Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Звенья одной цепи


Звенья одной цепи

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Шон Блейк, Бертрам Мюррей, Вестер Мур
вторая половина дня, 6 декабря, Бримстоун

Пострадавшие от Сшитого Адриан и Шон видели на груди монстра странный узор, напоминавший им оккультные рисунки. Возможно, это - ключ к пониманию как создали Сшитого и как его одолеть?
Собрав всю имеющуюся у них информацию, Бертрам и Шон отправляются к лучшему оккультисту Лондона, в надежде что по смутным наброскам он сможет узнать ритуал.
Но всё оказалось несколько сложнее...

0

2

писалось под это

Из-за нападения у Шона складывалось одуряюще-странное ощущение того, что они играют против времени и проигрывают. Но всё ещё не знают, когда пробьёт колокол. Будто бы на фоне напряжённо тикали часы. И надо было спешить, бежать, находить... но куда?! Где они упустили зацепку и была ли она в руках? или они всё ещё слепые котята, заблудившиеся в тёмной комнате с голодными псами? Любое дело, за которое они с Вестером взялись за эту осень на проверку оказалось опаснее и напряжённее дела жильца комнаты 303...
Убийство женщин. Сшитый. Опять смерть. Децемус и его охота на ведьм... Опять...
Шаг лорда Блейка по анфиладе университетских помещений был стремительным, жёстким. Каблуки ботинок чётко отбивали, будто бы пытаясь перегнать стрелку невидимых часов. Но куда они спешили? Куда опаздывали?
Он молчал, Бертрам сбоку тоже почти не говорил с того момента, как они сели на паром до университета сегодня днём. Длительное плавание, такое медленное...
Оба мужчины крутили в голове информацию, которой обменялись с утра.
Что они имели? Заголовок газеты. У Сшитого первая смерть...
"Не первая", - тутже поправляют мужчины, обводя карандашём это слово на газете и ставя свою пометку. Да, ещё есть рыбак на острове Эндфилд. Как минимум. Первая публичная. У бедной женщины от вида монстра не выдержало сердце, и Шон не винил. Он сам не мог забыть вчерашний вечер...
Не преуспев в нападении на него оно опять ломанулось к Темзенскому проливу и там, по пути, напугало женщину на смерть.
Потом они стали обсуждать рисунок на груди твари. Да, Шон увидел его, поскольку это трупного цвета создание ходило голым, будто бы первый грязный декабрьский снежок был для него не более, чем щекоткой. Символ на груди. Символ похожий на ритуальный круг... Это должна быть зацепка к этому ведьминскому ритуалу, обязана!
- Вестер! - Шон залетел в пустую аудиторию, где профессор стирал с огромной доски сложные узоры, напоминавшие тригинометрию в сочетании с грамматическими конструкциями и химическими формулами. - Нам надо срочно обсудить кое-что. Это касается Сшитого.
Шон заметил мимолётный взгляд друга на его спутника, и опомнился от своего кросса против времени.
- Прости, я совсем забыл вас представить. Познакомься, это Бертрам Мюррей, частный детектив. Это он был со мной на острове Эндфилд и также расследует дело по Сшитому. При нём можно говорить открыто.

+2

3

Паромы были сейчас самым популярным средством передвижения в Великобритании. Куда раньше можно было добраться кэбом или даже пешком, теперь приходилось подниматься на борт парома или в лучшем случае переходить мост. Мюррей долго вглядывался в мутную грязную воду. Лопасти парома создавали на поверхности бурлящую пену, которая имела какой-то бледновато зелёный оттенок. Смотреть в такую воду было сплошной тоской и разочарованием. Когда где-то ближе к поверхности воды стали проплывать рыбешки, блестя своей тёмно-синей чешуёй, Мюррей отвернулся и вовсе отошёл подальше. Это были всего лишь рыбы, которых продолжали есть бедняки, а смотреть на них все равно не хотелось. Теперь Бертрам понимал часть своих бывших товарищей, которые уехали с островной Великобритании в материковые страны, подальше от больших водоемов. Пока же Мюррей не мог или не хотел покидать это место. Родная сестра и часть других обстоятельств держали его. Хотя раньше проблем в этом он никогда не видел. Сейчас же многое поменялось, а менять едва ставший привычным уклад жизни вновь он не хотел.
Шон, кажется, ещё не отошёл от встречи со Сшитым и был очень взволнован, по крайней мере, так казалось Бертраму. Сам же он уже отправился после произошедшего на острове Эндфилд. Пожалуй, встреча со Сшитым лицом к лицу, как в случае Блейка, была куда опаснее и пугающей. Мюррею пока везло, но он прекрасно помнил слова рыбака с Эндфилда о том, что у той самой ведьмы теперь были их личные вещи, и Сшитый мог их разыскать. Словно он был псом-ищейкой в ее руках. Но для чего ей мог потребоваться подобный подручный и насколько прав в своих предположениях был рыбак с Эндфилда - эти вопросы оставались без ответа.
В любом случае, днём ранее Бертрам отыскал Адриана Грина и опросил его по факту нападения на него Сшитого. Увиденное Адрианом почти полностью совпадало с тем, что ему рассказал Шон Блэйк, когда им удалось увидеться сегодня. Адриан нарисовал Бертраму на бумаге некий ритуальный круг, который он увидел на теле Сшитого и Шон подтвердил, что видел такой же. Разве что он дополнил его некоторыми штрихами, видимо лучше запомнив.
- Рад знакомству, профессор Мур, - Бертрам не стал протягивать руку для рукопожатия, лишь кивнул в знак приветствия, памятуя о том, что Шон сказал о профессоре. Мюррей уделил внимание внешнему виду профессора, несколько секунд рассматривая правую руку, и убеждаясь в том, что примерно так он и представлял профессора Мура, когда о нем говорил Блейк, - я общался с одним из очевидцев событий, он нарисовал некий ритуальный круг, что он видел на теле Сшитого. Вот он, - Мюррей вынул из внутреннего кармана пальто свёрнутую бумагу, на которой размещался рисунок мягким карандашом. Линии, что нарисовал Адриан, были менее четкими и более широкими, чем те, что были выведены рукой Шона.

