Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Самый отчаянный народ


Самый отчаянный народ

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Джордж Ройс и Габриэль Диккенс
где-то в апреле 1876, Лондон

Студенты считают себя и считаются обществом - самым отчаянным народом на свете. Всё им по плечу, море по колено, а значит и лезть надо в любые сложности. Джордж всегда делает это с охотой и постоянством, потому он и оказался в свои 19 лет в сомнительных районах Лондона, одетый поскромнее, но всё равно влипающий в драку.
Габриэль Диккенс - демон из тех, с кем не особо считаются в их мире, зато считаются тут, в небогатых кварталах, где живёт по-настоящему самый отчаянный народ - беднота. Те кому нечему терять, и те, кто совершенно не против ободрать залезшего сюда студента.
И нет, демон не помог Ройсу, застав милый мордобой, просто главарь шайки сильно задолжал по кредиту, а отделаться потом от студента-демонолога оказалось задачей гораздо более сложной...

0

2

Вместо саунда

Кулак мазнул по скуле, полетел дальше и впечатался в грязный кирпич стены. Хрустнуло, нападающий гаркнул, но не взвыл. И даже снова дёрнул на себя руку, надеясь снова проехаться по вёрткой гладкой физиономии Ройса, но ему прилетело стопой по колену, а потом лбом по губам. Лоб отозвался таким несогласием, что Джордж с удивлённым "а-а-а", приложил ладонь к нему и проверил, не себе ли он там выбил дырку?
Но на смену отшатнувшемуся первому оппоненту на него налетел второй, от души дав в бок, снова припечатывая к видавшей и не такие непотребства над честными гражданами стене. От второго удара Джордж ещё увернулся, надеясь скользнуть вправа, к грудящимся хламом мусорным бакам.
- Бфей лощёного! - плеваясь кровью гаркнул первый. "Ага, губу таки разбил!", - злорадно и шало отметил Ройс, а потом ему прилдетело с другого бока, уже в ухо. Ох... ухо...
Ройс сделал вид, что съехал вниз, и это было не сложно, когда в ушах так звенит, а потом единым рывком протаранил огромный живот другого дуболома. Пивной такой животина, с расстёгнутыми пуговицами истёртого и маломерного жилета. И нафиг им его, Ройсовский, жилет? Он на них тоже не застегнётся. Джордж крутанулся, считая, что вот он, молодец! Он вышел от стены! Только противники шыбко довольные...
Парень обернулся... за ним был тупик, а не выход. Чёртовы право-лево! Почему подводят в такой важный момент?!
- Парни, у меня правда больше нет ни пенни, может всё-же вы в бар, я лесом? - нервно хихикнул Ройс, видя надвигающиеся три фигуры.
- Ты сука отсюда только по каналам поплывёшь! Прямо в залив!
- Плохая перспектива... - согласился Ройс, сжимая кулаки. И тут на том конце улицы раздалось: "А, вот ты где", - сказанное совершенно спокойным тоном, но почему-то заставившее здоровяка с разбитой губой заметно побледнеть и медленно повернутся за спину.
"Так, вот сейчас протолкаться между ними, и валить из переулка...", - лоихорадочно примеряясь в щель между двумя здоровыми животами думал Джордж.
- М-м-мистер Диккенс, да вы ч-ч-чтоль? - как-то резко начиная заикаться проговорил главать. - О... к-ка-ак рад я вас видеть...

