Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Час расплаты


Час расплаты

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

https://www.worldanvil.com/media/cache/gallery/uploads/images/c5efeb9e42aae15f8a7cbdb9fc9c9e61.jpg

Wester Moore, Ethan Fowler
14  января 1887 года, поздний вечер, Лондон, безлюдный переулок

За всё в этом мире нужно платить. За желание узнать слишком много - особенно. Именно это по воле одного весьма влиятельного лица должен объяснить наёмник профессору оккультизма. Хотя вред ли заранее можно предугадать, чем закончится их встреча.

+2

2

Вестер Мур привык добиваться поставленных перед собой целей. Особенно если цели эти напрямую касались его любимой работы, его любимой науки, его любимого университета. До недавнего времени профессор вообще был уверен, что ничто в этом мире не сможет конкурировать с его страстью к оккультизму и желанию узнать о новой пока что совершенно неизведанной науке как можно больше, но, как говорится, сердцу не прикажешь, и теперь на доске его приоритетов вместе с работой красовалось одно единственное имя одной единственной любимой девушки, но речь сейчас пойдет совершенно не об этом. На этот вечер профессор Мур позабудет о своей возлюбленной и снова станет тем упрямым, дотошным, не отступающим от своего ценителем оккультного и всего паранормального.
Говорят, каждый хороший охотник должен обладать огромным терпением и выдержкой. И видит Бог у Вестера они были. Конечно, когда дело доходило до студентов и экзаменов, эти качества у мужчины частенько куда-то испарялись, но всему виной, как правило, всегда была глупость молодого подрастающего поколения, не желающего думать и делать работу без ошибок. Он уже устал талдычить молодым людям всякий раз, что даже самая малейшая их оплошность может обернуться фатальной ошибкой в конечном итоге. И будет хорошо, если какой-нибудь их оккультный ритуал попросту не сработает, а вот если сработает не так, как планировалось, тогда определенно жди беды. Именно поэтому ко всему, что связано с этой таинственной наукой, профессор привык относиться аккуратно, внимательно, с должным уважением и вниманием. Именно поэтому он так неумолимо искал практически по всему свету все, что может пролить свет на множество неизвестных моментов, что даст ответы на сотни неразгаданных вопросов и позволит понять оккультизм как можно лучше. Понять, изучить, использовать.
Он уже несколько лет пребывает в поисках древнего гримуара. Liber Juratus Honorii так же известна как книга Гонория, посвящена в основном ритуалам защиты. Ритуалы этой книги направлены, в основном, на призыв ангелов, демонов и других духов, чтобы получить знания и силы.
По слухам, работа была написана Гонорией Фиванским, таинственной, возможно мифологической личностью, существование которой подвергается сомнению. Книга начинается с резкой критики в адрес католической церкви. Она якобы развращена дьяволом, целью которого является обречь человечество, избавив мир от преимуществ магии. Уже только по одной этой причине Вестеру, как человеку, отталкивающему все церковное и религиозное, хотелось бы прочитать древний гримуар, но если бы все было так просто, было бы неинтересно. Известно, что всего было сделано три экземпляра этой книги, и считалось, что завладеть ею случайно невозможно. Чтобы обрести книгу Гонория нужно найти достойного оккультиста и унаследовать гримуар на его могиле. Иными словами, книга хоронится вместе со своим владельцем.
К счастью, на сей раз Вестеру не было нужны посещать кладбища и склепы, чтобы тревожить покой мертвых, раскапывая их могилы и открывая саркофаги. Из своих источников профессор узнал, что книга эта была найдена недалеко от Рима и уже успела сменить нескольких владельцев и обзавестись дурной славой. Поговаривали даже, что на гримуаре проклятье, но обусловлено это проклятье лишь большим количеством желающих ей завладеть. Потратив немало денег, заключив немало сделок, Вестеру Муру удалось добиться того, что сегодня в порт прибудет корабль контрабандистов, а с ними прибудет и книга. Он заплатил тем, чтобы они достали ее. Заплатил в два раза больше, чтобы все прошло тихо и без жертв. И сегодня, наконец, он получит то, что так долго искал.

+1

3

Этан ожидал профессора в узком безлюдном переулке.
Он уже привык к подобному ожиданию и воспринимал холодный влажный ветер как нечто само собой разумеющееся. Ветер этот пытался забраться под пальто, сорвать с головы шляпу, бил в лицо с такой силой, что порой перехватывало дыхание.
Мелочи. На это можно не обращать внимания.
Мучительно хотелось затянуться хорошей сигарой или сделать глоток-другой виски. Виски, к слову, у наёмника был при себе – во внутреннем кармане лежала фляга. Но Фаулер решил с выпивкой повременить. Потом – когда всё будет закончено – он и отметит удачно завершённое дельце.
   …На него вышел один католический священник. Этан вообще считал себя добрым католиком. Ну, конечно, он нарушал многие заповеди – и, прежде всего, заповедь «не убий». Но ведь, как говорится, не согрешишь – не покаешься. А не покаешься – и прощён не будешь. Стало быть, как бы парадоксально это ни звучало, грех можно расценивать как путь к спасению.
Частенько за бокалом-другим вина он обсуждал подобные темы с Розмари – это были приятные ленивые зимние вечера, когда за окном темнело слишком рано, а пламя свечей, горевших на столе в старинных бронзовых канделябрах, настраивало на философский лад.
Впрочем, сейчас у Этана не имелось ни малейшей охоты философствовать. Сейчас требовалось думать лишь о том, как лучше выполнить порученное задание.
   Откуда этот священник знал, что в Лондон прибудет книга, якобы написанная Гонорией Фиванским, Этан не спрашивал. У тех, кто служит Святому Престолу, свои источники информации. Католическая Церковь хотела получить эту книгу.
Признаться, за идею Фаулер вряд ли стал бы работать. В конце концов, все мы люди. И всем нам надо на что-то жить. Но Церковь платила – и платила неплохо. Да и работа не требовала того, чтобы наёмник шёл против своих убеждений, которых, если честно, у него было совсем немного.
   …Он увидел человека, что быстрым шагом двигался в направлении порта в этот  поздний час. Оставаясь незаметным – ещё одна тень среди других теней – проводил его взглядом.
- Долго же ты... Я уже замёрз, твою мать, - не то прошептал, не то подумал. Плюнул себе под ноги. Повыше поднял меховой воротник. Втянул носом зимний воздух и выдохнул облачко белого пара.
Осталось проследить за ним и дождаться, когда профессор – Этану сообщили, с кем ему придётся иметь дело – получит книгу, что доставили специально для него. В том, что тут появился именно его клиент, Фаулер не сомневался. Кто ещё потащится в сторону порта в это время от того самого дома, где жил Вестер Мур?
   Фаулер не спеша двинулся следом – так, чтобы не попадать в отсветы фонарей и оставаться незамеченным.

+1

4

- Надеюсь, никаких проблем не возникло? – Вестер сильнее натянул шляпу-котелок себе на лоб и обратился к высокому мужчине, от которого исходил весьма говорящий запах долгого путешествия на корабле, шепотом.
- Все прошло по высшему разряду.
- Надеюсь. Не зря же я тебе столько плачу.
Профессор достал из кармана своего пальто довольно толстый плотно запечатанный конверт и протянул его контрабандисту. Тот в ответ достал откуда-то из-за спины сверток значительно больше и значительно тяжелее. И как только обмен произошел оба из них поспешили разорвать толстую бумагу и убедиться, что ни с одной стороны никакого обмана не произошло.
- Замечательно… - Вестер завороженно провел травмированной рукой по кожаной потертой обложке гримуара, но быстро пришел в себя, поняв, что это не время и не место для осмотра подобной вещи. – Приятно иметь с тобой дело.
Профессор кивнул контрабандисту, тот тоже отпустил его с миром. Теперь дело оставалось за малым – вернуться домой как можно скорее, запереться в кабинете и приступить к изучению желанной находки. Он потратил так много времени на поиски, что сейчас все его труды и переживания должны увенчаться успехом.
Мур быстро оглянулся по сторонам. В столь поздний час в порту уже никого не было. Ничто не могло помешать ему вернуться на дорогу и поймать кэб. Ничто. Осталось только пройти один переулок и не наступить в глубокую лужу там в темноте.

+1

5

В толпе затеряться проще.
Среди этих безлюдных ночных холодных лондонских улиц оставаться вне поля зрения потенциальной жертвы было куда сложнее.
Впрочем, сложности наёмника никогда не пугали.
На самом деле, задание не выглядело в его глазах чересчур сложным. Он не сомневался, что сумеет достать книгу и передать её католическим священникам. А что уж те станут делать с пресловутым гримуаром, Этана волновало мало. Он вообще старался держаться подальше от подобных вещей – как говорится, меньше знаешь, крепче спишь.
Бывало, он работал и на демонов – но тут присутствовал исключительно финансовый интерес. А стало быть, об этом имелась возможность без зазрения совести  рассказать на исповеди и получить отпущение… По крупному счёту, у Фаулера были весьма своеобразные отношения и с религией, и с собственной совестью. Но отношения эти наёмника вполне устраивали. И, судя по всему, они устраивали и Церковь, иначе вряд ли к нему обратились бы с просьбой достать книгу, написанную Фиванским, чьё имя, если честно, до сих пор Этану мало о чём говорило.
   … Он подождал, пока профессор пройдёт мимо него,  устремляясь к темноте пустынного переулка – здесь, в порту горели хотя бы редкие фонари, свет которых, впрочем, лишь подчёркивал сгустившийся зимний сумрак. На миг повернув голову и убедившись, что недавний собеседник Мура направился к пришвартованному судну, Этан шагнул на дорогу, отходя от толстого ствола раскидистого дерева и оказываясь за спиной Вестера. Кольт уже был у него в руках.
Щёлкнул курок.
Указательный палец лежал на спусковом крючке.
- Не дёргайся. Не оборачивайся. Иначе вышибу мозги.
Голос звучал ровно, без намёка на эмоции.
На самом деле, куда безопаснее и проще было бы этого типа прирезать и забрать книгу. Только вот за убийство Этану не платили. Может быть, у Католической Церкви свои планы на профессора. Может быть, святые отцы лично желают с ним побеседовать в тёмном подвале. Так или иначе, наёмник точно не хотел нарушать их планы.

