Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Другие истории » бог устал нас любить


бог устал нас любить

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/1rsC4.jpg

https://pp.userapi.com/c847121/v847121075/1a8263/-jtsV27Yo1w.jpg

https://pp.userapi.com/c845221/v845221429/1aa18a/xf2YqNuwAPw.jpg

https://pp.userapi.com/c844616/v844616891/1befcb/xmxHFRcfaGY.jpg

Violetta Bryant & Christopher Santar
2018 год, прекрасный и ужасный город Лондон


Мы чересчур увеличили дозу
Вспомнили все, что хотели забыть
Или на рельсы легли слишком поздно
Бог устал нас любить...

Вот она, гильза от пули навылет
Карта, которую нечем покрыть
Мы остаемся одни в этом мире
Бог устал нас любить..

Я рассказал бы тебе все, что знаю
Только об этом нельзя говорить
Выпавший снег никогда не растает
Бог устал нас любить...


Бог просто устал нас любить
Бог просто устал...


[nick]Violetta Bryant[/nick][status]she's mad, but she's magic[/status][profile]надменное дитя ночи[/profile][icon]http://i.imgur.com/fReEe31.jpg[/icon]

Отредактировано Violetta Bryant (3 марта, 2019г. 01:15:52)

0

2

Кристофер Сантар никогда не извинялся.
Кристофер Сантар  никогда не просил прощения.
Даже если он толкнул кого-то в толпе, он не извинялся, а просто шел мимо, игнорируя сам факт. Он не извинялся перед коллегами или перед начальниками. Он никогда не извинялся перед младшими сестрами, чаще всего он просто подкупал их чем-то или просто говорил, что ей давно перестать дуться, эффекта же никакого нет. Так зачем тратить на все это силы. Кристофер Сантар никогда не извинялся, потому что отец вырастил его самовлюбленным, бескомпромиссным человеком, который всегда уверен в своей правоте. Стоит отметить, что и в споры Сантар всегда влезал только, имея в своем арсенале достаточно доказательств своей точки зрения. Он никогда не просил прощения, потому что никогда не видел в этом смысла. Поступок от просьбы не переставал иметь место быть и с чего вдруг от одной простой фразы все должно было волшебным образом исправиться? С ранних лет в его голову вбивали простую истину – всегда веди себя, как правый и тогда ты им станешь. Ведь, все знают, что историю пишут победители, кто победитель, тот и хороший.
Когда на его пути попадается очередной увлечённый телефоном прохожий, он с силой толкает того плечом, а затем продолжает движение, не обращая внимания на возмущенные вопли за спиной. Эти крикуны, любители уйти с головой в виртуальный мир никогда не осмелятся выступить против него или затеять драку. Ему ничего не будет. Даже если взятый в кредит смартфон полетит на асфальт и разлетится на составные части, он не услышит ничего кроме кратковременной брани, брошенной обидчику вслед, но и та быстро сойдет на нет. Вообще то стоило, наверно, быть сегодня добрее к людям, ведь он все же шел на какой то благотворительный вечер, куда его недавно позвал один из приятелей.
Кристофер плохо знал эту часть города, но навигатор в телефоне красной стрелкой указывал ему путь, завтавляя его то и дело осматривать окружающую местность. Дождя не было. Но девушка шла с зонтом. Из-под него сквозил бледный кусок ее лица. Линия глаз. Изгиб губ. Она смотрела в книгу и улыбалась. Выдуманной истории выдуманных людей.
На скамейке в парке сидел студент в наушниках и пил энергетик. К нему подошел пожилой мужчина и спросил, помогает ли это? В глазах молодого человека читалось снисхождение. Все знают, что старики болтливы от того, что не могут найти слушателя. Он ответил, что это лучше не пить. И посоветовал цикорий. Мужчина улыбнулся и сказал, что возле его дома полно этих цветов. А после предложил парню подстричься и побриться, чтобы не быть похожим на еврея.
В конце аллеи стоял автобус. Двери открыты. Пустой салон. Словно выпотрошенная рыба. Из нутра доносился голос магнитолы. Мужчина с поставленным голосом утверждал, что в последнее время в городе увеличивалось количество неких сектантов, почти сатанистов, желающих проводить темные ритуалы. Кристофер ухмыльнулся, заслышав в перечисленных диктором «опасных точек» район, в котором он как раз таки находился. Сатанисты – какой только фигней не занимаются люди, чтобы хоть как то раскрасить свои серые будни, это сродне детям, которые, стоя у зеркала пытаются вызвать кровавую Мэри. Кристофер не верил во все это лет уже с десяти.
Навигатор издал короткий гудок, оповещая, что мужчина прибыл на место. Это было большое ничем не примечательное здание, с большими окнами на первом этаже. Кристоф не без удовлетворения взглянул в окно на свое, как всегда, впрочем, идеальное отражение. Никаких следов усталости, никаких дефектов - разве что внутренние, на которые можно не обращать внимание. Он по-прежнему был убежден в том, что его тело является идеальным инструментом, который будет всегда работать, никогда не выдавая ошибок. Он уже собирался поправить немного растрепавшиеся волосы, как в его бок что-то врезалось.
Молодая рыжеволосая девушка тоже, по всей видимости, не имела привычки извинятся. Она лишь одарила Кристофа неприветливым взглядом, недовольно нахмурив носик.
- Знаете, говорят, что иногда все же полезно смотреть вперед, это помогает избежать много неловких ситуаций. – Вместо приветствия сообщил он, а после, чуть помолчав кивнул на дверь. – Это здесь проходит мероприятие?
[icon]https://pp.userapi.com/c850616/v850616836/c8a1c/kHv_22Y7Z7g.jpg[/icon][status]Выпавший снег никогда не растает[/status]

