Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Важно не сколько у тебя книг, а сколь они хороши


Важно не сколько у тебя книг, а сколь они хороши

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

А так как стены и окна рано или поздно могут свести с ума человека, который много читает и много мечтает, то обитатель этой комнаты привык каждую ночь высовываться из окна, чтобы хоть краем глаза увидеть нечто, не принадлежащее земному миру с его серыми многоэтажными городами.

http://forumfiles.ru/uploads/0018/76/57/199/993835.gifhttp://forumfiles.ru/uploads/0018/76/57/199/28631.gif
Milton Campbell & Morrigan Jones
8 января 1879 г., библиотека, Бримстоун

Если с детства мечтаешь о писательской карьере, будь готов связать свою жизнь с книгами во всех возможных отношениях.
Молодой автор Мильтон Кэмпбелл в перерывах между штурмами издательств вынужден трудиться в университетской библиотеке. Громкое признание и слава к нему ещё не снизошли, но определённой известностью в кругах путешественников он уже обзавёлся – например, доктор Джонс, любительница приключений, оказалась знакома с парочкой его публикаций.
Когда даже критике не под силу испортить впечатление от знакомства, оно автоматически становится многообещающим.

Отредактировано Milton Campbell (11 мая, 2020г. 18:47:23)

0

2

"Уважаемый мистер Мильтон,
нам искренне жаль сообщать Вам об этом, однако по результатам тщательного прочтения и анализа рукопись, любезно предоставленная Вами в наше распоряжение, была признана непригодной для публикации в следующем номере нашего периодического издания. Причина тому..."

-...в том, что вы все там в редакции - несносные бестолковые тупицы! - Праведное негодование вырвалось вслух, но в пустом читальном зале услышать и посочувствовать было некому. Это к лучшему - кому нравится быть на виду в момент своего провала? Надо сказать, очередного. Уже не первого. Не сокрушительного и не фатального, но всё-таки... чувствительного.
Мильтон в сердцах скомкал лист плотной бумаги, поскрежетал зубами и развернул его обратно, водрузив на стол и с силой разгладив кулаком.
- "...многократные замечания постоянных читателей...", "...сомнения в компетентности...", "вопросы к выбранному жанру..." - молодой писатель скривил брезгливую гримасу, схватил письмо и разорвал его на мелкие кусочки, на этот раз истребив жалкую отписку бесповоротно. Ожидаемого удовлетворения эта расправа не принесла, и он вскочил на ноги, принявшись беспокойно расхаживать перед своим рабочим столом. Запустив пальцы в волосы и от души взъерошив их, он выглядел больше растерянным, чем сердитым, и постепенно, по мере усмирения эмоций, чувствовал себя точно так же.
- И как теперь быть?

Когда большую часть своих дней коротаешь в одиночестве, всегда есть выбор: обратиться со своими соображениями к чернилам и чистому листу бумаги или затеять увлекательную беседу вслух с самим собой. Раньше такой привычки Мильтон не имел, но "это всё библиотечные стены", как он уверял сам себя. Вид нескончаемых стеллажей и кожаных переплётов давно набил оскомину, хотя в детстве Кэмпбелл-младший не смог бы вообразить для себя большего счастья, чем оказаться в таком огромном библиотечном зале. Воплощённая мечта! Но не зря бытует мнение, что осуществления желаний стоит всерьёз остерегаться.
Что бы он предпринял, оказавшись здесь мальчишкой лет одиннадцати, ещё не узнавшим вкуса разочарования и досады?
- Давай возьмём себя в руки, уважаемый мистер Кэмпбелл, и заодно пофантазируем, - замерев на середине шага, Мильтон оглядел пространство вокруг себя свежим взглядом, приметил высокую лестницу и без труда определил, чем ему стоит заняться. Да, лет пятнадцать назад он бы сошёл с ума от счастья, если бы можно было совместить охоту за заветным антикварным изданием с исследованием самых высоких полок и балансированием на приставной лестнице вроде этой.
Через пару минут незадачливый писатель вскарабкался на самый верх лестницы и уже искал своё забвение на пыльных полках стеллажа с литературой в жанре путевых заметок. Он наугад выхватил привлекательный пухлый томик, взвесил его на ладони, раскрыл и пробежался взглядом по первой попавшейся странице.
Благоразумнее было бы сперва спуститься с лестницы на землю, но Мильтон был слишком расстроен, чтобы мыслить благоразумно.