+1

6

Невозможно сосчитать сколько раз профессор Мур говорил своим студентам, чтобы они были внимательными, чтобы не упускали ни малейшей детали, чтобы следили за всем, за чем только могли и даже больше! Сколько раз он повторял, что без вкрадчивости, внимательности, скрупулёзности и дотошности им не достичь успеха в оккультизме, сколько раз ставил в пример себя и рассказывал о множестве неудавшихся ритуалах, за крах которых несли ответственность только глупые люди, которые не удосужились лишний раз все проверить и учесть. Сколько раз, сколько раз…
Вестер Мур действительно был внимательным человеком, но даже самого внимательного человека может сбить с толку вещь, к которой он стремился уже очень долгое время. Опьяненный мыслью об улыбнувшейся удаче и о том, что очень скоро он сможет погрузиться в подробное изучение гримуара, профессор зашел в темный переулок, слыша лишь собственный голос у себя в голове, и чувствуя только тепло от книги, которую он здоровой рукой прижимал к своей груди.
Когда позади него щелкнул курок, вся магия счастья и эйфории испарилась вместе с этим щелчком, на смену им пришло горькое осознание собственной промашки.
- Если вам нужны деньги, вы можете забрать все, что у меня есть. – Вестер нашел в себе силы говорить спустя несколько секунд после того, как за спиной его раздался бесцветный голос. – Кошелек в правом кармане пальто.
Профессор знал в какие районы направлялся, а потому не надел ничего такого, что могло бы привлечь к себе излишнее нежелательное внимание. Он был в своей поношенной излюбленной одежде, которую частенько надевает для прогулок, на которых есть подозрение, что закончатся они не как обычные прогулки светских богатых людей. Так уж получалось, что Мур частенько не по собственной воле посещал кладбища, склепы, гробницы, катакомбы и прочие такие романтичные места, а ходить по ним в дорогом костюме с тростью и шляпой, как минимум, совершенно неудобно и глупо. Сегодня шляпа на нем тоже была, как и пальто, как и костюм, но все это не выдавало в нем прославленного профессора Бримстоуна с хорошим достатком, а показывало лишь человека среднего класса. Не бедствующего, но и не шикующего. У такого, как правило, мало что можно было взять.
- Послушайте, мне не нужны проблемы. Я уверен, что мы с вами сможем договориться. – Рукой Вестер крепче прижал к себе книгу и напрягся, почувствовав холодное дуло пистолета на своем затылке.

+1

7

- Ну, конечно, мы сможем договориться. – Этан позволил себе улыбнуться, не отрывая взгляда от профессора и готовясь пресечь любое его движение. Да, его не просили убивать Мура. К тому же выстрел привлёк бы ненужное внимание. Но вместе с тем рисковать своей жизнью – как и свободой – наёмник не хотел. И потому был готов нажать на спусковой крючок, если иного выхода не будет. – При вас сейчас находится книга, написанная Гонорией Фиванским. Пожалуйста, положите её на мостовую. Только не делайте резких движений. Потому что иначе я выстрелю.
Фаулер всё так же не повышал голоса, не проявлял никаких эмоций. Обычно нервы бывали напряжены до предела – но только до тех пор, пока он не начинал действовать. Ожидание всегда обостряло затаённые страхи и вполне осознанные опасения. Но стоило взяться за оружие и подойти к жертве, Этан становился по-настоящему спокоен.
- Не советую пытаться перехватить инициативу, мистер Мур. Как и думать слишком долго. Потому что я боюсь не справиться с искушением вас прикончить.
Вот здесь наёмник ничуть не кривил душой. Несмотря на то, что сам порой совершал поступки, которые совершенно противоречили постулатам христианства, его раздражали те, кто осознанно шёл против Католической Церкви. Что ни говорите, этот мир держится на традициях. Однажды при Тюдорах Англия попыталась порвать с Ватиканом – и, по мнению Фаулера, это не пошло её жителям на пользу.  Ему казалось, что теперь было самое время вернуться в лоно истинной веры. Что ни говорите, звуки органа умиротворяют, а церковные таинства даруют душе покой. Он весьма смутно понимал смысл заповедей, но вот сама служба его завораживала. И поэтому наёмник определённо не мог осознать, с какой радости некоторые копаются в вещах, что явно выше понимания простых смертных, и пытаются лишь усугубить и без того непростую ситуацию. Ведь именно сейчас, когда демоны разгуливают в Лондоне, словно у себя дома, положение Церкви особенно усложнилось.
- Считаю до трёх, профессор. Один.
Дуло револьвера всё так же упиралось Вестеру в затылок.
- Два.

+1

8

Если Бог действительно существует, во что Вестер Мур не верил от слова «совсем», то все происходящее явно его рук дело. Никак иначе такую подлость не объяснить. У профессора со Всевышним явно была взаимная антипатия, первому никогда не нравилось, что вокруг второго всегда очень много бестолковой шумихи, а второму, по-видимому, не нравилось, что не все смертные перед ним преклонялись и вопрошали к нему в своих молитвах.
Когда голос объявил с какой целью явился по душу профессора, тому оставалось лишь прикрыть глаза и прошептать слова проклятья. Он так близок к цели. Так близок. Он так долго к этому шел, и споткнуться прямо здесь на финишной прямой… Просто какое-то полнейшее невезение.
- Ладно! – Бросил мужчина слишком резко. А как еще отвечать, когда тебе в затылок упирается дуло пистолета, а голос за спиной отсчитывает секунды? Как бы сильно Вестер не грезил этим гримуаром, умирать из-за него не хотелось, в конце концов, он пока что не разработал достоверный и действенный ритуал воскрешения и поблизости нет никого из знакомых, кто мог хотя бы помочь. – Я отдам…
Мур медленно поднял две руки вверх, показывая, что в ладонях у него ничего не припрятано, затем так же медленно пальцами здоровой руки расстегнул пуговицы пальто и достал из-за пазухи книгу, на которой и так было слишком много крови.
- Вы хотя бы знаете, что это за книга? – Он еще раз посмотрел на старую кожаную обложку, на потрепанный переплет и такие же потрепанные страницы. – Или вам просто заплатили кругленькую сумму и сказали, что нужно сделать?
Профессор наклонился и положил книгу на мостовую. Отпускать ее совершенно не хотелось, однако собственная жизнь была ценнее.
- Если так, то я смогу предложить вам больше. Или дело не в деньгах? Может, вы опустите пистолет? Свою часть сделки я выполнил. Судя по тому, что вы знаете мое имя, вы должны знать и о моей покалеченной руке. Вряд ли калека сможет оказать вам достойное сопротивление.

+1

9

Калека не мог оказать сопротивления, верно.
Но человек, обладающий знаниями Мура – Этан не сомневался, что в рукаве у профессора оккультизма может быть припрятан туз, а то и не один – имел возможность преподнести немало сюрпризов.
- Мне плевать, что это за книга.
Фаулер любил деньги. Это факт. В конце концов, именно они дают возможность досыта есть, пить хорошее вино, проводить время с красивыми девками. Без всего этого жизнь казалась бы сущим адом, попадать в который раньше времени у наёмника не имелось ни малейшего желания. Так что предложение Вестера не могло оставить его совсем уж равнодушным. В конце концов, он мог бы соврать святым отцам, что Мур его перехитрил, отправился в порт не в то время и не тем путём. Или позвал на подмогу демонов, что, быть может, давным-давно охотились за его душой.
- Перестаньте, профессор. Не пытайтесь со мной торговаться. Не заставляйте меня применять силу.
Но именно потому, что он любил деньги, Этан понимал, что его положение обеспечивается репутацией. Католические священники, возможно, обратятся к нему ещё не раз и не два, если сегодня всё пройдёт гладко.
Да и потом никто ведь не сбрасывал со счетов личные чувства, симпатии и антипатии. И наёмник в очередной раз поймал себя на том, что профессор пробуждает в нём желание разрядить барабан. Фаулер получил неплохое образование, которое, конечно, не могло сравниться с тем, что получали в Бримстоуне. Он превосходно знал классическую литературу, имел сносное представление об истории и географии и даже сумел изучить азы математики. Этого наёмнику казалось вполне достаточным для того, чтобы выглядеть джентльменом. А вот те, кто особенно умничал и пытался отрицать извечные ценности – само собой, католицизм он считал одной из главных таких ценностей – не вызывали ничего, кроме стремления поставить их на место.
Всё это вместе, брошенное на чаши весов, моментально перевесило сиюминутную жадность.
- Сделайте несколько шагов вперёд. А вот резких движений делать не стоит. Давайте, профессор, не заставляйте меня произносить «три».
Он знал, что придётся наклониться за книгой, чтобы поднять её с мостовой. В этот момент он не сможет контролировать Мура.
Что ж… Так или иначе, за риск Этану и платят.

