Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Нэд Калгори | Сантьяго Одэлис


Нэд Калгори | Сантьяго Одэлис

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Нэд Калгори /Сантьяго Одэлис (Ned Calgori / Santiago Odelis)

https://69.media.tumblr.com/d0417c03c5d06668c960eaeed4d2f150/tumblr_p8nrt8MO4O1sgelweo4_400.gif https://69.media.tumblr.com/a7204bc1d3866c7673a97c00c2d1f6ac/tumblr_p8nrt8MO4O1sgelweo2_400.gif

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Сантьяго Гарсия Одэлис - данные по праву рождения фамилия и имя, от которых пришлось на какое-то время отказаться. в меру объективных причин, разумеется; Нэд Луис Калгори - имя и фамилия, которые Испанец заработал умом, хитростью, потом и кое-какой монетой. Если лет десять назад в Ист-Энде фамилия Калгори была таким же пустым звуком, как и в Вест-Энде или Сити, то сегодня она рождает уважительные улыбки и одобрительные кивки у многих контрабандистов; Испанец - прозвище для теплого, узкого круга друзей-товарищей по разбою прогрессивной коммерческой деятельности, не во многом соответствующей букве закона.
Человек, тридцать пять лет [родился 13 декабря 1851-ого]

2. Род деятельности
Правая рука, советник и доверенное лицо Арона Ферро. Заправляет делами во время его отсутствия. Контрабандист со стажем, мастер продавать воздух. Официально числится сотрудником в типографии. В прошлой жизни был управляющим на заводе по производству паровых двигателей. Черту между тем что было и тем, что есть сейчас, провела судимость - Сантьяго Гарсия Одэлис был признан виновным в убийстве отца и сослан в Австралию. К её берегам, правда, доставлен не был.

3. Внешность
Протитоп - Ли Пейс.
Нэд сам по себе одна большая отличительная черта. Высокий - даже в самой кучной толкучке на Пикадили-серкес вы без труда заметите его голову. Широкие, густые брови - бессменный спутник его авторской мимики. Выдающаяся в своей густоте борода - своего рода маска, отсекающая шансы будто случайный прохожий из его прошлой жизни, признает в Нэде Сантьяго. Атлетическое телосложение - утренние гимнастики, английский бокс, регулярные физические и кардио нагрузки и довольно активный образ жизни авантюриста помогли в формировании крепкого организма. Поперек груди белеет широкий старый шрам - некогда там было клеймо с латинской "М" - murder, но мужчина избавился от него. Торс, руки и ноги также имеют достаточно мелких шрамов различного калибра - что-то осталось после кораблекрушение, что-то памятью о портовых драках и трактирных потасовках, есть и два шрама родом из детства. Кожа давно потеряла аристократическую бледность и обернулась бронзовым загаром. Волосы тёмно-каштановые, глаза серо-голубые, в зависимости от освещения могут менять цвет.

4. Способности и навыки
Будучи выпускником Брасс Холла, может похвастаться солидными знаниями в делах банковских и правовых, а также поддержать разговор о тонких материях и разъяснить, что Диоген видел  своей бочке, а что отражалось на сводах пещеры Платона. Умеет к себе расположить.
Наделен качествами толкового оратора и мог бы построить карьеру дипломата, но изначально нацелился перенять дело отца и не растрачивал себя по мелочам. Будучи правой рукой отца, со всей ответственностью вникал в дела завода, перенимая навыки управленца и закаляя деловую хватку.
Обладатель исключительной “коммерческой жилки”. Способен за крайне неприличную сумму в январе продать снег. Прекрасно чувствует людей, а если говорить точнее, цели, которые ими движут. Знает, где можно продавить, где умаслить, а где тактично промолчать. Весьма предприимчивый, иногда скользкий, как угорь, что вместе с обаянием и некоторым актерским талантом составляет опасную комбинацию.
Хорошо осведомлен как в английской, так и в зарубежной литературе, знает историю, географию и нотную азбуку. Неплохо разбирается в паровых машинах, правда, знания больше по части теории. Кое-что смыслит в индийском, в совершенстве владеет английским и испанским языками, и свободно говорит на наречии портовых мужиков. В высшем обществе, однако, тоже не пропадёт.
Вынослив, закален портовыми драками, хорошо дерётся как на ножах, так и в рукопашную. При этом предпочитает решать вопросы при помощи дипломатии, уходя в партер только в исключительных случаях. Не стыдиться спасаться бегством, так как ценит свою голову и свято верит, что в целом состоянии она может оказаться предприятию куда полезнее, нежели чем в разбитом.