+2

4

Нет ничего лучше, чем услышать голос доброго друга, выкрикивающего твое имя. Кто-нибудь другой, наверное, взволновался бы, подумал, что что-то случилось, ведь не просто же так человек потратил столько времени, чтобы приплыть в университет, и не побоялся ворваться в аудиторию, благо занятие только-только подошло к концу. Вестер, конечно же, тоже взволновался, тоже подумал, что-то случилось, но в душе у него в этот момент начало что-то трепетать, и к Шону он повернулся слегка удивленным и с предвкушением в глазах, ведь они не встречались с того момента как…
О, нет. Не могло же опять что-то случиться? Ведь они послушались! Они отступили и больше не лезут на рожон.
Благо лорд Блейк не стал долго тянуть резину и сразу же озвучил цель своего прихода. Пришел он, к слову, не один, а в сопровождении частного детектива.
- А вот я пока не знаю, рад ли. Не сочтите за грубость, прошу.
Профессор коротко улыбнулся, вытер руки от мела чистой влажной тряпкой и подошел ближе к мужчинам, уже насторожившись от одного упоминания Сшитого. Этот товарищ с момента своего появления уже потрепал Муру нервы и, видимо, останавливаться на намерен. Все началось со студентов, которых незаконно обвинили в расхищении могил (об этом Шон знал), потом затронуло Сабрину, за которой уже сам Вестер стремглав мчался посреди ночи на кладбище и, как бы иронично это не звучало, раскапывал могилу (Шон так же об этом знает). А теперь лорд Блейк самолично пришел к профессору, как когда-то явился тот сам в дом друга. Он позже расспросит мужчину обо всех подробностях. Тот, видно, времени зря не терял и смог переключиться с одного опасного дела на другое.
Вестер принял лист бумаги, положив его на поверхность стола, разгладил, всмотрелся.
- Бессмыслица какая-то. – Произнес он в итоге спустя минуту молчания. – Либо ваш очевидец разглядел рисунок очень плохо, либо это не ритуальный круг. В оккультизме линии всегда замкнуты, эти же отходят в стороны подобно веткам деревьев или…
Вестер осекся. Сощурился и опустился на стул, который, благо, стоял позади него. Пока он говорил, он вдруг внезапно осознал, что те же самые слова не так уж и давно в ходе дискуссии он говорил одному практикующему врачу, по совместительству преподающему в Бримстоуне. Врач этот уверял профессора, что если пропустить по телу человека электрический ток, и если ток это затронет все важные органы и мышцы на теле в нужной последовательности, очертив при этом причудливый узор, который доктор нарисовал в своем журнале, то тело (подумайте только!) оживет. Мур тогда лишь посмеялся. Он не верил в успех эксперимента, но все же подсказал доктору некоторые оккультные правила, которые необходимо соблюдать при создании ритуала. На следующий день все это уже позабылось в голове профессора, и только сейчас вновь всплыло в памяти.
Со слегка ошарашенным лицом, Вестер повернулся к лорду Блейку и детективу Мюррею. У тех вид тоже был слегка обеспокоенный.
- Вы невероятный счастливчик, Шон. – Вестер улыбнулся. – На наша счастье я, кажется, знаю того, кто может нам помочь, и сегодня он как раз в Бримстоуне, готовится к закрытой лекции, но, думаю, не обидится, если мы его потревожим. Пойдемте быстрее, нам нужен доктор Монтгомери.

+2

5

Вестер был в своём репертуаре - прямолинеен до полной нетактичности, бодр, увлечён. Если бы только не чёртова ситуация и группа журналистов, которые поджидали Шона с утра, по выходу из дома (уже прослышали о нападении и жаждали новой пищи для сенсации), что рассказали ему о смерти женщины ещё до самой газеты, он, возможно, улыбнулся бы приветствию двух мужчин, которые даже отказались пожать друг другу руки.
- Дело важное, Вестер, сегодня Сшитый нападал дважды. Первый раз на меня, второй ему попалась какая-то женщина, и у бедняжки не выдержало сердце, она умерла. Пожалуйста, посмотри рисунки внимательнее, один из них мой и я уверен в том, что видел.
- Бессмыслица какая-то, - отвергал такое вкусное оправдание ситуации Вестер и Шон тихо скрипнул зубами, начав мерять пол кабинета и стирать о него же свои подошвы. Это была первая весомая зацепка! Да, они знали, что Сшитого создали ведьмы, но должно же быть хоть что-то!... Как утомительно бродить в темноте, не имея даже свечки в руках...
- Вы невероятный счастливчик, Шон, - вдруг сказал Вестер и лорд Блейк замер, резко повернувшись в сторону профессора.
- Что?! Что-то всё-таки есть?
- На наша счастье я, кажется, знаю того, кто может нам помочь, и сегодня он как раз в Бримстоуне, готовится к закрытой лекции, но, думаю, не обидится, если мы его потревожим. Пойдемте быстрее, нам нужен доктор Монтгомери.
Шон был рад даже возможности просто идти по направлению. Если Вестер нашёл зацепку, значит всё-таки не зря! Трое мужчин спешно шли по коридорам Бримстоуна к анатомическому театру, по счастью находившемуся в томже корпусе.
Погода и настроение этого дня были прямо противоположны тому, что творилось в душе Шона. Здесь было мирно, иногда попадались хихикающие или опаздывающие на лекции студенты, среди которых была значительная доля дам (в его время и в его ВУЗе они были большой редкостью), тускловатое зимнее солнце заливало красивые двухметровые окна анфилады, а газоны покрывал снег.
Спокойствие...
Признаться, в суете Сити ему бы сейчас было комфортнее.
В конце коридора были огромные двустворчатые двери, видимо той самой аудитории - анатомического театра, поскольку шаг Вестера только ускорился при звуках голоса, доносившегося оттуда.
Это был не ровного тона звонкий баритон, который то затихал, то восклицал с "однако!". Мужчины приоткрыли дверь и тихонько просочились в аудиторию наверху уходящего вниз амфитеатра. большая часть студентов старалась сидеть в самом низу, где на круглой сцене стоял большой стол, на котором были составлены клетки с крысами. Вокруг стола были расставлены какие-то неведомые, футуристического вида механизмы, отдалённо напоминавшие устройство электростанции. Провода тяжёлыми змеями струились по полу, тугие металлические пружины, колбы, две антены по верху... Устройство выглядело грандиозно и устрашающе. По центру стоял мужчина в белом халате, с аккуратными усами и бакенами, в круглых очках. рядом бегал молодой аспирант или даже студент, и ассистрировал своему патрону.
- ...я более чем уверен, что в нашей нервной системе проходит постоянный обмен микротоками, именно они стимулируют мышечную активность. Мои догадки были многократно проверены на людях с частичным параличом, когда электротерапия заставляла парализованную конечность двигаться. Нервы - точно провода, и при разрыве провода, в конечность перестаёт поступать сигнал, "ток". Однако! Что если вся нервная система цела? Что если она сохранена даже после смерти организма и ещё не подверглась разложению? Возможно ли заставить её снова подавать сигналы по телу? Сегодня я вам докажу, что да! - он открыл одну из клеток, где лежала ещё не околевшая бритая крыса. Животное было мертво, но он стал подключать к ней все эти свои иголки и устройства, что смотрелось жутковато и гротескно. Больше жутковато...
Шон осмотрелся и увидел что одна из скамеек сбоку почти пуста, если не считать заснувшего на ней студента, и предложил своим спутникам присесть. Ему захотелось досмотреть лекцию до конца, тем более, что профессора такой народ - ни за что не позволят себя прервать ради консультации.
Когда Мюррей сел сбоку от него, он негромко шепнул:
- Ну что, Бертрам, каково вам снова почувствовать себя студентом? - Мортгомери закончил прицеплять ко всему телу несчастной крысы свои устройства, отдал распоряжения бегающему вокруг ассистенту и поднял руки вверх, призывая всех ко вниманию.
- Постарайтесь не смотреть на верх генератора, резкий электрический свет может вызвать тёмные пятна перед глазами или даже кратковременную слепоту. Прошу всё внимание вот сюда! - он дёрнул рычаг и жуткая машина зашипела. По металлу с треском побежали голубые искры, маленькие молнии внутри, и сейчас Шон заметил, что всё что было металлическим дополнительно было "обёрнуто" в стекло". Маленькие молнии ползли под этим стеклом, не вырываясь наружу, они шли верез генератор в змеи тяжёлых проводов, потом по иголкам в тельце крысы. Последнее задёргалось, будто бы в конвульсиях, Мортгомери дал сигнал, и его ассистент убавил мощности, тогда конвульсионное дрыгание сменилось более ровным и в итоге из груди зверька вырвался писк и оно тяжело перевернулось на лапы, и осоловело повело головой.
Аудитория тут же загудела возбуждённым студенческим ульем, первые ряды перевесились через ограждение, чтобы рассмотреть поближе, а Мортгомери дал сигнал выключить машину.
- Конечно, дело не только в токах. Их распределение должно быть строго упорядочено, а само тело необходимо тщательно подготавливать, это не сработает с полностью окоченевшим трупом, в котором начались процессы разложения, но, как видите, этому образцу удалось, - он отцепил крепления от крысы приподнимая её на руке.
Та вяло шевелила спалёнными усами, и дёргала одной из лап, осоловело ведя головой. Она, определённо, была жива, но здорова ли?
Тем не менее, аудитория гудела, закидывая профессора вопросами. Детали своего ноу-хау Мортгомери не раскрывал, но на механизм воздействия токов на организм отвечал охотно. На вопрос - когда удастся воскрешать людей, тот дал оптимистичный прогноз в пару месяцев ("Пока мне не удалось добиться однозначных результатов"), и тут один из студентов спросил:
- А Сшитый мог быть создан таким образом?
- Во имя Пифагора, опять вы с этой страшилкой! - раздражённо воскликнул профессор, - Я вас уверяю, что это просто какой-то ряженный. Мы тут занимаемся наукой, а не балаганом!
- Но!...
- Я не отвечаю на вопросы о этой бульварной шумихе! У кого что ещё есть по делу?!