+1

10

Черт бы побрал их всех. Всех, кто за этим стоит. Кто именно, Мура в принципе особо не интересовало, в оккультном мире было много конкуренции, ведь наука нова, а значит каждому хочется оставить в ней свой след. И чем глубже и значимей этот след будет, тем лучше. Черт бы побрал этого наемника. В том, что это был именно наемник, Вестер уже не сомневался. Говорит спокойно, в своих действиях уверен, преследует точно поставленную цель. Было бы лучше, если бы он согласился на деньги, но что есть, то есть. Придется придумывать что-то другое. Расставаться с книгой не хотелось. Не хотелось даже отходить от нее, но, когда тебе в спину смотрит дуло пистолета, выбора особого нет.
- Позвольте узнать, - он сделал один шаг вперед. – у меня есть шанс вас переубедить? Вы знаете, кто я, должно быть знаете мою страсть к оккультизму. Возможно, если вы мне позволите, я расскажу каких успехов можно добиться вместе с этой книгой. – второй шаг. - Эти успехи принесут пользу обществу, миру. Я хочу, чтобы оккультизм служил на благо, уверен, что его можно использовать и научно все описать.
Еще один шаг. Он дошел прямо до конца одного из зданий, встал практически на перекрестке. Если тот человек отвлечется хотя бы на пару секунд, он сможет улучить момент и юркнуть в проулок сбоку. Главное, чтобы тот не кончался тупиком.
- Надеюсь, ваши наниматели преследуют похожие цели? Или вам это неважно? Вас никогда не заботило на чьей стороне находиться?
Сбоку, прямо рядом с ухом профессора что-то просвистело. Послушался глухой удар, а потом звонкий молодой голос прокричал.
- Профессор, сюда! – Это был Стиви, конюх Вестера, который как всегда находится в неположенном месте, в неположенное время, но Мур позже спросит, какого черта мальчишка тут забыл. Сейчас было бы неплохо унести отсюда ноги, теперь уже им двоим.
Стиви кинул небольшой острый камушек прямо в голову незнакомца, заставив того отвлечься ровно на то короткое время, чтобы профессор успел скрыться за углом.

+1

11

- Думаю, мои наниматели захотят эту книгу уничтожить. Насколько я знаю, Католическая Церковь не особенно жалует Гонория Фиванского.
Никогда не следует разговаривать с теми, кто волею судьбы должен стать одной из твоих жертв. Нельзя видеть в них людей. Не стоит вслушиваться в их слова и пытаться представить себя на их месте. В противном случае ты просто не сможешь работать.
Фаулер всегда придерживался подобных убеждений. И сейчас даже в мыслях не собирался против этих убеждений идти. Но если профессор хочет знать, кому именно потребовался гримуар, отчего бы не пойти навстречу?
Это не было проявлением сочувствия – о каком сочувствии тут вообще могла идти речь?
Наёмнику просто хотелось расставить точки над «i».  Дать понять Муру, что тот зря пытается торговаться. И уж точно напрасно старается что-то объяснять.
- Я нахожусь на стороне истинной веры, последователи которой могут заплатить куда больше, чем вы, профессор.
Этан улыбнулся. Судя по всему, его собеседник не хотел умирать, потому что, положив книгу, всё-таки – пусть и неохотно – отошёл от неё.
Наёмник чуть подался вперёд, не сводя пока что глаз с Мура, но стоило тому оказаться на перекрёстке, присел на корточки и протянул руку к заветной книге.
Когда пальцы, затянутые в тонкую перчатку, коснулись кожаного переплёта, наёмник почувствовал удар, едва не сбивший шляпу с его головы. Это заставило Фаулера стремительно вскочить на ноги, вскинув заряженный револьвер. Впрочем, о книге он не забыл – Этан уже крепко сжимал её в левой руке. В конце концов, ему платили за этот труд Фиванского, а не за жизнь Вестера…
На принятия решения времени не было. Следовало действовать, а не раздумывать.
Он не знал, какие планы у святых отцов на профессора – возможно, Этаном будут недовольны, если он Мура прикончит. Но вот о том ублюдке, что каким-то образом  оказался здесь, спутав наёмнику карты, ему точно ничего не говорили.
Звук выстрела мог привлечь нежелательных свидетелей, Фаулер об этом не забывал. Но всё-таки не смог отказать себе в удовольствии. Тщательно прицелился, держа на мушке неизвестно откуда взявшегося мальчишку. И плавно нажал на спусковой крючок…

+1

12

Мы можем до безумия любить некоторые вещи, мы можем жаждать их заполучить и упиваться радостью и счастьем, когда они, наконец, оказываются в наших руках. Эти вещи даже могут затуманить наш разум, они могут помешать нам мыслить здраво. Но ни одна из этих материальных вещей никогда не будет дороже жизни и здоровья дорого сердцу человека. Как жаль, что понимаем мы это лишь когда случается непоправимое.
Прогремел выстрел, оглушительный звук, разнесшийся по довольно узкому переулку, заставил машинально пригнуться и сжаться в комок, закрыв уши руками и зажмурив глаза. На долю секунды Вестеру показалось, что это конец, что дни его сочтены, потом наступила мимолетная радость от осознания, что нигде ничего не болит, и никаких следов входящей и выходящей пули на теле нет. Но стоило лишь обернуться, чтобы проверить, что Стиви тоже рядом и точно так же жив и здоров, как сердце предательски сжалось в груди. Рядом с мужчиной как и положено находился мальчик, он даже переставлял ногами, но двигался словно по инерции, глядя вперед на своего хозяина. И глупо улыбался, шепча губами, что все хорошо… что ему не больно…
А вместе с тем в районе правого плеча и по всей груди на серой рубашке разрывалось темное почти что черное пятно. В темноте при лунном свете кровь выглядит совершенно не красной.
Вестер не помнил, как закричал. Пронзительно, громко. Он не помнил, как рванул вперед, подхватив на руки мальчика, как снял с себя пальто и закутал в него своего конюха, покалеченной рукой прижимая рану с одной стороны. Поля прошла навылет, хорошо это или плохо, профессор сейчас совершенно не понимал. Он знал лишь, что им нужна помощь. Нужна как можно скорее.
- Вы… чудовище! – Голос был переполнен ярости, когда из-за угла показался стрелявший мужчина. – Это же мальчик! Совсем ребенок!
Голос срывался, дрожал, дрожало и все тело. Вестер буквально чувствовал, как сквозь его пальцы вместе с теплой кровью ускользает и драгоценное время.
- Ему нужна помощь… - Пробормотал он.

