Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Агата Вильерс


Агата Вильерс

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Агата Вильерс (Agatha Villiers)

http://s3.uploads.ru/xyRH3.jpg

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Агата Кэтлин Вильерс, 22 года, человек

2. Род деятельности
Леди, маленькая хозяйка маленького острова

3. Внешность
Прототип: Charlotte Gainsbourg
Невысокого роста, едва дотягивает до 160 см, щуплого телосложения. Волосы каштановые, глаза карие.
Близкие к болезненным худоба и бледность, слишком длинная непропорциональная шея, выступающий вперед подбородок, невыразительные черты лица не позволяют назвать ее красивой. В своей семье она похожа на невзрачного гадкого утенка. Возможно, пусть и не слишком густые, но приятного цвета волосы придали бы облику чуть больше женственности, не собирай она их в простые и строгие пучки. Достойная леди выдержка помогает весьма успешно сдерживать явное и открытое проявление эмоций на лице, но их часто выдают глаза: открытый и прямой, отведенный, надменный, счастливый, печальный и еще десяток вариантов взгляд.
Равнодушна к нарядам, предпочитая практичность и удобство. Плохо разбирается в моде, фасонах, тканях, украшениях и прочих современных тенденциях. Да и в любом случае в связи с трауром возможностей для разнообразия сейчас все равно нет. 

4. Способности и навыки
Обладает всеми необходимыми навыками, требующимися молодой леди. Сносно музицирует и танцует, разбирается в литературе, музыке и живописи. Знает правила поведения в обществе, но нормы этикета высшего света при жизни в глуши применять особо и негде. Способна поддержать светский разговор, хотя удовольствия сама от этого скорее всего не получит.
Серьезно увлекается ботаникой, изучает литературу и публикации. Любит сама возиться с растениями в саду. Хорошо ориентируется в травах, может приготовить лечебный отвар или настойку. Не лечебный, а совсем наоборот, тоже сможет, наверное, но пока не требовалось. Любит экспериментировать со сборам для чая.
Неплохо рисует, хотя использует талант в основном для набросков и описания растений.
Знает французский язык, в том числе местные нормандские диалекты, и латынь больше применительно к ботанике..
Не упадет в обморок при виде крови, способна обработать и перевязать несложные раны, но в целом о медицине имеет достаточно скудное и поверхностное представление.
Хорошо разбирается в делах и нуждах острова и дома, умеет организовать работу и не боится принимать решения. В этих вопросах довольно легко находит общий язык с людьми. Среди местного населения слывет отзывчивой и ответственной хозяйкой.

