Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Раздели одну боль на двоих.


Раздели одну боль на двоих.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://funkyimg.com/i/2SYqs.gif

Уолтер Смит, Элизабет Спенсер
17.11.1886, Лондон, дом семьи Спенсер

Соболезнования. Как и выказывать, их нужно ещё и уметь принимать.

0

2

В доме все было привычным - и слегка приглушенный свет, и обстановка. Как и в тот день, их с отцом встретила служанка и проводила в гостиную. Уже в коридоре Уолтер уловил слабый запах смеси трав и ладана, а заметив на столе две небольшие монеты неизвестного номинала и происхождения, напрягся, как струна.
- Не нервничай - подбодрил его отец, пытаясь натянуть улыбку - все равно больше всех переживаю за тебя я.
Уолтер, как и тогда, слабо улыбнулся в ответ и похлопал отца по плечу. Воротник рубашки давил на горло, не давая нормально вздохнуть, руки тряслись. Ожидание длилось вечность. Когда, наконец, открылась дверь в кабинет, Смиты одновременно встали, приветствуя хозяина дома. Но не успел младший сделать шаг, как раздался чей-то голос:
- Дядя Уол, ты уезжаешь?
Семилетняя дочь барона была одета в прекрасное пышное платье, какие были популярны в прошлом веке, и походила больше на куклу чем на живую девочку.
- Да, Лиззи - ответил медленно Уолтер, наклоняясь к ребёнку - Но обещаю привезти тебе из дальних стран что-нибудь чудесное.
- А можно мне слона?
Уол замолчал, ничего не ответив, прижал девочку к себе. В кабинете отрывками можно было уловить диалог двух мужчин, решающих судьбу молодого капитана Смита, в то время как гостиную накрыла черным саваном тьма, проглатывая предметы мебели и вещи, оставляя в пустой комнате теперь уже взрослую девушку, одетую в черное, рыдающую на плече Уолтера...

Годфри поставил на стол чайник, сел напротив, протягивая хозяину кусок хлеба и соль с другого края стола.
- Я так обрадовался Вашему приезду, что не успел рассказать все новости. Барон Спенсер...ну...тот самый, что дал денег на корабли и вашу экспедицию...В общем, умер он. - Годфри пытался поймать взгляд хозяина, который задумчиво поедал куриную голень и смотрел в потолок. Нужно было непременно рассказать ему обо всех тяготах четы Спенсеров. Наконец, Уолтер посмотрел на слугу.
- Я знаю.

В этом доме все было привычным - они с отцом не раз бывали у барона в гостях. Отец любил деньги и хотел развивать бизнес, Спенсер любил Африку и хотел собрать коллекцию африканских диковин.
Дверь открыла молодая служанка.
- Кто вы? - спросила она, окидывая гостя не самым радушным взглядом.
- Элизабет Спенсер дома?
- Д.....вы так и не ответили. Что вам нужно от мисс Спенсер?
- Передайте ей это - Уолтер вытащил из кармана украшенный резьбой небольшой кусок бивня и протянул служанке - скажите, что вернулся старый друг и привез ей слона.

Отредактировано Walter Smith (10 апреля, 2019г. 06:59:31)

+1

3

Служанка поджала губы, взяла с ладони так и не назвавшего своего имени гостя вещицу. Коротко кивнула и непреклонно закрыла дверь перед самым его носом.
- Друг, как же, вас таких оборванцев половина Лондона в друзья набивается, - пробормотала Милдред, однако госпожу оповестить посчитала нужным. Не её это дело, покой Спенсеров-младших охранять. Ой, не её.
Элизабет искать нужны не было, вся прислуга и без того знала, где дочь барона, покойного барона, проводит последнюю неделю. Практически безвылазно сидит в своих покоях, горюя по отцу. И ведь не то, чтоб отношения у них такими тёплыми были, барон ведь больше о сыне заботился, да о себе.