+2

6

Мюррей лишь удивленно взглянул на Вестера, но комментировать его слова никак не стал. Ведь он явился сюда вовсе не для того, чтобы заводить дружбу с профессором, и если он был согласен помочь, то в целом, Бертраму было все равно, насколько был рад или не рад Вестор.
Кажется, Шон оказался менее сдержан, нежели Бертрам. И когда Блэйк начал нервно расхаживать по аудитории, Мюррею так и хотелось попросить Шона прекратить. Это действовало на нервы не меньше, чем неясность происходящего.
По всей видимости, этот университет был богат на таланты и на людей, которые «могли помочь». То же самое он уже слышал от Блейка про Мура, теперь от Мура про некого Мортгомери. Возмущаться по этому поводу не было никакого смысла, и даже если им придется обойти все корпуса Бримстоуна, в конечном итоге какую-то информацию заполучить им удастся. Во всяком случае, теперь они знали, что на теле Сшитого был вовсе не ритуальный круг. Бертрам убрал обратно в карман бумагу с начерченным на ней рисунком и последовал за Шоном и Вестером.
Бертрам прежде не был в Бримстоуне, потому оглядывал пространство и старался запомнить дорогу назад. Не сказать, что окружающая его обстановка была чем-то потрясающей воображение, скорее атмосфера здесь несколько отличалась от привычной. Но все же, заполненная аудитория произвела на него восторженное впечатление, выглядело это место величественным.
- Я не оканчивал университет, - в полголоса ответил он Шону. Сейчас и здесь это звучало несколько постыдно, но подобное чувство оставило Бертрама в следующую же секунду. У них с Шоном было не так уж много времени на разговоры о личном, да и сам Мюррей не стремился всем и каждому рассказывать о своем прошлом, избегая лишних вопросов. А Блэйк им и не интересовался. Сам Блэйк носил титул лорда, и было совсем не удивительно, что он получил хорошее образование, такой вопрос даже не ставился, - служил во флоте.
Звучало как оправдание, но им оно и было.
Услышав «старайтесь не смотреть», Мюррей все же взглянул на верх генератора, но потом переключил свое внимание на профессора Мортгомери и его представление с крысой. Нет, этого не могло быть, на их глазах человек оживил мертвое животное. И затем заявил, что оживление человека лишь вопрос времени. Право слово, к чему? Бесспорно, это был интересный опыт, и он имел бы большое значение для мира, но стоит только подумать, к чему это могло привести…
- Вы знали о его экспериментах? – Бертрам обратился к Вестеру, ожидая от него ответа, который мог прояснить чуть больше.
Мюррей также как и кто-то из студентов предположил, что подобный эксперимент с оживлением крысы и Сшитый были связаны. Профессор Мортгомери, отвечая на один из вопросов, сказал, что ему не удалось добиться «однозначных результатов». И правда, Сшитого нельзя было назвать «однозначным результатом». Однако Мортгомери открещивался от Сшитого и не желал разговаривать о нем. Что ж, Мур тоже был не особо рад знакомству, но оно все же состоялось. Что-то всегда идет в разрез нашим планам и желаниям.
- Подождем несколько минут, подойдем, когда стихнет ажиотаж, - Бертрам остановил Шона, призывая его и Вестера выждать немного времени. Когда часть студентов покинула аудиторию, Бертрам поднялся с места и направился к ассистенту профессора, который уже убрал крысу в отдельную клетку.
- Позволите взглянуть? – ассистент открыл клетку, и Бертрам вытащил оттуда несчастное животное. Крыса пищала, чем привлекла внимание профессора Мортгомери к Мюррею. Но за это время Мюррей успел рассмотреть на спинке крысы линии, которые были похожи на рисунок с тела Сшитого. Ранее Бертрам предполагал, что этот рисунок мог быть татуировкой, что осталась на теле умершего человека, из которого был сделан Сшитый. Но теперь…
- Ваша крыса, профессор Мортгомери, - Бертрам поднял животное за шкирку и взглянул в её маленькие глаза бусинки. Какая милая пакость, - на её шкуре рисунок из металлических пластин, скажите, он уже был на ней до начала Вашего эксперимента, или он появился во время воздействия тока?
Мюррей передал крысу в руки Шона, предлагая ему взглянуть на рисунок поближе.