Отредактировано Christopher Santar (28 марта, 2019г. 15:05:30)

+1

3

— Когда дело доходит до веры, люди не проявляют никакого постоянства. Сначала они приносят кровавые жертвы многоликим богам пантеона, потом низвергают былых идолов в пыль, обменивая ее на осознанную одержимость единым богом, а всех несогласных подвергают гонениям и кострам, ставят одну религию выше других, возвеличивают одного бога над прочими идеями, но уже спустя столетие дают всем религиям равные права. То восхваляют жрецов и священство,  то втаптывают их в грязь за гордыню. Пропагандируют святую инквизицию, а позже отказываются от ее фундаментальных начал. Осыпают храмы золотом, разрушают их до основания…Что за чертовщина? Кто вообще это написал? – она поднимает глаза от пачки листов, и демонстративно морщиться.
—Ну я, а что? — Виолетта пытается разглядеть того, кто отозвался на ее вопрос, но из-за святящего прямо в глаза прожектора, это оказывается безуспешным. На что она потратила свое время? Будь она актриской посолиднее порвала бы листы, и ушла, стуча каблуками, но ей такие фокусы приходится оставлять только в своих фантазиях. Она, впрочем, все-таки подходит ближе к мужчинам, развалившимся в мягких креслах и созерцавшим пробы из первых рядов – сценарист, режиссер и ее вертлявый агент Генри. Летти останавливается напротив, проскальзывает по их лицам пытливым взглядом и лишь пожимает плечами.
— Да ничего…лишь хотела сказать Вам лично, что это полная чушь, и Вам бы лучше провести время с семьей, чем на этих пробах, - она кладет сценарий на низенький столик и направляется к выходу, не считая нужным размениваться на долгие реверансы и объяснения.
— Виолетта! Виолетта! Стой! Вернись! Что ты творишь? Куда ты? Это же HBO! – она, впрочем, даже не оборачивается, и когда Генри, наконец, ее нагоняет, она уже ищет свое пальто среди множества других, набросанных на бархатной кушетке в коридоре.
—Это не Игра престолов, в которой можно согласиться даже на эпизодическую роль ходока, это второсортный сериал про сектантов. Кто вообще снимает про сектантов? – она стряхивает невидимые пылинки с воротника пальто и достает из сумки ярко красный палантин.
— Черт тебя побери, Виолетта! – Генри вцепляется в свои каштановые волосы и начинает покачиваться вперед назад.
— Сатана. Правильно говорить «Сатана тебя побери», черти это знаешь ли такая иллюзорная субстанция, которая никого не может забрать, - она останавливает на нем пристальный взгляд и улыбается, только он все равно зол, и все так же жалок, как и в другие дни. Сейчас он спросит «Это что важно?», а она скажет «Возможно» и попросит зажигалку. У Генри всегда есть зажигалка, но он терпеть не может курящих женщин, даже если они курят тонкие сигареты с приторным ароматом вишни и корицы,  а также не выносит сигаретный дым в помещениях и нарушать правила. Поэтому никогда не дает ей даже спичек.  Но Виолетта каждый раз повторяет свою просьбу, лишь бы отвлечь его от главного, от того, что она сейчас уйдет, а он делает бесполезную работу, является страшным дураком, а сериал, на пробы которого он ее притащил, никогда не снимут. И вовсе не потому, что он про религию и сектантов – две темы, от которых тошнит даже пенсионеров, что не отлипают от экранов круглые сутки, а потому что сценариста, через пару дней насмерть собьет машина, а режиссер скончается от инсульта в середине следующего месяца. Она вовсе не желала этого знать, но так уж вышло. Возможно, она даже проявила нечто вроде милосердия, посоветовав ему провести время с семьей, на самом деле ей было это не очень-то важно.  Девушка каждый день узнавала слишком много бесполезной на ее взгляд информации, которой не умела распоряжаться и ей надо было кому-то ее сообщать, чтобы не сойти с ума.
Она еще раз глянула на Генри – мелочный, льстивый, и излишне нервный агент был отчего-то назначен ей судьбой в провожатые к звезде на голливудской аллее славы, а потому ей приходилось его выносить, к тому же он не планировал умирать ближайшие лет десять, что являлось несомненным плюсом.
- Пока, Генри, у меня дела вечером, так что на следующие пробы сегодня я не пойду, - она взмахивает в его сторону рукой, будто надеясь избавиться от его возмущенного писка, накидывает на плечи палантин и выходит на улицу через широкие стеклянные двери.
