобное, по опыту самой Роуз было равносильно вручению престижной награды в области медицины и научного открытия, перевернувшего мир.
Неделю она действительно смогла сосредоточиться только на работе и немного отдохнуть, но в понедельник вечером она получила с одним из мальчишек записку от доктора, который похоже уезжал из города по каким-то делам.
Мужчина сообщил, что готов вернуться к ее обучению и предложил встретиться вечером, приложив адрес одной из больниц. Когда же Роуз прибыла на место, ей пришлось пару минут подождать, но вскоре она заметила доктора по походке, опирающегося на привычную трость, держащего в руках какой-то сверток.
- Прошу простить… задержался у пациента… Готова? – сразу же в одном предложении все выяснил Эдвард и, подав девушке руку, прошел вместе с ней через ворота, которые уже закрывали, провожая посетителей. Однако если Роуз думала, что он возьмет ее на обход, она ошиблась. Они свернули от центральных дверей куда-то влево, обходя здание и сворачивая к небольшой пристройке, спускаясь вниз по лестнице, и девушка увидела пожелтевшую табличку МОРГ.
Гайнсбери как ни в чем не бывало, провел ее по коридору, отпирая одну из комнат и пропуская ее внутрь, зажигая электричество. Тут бы широкий стол, на котором лежало тело, укрытое белой простыней. В воздухе витал запах растворов и формальдегида. Рядом на тележке лежали подготовленные хирургические инструменты, туда же мужчина положил сверток, распаковав, и вручил девушке халат, маску и передник.
- Я решил, что пора переходить к практике, не благодарите, мисс Дарлингтон – ей показалось, что в серьезном голосе учителя мелькнула веселая усмешка.

+1

20

Реакция старушки и похвала наставника заставили Роуз смутиться дважды, но девушка не могла не улыбнуться - в конце концов, трудно быть недовольной, когда твои действия и выводы верны. Ее взгляд засветился признательностью, и продавальщица кивнула, присев в легком книксене, прежде чем уйти. Всю неделю, что Гайнсбери отсутствовал, у Роуз была куча работы, но девушка уже привыкла выкраивать время на учебу, так что доктор мог быть приятно удивлен, узнав, что ученица изучила не только выданные им материалы, но и сверх заданного по интересам. Конечно, не было ничего удивительного в том, что область интересов Дарлингтон составляли в основном травмы и переломы, а так же симптоматика серьезных заболеваний.
Впрочем, отдохнуть Роуз тоже удалось - все же она была в своем ритме, без "надзора". Так что она была рада, когда Эдвард вернулся, но в то же время понимала, что "лафа" кончилась. С зудящим предвкушением новых знаний девушка прибыла на встречу и уже привычно улыбнулась мужчине:
- Добрый вечер, доктор Гайнсбери, - сделала Роуз книксен и кивнула. - Готова, сэр.
Расспрашивать Эдварда о его делах было невежливо, так что Дарлингтон ограничилась дружелюбным интересом, все ли у него благополучно, а затем насторожилась и изумилась, когда поняла, куда наставник ее ведет. Врач ощутил, что ученица рядом с ним вся подбирается, постепенно предполагая, что им - точнее ей - предстоит, но, что характерно, даже не пытается притормозить, легко переступая порог и выдыхая, осматриваясь.
- Очень... своевременно, - нашлась Роуз, чуть напряженно улыбнувшись и принимая свою рабочую одежду. Ее взгляд несколько раз скользнул по телу на столе, и девушка снова глубоко вздохнула, одеваясь. Трупами ее было не напугать, но вот собраться с мыслями в этот раз оказалось куда труднее - все-таки, ей нужно было не просто присутствовать рядом, а учиться. И все же... интерес жег изнутри, и Дарлингтон подняла кристально ясный взгляд голубых глаз на Эдварда и надела перчатки, показывая, что готова ко всему. Профессиональному веселью врачей она еще не научилась, так что ответить Гайнсбери в тон не могла, но в то же время эти тонкие подколы не отпугивали ее и были ей понятны, хотя девушка и показалась мужчине чересчур серьезной для такого момента.

