Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Исключительное предложение


Исключительное предложение

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/2u01M.gif

Gideon Clarek, Eloise Seymour
Лондон, Ист-Энд, доки Лаймхаус, 10 декабря 1886 года.

Каждому в той или иной степени присущи навязчивые идеи. Мы неосознанно фиксируем в голове идеализированные образы, обращая к ним всё своё стремление, не замечая порою, как эти стремления приобретают вид болезненных фрустраций, ибо идеалы остаются недостижимыми, несмотря на тысячи монотонных ритуалов, превращающихся в пагубные привычки, отравляющие тело и дурманящие рассудок. Этот бесконечный внутренний диалог, способствует погружению в глубочайший невроз, который по обыкновению сокрыт под маской мнимого благодушия. Но разве можно сохранить беспристрастие, когда тебе поступает исключительное предложение  достичь сиюминутно изящных миражей своей болезненной грезы?

0

2

- О нет, мадам, прошу вас, только не это! - Кроткая и послушная обычно каждому повелению крошка Поппи словно взбесилась.
- Только не в это ужасное место! Ни за что не вернусь туда! - Девчонка разъярилась не на шутку, зарделась, заламывала руки театрально и забылась не к месту - посмела повысить голос, отказываясь выполнять поручение своей нанимательницы, чем и разозлила её изрядно.
- Что за вздор! Ты верно начиталась дурных заметок в “Пелл Мелл”. Так каждое слово в этой занюханной газетёнке суть - домыслы бесталанных  недомерков! - Элоиза была в отчаянном положении. Курение опиума стало для неё зависимостью настолько сильной, что в отсутствии эфира женщина становилась нервенной и рассеянной. Её терзала мигрень, перенявшая характер фантомной боли, которую невозможно унять ничем кроме морфия. Её сны становились чередой кошмаров, а будни оборачивались их воплощением.
Госпожа Сеймур решительно не понимала метаний своей горничной, ведь ей всего-то и нужно, что сесть в экипаж, доехать до доков Лаймхаус в рабочем Ист- Энде, где обосновались многие переселенцы из Китая, постучаться в дверь ничем не примечательной чайной лавки и получить за установленную плату завёрнутый в папиросную бумагу шарик опиума.
- Ничтож-ж-жество! Ты ни на что не годна, - Элоиза кричала. - Вон отсюда! Я дам тебе такие рекомендации, что ты не сможешь устроиться ни в один из приличных домов Лондона! Дрянь!  - Поппи успела скрыться за дверью кабинета миссис Сеймур за секунду до того, как в неё полетела хрустальная чернильница в оковке из серебра. Ударившись о полотно двери, она рассыпалась множеством граней, выскользнув из своей оправы и расплескав агатовый маслянистый глянец по изысканным интерьерам, лишив их лоска.
Элоиза задыхалась от гнева, женщина часто дышала, открывая и закрывая рот, словно перепуганная собачонка.
- Пусть подадут экипаж к парадному входу. - Промедление подобно мучительному умиранию, и писательница сама отправляется в доки. Невзрачный экипаж, запряжённый парой гнедых домчал её до Лаймхауса не более чем за четверть часа.
- Жди меня. - Бросила миссис кучеру и сошла со ступеньки, кутаясь в кашемировую шаль, прикрывая тканью лицо, в попытке защититься от невообразимого смрада витавшего повсюду.
В переулках оказалось совсем безлюдно. Время близилось к полуночи, и все страждущие наверняка нашли приют в местных забегаловках или в объятиях продажных женщин, не брезгующих принимать мужчин разного толка. Элоизе пришлось обогнуть двухэтажное деревянное здание в котором была устроена чайная лавка, и пересечь небольшой внутренний дворик, чтобы постучать в заднюю дверку с приоткрытым ныне небольшим окошком по центру, украшенным примитивным рисунком, изображающим коробочку мака. Она ожидала, что кто-нибудь просунет руку в это самое окошко и осуществит обмен. Однако, вопреки её ожиданиям, дверь распахнулась, приглашая посетительницу пройти внутрь, туда, где витал паточный флёр эфира, явственно ощутимый даже на расстоянии.
Влекомая обещанием забвения Элоиза шагнула в душное помещение, в котором совсем отсутствовала мебель, лишь грубые соломенные циновки застилали пол из хлипких щербатых досок. Там, в полутьме, подобно животным на грязных подстилках, полулежали люди. Мужчины и женщины. Кто-то ворочался беспокойно, пробуждаясь от наркотического сна, кто-то склонялся к лампе, чтобы раскалить остывшую каплю опия, а кто-то грезил наяву, запечатлев на своём лице выражение безмятежного блаженства. За всем этим наблюдала задрипанная старуха азиатской внешности, которая сидела прямо на полу и раздавала указания мальчишке, что наполнял трубки посетителей опиумом, улавливая их желание по малейшему движению.
Старуха оглядела новую гостью придирчивым взглядом, её губы растянулись в улыбке, обнажая жёлтые и сгнившие от тлетворного влияния чёрного дыма зубы. Она жестом указала Элоизе на свободное место поодаль от застывшей в безмолвном созерцании девушки, весьма разнузданного вида. Её одеяние, более всего напоминающее халат, оказалось распахнуто. Лёгкая ткань скользила с плеча, обнажая грудь, что нисколько не смущало курильщицу. Она была столько же прекрасна, сколько безобразна в своём забытьи. Миссис Сеймур оказалась изрядно смущена её развязностью, но не могла оторвать взгляда от этой чарующей картины. Ровно до той поры, пока не смогла различить в тусклых отсветах масляной лампы насекомых, которые без преувеличений, кишили у подножья одухотворённой фигуры, подобной древнегреческой скульптуре. Корабельные тараканы, сороконожки и пауки...
- Какое отвращение! - Элоиза шарахнулась в сторону под скрипучий, визгливый хохот смотрительницы этой богадельни.
Писательница протянула её деньги, стараясь не смотреть более по сторонам, однако, старуха не двинулась с места. Вместо того к ней подскочил мальчишка. Он выхватил тканевый кошель из руки и вложил в её ладонь небольшой свёрток.
Получив желаемое, Элоиза поспешила ретироваться, отступая к двери спиной, словно опасалась что полчища насекомых ринуться ей вслед, стоит лишь на мгновение ослабить внимание.

