Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Когда ты вернешься


Когда ты вернешься

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s8.uploads.ru/WxXyB.jpg

Нugo Villiers и Agatha Villiers
Август 1886 г., остров Джерси

Когда ты вернёшься,
Все будет иначе, и нам бы узнать друг друга ©

- Тебя приглашают на чай. Это мама велела передать.
- И ты туда ничего не добавишь?
- Маму я травить не хочу. А чайник один.
- А - аргумент. Пойдем тогда.
- Про кексы я ничего не говорила. Мама их не любит.

И ряд других историй о непростых взаимоотношениях брата и сестры, неприятных открытиях, разрушенных иллюзиях и поиске взаимопонимания.

+1

2

Палуба то и дело опасно кренилась под ногами, и Хьюго мечтал только об одной вещи: поскорее очутится на твердой земле. Это шло в разрез с общим настроением всей этой поездки, во время которой он не то чтобы специально оттягивал момент возвращения домой, но уж точно его не торопил. И хотя в памяти до сих пор были живы воспоминания о том, как размытые очертания Джерси вдали наполняли душу сладким предвкушением и трепетом, Хьюго уже давным давно не испытывал ничего подобного. А уж теперешняя причина его возвращения (и ее последствия) тем более никакой радости не вызывала.   
И все же, увидев впереди знакомые скалистые берега, Хьюго ощутил предательское тепло в груди.
Из-за приближающейся возможности избавиться от качки, не иначе.
Ему повезло застать в Гранвиле одно из рыболовецких судов из Джерси. В принципе, на то и был расчет, когда он прибыл во Францию и сделал выбор в пользу более крупного портового города, а не мелких деревушек на побережье. От какого-нибудь Портбейла плыть было значительно ближе, но и вероятность встретить там кого-то с острова была ниже. А сидеть и просто ждать не хотелось.
- Скоро будем, милорд.
Хьюго лишь рассеянно кивнул капитану в ответ, не в силах отвести взгляд от постепенно заполняющего собой линию горизонта берега. Наверное, ему стоило скоротать поездку за разговорами, узнать, как обстоят дела на острове, услышать последние новости, начать вникать в местные проблемы, но он не смог себя заставить, как будто до встречи с матерью и сестрой у него не было никакого права на это. Впрочем, никто из команды и не стремился нарушить невидимый круг отчуждения вокруг Хьюго, видимо посчитав неуместным отвлекать новоиспеченного графа от скорбных мыслей.
Наконец сходни были поданы, и ноги встали на что-то вожделенно устойчивое. Хьюго машинально отметил, что доски причала под слоем грязи, были новыми и добротными. Такими же выглядели и сваи. Их маленький порт находился в гораздо более удовлетворительном состоянии сейчас, чем был два года назад, когда Хьюго в последний раз гостил дома. Неужели отец в последнее время все же решил заняться и нуждами острова?
Быстро договорившись с капитаном, что его немудреный багаж будет доставлен в Мофант-холл не позднее вечера, Хьюго направился вверх по широкой улочке, соединяющий порт с остальной частью города. При виде его люди расступались, кланялись и, конечно же, начинали оживленно перешептываться. Он хорошо понимал, чем был вызван этот повышенный интерес. Они хотели хотя бы так, по внешнему виду, попытаться предугадать чем обернется для них новый хозяин острова, который наконец-то вернулся домой. И Хьюго нисколько бы не удивился, если в результате все сошлись на философском и таком жизненном: ну хуже-то точно не станет, хуже уже некуда.
Относительно быстро добравшись до двухэтажного небольшого строения с лаконичной полувыцветшей вывеской на входе "У Финча", Хьюго вошел внутрь, с удовольствием оставляя любопытные взгляды за тяжелой закрывшейся следом дверью. В нос ударил привычный запах эля и готовившейся на кухне еды.
- С возвращением, милорд, - возвышающейся над стойкой Финч даже не выглядел сколько-нибудь удивленным, за что Хьюго был ему благодарен. - Прикажете послать кого-нибудь в Мофант-холл, чтобы за вами выслали экипаж?
Эта невозмутимая деловитость хозяина единственного на ближайшие пару миль питейного заведения, которое было по совместительству еще и гостиницей (и в данном конкретном случае действительно единственной на острове) и сосредоточением всех новостей и сплетен, всегда импонировала Хьюго. Казалось, что Финч и к внезапному обвалу крыши отнесется с хладнокровным спокойствием.
- Спасибо, Финч, не стоит. Если я могу одолжить у тебя лошадь, это более чем устроит.
- Боюсь, что она будет несколько отличаться от той, к которой вы привыкли, милорд.
- У нее тоже четыре ноги, - ответил Хьюго и наконец-то позволил себе слегка улыбнуться.
Этот диалог с разными вариациями происходил каждый раз, стоило ему только оказаться дома. Это была своего рода традиция, и ему было приятно видеть, что хотя бы здесь ничего не изменилось.
Они еще немного поговорили ни о чем, пока младший из сыновей Финча седлал лошадь, но оттягивать неизбежное было совсем не в характере Хьюго, и он сразу отправился в дорогу, как только лошадь была готова. 
Но только лишь увидев перед собой темный фасад Мофант-холла, Хьюго по-настоящему поверил в реальность происходящего. Он и сам не понимал, что все это время все было для него словно во сне, как будто где-то на краю сознания жила спасительная мысль, что можно взять и проснутся. И теперь ответственность тяжелой ношей легла на плечи, отрезая старую жизнь от новой.
Хьюго легко спрыгнул с коня, перебросил поводья невесть откуда взявшемуся мальчишке-конюху, и взлетел по ступенькам главного входа. Он сам толкнул тяжелую высокую резную дверь, не утруждая себя стуком и ожиданием, когда кто-то из слуг откроет ему. В пару широких шагов он оказался в центре небольшого холла с высоким потолком и глубоко вздохнул. Хьюго наконец-то был дома.