+1

21

Как и раньше, Роуз его не разочаровала. Девушка не стала закатывать глаза и даже ответила ему такой же шутливой манерой, пусть для нее это и было в новинку, особенно при условии, что они стоят рядом с трупом, правда вполне себе свежим и специально отложенным для практики. Юмор и легкий сарказм – спасение в их деле, пусть она к этому пока еще не привыкла.
Их невольным помощником сегодня был Генри Доусон, сорока шести летний портной, скончавшийся от воспаления легких. Представив их друг другу, как пациента, хоть и бывшего и врача, хоть и будущего, Эд посмотрел на девушку.
- Запомни, Роуз, сейчас это просто учеба, тренировка… в реальных условиях, чтобы спасти чужую жизнь у тебя могут быть буквально секунды, поэтому для принятия долгих решений времени просто не будет… однако, открою тебе один секрет, которому меня учил мой наставник… сперва сделай глубокий вдох и почувствуй, как время изменяет свой бег, растягивается и играет тебе на руку… – врач не успокоился, пока Дарлингтон не повторила послушно и не вдохнула полной грудью, следом выдыхая через маску.
- Вот… а теперь давай работать…я покажу как, в следующий раз сама… - продолжил Эд, делая надрез аккуратно, но уверенно, словно человек под его руками все еще жив. Следующие несколько часов Роуз снова училась, но уже не по книгам. Копаясь во внутренностях, подмечая детали, видные только опытному глазу врача. Все было как в книгах и в тоже время совсем иначе, но Эдвард все время монотонно и очень спокойно комментировал каждое движение и действие, не торопя ее и давая время на самостоятельные умозаключения, ведь ему не нужна была просто послушная копия, Роуз должна была быть самостоятельной и уверенной в себе. Наконец, закончив и дав ученице зашить разрезы, врач объявил, что на сегодня они закончили, однако такая практика теперь начала входить в их занятия раз в неделю. Причем уже не второй раз Эд занял позицию наблюдателя, лишь дав Дарлингтон время на изучение медкарты женщины, прежде чем начать работу.
Так прошел еще месяц, и когда дело близилось к рождеству, а оба вновь устроились для занятий, на пороге морга появилась сантирка.
- Доктор Гайнсбери…слава Господу, вы здесь…  - девушка удивленно посмотрела на Роуз, не сразу признав в ней девушку из-за халата и маски.
- В чем дела Элайза? – Гайнсбери кожей ощутил, что дело неладное, раз кинулись искать врача в морге.
- Доставили молодую женщину… кажется перелом основания черепа и…
- Сегодня же дежурит Эплтон…
- Он не берется оперировать… она на восьмом месяце… - дополнила картину женщина, напряженно смотря на хирурга.
- Роуз…идите со мной…будете ассистировать – заключил, наконец, Эд и девушке впервые показалось, что сейчас  он нуждается в ней больше, чем она в нем.