5. Общее описание
Леди Джерси, супруга Эдварда Вильерса, обладала мягким и покладистым характером, отдавая большинство решений на откуп мужу. Но с именем для дочери, очень желанного и долгожданного после череды неудачных беременностей ребенка, определилась твердо, помня оказанную ей искреннюю поддержку. Впрочем, Эдвард и не возражал, сочтя это то ли своего рода данью уважения, то ли заделом на большую благосклонность и помощь в дальнейшем. Так девочка получила имя Агата. В честь сестры отца.     
Острова Джерси в своем исходном состоянии она не помнит. Как не помнит годовалый ребенок и уходящую из под ног землю, ломающиеся береговые скалы, идущие трещинам стены дома и гигантскую волну, накрывающую всю западную часть острова. Прежним, а не опустошенным, изрезанным на куски гигантскими трещинам, частично ушедшим под воду или наоборот вздыбившимся над ней, он остался только на старой карте в отцовском кабинете.
Ребенком Агата была довольно болезненным и слабым. Над ней тряслись все от матери, няни и гувернантки до кухарки, готовящей травяные чаи при малейших признаках простуды. Проводя много времени в постели, укутанной в кучу одеял, главное свое развлечение она нашла в книгах. Единственным человеком, способным ее оторвать от страниц был старший брат Хьюго. В его приезды домой из школы Агата готова была таскаться за ним хвостиком куда угодно, невзирая на пронизывающий ветер с моря, сквозняки в коридорах, дождь, першение в горле и последующие выговоры родителей из-за  болезни. Вряд ли такое внимание сильно радовало уже стремящегося к взрослой жизни подростка, но, надо отдать ему должное, сносил он его терпеливо.
Разнообразие в жизнь вносили поездки к родне отца. Это были другие места, совсем другой, чем у них, дом, другие порядки, другие люди. Другая, не похожая на их, жизнь. Агате нравилось. Она была воспитанной, тихой, скромной и немного стеснительной девочкой, так что бывало просто наблюдала за всеми со стороны. Но даже так она была бы совсем не против, чтобы такие поездки случались чаще. Там было уютно и тепло. И совсем не от горящих каминов.
А потом со смертью тети Агаты все закончилось. На самих похоронах она не была из-за очередной простуды. Вернувшийся вскоре отец был взвинчен, непривычно резок на слова и несдержан даже при ребенке. Со временем такие вспышки происходили все чаще, а позже и вовсе стали привычным элементом жизни. Любые вещи, будь то газетная статья об успехах генерал-губернатора Индии, чужое письмо с упоминанием имени графа Бэкингема, неосторожное воспоминание матери или самой Агаты о ком-то из Сантаров, вызывали у отца поток едких, саркастических, уничижительных замечаний. Доставалось часто не только самому лорду, но и всей его семье.
Агата помнила их всех другими, но под напором жестких слов отца это воспоминания стирались, заменялись новыми, более неприглядными истинами. Податливый детский ум впитывал их словно губка, встраивал в свою систему ценностей как нечто незыблемое и нерушимое. Авторитет отца для нее всегда был высок, а молчание матери, не желавшей вмешиваться и перечить, воспринималось как согласие. К своим десяти годам и моменту поступления на учебу в частный пансион Агата была уже совершенно уверена, что в большинстве бед их семьи виновата никчемная и вероломная семья Сантар.
Усугублялось все еще и обидой на брата, который к неудовольствию отца и самой Агаты, такую категоричную позицию не совсем поддерживал. После всех его открытых разногласий с отцом и с уходом в армию Хьюго и вовсе был записан в предатели. И вычеркнут из жизни. Ну, насколько, это может сделать десятилетняя девчонка, для которой обожаемый старший брат вдруг превратился во врага.
По мере взросления максимализм в данных вопросах, конечно, пошел на убыль. Излишне открытой эмоциональностью Агата никогда не отличалась. Но позиции в целом остались те же. По-детски непримиримая ненависть превратилась в холодную сдержанную неприязнь. Горькая обида на брата - в отчужденные сухие отношения, да и дома Хьюго появлялся очень редко. Бывало, что все их общение ограничивалось двумя письмами в год. Дежурными поздравлениями с днем рождения и Рождеством, которые велела написать мама.
В пансионе Агата получила достойное, подобающее леди воспитание. Проблем с учебой у нее никогда не было. Литература, история, искусства, естественные науки давались ей легко, как и освоение всех необходимых навыков для будущей хозяйки дома и хороших манер. Годы проведенные там оказались вполне приятными. От некой замкнутости и отчужденность пансион ее не избавил, но несколько близких подруг, с кем она продолжает общение по переписке, подарил.
После возвращения домой Агата подняла вопрос об обучении в университете. Ей хотелось продолжить заниматься увлекшей ее ботаникой. Прикинув расходы, отец эту идею не одобрил. Но в свойственной ему манере, пользуясь сильным влиянием на дочь, вывернул все так, словно отказалась от затеи она лично. Агата и по сей день уверена, что решение «подождать немного и вернуться к вопросу, когда наладятся финансовые дела» она приняла сама. Так правильно, а она же всегда отличалась трезвым и взвешенным подходом.
Совсем забрасывать свое увлечение она не собиралась. Для самообразования всегда были книги, научные журналы и чуть позже переписка, завязавшаяся с кое-кем из авторов статей.
Уединенная и спокойная жизнь на острове Агату никогда не угнетала и не казалась скучной, ее не тянуло к большим компаниям и развлечениям. Ведь, как выяснилось, и на отрезанном от мире маленьком пятачке земли всегда было чем заняться. Немногочисленные местные жители всегда знали к кому лучше пойти с вопросами об обветшавшем мосте между частями острова, о подмывающей берег и подбирающейся к домам воде, о проблемах с поставками необходимых товаров. Задачи становились серьезнее, решать их Агате к уважению жителей успешно удавалось. Отец сначала смотрел на все сквозь пальцы, как на баловство, но постепенно, избавившись от рутинных обязанностей, вошел во вкус  и отдавал на откуп дочери все больше вопросов. Нет, без его одобрения мало что решалось, Агате представлялось, что вот эти обсуждения сближают ее с отцом. Но со временем согласие стало дежурной отмашкой. Графу Джерси было не до мелочей.
Тем более, он все чаще проводил время вне острова, в Лондоне, занимаясь по его словам решением финансовых вопросов. И успешно, как казалось Агате, занимаясь. Теперь, имея чуть больше денег, удавалось делать тоже больше, планировать что-то новое, а не просто латать дыры. Дела определенно шли на лад.
Тему необходимости устройства замужества дочери в один из приездов отца подняла мать. Агату все устраивало и так. Она любит остров и понимает, что без нее все начнет разваливаться, совсем не стремится к замужеству, необходимость выездов и светские обязанности ее не привлекают. К тому же тогда мама останется совсем одна. Аргументов она тогда привела много. И, разумеется, отец прислушался к ней, потому что ценит ее мнение и уважает ее волю. Разумеется. Совсем не потому, что текущее положение ему чертовски удобно. Обмануть всегда легче того, кто хочет быть обманутым.
Смерть отца изменила все. Окутавшую дом скорбь заметно притупило, а потом и вовсе затмило собой возвращение брата, нового графа Джерси. У Хьюго есть свои планы на все: на управление островом, на распоряжение деньгами, на жизненные приоритеты сестры. Идут они вразрез с планами самой Агаты. И если тот рассчитывал, что увидит перед собой послушную семилетнюю девочку, то ошибался.       
Открытия предстоит сделать всем. Не все они будут желанны и приятны. Тем более, отец даже из могилы продолжает приносить своей семье проблемы, разобраться с которыми оказывается совсем непросто. Все ведет к тому, что для этого придется поступиться чувством гордости и просить чужой помощи.