Отредактировано Eloise Seymour (31 марта, 2019г. 06:13:59)

+1

3

Гидеон был эстетом и гурманом. В своей охоте он предпочитал находить души чистые как алмаз и редкие. Он долго собирал коллекцию в которой каждая душа была одна к одной. Он гордился ей, порой брезгуя самолично приходить за душами людей падших и искалеченных морально. Однако новые условия заставили отодвинуть в сторону привычки.
Демон вышел из тени переулка опираясь на трость. Небольшая "чайная" вот что интересовало его сейчас. Он знал, что с  местной хозяйкой легко найдет общий язык, а золото заставит ее закрыть глаза на то, что будет делать демон в ее "доме". Гидеон не раз бывал в различных курильных и знал, что увидит там. Люди более напоминавшее слизь, чем себя, жалкие идущие на поводу своих низменных желаний и растрачивающие так бездарно все, что у них есть. Наверное оттого продажа души для них будет ничем иным как благом, ведь ее цену они не знают, да и не смогут распорядиться ей достойно.
Демон открыл дверь ступая на порог курильни, за ним следовал черный пудель без интереса смотрящий на мир и забывающий иногда даже моргать. Но вместо привычного декаданса, курильщиков и знакомой хозяйки дьявол увидел спину пятящейся женины. Дьявол довольно быстро оценил ее внешний вид, прическу и душу. Явно не бедная она сегодня могла стать более интересной добычей нежели эти курильщики все вместе взятые.
- Леди - окликнул он незнакомку замирая на месте - не находите странным и одновременно прекрасным это вид? Люди в полной свободе от предрассудков совершающие над собой действо непотребное в обществе, но при этом столь гармоничные в своем забвении и упоительной дреме - Гидеонс улыбкой смотрел на даму. Ему нужно было привлечь ее внимание, завладеть им. Это удалось.
- И все же странно видеть вас в таком месте. Вы не подходите ему так же, как прогулке у Темзы белоснежные туфли. Леди, может быть прогуляемся? Я думаю у нас есть несколько занятных тем для разговора и встреча в таком месте не случайна. - Гидеон подал даме руку, надеясь что речи его подействуют на даму верно.