5. Общее описание
- Расскажи мне о пути Сантьяго.
- Нет, еще не время.

Отчасти это смешно - Сантьяго никогда не нравился роман “Граф Монте-Кристо”. В жизни так не бывает, говорил он. Конечно, мой друг, ты прав, - спустя какое-то время ответила эта самая жизнь - смотри, как всё будет на самом деле. И показала достаточно убедительно.
Он родился в Мадриде и, хотя семейство Одэлис переехало в Лондон в то время, как Сантьяго было шесть лет, всё равно называет Испанию домом. Не лукавит и не рисуется, действительно так считает. О родине у него сохранились призрачные воспоминания, связанные не столько с самим местом, сколько с ощущением себя в нём. Что-то тёплое, яркое, с запахом апельсин и лазурным морем, сливающимся с небом. Гитарными напевами, песнями, дробью кастаньет, сладостью сангрии и пестрыми юбками вечно молодых танцовщиц. Смелостью тореодора, яростью быка и изяществом Гауди. Чистое, идеализированное детскими представлениями и рассказами родителей. Край справедливости и счастья. Испания ему часто снится - эти сновидения умиротворяют и вместе с тем, бередят глубокие раны. Когда его называют Испанцем, мужчине приятно. Прозвище звучит лучше фальшивого имени.
Хосе Фернандо Одэлис - отец Сантьяго - был предпринимателем до мозга костей. К тому же, неплохим управленцем. Завод по производству паровых двигателей, который он вместе со своим другом поставил с нуля, долгое время трудился на благо английской промышленности. Предприятие было прибыльным, оно обеспечивала многих честных тружеников рабочими местами и вносило большой вклад в развитие индустрии. Хосе души в нём, как и сыне, души не чаял и практически всё отведенное ему судьбой время проводил в их обществе. С молодых ногтей Сантьяго не знал иной жизни, кроме как подле отца и в делах заводских. И в том был счастлив. Его импульсивный характер, доставшийся от матери, не раз становился причиной того, что юноша возносил руки к небу и клялся, что бросит всё к чертям собачьим, но правда заключалась в том, что он никогда в жизни этого бы не сделал. И нередкие ссоры с отцом, всегда касавшиеся их диаметральных взглядов на ведение дела, сводились к компромиссу, потому что оба мужчины любили и уважали как друг-друга, так и их предприятие. Его все негласно считали семейным. Все, кроме друга Хосе, шотландца Ирвина, стоявшего у закладки фундамента. В делах он, стоит признаться, толком не разбирался, но искренне боялся, что может остаться с крошечным пакетом акций, за бортом большой выгоды от набирающего обороты бизнеса. Ирвин был богатым, но мелочным и малодушным, к тому же, крайне жадным человеком. Жаль, это замечал только Сантьяго. И дважды жаль, что он так и не сумел открыть на это отцовских глаз. Видя в молодом Одэлисе угрозу, Ирвин решился на отчаянный шаг. Ему оставалось только дождаться подходящего момента.
К моменту рокового выстрела, у Сантьяго было всё, чего только можно было пожелать. Крепкая и любящая семья - отец, матушка, двое младших сестёр - молодая, чертовски красивая невеста. Статус в обществе, денежные активы, предприятие всей жизни, образование, силы и желание двигаться дальше. Планы. О собственных детях, доме в солнечном Мадриде, о расширении бизнеса. Пожалуй, именно об это всё и споткнулось. Сантьяго давно говорил отцу о необходимости открытия еще одного завода в Бирмингеме, но Хосе не хотел рисковать. Нередко их дискуссии переходили на повышенные тона и венчались экспрессивной жестикуляцией. В тот злосчастный вечер Ирвин подал Сантьяго неплохую идею, которую тот после ужина попытался донести отцу. Нужно было только взять крупный заём у банка и выкупить землю. Снизить - на какое-то время, естественно - объемы производства их Брайтонского завода и перебросить основные силы на Бирмингем. Буквально на года полтора, может быть два. Но отец не хотел слушать о рисках и перспективах, которые могут скрываться за ними. При всём своём уме, он был человеком суеверным и с уважением относился к дурным предчувствием своей жены, а бедная Мария-Елена с момента выпуска сына из Брасс Холла нередко стала отмечать, что сын стал излишне вольнодумен. Они спорили долго и очень жарко - невольными свидетелями конфликта стали не только домочадцы, но и слуги. Последние были не на шутку встревоженны поведением господ, в порыве страстей перешедших на незнакомый им испанский. В ту ночь бушевала