Отредактировано Bertram Murray (14 апреля, 2019г. 19:54:50)

+2

7

Несмотря на то, что Вестер был достаточно много наслышан об экспериментах доктора Мортгомери, за все годы их знакомства ему так и не удавалось ни разу побывать на его лекциях и, так сказать, воочию увидеть все труды мужчины. И сейчас он безумно пожалел о своей вечной занятости, потому что его глазам предстало то, что просто обязан увидеть каждый человек, хоть как-то относящийся к науке и ратующий за прогресс в обществе. Мертвая крыса действительно ожила под действием электрических разрядов, хитроумно поступающих в клеточки ее тела, более того, она вела себя не ошалело, как бывает ведет себя курица, которой только что отрубили голову, крыса могла держаться на своих маленьких лапках, несколько бессознательно вертеть головой, словно оглядывая все вокруг, а усики ее подрагивали, «ощупывая» окружающую среду. Бримстоун действительно являлся местом открытий, и доктор Мортгомери был одним из тех людей, кто эти открытия совершал, и сейчас совершенно не важно, что очень многие в обществе, да и в самом университете порицали мужчину, находя его методы… несколько аморальными. Вестер считал доктора эксцентричным, свято верующим в свои цели и упрямым в их достижении. Он знал, что общепризнанные нормы поведения и морали не остановят этого человека на пути к прогрессу и… совершенно не мог его за это осуждать, ведь сам по себе Мур был практически таким же. Разве что несколько мягче, благоразумней и… человечней, но и в его голове порой блуждали шальные мысли.
Когда пришла очередь задавать вопросы, профессор уже готов было подняться со скамьи и дать о себе знать, но детектив попросил их с Шоном подождать. Что ж, как им будет угодно. Вестер полагал, что расспросы при студентах могли бы сыграть им на руку, тем более что среди молодежи уже все знали о Сшитом и могли их поддержать. Это дело действительно заботило Мура, а после того как Шон сказал, что нападение было совершено и на него, дело стало практически личным. У Вестера было не так уж много друзей, чтобы ими можно было разбрасываться и отдавать в руки каким-то ходячим трупам, воскрешенных хоть наукой, хоть колдовством. Женщину, конечно, тоже было жалко, но Блейка жальче. Тем более что в последние месяцы друг слишком часто находил приключения на свою задницу, и приключения эти бесследно не проходили.
- Прошу простить моих друзей, доктор. Просто они, как и я, очень поражены вашими достижениями. – Мур весьма однозначно посмотрел на мистера Мюррея, который тут же подбежал к крысе и начал задавать вопросы, даже забыв при этом представиться человеку.
- Профессор Мур, я не люблю, когда трогают мои вещи! – Мортгомери отвлекся от своего саквояжа, в который до этого складывал личные заметки и другие личные вещи, поспешил подойти к воскресшей крысе, чтобы супостаты ее отпустили.
- Пожалуйста, познакомьтесь с лордом Блейком и мистером Мюрреем, последний частный детектив, а у первого, боюсь, есть все основания предполагать, что Сшитый отнюдь не бульварная страшилка. Мы можем украсть у вас несколько минут вашего драгоценного времени, чтобы задать пару вопросов?
Вестер по себе прекрасно знал, как полезна и важна порой бывает лесть. И пусть человек понимает, что это именно она и есть, порой ему это совершенно не важно. Порой нужно лишь услышать, как ценят окружающие его труды и работу, и тогда гнев сменится какой-никакой милостью.
- Помните нашу последнюю встречу, доктор? Вы просили у меня совета с точки зрения оккультиста, и тогда в своем дневнике показали мне рисунок, похожий на этот. – Вестер положил на холодный стальной стол листы, которые ему недавно дали Шон и Бертрам. – Я тогда сказал, что это полная чушь, и в успех вашего предприятия не верил. Я ошибался, доктор. Но как заметил мистер Мюррей, на спине у крысы отпечатался очень похожий символ. Такой же смогли разглядеть свидетели, видевшие сшитого воочию. Не подскажете нам, как такое возможно?