Виолетте нравился Лондон, его извечно пасмурная погода, мелкий дождь, вечно хмурые лица прохожих, вишневые сигареты, черные зонтики,  красное вино и яркие шарфы. Ей нравилось стучать толстыми каблуками по мостовой и пить кофе в бумажных стаканчиках. Рыжие волосы были поразительно  блестящими, несмотря на отсутствие солнца, а шаг всегда ровным, несмотря на плохой асфальт.
Время для нее утекало сквозь пальцы, она никогда никуда не торопилась, и никогда никуда не опаздывала, лишь задерживалась или же вообще не являлась. Теперь же она размеренно вышагивает по привычной траектории, нарочито внимательно изучая ленту инстаграмма и расставляя лайки фотографиям особо заносчивых коллег по ремеслу, надеясь, привлечь нечто вроде их внимания. Ей были противны перенасыщенные пластикой лица большинства из них, так что она уже хотела написать нечто вроде «ты такая красотка в этом ракурсе», но внезапно девушка обнаруживает на своем пути препятствие, даже отдаленно не походящее на фонарный столб. Летти нехотя поднимает глаза на молодого человека и безразлично на него смотрит. На бродягу не похож, значит пальто выбрасывать не придется, уже неплохо.
- Слишком много слов, вы тратите драгоценное время - она нехотя убирает смартфон в сумочку, прежде глянув на часы, - Идемте скорее, мы же не хотим опоздать, - Виолетта решительно толкает его в направлении двери, на ходу развязывая свой шарф, - Шевелитесь, или Вы дорогу позабыли? Направо, вниз по лестнице, снова направо, -  она неожиданно ловит себя на мысли, что не уточнила у него название мероприятия, к тому же раньше этого субъекта она вроде и не наблюдала, тем лучше, может, ему даже понравится. Она обгоняет его, чтобы решительно потянуть на себя тяжелую черную дверь, не имеющую никаких опознавательных знаков, кроме пары царапин и потертостей неясного происхождения, и врывается внутрь полутемного помещения. Летти скидывает пальто и бросает его на первый попавшийся стул. В помещение было достаточно пусто, никто не сновал с бокалами в руках, не бубнил между собой, пересказывая сплетни. Не сталкивайся Виолетта с таким регулярно, предположила бы, что здесь никого и нет – только зажженные свечи и странный мускусный запах. Но подобный антураж означал только одно – она опять проштрафилась и опоздала. Она оборачивается на мужчину, которого притащила и горделиво расправляет плечи.
- Идемте, - ее губ касается странная усмешка, - Вы же хотели на мероприятие. Верхнюю одежду оставьте здесь, ее потом повесят, - она проходит вперед через большой пустой зал, со столиками заставленными наполненными бокалами и легкими закусками и заглядывает в соседнюю комнату, которая вся была заполнена стульями и сидевшими на них людьми, почти все они были одеты в черный и темно синий и пристально смотрели на человека, замершего перед толпой на импровизированных подмостках. К ее удаче недалеко от входа было пару свободных мест, к которым она уже тащит мужчину, не успевшего то ли вовремя убежать, то ли должным образом засопротивляться.
- Отец Фауст еще не начал, считайте, мы как раз вовремя, ничего важного не упустили, - она чуть поворачивается к нему и чуть склоняет голову к плечу, прежде чем расслабленно откинутся на спинку стула и бросить холодный взгляд на человека в балахоне.
- Дети ночи, я рад видеть всех вас на нашем еженедельном собрании, - он эпично медленно скидывает капюшон и оглядывает зал, прожигая взглядом едва ли не каждого, - Сегодня третья суббота растущей луны, все мы знаем, что это начало сезона жатвы, который мы должны достойно открыть во имя нашего великого покровителя. Слава Сатане! – он взмахивает ладонями, а зал охотно отзывается, повторяя его последнюю фразу, Летти же не размыкает плотно сжатых губ, не скрывая то ли своего презрения, то ли скуки.
- Но прежде чем мы начнем, я должен узнать, есть ли среди присутствующих новые члены нашего братства? Поднимитесь и назовите свои имена,   - несколько человек в первых рядах встают, кто-то из них начинает говорить, Летти же вопросительно смотрит на нового знакомого, ожидая его реакцию.
[nick]Violetta Bryant[/nick][status]she's mad, but she's magic[/status][profile]надменное дитя ночи[/profile][icon]http://i.imgur.com/fReEe31.jpg[/icon]

