Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Скреплено печатью


Скреплено печатью

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

https://www.minkenemploymentlawyers.com/wp-content/uploads/2013/12/Employment-Contract-and-Gavel-425x272.jpg

Hermes Lovell, Ezekiel Barnett
6 октября, вечер, дом Иезекииля Барнетта

Воодушевившись вчерашним сотрудничеством с Барнеттом, Гермес решает показать ему контракт Изабель. Намереваясь не тянуть с данным делом, Гермес приходит к Иезекиилю с визитом, который он не собирается заканчивать слишком скоро.

0

2

Гермес довольно сильно рисковал, отдавая контракт Изабель на изучение ее старшему сыну. Конечно, сам контракт был написан на взрывной смеси канцелярского и иезуитского, на простой английский переводился с трудом, и обычный человек мало бы чего в нем понял. Но Барнетт не был обычным человеком.
Он был адвокатом.
Однако Гермес все же верил, что этот риск был оправдан. На текущий момент расклад с Барнеттом был таков: тот сохранил гримуар, а главное, уже обладал нужными для колдуна амбициями. Что он там говорил про Парламент? Гермес вполне мог воплотить эту шутку в жизнь. За определенную цену, разумеется.
И вот в вечерний час, когда Барнетт уже был дома, Гермес стучался в дверь — на этот раз вполне “прилично”, даже не выбивая щепки. Едва ему открыли, он просочился в гостиную, хлопнул увесистой стопкой сшитых лентой бумаг о столик и с удобством расположился в кресле.
— Это контракт Изабель. Пожалуйста, — он услужливо указал на бумаги, попутно выискивая взглядом коварный графин.

0

3

– И вам добрый вечер, Ловелл, – с нескрываемым сарказмом в голосе приветствовал Иезекииль посетителя, бурей ворвавшегося в дом.
На этот раз Барнетт не стал сердиться на бесцеремонную манеру демона обращаться с чужим жилым пространством – все-таки он ждал визита и был готов к подобному поведению.
– Отлично, благодарю, – Иезекииль взял контракт и уселся с ним в кресло. Его сердце странным образом начало биться чаще – все-таки увидеть настоящий демонический контракт, заключенный с родным человеком, было тем еще странным опытом.
– Это всё, – глянул Барнетт в зеленые глаза Ловелла, на секунду оторвавшись от контракта. – Больше не смею вас задерживать.

0

4

— Вы меня не задерживаете, — миролюбиво произнес Гермес и вновь поднялся с места; но отправился он не к выходу, а на кухню.
Контракт был длинным; тщательное его изучение заняло бы не один час. К счастью, Гермес никуда не спешил. Он не собирался давать Барнетту возможность вчитаться в контракт в комфорте своего дома — зачем собственной рукой давать ему оружие?
Гермес принялся рыскать на кухне, с интересом заглядывая в жестянки и бумажные пакеты с продуктами. Барнетт, должно быть, уже отужинал; в пакетах обнаружились объедки, но Гермес, как уважающий себя демон, к ним не притронулся. В одной из жестянок он отыскал крекеры и, сочтя, что они ему подойдут, вернулся в гостиную, где опять устроился в кресле.
И тут уже с оглушительным хрустом отправил знававший еще Вильгельма IV крекер в рот.

+1

5

– Нет, Ловелл, вы не… Ловелл? – последнее Барнетт произнес куда громче в спину удаляющемуся демону, и в шоке от происходящего оставался в кресле до тех пор, пока Ловелл не вернулся с едой.
От возмущения Иезекииль забыл перевернуть страницу, а его взгляд мог потенциально спалить каждый украденный демоном крекер.
– Мистер Ловелл, мне не жаль еды, но я был бы крайне признателен, если бы вы не ели крекеры в гостиной. Но, прежде, я бы попросил вас не передвигаться по моим апартаментам без моего на то разрешения.
Барнетт замолчал, но ненадолго, и нахмурился сильнее:
– Мистер Ловелл, я закончу с этим контрактом очень поздно. Не думаю, что вам стоит сидеть здесь все это время. Вынужден попросить вас уйти. Крекеры можете взять с собой.