+1

3

- Миледи! Миледи! - Артур Хоуп начал кричать загодя, еще на подходе к калитке. И так громко, что и не скажешь, что он же смиренно прислуживал по воскресеньям в церкви преподобному Гордону.
От его неожиданных воплей за спиной Агата вздрогнула, и стебелек фрезии в ее пальцах переломился надвое. Недавние дожди сильно размыли край клумбы, и часть растений криво съехала вбок. Можно было дождаться садовника, но зачем?
- Я успел бы раньше, миледи, - запыхавшийся мальчишка наклонился, оперевшись ладоням о колени, пытаясь перевести дух. - Но там... Ну, на повороте возле дуба, дорогу совсем развезло. И повозка мистера Абрамса увязла колесом в яме. Пришлось помогать ему. Иначе я успел бы раньше.
- Что случилось, Артур?
- Он вернулся! - выпалил он главную новость и снова начал сыпать словами, как сухим горохом: - Сам я его не видел, но лысый Том... Ну то есть, мистер Крейн, сказал, что видел его в порту. И потом Гарри тоже сказал... А я сразу к вам...
- Иди на кухню, Артур, - остановила его Агата. - У миссис Харпер был пирог с ревенем. Думаю она найдет для тебя кусок или даже два.
Уточнять кто именно вернулся не было нужды. После получения письма о скором приезде мама дала поручение, наверное, всем местным мальчишкам сразу же сообщить появлении Хьюго на острове. Ничего хорошего оно уже не принесло. Агата с сожалением отложила сломанный цветок в кучку ранее оборванных подсыхающих листьев.
- Но леди Джерси велела...
- Я сообщу ей сама.
Из кухни юного Артура выставили довольно быстро, чтобы не мешался в суете, вызванной приездом хозяина. Маме вздумалось полностью пересмотреть меню, заменить все блюда и добавить новые, более на ее взгляд приличествующие графу. А Агата, между прочим, хотела запланированную ранее треску. 
Хотя оживление в действиях матери, появившееся впервые после похорон, Агату радовало. Пусть она и знала, что тоска вызвана не только и не столько скорбью по отцу, сколько неопределенностью и сменой установленного порядка жизни. Сейчас, при виде сына, глаза матери искрились надеждой и доверием.
Если бы Агата могла позволить себе то же.
В ее взгляде притаились настороженность и сомнение, хотя спокойное, без единого признака неодобрения лицо и прямая спина, подобающие леди, ничем не выдавали этих чувств.
- Добрый день, Хьюго, - выступила она вперед вслед за матерью.
Черная тень, следующая за черной тенью. Хотя на подоле платья Агаты остались чуть заметные следы от земли.  В другое время маму бы это несколько огорчило. Но не теперь.
- Как ты добрался? - холодный тон продиктованного вежливостью вопроса заметно контрастировал с заботливым участием материнских слов.
А после «Мы так рады тебя видеть, дорогой» из ее уст, замечание Агаты:
- Мы ждали тебя гораздо раньше, - прозвучало хоть и сдержанным, но вполне откровенным и ничем не прикрытым упреком.

Отредактировано Agatha Villiers (4 апреля, 2019г. 21:30:47)

+1

4

Не давая себе времени слишком много думать и анализировать, Хьюго направился прямиком в гостиную. И с каждым сделанным им шагом дом, до этого словно затаившийся из-за его вторжения, начал оживать: наверху скрипнула половица, где-то хлопнула дверь, серой тенью промелькнула в коридоре одна из служанок. Хьюго ускорился, словно что-то тянуло его вперед, и остановился только тогда, когда встретился с лучащимся теплотой взглядом матери.
Хьюго вдруг понял, что не может ничего сказать. Должные случаю слова, что он так тщательно подбирал по дороге, вылетели из головы, показавшись сейчас глупыми и ненужными. Он мог бы рассказать матери и сестре, что рад их видеть, что соскучился, что разделяет их скорбь и потерю. Но даже в лучшие свои приезды у него не получалось ничего подобного, а теперь и подавно. Поэтому он просто обнял мать, неуклюже ткнувшись носом ей куда-то в щеку, целуя, и затем неловко обнял Агату, которая в трауре выглядела ещё более отчужденной и замкнутой, чем обычно.
- Добрый, - эхом откликнулся он, переводя взгляд с одной на другую и стараясь не думать о том, как сильно сдала мать с момента их последней встречи. Черный цвет платья ей совершенно не шел, делая старше и грузнее.
- Нормально, - односложно ответил он на вопрос, послушно следуя за матерью обратно в гостиную и садясь рядом на диван. То, как она сжала его руку и не хотела ее отпускать, поселило в душе щемящее чувство. - Я не мог раньше, - объяснил он Агате, но только прочитав в ее глазах суровую серьезность, понял, что это было укором. - Я все равно бы не успел, даже если бы сорвался немедленно.
Хьюго мог бы рассказать и больше, например, как не сразу получилось у него выбить приказ на временное увольнение, но что-то в выражении лица Агаты подсказало, что она бы все равно не оценила. И он не винил ее, потому знал, что даже не пытался успеть на похороны.
- А вы? Как вы здесь? Как дела на острове? - это было неуклюжей попыткой заполнить повисшую неуютную тишину хоть чем-то.
- Мы? - удивленно переспросила мать, как будто этот вопрос никогда до этой минуты не приходил ей в голову. - Мы хорошо, - добавила она тихо, оглянувшись на Агату, словно ища у той поддержки, - справляемся...

