Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Fire in the Theatre


Fire in the Theatre

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

https://funkyimg.com/i/2SLQ7.jpg

Hermes Lovell, Ezekiel Barnett
9 октября, вечер, оперный театр

Когда культурный поход перестает быть культурным на радость приличному джентльмену, можно с уверенностью сказать: премьера не удалась.

0

2

Гермес любил оперу. Впрочем, любил он не только ее. Он любил оперу, театр, водевиль — все, что не являлось балетом. Балет он не понимал, даже несмотря на то, что провел среди людей изрядно времени. Но возможно, некоторые вещи были попросту недоступны демонам.
Гермес заключил, что им с Барнеттом необходимо отметить успешное сотрудничество каким-нибудь выходом в свет. Пиво в кабаке было не под стать статусу Барнетта, так что пришлось надеть свой единственный фрак и выбрать оперу.
И вот теперь они с ними сидели на балконе и слушали арию прекрасной Сиф. Бинокль был у Барнетта, так что Гермес не мог оценить, насколько та была прекрасна, но ее мелодичный голос резонировал с самой душой. На особо высокой ноте он не выдержал и расплакался. Несильно — в рамках приличия.
— Она так сияет! — проговорил Гермес, промакивая глаза платком.
Было то театральной иллюзией или нет, но в этот момент он мог видеть, как сверкает душа Сиф. Но возможно, то были всего лишь ее золотые волосы.

+1

3

Когда от Ловелла поступило предложение сходить в оперу, Барнетт даже не удивился. Ловелл вполне выглядел как любитель оперы, и при упоминании этого искусства его и без того яркие глаза сияли так, что у Иезекииля язык не повернулся отказать ему.
В общем и целом, Барнетт любил оперу, хотя театр он любил куда больше. Поблагодарив Ловелла (правда, мысленно), что тот не додумался позвать его на балет, Барнетт снарядился в высший свет.
Места были прекрасны, оформление сцены тоже отдавало чьими-то трудами над представлением. Но стоило самому действу начаться, как Барнетт обрел до сего момента неведомое ему уважение к балету.
“Конь Одина” не был плох. Он был ужасен. Барнетт не мог поверить, что человеческое существо могло написать этот абсурд, а другое человеческое существо – согласиться его разучивать и петь. Может, таким образом Ловелл готовил его к мукам ада?
К слову, сам Ловелл выглядел вполне одухотворенным происходящим. Барнетт схватил бинокль и постарался всмотреться в глаза выступающих – нет, кажется, все они были людьми, то есть демоническая солидарность была вне вопроса.
Опустив бинокль на колени, Барнетт обернулся к Ловеллу с его платком и в пораженном до глубины души недоверии осмотрел лицо своего партнера по театру.
– Вы лично знаете этих певцов, Ловелл? – поинтересовался Барнетт наиболее деликатным в этой ситуации тоном.[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]

+1

4

— А? — завороженный магией голоса Гермес посмотрел на Барнетта так, словно впервые его видел.
Он не сразу осознал, что тот у него спрашивает.
— Нет. Почему вы так решили?
Сиф в то время завершила свою арию трагичным шепотом (ее шепот был прекрасно слышен и на задних рядах) — ведь Тор опять связался с дурной компанией; затем на сцене появился Локи — дело шло к дуэту.
Гермес заинтересованно подался вперед и отобрал у Барнетта бинокль. Опера длилась второй час, и им еще предстояло увидеть коня Одина. Возможно, этот дуэт прояснил бы дело?