+1

6

Гермес улыбнулся, преданно заглянул Барнетту в глаза и поставил жестянку на столик. После чего стряхнул крошки с колен на пол.
Но заговорить он смог не сразу — проглотить проклятый крекер было непростой задачей даже для демона.
— Спасибо за вашу щедрость, мистер Барнетт! — с едва уловимой издевкой наконец произнес он. — Но боюсь, я вынужден остаться. Мне сегодня некуда спешить, а вам наверняка потребуется консультация. К тому же, я обязан проследить, что вы не станете пить над контрактом чай. К слову о чае. Я могу его для вас приготовить, — он улыбнулся еще шире, и в этот момент его лицо не излучало ничего, кроме почти искренней доброжелательности.

+1

7

– Никакого чая, – отрезал Барнетт и, все еще сурово хмурясь, углубился в изучение контракта. Очевидно, избавиться от Ловелла ему сегодня не удастся, ну так пусть сидит.
В принципе, построение документа не так уж сильно отличалось от того, что Барнетту приходилось видеть в документах более земного происхождения. Продираясь сквозь дебри понятий, установленных в контракте, он пытался вычленить род деятельности Изабель в глазах Гермеса Ловелла, но нашел лишь официальную юридическую формулировку. По крайней мере, слово “ведьма” не попалось ему на глаза.
Пробормотав о собственной досаде себе под нос, Барнетт перешел к пункту “Передача силы”, и здесь остатки самообладания окончательно покинули его.
– Вы делали с моей матерью что? – произнес Барнетт звенящим от возмущения голосом, медленно поднимая взгляд от листа на Ловелла.

Отредактировано Ezekiel Barnett (20 марта, 2019г. 16:01:50)

+1

8

Тут Гермес пожалел о том, что все-таки не приготовил чай, вопреки желанию хозяина. Звон чашки о блюдечко мог прекрасно заполнить повисшую тишину.
Он так и подозревал, что с пунктом 4.19.1 на шестой странице возникнут проблемы. В некоторых, довольно безобидных, вопросах люди проявляли удивительную брезгливость.
Гермес деликатно прокашлялся и заговорил:
— Вкратце я уже изложил суть. Наш предыдущий разговор состоялся почти месяц назад, поэтому я напомню — я передавал ей знания и способности, необходимые для успешного занятия оккультными практиками.
Он с честным видом заглянул Барнетту в глаза и вновь порадовался, что не обнаружил в комнате графина со святой водой.

0

9

Барнетт, не думая о своих действиях, убрал контракт на столик, поднялся на ноги и, все еще плохо контролируя собственный голос, произнес:
– Вон из моего дома, Ловелл.

0

10

О нет. Это было не слишком хорошо.
Гермес тоже поднялся на ноги — чтобы убраться подальше от Барнетта. Ударит — не страшно, но карманам тот мог распихать и распятья.
— Подожди. Давай не будем делать ничего поспешного, ладно? — он отступил на шаг и выставил перед собой ладонь. — Ты, должно быть, расстроился, узнав, что твоя мать была не настолько непогрешима, как ты думал. Но имей в виду, что контракт — это дело сугубо добровольное. Твоя мать его читала и подписала в здравом уме и твердой памяти. В чем ты можешь убедиться, заглянув на последнюю страницу. Там так и написано.

0

11

Надо сказать, Барнетт давно вышел из того возраста, когда старшие люди семьи кажутся святыми. Но ему понадобилось много времени, чтобы успокоиться на этот раз.
Он не упал в кресло обратно, оставшись стоять на ногах, но и за графином (уже другим, для конспирации) не потянулся. Ругаться на эту тему вслух казалось ему таким же грехом, как сама тема.
Его одновременно разрывало гневом к Ловеллу (не к Изабель – в каком бы уме она ни заключила контракт, главным грешником все равно был он, демон), и пониманием того, что на ситуацию надо было смотреть с другой стороны. Так, например, нельзя было ругать студентов потому, что они читают книги, даже запрещенные. Ведь книги – источник знаний. Так можно ли было с презрением смотреть на способ брать “силы” из источника в случае с… чем бы ни называлось то, что было у Ловелла с Изабель.
По ощущениям Барнетта прошли вечность и мгновение одновременно, прежде чем он сумел немного успокоиться. И когда он снова нашел в себе силы говорить, успокоив дыхание хотя бы вполовину, он прищурился и сделал осторожный шаг вперед, к Ловеллу.
– Так что же это выходит, демон? Помнится, ты говорил, что хочешь для меня тех же условий, я правильно понял?