+1

5

- Мы понимаем, - чуть заметным кивком согласилась она с объяснением задержки, глупо цепляясь за это «мы», не разделяя себя с мамой.
Так было проще. Потому что мама понимала и принимала Хьюго безоговорочно, а вот сама Агата нет. Совсем нет. И вместе их отношения складывались в достаточно убедительную степень участия. Озвучить только собственное мнение сейчас не было никакой возможности. Недовольство с порога расстроило бы маму гораздо сильнее неряшливости платья.
- Мы нормально, - все же поправила она определение данное матерью, села в кресло напротив  и машинально разгладила пальцами невидимую складку на черной ткани.
Хорошо дела на острове перестали идти с момента смерти отца. Но в целом оставались вполне сносными. Пока оставались. Каждый день отсутствия Хьюго приближал их к границе незавидных дел мелкими, но уверенными шагами. Цифры в расчетных книгах это подтверждали лучше любых слов.
Горничная расставила на столике чайник, чашки и нехитрые быстрые закуски: сэндвичи с холодной говядиной и тот самого пирога, кусок которого достался юному Артуру. Короткая заминка пришлась как нельзя кстати, позволяя подобрать слова для более развернутого ответа.
Только о чем ему рассказать?
О двух новых (изрядно потрепанных на самом деле, но увеличивших количество рабочих мест) рыболовецких судах? Или о новых (теперь уже действительно) снастях на них и нескольких других?
О ремонте в гостиной и библиотеке, которые Агата планировала сделать и даже выбрала обои и ткань для обивки мебели из каталога вместе с мамой? Теперь это неуместно. А потемневшие от времени деревянные панели и выцветшие до серости тяжелые гардины отлично поддерживают скорбную атмосферу дома.
О новой скважине и насосе для жителей отрезанного от «цивилизации» Сент-Джона, колодцы которого пересыхали каждое лето после катастрофы из-за смещения пород?
Вряд ли брата интересовали именно такие подробности. Он много лет прекрасно обходился без них. К тому же самые насущные дела не требовали отлагательств. Поэтому Агата начала прямо с них без общих наводящих фраз.
- Когда ты намерен пригласить мистера Аддерли?
- Агата, - чашка матери неподобающе громко звякнула о блюдце, но неодобрение в голосе удачно замаскировала мягкая улыбка: - Мы иногда приглашаем его к нам на обед вместе с преподобным Гордоном и доктором Ридом с супругами, - попыталась она перевести тему. - Мистер Аддерли очень приятный джентльмен. Он все еще ведет дела в конторе несмотря на почтенный возраст. Удивительная сила духа.
- Да, мистер Аддерли  до сих пор заверяет наши договора с арендаторами, - согласилась Агата и упрямо продолжила: - Он изъявил готовность приехать к нам с завещанием отца в любое время. Нужно будет послать за ним экипаж.
Остатков тех средств, которым Агата располагала, пока хватало на текущие дела. Но тот же насос требовал более серьезных финансовых вложений. А доступ к ним был для нее закрыт до возвращения Хьюго.

+1

6

Он прекрасно видел, что даже сдержанное "нормально" плохо соответствует действительности. В доме отчетливо чувствовались траур и скорбь. А еще - какая-то еле уловимая настороженность. И только сейчас ему пришло в голову, что мать с сестрой так же как и остальные жители острова не знают, что принесло с собой его возвращение. Эта мысль была неприятной, хотя в их подобной реакции не было ничего удивительного: он слишком много времени проводил вне дома: сначала из-за учебы, потом - армии. Но Хьюго никогда не испытывал по этому поводу сожалений, и вот теперь впервые задумался, насколько все это было правильным.
Замечания Агаты вызвали на лице легкую улыбку. Она не собиралась ходить вокруг да около, обсуждая погоду и минусы их удаления от столицы. Ему по себе был знаком этот решительный деловой настрой и нежелание терять время за пустыми разговорами. И это, наверное, было еще и попыткой переключится на что-то другое, чтобы отвлечься от чувства утраты и невеселых мыслей. Так что получалось, что в этом они были схожи.
А еще оба, видимо, были одинаково плохи в ведении приличествующих случаю разговоров. Только мать пыталась хоть как-то сгладить углы это странной беседы, стараясь свести все в общепринятое светское русло.
Но Агата не дала сбить себя с толку, а Хьюго неожиданно это продолжил:
- Ты хочешь послать за ним прямо сейчас? - прямо спросил он, слегка поддаваясь вперед.
Голос не звучал иронично-удивленным, и это не было попыткой пошутить или ехидно поддеть, намекая на отсутствие гостеприимства по отношению к тому, кто устал после длинной дороги.
- Хьюго, - протестующе воскликнула мать, - ты же только приехал.
Но Хьюго не отрывал предельно внимательного и серьезного взгляда от сестры, игнорируя возражения.

+1

7

Да.
Именно этот короткий ответ мог бы прочитать Хьюго в ее прямом взгляде, если бы знал сестру чуточку лучше. Но вслух прозвучало прямо противоположное:
- Нет, - Агата слегка мотнула головой, ставя своеобразную точку в собственных сомнениях. - В его возрасте ему тяжело даются вечерние визиты.
Мистер Аддерли в этот час, покончив с делами на сегодня, дремлет в удобном кресле своего рабочего кабинета, чутко вскидывается на слишком громкие голоса с улицы, но через пару минут снова клонит голову над бумагами. Он непременно принял бы их приглашение, но Агате не хотелось злоупотреблять его отзывчивостью, замешанной не только на профессионализме. Именно это, а не намеки мамы на неуместность подобных разговоров, сыграло главную роль.
- Завтра утром, - решение должен был принять Хьюго, но раз он дал ей возможность выбора, то грех ей не воспользоваться. - Он как раз успеет подготовить все необходимые бумаги. Я отправлю ему записку с Артуром, пока он здесь.
В том, что у педантичного мистера Аддерли все документы уже давно готовы и ждут своего часа, Агата не сомневалась. Но предупредить все равно было нужно. Заодно отдать распоряжение насчет утреннего экипажа в город и попробовать решить вопрос с размытой дорогой, которой не следует откладывать. Теперь всем этим тоже должен заниматься новый граф, но привычные дела Агата взяла не себя безотчетно, а еще с надеждой стряхнуть наконец оцепенение неловкой встречи. И сбежать от ее сентиментальности, ведь поддержать в этом маму у нее никак не выходило. Лучше им побыть вдвоем.
Чашка чая так и осталась нетронутой.
- Тебе следует сходить к отцу, - обернулась Агата у дверей гостиной. - Выразить уважение к нему хотя бы таким образом.
Уж против такого напоминания мама возражать не станет. Этого требует от Хьюго по меньшей мере долг, если уж не сыновья любовь.
- Родовой склеп так и не восстановили, - уточнила она. - Его могила рядом.
После землетрясения шестьдесят пятого вход засыпало обломками усыпальницы. У отца так и не дошли руки, а Агату больше интересовали проблемы живых. Сейчас она об этом жалела. Тогда отец мог бы быть похоронен достойно, среди предков.