+1

4

Элоиза непременно столкнулась бы с новым посетителем курильни, если бы тот не заговорил, упредив её о своём появлении. Он начал совсем не подходящим образом. Таким тоном, будто изнанка человеческого порока, представшая его взору, казалась ему совершенно изумительной. Ей же напротив вдруг стало так отвратительно от созерцания этого разложения, что она с удовольствием стала ведомой и без малейших колебаний приняла протянутую руку, не озаботясь соображениями по поводу мотивов незнакомца.
- Они наблюдают за своей блуждающей душой, вытесненной из тела на время эфиром, пары которого подобно оккультной силе способны к диссоциации такого рода. - Элоиза говорила так, словно не отождествляла себя с теми, кто поддался очарованию просветлённой грезы. Она полагала, что может свободно наслаждаться квинтэссенцией наркотического опьянения, не допускала мысли, что сладостный паралич прикуёт и её однажды к циновке, кишащей насекомыми. Подобное убеждение позволяло ей оставаться отстранённой к рассуждениям о тлетворном влиянии чёрного дыма. О сладкое забытье!
- Кто знает, может статься, она не сумеет воплотиться обратно. - Женщина оглядела незнакомца, фигура которого куталась в полутени так, что ей ни за что было не различить детали.
- Вам не кажется, что опий дарует им божественность на какое-то мгновение! - Удивительно, но застигнутая врасплох она тем не менее расположилась к собеседнику, как к давнему знакомцу. Вероятно, общие пристрастия роднили их, делая соучастниками. А соучастникам должно доверять друг-другу без фальши.
- Как странно, - сказала Элоиза, последний раз бросая взгляд на курильщиков, - для человека цивилизованного является удовольствием созерцание порока, распада и похоти. - Наконец, она отвернула лицо и несколько секунд смотрела на джентльмена, чью ладонь сжимала в своей, не выражая никакого удивления.
- О, да. Уведите меня отсюда. - Женщина последовала за своим провожатым, прижимая к груди свёрток, подобно драгоценности, имевшей невообразимую цену. Пусть миссис Сеймур не разглядела черты этого мужчины, в её голове сложилось общее представление человека, чей образ нисколько не соизмерим окружению.
- Как же вы здесь? - Спросила Элоиза бесцеремонно. Ей и в голову не пришло, что это её не касается.
- Постойте, меня ждёт экипаж, и он совсем в другой стороне. - К ней вернулась ясность рассудка, стоило только флёру сладковатого дыма истаять в стылом ночном воздухе. Она остановилась и нервенно стиснула его пальцы в своей руке. -Куда вы меня ведёте?