+1

5

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]Да, действительно, почему?!
Барнетт с трудом удержался от того, чтобы закатить глаза (в приличном обществе глаза закатывать было не принято, а в подобном месте был большой шанс того, что Барнетта увидит кто-то из высокопоставленных знакомых).
Барнетт отдал бинокль Ловеллу без боя: чем дальше от него были выступающие, тем в большей безопасности от этого абсурда чувствовал себя Иезекииль. Подумать только, и ради этого он нарядился в свой лучший фрак.
Стоило на сцене запеть еще и Локи (вернее, “Локи”), как у Барнетта появилось дурное предчувствие, что он готов расплакаться. Но не слезами восхищения, как у Ловелла, а от чистого и болезненного отчаяния.
За что?
То есть, конечно, как у любого человека, переступившего порог совершеннолетия, у него были грехи, но неужели настолько серьезные?!
– За что? – этот вопрос Барнетт задал уже вслух, просверливая Ловелла почти влажными от отчаяния глазами.

Отредактировано Ezekiel Barnett (30 марта, 2019г. 22:40:01)

+1

6

— В каком смысле, за что? — обращенный к Барнетту взгляд Гермеса был чист и невинен, насколько в принципе мог быть чист и невинен взгляд демона.
На сцене Локи пытался соблазнить Сиф длительной тенорной партией. Но вслушаться в его аргументацию Гермес не мог, потому что всерьез пытался понять, что происходило в голове Барнетта и почему тот смотрел на него так, словно это он уводил Барнетта от мужа.
Вопрос как во всем этом был замешан конь Одина все еще оставался открыт, и вероятно, Гермес упускал возможность получить на него ответ прямо в эту минуту.

Отредактировано Hermes Lovell (30 марта, 2019г. 23:17:32)

+1

7

– Забудь, Ловелл, – покачал головой Барнетт. Демон явно наслаждался происходящим и был не в состоянии выслушивать вопросы какого-то человека. Они всегда могут поговорить и в перерыве, верно?
Барнетт снова сел ровно на своем месте и попытался прислушаться к партии “Локи”. Но чем больше он слушал, тем притягательнее была идея прикинуться припадочным и отпроситься домой.
На строке “я буду гнуть тебя в лесу” Барнетт издал непонятный звук и вжался в свое сидение.
[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]

+1

8

Гермес пожал плечами и вернулся к наблюдению за сценой через бинокль. Сиф начала не менее развернуто отвечать Локи, осторожно потряхивая своими тяжелыми волосами. Конь все так же не проходил мимо. Один, по правде, тоже.
Но тут от представления Гермеса отвлек другой звук. Настойчивый шорох где-то позади. Шорох в такт музыке не попадал и цеплял слух, однако сразу прекращался, стоило певцам сделать паузу. Сперва Гермес решил, что кто-то на редкость неучтиво пронес еду в зал, и закрутил головой в поисках негодяя. Но остальные зрители либо со скучающим видом глядели на сцену, либо переговаривались на ухо друг другу, либо вовсе спали. Обескураженный Гермес вернулся было к опере, но шорох послышался вновь. На этот раз он прозвучал совсем рядом, из-под сидения. И тут Гермес наконец заметил источник звука!
Крупная крыса что-то выудила из дамской сумочки сидящей рядом с ними леди и поспешно умчалась прочь. Сумочка соскользнула на пол, но ее хозяйка так и не проснулась.
— До чего они обнаглели! — с долей восхищения заметил Гермес.

0

9

– М? Вы что-то сказали, Ловелл? – Барнетт посмотрел на Гермеса мутным взглядом.
В какой-то момент дуэта Барнетт решил, что безопаснее будет проспать пытку: все равно он не собирался обсуждать “Коня” с приличными людьми, а в их паре Ловелл возьмет на себя все обсуждение, в этом Иезекииль не сомневался.
Но голос Гермеса вырвал его из дремоты, и теперь Барнетт вновь пытался осознать, где находится.[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]

Отредактировано Ezekiel Barnett (31 марта, 2019г. 10:46:50)

0

10

Гермес посмотрел на спутника с возмущением: он что, спал во время представления?! Но все же решил отнестись к Барнетту снисходительнее  — у него была утомительная работа. Должно быть, опера оказалась для того недостаточно активным отдыхом. В следующий раз Гермес бы исправился и позвал Барнетта на крикет.
— Крыса только что украла что-то из сумки вот той леди, — терпеливо объяснил он для спутника, ткнув в сторону деликатно похрапывающей леди большим пальцем. — Я впервые вижу, чтобы они забирались так далеко от подвала.