+1

8

В пору было расхохотаться: об его усталости с дороги Агата даже не думала, зато о комфорте старика Аддерли - вполне себе, о чем прямо и сообщила. Разумеется, смеяться Хьюго не стал, но вдруг понял, что это небольшое открытие его задело.
Он смотрел на Агату и недоумевал, когда это его маленькая сестра так повзрослела. Она всегда была тихой и молчаливой, больше слушала, чем говорила и проводила с книгами гораздо больше времени, чем с живыми людьми. Ее нельзя было назвать стеснительной, скорее отстраненной и замкнутой, но сейчас, говоря о делах их дома, она выглядела по-настоящему... живой? деловой? очнувшейся? Он не мог подобрать подходящего определения, но зато отчетливо видел одно: это Агата, а не мать, была здесь хозяйкой в последнее время.
И ее "следует" прозвучало скорее как настойчивая рекомендация, чем предложение. В котором явственно слышался еще один упрек.
- Всенепременно, - отозвался Хьюго немного более иронически, чем рассчитывал.
Могилу отца можно было навестить и позже, но он не хотел огорчать мать и Агату, понимая, что для них это важно. Он легко вскочил со своего места и встал рядом с сестрой:
- Проводишь? - настал его черед "не спрашивать".
И, судя по ее недовольному взгляду, она была не в восторге, но перечить не стала.
Из дома они вышли в гробовом молчании. И примерно половину пути прошли, думая каждый о своем. Хьюго как наяву видел вереницу одетых в черное людей, идущих в похоронной процессии, осунувшиеся лица Агаты и матери. Когда он получил известие о смерти отца, тот давно уже лежал в земле, и единственное о чем Хьюго пожалел тогда, что не мог поддержать их в этот момент. Не словами, с этим у него всегда были проблемы, но хотя бы простым присутствием.
- Расскажи мне, как мама? - он попытался нарушить повисшее молчание, надеясь, что сейчас Агата может быть более откровенной.
Разумеется, он бы и сам нашел дорогу, даже без уточняющих инструкций и уж тем более - провожатых. На маленьком кладбище вокруг церкви Сент-Мартина сделать это было не трудно. Полуразрушенный склеп представлял собой довольно жалкое зрелище и мало походил на благородное последнее пристанище. Могила отца выделялась рядом свежим, аккуратным пятном.
Цветы и тишина. Если бы отец уже не был мертв, то обязательно бы умер тут от скуки.
- Я никогда не стану им, Агата, - вдруг твердо сказал Хьюго, глядя на могильную плиту.
Хотя, на самом деле, это было больше обещание самому себе. Это был его самый главный страх, который он никогда толком не осознавал. Но где-то в глубине души Хьюго всегда опасался того, что когда-нибудь кровь возьмет над ним верх.
- Я хочу многое здесь изменить, - он пристально посмотрел на Агату.
Она должна была понять. Она должна была хотеть того же самого.

+1

9

Дорога до деревни и церковного прихода была отлично знакома. В хорошую или даже просто сносную погоду Агата предпочитала проделывать путь на воскресную службу пешком, а не в экипаже. Иногда, когда позволяло здоровье к ней присоединялась мама, и тогда неспешная прогулка занимала больше времени. Но такой неприятно затянутой она не была никогда, даже в промозглое туманное утро, моросящее мелким дождем и делающее глину под ногами вязкой и скользкой.
- Мама держится неплохо.
Будь ее воля, Агата выбрала бы молчание и дальше, но на вопрос Хьюго все ответила. Ведь именно мать, ее мягкая улыбка и надежда во взгляде, стала причиной, почему она не сказала «нет» на приглашение брата присоединится.
- Уже немного оправилась и нашла утешение в церкви. Больше занимается благотворительностью, поддерживает жену викария во всех начинаниях, вернулась к акварелям. Ей нравится быть полезной.
Не просто было признать, но их жизнь со смертью отца изменилась не так сильно, как казалось бы должна. Предаваться всепоглощающей скорби было попросту некогда. Агата не так часто об этом задумывалась, но сейчас, на могиле, снова почувствовала горькое разочарование, что справляется и без его поддержки. В этом было что-то неправильное. Отец был настолько значительной составляющей ее жизни, что его уход не мог быть таким будничным. Наверняка, она делает что-то не так.
- Конечно, не станешь, - согласилась Агата. Чуть удивленно и чуть зло одновременно. Заверения Хьюго оказались неудачным отражением ее мыслей. Одинаковыми словами можно говорить о разном. Никто никогда не сможет заменить отца.
- Изменить? - переспросила она в надежде, что вспыхнувший внутри гнев сейчас немного угаснет. Но нет. В обращенном на Хьюго взгляде так и продолжало плескаться негодование, а слова сочились холодом: - Ты понятия не имеешь, что здесь посходит. Чем живет остров. Что делал для него отец. Ты ничего не знаешь. И сразу же хочешь многое изменить? 
Агата ощутила свое состояние только, когда ногти впились в ладонь. Это, а еще могильная плита под ногами, привело в чувство. Отец не заслуживает слышать подобное.
- Я не хочу оскорблять память отца, обсуждая все это здесь, - вернуть голосу спокойную уверенность было непросто. - Ужин у нас в семь. Надеюсь, обратную дорогу ты найдешь сам.
Прямая спина уходящей Агаты лучше любых слов дополнила заявление, что в обществе брата она не нуждается. За ужином она бы тоже обошлась без него. Но не спуститься в столовую, сославшись на плохое самочувствие, было невозможно уже из-за мамы.