0

12

Гермес настороженно наблюдал за действиями Барнетта, сжимая пальцами спинку кресла. В случае очередного плевка в лицо он намеревался использовать его, как щит. Однако нападения так и не последовало. По крайней мере, пока.
Ему хватило выдержки не отступить назад, когда Барнетт сделал шаг, но глаз он с хозяина не спускал. Переговоры проходили определенно не так, как Гермес рассчитывал.
— Некоторые детали могут быть изменены, — осторожно начал он. — Ведь контракт составляется индивидуально. Но основная идея остается той же: это не просто топорный обмен желания на душу. Это предложение к сотрудничеству. Без ограничений по времени, заметь. Далеко не каждый демон станет тебе такое предлагать.

0

13

Барнетт подошёл ближе к креслу, за которым прятался демон, и заговорил негромким напряжённым голосом, одновременно подавляя желание заехать демону кулаком по лицу:
– Неограниченным по времени, да? До тех пор, пока ты не убьешь очередную “вторую сторону”? Ну что ж, выдвигаю первое предложение: изменить пункт… как же он там был, 4.19.1.

0

14

— О, так ты согласен? Раз мы уже обсуждаем детали? — Гермес позволил себе усмехнуться; взгляд Барнетта, впрочем, вдохновения у него вызывал, поэтому он поспешил добавить: — Мне нет никакой выгоды убивать “вторую сторону”. Если ты про то, что случилось с Изабель — мне известно не больше твоего.
У него были предположения, но озвучивать их Гермес не стал.
— Напротив, мы оба бы избежали этого не самого приятного разговора, если бы не случилось непоправимое. Что же до пункта 4.19.1… изменить его я не могу. Но я могу изменить себя, — он взмахнул рукой вдоль торса для наглядности. — Это всего лишь оболочка.
Создание оболочки тоже требовало времени и усилий — слишком много усилий для человека, который бесцеремонно плевался святой водой в лицо. К тому же, Гермес в ближайшее время не собирался возвращаться в Ад. Но об этом обстоятельстве он тоже упоминать не стал.

0

15

На первый вопрос Барнетт отвечать не стал, вместо этого внимательно выслушивая слова демона.
Он медленно оглядел торс, на который сам же Ловелл и указал, усмехнулся и проговорил:
– Не стóит. Это единственное, что меня в этом во всем устраивает.
С этими словами он развернулся, упал обратно в кресло и устало потёр переносицу, в очередной раз пытаясь понять, во что и зачем он сейчас ввязывается.

0

16

Ха! Тем лучше. А Гермес-то думал, что с этим у него возникнет больше всего проблем. Люди порой были непредсказуемы.
У него были хорошие причины выбрать именно ту оболочку, которую он выбрал. Во-первых, начни он прикидываться женщиной, то его и стали бы так воспринимать — вход во многие заведения оказался бы для него затруднителен, а это повлияло бы на его деятельность в Посольстве. Во-вторых, он терпеть не мог, когда ему целовали руки.
Убедившись, что буря миновала, Гермес вернулся в свое кресло и, склонив голову набок, с интересом взглянул на Барнетта.
— Ты шутил насчет Парламента?

0

17

Иезекииль убрал руку от лица и внимательно посмотрел на демона. После того, что этот Ловелл заставил его думать за последний месяц, разговоры о Парламенте казались легкими, как светский разговор о дождике поутру. Но отчего-то именно эта тема вызвала у Барнетта нежелание разговаривать.
– К чему этот вопрос, Гермес? Хочешь обменять мою душу на возможность управлять Премьер-министром из моей спальни?

0

18

Услышав свое имя, Гермес заинтересованно поднял бровь. Надо же, Барнетт его запомнил.
— Звучит уютно, — усмехнулся он. — Но на самом деле, мне любопытно узнать, что ты об этом всем думаешь. О Парламенте и Премьер-министре, я имею в виду. Ты уже хорошо устроился и достиг неплохих успехов. Но при этом ты не лишен амбиций. Вряд ли смешной парик является их верхом. Или я ошибаюсь?