Отредактировано Violetta Bryant (3 марта, 2019г. 01:44:25)

+1

4

Благотворительные вечера можно было сравнивать с огромной и старой записной книжкой, внутри которой на каждой строчке аккуратным каллиграфическим почерком выводились имена и фамилии богатых и влиятельных людей. Кошельки призывно и весело звенели, будто искренне радуясь, что покинут карманы этих эгоистичных и лицемерных особ. Чековые книжки призывно шуршали, а баснословные суммы с издевательской легкостью вырисовывались на белоснежной бумаге сразу над размашистой подписью.
Всем присутствующим было бы впору снять со своих черепов кожу, показывая свои истинные лица. Искаженные в гримасах тлетворной лжи, обильно припорошенной лестью или же меркантильного желания казаться добрым, благородным и думающими о том, что в мире скоро не останется такого ценного и редкого вида животных или во что там любят обычно вкладываться? Кристоферу было все равно кого этот вечер собирался сегодня спасти: животных, детишек, голодающих женщин в Африке, ему главное объявить о своем присутствии, сделать пару фотографий для инстаграмма, засветиться на общем снимке, который пойдет в новости - для поддержания своего статуса в обществе и забыть о подобном мероприятии еще на полгода.
- Куда вы так спешите, судя по приглашению у нас еще достаточно времени до начала мероприятия. – Кристофер одаривает девушку удивленным взглядом, но все же позволяет ей увлечь его за собой, попутно пытаясь вспомнить где он мог ее видеть? Наверняка она мелькала на экранах в эпизодической роли  или смотрела на него со страниц глянцевого журнала. Судя по всему она была достаточно богатой для таких мероприятий, но не достаточно известной, чтобы Сантар заострял на ней свое внимание.
- Странное место они выбрали на этот раз. – Кристофер привык, что обычно такие банкеты проводятся в огромных с видом на весь город, место же, куда вела его девушка больше напоминало подвал. Темнота окутала пустой плотным покрывалом, и только редкие свечи немного освещали путь. Тишина звенела в ушах, а темнота зернилась в глазах. Казалось, что Кристофа забыли предупредить , что намечается какая-то тематическая вечеринка что-то в стиле графа Дракулы или тому подобное.
- Почему бы не дойти до гардероба? – Осведомляется он всем видом показывая, что идея оставить пальто на стуле в пустом зале его не особо прельщает, но рыжеволосую, казалось его протесты совершенно не интересовали, впрочем и за свою одежду она совершенно не беспокоилась, может местные служащие и правда все повесят.
Подозрения ,что он по ошибке оказался не в то время не в том месте подтвердились сразу же, как наполненный людьми зал закричал что-то про Сатану. Услышав о « Великом покровителе», Кристофер прикусил язык. Настроение сразу испортилось. Сектанты! Сейчас начнут агитпроп читать. Стоящий на подмостках мужчина продолжал что-то вещать, и Кристофа пробирало на смех - настолько глупо и смехотворно все это выглядело.
-Это что тематическая сходка фанатов последнего сезона « Американской истории ужасов»? Или вы ролевики, я слышал, до сих пор полно любителей всяких «подземелий и драконов»? – Шепотом поинтересовался он у соседки, еле сдерживаясь, чтобы в его голосе не проскакивали нотки сарказма, а то еще осудят за оскорбление чувств верующих. Впрочем, по его мнению все эти ролевики, фанаты, сатанисты мало чем отличались – просто целый набор для изучения психолога, тут тебе и желание быть в выдуманных мирах и острое чувство одиночества, заставляющее сбиваться в группы и вера в какие-то совершенно безумные идеи. Сантар это не осуждал, каждый сходит сума по своему, но в этом участвовать  он точно не собирался.
- Наверно мы друг друга неправильно поняли, я собирался на благотворительный вечер, прошу прощения , если ввел в заблуждение, но мне пора. Удачно провести время чем бы вы тут не занимались. – Кристофер встал со своего места, намереваясь тихо и незаметно покинуть эту безумную сходку, не привлекая лишнего внимания.
[icon]https://pp.userapi.com/c850616/v850616836/c8a1c/kHv_22Y7Z7g.jpg[/icon][status]Выпавший снег никогда не растает[/status]