+1

10

Хьюго не мог сказать наверняка, что именно его остановило от того, чтобы ответить ей тут же. Уж точно не память отца, которому было бы полезно послушать, в каком плачевном положении находился остров. И чтобы понять последнее, совершенно не требовалось знать все свежие местные новости, как считала Агата. Достаточно было пройти от причалов к трактиру, добраться до Мофант-холла и посетить сам дом. Все увиденное им сегодня просто вопило об упадке, и только новая пристань, пожалуй, выбивалась из общей удручающей картины. Поэтому, когда Хьюго говорил про изменения, он имел ввиду именно это, а не то, когда именно нужно выходить в море на промысел или засеивать оставшиеся клочки полей. 
Наверное, промолчав, он просто пощадил чувства самой Агаты. Ее гневная реакция была совершенно для него неожиданной, но Хьюго все же сообразил, что начни он сейчас доказывать ей свою правоту, и ее негодование только бы набрало обороты. Он и правда слишком опрометчиво поверил, что она поймет, забыв о том, что Агата в отличие от самого Хьюго все это время жила тут, на острове, под полным влиянием отца. И ее фраза, о том, как много тот делал для них, лишь только подтверждала это.
- Ну что, ты доволен? - хмуро спросил Хьюго у могильного камня.
Он постоял еще какое-то время, думая о своем, но на самом деле давая Агате возможность спокойно уйти. Хотя желание догнать и объясниться было все еще сильно.
Вернуться домой сразу все равно не получилось. На выходе из кладбища Хьюго столкнулся с преподобным Гордоном, что задержало на добрых сорок минут. А по дороге обратно, его еще пару раз останавливали с приветствиями и робкими расспросами. Поэтому, когда Хьюго добрался до Мофант-холла, его вещи давно уже прибыли, и времени как раз оставалось на то, чтобы подготовиться к ужину.
Хьюго не сразу сообразил, что ему приготовили другую комнату. Оказаться в спальне отца на правах хозяина было странным. Как будто он занимал чужое место. Как будто Хьюго уже становился похожим на него.
И в столовой это чувство только усилилось. Хьюго буквально заставил себя сесть во главе стола как ни в чем не бывало. Агата упрямо избегала его взгляда, мать выглядела печальной, но все же нашла в себе силы ободряюще ему улыбнуться.
- Кто занимался делами острова? - в повисшей тишине, нарушаемой лишь редким шорохом одежды, вопрос прозвучал резко. Насчет вовлеченности в это отца Хьюго не обманывался.

+1

11

Изменения все же были неотвратимы. Лучше любых слов об этом говорило уже несколько недель пустующее место отца за столом, занятое теперь Хьюго. Оно было его по праву, как нового графа Джерси. Агата это отлично понимала, но побороть поднимающееся внутри и разъедающее душу и разум горьким ядом раздражение не могла.
Это неправильно. Не так быстро. Не сейчас.
Смотреть на брата было почти физически больно. Агата отвлеченно разглядывала изящный узор на фамильном серебре. Каждый завиток на нем был давно знакомым и родным, и наверное поэтому странным образом успокаивал. Насколько это было вообще возможно в напряженной атмосфере за столом. Их ужины с мамой всегда были спокойными и уютными. Нечастое присутствие отца придавало им торжественности и семейной правильности. Хьюго же все испортил.
Его вопрос оказался неожиданным. Агата вздрогнула, и сбила ровный ряд столовых приборов, котором пыталась придать еще больше идеальности. 
- Отец, - в ее тоне проскользнуло явное недоумение. Кто же еще? Заботиться о своих землях и людях первоочередной долг графа. - Часть вопросов в свое отсутствие он передавал мне. Если тебя интересуют бумаги и счета, то я все подготовлю, можно будет ознакомиться с ними завтра.
Обсуждение, пусть и поверхностное, деловых вопросов давалось привычно легко. Голос стал тверже и увереннее. В конце концов Хьюго имел полное право это знать. Глупо было отрицать очевидное. Но признать еще не значит принять.
- Мистер Рединг взял расчет еще прошлой весной, - пояснила она на случай, если брат имел в виду управляющего, которого должен был помнить по прошлому визиту домой. Она, признаться, была рада его уходу, оттого в следующих словах промелькнуло недоброе осуждение: - Уехал в Лондон, где больше карьерных перспектив. Впрочем, неудивительно, из нашей глуши все готовы сбежать.
Ненамеренный упрек в полной мере мог относится и к Хьюго.
- Отец так и не смог найти замену, поэтому ему пришлось взять большую часть обязанностей на себя.
Этому Агата тоже была рада. А вот следующей закономерной мысли уже нет.
- Ты намерен нанять управляющего? - посмотрела она прямо на брата. - И каковы твои планы в отношении острова?
Мама лишь огорченно покачала головой. От первого после долгой разлуки ужина она ждала совсем не того. Агате было немного жаль ее разочаровывать. Но если изменений не избежать, то лучше заранее знать, к чему готовиться.

+1

12

Отец бы непременно разрушил эту неловкую атмосферу. Сказал бы пару ничего не значащих фраз и разбил общую скованность своим очарованием. Хьюго никогда таким не был и давным давно отказался от мысли таким стать, но сейчас как-никогда думалось, что подобное умение пригодилось бы.
Впрочем, Агата на удивление разговорилась, хотя тема все равно оставалась щекотливой.
В сильное участие отца в вопросах графства он так и не поверил. И даже искренне изумление Агаты не убедило. Потому что если бы отец всем этим занимался, то не довел бы остров до такого. И уж тем более не уезжал бы в Лондон, оставляя все на мистера Рединга, а потом вообще ни на кого.
- Да, хочу. Спасибо, - Хьюго приходилось только гадать, насколько в действительности сама Агата была в курсе всех дел. Ее готовность подготовить для него бумаги наталкивала на определенные мысли.
А вот по мистеру Редингу он нисколько не горевал. Они встречались однажды, и бывший управляющий произвел тогда впечатление не сильно далекого человека. Если бы он не взял расчет в прошлом году, то Хьюго бы все равно уволил его сейчас. Так что....
- Для начала я хочу сам во всем разобраться, - шпильку пришлось опять проглотить, подчиняясь предупреждающему взгляду матери, - а потом уже можно решать про управляющего. Если в это и правда возникнет необходимость. Но заполучить к нам кого-то толкового, действительно, будет сложно.
На самом деле, именно в этом и был его план. Это было тем, о чем он думал по дроге сюда. Хьюго просто не мог пустить дела острова на самотек, но и к гражданской жизни он уже не стремился. Поэтому он решил разобраться с делами, выправить финансовое положение  графства, а потом все же найти хорошего управляющего и вернуться в армию. Но даже он понимал, что вываливать все это открытым текстом прямо сейчас перед матерью, было бы не самым разумным.
- Я все еще не оставил старую идею с месторождением: графству нужен стабильный доход, людям - места для работы, - это было чуть ли не первое, что он решил, когда узнал о смерти отца, когда понял, что остров ложится теперь на его плечи. И что у него теперь развязаны руки - тоже. - Нужно хотя бы попробовать оценить насколько это рентабельно. Этим же никто не занимался?
Можно было не спрашивать. Хьюго и так знал, что нет. Но на реакцию Агаты посмотреть стоило.