страшная гроза, что подкрепляло мрачные догадки суеверными шепотками. В конфликт пришлось вмешаться старшой дочери Хулии, которая имела огромное влияние как на отца, так и на брата - от рождения девочка была слабой здоровьем и врачи категорически запрещали ей волноваться, что нередко становилось аргументом в сторону незамедлительного примирения. Сантьяго, в крайне взбешенном состоянии - он никак не мог смириться с тем, что его отец не готов к риску и не желает верить его расчетам - удалился в свою комнату, рассыпаясь проклятиями, чуть которых и сам не мог разобрать, отец заперся в кабинете и строго наказав никому его не тревожить. А в полночь молодая кастелянша проснулась от того, что услышала ужасный грохот. Было похоже на звон разбитого сервиза. Поначалу она решила, что это должно быть был гром и что дурное предчувствие навеяно ей сновидением, но на душе было не спокойно. Девушка хотела было разбудить дворецкого и попросить проверить, но, опасаясь за то, что он сочтет её суеверной дурочкой, сама отправилась на разведку. И в темноте заметила, как из кабинета господина вышел высокий мужчина и, прижимая нечто к груди, скрылся за дверью покоев Сантьяго. Она не придала этому особого значения, и продолжила свои поиски, но, так ничего не отыскав, вернулась в постель. Когда утром служанка обнаружила дверь кабинета открытой и, не дождавшись ответа господина, вошла в комнату с подносом завтра в руках, по дому прокатилась волна душераздирающего вопля. Этот крик извещал о смерти господина Хосе. Несчастный был застрелен в собственном кабинете. Он сидел за письменным столом, спиной к распахнутому окну, чьи рамы были разбиты, и белая занавеска накрывала его тело точно саваном. И когда началось расследование, рассказ молодой кастелянши очень заинтересовал детективов. Как и ссора отца сыном. И то, что в комнате Сантьяго был найден пистолет из которого недавно стреляли. А на манжетах его рубашки, в которую в тот вечер молодой господин был одет, были следы пороха. Никто не мог поверить, но следствие опиралась на ясные, как божий свет, доказательства. Даже сам Сантьяго готов был признать непогрешимость логики обвинения. Если бы не одно но. Он не убивал.
С тех самых пор, как Сантьяго взяли под стражу, в Лондоне без перерыва лил дождь. С неба не перестало лить и в тот день, когда его признали виновным в убийстве Хосе Одэлиса. Когда в здании суда был оглашен приговор - Мария-Елена могла в этом поклясться - погода ухудшилась втрое. И когда приговоренного к ссылке, согнутого под тяжестью горя, несправедливости и цепей Сантьяго грузили на борт “Решительного” лучше не стало. Грязное море сливалось с серым небом и весь мир оборачивался цельным холщовым полотном, затянутым над головой и ничего хорошего не обещающим. Казалось, сама природа противится происходящему. Казалось, в том гнев Господа. Но сколько бы воды не пролилось, положения вещей это не изменило. Хосе Одэлис лежал в могиле и в груди его, под шелковой рубашкой вместо сердца зияла дыра. Его единственный сын в глазах общественности стал преступником и отбывал в ссылку. Его любимая жена, до конца своих дней облачившись в траур, не могла унять горя и дочери их не могли её утешить, сами замерев в шаге от пропасти глубокого и беспросветного отчаяния. А его убийца был на свободе и со дня на день должен был стать единственным владельцем мануфактуры, которой отец с сыном отдали больше, чем кто-либо иной когда-либо отдавал своему делу.   
Возможно в том заслуга молитв матушки и сестёр, возможно, в высшей справедливости, которая еще не сгинула со свету, а может всё дело в том, что воды Португалии в ноябре крайне непредсказуемы - кто знает? Но "Решительный" попал в жуткий шторм и пошел ко дну, так и не сумев доставить ссыльных до австралийских берегов. В общем и целом, он практически никого и никуда доставить не смог. Разве что на дно, следом за собой. Спасение Сантьяго можно было назвать чудесным - он три дня дрейфовал на осколке мачты в море. Обессиливший, обгоревший на солнце, бредивший наяву. Когда его подобрали рыбаки около полуострова Мадейры, он в бреду повторял молитвы, которым учила его в детстве мама. Долгое время мужчина провел без сознания, а когда пришел в себя через месяц, в рыбацкой хижине, не мог до конца поверить в то, что жив. О нём хорошо позаботились, выходили и не бросили на произвол