+1

13

[indent] «У каждой медали есть обратная сторона»
[indent] Так поговаривали в Туманном Альбионе, и Андре вполне мог согласиться со старой пословицей. История подтверждала ее раз за разом, предлагая искушенному исследователю факты, с которыми трудно было поспорить, ведь так или иначе любое значительное достижение имело нелицеприятные последствия, независимо от времени. Независимо от характера достижения, что еще хуже, будь то медицина, инженерное дело или церковное. Средство, призванное утолять боль, стало оружием в руках британцев против целого государства. Технологии, что должны были вывести человека на новый уровень жизни, обернулись оружием, чтобы жизни лишать… Церковное же дело во многом строилось на принципе разделяй и властвуй, и если кому-то священники могли подарить отпущение грехов и благодать, то другим везло меньше — изгнания, отлучения, пытки, и все ради высшей цели, которую в последнее время мало кто понимал.
[indent] Возможно, дуализм был не только в деяниях относительно паствы, но и в том, как заботиться об агнцах божьих. Ярким примером тому служила загадочная личность Гонория, папы Римского, по слухам являющегося магом. Страшный удар по репутации Церкви, если это правда, и потому еще во времена его жизни публично сожгли те творения, что могли причислить верховного священнослужителя к числу практикующих магию. И именно поэтому последний уцелевший экземпляр гримуара, написанного неким Гонорием из Фив, так сильно заинтересовал Французское астрономическое общество. Сам факт существования книги, написанной священником для священников с целью обучить их экзорцизму и призыву ангельских сил, открывал много возможностей для диалога с Церковью, пускай и не особо приятного для последней. Обладать этой книгой значило обладать рычагом давления, но все несколько осложнилось, когда стало известно, кому помимо Общества понадобился манускрипт…
[indent] Были среди охотников за сокровищами и купцами раритетами обыкновенные антиквары, были и любители истории, сами священники, жаждущие запрятать том или вовсе его уничтожить. И совсем немного ученых, а точнее всего один. Агенты Общества не замедлили доложить о заинтересованности британского профессора из Бримстоуна, и на следующий же день все действия по изъятию гримуара из рук контрабандистов прекратились на корню. Напротив, в какой-то мере Общество даже подсобило, отпугнув потенциальных конкурентов на черном рынке от заветного тома ради того, чтобы в этот прекрасный зимний вечер Андре Бертран мог обоснованно навязать свое общество англичанину, имея в рукаве пару козырей.
[indent] В сопровождении угрюмого Томаса Дэвенпорта, своего камердинера, Андре спустился по лестнице с крыльца Кавендиш Отеля к заказанному такси, попутно запахнув поплотнее пальто. Он с раздраженным видом окинул взглядом темную Джермин стрит, словно упрекая весь Вест-Энд в неблагоприятных условиях для такого хорошего вечера. Британская зима представляла собой угнетающее зрелище. Давящая сырость обросла морозными иголками, впивающимися в кожу при любом движении, а грязь, можно сказать, звенела под ногами, став гуще и будто вездесущей. Ветер тем временем так и норовил сорвать с головы шляпу, усилившись к ночи в два раза.
[indent] — Господин Бертран, к какому часу ожидать ваше прибытие назад? — уточнил насколько мог учтиво чопорный Томас. Усевшись в кэб, Андре криво улыбнулся.
[indent] — Я слышу в твоем голосе недовольство, — сказал он с наигранной иронией, оправляя пальто и шляпу.
[indent] Томас заметил, что его хозяин взял с собой револьвер, и недвусмысленно вздернул кустистые брови. Ветер задул еще сильнее, но Дэвенпорт даже не шелохнулся, делая вид, что погоды не существует.
[indent] — Прошу простить, господин, если мое беспокойство о вашем состоянии здоровья настолько заметно. Я лишь желал предупредить кухню о вашем возможном опоздании на завтрак, если это произойдет.
[indent] Андре шумно вздохнул. Выбор нанять камердинера из местных жителей все еще казался ему наиболее верным решением при переезде в Лондон, но привыкнуть к осязаемой в воздухе границе национальностей Бертран еще не мог. Было что-то вызывающе дерзкое в английской вежливости. Сплошные парадоксы! Андре искренне усмехнулся — поэтому-то ему и нравился Дэвенпорт, особенно, когда у старого англичанина не оставалось выбора кроме как согласиться с хозяйским словом.
[indent] — Не волнуйся, Тома, я постараюсь вернуться к утру. Если не успею, попроси мадмуазель Кармайкл оставить для меня ваш этот «толстый» завтрак.
[indent] Оскорбленный до глубины души за некорректное традиционное название, Дэвенпорт героически сдержанно кивнул и закрыл за Бертраном дверцу кларенса.
[indent] Андре прекрасно знал, как называется полный английский завтрак, но ужасно захотел потешить себя перед долгой и, вполне вероятно, насыщенной на сложности ночью. Кларенс уверенно тронулся с места, шумная конструкция покатилась к причалам, и Андре перестал улыбаться, задумчиво глядя в запыленное за день окно. Бертран прожил в городе около недели и все еще чувствовал себя новоприбывшим, зачарованный пейзажами вокруг себя. Темные улицы, почти что желтое небо, туманы и сырость, которыми так славилась Британия еще задолго до того, как первый римский легионер ступил на эти земли, существовали здесь издревле, и, казалось, ничто здесь не менялось. Быть может, с открытием портала в Ад, просто проявилось…
[indent] Это бы объяснило дьявольскую удачу местных монархов в столкновениях что с Францией, что с Испанией. И все же, Андре был здесь не для того, чтобы упрекать британцев в их неординарных обстоятельствах, он приехал, чтобы им помочь, чтобы утвердить на земле перемен хоть какой-то порядок и царство знания над бесконтрольными мистическими событиями. Газеты Лондона не стоило читать перед сном… Днем же, при так называемом белом свете, мир просто принимал как есть все то потустороннее и странное, что в нем появилось — как должное.
[indent] Поэтому Андре считал должным взять с собой на встречу с профессором Муром оружие. Он ехал в опасную часть города, ехал далеко и в ночное время, в дорогом экипаже, что мог, а точнее точно должен был привлечь внимание. При этом один. И еще француз. Комбинация условий не оставляла особого выбора. Андре был не из наивных дурачков, считающих, что удача у него в кармане, просто потому что он — это он. Воплощением его удачи было отцовское зеркальце, а само зеркальце — воплощением непосильного труда, пролитой крови и бремени обязательств. Наивным Андре никогда не был, но мечтать не переставал, чтобы не обращаться в такого же приземленного человека, как его отец Фабрис.
[indent] Вернувшись мыслями домой, во Францию, Андре почти не заметил, как прошло время. Он почти задремал в экипаже, когда неожиданно кучер потянул поводья и кларенс остановился. Вытащив карманные часы и сверив время, Андре выбрался на улицу и потуже натянул на голову жибюс. Ветер только крепчал, завывая со стороны причалов, и именно туда Андре и направился.
[indent] — Ждите здесь, я вернусь, — приказал он, пройдя мимо возницы и положив ему в руку оплату за проезд, тут же добавил и за ожидание. Бертран надеялся, что кэб пригодится для двух пассажиров на обратном пути, поэтому отпускать кларенс не планировал. Получив приличный взнос за свое время, кучер кивнул, приподняв шляпу, и преспокойно устроился ждать своего нанимателя, пока тот уверенным шагом несся в ближайший темный переулок.
[indent] Скрытность не была его природным качеством, отнюдь, и все же Бертран придерживался полумрака, чтобы запечатлеть своими глазами, как профессор Мур встречается с моряком и обменивает товар на его явно солидную оплату в конверте. Отчасти тому виной было и Общество, ведь отбить конкурентов от старой книги значило немного повысить за нее цену, не говоря уже о кровавой дани…
[indent] Когда книга оказалась в нужных руках, Бертран про себя возрадовался — при личной встрече его будущий знакомый мог пытаться отнекиваться от обладания столь опасным и компрометирующим артефактом, но Андре уже точно знал, что книга нашла покупателя. И тому, к его удивлению, был еще и свидетель.
[indent] Мелькнувшая неподалеку тень незнакомца заставила Андре выйти на залитый светом пяточек под фонарем близ причала. Голубые глаза вцепились в преследователя профессора Мура, будто в призрака, присутствие которого было как нельзя некстати. Возможно, это был простой наблюдатель, шпион, обычный вор, увидевший легкую добычу в лице одинокого прохожего при деньгах. В любом случае, мужчина точно следовал за профессором, а это не предвещало ничего выгодного самому Андре, по крайней мере, без должного представления.
[indent] Напряженно вздохнув, Бертран наклонил вперед голову и осторожно последовал уже за обоими мужчинами назад вглубь городских кварталов. Шагая осторожно, будто боясь наступить на разбитое стекло, Андре застыл на приличном расстоянии, как во сне уже взяв в руки револьвер, что до этого был запрятан в кармане плаща.
[indent] Он слышал их голоса, но не с самого начала, ветер унес первые слова прочь от Бертрана, но последующий диалог он все же застал, и застывший в руках револьвер нацелился на вора. Убивать Андре не хотел. Да и вообще он не желал кому-то смерти, даже простому вору, но он хотел дождаться, успеет ли проболтаться несчастный прежде, чем сам Бертран вмешается в происходящее и определенно внесет дисбаланс в и так хрупкую ситуацию…
[indent] Будто услышав его, тревога воплотилась в реальность сама собой, не терпя пустоты. Оброненная бандитом фраза про истинную веру заставила Андре нахмуриться. Переменившись в лице от догадки, Бертран почувствовал, что планы Общества обрастают сложностями будто заговоренные. Конечно, Церковь не менялась, и века, минувшие со дня создания самого гримуара, лишь укрепили ее желание оставаться в стороне от всех темных сил, особенно если те ее пятнали еще больше, чем священники могли себе позволить. Или, быть может, с учетом изменившейся ситуации, теперь книга приобрела не просто статус запретной, но и практическую ценность и была для чего-то нужна? Эти вопросы Андре собирался выяснить в ближайшее время, но недолгий ход его мыслей прервал юношеский голос, кряхтение, а следом выстрел.
[indent] Крик профессора донесся до Андре спустя секунду после оглушающего эхо, что поглотил его слух, пробил преграды и будто сигнал к действию пробудил необходимую степень жестокости. В такие моменты лучше было не думать, просто делать: выйдя из своего укрытия, Бертран нацелился в преступника, уже стремящегося убраться подальше со своей добычей в виде книги. Глубоко вздохнув, Андре будто оказался в вакууме бытия и спустил курок револьвера. Он попал в движущуюся цель в темноте, и момент стремительно унесся в череде последующих в прошлое, уступая место мгновенно изменяющемуся настоящему — второй выстрел не удался, пуля просвистела уже мимо уха ковыляющего от ранения вора, тем не менее, успешно умчавшегося куда-то во мрак меж улиц.
[indent] Побежав было следом, Андре оказался рядом с профессором и его кучером, сделал еще два последних шага и выругался, застопорившись на месте.
[indent] — Ах, merde… — прошипел он, неохотно отступая назад к Муру и его непутевому спасителю. Бегать за незнакомцем сейчас было нерезонно, Андре толком не разглядел негодяя, чтобы его точно опознать. К тому же, мало ли, кто еще выглянет на шум перестрелки. Им нужно было поскорее убираться с улиц, чтобы сберечь то, что у них еще осталось от этого дня — добрые имена и жизни в придачу. Ситуация оказалась неожиданной, но, тем не менее, не безнадежной.
[indent] Еще держа пистолет в руке, Андре с хмурым нетерпеливым видом быстро осмотрел пострадавшего кучера и присел рядом на корточки.
[indent] — Ему помогут в больнице, — сказал Бертран.
[indent] — Француз!.. — услышав акцент Андре, пролепетал удивленный конюх, ошеломленно заулыбавшись, будто услышанная речь была какой-то причудой.
[indent] — А ты догадливый! — не удержавшись, усмехнулся Андре. — Зажми рану крепче, — добавил он, переведя взгляд на профессора.
[indent] Казалось, произошедшее пошатнуло душевное состояние Мура до крайней растерянности. Она могла дорого обойтись истекающему кровью юноше, поэтому Андре позволил себе осторожно коснуться чужого предплечья, чтобы отвлечь на себя и свой голос.
[indent] — Мое имя Бертран, и я друг. Мой экипаж неподалеку. Помогите его поднять, — сказал Андре уверенно, указав на конюха и наконец убрав остывшее оружие назад в карман, чтоб не мешалось.
[indent] Не особо раздумывая, Бертран приподнял юнца за плечи с одного боку и в меру быстро потащил с собой, вставая на ноги в полный рост. Молодой человек еще мог ходить, что не могло не радовать.
[indent] — Держись, gaillard, не падай, — попросил Андре, чувствуя, как раненый облокачивается с каждой секундой все сильнее.
[icon]https://imgur.com/KGzrrET.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (17 сентября, 2019г. 15:21:25)