Гулкий стук массивной входной двери эхом разнёсся по залу и застал единственного читателя врасплох. Он вскинул голову и неловко выронил книгу из рук, а та, повинуясь силам притяжения, устремилась к полу, по пути встретившись с большим старинным глобусом, не выдержав силы удара и рассыпавшись сотней отдельных листов. Мильтон закатил глаза и поспешно ухватился за полку, потому что лестница под ним внезапно пошатнулась. Стоически встретив провал очередного своего замысла, библиотекарь аккуратно и осмотрительно спустился с лестницы и оказался лицом к лицу со светловолосой посетительницей. Молодая, подтянутая и, в целом, довольно привлекательная, она обладала необычным загорелым оттенком кожи - в середине унылой английской зимы нечасто увидишь такую экзотику.
В первый момент писатель изумился, а потом сообразил, как это дивное создание появилось перед его взором: "Да, в самом деле, хлопала же дверь..."
Постепенно злость и растерянность уступали место раздражению - обычная стихийная смена настроений, терзавшая творческих личностей во все времена. Мильтон хмыкнул себе под нос, поджал губы и сухо поприветствовал вошедшую:
- Добрый день, могу быть Вам полезен?
Не дожидаясь ответа, что было не слишком обходительно с его джентльменской стороны, он опустился на корточки и принялся собирать страницы, укрывшие пол в радиусе пары метров от места падения книги.

+1

3

"Уважаемая мисс Джонс,
с прискорбием доводим до Вашего сведения, что мы, после всестороннего изучения, вынуждены отклонить Ваше предложение как не представляющее интерес для нашей компании. Наши инвесторы не заинтересованы..."