Отредактировано Christopher Santar (28 марта, 2019г. 15:09:10)

+1

5

Виолетте по жизни по большей части везло. Когда она подходила к перекрестку, всегда загорался зеленый, стоило ей сесть в такси, как исчезали пробки, это касалось и очередей в магазинах, и последних размеров на распродаже, на которые она, к слову тоже попадала чудесным образом. Но все же не везло ей стабильно в двух вещах – в ролях в кино и в новых последователях, которых она приводила в секту. Они вовсе не были плохими людьми, многие из них ей даже были приятны, только с ними постоянно что-то случалось. Одного из последних, например, сбил автомобиль, и это самая примитивная смерть, если не учитывать то, что той машиной был огромный мусоровоз. Случались и падения с моста, и аварии, и удары током. Последней каплей стало, когда новый знакомый захлебнулся вовремя сна водой, которой его затопили соседи сверху. С тех пор Виолетта твердо решила для себя никого не приводить. И хотя ведьмочка редко придерживалась своих же твердых решений в этот раз она продержалась шесть месяцев и шесть дней,  ровно до момента, когда встретила у дверей мужчину, чье имя не удосужилась узнать. Она вовсе не желала ему зла, только лишь почувствовала, что она просто обязана взять его с собой. Летти бы даже заявила, что это была судьба, но не была уверена, могут ли сатанисты вообще верить в судьбу (если бы она спросила отца Фауста, он бы закатил глаза и сказал, что нет, ведь судьбу придумали жалкие фанатики нового и старого завета).
-Драконы? – она хмурится, не отрывая взгляда от своего смартфона. Причем тут драконы? Ужасные истории про драконов? Она, наконец, поднимает на него недоуменный взгляд и пожимает плечами. Виолетта знала только одну американскую историю про драконов, и про нее и правда болтали все подряд, особенно накануне выхода нового сезона, - Нет, я не снималась в Игре престолов, - белозубая улыбочка, снова утыкается носом в смартфон.
«Какой странный тип», - подумала Виолетта под монотонный бубнеж отца Фауста. Но странности – это даже полезно для членов секты. Она уже решила расслабиться, но вдруг ее протеже подскакивает на ноги и как-то нарочито громко заявляет, что уходит. Хотя на самом деле все происходило очень тихо, но от внимания жадных до скандалов сектантов, не мог укрыться подобный поворот сюжета, так что все взгляды в зале в туже секунду обратились в их сторону, и Летти театрально хлопнула себя ладонью по лбу, а потом все-таки встала, очень яростно демонстрируя свое нежелание это делать.
-Он ничего не хочет сказать, - шипит ведьма и пытается усадить непоседу на место, нажимая ему на плечи, только слишком поздно – по залу прошел шепот, и отец Фауст начал медленно двигаться в их сторону, размахивая полами своего балахона.
-Раньше я его здесь не видел, - протягивает он звонко и останавливается в десяти метрах от них, взгляд его становится подозрительным, настолько, что если бы Виолетта не считала его павлином, у нее бы по коже пробежали мурашки, - Общий порядок приема новых членов культа никто не отменял, Виолетта, - он недружелюбно скалится, а Летти едва ли не принимает боевую стойку. В другом случае, она бы согласилась, ведь и правда никто не отменял клятвы, кровопускания и употребление странных густых субстанций внутрь. Но Летти в этой шайке особенно не жаловали, потому что в отличие от большинства, она имела доступ к воистину темной силе, что не раз и демонстрировала. Теперь же она отчаянно пыталась хоть что-нибудь придумать, лишь бы избавить этого беспокойного молодого человека от проблем с одержимыми фанатиками, которые уже заглотили не одно сердце подобного сомневающегося субъекта.
- По дороге на встречу, к моим ногам замертво упала черная птица, - начала ведьма загадочно, - А перед тем, как наткнуться на него, я встретила огромную черную собаку…- она многозначительно кивает головой, заправив за ухо прядь длинных волос. Она умела быть убедительной - многие восторженно заохали, пока вторая половина скептически взирала на мужчину.
-Ты что это хочешь сказать? Что это антихрист? Может он еще был на черном коне? – Фауст усмехается и только, верить так легко он точно не намерен.
- Он приехал на черном авто… И почему сразу антихрист…может, он просто один из посланников, но пока не осознает этого, ему нужно время на…адаптацию… - она протягивает руку и касается лба стоящего рядом нового знакомого, - Точно..я чувствую темную ауру, а вы? – она упирается взглядом в отца Фауста. Виолетта никак не могла освоить направленную магию, с ней всегда случались исключительно непредвиденные вспышки колдовства, когда она злилась или была в чем-то чересчур заинтересована. Как, например, сейчас. Лампочки в светильниках на стене одна за другой взрываются, и единственным источником света в помещении остаются немногочисленные свечи. Ахи, вздохи, широко раскрытые глаза, облегченный выдох Виолетты, у которой на лбу даже испарина выступила.
- Надеюсь, мы все выяснили? Теперь уже можно пойти выпивать и беседовать о конце света? – она толкает мужчину в спину, пробираясь мимо замершей толпы в соседней зал, - У меня из-за тебя будут проблемы, меня и так постоянно задвигают, а теперь еще и ты…да простит меня Сатана…Надеюсь, у тебя хотя бы есть черная собака, - она добирается до ближайшего стола и разом выливает в себя половину бокала Кровавой Мэри, предварительно вынув из стакана палочку сельдерея. Этот коктейль, как и томатный сок Летти не выносила, но здесь больше никогда ничего не наливали, несмотря на все ее настоятельные просьбы.
[nick]Violetta Bryant[/nick][status]she's mad, but she's magic[/status][profile]надменное дитя ночи[/profile][icon]http://i.imgur.com/fReEe31.jpg[/icon]