+1

14

Удивительно каким беспомощным может стать человек, когда жизни близкого для него человека угрожает опасность. Вестер всегда знал, что занятия и увлечения его опасные, он был даже готов пострадать сам – это было бы в некоторых случаях совершенно заслуженно – даже сейчас, когда он совершенно незаконным путем добыл желанную для себя книгу, он понимал, что за этими действиями может последовать расплата. Лучше бы выстрелили в него, лучше бы это он сейчас лежал на мостовой с простреленным плечом, жадно хватая ртом холодный ночной воздух. Лучше бы это был он, это было бы, дьявол всех побери, заслуженно! Почему же за его действия и ошибки расплачивается ни в чем не повинный мальчик? Пусть Стиви не был святым, пусть сквернословил, курил, таскал еду с кухни и периодически пререкался с кем только можно и нельзя, все равно этот мальчик не заслуживает того, чтобы лежать тут сейчас и медленно умирать. А он, Вестер, не может даже собраться, не может выстроить в своей голове последовательную цепочку событий, которые способны спасти его конюху жизнь.
Когда вскоре прогремели еще выстрелы, профессор был на сто процентов уверен, что выстрелы производит тот самый наемник и на этот раз промахиваться он не собирается. Только никакой боли мужчина не ощутил, хотя по всем законам должен был. Даже пускай мимолетную, ведь пуля не может ворваться под кожу совершенно незаметно. Пусть она сразу же поразит сердце или заденет мозг, но хотя бы на долю секунды до человека обязана дойти мысль, что его подстрелили. У Вестера же такой мысли не было, он успел лишь пожалеть, что не сделал ровным счетом ничего, чтобы спасти Стиви жизнь. Плевать на книгу, о ней он и вовсе позабыл. Лишь жаль, что на утро патрульный найдет в этом закоулке два трупа вместо одного. Жаль, что он действовал так опрометчиво, что не подумал о будущем (своем и окружающих), а ведь, казалось, в жизни только-только начало что-то налаживаться. Есть друзья, любимая невеста, есть работа, наука… Так вот какие она требует жертвы.
Рядом внезапно оказался незнакомец, на которого Мур не обратил ровным счетом никакого внимания. Да даже если бы в метре от него вылез здоровый осьминог и предложил вступить в секту поклонения морскому богу, от него бы попросту отмахнулись и послали куда подальше. Незнакомец же был назойливый, уходить не хотел и что-то вдобавок говорил. Что-то про больницу. Ну, точно! Больница! Срочно нужна больница, там Стиви действительно помогут!
- Тише, Стиви… - Вестер прошептал бесцветным голосом, не в силах оторвать взгляд от расползающегося кровавого пятна. Плевать ему было, кто рядом с ними – француз, итальянец, азиат или негр – важна была лишь маленькая жизнь, но легкое прикосновение к плечу заставило профессора вздрогнуть и рассеяно поднять взгляд. Он не ответил, лишь кивнул так же невнятно. Любому, кто знал профессора оккультизма хотя бы чуть-чуть должно было бы показаться насколько все это для него неестественно. Некогда целеустремленный, идущий на пролом и не перед чем не останавливающийся мужчина сейчас не может собраться и взять себя в руки. А надо бы!
Вместе с незнакомцем, представившемся Бертраном, они доволокли (по-другому и не скажешь) уже еле переступающего с ноги на ногу парня и аккуратно занесли того в экипаж, уложив на одно из сидений. Сам Вестер опустился рядом на колени, отказываясь отходить слишком далеко и отпускать руку своего «слуги».
- Я говорил тебе не идти за мной. Почему ты вечно не слушаешься! – Ругать сейчас было проще. Такой человек как Мур в принципе никогда не был способен на открытое проявление трепетных чувств, хотя сейчас за него все говорили глаза, голос, жесты. Он относился к Стиви как к собственному сыну, до недавнего времени серьезно полагая, что своих у детей у него никогда не будет. И сейчас этот уже родной для него человек находится на грани гибели, так еще и умудряется язвить что-то в ответ. – Ты не исправим, Стиви.
- Как и вы, профессор.
Увидев кривую улыбку на бледном лице, Вестер не смог не отвести взгляд. Так страшна была мысль, что больше подобного он не увидит.
- Спасибо. – Он, наконец, обратил свое внимание на своего нового друга. Иначе человека, внезапно решившего помочь незнакомцу, назвать было нельзя. Даже если это какой-то трюк, Вестер все равно будет ему благодарен, если жизнь парнишки будет спасена. – Я не верю в Господа и судьбу, но вы оказались в переулке как нельзя вовремя. Меня зовут профессор Мур, но для друзей просто Вестер. – Он кивнул на мальчика. - Это Стиви.
Экипаж резко остановился, кучер по всей видимости лошадей не жалел – гнал во всю прыть, благо в ночное время улицы Лондона были довольно безлюдны. Так же аккуратно, но по возможности быстро, мужчины вынесли Стиви наружу, от Вестера с его больной рукой толку особого не было, поэтому он тут же рванул к главным дверям больницы, принявшись колотить по ним со всей силы, пока дежурные не открыли. Наспех он объяснил, что произошло, к счастью, Стиви быстро увезли вглубь больницы, иначе в арсенале профессора уже были наготове угрозы и мольбы (зависело от ситуации). Его попросили ожидать в коридоре и, так как больше ничего не оставалось, он устало рухнул на ближайший стул, рассматривая испачканные в чужой крови собственные руки.

+1

15

[indent] Едва ли кучер ждал пополнения своего кларенса по столь неординарному поводу. Как только Андре, профессор Мур и раненый Стиви оказались в поле его зрения, извозчик опешил, не сразу поняв, что к нему обращаются. Андре немного рассердился, не получив сходу нужного эффекта на свой возглас.
[indent] — Откройте дверцу! — попросил он еще издали, и лишь со второго раза, когда Бертран повторил свою просьбу громче, кучер соскочил с насиженного места и ринулся помогать незнакомцам и своему клиенту разместиться в салоне.
[indent] Кое-как затащив Стиви внутрь, уложив его на сиденьях, Андре отступил на шаг, чтобы пропустить вперед себя профессора, и невольно замер, тронутый трепетностью момента. Лишь в такие минуты люди по-настоящему раскрывали свою суть, и Андре был приятно удивлен увиденным: Вестер Мур не был бесчеловечно жесток или корыстен, напротив, и, пожалуй, ему еще стоило привить такие качества ради собственного же блага. Он не добыл свой гримуар, растерялся из-за ранения прислуги и оказался без солидной суммы денег в результате полностью провальной сделки. Но, глядя на него и конюха, Бертран не думал столь цинично, он думал лишь о том, что им надо как можно быстрее добраться до больницы, и в широко распахнутых голубых глазах заблестело искреннее сочувствие с решимостью вперемешку. Поймав на себе взгляд профессора, Андре лишь кивнул в ответ на его благодарность, а после закрыл дверь кларенса и не раздумывая торопливо забрался на соседнее с кучером сиденье.
[indent] Уже не чувствовались ни холод, ни усталость, лишь морозный ветер бил по щекам, пока экипаж несся по ночному городу в сторону ближайшей больницы. Придерживая шляпу, Андре лишь раз попросил кучера поторопиться, чтобы по прибытии на место не обнаружить внутри салона труп юнца. Такое начало беседы с профессором Бертран точно не желал при всех дополнительных отягчающих обстоятельствах их начавшегося знакомства. Он еще должен был представиться ему как положено… Должен был преследовать свою собственную целью этой ночью, пускай события и пошли наперекосяк. Андре даже успел укорить себя за произошедшее. Возможно, ему не стоило ждать так долго, но с другой стороны, убийство или вред, принесший в итоге смерть, могли здорово подпортить ему репутацию. Информация о произошедшем погубила бы не только его самого, но и Общество. И быть может, Эмили. Порой стоило поверить, что все произошло так, как должно — и что это был наилучший из вариантов…
[indent] Когда кучер начал притормаживать взмылившихся лошадей, что тянули за собой кларенс по морозному Лондону, Андре под конец движения осторожно соскочил на тротуар и подбежал к двери кэба, чтобы помочь вытащить раненого. Пока профессор стучался у парадного входа в закрытые двери, Бертран с кучером дотащили Стиви до порога и передали в руки выбежавших на помощь медсестер и братьев, дежуривших в ночную смену.
[indent] Оказавшись позади профессора, Андре задержался в дверях и расплатился с кучером за все причиненные ему и его кэбу неудобства, в том числе и за возможные повреждения внутри салона. Вполне вероятно, что несчастному предстояло оттирать с обивки кровь, и потому Андре доплатил ему и за отзывчивость. Кивнув мужчине на прощание, Бертран проводил извозчика взглядом до дверей, закрывшихся за его спиной от порыва ветра чуть громче, чем ожидалось, а после направился по пустынному холлу за Муром в соседний коридор. Андре запомнил изможденное лицо кучера на тот случай, если вдруг потребуется принимать какие-то меры на следующее утро, когда взойдет солнце и ночное происшествие обретет очертания реальных людей и возможных неприятных последствий, но вскоре погрузился в бессознательное исследование обстановки, в которой оказался.
[indent] Ухоженное здание, больше напоминающее частный дом, нежели больницу, встретило их тошнотворным запахом хлорной извести. Высокие зашторенные окна были закрыты во избежание ненужного сквозняка, а редкие лампы озаряли коридор так, будто то был отсек затонувшего где-то на морском дне корабля — недостаточно ярко, будто в толще воды, чтобы путать день с ночью, и недостаточно блекло, чтобы забывать о силе прогресса, позволявшего этим лампам гореть. Широкий коридор, по которому они шли вереницей, уводил их к палатам и завершался около дверей, за которыми расположилась операционная. Ступая неторопливо, Андре слышал каждый свой шаг глухим ударом по начищенным добела плиткам, будто потусторонним звуком в царстве покоя. Откуда-то с правового крыла здания доносился отчетливый шорох, где-то на втором этаже над головами визитеров скрипели половицы. Дом словно жил своей жизнью, будто и не особо потревоженный незваными гостями в лице самого Бертрана и профессора Мура.
[indent] Медленно остановившись неподалеку от профессора, Андре искоса мельком осмотрел его сгорбленную позу. Склонив голову, Бертран стянул с закоченевших от холода рук перчатки, одна за другой, разминая пальцы, а после снял и жибюс. Сложив шляпу и запрятав перчатки в карманы, он подошел ближе к профессору и осторожно устроился на соседнем стуле для ожидающих. То немного скрипнуло, а после вновь наступила почти что зловещая тишина, прерываемая теперь лишь приглушенным звоном и стонами из операционной.
[indent] Бросив на закрытые двери короткий взгляд, Андре перевел его на Мура, а после на его руки, уже не пряча своего внимания.
[indent] Кровь нельзя было с чем-то спутать. Один ее вид мог сразить наповал ничуть не хуже, чем открытая рана сама по себе или мертвец, уже обескровленный. Кровь была символом жизни. Греха, если уж рассуждать в меру религиозно, и чаще всего была с ним непосредственно связана. Как воплощение несчастного рока, от которого не избавиться просто так…
[indent] Андре нужно было прийти в себя ничуть не меньше, чем профессору, однако, тяжесть оружия в кармане плаща напоминала ему и о собственной недвусмысленной роли в происшествии. Он пытался скрыть свое двоякое восприятие действительности, в конце концов, при всем сочувствии к конюху, смерть самого профессора бы была трагедией куда большей, и Андре был рад, что исход вечера оказался иным. Рад, но не настолько, чтобы игнорировать состояние Мура — Бертран не позволил себе ни тени неоправданной радости, только неподдельное сочувствие и обнадеживающий тон низкого до хрипотцы голоса, и вполне искренне попытался утешить:
[indent] — Ваш паренек крепкий малый, он быстро поправится. Не вините себя в произошедшем. Все могло закончиться еще там, у причала, и намного плачевнее, — сказал Бертран негромко, порывисто вздохнул и сам как будто самую малость расслабился.
[indent] Андре намеренно не давил на собеседника долгими речами, как минимум из солидарности, и как максимум - понимая, как дорого обойдется любая возможная ошибка в предстоящем диалоге.
[icon]https://imgur.com/KGzrrET.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (17 сентября, 2019г. 15:21:41)