+2

8

Шон как никогда чувствовал себя студентом и школяром. Он хорошо учился в свою молодость, состоял в многих молодёжных клубах, имел любимых и нелюбимых преподавателей. Но, признаться, тогда он слишком пёкся о своей репутации, чтобы отдаться знаниям полностью. Десять лет спустя голод по знаниям нагнал его, и до сих пор грыз. Он мог бы задать профессору Мортгомери сотню вопросов, о том. что он делает, о том, как это работает. Но их цель была более чем конкретная, а с подачи Мюррея... она стала ещё интереснее. Шон опустил глаза на бритую крысу, под кожей которой темнел всё тот же рисунок, и едва ли не охнул от удивления. Настолько он был похож на ту жуткую "тату", что лорд видел в разбитом окошке кэба на Сшитом.
Глаза Шона заблестели, вопросы сами почти что скакали внутри, но он не был бы собой, если бы задал их в лоб.
- Да, профессор Мортгомери, приятно познакомится. Признаюсь, я раньше не интересовался вашими работами, но сегодня!... До сих пор не верю тому, что увидел. Был бы рад расспросить вас об этом подробнее, но сначала нам бы очень хотелось проконсультироваться.
После слов Вестера и Шона резковатые движения профессора стали более плавными, он даже повернулся к мужчинам лицом, оставив дальнейшие сборы на лаборанта.
- Вы действительно ошибались, профессор Мур, но не в том, что это бесполезно в оккультизме, тут вы, и я снимаю шляпу, оказались совершенно правы. Перерыл все имевшиеся на данный момент труды по этому вопросу и нигде не нашёл чтобы в оккультизме использовались направляющие по ключевым органам человека, а особенно нервной системе и сердца. Возможно проблема архаизма вашего предмета, или вообще невозможности развивать его, было бы прискорбно, если так, но в медицине всё иначе. Этот не рисунок, - он повернулся на этот моменте к Мюррею, не скрывая несколько поучительного тона, - Под кожу подопытных операционным путём вводятся тончайшие серебряные пластины. Почему этот металл? - Мортгомери поднял палец и Шон понял, что сейчас будет лекция, - По двум причинам: во-первых, это лучший из известных мне проводников тока; во-вторых, он не вызывает в теле гнойных реакций и раздражения, что очень важно, потому что подопытный не сможет жить с медью под кожей, она слишком рано начнёт вступать в реакцию эррозии. Так вот, зачем он нужен? Всё элементарно - он направляет электричество в нужные точки организма. И в нужной последовательности. Первым непременно должны запуститься сердце и лёгкие. Бессмысленно пытаться оживить печень или мозг без текущей крови, они просто сгорят! А прямое втыкание манипуляторов наносит телесные травмы. Это трудно сделать не нарушив нервной системы, и именно это краеугольный камень моего исследования! Нервная система должна быть целой, ток в конечном итоге должен пройти именно по ней, именно она должна дать организму сигнал, чтобы восстановить респираторные и кардио-функции, в конце концов вернуть рецепторную чувствительность и восприятие...
Профессор вошёл в раж. Лорд Блейк был совершенно не против всего вышесказанного, но у них было дело...
- Профессор, - Шон даже приподнял руку в перчатке, будто бы действительно задавал вопрос с парты. - Вы сказали, что нужна целостность нервной системы, а можно ли эту нервную систему сшить?
Мортгомери сбился и скривился, с явным неудовольствием отвечая на вопрос:
- Опять вы об этом. Вы звучите, как журналист из "Дайли мейл"! Чем вы занимаетесь, к слову?
- Пытаемся не умереть от рук Сшитого. Я могу со всей ответственностью заявить, что эта тварь напала на меня, моего телохранителя и кучера, и у трёх трезвых мужчин не может быть одной галлюцинации.
- Спорное утверждение, но предположим, - Мортгомери тяжело вздохнул и опёрся на пустеющий стол. - С того дня, как были похищены тела с кладбища, журналисты не оставляют меня в покое. Они свято уверены, что это я создал некого Сшитого, и если вам интересно моё компетентное мнение - такое совершенно невозможно. Я имею в виду, сшить несколько тел и заставить их существовать и функционировать, да ещё и так эффективно. Барнеби, принеси мне последнего, - обратился он через плечо к пареньку и ассистент, уже укладывавший клетки с крысами в чемодан на колёсах, рассеянно оглянулся и аккуратно достал ту самую крысу, что профессор воскресил на глазах у мужчины. Мортгомери аккуратно достал животное и поднёс ближе к глазам гостей. - Видите налёт на глазах? Она слепая. Слух тоже не всегда удаётся восстановить. Рецепторное восприятие моих подопечных всё ещё весьма посредственное, я бы сказал - плохое. При этом остановку сердца этой крысе я производил сегодня же по полудню, в её теле вообще ещё не начались процессы разложения. Но даже так... она проживёт от силы десять дней, - последнее доктор проговорил с той самой интонацией, с которой генералы зачитывают в слух пакты о своём поражении, - Одна крыса жила у меня целый месяц, её пищеварительные функции восстановились хорошо, но моторика была плохая. При этом единственный раз, когда я пытался восстановить крысу с пробитым позвоночником не дал никаких результатов. Я пробовал сшивать нервную систему, это так, но если бы я достиг настолько больших успехов, если бы я действительно мог воскресить кого-то просто собрав его из тел, как Виктор Франкенштейн, то я бы уже читал лекции по всему миру. Я более чем уверен, что Сшитый - это мистификация. Маскарад. Такое создание не должно быть биологически жизнеспособно.
Мортгомери помолчал, возвращая крысу ассистенту, а потом вдруг вскинул голову, будто бы что-то вспомнив.
- Кстати, а почему вы вообще стали спрашивать про этот рисунок в контексте Сшитого?
- Видите ли... на груди у этой... мистификации точно такой же узор. Из серебра, вы говорите?
Мортгомери долго и пристально всматривался в глаза Шона, будто бы надеясь вскрыть его черепушку и найти эти воспоминания прямо в его мозге, тщательно рассмотрев их под микроскопом.
- Вы точно уверены?
- Его видел не только я, предыдущая жертва монстра, студент-хирург, к слову, тоже видел этот рисунок.
- Направляющие, это направляющие тока!
- Да, простите.
- Это невозможно.
- Что невозможно?
- Их наличие на ряженном, это невозможно!
- Профессор, я уже говорил вам, что видел...
- Да-да-да, также как фокусы видят все посетители цирка и многие даже верят в них! Иллюзионисты могут обмануть людей и более хитроумным путём. Но это...
Мортгомери замолчал, уйдя в глубокие раздумья, а его ассистент за спиной тактично кашлянул.
- Профессор, я упаковал всё оборудование.
- Да.. да, Барнеби, спасибо! У вас что-то ещё, джентльмены?

+2

9

Увидев на коже ожившей крысы рисунок, подобный тому, что зарисовали Адриан и Шон, Мюррей совсем иначе посмотрел на профессора. Его нежелание говорить о монстре с острова Эндфилда, его чрезмерное упрямство и попытки избежать этого разговора скорее говорили о том, что он был каким-то образом связан со Сшитым, чем оправдывали его.
Как Мюррей и предполагал изначально, профессор Мортгомери не стал бы говорить с ними о Сшитом в присутствии студентов, и сейчас пытался закончить разговор. Да, безусловно, Мур лучше знал профессора Мортгомери, и было заметно, что профессор несколько расслабился, когда с ним начали говорить Мур и Блэйк. Но полученная информация совершено не помогала им! Теперь они знали, что на теле Сшитого предположительно были проводники из серебра (возможность которых профессор, однако, отрицал), и то, что для воскрешения тела при помощи токов необходим был труп, который ещё не начал разлагаться. О Сшитом только и говорили, что он создан из мертвых, выкопанных с кладбища. Это не исключало того, что оказались они там, пройдя через руки Мортгомери. Тогда появление на теле Сшитого подобного проводника становилось несколько логичным, хоть и не связывало Мортгомери с его созданием. Возможно, Мортгомери и не участвовал в создании Сшитого, но именно его возможные эксперименты сделали этого монстра реальным. В том, что Мортгомери уже ставил эксперименты над трупами людей, Мюррей почему-то не сомневался.
- Профессор, нам необходима Ваша помощь, - у Мюррея, в силу малого опыта работы в этой сфере не всегда получалось подобрать с первого, да даже со второго раза, подход к людям. Но тональность разговора, какими его делали Мур и Блэйк, давали наводку. Высказывания о пострадавших от рук Сшитого не возымели должного эффекта, поэтому Бертрам решил не рассказывать об увиденном на острове Эндфилд, - Вы сами говорите, что с появлением Сшитого, ряженный он или нет, стали докучать и Вам. Если нам удастся собрать доказательства Вашей непричастности к этому, то больше никто не станет связывать Ваше доброе имя и этого монстра.
Мортгомери сначала отреагировал немного раздражённым жестом, едва заметно скривив уголок губы:
- Моё имя в глазах общественности никогда не было добрым, и вы говорите так, как-будто это важно. Мне мешают работать, вот что важно! Вы в том числе. Чего вы от меня хотите, скажите на милость? Чтобы я сказал, где магазин гримёра, что рядит этого "Сшитого"?! - но минутная вспышка негодования снова сменилась задумчивостью, он опустил глаза на рисунок, принесённый мужчинами и пожевал губами, - Я сам не видел и понятия не имею что это за Сшитый. Но если вы НАСТОЛЬКО уверены, что на нём было тоже, что на моих крысах то это металлические платины под кожей. Серебряные, повторяясь конкретно, поскольку этот металл особо проводящий. Так вот, если это металлические пластины, то они особо охотно проводят ток и могут привести к разрушению оболочки и внутренних органов, вызвав множественные ожёги, если только напряжения станет больше необходимого минимума. Собственно, поэтому я так тщательно подбираю свой инструментарий, контроль над уровнем напряжения должен быть абсолютный. А если это всё же просто маскарад, то костюм максимум опалится. Я был бы рад, если бы виновника этой шумихи наконец поймали и оставили меня в покое. На этом всё, джентльмены, я вынужден откланяться.
Доктор оддёрнул полы халата и повернулся к нервно переступающему с ноги на ногу ассистенту, уже обнимавшему бесконечные саквояжи с вещами.
Что же создало Сшитого? Наука, ведьмы, или же все вместе? Оставшись лишь втроем в большой аудитории, Мюррей повернулся к Муру и Блэйку, обращаясь к ним лишь после того, как убедился, что звуки шагов стихли.
- У Вас интересные коллеги, профессор Мур. Как давно профессор Мортгомери работает с токами и воскрешением живых существ? Этот грандиозный эксперимент с крысой – очевидный результат большой проделанной работы. А его дальнейшие планы заставят и вовсе содрогнуться мир. Признаться, любой бы посчитал, что Мортгомери причастен к созданию Сшитого, и я бы мог согласиться с ними. Но что скажете Вы, профессор?