+1

3

Габриель любил свою работу, хоть в это и было сложно поверить. Мужчина наслаждался обществом презренных и ущемленных, как любитель вин смакует дорогой алкоголь. Люди, как недавно отметил про себя Диккенс, обладали рядом удивительных качеств, отличающих их от животных и самих демонов. Например, поместив их условия непригодные для жизни, то их характер резко менялся, впрочем как и ценности.
Габриель был частым гостем в самых неприглядных местах и воочию лицезрел, как человеческий облик менялся в худшую сторону. Недавно еще обладавший влиянием и деньгами, человек терял свою личность, становясь озлобленным на всех и вся существом, находящий успокоение на дне бутылки.
Диккенса это ужасно увлекало.
Хотя сегодня развлечения пришлось оставить в стороне. Очередной должник, решивший, что ему все может сойти с рук. Демон искренне не любил подобных жуликов и приходил в бешенство, смотря на их ужимки и попытки аперировать жалостью, коя соплеменникам Диккенса была чужда. Да, мужчина сам стоял в низу иерархии и ему приходилось склонять голову перед сильными, но ведь все эти подонки обладали удивительным качеством - они могли в любой момент своей жизни изменить свою судьбу. Габриель же мог добиться такого лишь при помощи заключения контрактов, но души, предлагаемые мужчине, не отличались какими-то уникальными качествами. Он был слаб, признаем честно. И, конечно же, страдал от этого, поэтому свою работу, где он мог вдоволь поизмываться над людьми, Диккенс обожал.
Сегодня Габриель должен был наведаться к Джону Прохвосту. Хотя сам Диккенс звал этого отброса Идиотом, а его подручного Идиотом Номер 2. Остальных же подонков, увивающихся за Прохвостом, демон не замечал. В общих чертах мужчине потребовалось меньше минуты, чтобы переместиться из одной части Лондона в другую, а после еще некоторое время, дабы выяснить куда Идиот и его подручные исчезли с обжитого места. Одна из немногих бездомных, чудом переживших несколько суровых зим в Лондоне и все еще имеющая все пальцы на руках и ногах, указала в сторону грязных переулков.
- Они ушли за "джинтелмэном" в жилете, - на самом деле девушка говорила с ужасным акцентом и лишь выработанная за годы привычка улавливать общий смысл сказанного позволила Диккенсу понять бродяжку. Мужчина удовлетворено кивнул и отправился следом за должником.
Идиот и его соплемянники выбрали в качестве жертвы молодого парня. Однако сюда Габриель пришел по душу совершенно другого человека, поэтому судьба пострадавшего интересовала его в последнюю очередь.
- А, - Диккенс, словно кот, загнавший мышь в угол, довольно улыбался, смотря на троицу людей, - вот вы где.
Прохвост был вусмерть напуган благодаря не только устрашающей репутации Габриеля, но и его индивидуальной способности внушать страх людям.
Ох, как же демон все-таки любил свою работу!
- Да, это я, - улыбка у мужчины была неприятная, каждый видевший ее мог это подтвердить. - А я все гадал не забыл ли Прохвост обо мне. И небольшом деле между нами..

+1

4

О Джордже забыли, и Джордж, чтобы там не говорил его батюшка, не был идиотом, и решил, что самое время куда-то да бежать. Эта прогулка, вне всякого сомнения, была увлекательной, но он не сомневался в способности двух пузатых и злых работяг применять свои кулаки в деле. А потому с разбегу ломанулся вперёд, пользуясь замешательством и расталкивая мужчин, перескакивая через мусор и почти налетая на... демона!
Ройс резко затормозил, буквально десяток сантиметров по инерции не доехав на каблуках ботинок до седоватого мужчины и замер, смотря на него чуть-чуть сверху.
Секундная волна благоговейнного ужаса приходящая извне сменилась азартным восторгом изнутри. Они не очень ладили друг с другом, отчего на лице Ройса была просто непередаваемая гамма эмоций, которая, против всякой логики, завершилась широкой лыбой. Настоящий. Живой. Демон. Нет, второкурсник Джордж уже видел их пару раз, несколько раз в Лондоне, на улицах, но все эти светские ограничения или настырные попытки купить его душу так мешали обычному общению...
- С-с-стой сука! - за эти прошедшие пару секунд работяги за его спиной встали, набрались смелости и перешли в новое наступление, - М-м-мистер Дик-кенс, мы вот из него сейчас... долг с него сейчас... и всё верну!
Джордж наконец пришёл в более осознанное состояние и тряхнул головой, нахмурившись.
- Долг чего, за вашу побитую гордость, господа? - оказавшись вне ограждающий стены, он снова почувствовал себя нагло. - Не пытайтесь себе льстить, я вам физически ничего не могу быть должным. А вы мне уже должны за "суку".
Потом живо повернулся к демону.
- А они вам должны? Знаете, буду счастлив помочь с выбиванием дури и долга.
"И поводом завязать с демоном разговор не о моей душе".