+1

16

Оккультизм всегда сопряжен с риском. Всегда необходимо быть внимательными, осторожными, иначе последствия могут быть ужасающими. Разве не эти слова профессор Мур изо дня в день вдалбливал в головешки своим студентам? Разве не он мог кричать на них, если те напортачат с элементарным ритуалом или будут относиться ко всему с шуткой? Он. И он готов чуть ли не с пеной у рта доказывать правдивость своих слов и убеждений. Только почему же сегодня профессор не следовал собственным истинам? Почему позволил случиться подобному? Во всем произошедшем целиком и полностью его вина. Ни Стиви, который увязался за хозяином, ни того незнакомца, которому просто заплатили, чтобы он выполнил свою работу. Во всем виноват только он сам и с этим грузом ему теперь придется жить все оставшиеся годы, если, конечно, на утро его не пристрелит очередной наемник.
Глупая книга, да пропади она пропадом! Пусть церковь ей подавится, пусть думает, что победила, пусть вообще сожжет ее дотла, потому что на ней по всей видимости действительно лежит проклятье, а никакой ведьмы, способной с этим проклятьем справиться, под рукой, увы, не было. Как не было больше и книги. Можно было бы с уверенностью сказать, что Вестер Мур понес за сегодняшнюю ночь одни лишь ощутимые потери, если бы не другой мужчина, присевший сейчас рядом с ним. Ему он был благодарен в собственном спасении и в спасении Стиви (хотелось верить в лучшее, ведь они успели передать мальчика в руки специалистов, пока тот еще дышал и даже был каком-никаком сознании).
- Если бы не вы, так непременно и случилось бы. – Вестер ответил сиплым голосом, все еще потирая собственные ладони друг о дружку. Он не сразу взглянул на господина Бертрана, а когда посмотрел сощурил один глаз, не походил мужчина на француза в его сугубо личном представлении. Хотя это была оценка человека, за всю свою жизнь не сделавшего ни единого шага за пределы Англии. – Это вы тогда стреляли, я прав? Я услышал выстрелы и было смирился со своим концом, но стреляли отнюдь не в меня. Не так уж и много джентльменов вроде вас разгуливают по темным улочкам Лондона с оружием. Только если преследуют какую-то цель.
Вестер поморщился. Его покалеченная рука ныла, причиняла дискомфорт. Он поерзал на деревянном стуле, усевшись поудобнее, и прижал руку к груди.
- Прошу прощения, не хочу, чтобы в моих словах вы углядели что-то оскорбительное, я просто не привык все списывать на удачное стечение обстоятельств, профессия не позволяет. Вы действительно прибыли из Франции, господин Бертран?

+1

17

[indent] Андре скромно улыбнулся и кивнул в ответ на слова профессора. Задумчивый взгляд соскользнул с лица собеседника вбок, на начищенный пол перед ними. С чем именно он соглашался? Пожалуй, со всем вместе — и с тем, что их встреча не была случайной, и с тем, что был родом из Франции, и с тем что сам стрелял ранее, и, быть может, спас тем жизнь не только профессору, но и его конюху, спугнув врага, пускай и с ценной добычей.
[indent] Тихо вздохнув, Андре немного качнул головой с боку на бок, будто выбирая, с какой из своих правд начать более-менее плавную беседу о своей цели, и в итоге выбрал самый последний вопрос профессора, с которого было логичнее всего начать.
[indent] — Да, месье, — ответил он, невольно улыбнувшись от мысли о доме. — Я прибыл из Парижа всего несколько дней назад. Андре Бертран, к вашим услугам, — добавил Андре учтиво, наконец представившись полным именем, и уверенно протянул соседу руку для пожатия.
[indent] Его нисколько не смущал тот факт, что на руках Мура была кровь. В конце концов, брезгливость в таком вопросе была неуместна. Бертран разделял по-своему бремя вины с профессором, просто потому что не знал наверняка, мог ли предотвратить кровопролитие своими действиями.
[indent] — Я не оскорблен вашим утверждением, профессор Мур, это правда, — тут же произнес он по-своему будничным тоном, — и я не случайно оказался рядом. Как и тот вор, вы это уже и сами поняли. Но не беспокойтесь, я нисколько не слукавил, сказав, что друг, — твердым тоном заявил Андре, выразительно кивнув в подтверждение своих слов, после чего серьезным голосом продолжил:
[indent] — Ваша заинтересованность той книгой стала достоянием общественности в тех кругах, где за подобные артефакты могут убить не только вас, но и тех, кто вам дорог. Вы рискованный человек, хотя явно не бездушный, — усмехнулся Бертран, поерзав на стуле для пущего удобства, и оправил плащ, чтобы закинуть ногу на ногу и облокотиться на спинку стула.
[indent] — Меня прислало Французское астрономическое общество, предложить вам помощь и покровительство, чтобы подобных инцидентов больше не было.
[icon]https://imgur.com/KGzrrET.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (17 сентября, 2019г. 15:21:51)

+1

18

Слова француза о книге вызвали на лице профессора скорее горькую улыбку, чем какое-то удивление. Все было из-за этого проклятого гримуара. Кто же знал, что на него слетится столько мух? А ведь Вестеру казалось, что ему удалось соблюсти инкогнито и провернуть все тайно, без шума, без крови. За это он даже хорошенько заплатил контрабандистам, но что уж говорить о его способности к скрытности, если обычный мальчишка без проблем смог за ним проследить? Наемнику это вообще труда не составило, да и Андрэ Бертран прекрасно знал практически обо всем, что должно произойти этой ночью. Но все-таки некоторые каналы не пересекаются и нападавший ничего не знал о третьей стороне, а списитель Стиви и Вестера удачно прихватил с собой пистолет.
Он поднялся на ноги. Просто очень хотелось рассмотреть лицо месье Бертрана, да и вещи он говорил весьма пугающие, пусть Вестер и сам знал это все. Только вот до этой ночи не думал, что дорогие ему люди действительно могут пострадать.
Меж бровей пролегла морщинка, глаза пристально смотрели на мужчину напротив. Да, он сказал, что является другом, но много ли слов от незнакомцев можно принимать на веру? Правду ли он говорит? Какие его истинные мотивы? Может, наемник вообще был меньшей из бед, подвернувшихся профессору сегодня?
- И чем же мне удалось привлечь его внимание?
О Французском Астрономическом Обществе Мур слышал не особо много, он лишь знал, что не в одном только Лондоне интересуются и изучают оккультизм, не один только Бримстоун этим славиться, но он никогда прежде не встречал «коллег» из других стран. Ему безумно хотелось задать им всем уйму вопросов, узнать их методы, теории, способы проведения уже известных ритуалом. Ему просто хотелось услышать их мысли обо всем происходящем в мире! И вот сейчас перед ним действительно сидит один из таких людей?
Ох, только бы не позволить эйфории от услышанного затмить инстинкт самосохранения.
- По всей видимости, разговор нам предстоит долгий, месье Бертран. Вы действительно оккультист? – На этот раз чуть-чуть замешкавшись, протянул руку сам Мур. Минуту назад они представились друг другу как обычные люди. Теперь поздоровались как оккультисты, а это для профессора значило в разы больше. – И давно вы следите за мной, позвольте узнать?

+1

19

Извиняюсь за задержку, думал, вы сейчас заняты, не хотел добавлять в копилку долгов еще один!
[indent] Андре так и остался в прежнем положении, вполне расслабленно восседая на не особо удобном для того стуле близ операционной. Профессор тем временем решил исследовать его, будто выискивая притворство или лукавство, но ни того, ни другого у Бертрана не было. Разве что избирательность в выражениях, чтобы не спугнуть будущего коллегу с праведного пути. Его план и намерения были благими, право слово. Изначально и не предполагалось, что встреча пройдет настолько неожиданным путем и с такими печальными для третьей стороны последствиями, и можно было бы вспомнить угрюмый вид его камердинера, когда стало ясно, куда и зачем едет господин Бертран в столь темную и холодную ночь, но все же Андре не жалел о том, что оказался в этот час в больнице рядом с мистером Муром. Пожалуй, именно такие ситуации и могли сделать грядущее сотрудничество более чем надежным, ведь если Андре покажет, что может быть союзником в трудную минуту. Смешно сказать, но почему-то он хотел в этот момент этого даже не ради своего общества. В конце концов, показать, что воспринимает добрые дела как истинный француз, как свой долг, для Андре было делом чести.
[indent] Возможно, поэтому он лишь поднял голову, чтобы смотреть на собеседника прямо, не скрывая ни лица, ни взгляда, смотрел вполне доброжелательно, открыто и можно даже сказать важно. Он и в самом деле весьма серьезно относился и к своему предложению, и к ситуации, в которой оказался профессор. Вопросы показались Андре более чем закономерными, и он с уважением отнесся к самой необходимости их задать, улыбнувшись почти что снисходительно.
[indent] — Месье Мур, — произнес он дружелюбно, вставая на ноги. — Вы скромного о себе мнения, если считаете, что ваши изыскания остались незамеченными для иностранных коллег в мире науки… и за его пределами, — добавил Андре, быть может, лишь здесь позволив себе тень лукавства, что сверкнул в голубых глазах веселым огоньком. Вся их встреча и даже этот разговор были последствиями как раз такого ненаучного (в современном скучном понимании слова) подхода профессора к вопросам оккультизма, тут едва ли была «вина» самого Бертрана, что его немного забавило, ведь, если посмотреть правде в глаза, в происходящем с профессором в глобальном понимании ситуации был виноват лишь он сам. Выбрав тропинку, человек должен принимать как данность, что на его пути возникнут преграды или другие странники, кому этот путь близок, или по душе, или идет поперек чужого.
[indent] — Вы ищите то, что другие боятся, — сказал Андре, тоном выражая не только одобрение, но и почти что почтение. — Вы практик, а это куда важнее чтения в комфорте за рабочим столом в университете. Мы же ищем отважных исследователей, и я уверен, как и мои коллеги, что вы нам подходите. Осталось узнать, подходим ли мы вам, — произнес Бертран оптимистично, все еще улыбаясь, но теперь немного расслабленно, ведь эту правду он планировал говорить весь день и не чувствовал робости, произнося слова намеренно без своего типичного акцента:
[indent] — Мы присматриваемся ко всем кандидатам, но пристальное внимание вы привлекли к себе как раз когда стали конкурировать за право обладать тем злосчастным гримуаром. Что же до меня, я тоже исследователь, как и вы. Искатель, в какой-то мере, — закончил Бертран, немного робко улыбнувшись, памятуя о своем бывшем руководителе, под чьим покровительством за десять лет изъездил почти всю Европу и Азию, а в итоге нашел свое небольшое «призвание» в оккультизме северных народов. Но о своих путешествиях Андре планировал рассказать позже, когда профессор Мур окажется вовлеченным в дела Общества. Если, конечно, захочет.
[icon]https://imgur.com/KGzrrET.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (26 сентября, 2019г. 15:02:54)