+2

10

Признаться честно, Вестер был благодарен Шону и детективу Мюррею за то, что они нанесли ему визит и подтолкнули к встрече с таким человеком как доктор Мортгомери. Смотря на этого человека, Вестер невольно узнавал в нем себя, видя ту же жажду к знаниям и точно такое же желание добиться прогресса и настоящего прорыва в науке. Он бы еще так много хотел бы спросить, просто отставить в сторону этого Сшитого и говорить обо всех изумительных достижениях. Спорить? Безусловно! Доказывать свою правоту в каком-либо вопросе? Обязательно! Но ведь именно это заставляло кровь кипеть, а сердце учащенно биться! Именно это вызывает чувство чего настоящего, истинного! Но у доктора, вероятнее всего, была уйма своих дел… а у них был Сшитый, незримо стоящий рядом, за их спинами и, Мур уверен, криво усмехающийся, хотя лица его профессор к своему счастью и не видел никогда.
- Уверяю вас, мистер Мюррей, в Бримстоуне нет скучных и неинтересных людей. Все и каждый здесь настоящие самородки, уж поверьте мне. – Вестер облокотился о стол, все еще не переставая разглядывать аудиторию, и кожей ощущая, как дух прогресса все еще витает в воздухе. – Я бы с вами не согласился, детектив. Хоть общественность и относится очень своеобразно и насторожено ко всем экспериментам доктора, хоть некоторые и называют его настоящим антихристом и безбожником, а кто-то говорит, что он и вовсе безумен, но на самом деле это далеко не так. Этот человек предан своему делу, Вы правильно подметили, что на достижение сегодняшнего результата у него ушли коды непосильных трудов. Он так корпит над маленькими крысами, неужели вы думаете, что он бы позволил своему детищу вольно разгуливать по улицам Лондона, набрасываться на людей и вынуждать их начать на него настоящую охоту? Нет, если бы Сшитый был произведением Мортгомери, он бы глаза с него не спускал и определенно сделал бы все в лучшем виде. К тому же с момента первого пропавшего трупа и до этого дня прошло уже много времени. Если верить словам доктора, ни одна из его крыс не жила так долго. Но я допускаю, что он все же может быть причастен к созданию этого монстра, пусть даже косвенно, пусть даже по незнанию. Вы сами видели как легко его разговорить, уж такая у нас, людей науки, слабость – не можем остановиться, когда речь заходит о деле, за которое мы радеем всем душой. Я не исключаю вариант, что некто со злыми умыслами мог точно так же расспросить доктора, а потом использовать его знания и имеющиеся достижения в своих целях, к тому же…
Мур замолчал, приложив палец к губам и обдумывая собственные мысли. В тишине он провел порядка минуты, пока не расслышал деликатное покашливание. Прочистив горло, он продолжил.
- Я сказал Мортгомери, что идеи его в оккультизме не применимы. Он согласился с этим, и с тех пор никто из нас даже не допускал мысли об… объединении. Шон… - Вестер вскочил со своего места, подойдя ближе к другу. – Мы же знаем, что к этому причастны ведьмы. Помнишь, я рассказывал тебе, что помог одной своей студентке, ну… выбраться из западни, когда она решила погеройствовать, наблюдая за шабашем? Тогда она сказала, что видела, как труп встал, а ее… уложили в гроб.
Вестер говорил аккуратно, всячески избегая конкретного имени студентки, словно одно упоминание о мисс Темперс тут же скомпрометирует его.
- Что если с точки зрения науки доктора Мортгомери существование Сшитого действительно невозможно, но если «помочь» телу с помощью колдовства? – Профессор сложил руки перед собой, поглядывая то на Шона, то на Бертрама. Котелок у него в голове сейчас варил и приближался к температуре кипения. – И что он там сказал про оболочку? Если подать большое напряжение, ее можно будет уничтожить? Не собираетесь же вы устраивать охоту на живца, уважаемые?