0

5

Демон вежливо улыбнулся девушке принимая руку и уводя ее из отвратительного логова, где гниют человеческие души.
- Их разум видит не их душу, иначе многие были бы в ужасе от открывшегося им. Поверьте, многие не могут понять, насколько сильно внутри они черны. Скорее они видят сказки, что словно нежная мать шепчет им эфир. - Гидеон шел неспешно с интересом смотря на экзальтированную барышню. Любительница высокого слога явно была дамой не бедной, оттого еще не понятнее было, почему именно этот подвал. Почему она, почему не слуги или кто иной. Но все это было не так важно. Важнее то, что эта встреча может помочь ему в поиске вещей пьянящих его намного сильнее любого дурмана.
- На краткий миг, когда человек забывается, он становится прекрасной куклой. Глаза его полузакрыты и можно в нем увидеть то светлое и непорочное, что когда-то составляло всю его суть, но под ударами судьбы переменилось. Можно обмануться этим тонким моментом прекрасного. В этот миг человек так беззащитен, открыт, слаб словно ребенок и тем прекрасен. - поддержал демон. Незнакомка сама чет-то напоминала этого самого ребенка, смотрящего на мир не невинными глазами, но через призму эфирного забытья. Она не видела сейчас грязи, что не укрылась от демона, не видела отвратительного человеческого нута, мерзкой прогнившей сути от которой воротило.
- Люди существа необычные, способные видеть, порой, прекрасное в самых отвратительных проявлениях себя же. - она доверчиво попросила увести ее и демон лишь хищно блеснул глазами в ответ. Он помог девушке покинуть душный подвал пропитанный запахом опиума, немытых тел и бедности.
- Я? Мне нравится запах дурмана, он напоминает мне о потерянно мной востоке, о его притягательности, о его загадочности. Это помогает мне закончить свой творческий поиск, в котором я угряз как в паутине - демон врал, украшал свои слова витиеватыми речами словно сбежавшими из тех самых восточных сказок. Внутри смеясь над тем, что творческий поиск его просто жажда, которую могут утолить никчемные люди. Слабые, глупые, погрязшие в дурмане и не способные здраво соображать. А вот новая знакомая смогла взять себя в руки и вернуть себе разум.
- Я? Как вы и просили - прочь отсюда. Мне больно видеть, как такая прекрасная дама вынуждена делить один эфир с теми, кто не может понять его возвышенности. - дьявол остановился, опираясь на трость и взглянул в глаза незнакомки.
- Я думал, вы пришли туда за опиумом. Разве я не прав? Полагал, что моя компания будет лучше, нежели оставленная в подвальном помещении. Но я не смею давить на вас. Вы можете в этот самый момент отпустить мою руку и вернуться в своей экипаж. Попытаться забыть эту встречу, но каждый раз спрашивать себя, а что бы случилось, если бы я согласилась? Только вы хозяйка своей жизни, творец своей пьесы - вся эта театральность забавляла дьявола. Он чувствовал себя актером Шекспировской постановки и пытался играть роль свою убедительно, неспешно и выверено ткал образ не простого демона, а загадочной фигуры, которая загуляла в саму суть мироздания и поняла ее. Никто не любил правду, истину, что была скучна и пресна как вчерашний рыбный суп. Потому своих клиентов дьявол поил исключительно сладкой ложью.

+1

6

Каждый раз, когда незнакомец отзывался на оклик Элоизы, он будто бы отрывался от созерцания изящных миражей былого, разрешая ей заглянуть за горизонт событий, но не позволяя углядеть многого, только зыбкую канву нерассказанных историй. Эта изящная недосказанность искушала, изнуряя предвкушением, и притупляла чувство настороженности, побуждая довериться чужому слову и намерению. Безоглядно. Беззаветно. Безвозвратно.
- Разве умиротворённые и благосклонные Боги чинят различия между своими почитателями? Им равно пресно любое из наших воздаяний. Так пристойно ли нам с вами судить о чьих либо недостатках? - Конечно, миссис Сеймур лукавила, ведь пару мгновений назад она сама брезгливо кривилась, став невольной свидетельницей чужого грехопадения, но неосязаемая инерция  мысли вновь заставила её обрисовывать вокруг себя контур мнимого благочестия, замыкая зачарованный круг самообмана в котором ей было уютней и спокойнее всего.
- Вы проницательны, что, впрочем, не составило вам особого труда. - Элоиза крепче стиснула свёрток с опиумом. - И, да, я полагаю ваша компания много предпочтительней. Ваши речи любезны, а манеры изысканы. Я пойду с вами. -Пускай подобный поступок был сущей глупостью, но иной раз именно опрометчивость позволяет ощутить вкус к жизни, утраченный в буднях. Элоиза отняла руку, но только для того, чтобы махнуть возничему, освобождая его от данного её слова. Хмурый и неразговорчивый дядька всё это время наблюдал за ними исподволь, но ему не было никакого дела до причуд своих нанимателей, особенно, если они заплатили за поездку загодя. Он гыкнун, щёлкнул хлыстом в воздухе и увёл кибитку, которая очень скоро потерялась из виду, оставляя за собой затихающие отзвуки.   
- Идёмте. Расскажите мне о востоке? Кто знает, может упоминание позволит вам ощутить ту самую связующую нить, ведущую к средоточию спутанного клубка творческих изысканий. Некстати, что вы находите в них? - И они направились в ночь. Холодные и серые Лондонские улицы, грязные и вонючие логовища - притоны голода и болезни, в которых не найти  пристанища человеку пригожему, столь утончённому от природы и столь деликатному, как её случайный собеседник, сменяли друг друга. Чего говорить, и сама Элоиза была не в силах созерцать подобные ужасы и надеялась, что они как можно скорее покинут пределы квартала у доков.