...ни в чем. Инвесторы, как обычно, не заинтересованы ни в чем, кроме толщины своих кошельков, и глупо было надеяться на иное. История не приносит хороших дивидендов - это вам не геологоразведка, не торговля и даже не азартная игра, где выигрыш, может, и не гарантирован, зато он гарантированно высок - и писательского таланта Морриган определенно не хватало, чтобы выгодно подать богачам свое невыгодное предложение.
Мисс Джонс безжалостно скомкала письмо, заталкивая его в сумочку, и с досады некуртуазно пнула дубовую дверь в библиотеку, повинную лишь в том, что попалась на ее пути в этот неудачный день.
Раздражение Морриган можно было понять: за плечами ее остался длительный перелет через Атлантику и неделя бестолковой беготни по Лондону, не возымевшей никакого результата; и самое печальное, что это оказывалось лишь вторым актом печальной пьесы, начавшейся еще в Новом Свете. Пьеса называлась "Поиск спонсоров для экспедиции" и по всем приметам напоминала греческую трагедию - во всяком случае полная мрачных настроений Морриган мысленно уже готовилась бросаться на меч, потому что возвращаться домой не солоно хлебавши под строгие очи отца было равноценно потере лица, а этого достойная дщерб лесов Коннектикута себе позволить не могла.
Решено, она скончается во цвете лет на этих негостеприимных, окутанных смогом берегах, обитатели которых ровно так же мелочны, как богачи Нью-Йорка - а ведь она проделала весь этот путь в надежде на то, что жители Старого Света мыслят чуть шире, чем дети Нового! Тех волновали только курс "гринбеков", и что сады Гилмор теперь называются Мэдисон-сквер-гарден, спасибо мистеру Вандербильту - тому самому, который две недели назад крайне вежливо отказал Морриган в финансировании, потому что арена для увеселительных мероприятий, конечно, важнее поиска древних городов. Жители Британии - империи, раскинувшейся на нескольких континентов - представлялись ей людьми несколько более широких взглядов; однако широта их взглядов, похоже, не означала широты души.
А, зараза.
В Бримстоун ее привело отчаяние. Прославленный университет недостатка финансирования определенно не знал, но делиться им с безвестной американкой определенно не спешил, и затея показалась Морриган провальной, едва она ступила на остров, и мисс Джонс в приступе внезапного малодушия решила отступить под своды места, в любой ситуации казавшегося ей последним оплотом безмятежности.
В библиотеку.
Том "Прогресса и бедности" Генри Джорджа, метко грохнувшийся из под потолка прямиком на массивный глобус, выглядел настолько качественной аллегорией происходящего, что это казалось почти издевательством - Морриган зажмурилась от грохота, с какой-то необъяснимой печалью пронаблюдала за поднявшейся метелью из бумажных листков, и подняла растерянный взгляд на сошедшего к ней с небес библиотекаря.
Библиотекарь, обладатель идеальной осанки и пронзительного светлого взгляда, выглядел, как воплощение всего британского - элегантен, чопорен, хорош собой, и явно не рад появлению американки.
Аллегория - тоскливо думала Морриган, поверх его спины обозревая поднявшийся хаос - все вокруг - чертова аллегория.
- Не уверена, - с отчетливым американским выговором призналась она в ответ на явно формальный вопрос, - я уже ни в чем не уверена. Но, может, смогу быть полезна вам.
И не нашла ничего лучше, чем присесть рядом, чтобы помочь в сборах разлетевшихся страниц - потому что так было вежливо, и правильно, и это помогало занять руки.
Модное платье, в которое мисс Джонс влезла для представительности, отчаянно стесняло движения.
- Может, посоветуете что-нибудь? Я давно не читала никакой художественной прозы. Что сейчас можно на островах?