+1

20

Как, однако, интересно может все повернутся. Охота за гримуаром привела Вестера Мура к печальным последствиям, в результате которых он оказался знаком с еще одним оккультистом, представителем Французского Общества. Кто бы мог подумать? И сейчас этот достопочтенный джентльмен говорит вещи очень приятные слуху профессора, что уж от греха скрывать, он обожал слышать о себе лестные отзывы, а еще любил общаться с людьми, с которыми он смотрит в одном и том же направлении.
- Подходите ли вы мне? – Вестер переспросил, не в силах скрыть улыбку на лице. Манера разговора месье Бертрана его немного забавляла, возможно, всему виной сегодняшняя ночь и в любых других обстоятельствах он реагировал бы по-другому. – Черт вас знает. Видите ли, я никогда не задумывался о возможности стать членом любого сообщества, тем более такого большое, как ваше. Может, все дело в том, что в Англии не так много действительно знающих оккультистов. На самом деле мне даже очень редко выпадал шанс хоть с кем-то поговорить о любимой науке, с кем-то… равным.
Вестер замолчал, подошел к двери, за которой скрылись врачи вместе со Стиви, прислушался к очень тихим голосам. По ту сторону двери скорее всего творилась суета, там медики боролись с самой настоящей смертью.
- Знаете, со мной очень тяжело работать. Да даже общаться не просто, можете спросить кого угодно, все, кто хоть раз со мной встречался, в красках опишут вам, какой я человек. Упрямый, своевольный, часто пренебрегающий интересами и возможностями других. Сегодня вот я не смог оценить всю возможную опасность и случилась беда. Вы интересны мне, не скрою, и мне безумно льстит, что я интересен Французскому Обществу. Но давайте проведем несколько экспериментов, соберем статистику, по результатам которой с уверенностью сможем ответить себе, насколько сильно желаем друг с другом сотрудничать. Например… я ведь уже говорил, что упрямый?.. Нужно вернуть утраченный гримуар.

+1

21

[indent] — Нужно, несомненно, — кивнув, произнес Андре, сделав пару шагов в сторону операционной. Задумчивый взгляд скользнул по закрытым дверям, будто пытаясь прокрасться через створки к медикам, увидеть, что именно происходит на столе, как тяжело ранение. Услышать, какие шансы выжить. Бертран не желал юнцу смерти в столь нелепой ситуации. Тем более, это могло сильно пошатнуть уверенность профессора в своих силах и праведности их общего дела. Никто не захочет лишний раз быть причиной чужих несчастий, не говоря уже о гибели. И Андре не был исключением.
[indent] Набрав в грудь побольше воздуха, Андре шумно выдохнул и развернулся назад к Муру, всем видом выражая абсолютную свою серьезность:
[indent] — Упрямство не порок, месье, тем более, я тоже достаточно упрям, когда речь идет о делах моего Общества. Думаю, проверкой нашего сотрудничества может стать поиск книги, если вы согласитесь принять мою помощь в этом деле. Гримуар был изначально интересен католической церкви. Наши агенты в Италии поспособствовали тому, чтобы книга беспрепятственно досталась вам, однако… — вздернув брови, мол, видите, чем это закончилось, Андре покачал головой. — Они остались этим недовольны, — иронично добавил он, после чего сделал еще пару шагов, но уже в сторону от операционной, как будто назад к прихожей, оставив Мура чуть позади.
[indent] — Наш вор как минимум ранен, — заявил Андре уверено, вздернув подбородок, и принялся рассуждать вслух, почти не глядя на профессора, самую малость жестикулируя. — Обращаться в заведения, подобные этому, он вряд ли станет, иначе возникнут ненужные вопросы. Даже Скотланд Ярд сможет сопоставить два факта обращения в больницы города в одно и тоже время, чтобы соединить все наши имена одной красной нитью. У нас не было причин скрываться с нашей проблемой во благо вашего конюха, а умный последователь Церкви избежит любых недобрых слов в ее адрес. Это чревато последствиями от самой Церкви… Таким образом… Вопрос, месье Мур, — почти замерев на месте, Андре наконец посмотрел на Вестера прямо, сверкая глазами, ведь догадка пришла к нему неожиданно и, казалось, была объяснимо логичной, что не могло не радовать:
[indent] — Где в Лондоне возрождается католичество?
[indent] Ему так и хотелось дать ответ самому, ведь это было почти очевидно — земля под будущим Вестминстерским собором уже была куплена три года назад под строительство. Укрыться там, где будет Дом Божий, а возможно, нашли свой дом шпионы Церкви, было более чем рационально, а может и обязательством по найму, кто знал наверняка? «Свои» могли как подлатать, так и закончить начатое чужими руками дело. Осталось лишь найти гримуар и разобраться с конкурентами Общества на их же территории.  [icon]https://imgur.com/KGzrrET.png[/icon]

Отредактировано Andre Bertran (29 сентября, 2019г. 14:43:58)

+1

22

Все беды от этой треклятой церкви, Вестер всегда об этом говорил. И почему никто никогда его не слушал? Почему церковь творит полнейшую ахинею и безобразие, прикрываясь благим делом, и все еще остается хорошей, а ему стоит только заикнуться, что все они шарлатаны и умалишенные фанатики, так он сразу же становится плохим. И где, спрашивается, справедливость? И сегодня ночью профессор лишний раз убедился в собственных суждениях по поводу церкви, ранение Стиви определенно не прибавит им очков в его глазах, напротив, пусть только кто-нибудь попробует запеть ему песенку о спасении души и о каком-то погибшем парне на небесах. Ух, он им всем устроит. Как говорится, спасение утопающих дело рук самих утопающих, тем более в их нынешнем мире, где душа приравнивается к чему-то материальному.
- Еще кое-что обо мне, месье Бертран… - Вестер ответил мужчине таким же прямым взглядом и таким же серьезным тоном. – Я презираю церковь и пытаюсь не интересоваться ничем, что может быть хоть как-то с ней связано. Если только это что-то не будет нацелено на ее уничтожение, как тот же гримуар. Именно поэтому они и решили до него добраться, ублюдки. Чтобы у людей не возникало вопросов, чтобы можно было ими спокойно манипулировать… Извините, Андре, просто для меня это очень щекотливая тема.
Мур вздохнул, взял себе несколько секунд на раздумья, во время которых снова перевел взгляд на свои руки и медитативно провел пальцами вдоль ладоней.
- Подойдет любое место, где планируется постройка церкви или собора… самое очевидное и масштабное – для будущего Вестминстерского. – Вестер хмыкнул. – Неужели вы думаете, что наемник отправился туда? Хотя… почему нет? Но с таким же успехом он может засесть в любой другой уже построенной церкви и таким образом находиться под защитой своего «покровителя». А если вы все же окажетесь правы, что если там он будет не один? Боюсь, на сегодняшнюю ночь я уже исчерпал лимит своих козырей, один из них сейчас борется за жизнь, а второй вы. И нас спасать уже будет некому в случае промашки.
Кому-то сейчас могло бы показаться, что Вестер пытается воспротивиться своей же собственной затее. Отчасти, наверное, так оно и было, ведь рядом сейчас находился Стиви, который был прямым доказательством опасности его авантюры, но с другой стороны, если книгу они не получат, то вся эта ночь была в пустую и мальчик пострадал зазря. Слабенькое оправдание? Возможно, но его было достаточно, чтобы Вестер хлопнул Андре по плечу и направился к выходу в надежде, что они смогут вернуться в лечебницу на своих двоих, а не попасть сюда в качестве пациентов.

- И все же… - мужчина кутался в свое пальто, пока их везли в нужном направлении. – Неплохо было бы иметь какой-нибудь план. Боец из меня никудышный, а наемник, загнанный в угол и нежелающий расставаться со своей добычей может быть очень опасен даже с ранением. Но не скажу, что буду сильно печалиться, если мы найдем его уже умирающим… На его место придут другие, церковь просто так не успокоится. Вы понимаете этот риск, месье? Мне бы не очень хотелось стать членом вашего уважаемого общества и вместе с этим бросить на него тень или навлечь неприятности.