+1

13

Будь у нее возможность, Агата с удовольствием променяла сейчас неудобные разговоры в столовой на тишину библиотеки и ровные строчки расходных книг. Правда, готовить что-либо для «инспекции» Хьюго особой необходимости не было. К ведению расчетов и учету дел она всегда относилась педантично, скрупулезно и своевременно занося каждую, даже самую незначительную мелочь. Разве что разобрать пару отложенных сегодня вопросов, до которых из-за возвращения брата так и не дошли руки. И вспомнить  не завершенные пока задачи вроде установки насоса и ремонта моста. Сочтет ли их Хьюго важными и нужными? Хватит ли у нее сил убедить его? Ведь она обещала...
Ладно, в крайнем случае, она разберется с этим и сама, без его финансовой поддержки. Свое слово Агата привыкла держать.
- Отец справлялся сам, - напомнила она. Не очередной упрек, а мягкая и даже немного печальная констатация факта.
- Уверенна, будь добыча рентабельной, отец бы это знал и давно сделал, - выслушать брата удалось спокойно, но ответные слова резанули холодным упрямством. И слишком громким наполовину звоном наполовину скрежетом ножа о фарфор.
Агата никогда не была консерватором и с готовностью продвигала многие новые для острова вещи. Но не в этом случае. Слов о ненадежных проектах, негарантированном успехе, вероятном провале и бесполезной потере денег было достаточно, чтобы верить отцу безоговорочно. «В наше время есть гораздо более легкие способы поправить финансовое положение», - уверенность отца передалась и ей.
На этом следовало остановиться, не уводить разногласия в спор. Не сейчас. Хотя бы ради мамы. Агата даже попыталась, переключившись на распоряжение о перемене блюд и просьбу передать миссис Харпер, что баранина сегодня чудесна. Но из-за невысказанных слов еда казалось безвкусной и пресной. 
- Это опасно, в конце концов, - вновь подняла она взгляд на Хьюго. В нем легко читалось знакомое «что ты можешь знать?». Уже не упрек, а обвинение. - Там до сих пор бывают обвалы. А прошлым летом взорвался скопившийся в расщелинах газ, три человека получили ожоги и лишь чудом никто не погиб. Я не хочу, чтобы мои... Чтобы наши люди участвовали в этом. Работа нужна, но не такой ценой.

+1

14

Про взрыв газа он не слышал. Никто не потрудился ему рассказать, но и сам Хьюго, если быть до конца честным, не особо рвался узнавать про дела острова. Наоборот, каждый раз по приезду домой он себя одергивал, потому что это все равно никогда ни к чему хорошему не приводило кроме очередного бесполезного скандала, ведь отец не желал слышать и слушать.
- Если правильно обращаться с газом, риск минимальный.  Даже лопатой можно отсечь себе пальцы на ноге, если не уметь копать.... эээ... извини, мама....
Хьюго постарался глубоко вздохнуть и успокоиться. Лучше всего было бы вообще отложить разговор на потом, но он начал снова, не в силах остановиться.
- Тем более это значит, что нам нужен специалист. Может быть газ нужно как-то отводить, чтобы избежать новых взрывов? Или расширить одну из расщелин, чтобы его стравливать? Вдруг в следующий раз на воздух взлетит половина острова?
О, как же ему это было знакомо! Любимая тактика отца - игнорирование проблемы до последнего, вместо ее решения!
- Технологии развиваются, Агата, то, что было нерентабельным и трудным вчера, вполне может стать прибыльным и не таким сложным завтра. И тут нужен кто-то, кто во всем этом понимает, а не гадает, как мы тут сейчас с тобой. Или как гадал отец, раз никого так и не пригласил!
Он видел, как ей не нравятся эти слова, хорошо чувствовал, как неотвратимо меняется настроение за столом. Но хуже всего было то, что он и сам распалялся все больше и больше, осознавая, что ничего фактически не изменилось. Только теперь он спорил с Агатой, а не с отцом, но слышал его доводы и отговорки, сказанные ее ртом. И от этого становилось только хуже.
Только вот он был теперь хозяином острова, и никто не мог его остановить. И сейчас как раз пришло время об этом напомнить!
Он уже открыл было рот, чтобы сказать непоправимое.
- Хьюго...
Мать слегка сжала его запястье, вынуждая посмотреть на себя, и Хьюго как будто очнулся.
- А как бы ты стала поправлять дела острова, Агата?

+1

15

Трудно было сказать, что оказалось выслушивать сложней: критические выпады в сторону отца или нравоучительные высказывания в ее адрес. В первых не было ничего удивительного, но от того, что неприятных слов ждешь, они не становятся менее неприятными. Каждое упоминание отца в негативном контексте было болезненным уколом в ее самообладание. А вот попытки Хьюго спорить с ней кололи уже самолюбие Агаты. Она не дурочка, чтобы объяснять ей очевидные вещи. Конечно, они с отцом ничего не понимают, а он сам все знает лучше. Издалека же виднее...
Кусок пирога так и остался нетронутым, а пальцы не прикоснулись к чашке с чаем, который заботливо разлила мама. Агата смотрела прямо на Хьюго, даже не пытаясь унять поднимающийся внутри гнев. Слова, которые он порождал, не понравились бы ни брату, ни маме. Ни самой Агате, наверное, если бы у нее была возможность подумать.
К счастью, они так и не прозвучали. Неожиданный вопрос Хьюго выбил почву из под ног, сломал четко выстроенную линию обвинений. Агата нахмурилась и опустила взгляд, пытаясь скрыть растерянность.
- Я... - разочарование от назревавшей, но так и не вспыхнувшей ссоры было оглушающим.
В таком состоянии ни о каких внятных объяснениях, планах и доказательствах и речи быть не могло. А ведь Агата всегда гордилась своей выдержанностью и способностью к логичным доводам. Отец ценил это в ней, она знала.
- По-твоему здесь непременно требуется что-то поправлять? - вопросом на вопрос ответила она.
Не хотелось повторять те же слова, что она в запальчивости уже произнесла на кладбище. Перемены на острове в сравнении с тем, что Хьюго видел в прошлый визит, были разительны. Но он, конечно, предпочел их не заметить.
- Впрочем, мне кажется, о планах пока рано говорить, не зная истинного состояния дел, - Агата наконец вернула подобие привычного спокойствия. - Мистер Аддерли завтра все прояснит. Отец в последнее время значительно укрепил финансовое положение. Смог найти источники дохода без опасных начинаний и риска для острова.
Отец не спешил посвящать ее в свои дела в Лондоне. Да Агата и не стремилась к этому. О чем сейчас немного жалела.
- Может быть тебе поучится у него? - многозначительно посмотрела она на Хьюго, откладывая салфетку и вставая. - Я оставлю вас, если вы не против, и поднимусь к себе.
Обдумать все в одиночестве было просто жизненно необходимо.