Об игроке

6. Способ связи
ЛС

7. Пробный пост

Свернутый текст

Венди только это и нужно было. Она даже голову в сторону капитана не повернула. Простого «конечно» оказалось вполне достаточно, чтобы сделать еще пару шагов и замереть уже у самого книжного шкафа. Книг тут было не так много, как в библиотеке дяди Джорджа. Но зато каких! От одних названий дыхание перехватывало.
Атласы кораблей Британского флота. И торговый, и военный. Совсем новые, с полной информацией. Зато у двухтомника по навигации наоборот корешки были хорошо потерты из-за частого пользования. Венди осторожно провела пальцем по шершавому переплету, но взять не решилась. Таких она раньше не встречала, и что-то подсказывало, что понять их толком все равно не получится. Большой справочнико по такелажу. По такому же Венди училась вязать узлы, пустив на это дело, к недовольству тетушки, несколько шляпных лет.
- Здорово, - чуть отрешенно оценила она слова о дополненном издании «Созвездий...». А тетушка в ее голове даже не напомнила, что леди должны давать развернутые ответы, а не бросаться ими, как камнями.
Рука уже тянулась к книге. У них дома была почти такая же и Венди всегда нравилось рассматривать большую карту звездного неба, которая была в самом конце. Если ее разложить, то она занимала почти весь чайный столик в тетушкиной гостиной. Правда, у той карты был оторван изрядный кусок с одного края и почти до середины. Это они однажды поспорили с кузеном Гарри. В итоге книга осталась у нее, а обрывок карты у него в руках, а потом потерялся.
Венди с затаенным предвкушением заглянула в книгу. Тут карта была на месте, новенькая, с еще хрустящими сгибами. И целая. От того, чтобы раскрыть ее прямо здесь и сейчас удержал только вопрос лорда Холланда, неожиданно оказавшегося совсем рядом.
- Ага, - Венди подняла на него взгляд и поспешила поделиться: - Читал. Только там не было части карты. Вот этой. А описания слишком размытые. И у меня не получалось найти все созвездия. Только Южный крест, - его ей показал еще папа, - Орион, Пегас и другие яркие.
Она на мгновенье перевела дыхание и собралась продолжить:
- А... - но слова застыли на губах. Потому что жаловаться, что «дядя Джордж в этом ничего не понимает», совсем не стоило.
- А... а... а здесь же их видно? - господи, она никогда, наверное, не думала так быстро. И когда вопрос уже прозвучал, оказалось, что это действительно интересно. - Ну, не сейчас, а когда стемнеет.
С картой она точно все найдет!

+2

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0

3

Хронология

Август 1886 - Когда ты вернешься
18 декабря 1886 - Тайное становится явным
22 декабря 1886 - Подслушивать нехорошо, но иногда полезно

Отредактировано Agatha Villiers (5 мая, 2019г. 22:27:01)

0


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Агата Вильерс