судьбы. У него не было имени, не было прошлого, но были крепкие руки и желание помочь. Он был молчалив и в этом никто его не упрекал, зато охотно брался за любую работу и был благодарен даже простой краюхе хлеба. А еще он прекрасно знал, что безмятежный труд под португальским солнцем не навсегда. Каждую ночь ему снился отец и мужчина всё сильнее уверял себя в том, что отомстит за его гибель и поруганную честь во чтобы то ни стало. Но для этого нужно было вернуться обратно, а это было заданием не из простых. День за днём он обзаводился новыми знакомствами, расширял свои знания и умения, завел знакомство с контрабандистами и в один прекрасный день за партией в кости выиграл себе новое имя. Документы, с которыми он мог покинуть страну и вернуться в Лондон. Сантьяго Оделиса там никто не ждал, а вот для Нэда Калгори этот город мог кое-что предложить. Когда его стопы вновь опустились на брусчатку туманного Альбиона, минуло два с половиной года.
В Лондон он вернулся на борту торгового судна совсем другим человеком. Очень скоро после прибытия мужчина узнал, что семья его прибывает на грани банкротства - к сожалению, в качества управителя делами женщины выбрали крайне сомнительного человека и очень скоро их богатство стало таять на глазах. Невеста Сантьяго - белокурая леди Элизабет Беннет - уже два года как была госпожой МакШафи и подарила Ирвину троих детей. Завод всё еще был в строю, но нес убытки и стал сильно зависеть от инвестиций извне. Ему нужно было возвращаться, но он не мог. Пока не мог, но это вовсе не значило, что мужчина собирался опускать руки. Напротив, испанец закатал рукава и с отточенным хладнокровием и врожденной страстью принялся за дело. Нужно было восстановить справедливость. Для начала, в плане финансов.
Наладить контакт с семьей, пожалуй, было сложнее всего. Нэд проник в собственный дом под видом краснодеревщика, нанятого для ремонта столового буфета. Перебрасываясь с прислугой словами, он нарочно оставлял в своей речи подсказки, которые могла понять лишь его сестра и когда работа была окончена, она отыскала возможность остаться с ним наедине. Он не мог рисковать репутацией девушки и от того не успел рассказать всего, что так просилось сердцем. Но ясно дал понять, что больше не оставит их одних, а также предупредил, что завтра они смогут получить ответы на многие вопросы и выразил надежду на то, что ему ответят тем же. На следующий день на пороге дома Одэлис появилась миниатюрная, хрупкая девушка в соломенной шляпке. Еще недавно она была цветочницей на Трафальгарской площади, а сейчас просилась гувернанткой и передавала рекомендации, меж которых было спрятано письмо от некоего Нэда Калгории, который рассказывал о судьбе Сантьяго. Эту девушку звали Катти Сарк и с того дня она стала работать в доме Одэлисов, хотя прежде и мечтать о подобном не могла. Она передавала письма, переодически некоторые суммы денег и стала связующим звеном между Сантьяго и его семьей, сама о том не подозревая. Правда, её неведение длилось не так чтоы долго - от природы Катти была девушкой смышленой и очень внимательной. Она прониклась симпатией к Нэду и со временем между ними завязался своего рода роман, который хоть и не обещал каких-либо сказочных перспектив, но был приятен сердцу обоих молодых людей. Так была налажена связь семьей и заштопана дыра одиночества, сжирающая душу изнутри. К финансовому вопросу мужчина подошел еще более утонченно.
Хорошенько прощупав почву и разузнав, кто в городе чем занимается, Нэд обратил свой взор на портовый район, где крутилась большая часть изнаночной жизни столицы. Ему были нужны деньги, причем немалые - месть, как ни крути, штука не из дешевых - и единственный способ, каким он мог их получить, не мог похвастаться легальностью. Помогли знакомства с португальскими контрабандистами, чьи повадки мужчина успел хорошо изучить, и навыки из прежней жизни. Спустя неделю с момента прибытия, он уже знал о городе всё, что было нужно начиная от количества складов и их содержании, до того, чьи мальчишки просят милостыни на какой улице. Круговорот товара в подпольных кругах, курс ценообразования, спрос и предложение. Нэд в два счета просчитал, на что стоит делать ставку и что делать дальше. В уме он уже распоряжался первым заработком и вкладывал остаток в новое дело, обещающее принести высокие дивиденты. Оказавшись на обратной стороне закона, риск становится делом естественным. Несмотря на то, что он остается верен определенным принципам, Нэд чувствует себя свободным и не стесняется запустить руку в казну старушки Англии. С неё не убудет. Но один со всем этим массивом мужчина не справится - это понятно даже в усмерть пьяному ирландцу. Связи, вот что ему сейчас нужно. И компаньон, куда же без этого. Для пущего успеха необходимо поймать в свои сети рыбу по-солидней. Такую как Эдриан Джар, например.