+1

16

Хьюго проводил Аагату тяжелым взглядом, но до сих пор лежащая на его запястье рука матери предупреждающе сдерживала, не позволяя ответить.
- Дай ей время. Нам всем оно нужно.
Да, действительно, им всем оно было необходимо. Чтобы свыкнуться с мыслью... смириться... понять, что делать дальше. Хьюго заставил себя отступить и успокоиться, хотя ответы на замечания Агаты еще долго вертелись на кончике языка.
- Прости, мама, - после недолгого молчания наконец сказал он, - нам следовало быть умнее. Хотя бы одному из нас...
Они еще немного посидели вдвоем, говоря на нейтральные, ничего не значащие темы, и разошлись по своим комнатам, как только это стало возможным.
Хьюго думал, что проваляется без сна всю ночь, вспоминая события этого длинного дня, но на поверку он уснул практически тут же, стоило только голове коснуться подушки.
Утро выдалось на удивление солнечным и спокойным. И оказалось слишком неподходящим для скорбной, унылой атмосферы, что тут же воцарилась в кабинете, стоило им всем там собраться по случаю приезда мистер Аддерли.
Хьюго попытался было усадить его за стол отца, но тот категорически отказался. Вместо этого он занял один из диванов и кофейный столик, на которых тут же принялся раскладывать в известном только ему одному порядке все привезенные бумаги. И пока мистер Аддерли был занят своими приготовлениями, Хьюго попросту утонул в воспоминаниях, связанных с этими стенами. Начиная с восемнадцатилетнего возраста, ни одно из них не было радостным или хотя бы просто приятным.
- Позвольте мне еще раз выразить всем вам своим глубочайшие соболезнования в связи с кончиной графа Джерси, - мистер Аддерли начал внезапно, и выпавший  ненадолго из этой реальности Хьюго вздрогнул от старческого, слегка каркающего голоса. - Думаю, все формальности не займут у нас слишком много времени. Мы начнем с завещания, а потом я передам вам бумаги на движимое и недвижимое имущество, что имеются в моем распоряжении. Завещание же было составлено и оформлено по всем правилам, и не может трактоваться двояко...
Но несмотря на все заверения они еще долго барахтались в витиеватых выражениях и пояснениях, прежде чем педантичный мистер Аддерли добрался до сути. Которая оказалась именно такой, какой они все и ожидали... ровно до того момента, как прозвучало смехотворно низкое годовое обеспечение Агаты. Даже по меркам скудного дохода их графства сумма была ничтожной.
- Подождите, мистер Аддерли, - не слишком учтиво прервал его Хьюго, - вы уверены, что прочитали все правильно?

+1

17

О приезде мистера Аддерли доложил лакей. Агата и без того видела из окна второго этажа, как тот с трудом выходит из экипажа, но смогла заставить себя спуститься вниз только после официального приглашения. Медлить было не в ее привычках. Тем более, она сама же и настаивала о незамедлительном визите поверенного, чтобы окончательно поставить точку в вопросах наследования. Но именно эта точка сейчас немного пугала своей неизбежностью.
Горничная, принесшая в кабинет чай, растерянно замерла возле занятого кофейного столика, пока мать не кивнула ей на отцовский стол. Чашки так и остались ненаполненными и сиротливо ютились на свободном от бумаг пятачке. Агата знала каждую из них. Переписка с поставщиком по дополнительному оборудованию к насосу слева от пресс-папье. По правую руку оплаченные счета, а рядом ждущие оплату. Ближе к углу арендные договора, требующие продления. Вечером она опрометчиво пообещала подготовить все для Хьюго, но после вымотавшего разговора не нашла сил. Сейчас, рассматривая стол с непривычного места в кресле для посетителей, планируя, что еще нужно сделать, она невольно отвлекалась в мыслях от главного разговора сегодняшнего утра.
Долго он себя ждать не заставил. Ей нравилось, как ведет дела мистер Аддерли: спокойно, неторопливо, вдумчиво, не оставляя недоговоренностей и сомнений. Даже его голос обычно звучал успокаивающе.
Только не в этот раз.
Агата вскинула голову и перевела непонимающий взгляд с поверенного, на мать, на брата  и снова на поверенного, отказываясь верить в услышанное. Такого быть просто не могло. Это какая-то ошибка.
Но, отвечая на вопрос Хьюго, мистер Аддерли лишь покачал головой, не в силах скрыть сочувствие, и еще раз прочитал последнюю строчку. Те же цифры. Никакой ошибки. Нож не просто воткнули в сердце, а еще и повернули.
- Читайте дальше, мистер Аддерли, - холодно оборвала затягивающуюся паузу Агата. Пока кто-нибудь другой не сказала что-нибудь еще.
Собственный голос она словно слышала со стороны. И оставалось надеяться, что для остальных он не звучит таким надломленным. Участие в финансовых делах сейчас сыграло злую шутку. Агата слишком хорошо поднимала, что значит эта сумма. Будь ее знакомство с деньгами ограничено лишь привычными многим женщинам покупками, счета за которые оплачивает отец, осознание не было бы столь болезненным и резким.
- Приданное... - перешел к следующему пункту мистер Аддерли. Щедростью сумма тоже не отличалась. - До момента вступления в брак находится в полном распоряжении лорда Джерси.
Эти деньги можно не брать во внимание. Агата хмуро посмотрела на Хьюго, наткнулась на его ответный взгляд и поспешила отвести свой. Самое время сосредоточится на словах мистера Аддерли. Но и они вскоре оборвались: отец не счел нужным выразить последнюю благодарность кому-то из слуг или арендаторов.