+1

22

Работать под началом Эдварда и учиться было трудно, но интересно. Роуз быстро поняла, что куда сложнее поставить верный диагноз и вылечить затяжную болезнь, чем разобраться с травмами или резкими недомоганиями. А, учитывая, что ей еще предстояло учиться и учиться всему тому, что за один-два года просто физически не охватить, Дарлингтон в первую очередь сконцентрировалась на том, что у нее получалось лучше всего и что было реально нужно ей по жизни в первую очередь: те самые травмы - внешние и внутренние, начиная от синяков с переломами и заканчивая внутренними тяжелыми кровотечениями. Поэтому работа с трупами быстро стала рутиной наподобие чтения учебников, разве что без конспектов. Вид мертвого или голого тела больше не вызывал у Роуз даже смущения, что уж говорить об остальном. В плане нравственности девушка быстро "огрубела", так что Гайнсбери, хоть и был джентльменом, мог не выбирать выражения - ученица подчас даже не замечала иной грубости на фоне усталости обоих, а саркастичные шутки оказались ей по душе. В целом, Роуз ни о чем не жалела, а скучать ей было попросту некогда, благо, организм уже адаптировался к 4-5часовому сну в сутки.
Порой Роуз вообще забывала, что она женщина - так далека она стала от той "леди", какой ее когда-то учила быть мать. Первый шаг был сделан много лет назад при побеге, потом еще несколько шагов - в окружении Арона и его людей. Она была всем этим парням как сестра, "своя в доску", а при таком окружении быстро забываешь о флирте и кокетстве, особенно когда оные с чужими грозят вылиться в насилие. Теперь же, под опекой и наставничеством доктора Гайнсбери, Роуз и вовсе задвинула все "женское" в самый дальний угол, оставив некое бесполое существо, пусть и красивое, человека - будущего врача. Кисейные барышни теперь для Дарлингтон были вообще на другом полушарии.
Так что в декабре, когда Роуз снова стояла в МОРГе над трупом со скальпелем в руках, мысли девушки были заняты конкретно этим телом и набором органов в нем и установлением причины смерти, а не списком покупок к рождественскому ужину на будущей неделе. Внезапно появившаяся на пороге дежурная медсестра не отвлекла Дарлингтон, которая успела набраться достаточно хладнокровия, чтобы ее рука не дрогнула. Правда, когда Эдвард позвал ее по имени, Роуз сразу же отложила в сторону скальпель и посмотрела на мужчину. Пожалуй, впервые за последний месяц в глазах девушки отразились неуверенность и легкое беспокойство, но, увидев взгляд учителя, Дарлингтон заставила себя собраться и кивнуть.
Роуз поспешила за Эдвардом и Элайзой, не став снимать халат, и только уже в операционной, куда влетела вслед за врачом, сменила маску и натянула на руки новые перчатки. Вид пострадавшей заставил внутри шевельнуться тревогу - вряд ли удастся сохранить беременность, скорее всего придется принимать еще и роды, в чем опыта у Роуз не было совершенно, только теория. Но сейчас Дарлингтон нашла взглядом Эдварда и, видя, как он на миг застыл, не поняв причины такого неожиданного, хоть и краткого, замешательства, сосредоточилась на помощи ему:
- Доктор Гайнсбери, - окликнула она, помогая мужчине с перчатками и повязкой на лице, - чем мне помочь? Морфин?..

+1

23

Внешне ничего не изменилось. Доктор вошел в помещение операционной, куда перевели пострадавшую женщину. К нему сразу же поспешили двое врачей, быстро давая Эдварду все нужные сведения. Окинув их взглядом, хирург к их удивлению отослал обоих, оставив только медсестру и Роуз рядом. Времени было мало, но сейчас он не спешил, подходя к молодой темноволосой девушке, на вид не старше тридцати и всмотрелся в бледное лицо. Помимо уже озвученной травмы головы явно был вывих запястья и ссадина на колене, но сейчас было не до этого. Мужчина опустил руку на внушительный живот, осторожно ощупывая и слушая. Воспоминания накатили на него так внезапно, что он даже не заметил, как на несколько секунд просто исчез сам.
Элизабет придерживая живот одной рукой, протянула мужу пилу и встала рядом, готовая помочь с ампутацией ступни.
- Дорогая, я справлюсь… - привычно заворчал мужчина, понимая, что женщина на восьмом месяце должна заняться чем-то более спокойным, даже в тех условиях, в которых оба супруга пребывали.
- Не глупи, Эд, я беременная, а не больная, надо будет, буду тебе ассистировать и первые несколько часов после того как воды отойдут… - отмахнулась супруга, касаясь его плеча и дала пациенту еще немного морфия, чтобы он не страдал.
- Доктор Гайнсбери, чем мне помочь? Морфин?
Хирург моргнул, возвращаясь в реальность, и тут же ощутил учащие сердцебиения пациентки, находя взглядом Роуз и цепляясь сейчас за нее, как за какой-то маяк, хотя все должно было быть с точностью наоборот. Девушка видела, как наставник делает глубокий вдох полной грудью, как учил ее еще полчаса назад и его лицо принимает привычное спокойное выражение.
- Четверть привычной дозы, сперва займемся матерью, потом ребенком, пока ему ничто не угрожает – решил хирург и кивнул, раздавая указания. Все трое склонились над столом и следующий час пролетел как несколько мгновений, пока врач вскрывал череп. Они работали в четыре руки, спускали кровь, выравнивали давление, попутно следя за состоянием малыша. Эд почти закончил, когда Роуз буквально кожей ощутила неладное, и заметила кровь на рубашке девушки, а младенец в утробе совсем затих.
- Роуз, не отвлекайтесь…дайте еще тампон…так… - Эд работал быстро, накладывая повязку и чутко слушая малейшее изменение в дыхании и росте пульса, который начал замедляться.