+2

11

Шон чувствовал что после столь томительного пути по тёмному тоннелю неизвестности, они почти что случайно завернули на освещённую площадку. И вот в конце появился свет, вырисовались стены, под ногами были не только ловушки, но и тропа к истине. Информации, которой до этого почти не было, стало так много, что она буквально покалывала в теле. Или так это ощущал Шон. Он невольно стал прохаживаться по осиротевшей аудитории, сведя и потирая руки.
Похоже они разово получили и ответы на некоторые вопросы и оружие, и всё это сейчас озвучивал Вестер, подводя к тому итогу, что, наверное, горел в глазах лорда Блейка встревоженным, но и азартным огоньком.
- Не собираетесь же вы устраивать охоту на живца, уважаемые? - спросил Вестер, и Шон только сказал спасибо другу за то, что не придётся долго подходить к этому вопросу.
- А почему нет, Вестер? Подумайте сами, он всё равно будет охотится - на меня, на Бертрама, на других несчастным, возможно в итоге на Мортгомери. Мы не можем позволить себе тянуть время, мы в явном меньшинстве и единственное, что остаётся нашим преимуществом - внезапность. Мы знаем, что он пытался меня убить, и я, и Бертрам можем снова оказаться в зоне риска. Но теперь мы можем переиграть ситуацию в свою пользу. Надо только подготовится. Он уязвим перед электричеством? Прекрасно и правдоподобно, потому что выстрел прямо в глаз его не убил! Значит надо найти достаточно мощный генератор... - тут азарт немного сбился. Он был почти уверен, что перерезанного провода от фонаря им не хватит, да ещё и есть проблема того, что надо подобраться к монстру вплотную и попасть в серебряный рисунок на теле... Требовалось подготовить полноценную ловушку, но где? Шон ещё раз посмотрел в глаза своих собеседников:
- Нам надо выбрать место, где мы будем ждать Сшитого. или куда его заманим. И надо придумать, как создать для него ловушку. Другого выбора нет, сейчас мы жертвы, и я, признаться, устал от этого состояния.
"И очень хочу нанести ответный удар хоть кому-то".

+2

12

Удивительно, но сейчас он легко согласился с рассуждениями Вестера, потому что сам пришел к почти такому же умозаключению. Вряд ли Мортгомери сам создал подобного монстра, и если бы подобное было возможно, сейчас он бы представлял общественности вовсе не воскрешение крысы. Возможно, не в Англии, а в другой, более подходящей для подобного открытия стране, но представлял бы воскрешение человека.
Услышав о том, что был ещё один очевидец событий, о котором знал Шон, но не рассказал, Бертрам удивленно взглянул на Блейка, приподнимая одну бровь. «Это правда?» Выходило, что о возможной причастности к Сшитому ведьм Шон знал за долго до Эндфилда. Сомневался? Не доверял? На все это Шон имел полное право, и сейчас подобная недомолвка не должна была встать между ними. Все же, знай Мюррей об этом раньше, в части с Эндфилдом они бы мало что смогли изменить.
Мур задал важный вопрос, ответ на который Мюррей искал в себе уже некоторое время. Что они собираются делать со Сшитым на самом деле, зачем они ведут это расследование? Чаще этот вопрос Мюррей задавал себе в самом начале, ведь платили не так уж много за это расследование, чтобы он в одиночку пытался справиться с самым настоящим монстром. Было очевидно, что предать Сшитого суду присяжных было невозможно, Мюррею отчего-то казалось, что Сшитый не имеет собственного разума. А значит – найти они должны ведьму.
Блейк ответил за них двоих. Сшитый мог напасть в следующий раз на кого-то ещё, а ждать, когда власти всерьез начнут относиться к этой проблеме и наводнят улицу констеблями, слишком долго. И опасно для всех. Они с Блейком брали на себя слишком большую роль, но она была необходимой. Бертрам не хотел бы оказаться на месте умершей женщины или на месте пострадавшего Адриана.
- Допустим, мы уничтожим Сшитого. Что дальше? Он наверняка следует чьей-то воле, а у этого кого-то есть свои цели, ради которых был создан Сшитый. Уничтожим одного, где вероятность, что ведьма или кто-то другой не создаст Сшитого вновь? – Но Мюррей рассуждал так, словно половина дела была сделана, и заманить Сшитого в ловушку было проще простого, - после того, как мы покончим со Сшитым, мы должны будем разыскать его создателя, и уже он должен будет предстать перед судом.
Мюррей ещё не сталкивался с ведьмами, так что и вовсе не подозревал, что это может стать задачей посложнее, чем устранение Сшитого.
Мортгомери сказал, что на Сшитого может подействовать ток и обратить все вспять? Если Сшитого создал ток, или его аналог, то…  Бертрам оглянулся на то место, где ранее стояла установка Мортгомери.
- Профессор Мортгомери оживлял крыс при помощи этой установки и тока, последний-то нам и необходим… Что, если мы одолжим его установку и заманим Сшитого сюда? – Затем Бертрам умолк на секунду, ещё раз обдумывая свою идею. Теперь, сказанная вслух, она казалась несколько более безумной, чем когда он замышлял об этом, глядя на установку профессора. Заманить монстра в место, где было слишком много народа, где могли пострадать люди, было слишком неоправданным риском. Сущей нелепицей.

Отредактировано Bertram Murray (8 мая, 2019г. 13:42:57)

+2

13

Вы никогда не погрешите против истины, если скажете, что Вестер Мур периодически сам являлся генератором безумных идей, которые на первый взгляд покажутся всем неосуществимыми. А если и осуществимыми, то очень рисковыми и преступающие те или иные нормы морали или закона. Они с Шоном всегда находились в эдаком балансе, где профессор всегда предпочитал пороть горячку, поддаваться эмоциям и желаю добиться успеха и справедливости как можно скорее, а лорд напротив взывал к рассудку и нередко тормозил своего друга. Неужели теперь им суждено поменяться местами? Потому что все, о чем сейчас говорят Блейк и Мюррей Вестеру ой как не нравилось.
- Черта с два я вам позволю привести эту тварь в университет! – Повышенный голос профессора в пустой аудитории звучал еще громче, чем он рассчитывал, но он даже не обратил на это внимания, тут же принялся расхаживать из стороны в сторону, кидая пронизывающие взгляды то на одного мужчину, то на второго. – Я понимаю, вы очень хотите поскорее его поймать, избежать лишних жертв, то если действовать безрассудно, следующими станете вы сами. Давайте по порядку, взвесим все «за» и «против», оценим факты, которые уже у нас есть. Во-первых, можно ли выявить закономерность, почему Сшитый нападает именно на этих людей? Есть ли между жертвами что-то общее? В какое время суток произошли нападения, в каком районе? Еще мне было бы неплохо узнать точные даты нападения, потому что я не хочу полностью исключать возможность оккультизма. Вдруг это создание может «жить» только в определенные дни, если соблюдены определенные условия? Вряд ли обо бодрствует двадцать четыре часа в сутки, думаю, его «поднимают» к конкретному времени. Во-вторых, как именно вы собираетесь его выманивать? Напишете объявление в газеты, наденете на себя красный плащ? Мы хотим, чтобы Сшитый пришел в определенное место в определенное время за определенным человеком, необходимо подумать, как именно привлечь его внимание и заманить. Ну, и последний вопрос по списку, но не последний по значению. В университете эта тварь не появится, я вас заверяю, значит, придется искать другое место. Я могу поспрашивать и найти людей, проводящих эксперименты в области физики, с электричеством в частности. Мортгомери, конечно, среди них король, но не думаю, что он согласится сдать нам в аренду подвал своего поместья или где он там проводит опыты, черт его знает.
Вестер, наконец, остановился. Уперся одной (здоровой) рукой об одну из парт. Задумался. Ему не нравилось это все. Не нравилось хотя бы потому, что все происходящее было вне его сферы деятельности, а на чужом поле он не мог чувствовать себя на сто процентов уверенным.