+1

11

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]
Крыса украла? Здесь? – подняв брови переспросил Барнетт и внимательно посмотрел на Ловелла. Может, у бедняги Гермеса от ужаса местного пения временно помутнел рассудок и появились нехорошие галлюцинации?
Но, к чести Ловелла стоило отметить – сумка леди действительно лежала на полу.
– А знаете, что, Ловелл, – Барнетт вдруг заблестел глазами и наклонился ближе к спутнику. – Вы знаете, что поднимет ваш статус в местном обществе? Если вы вернете украденное достопочтенной леди. Как вы на это смотрите?
Барнетт вот смотрел чудесно. Он был готов пойти на какую угодно кухню, лишь бы не слушать тот абсурд, что творился сейчас на сцене.

+1

12

— Я на это смотрю как на дилетантскую попытку мной манипулировать. Манипуляции — это мой хлеб, мистер Барнетт, — Гермес строго посмотрел на спутника, но тут же улыбнулся: — Я люблю, когда ты пытаешься мной манипулировать. Это очаровательно. Идем.
Как бы ему не хотелось наконец узнать, причем тут конь, заручиться расположением Барнетта все же было для него важнее. Поэтому Гермес, сыпя извинениями, начал выбираться из-за своего места. Деликатно похрапывающая леди так своей пропажи и не заметила.
Оказавшись в тускло освещенном проходе, Гермес остановился. Крысы уже и след простыл. Более того, он даже не представлял, что именно та вытащила. Если это было что-то съестное, то оно уже пропало у крысы в желудке.
— Ну что ж, мистер Барнетт, признайтесь: на самом деле, вы не планировали искать крысу по оперному театру?

+1

13

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]Барнетт едва сдержал вздох облегчения, когда Ловелл улыбнулся. Каким бы сговорчивым и человекоориентированным Гермес ни был, он оставался демоном, которого отрывали от зрелища, которое ему явно нравилось.
Иезекииль, впрочем, особых угрызений совести не испытывал. Представление на неделе было не одно, а значит, у Ловелла еще был шанс познакомиться с сюжетом. Самому Иезекиилю такой шанс не нужен был и за деньги.
Стоило им оказаться вдвоем за тяжелой бордовой занавесью, отделявшей балкон от выхода, как Иезекииль выдохнул еще раз: пение было приглушенным, и его настроение моментально пошло на улучшение.
– Вы правы, Ловелл, – томно выдохнул Барнетт негромким, но поставленным шепотом, заглянул в яркие глаза Гермеса и подался ближе к нему будто с намерением взять того за руки. – Я позвал вас сюда, чтобы мы наконец остались вдвоем. В этом полумраке; только мы – и больше не души.
Иезекииль мог бы добавить что-то вроде “так поцелуй же меня сейчас!”, но тогда его маленькое представление повернуло бы на опасную дорогу. Ему не хотелось лишиться карьеры и жизни, как он ее знал, из-за рисковой шутки, вызванной радостью освобождения от “Коня”.
– Но, серьезно, Ловелл, почему бы нам не найти крыса-вора? – продолжил Барнетт уже обыденным убедительным тоном. – Неужели вы не хотите, чтобы та леди замолвила словечко за демонов у себя в окружении?

+1

14

Гермес с сомнением посмотрел на Барнетта. Будь он чуть моложе и неопытней, он мог бы принять это представление за чистую монету. Но Барнетт слишком скоро бросился из холодности и презрения в томный шепот — даже для быстроживущего человека. Шутку Гермес не оценил и отметил лишь ироничными аплодисментами. Видно, атмосфера театра особым образом действовала на всех.
— Браво, — хмыкнул Гермес. — Я готов пойти искать крысу-вора. Но при одном условии: ты пойдешь со мной.
Все это звучало, словно Барнетт был готов ухватиться за любой повод, чтобы от него избавиться.