0

7

Гидеон улыбнулся и подал даме руку. Он загодя знал, что она согласится, знал что ее увлечет эта наигранность от которой обычные люди морщили нос и закатывали глаза. Таким как она, людям в поисках вдохновения, всегда хотелось чего-то необычного, неординарного, того, что выбивалось бы за рамки серых будней, которые были для них большим гнетом нежели страх перед печальным концом.
- Вы не раз, вероятно, читали подобный отчет:
Человек над обрывом понятную чувствует робость,
Но чем больше боится, тем бездна сильнее влечет... 1 - на выдохе произнес демон строчки из поэмы.
- "И в итоге без всякой причины он прыгает в пропасть..." - закончил он четверостишие, не произнося в слух те слова, которые его новая знакомая возможно не желала бы слышать.  Сейчас уста его источали лишь сладкую ложь, которую это дитя хотело слышать. Дурманящую как опиумный дым и позволяющую не думать о мире внешнем, о подворотнях через которые они шли и о грязь хлюпавшую под ногами.
- О востоке? Леди, я могу долго говорить о нем. О марокканской мозаике, о султанах и шахов при дворе которых я жил, о мудрецах, о жарких пустынях и оазисах, о чудесных гаремах и хитрых визирях, о людях, о дивных птицах и животных, о красоте местных дам, о давних легендах. Что вы хотите услышать от меня? За свою жизнь я собрал бесчисленное количество историй, что нанизывал на память свою, словно жемчужины на тонкую нить. Редчайщие, прекраснейшие, заставляющие застывать от ужаса или восторга. - демон снисходительно улыбнулся, выруливая на одну из улиц и махая рукой кэбману.
- Но я полагаю, что не только словами можно рассказать историю. Я хочу показать вам то, что бывает ценнее историй, что застывает каплями янтаря и имеет силу даже когда память рассыпается, заставляя даже самые прекрасные жемчужины потеряться.  - демон помог даме сесть в подъехавший кэб и назвал адрес.
- Мы говорили с вами о вдохновении, вы помните? О столь тонкой и неуловимой материи, как полет калибри .Маленькой прекрасной птички, что явно берет свое начало в райских садах. И с тех пор меня терзает вопрос, чем же леди занимается, зачем ищет то, что некоторые полагают лишь отговоркой? - демон смотрел внимательно, вслушиваясь в каждое слово. Дама даже не знала, какой опасный хищник сидит напротив нее, в какой опасности находилась с того момента как столкнулась с ним в курильне. Несмотря на высокий слог, Гидеон постоянно пытался понять, как он может на свое благо использовать эту игрушку. Как и любую другую. глупо было относится к людям иначе и он недавно понял это. Игрушки и зверюшки, что порой могут стать опасными. Тогда их нужно ломать, однако эта незнакомка полезнее была целой.
Спустя некоторое время кэб подъехал к антикварной лавке. Располагалась она в том же районе, что и адское посольство. Демон помог леди выйти из кэба и открыл перед ней дверь. Тени густыми красками ложились на множество диковинных предметов. Полки, висящие под потолком диковинные маски и даже чучела. Несмотря на обилие разных вещей, лавка не казалась захламленной, напротив все словно было на своих местах.
- Вещи порой могут хранить тайны более страшные, чем люди. А истории хранить даже тогда, когда плоть истлеет.  - бархатный голос в темной лавке звучал вкрадчиво. Газовые лампы зажигались одна за другой когда Гидеон шел к тем витринам и полкам, которые хотел показать незнакомке. Причудливые вазы, шашки на стенах, кальян, статуэтки и тонкие ткани. Он привел девушку к той самой части своей коллекции, что полностью была посвящена востоку.
- Каждая из этих вещей хранит тайну, за каждой есть история... А какая история стоит за вами?


1. Нестеренко Юрий - Вирус

Отредактировано Gideon Clarek (9 мая, 2019г. 22:22:28)

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Исключительное предложение