+1

6

В воскресенье, как повелось, происходят либо чудеса господни, либо библейский пиздец. В жизни Кристофера Господу места не нашлось, зато пиздец – красивый, словно фотокарточка рыжего осеннего леса – сам впечатался в его бок на улице и как ни в чем не бывало повел его дальше.
И теперь Кристофер стоял и хлопая глазками слушал, как его личный рыжий пиздец заливает что-то про антихриста и мертвых птиц. Умудрился же он сдуру вляпаться во всю эту историю, а теперь, как дважды дурак, ждет и боится продолжения.
Откровенно говоря, это не самая странная ситуация, в которую он мог бы попасть, но от всего буквально веет сумасшествием и почему-то фэнтези. Потому что демоны бывают либо в пораженных умах, запертых в психушках, либо в качестве заклятых врагов всяких смазливых охотников из подростковых сериалов. Третьим вариантом идет религия и секты, и Кристофер действительно пытается не думать об этом, хотя странные одеяния вперемешку с такими же странными завивающимися едко-чернильными татуировками хороших мыслей не навивают от слова совсем.
Боги? Магия? Сущий вздор, придуманный недалекими предками чтобы оправдать непонятные им астрофизические явления. Нет никакой магии. Только факты. Это утверждение стало одной из аксиом в его размеренном, правильном, логическом мире. За всю его жизнь ничто не нарушало этого правила. Любой, даже самой невероятной и, для большинства обывателей, «магической» загадке находилось логическое объяснение. Правда, помешанные на вере глупцы готовились ко Второму Пришествию. И даже, черт побери, построили и купили бомбоубежища (кто на что был горазд). И таскали туда еду долгого хранения, сметая в приступах паники консервы с полок супер-маркетов. А еще — рьяно молились. Нет-нет-нет, Кристоф  не испытывал никакого желания ввязываться во всю это религиозно-магическую хрень, но кажется, девушка, взволнованно щебечет, успевая пререкаться с жутким на вид мужиком, совершенно не оставляла ему выбора. Единственное, что пришло на ум Сантару – это подыграть, пока его не распнули на кресте, ну или что тут делали с незваными гостями.
- Illos vitare, qui fidem vestam in se afficere volunt. – Кристофер говорил осторожно, будто к его горлу поднесли лезвие, которое вот-вот вскроет жизнь. Вообще он изучал латынь полгода в колледже в качестве факультатива. ( На самом деле он хотел пойти улучшать свои навыки игры на синтезаторе, но отец почему-то настоял на латыни). Как раз в тот момент, когда он с пафосным видом заканчивает фразу, а девушка касается его лба, электричество делает сильный скачок и лампочки буквально лопаются от перенапряжения.
- Какой к черту антихрист?!  - Кристофер буквально шипит, хватая ее за руку и заставляя посмотреть в глаза. – Какая нахрен дохлая птица? Куда ты меня втянула?! – Сантар берет бокал с напитком, морщится и тут же отставляет его подальше. – И что за дрянь вы тут пьете? Эй парень!- Он резко хватает за локоть проходящего мимо паренька, такие обычно подрабатывали официантами на званных благотворительных вечерах.
- Принеси ка нормальных напитков, виски, вино, что у вас тут есть кроме этого извращения. – Парень вздрогнул. В темноте не очень-то ясно, что там отражалось на его лице. Какая буря эмоций. Или штиль принятия.
- Эй, я кажется, попросил, я говорю на сложном языке? – Кристофер обернулся к рыжеволосой. - Может у меня с дикцией что-то не то?.. Почему он молчит? – Кристофер зачесал волосы назад, поджимая губы и прикрывая глаза.  Ну почему его вечно окружают какие то идиоты.
- Выуди из него ответ, прошу тебя, - стыло прошептал он, проглатывая ком в горле, всматриваясь  в гостей. Они тоже молчали. Это казалось странным. Вызывало вопросы. Одна из девиц даже, кажется, открыла рот, будто пытаясь проглотить воздух умирающей рыбой.
- Так, Лилит, или как там тебя зовут, будь добра объясни мне, что нужно делать, чтобы нас обоих выпустили отсюда живыми. И кстати да, у меня есть черный пес. Лабрадор. Одна из самых дружелюбных пород в мире. – Добавил он, кривя губы в ироничной усмешке. Вот только договорить им не дали.
- Виолетта, и когда же твой «антихрист» продемонстрирует нам знаки? – К ним приблизился  парень, с таким мерзким видом, что казалось, будто его по голове ударил камень. – Надеюсь, твои чувства не ошиблись, ты же знаешь, что делают со лжецами? – Он усмехнулся. Это была одна из тех усмешек, которые заставляют кровь стыть в жилах добропорядочных граждан, и пусть ни Кристофер, ни его рыжая спутница таковыми не являлись, но он определенно испытывал дискомфорт. К чему там приводят необдуманные решения? Кажется, к непредсказуемым последствиям.
[status]Выпавший снег никогда не растает[/status][icon]https://pp.userapi.com/c850616/v850616836/c8a1c/kHv_22Y7Z7g.jpg[/icon]