+1

15

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]– Конечно я пойду с тобой, Ловелл, – чуть улыбнулся Барнетт с непривычной для себя мягкостью. – Ты ведь не забыл, что я устроил все это только для того, чтобы остаться с тобой, верно?..
Барнетт еще раз глянул на занавес – оставалось надеяться, что за раздирающими любовь к искусству оперными партиями никто не услышал его негромкую речь.
– И где же нам искать крыса в первую очередь? На кухне?

0

16

А вот это уже было занятно! Гермес заинтересованно поднял бровь. Он с большим удовольствием бы поглядел, как Барнетт ползает по кухне и прочим “крысиным” местам в дорогом фраке. Неужели представление и впрямь настолько сильно на него повлияло?
— На кухне. Или в кладовой. Но сперва нам предстоит их найти, — Гермес пригласительно махнул в сторону лестницы и направился вниз, прочь от старательного пения. — Но как вы думаете, мы узнаем именно эту крысу? У вас большой опыт распознавания крыс в лицо, мистер Барнетт? Или вы полагаете, что у нее будет самый вороватый вид?

0

17

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]– У всех крыс вороватый вид, – отозвался Барнетт, счастливо следуя за Ловеллом прочь от хорошей акустики.
– Я бы вам напомнил о своей профессии и связал это с распознаванием крыс в лицо, но, Ловелл, боюсь, крысу видели только вы. Вам и узнавать.
Барнетт шёл по лестнице позади Ловелла и с интересом рассматривал его фигуру. Интересно, как демоны выбирали себе внешность? Им их кто-то назначал, или они приходили в этот земной мир такими, как сами хотели? А может надевали кого? Барнетт надеялся, что нет, не надевали. Это было бы очень неэстетично.
– Так, мистер Ловелл, может, вы что-то заметили? Помятый усик, возможно? Тогда мы бы могли звать его Адмирал Вискерс.

0

18

— Боюсь, опознание крысы затянется надолго, — покачал головой Гермес. — Я видел ее лишь мельком. Но думаю, мы можем взять в заложники первого попавшегося на нашем пути ее сородича и с пристрастием допросить. Добрый вечер, — последнее он адресовал уже джентльмену, который до этого момента скучал у подножия лестницы и теперь с пониманием провожал их с Барнеттом взглядом.
Вскоре они уже оказались в буфете. Несмотря на то, что до антракта оставался еще час, здесь было изрядно людей.
— Я думаю, вам придется проявить хитрость, чтобы пройти мимо незамеченным, мистер Барнетт, — Гермес лукаво улыбнулся.
Происходящие начинало доставлять ему все больше удовольствия.

0

19

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]– Вы проявляете завидное знание методов точечного крысиного отлова, – заметил Барнетт и, поравнявшись с джентльменом у лестницы, поприветствовал его, с тайной радостью обменявшись понимающими взглядами.
В буфете тоже собралось прилично понимающих; Барнетт был уверен – никто из этих людей не был по-настоящему голодным. А вот выпить необходимо было каждому.
– О, да бросьте, Ловелл, никому из присутствующих нет дела до двух джентльменов. Не после того, чему они подверглись в зале, – махнул рукой Барнетт и принялся обходить буфет по стене в поисках двери в служебное помещение.

0

20

— И чему же они подверглись? — поинтересовался Гермес, следуя за Барнеттом.
Однако тот был прав. Действительно, никто из посетителей не обращал на них внимания. Но это должно было измениться, как только они оказались бы на изнанке театра.
— Но право, мистер Барнетт, вы в самом деле столь серьезно намерились перенять методы отлова крыс, что не боитесь показаться чудаковатым перед слугами?
На свой счет Гермес не беспокоился. Как демону, ему многое могло бы сойти с рук.
Он окинул взглядом буфет и, помимо двери на кухню, которой то и дело пользовалась прислуга, заметил отгороженную гобеленом арку. В отличие от первой, ее никто не тревожил.