+1

23

[indent] Суровые речи месье Мура в какой-то мере позабавили Бертрана. Он поджал губы, улыбаясь, слегка нахмурился, показывая, что воспринимает слова серьезно и развел руками.
[indent] — Профессор, не беспокойтесь напрасно. Вдвоем мы управимся с этим делом куда лучше, чем с толпой последователей. И вам совершенно не за что извиняться, — сказал он уверенно и доверительно. — Я верю в Господа, и еще верю, что его последователи в этом мире весьма умелые бизнесмены. А в бизнесе хороших людей мало… За редким исключением, конечно, — уточнил Андре, надевая на голову шляпу. Сказать, что был таким исключением, язык, понятное дело, не повернулся. Бертран имел за спиной неприятные события, связанные именно с мануфактурой и, казалось бы, обыкновенной конкуренцией, которая ну явно не должна была переходить в рейды по чужим фабрикам и диверсии. На его личном счету было как минимум одно нападение и поджог, о чем он естественно героически умалчивал, чтобы не портить ни себе, ни сестре репутацию. Все обо всем догадывались, доказать же на деле было проблематично. Тем более, Франиця не та страна, где это что-то из ряда вон. Получать желаемое любыми средствами, было национальной чертой, и Андре практически по-мальчишески развеселился вопреки обстоятельствам, в которых оказался.
[indent] — Пойдемте, месье, оставим средства за лечения вашего конюха и отправимся в путь! — произнес он торжественно, поманив Мура за собой на выход. — Утром мы за ним вернемся, вот увидите.
[indent] На ресепшене, где ожидала медсестра, Бертран оставил за Стиви приличную сумму, даже не дожидаясь участия Вестера. Он не хотел тратить время на споры и задержки в дороге, и еще больше не хотел казаться жадным. Не сейчас, когда от их открытости и взаимодействия без задней мысли зависело так много — как минимум выживание этой ночью и как максимум — все дальнейшее сотрудничество.
[indent] Не сказать, что Андре чувствовал много уверенности в предстоящей авантюре. Более того, он лихорадочно по пути придумывал, как же именно навестить земли под грядущим собором. Возможно, им требовался отвлекающий маневр для возможных охранников убежища, если, конечно, оно там окажется.
[indent] Поймав пустой кларенс, Андре забрался в карету после профессора, попутно назвав цель путешествия и промежуточную остановку, и захлопнул дверцу. Оказавшись напротив Вестера, Андре уже безбоязненно и вполне себе уверенно вытащил из кармана револьвер, проверить его сохранность и готовность к предстоящей возможной перестрелке.
[indent] — О, я понимаю риск, профессор, — задорно ответил Бертран, заправляя в барабан револьвера недостающий патрон. — У нас с вами этой ночью будет проверка не только на стойкость, но и на ловкость. Если мы угадали с возможным укрытием нашего вора, то нас, несомненно, могут встретить другие прислужники Церкви. Я не любитель проливать чужую кровь, хоть и, сами видите, готов к этому. Давайте договоримся: мы действуем быстро и не споря друг с другом, каждое предложение рассматривается как указание. Я доверяю вам, я к вам прислушаюсь, вам тоже лучше довериться мне, иначе мы и первого простого охранника на частной собственности обвести вокруг пальца не сможем. Наш план — найти и забрать книгу, все попутное будем решать по ходу дела, — заявил Андре с улыбкой, убрав пистолет назад в карман плаща и откинувшись едва ли не вальяжно на спинку сидения. — Нам нельзя сейчас медлить, пока есть шанс поймать вора по горячим кровавым следам. Мы заедем лишь в мой отель забрать моего помощника… Надеюсь, вы в детстве любили играть в солдатиков обыкновенными ветками с дерева, по сути, большего оружия вам и не потребуется.
[icon]https://imgur.com/KGzrrET.png[/icon]

+1

24

Вестер хохотнул. О, да, если бы у него действительно был шанс победить наемника палочкой с дерева, тогда его жизнь стала бы в разы проще. К своему счастью в детстве он действительно был довольно непоседливым ребенком, и весьма шкодливым, стоит заметить. Всему виной было то, что рос он в окружении старших брата и сестры и как самый младший ребенок забирал себе все лавры. На брата он ровнялся, проводил с ним много время и очень часто хотел казаться перед его друзьями старше своих лет, потому храбрился и ввязывался во всякие авантюры. А из-за собственной любознательности и не умения вовремя остановиться однажды сломал руку, теперь неправильно сросшаяся кость то и дело напоминает профессору о важности передышки и раздумий. Не стоит нестись сломя голову черт знает куда и черт знает зачем, пока не взвесишь все за и против и пока не будешь полностью согласен на риск.
Сейчас он готов на риск?
Возможно.
Ради Стиви? Ради собственного достоинства? Ради справедливости и желания победить?
Если бы в первую очередь он думал о Стиви, сейчас они с Андре не ехали бы в отель, а сидели бы в больнице. Все как всегда из-за амбиций, из-за желания собственного превосходства. Когда рядом есть лорд Блейк, он всегда одергивает Мура, спускает с небес на землю, заставляет думать о более важных и существенных мечтах, а не гнаться за стремлениями и желаниями. Будет ли так поступать месье Бертран? Получится ли у них с Муром такой же хорошо сыгранный тандем?
Чтобы узнать, нужно проверить.
- Расскажете мне подробней о своем помощнике? - Вестер заинтересованно косится на своего французского знакомого, когда их экипаж останавливается у отеля. - Судя по вашим словам, на него можно будет положиться. Честно признаюсь, с оружием я обращаюсь из рук вон плохо, всегда в жизни предпочитал пользоваться этим. - Он постучал пальцем себе по лбу. - Иногда идеи безумны, но, как по мне, всегда гениальны. Вам самому... часто приходилось пользоваться своим оружием? Если вам удалось ранить подготовленного человека, значит, в этом деле вы не простак. Или всему виной обычное везение? В него, право слово, я тоже совсем не верю.

0

25

[indent] Едва кларенс замер у тротуара, Бертран потянулся было к ручке двери, чтобы выбраться на улицу, но вопросы профессора заставили его ненадолго задержаться, практически застыв на месте с протянутой к двери рукой.
[indent] — Если по порядку отвечать на ваши вопросы, месье Мур, то мой помощник тот еще скряга и, пожалуй, рад будет промахнуться по цели, чтоб задеть вместо врага меня самого, но… никогда в этом не признается вслух и, что самое главное, никогда так не поступит, — уверенно с улыбкой заявил Бертран, даже не сомневаясь в верности своих слов. Конечно, у него было прилично разногласий по всяким сущим мелочам с Дэвенпортом, но пожилой англичанин уже нашел свое особое место в его французском сердце и списке верных соратников, поэтому Андре даже и не думал звать на опасное дело кого-то другого. Да и кто им еще может помочь? Эта мысль и так зудела в голове Бертрана на фоне размышлений о предстоящей миссии. Будь у него пускай не особо верные, но преданные на какой-то период времени бандиты, которым как раз такие задания поручать и надо, Андре бы не пришлось рисковать ни собой, ни Тома, ни тем более профессором. Нанять какую-то местную банду стало целью Андре на грядущее, но пока что…
[indent] — Не волнуйтесь, он англичанин как и вы, и даже пожил подольше, поэтому знает цену как жизни, так и промаху из ружья. Мне приходилось пользоваться и револьвером, и ружьем в своих странствиях, хотя последним сегодня будет пользоваться Тома… Подождите здесь, я скоро вернусь!
Выбравшись из кареты, Бертран поспешно взлетел по ступенькам к парадным дверям отеля и исчез из поля зрения будто его и не было. Помчавшись на третий этаж, Андре ворвался в свои же покои и увидел Дэвенпорта, стоящего у окна с тем самым чопорным английским видом, который так забавлял его французского господина.
[indent] — Вы намного раньше, чем я предполагал, сэр, — произнес Томас деланно равнодушно. — Мне распорядиться об ужине?
[indent] — Не сейчас, Тома, не сейчас! — подойдя к своему чемодану, Бертран вывалил из него вещи на постель и взялся за ружье. Пока хозяин возился с оружием, заправляя его патронами, Тома скосил взгляд назад на улицу.
[indent] — Карета до сих пор у дороги, вы снова куда-то едете?
[indent] — Мы снова куда-то едем, Тома, — весело поправил камердинера Бертран, без раздумий бросив ему руки ружье. Дэвенпорт к вящей радости Андре не только его поймал, но и взял вполне себе уверенно.
[indent] — Охота в такое время суток едва ли будет успешной, сэр, — меланхолично заявил Тома.
[indent] — Смотря на кого охотится, — важно подняв палец к потолку, заявил Андре, прихватив с собой коробку патронов для Дэвенпорта.
[indent] — Одевайся потеплее, будешь сидеть в засаде.
[indent] Когда оба выбрались из отеля, Андре пропустил Томаса с завернутым в полотно оружием перед собой и уселся рядом с камердинером будто с закадычным другом, что никак не растопило его сердце.
[indent] — Доброго вечера, — поприветствовал незнакомого господина Томас.
[indent] — Профессор, это Томас Дэвенпорт, мой камердинер. Тома, это профессор Вестер Мур из Бримстоуна, — устроив быстрое знакомство, Бертран попутно сам захлопнул дверь кларенса и постучал по крышке кареты, чтобы та тронулась к нужной цели.
[indent] Вздернув кустистые брови, Томас учтиво кивнул Вестеру, а потом посмотрел на слишком довольного жизнью, если верить виду, Бертрана.
[indent] — Вы нервничаете, — утвердительно заявил Томас, на что Андре состроил своему камердинеру недовольное лицо, мол, ну не при важных гостях. — Могу ли я узнать, на кого мы охотимся, сэр?
[indent] — На католиков, — произнес Андре, желая запечатлеть реакцию Дэвенпорта.
[indent] Старик чуть выпрямил спину, повернул голову к Вестеру, будто желая убедиться, правда ли, и шумно вздохнул.
[indent] — Пожалуй, я ошибся. Хорошая ясная погода для охоты.
[indent] В ответ на это Андре коротко рассмеялся и посмотрел на профессора сам.
[indent] — Вот видите, я же говорил, что на него можно положиться.

[icon]https://imgur.com/KGzrrET.png[/icon]

0


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Час расплаты