+2

14

Шон хотел возразить Бертраму, но профессор Мур его опередил, и сделал это громко. Лорд Блейк не успел вставить слово в свою защиту, а потому сразу был прировнян к обвиняемым. Но, к слову и к сожалению, он был во многом прав. Вопросов было слишком много. Не то, чтобы Шон их не задавал себе, просто не успел высказать. Он слишком загорелся самой возможностью убить монстра. И резонно получил отпор.
- Вестер, Вестер, не горячись, я тоже считаю, что приводить монстра в Университет - идея ужасная! Здесь слишком много студентов, лиц не способных о себе в полной мере позаботится. И я полностью согласен со всеми "но", которые ты только что перечислил. Мы просто прогнозируем, нам действительно надо собрать все статистические данные, но, по крайней мере, будет план. Хоть какой-то. И ещё, я думаю, что мы можем, для скорости, разделить все составляющие. Бертрам, мне кажется, вам проще всего узнать даты и места нападений. У вас наверняка есть связи в полиции, а мы... нам с Вестером лучше лишний раз не связываться с констеблями. Я, как человек подкованный в недвижимости города, могу поискать место, куда мы сможем безопасно заманить Сшитого. Также, я тоже поищу достаточные, по силе, установки. Идеально, если мы сможем арендовать для этого дела склад, где есть свой генератор... И наконец, Вестер, ты также можешь узнать о генераторах, а ещё, подумать, как его приманить. /Или даже... временно пустить по ложному следу. Он ищет нас по нашим вещам. Возможно... ты сможешь создать что-то вроде обманок? Я не имею ни малейшего представления, как работает колдов... - и тут Шон запнулся, и глаза его устремились в даль, как у поймавшего внезапную идею. - Кхм... я проверю один свой канал. Возможно, нам помогут приманить его в нужное место, но надежда не большая.
"Как же не хватает Колет!" - с горькой мыслнной усмешкой отметил Шон, но тутже сам себя отчитал. Не стоило ей быть в этом вертрепе, она от прошлого не оправилась. Но он обещал зайти к Виолетте поговорить о литературе, верно?...
- Как вам такой вариант, джентльмены?

+2

15

Вестор был прав. Слова Бертрама были лишены всякой логики, но если бы им удалось уговорить профессора Мортгомери, тогда… Нет, похоже Мур отмел подобную идею на старте. Не похоже, что бы этот профессор питал симпатию и интерес к этому делу, а его польза в для них и вовсе ограничилась советом. Мюррей, однако, ожидал большего.
- Мне действительно было бы проще, знай я большую часть событий. Но многое даже для меня остаётся тайной, - Мюррей выразительно посмотрел на Блейка, как бы осуждая его за то, что он не рассказал ему о студентке. Сейчас даже такая мелочь казалась столь важной!
Вестор Мур сказал множество дельных вещей и его подход к делу казался более структурирован, нежели у самого Бертрама.
- Я с вами согласен. Но у меня есть один вопрос, профессор Мур, мы можем рассчитывать на Вашу помощь? Верно понимаю?

+2

16

Как хорошо, что глас рассудка, наконец, стал возобладать. Вестер по натуре своей мог заводиться очень быстро, как присутствующие уже могли заметить, но он вполне мог так же быстро сменить гнев на милость, видя, что с ним соглашаются и предлагают разумные методы решения всего вороха проблем.
- Конечно, вы можете рассчитывать на мою помощь. – Профессор вздохнул с некоторой усталостью и облегчением. Облегчение было от того, что Бримстоуну ничего не угрожает, усталость – от осознания, какой объем работы всем им предстоит проделать. Только вот мог ли профессор оккультизма помочь в данном случае именно в той мере, в какой требуют обстоятельства? И вот еще одна проблема. – Колдовство и оккультизм – вещи разные, думаю, всем нам это известно. Колдовство я не практикую, хотя некоторые невежды и приравнивают одно к другому, считая, что оккультизм не сильно отличается от колдовства. К нашему огромному сожалению, это не так, но я не собираюсь сидеть, сложа руки. Даже если это создание дело рук ведьм, думаю, я смогу подумать над способами привлечения его внимания или хотя бы проработаю ритуалы защиты, чтобы в нужный нам день в нужном нам месте не произошло ничего из ряда вон. Дайте мне какую-нибудь свою личную вещь, Шон. Перчатки или платка будет вполне достаточно, но предупреждаю, даже если и получится приманить к ней Сшитого, что не точно, «зов» может быть не столь силен, как хотелось бы. Но будем работать, с чем есть.
Вестер коротко улыбнулся и подошел к мистеру Мюррею, протянув ему руку. Он знал, что с первого взгляда нравится далеко не всем, и что далеко не все нравятся с первого взгляда ему самому, но хотите верьте, хотите – нет, достойных людей распознать не так уж и трудно.
- Уверен, мы с вами сработаемся. Порой я могу кричать и напрочь забывать о каком бы то ни было такте, но я это не со зла, поверьте. Лорд Блейк уже привык, - Вестер глянул на Шона, - надеюсь, у вас все получится. В случае чего, вы оба знаете, где меня искать. В последнее время в Бримстоуне я практически живу.

+2

17

Шон не мог не заметить обращённого к себе укора, но всё же счёл правильным отложить этот разговор до момента какой-никакой приватности. Он обещал Вестеру не вмешивать Сабрину в расследование, и ещё считал себя достаточно джентльменом, чтобы держать слово. У них будет аж несколько часов на пароме до дома, чтобы Шон всё мог рассказать. Судя по всему, покровы сегодня срываются с невероятной скоростью. Вестер с незнакомым и неподготовленным человеком спокойно рассуждает о колдовстве, существование которого большая часть населения отрицает, и Бертрам, судя по лицу, принимает это как данность. Наверное, они нашли нужного человека в их небольшой не названный клуб. Осталось только выжить и победить. Хотя бы здесь...
- Да, прошу, - Шон передал свой платок. Таки на дворе был декабрь, и плыть через залив без перчаток он бы не рискнул. - Я думаю, мы сможем приступать уже сейчас. Планы намечены, господа. Планы намечены... - он серьёзно кивнул, снова слыша тикание часов в голове. Они опять бегут наперегонки со временем.

+2


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Звенья одной цепи