+1

4

Что такое библиотека в университетских стенах? Собрание священной мудрости, неоценимый вклад величайших умов в искусство, историю и литературу, истинная сокровищница... даром никому не нужная в течение учебного года, но резко обретающая завидную популярность ближе к концу каждого семестра. И уж тогда любая книга с этих полок становится не менее ценной и желанной, чем пергаменты из сгоревшей Александрийской библиотеки.
Как всякий храм, библиотеку полагается охранять "жрецу" - чаще всего в его роли представляют строгую пожилую леди или почти глухого, но не менее строгого пожилого джентльмена. Мильтону посчастливилось занять место обоих, чем он немало удивлял студентов, соизволивших заглянуть в читальню. Но нынешняя гостья была настроена не удивляться, а удивлять - услышав ее явный американский акцент, писатель обескураженно посмотрел на нее из-под взметнувшихся вверх бровей.
- Если Вы проделали путь из-за океана сюда только для того, чтобы помочь мне подобрать эти листы, тогда я польщён. Мне даже стоит смутиться, если это и вправду так, - Мильтон попытался пошутить и даже выдавил вялую улыбку. Впрочем, судя по озадаченному выражению лица загорелой американки, она тоже не была расположена к легкомысленной беседе, изобилующей жизнерадостными банальностями. Но с Мильтоном такое бывало: уж если взялся шутить, то непременно доведёт дело до логического завершения. К тому же, последняя неоднозначная фраза гостьи была заманчиво двусмысленной.
- На островах разрешено очень многое, мисс. Можно даже гулять ночью в районе порта, но гарантий на Ваше возвращение оттуда, увы, никто не даст. Но да, у нас здесь можно заняться подобными глупостями безо всяких проблем - они начнутся уже потом, как результат. А если Вы о том, что сейчас модно в литературе... Благодарю, помочь мне было с Вашей стороны очень любезно, - Мильтон забрал потрёпаный томик "Прогресса и бедности", вразнобой напичканный листами, и пустил в ход свою галантность - подал американке руку, помогая выбраться из замысловатого положения (в которое она угодила, присев в своём платье), и благополучно подняться на ноги.
- Прошло девять лет с первой публикации, а читателей всё не убавляется, - показалось, или в тоне библиотекаря действительно послышалась лёгкая зависть? - "Тайна Эдвина Друда" авторства покойного Чарльза Диккенса. Вы знаете об этом романе?
Мильтон машинально сунул под мышку многострадальный "Прогресс", рискуя в любой момент снова его выронить, и отправился в путешествие вдоль стеллажа с художественной литературой. Парадоксальным образом, книги здесь были более новыми, чем на стендах с научными трудами, но куда более потрёпанными, своим видом демонстрируя легкомыслие современных студентов Бримстоуна.
Интересно, в Александрийской библиотеке мифы о Ясоне в далекой Колхиде пользовались большим спросом, чем несчастные "Фасты" Овидия?
- Роман понравится Вам, если Вы любите разгадывать загадки и строить предположения относительно таинственных событий, - писатель без труда отыскал томик Диккенса, снял его с полки и протянул девушке. - Мистера Диккенса, беднягу, несмотря на весь его потенциал и несомненный успех, обвиняли в предсказуемости сюжетов. Он, знаете ли, предпочитал описывать жизнь и быт простых лондонцев из самых низших слоёв общества... - будь перед ним англичанка, рассказ о том, кто такой Диккенс и о чём повествуют его романы, был бы как минимум странным. Но в библиотеку довелось заглянуть страннице из-за океана, а Мильтон, несмотря на все рассказы о процветании Америки, в глубине души (и с присущим ему легким снобизмом) не считал американцев особо сведущими в науках и искусствах. В знаменитых английских романистах, конечно, тоже. Далёкий континент представлялся ему краем лихих ковбоев и фермеров, которые строят огромные города и создают новые рабочие места для ирландцев, шотландцев, итальянцев, поляков и прочих, однако в пылу своего передового прогресса едва ли успевают читать книги. Классическую бытовую прозу о городе на острове, окутанном туманом - тем более. Уклад американской жизни в представлении Мильтона никак не вязался с многими сотнями страниц атмосферных произведений традиционно английского писателя.
- После этих обвинений Диккенс решил показать, что способен на большее - а я должен отметить, что писателем он был первоклассным, - и закрутил такой сюжет, что даже на середине повествования невозможно понять, какой будет развязка. Обладатели самых пытливых умов - и те пожимали плечами. Но самое примечательное в том, что развязку он читателям дать не успел по причине собственной кончины, увы. Печально, но эта трагичная деталь идеально подходит для такого жанра как готический детектив. Вы со мной не согласитесь?

Мильтон всё ещё протягивал книгу посетительнице и выглядел теперь куда более бодрым и воспрянувшим, чем пару минут назад. Студенты могут сколько угодно слагать легенды и сочинять сплетни о своих суровых библиотекарях, но если бы они узнали, как сильно глуховатому пожилому джентльмену или строгой леди порой хочется перемолвиться с кем-нибудь словечком - они бы сильно удивились. И даже, возможно, посочувствовали бы.
Мистер Кэмпбелл, занимающий почётную должность среди пыльных стеллажей, исключением для своей братии не был. Беседа на отвлечённую тему помогла ему отвлечься. К тому же, если американка действительно не знает Диккенса и никогда его не читала, у него будет полное основание и веский повод, чтобы...
- Вы читали Диккенса, мисс..? Моё имя Мильтон Кэмпбелл, к слову. И заодно к Вашим услугам, - писатель коротко улыбнулся, но взгляд, который он не сводил с лица девушки, оставался пристальным и почти настороженным. Подтвердятся ли его представления об Америке и её славных жителях? Он почти был уверен, что да, но оставалось дождаться подтверждения от светловолосой чужестранки.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Важно не сколько у тебя книг, а сколь они хороши