Элизабет стояла подле туалетного столика, поглаживая кончиками пальцев мягкую щетку для волос, но едва ли осознавая, что она делает.
В доме все ещё пахло дымом. Горелыми простынями и вишней - из её древесины была собрана родительская кровать, точнее каркас. Слуги до самого их с Томасом возвращения в Лондон проветривали дом, держа окна открытыми даже в самые холодные дни. В спальне где произошёл пожар ремонт уже закончили, и она стояла, пустая, в ожидании новых жильцов. Но едва ли в ближайшее время кто-то сможет там жить. Кто-то из Спенсеров-младших. Слишком уж живы были воспоминания о трагедии унесшей две жизни.
Стук в дверь и голос Милдред вырвали Элизабет из плотного кокона обид, стыда и разочарования. В себе. Кокон этот девушка тщательно выплетала сама, подпитывая все новыми терзаниями.
-... Слон, миледи.
Что-то колыхнулось в памяти Элизабет, как если бы в зеркальную гладь озера кинули галыш, а тот, изчезнув в тёмной воде, оставил на поверхности расходящиеся в стороны круги.
- Слон? - повернулась к служанке Элизабет и та протянула ей кусочек чего-то белого, нет, не совсем белого. Цвет скорее был молочным, с желтоватым оттенком. Что-то твёрдое, похожее на кость.
Взяв штуковину в руки, поднесла к лицу, разглядывая рисунок. Слоны. Несколько слонов в обрамление причудливых завитков и линий.
- Так что ему передать?
- Милдред, впусти его и принеси чаю, кажется, я знаю кто к нам пожаловал.

- Уолтер, - улыбка не наигранная, не вымученная. Так улыбаются друзьям или родным, которых давно не видели. - Это и есть твой слон?
Признаться, для того, чтобы  вспомнить о том, что ещё совсем девчонкой просила взрослого знакомого дядю привезти тебе из экспедиции слона, Элизабет понадобилось несколько минут. За это время она собрала распущенные волосы на затылке в свободный пучок, заколов его дюжиной шпилек, и ещё немного повертела кусок кости в руках. Переодеваться не стала, оставшись в чёрном домашнем платье.
Элизабет подошла к мужчине и подалась было вперёд, дабы обнять, но… в последний момент остановилась.
- Мы о тебе… Вас так долго ничего не слышали.
Детская память коротка. Элизабет полгода донимала родных вопросами о том, как далеко находится Африка, и почему ей не пишут и не присылают слона. Ещё с год вспоминала об Уолтере и его обещании, а потом как-то забылось. Пансион, женитьба отца, смерти брата и сестры вытеснили ту детскую, наивную радость ожидания.
- Расскажи мне, почему так долго не было вестей?

Отредактировано Elizabeth Spencer (21 апреля, 2019г. 01:59:46)

0

4

Он рассматривал её так, как смотрел бы скульптор на свое творение. С восхищением, удивлением, гордостью от того, как она была хороша. Ямочка на щеке такая же, как в детстве, пухлые губки и выразительные глаза. Уолтер молчал, стоя на пороге гостиной и не решаясь сделать шаг. Захотелось вдруг развернуться и просто уйти, не проронив ни слова, чтобы все это наваждение не исчезло при малейшем прикосновении, чтобы не растворилось это странное волшебство. Эти ощущения были ему уже непривычны и странны, и чувствовал он себя от этого не в своей тарелке. Ему нечего было сказать ей, и все же он произнес вместо ответа на её вопрос:
- Сожалею о твоем отце. Я ему благодарен.
Так, словно он не успеет ей сказать эту избитую фразу. Так, словно они прощаются, а не встретились только что.
Он не позволил ей себя обнять, сделав небольшой шаг назад. Не хотел нарушать личное пространство, вторжение в которое вызвало бы еще более смешанные чувства. Душно стало, но Уолтер только облизнул сухие губы и молча смотрел на Элизабет.
- Лиззи - произнес Смит после некоторого молчания, пробуя как звучит её имя. Улыбнулся.
- Я участвовал в войне, потом мой корабль разбился, и я очень долго жил среди дикарей. Но это - скучная история. Расскажи мне, как ты. Как ты живешь?

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Раздели одну боль на двоих.