+1

18

Мистер Аддерли закончил, а Хьюго все никак не мог оторвать своего взгляда от сестры. Хотя и без пристального наблюдения было понятно, как именно она себя чувствует. На ее месте Хьюго бы тоже не хотел, чтобы его какое-то время трогали, жалели или тормошили с расспросами. И, наверное, он сидел бы с точно таким же лицом, усиленно пытаясь сохранить маску безразличия, держась на одной только гордости.
В нем же самом сейчас опасно бурлили сильные эмоции, и Хьюго даже пришлось на пару мгновений прикрыть глаза, чтобы совладать с ними. Но несмотря на все старания гнев и негодование все никак не хотели поддаваться контролю, они только росли подпитываемые яростью и негодованием.
- Мистер Аддерли, - Хьюго прервал тишину, найдя в себе силы говорить более-менее спокойно, - могу ли я взглянуть на завещание?
По лицу матери проскользнуло недоумение. Поэтому он прокашлялся и пояснил, боясь, что мистер Аддерли тоже поймет эту просьбу не правильно:
- Разумеется, я нисколько не сомневаюсь в ваших словах или в подлинности документа. Мне просто... - "мне просто нужно воочию убедится, насколько плохим родителем был наш с Агатой отец", - мне просто хочется все еще раз перечитать.
Он и сам до конца не понимал, на что именно надеялся, прося о подобном. В перечитывании и проверке не было никакого смысла, Хьюго ни на секунду не верил в то, что мистер Аддерли мог в чем-то ошибиться. Но где-то в глубине души жила детская наивная надежда, что все не могло быть настолько плохо. Отец ведь не был злым и мелочным человеком. И он любил Агату.
Хьюго пробежался несколько раз глазами по тексту. Но чуда не произошло. И теперь уже он не мог смотреть на Агату, чувствуя себя глупо, как будто только что подарил ей ложную надежду и потом сам же забрал ее.
Хьюго потянулся, чтобы передать бумагу обратно мистеру Аддерли, когда взгляд неожиданно зацепился за нечто странное.
- Завещанию почти двадцать лет? - дата, стоящая рядом с подписями в самом конце страницы, просто обескураживала. - Он даже не удосужился обновить его?!
Последняя фраза вышла полной горького разочарования и осуждения. Хьюго не смог сдержаться, потому что все это стало последней каплей, разбивающей любые иллюзии на счет отца.

+1

19

Где-то внутри зарождалась горькая обида, стиснувшая грудь не дающая сделать глубокий вдох и уж тем более сказать что-либо. Почти как в детстве, только повод теперь по-взрослому серьезный. Чувство это было для Агаты почти забытым. И уж тем более никогда его не вызывал отец. Оттого было еще больнее.
Сохранить подобие спокойствия позволяла только гордость. Мысли упорно не собирались возвращаться к важным теперь вещам. Не только ее собственным нуждам, а больше к нуждам острова, к проектам, которые она так рассчитывала завершить даже вопреки воле Хьюго, на собственные деньги. Которых у нее теперь нет.
Но ведь… Но ведь папа понимал, насколько это для нее важно. Как он мог?
Пришлось шумно сглотнуть вставший в горле ком и попытаться сосредоточиться на чем-то. Например, на бумагах в руках брата. Совершенно невидящим взглядом.
Почему он так поступил?
А потом все разом встало на свои места. Объяснение нашлось и накрыло волной облегчения. И на ее фоне упрек Хьюго резанул особенно сильно.
- Он не собирался умирать! – оборвала она брата. – Отец был еще не так стар. И он не…
Агата замолчала, не решившись объяснять всем, что все это нелепое стечение обстоятельств, а не намеренное оскорбление ее. Двадцать лет  назад все было иначе. И финансовое положение наверняка тоже. Ситуацию в целом это совсем не меняло, но на мгновенье пошатнувшийся образ отца вновь обрел прежние устойчивость и величие.
Как она могла в нем сомневаться?
- Благодарим вас, мистер Аддерли. И я все-таки налью вам чая, - встала она. – Вам пришлось слишком много читать,  а горячий чай смягчает горло. Мама? Хьюго?
Смена темы была непозволительно резкой. Но Агата просто на просто не находила в себе сил продолжить обсуждение. Спустя выпитую чашку и проявленный интерес к внукам поверенного ничего не изменилось. Решительность и самообладание предали ее окончательно. Только куда ей теперь торопиться?
Извинения, прежде чем уйти тоже вышли скомканными. Теперь все будет иначе. А как именно ей лучше пока обдумать одной.

+1

20

Оправдание отцовской беспечности и безответственности вышло у Агаты таким себе убедительным, но все присутствующие тактично промолчали. Видеть старательно спрятанные растерянность и боль во взгляде сестры стало для Хьюго настоящим испытанием. И он, как и все остальные, послушно согласился на предложенный чай, просто давая Агате возможность чем-то занять себя и отвлечься.
Ему бы хотелось поддержать ее, чем-то подбодрить, но никаких правильных успокаивающих слов на ум просто не приходило. Вместо них в голову лезли другие: горькие и обличительные, полные едкого сарказма и гнева, направленные против того, кого Агата продолжала все так же упорно защищать, даже не смотря на то, что отец оставил ее почти без средств к существованию, не соизволив озаботиться составлением нового завещания. И единственным, что Хьюго мог сейчас для нее сделать, это оставить все эти обвинения при себе.
Они еще немного посидели после ухода Агаты, но разговор совсем не клеился, хотя мать и старалась изо всех сил.
- Спасибо, что уделили нам время, - еще раз поблагодарил Хьюго засобиравшегося мистера Аддерли. - Я провожу вас.
В этом не было никакой очевидной необходимости, но внезапная мысль, пришедшая вдруг в голову, подтолкнула Хьюго действовать незамедлительно.
- Я хотел бы навестить вас завтра, - попросил он, перед тем, как попрощаться. - Думаю, что составить свое собственное завещание, совсем не повредит.
Отцу можно было быть немного благодарным хотя бы за этот урок и за возможность учиться на его ошибках. Только в отличие от него Хьюго собирался действительно позаботиться о будущем тех, кого он любит.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Когда ты вернешься