0

7

Служительница дьявола, жрица Сатаны, культистка, сектантка – Виолетту, в сущности,  можно было описать любым из этих званий, но не одно из них не казалось ей достойным. Она не хотела быть рядовой рыжеволосой гетерой темного владыки, она хотела быть самой лучшей, способной, говоря яснее – верховной. Ее амбиции уже давно вознесли ее на самые вершины, она была уверена в своем будущем успехе, лишь ждала момента его прихода, а момент этот вопреки желаниям, никак не наступал. Но она очень четко видела свои перспективы – и роли в кино покруче, чем у Эмилии Кларк, и паства повнушительнее, чем у отца Фауста. Но теперь она могла наблюдать, как эти самые перспективы медленно уплывают от нее в туман, пока она допивает отвратительный на вкус коктейль.
Она отчаянно пыталась придумать решение своей проблемы, но обстановка не располагала к размышлениям абсолютно. Летти натягивает свою фирменную улыбку и поворачивается к официанту, нагло демонстрируя преимущества платья, локализованные, в первую очередь, в районе декольте.
- Он пошутил, конечно же, он пошутил, - из ее рта вырывается нечто отдаленно напоминающее смешок, - Наш гость говорил о нормальном коктейле, понасыщеннее, понимаете, о чем я? – она подмигнула официанту, а после поймала его хитрый взгляд, прежде чем он кивнул и ушел, а она смогла наконец облегченно выдохнуть.
- Прекрати ставить меня в глупое положение. Ты не знаешь, с чем имеешь дело. Если ты будешь молчать и слушаться, то вероятность того, что твое сердце не станет очередным трофеем Фауста вырастет вдвое, но даже тогда не будет равна ста процентам, - еле слышно шипит она, прежде чем резко вскинуть голову и любопытным взглядом окинуть излишне любопытствующего субъекта, которого она, к своему сожалению, не могла назвать незнакомым.
-Николас, - елейно протягивает она, - Как твой интерес мне приятен, - она огибает лжеантихриста, оставляя его за своей спиной и встречаясь лицом к лицу с мерзким типом, который, очевидно, искал себе неприятностей, хотя скорее не себе, а ей, - Но давно ли ты открывал Книгу Зверя? Разве ты не помнишь, явные знаки появляются только после причастия, а его можно провести лишь через семь дней после снисхождения на землю, - у девушки от наигранной миловидности едва скулы не свело. Мужчина же заметно понурился, не сводя взгляда с объекта своего подозрения, минуту молчал,  а потом странным образом просиял.
- Тогда мы просто обязаны проявить к нему гостеприимство и поделиться ниспосланной добычей, - после этих слов Николоса Летти страшно захотелось закурить и вылить ему за шиворот Кровавую Мэри, но она лишь рассеянно кивнула. Несмотря на всю широту взглядов, подобные дикости она предпочитала относить к анахронизмам, но стойко выносила ради собственного положения в обществе.  Она уже собиралась ответить чем-нибудь, но в этот момент к их столику широкими шагами приблизился ее единственный в этом хаосе друг Джо. Мужчина был стойким обладателем полноватой фигуры, очаровательной улыбки, невысокого роста и нетрадиционной ориентации, все это дополнялось изрядной долей обаяния, которое располагало к себе даже самых суровых циников и помогало Виолетте выползать из любых даже самых безнадежных, на первый взгляд, передряг.