+1

24

Роуз кивнула и поспешила оказать первую помощь, давая и так бессознательной пациентке морфин, а затем послушно вставая рядом и ассистируя Эдварду. Она на грани сознания ощущала, что наставник полагается на нее сейчас гораздо больше, чем на простую медсестру, и это пугало - все-таки, знаний Роуз было очень мало, чтобы проводить такую операцию, пусть даже и ассистентом. Ей бы наблюдать со стороны, затаив дыхание, и не вмешиваться, а не подцеплять осколки кости и не подставлять емкость для крови, да подавать инструменты и тампоны.
И все же, Дарлингтон именно помогала. Иначе просто не успела бы заметить, что ситуация выходит из-под контроля. Тампон она подала по просьбе Гайнсбери на автопилоте, тут же отозвавшись:
- Док, у нас проблема... Если не вмешаемся, будет потеря плода, - коротко сообщила Роуз. Кивнув медсестре на свое место, Дарлингтон обошла операционный стол и подняла рубашку пациентки, быстро проверяя ситуацию, вскидывая взгляд на Эварда:
- Если я не ошибаюсь, у нас минут 10-15... Есть небольшое раскрытие... Что делать, док? - естественно, принимать решения Роуз сама просто не могла. Не сейчас. Она не была готова вести подобные операции. Она знала только теорию. И без Эдварда... не представляла, что могла бы сделать. Но мужчина уже успел неоднократно видеть ученицу за работой. Руку она набила неплохо, хотя никогда не оперировала живое тело, но под его чутким руководством у них был шанс спасти и мать, и ребенка. Родить сама их пациентка в любом случае сейчас не сможет - даже искусственные потуги стимулируют скачок давления, и вся работа в травмой головы пойдет насмарку.
- Доктор Гайнсбери? - снова окликнула Роуз, напрягаясь с каждой секундой все сильнее.

+1

25

Эд просто работал, не позволяя воспоминаниям и личным чувствам ему мешать, но когда девушка привлекла его внимание к ребенку, снова несколько секунд переживал этот странный внутренний ступор, а в голове снова зазвучал голос покойной жены.
- Эд…дорогой, давление растет….прими решение
- Доктор Гайнсбери?
Мужчина снова моргнул, встречаясь взглядом с Роуз, и сжал слегка дрогнувшие впервые за много лет руки в кулаки, а затем наоборот встряхнул, скидывая напряжение и тремер.
- Только кесарево….плод лежит неправильно, поэтому придется работать быстро …  - уже во второй раз мужчина как будто встряхнулся, но Дарлингтон заметила, что когда он делал надрез, на лбу у всегда спокойного врача выступила испарина.  Прошло еще несколько напряженных минут, прежде чем он достал затихшего малыша, растирая его.
- Доктор… - подала голос медсестра, собираясь забрать ребенка, который явно не пережил роды, но врач только шикнул, продолжая массаж. Когда казалось, что надежда лишь призрак, тишину палата нарушил слабый писк и врач чуть улыбнулся, посмотрев на Роуз и передавая ей малыша, аккуратно зашивая разрез и удостоверившись, что пациентка в порядке, отправил сестру за персоналом, подписывая назначение и прося сообщать ему о том, как она будем себя чувствовать. Следом появилась вторая медсестра, забирая у Роуз мальчика, которому повезло родиться в эту ночь. Когда они остались одни в операционной, Эдварда неспеша снял халат и перчатки и медленно опустился на свободный стул. Сейчас девушке впервые показалось, что у учителя просто нет сил.

+1

26

Роуз продолжала ассистировать, но сейчас не могла не видеть, как трудно ее наставнику. И в тот момент, когда уже даже она сама подумала, что малыша спасти не удалось, на ее глазах произошло чудо.
- Док... - просияла девушка в облегченной улыбке, принимая у Эдварда ребенка и переключаясь на него. Несколько простых процедур, и мать и ребенок были готовы к транспортировке в палату. Роуз, улыбаясь, проводила спасенных с медсестрами и помыла руки, снимая маску и передник с халатом.
- Эдвард, - мягко окликнула Дарлингтон, впервые назвав мужчину вот так, просто по имени, и приблизилась. - Вам нужен отдых...
Девушка протянула врачу чашку с горячим чаем, появление которого в операционной Гайнсбери не успел отследить, и сендвич из своей сумки. Такая забота была вроде привычной, но сейчас в этом жесте ощущалось куда больше живого человеческого участия. И, хотя Роуз не могла знать причины такой измотанности хирурга, она видела ее плоды.
- С ними все в порядке. Вам нужно домой и поспать, - продолжила Дарлингтон, присаживаясь поблизости и с легкой тревогой глядя на Эдварда, которого в таком состоянии видела впервые.