С ним Нэд знакомится за карточным столом. Стоит признать, что в день их встречи испанцу в игре практически не везло - карты попадались сущая дрянь - но он оставался в выигрыше за счет блефа и мастерской игры на публику. Кого нужно испанец брал на слабо, сеял зерно сомнения, как опытный пахарь, сбивал с толку и действовал на нервы. Нэд разыграл отличную партию, обзаведясь неприятелями, солидной для такого мероприятия суммой и вниманием Джара, на что и был расчет. Толковый парень заинтересовал бывалого контрабандиста и тот стал наблюдать за его дальнейшими действиями. На вырученные деньги он купил грубую мешковину, ту, в свою очередь, обменял на зерно, а его - на мыло. Через несколько оборотов Нэд Калгори уже был владельцем четырёх бочек чистого пороха и небольшого сундука ямайского рома. С ними-то он и пришел к Эдриану. С ними и предложением поделить прибыль поровну, если он поможет доставить груз в Португалию, где его можно обменять на партию славных ружей. А ведь Джар помнил, что этот парень входил в игру с одним перстнем и жалким четвертаком - всё это было у него на глазах. Вот так и началось их сотрудничество, которое в дальнейшем привело испанца к долгой и плодотворной дружбе с Ароном Ферро, которому Эдриан приходился дядей. Присмотри за ним, - откашлявшись в кулак попросил старина Джар, - вам есть о чем поговорить. И оказался, как всегда, прав.
В то время о Нэде уже ходила кое-какая слава. Многие признавали его коммерческие навыки и спекуляционные успехи, обращались за помощью или советом, за который тоже приходилось платить монетой. Казалось, Нэд мог превратить в золото всё, к чему прикасался, кроме того прекрасно читал в сердцах людей и умел мастерски ими манипулировать ради собственной выгоды. Заматерел и стал более черствым, но не потерял гибкости и присущей ему находчивости. Арон Ферро хочет стать "королём над горой" и Нэд охотно соглашается ему помочь. Всего три условия. Ты будешь слушаться моих советов, приятель. А когда поднимешься, вернёшь мне имя. И о предательстве не может быть и речи. Договор заключен клятвой на крови, несметным количеством джина и мазутной грязью Темзы. Пригретая на груди Катти с опаской хмурит брови. Мне не нравятся эти ваши мальчишеские игры, они не доведут до добра. Нэд целует её в макушку и говорит, что во всём важен позитивный настрой. Ты ведь ирландка, Катти, и ты поцеловала меня. Удача не может теперь так просто от нас отвернуться.
"Предприятие" Арона идёт в гору. Ему нужно определиться с районом, и Нэд, точно заядлый кладоискатель, указывает место на карте. Помогает с "расчисткой", вербует проверенных людей, ищет альтернативные способы получения дохода с имеющегося добра. Нужно подкупить констеблей? Нэд знает, через кого и с какой суммой нужно заходить. Он следует за Ароном тенью и всецело ему предан. Ведёт бухгалтерию и помогает советом. За Арона он готов поймать пулю, если придется и когда тот пропадает, Испанец очень переживает за друга и ставит за его здравие в церкви свечу. Пока его нет в Лондоне - он его заместитель. Его глаза, руки, мысли. Мужчина действует исключительно в интересах друга и это сложно не заметить даже невооруженным глазом. Да, у него есть свои активы. Да, большую часть доходов компании Испанец без совещаний и обсуждений пускает в оборот, но его решения попрежнему приносят прибыль. Им восхищаются и ему завидуют, но сам мужчина не видит в этом никакого смысла. Каждый вечер он садиться за дальний столик "Сирены" и ждёт, что в неё вот-вот войдёт Ферро, хотя умом понимает, что это уже, быть может, невозможно. Но он всё еще ждёт. Они ведь обещали быть вместе до конца. 

Об игроке

6. Способ связи
@.mayakovsky

7. Пробный пост

Свернутый текст

+4

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

+1


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Нэд Калгори | Сантьяго Одэлис