-Леттс, - он окидывает ее оценивающем взглядом, - Ты же обещала, больше никого не приводить, после того бедняги, - он делает многозначительный жест рукой и цокает языком, делая знак официанту, - Рад знакомству, я Джо. А вы, как я мог слышать что-то вроде нового посланника Сатаны? – на этих словах он едва сдерживается, чтобы не засмеяться, а Виолетта пихает его в бок.
- Это случайно вышло, Сатана его побери, я думала он из наших, так что мне пришлось придумать все это, лишь бы не получить очередной выговор, - Летти устало вздыхает и раздраженно возит пальцем по натертой поверхности стола. В этот момент рядом возникает официант с подносом, на котором расположились три коктейля, содержимое бокала, который услужливый парень поставил перед Крисом было гораздо темнее остальных.
- Ты же помнишь, что это твой последний шанс? Даже я не смогу тебя отмазать больше, - Джо не перестает улыбаться, и не будь он сейчас на встрече культа Сатанистов, это показалось бы нездоровым.
- Я знаю, но именно поэтому мне и нужна твоя помощь, - Виолетта делает самый умоляющий взгляд из всех возможных, но договорить им, конечно же не дают, потому как рядом возникают Николас и отец Фауст.
- Виолетта, так как ты была именно той, кто привел к нам посланника Темного Владыки, ты назначаешься его проводником, вам дается шесть дней, на то чтобы Антихрист полностью обрел свою силу и смог продемонстрировать нам знаки, в том числе дьявольскую метку. На седьмой же день мы все станем свидетелями ритуала причастия, не забудьте о сакральности этого события для нас. Николас будет наблюдать и консультировать тебя, чтобы все прошло гладко, - лицо Фауста прорезает ехидная усмешка, - Не забудьте призвать с собой Цербера, мы все мечтаем его увидеть. А теперь угощайтесь, - он показывает на бокал, а потом резко разворачивается, взмахивает полами балахона и уходит, вызывая у половины присутствующих нечто вроде восторга.
Она влипла.  Влипла по самое декольте, если даже не глубже. В ее рыжей голове одна за другой сменялись картинки печального исхода всей этой ситуации,  а руки сами шарили по сумочке в поисках пачки сигарет. Ей бы сейчас понадобилось что-нибудь покрепче. И почему только этот отвратительный коктейль? Как ей поступить? Как за семь дней сделать из яркого представителя высшего общества антихриста? Если только…если только….она думает, думает, думает, звуки вокруг словно бы медленно исчезают, пока не слышится один громкий бум и  стаканы с коктейлем один за другим не разлетается на мелкие осколки, опрыскивая содержимым всех рядом стоящих, включая саму ведьму.
-Леттс, ты опять? – сокрушается Джо, пытаясь оттереть салфеткой пятна на рубашке.
- Да..нет…мне срочно надо в библиотеку, я ухожу. Вы оба со мной, - она направляется к выходу и для надежности лично тащит нового знакомого за собой. Ее пальто обнаруживается на видном месте в гардеробе, а вот Кристоферу повезло меньше.
-Бери любое, времени нет, - она выскакивает на улицу и первое, что делает, пока ждет,  – закуривает, жадно вдыхая сигаретный дым.
[nick]Violetta Bryant[/nick][status]she's mad, but she's magic[/status][profile]надменное дитя ночи[/profile][icon]http://i.imgur.com/fReEe31.jpg[/icon]

0


Вы здесь » Brimstone » Другие истории » бог устал нас любить