0

21

– Тяжелой атаке прекрасным, разумеется, – с едва уловимой дрожью в голосе ответил Барнетт. Эти арии обещали приходить к нему в кошмарах.
— Если я честно объясню свои порывы вернуть краденое и расскажу, что смотрел в момент кражи, меня оправдают.
Барнетт остановился возле Ловелла и проследил за его взглядом. Обслуга не могла не заметить крысу с краденым, а вот арка… Идея лезть за пыльный гобелен не так сильно прельщала Иезекииля, но звучавший в голове голос Сиф шептал ему, что либо гобелен, либо пытка.
– Думаете, нам… туда? – осторожно  негромко спросил Барнетт, чуть задев Ловелла плечом.[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]

Отредактировано Ezekiel Barnett (1 апреля, 2019г. 00:00:06)

0

22

— Я думаю, имеет смысл проверить, согласны? — Гермес позволил себе легкую улыбку и беззаботной походкой двинулся к гобелену.
Он осторожно заглянул за него и, убедившись, что за ним не скрывалась кладовка для швабр, нырнул внутрь, где дождался Барнетта.
И вот так они, двое приличных джентльменов, оказались на изнанке оперного театра. Здесь их встретила сырость, жар труб, отдаленный стук и лязг машин, множество пыли, но никакого пения. Гермеса жар не смущал, но вот Барнетт вполне мог изрядно вспотеть в своем наряде.
— Еще не передумали? — шепотом спросил он спутника; его шепот отражался от стен и терялся лишь в кожухах труб.
Впервые он видел, чтобы серьезный и обстоятельный Барнетт вдруг с таким энтузиазмом нырял в столь безрассудное и бесполезное дело, как поиск крысы. Причин подобного поведения Гермес не понимал. Этот человек не переставал его удивлять. Сам же он был готов влезть в любое безрассудство, если оно обещало ему занятное времяпрепровождение.
— Часто занимались этим в студенческие годы? — все таким же шепотом поинтересовался Гермес, углубляясь во влажный полумрак технического коридора.

0

23

Барнетт кивнул, выражая согласие, и позволил Ловеллу первым пробраться в арку. Не дождавшись оттуда воплей ужаса, Иезекииль, предварительно оглядевшись, нырнул за гобелен и моментально ощутил на себе жар и влажную духоту. Да, его камердинер будет не очень рад получить костюм в стрессовом состоянии после таких вот прогулок. Но между нордическими страданиями и техническим помещением Барнетт выбирал все технические помещения Лондона.
– Нет, я не передумал, – таким же четким шепотом ответил Барнетт, снимая фрак и вешая его себе на локоть. Теперь неплохо было бы не испортить белые сорочку с жилетом. Барнетт надеялся на собственное благоразумие.
– О, я чем только не занимался в студенческие годы, – усмехнулся Барнетт. – И где только не занимался. Из-за своих предпочтений мне приходилось оказываться и не в таких местах.[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]

Отредактировано Ezekiel Barnett (1 апреля, 2019г. 20:13:39)

+1

24

Гермес заинтересованно посмотрел на Барнетта и склонил голову, чтобы пролезть под слишком низко подвешенной трубой. Что это, личные разговоры? Да, это были личные разговоры! Он позволил себе тайную улыбку, прежде чем вновь поднять серьезный взгляд на спутника.
— Ты хранишь немало секретов, не так ли? Прямо как этот театр, по которому мы сейчас крадемся. Крыса на балконе, призрак в партере, заговор на кухне и разбитые сердца в оркестровой яме. И сейчас мы приоткрываем некоторые из них! — не повышая голоса, произнес Гермес и театрально повел рукой.