0

19

Барнетт начал заходить на вторую волну гнева за вечер, но в этот раз не стал вскакивать на ноги и постарался действовать немного более цивилизованно. То есть, просто прожигать демона суровым взглядом.
– Для того, чтобы заработать право надевать “смешной парик”, Ловелл, мне пришлось вложить очень, очень много усилий. Но что касается продолжения карьеры, моих успехов недостаточно для Парламента. Мне необходимо еще хотя бы одно, а лучше два громких успешных дела, прежде чем меня по-настоящему заметят. Если тебя интересует именно политика, приходи ко мне лет через десять. Пока я могу предложить себя таким, какой я есть сейчас, в эту минуту.
Закончив тираду, Барнетт вновь взял в руки контракт и нашел нужную страницу с намерением продолжить его изучение.

0

20

— Два громких успешных дела. Хорошо, — гнев Барнетта Гермеса совершенно не смутил; пока в ход не шли графины, резкие слова его не пугали. — Одно, считай, у тебя уже есть. Осталось только его выиграть. Второе у тебя будет.
Гермес сидел с видом лавочника, принимающего заказы на следующий день. Для полноты картины не хватало только журнала. Решив исправить эту оплошность, он выудил из кармана записную книжку и карандаш — не то чтобы он не мог запомнить информацию без подручных средств, но жест был слишком красив, чтобы им не воспользоваться.
— Что-то еще? — деловым тоном спросил Гермес. — Впрочем, я знаю, что тебе нужно. Тебе нужен электорат. У тебя есть предпочтения?

Отредактировано Hermes Lovell (21 марта, 2019г. 11:11:42)

0

21

Барнетт тяжело вздохнул и снова отправил контракт на стол: если демон не хотел, чтобы Иезекииль его сегодня изучил, ему это прекрасно удавалось.
– Послушай, Ловелл. Я хочу раз и навсегда сообщить тебе, что не собираюсь продавать душу за место в Парламенте. Я смогу получить его трудом и профессионализмом, и помощь Ада мне в этом не нужна. А теперь не будешь ли ты так добр оставить меня с контрактом наедине? Потому что иначе, если ты собираешься пользоваться моим гостеприимством всю оставшуюся ночь, тебе придется чем-то за это расплатиться.

0

22

Аха! Хватка! Хватка — это всегда хорошо.
— У меня и в мыслях не было покупать твою душу за место в Парламенте! — заверил Барнетта Гермес. — И уж тем более я ни на секунду не сомневался, что ты всего достигнешь трудом и профессионализмом. Через десять лет.
Он облокотился на кресло и подался ближе к Барнетту, чтобы яснее донести свою мысль:
— Но ты правда полагаешь, что никто в Парламенте не пользуется советами Дьявольского Посольства? Никогда не замечал, куда ходят депутат от Челси и депутат от Северного Кенсингтона по пятницам? Впрочем… конечно, не замечал. Ты наверняка подобные места не посещаешь.
Гермес поерзал на месте, но больше приближаться не рискнул — сегодня он уже успел достаточно подействовать Барнетту на нервы.
— Почему бы нам не забыть на время про контракт и не поговорить о чем-то более приятном? Например, о том, как ты, с твоими талантами и амбициями мог бы оставить настоящий отпечаток в истории?

0

23

Иезекииль выгнул бровь и остановил недолгий, но внимательный взгляд на Ловелле.
Ему действительно не нужна была помощь с карьерой, не в глобальном смысле, по крайней мере. Но сейчас Иезекииль осознал одну, очевидную, в общем, вещь, если задуматься: Ловелл мог доставать ему информацию. Много информации. Только ради этого одного стоило задуматься о его собственном контракте. При условии, разумеется, что Ловелл потенциально мог достать такую информацию, которую не мог достать обычный человек.
Тем не менее, тон Барнетта, когда он заговорил, был раздраженным:
– А почему бы мне не продолжить читать контракт, а тебе – пойти домой или где ты там проводишь свободное время? Я не буду обсуждать с тобой детали того, что ты можешь сделать для меня, пока я не изучу вот этот контракт. Я ясно выразился?