+1

27

Он справился. Принимаясь за работу, он не брался гарантировать, что все получится именно так. Могло произойти все, что угодно. Работа врача, это всегда шахматная партия со смертью. Каждый раз сложно предугадать, чей ход станет решающим. Сегодня он поставил шах и мат. Он спас две жизни, но не было ни радости, ни гордости. Роуз не могла знать, почему.
Мужчина снова услышал ее голос и удивленно посмотрел на Дарлингтон, протягивающую ему чай и сэндвич, о котором умудрилась подумать. Врач удивленно моргнул, словно не сразу сообразив, что с этим делать, а потом впервые на памяти девушки улыбнулся усталой улыбкой
- Спасибо, Роуз, вы очень добры…  из вас выйдет отличный врач, не сомневайтесь  в этом… - он откусил кусочек, запивая чаем и тихо вдохнул. Когда девушке показалось, что молчание затянулось, ее наставник вернул ей чашку и вдруг отозвался, обращаясь не к ней, а куда-то в пространство.
- У меня была семья, Роуз…
Следующие полчаса доктор Гайнсбери поведал ученице о том, как он познакомился с женщиной, близкой ему по духу и профессии, как он полюбил ее, как много они вместе пережили и как счастливы были, когда у них появился сын. Рассказал о том, как, несмотря на все усилия, не смог спасти ее, когда болезнь оказалась сильнее, рассказал о том, как лишился и ребенка и почему вернулся обратно в Англию.
Теперь для девушки ясно сложился образ учителя, и отпали все вопросы, почему он видит в ней лишь способную ученицу и никогда не нарушал приличия. А еще, почему он живет совсем один, и почему кроме работы у него нет ничего и никого.
- Знаете…сегодня… сегодня мне показалось, что я смог сделать хоть что-то… я не спас их, но благодаря мне и вам сегодня эта женщина и ее малыш встретят рассвет – девушка видела, как мужчина украдкой смахнул влагу в уголке глаз и затем поднялся, подавая ей руку.
- Я вам очень благодарен, что были сегодня рядом…я знаю, без вас я бы не выиграл этой партии…позвольте я вас провожу, уже очень поздно – врач мягко сжал руку Роуз и впервые наклонился, оставляя на ее руке короткий вежливый поцелуй признательности.

+1

28

Улыбке Эдварда Роуз обрадовалась, но следующие его слова потрясли девушку. Ее учитель никогда так не говорил о ней, никогда так не хвалил. Дарлингтон растерялась и смутилась, тихо ответив:
- Надеюсь, когда-нибудь я оправдаю ваши надежды... но пока я скорее медсестра, чем врач, - впрочем, спорить с Гайнсбери и тем более напрашиваться на комплименты не было в интересах Дарлингтон. Больше тишины подавальщица не нарушала, а затем внимательно, не перебивая, слушала историю хирурга. Роуз захлестнуло волной сочувствия и понимания. Но она ничем не могла Эдварду помочь. Только надеяться, что от рассказала ему стало хоть чуточку легче.
Загадочные слова врача о некой партии остались для Дарлингтон небольшой шарадой. Но девушка не стала просить ничего пояснять, как и говорить "пожалуйста". И в этом случае Роуз тоже сочла молчание лучше всяких слов.
- Да... конечно... - согласилась подавальщица на предложение ее проводить, а затем чуть крепче, по-дружески, сжала руку Гайнсбери в ответ, словно давая понять, что все в порядке. Через несколько минут они оба вышли на воздух, и Роуз позволила проводить себя в кэбе до самой "Сирены", где и попрощалась с наставником до следующего урока. Ей еще предстояло многому научиться у него.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Medicina fructosior ars nulla