+1

25

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]– Какой ты поэт, – заметил Барнетт, перехватывая Ловелла за фрак. Не дав тому закончить свой театральный жест, Барнетт схватил его за ворот обеими руками, притянул к себе и поцеловал. В помещении было жарко, но сердце Барнетта тяжело билось не из-за этого. Ему в последнее время сильно не хватало практики по эмоциональной составляющей подобных дел.
– Если ты будешь хорошим демоном по отношению ко мне, я дам тебе приоткрыть еще и не такие тайны, – негромко с легкой полуулыбкой пообещал Барнетт в губы Ловеллу, прежде чем отпустить его.
Поправив на локте собственный фрак, Дейл как ни в чем не бывало нагнулся, чтобы пройти мимо еще одной низкой трубы, и пошел вперед.
– Так тут действительно живет призрак, или ты просто приукрашиваешь местную действительность? Может, у него про крыс и спросить?

0

26

Несмотря на то, Гермес уже не первую неделю пытался заручиться доверием Барнетта, жест последнего застал его врасплох. Уже мгновением позже он едва сдерживал триумфальную улыбку. Ну наконец-то! Оставалось только надеяться, что это не было какой-то хитростью со стороны Барнетта.
Все еще улыбаясь, Гермес вновь последовал за ним. Его так и подмывало спросить, осознает ли Барнетт, что Гермес — в сущности, не мужчина и не женщина, но заключил, человек имел право на свои иллюзии.
— Тут обитает целое скопище призраков, мистер Барнетт, — бархатным голосом заговорил он, уворачиваясь от стекающих по трубам капель кипятка, — это же оперный театр. Но я сомневаюсь, что хоть один из них сможет указать нам нужное направление. Призраки очень рассеяны.
Теперь они удалялись от труб котельной, и место жаркой сырости сменила сырость прохладная. Запахло плесенью.
— Я думал, вы сухарь, мистер Барнетт, — хмыкнул Гермес, выбирая направление на развилке.

0

27

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]– Скопище? Великолепно. Ещё один повод реже посещать данное место.
Помимо ужасающего репертуара – хотелось добавить Барнетту, но он деликатно промолчал.
Накинув фрак обратно, Иезекииль и сам огляделся на развилке. Он мог лишь надеяться, что демоны отлично находили дорогу из любого помещения наружу.
– Ах неужели? – вновь легко улыбнулся Барнетт, взглянув на Ловелла. – И что же конкретно вы под этим подразумеваете?

0

28

А вот заявление об опере несколько Гермеса огорчило, но он решил обсудить эту тему позднее.
— Вы создали у меня впечатление человека делового, — он склонил голову набок. — Даже чрезмерно. Любопытно видеть вас с новой стороны.
Рядом с ними, где-то за стеной раздался лязг. Гермес мог только предполагать, что его издавал кухонный лифт. Но если это действительно был лифт…
— Нам сюда, — он развернулся на каблуках и направился вниз по узкой каменной лестнице.

0

29

[icon]https://funkyimg.com/i/2SLZG.jpg[/icon]– Моя профессия предполагает меня деловым человеком, – ответил на заявление Барнетт.
Переждав лязг, он продолжил:
– И я не думаю, что вы ожидали, что я обрадуюсь вашему появлению. Знаете, у нас, у людей внезапное появление демона в собственном доме посреди учиненной им же разрухи не вызывает желания быть милым и приятно расположенным. Новость о том, что все женщины твоей семьи водили с вами дела, а теперь и твоя, Иезекииль, очередь, тоже хорошему настроению не добавляет, простите за откровенность, – улыбнулся Барнетт и последовал за Ловеллом по ступенькам.

0

30

— Тогда я тоже буду с вами откровенен, мистер Барнетт, — Гермес полуобернулся и поднял вверх палец. — Я сделал все это, чтобы проиллюстрировать свою точку зрения.
Он ждал месяц, чтобы произнести эту фразу, поэтому сейчас загадочно замолчал и продолжил спуск.
Лестница освещалась одним-единственным фонарем и на нижних ступенях начинала утопать во мраке. Здесь же Гермес заприметил мышеловку.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Fire in the Theatre