0

24

И почему с этим Барнеттом было так тяжело? Если бы Гермес искренне не верил, что сын Изабель пойдет дальше матери, он бы уже давно сдался и нашел на роль ведьмы кого-то попроще и поскромнее. А обладай Гермес чуть меньшим самомнением, он бы и вовсе решил, что потерял хватку, и провел бы вечер, расстроенно гоняя чертей по комнате.
Демонам постарше и поопытней было проще. Количество их ведьм обычно измерялось двузначным числом, и те свои дела решали самостоятельно, как взрослые девочки. Не требовали контракты, не махали кулаками и, наверняка, даже предлагали своим покровителям чай.
Гермес тяжело вздохнул, прикидывая, где его почти тщательный и почти продуманный план дал крен.
— Ладно. Должно быть, тебе непросто в это поверить, но иногда я могу и молчать.
Он съехал по спинке кресла, сложил руки на груди и уставился в потолок. Но надолго его не хватило. С полминуты понаблюдав за сонной мухой, он вновь нарушил тишину:
— Так я тебе поперек гостеприимства не наступаю?

0

25

– Так было замечательно, – заверил Ловелла Барнетт, не отрываясь от контракта. Он молчал, вдумчиво изучая текст, а затем вдруг поднял голову и снова посмотрел на демона.
– Почему именно ты, Ловелл? – спросил он, изучая демона взглядом, словно впервые. – То есть, почему моя мать выбрала именно тебя? Или это ты ее выбрал, как меня сейчас?

0

26

Гермес разом встрепенулся и вновь вскарабкался на кресло. Он внимательно посмотрел на Барнетта, подбирая слова — меньше всего ему хотелось, чтобы тот вновь принялся бушевать и угрожать.
— Она выбрала меня, — начал он негромко. — Почему? В некотором роде это традиция. Твоя мать, ее наставница, наставница наставницы и наставницы до них — все эти женщины однажды решали связаться со мной. От меня требовалось поставить печать и время от времени справляться, как у них дела. Иногда они делали что-то для меня, иногда я — для них. Но обычно я не был в курсе их дел. Если ты спросишь, как эта традиция возникла… что ж, кое-кто очень настойчиво потребовал моего присутствия. Как видишь, для меня это тоже в новинку. Раньше мне не приходилось никого выбирать.
Он сделал паузу, наблюдая за реакцией Барнетта и решая, стоит ли ему рассказывать еще что-то. Но заключил, что уже и так достаточно разболтал, а значит можно смело выкладывать все начистоту:
— Я не единственный, кто заключает сделки такого рода, знаешь ли.

0

27

Чем больше Барнетт слушал демона, тем сильнее подтверждались самые безумные его догадки. Все это было бы страшным сном, если бы так очевидно не было страшной реальностью.
– О каких “наставницах” ты говоришь, Ловелл? – вкрадчиво поинтересовался Иезекииль.

0

28

— Полагаю, ты сам понимаешь, о каких. Самый расхожий термин — это “ведьмы”. Но назови их как угодно: маги, знахарки, колдуньи, гадалки, предсказательницы — для меня это все сводится к формулировке в контракте, — Гермес скрестил руки на груди и прищурился. — У этой традиции очень длинные корни.

0

29

Вот тут Барнетт уже засмеялся. Правда, невесело, и скорее нервно.
Как бы он ни ожидал услышать эту дикость, слышать ее в реальности оказалось странным опытом.
– Допустим. Допустим, Ловелл. То есть ты хочешь сказать… погоди, я должен это сформулировать. Ты хочешь сказать, что я происхожу из семьи потомственных ведьм?

0

30

Тут Гермес позволил себе расслабиться. Вот что значит — долгие годы упорной дезинформации! Все карты перед Барнеттом, а он лишь смеется!
— Да, именно это я и хочу сказать, — уже более беззаботно произнес Гермес. — Как ты уже заметил, это женское хобби. Раз у тебя нет сестер, стоило ожидать, что твоя мать возьмет в ученицы кого-то со стороны, но она почему-то этого не сделала.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Скреплено печатью