+1

5

Габриель был человек деловой, хотя вряд ли определение «человек» уместно в данной ситуации. В любом случае, Диккенс не желал разменивать время на препираний одних людишек с другими, когда время стоило денег. Мужчина, не сводя взгляда алых глаз с Джона Прохвоста, запустил руку за пазуху, привычным движением материализуя карманный нож, но остановился на полпути. Неудавшаяся жертва двух подонков вырвалась из тупика, куда они его загнали, и оказался прямо перед демоном. Выражение лица Габриеля не изменилось, он только вопросительно поднял бровь, изучая незнакомца и застыв в той же нелепой позе.
Немая сцена затянулась – Диккенс с интересом наблюдал за внутренней борьбой юноши, которая отображалась на его лице, поэтому замешкался, увидев улыбку. Хотя обдумывать действия незнакомца у Габриеля не было времени, так как Джон и его прихвостни пришли в себя. Демон потемнел в лице и все-таки опустил руку, в которой он сжимал карманный нож. Его лезвие блеснуло в тусклом свете переулка.
— Прохвост, я не люблю ждать, - Диккенс верил, что, позволив такому мерзавцу, как Джон, глотнуть воздуха и на секунду ослабить удавку на шее, то он сорвется с катушек и все, пиши–пропало. – После ты можешь трясти денег с кого-угодно, но сейчас, будь добр, отдать должное. Если, конечно, у тебя останутся руки, чтобы это сделать.
Мужчина хмуро, исподлобья, посмотрел на юнца, оценивая его состояние. Демоны друг с другом сотрудничали ради достижения определенных целей, а уж объединяться с неизвестным пацаном, попавшим не в то место, не в то время… Диккенс цокнул языком и поднял руку, направляя лезвие ножа на Джона с его необъятным животом.
— Это мои проблемы. А сейчас, кстати, вам лучше смыться, - пристрастившись к обществу людей из низших сословий, лексикон мужчины тоже претерпел изменения. Все чаще в речи Габриеля проскакивали жаргонизмы или специфичные слова, используемые в повседневной речи проституток и бродяг.
— С-с-сука! – неизвестно кому было обращено ругательство Идиота Номер Два. Либо он обращался к мальцу, хитро увильнувшему из их загребущих рук и лишивших бандитов халявного заработка, либо прихвостень решил, что пора скинуть с себя оковы страха и воспротивиться воли демона. Хотя вот Джону Прохвосту явно была дороже жизнь, так как один вид ножа выбил из него остатки надежды на счастливое развитие событий. Третий же участник мизансцены со стороны головорезов, кажется, всерьез задумался о смысле жизни и умом обратился к Богу, по крайней мере, он вел себя тише Прохвоста и Идиота. — Я, бля, тебя убью!
— Ну, мы это посмотрим, - крайне флегматично заявил Диккенс, покачивая ножом. Ей-богу, Габриель больше бы испугался, если бы при нем упомянули сэра Говарда и то, что он недоволен поведением одного из сотрудников Посольства, а все остальное, знаете ли, сущие мелочи.

+1

6

К сожалению, не все люди... и нелюди легко соглашаются на сделку, по велению бодрой улыбки. К сожалению, не вселюди в этом мире понимают тактичное "проваливайте", либо просто игнорируют его, в силу наглости и молодости. В общем, Ройса не смутила хмурость и отказ, он чувствовал ауру сверхъестественного существа, которое должен был изучать и к которому не имел, обычно, безопасного доступа. Почему девятнадцатилетнему студенту вдруг показалось, что ЭТОТ доступ безопасный... Не спрашивайте.
- Нет, что вы сэр, они меня чуть в сливу не превратили, говоря грубым языком, и я настолько жажду сатисфакции, что готов пожертвовать ещё парой новых синяков. Не лишайте меня такого удовольствия, - говорил он заставляя битую спину быть прямой, как на параде. Та была недовольна.
- Я, бля, тебя убью!
- Опрометчиво, демоны крайне бессмертны, - с довольным своими знаниями оскалом сказал Джордж, чувствуя себя в ауре демона, как под колпаком. Она, бесспорно, была жуткой, но ведь не на него же...
Мужчины подворотен, нищеты, тяжёлого труда - люди не умные. Кто-то отмечает это со скепсисом, кто-то с жалостью, кто-то с презрением, а молодой и горячий Джордж сейчас  - с ехидством. Кончено, когда тебе мнут бока, последнее что тебя интересует - то дно, по которому ползают мужики, и то, почему они там ползают. Он снова занял боевую позу и приготовился, в то время, как первый из храбрых с воплем налетел на демона, почти повалил его, просто за счёт веса, и завопил в лицо, обдавая запахом гнилых зубов и дешёвого пойла. За ним, через секунду, последовали и другие, надеясь снести Диккенса, как волна. И, возможно, потом просто сбежать. Их даже не испугала первая рана и кровь... Точнее как сказать, аура страха была такой сильной, что они от неё озверели, и вопя: "Гнида, бля!... Горите твари!", - решили просто молотить по площади. Один нацелился на Джорджа, вынуждая того отступить чуть дальше, чтобы его не снесло. Джордж увернулся от первого удара, точно слишком длинный хорёк, от второго (запах кулака главаря этого бесчинства был таким, что его лихо заносило вбок), после третьего он оказался у стены. Опять! Да как он так умудряется!
- Я сейчас... сейчас... - странно хрипел-пыхтел мужик, за которым и пришли, - С этого лощёного стрясу и всё будет!... Душу они мою захотели... С-с-сука! - очередной раз взвопил он, будто бы призыв к победе, и врезал Джорджу в живот. Студент согнулся, хватая воздух. Ему надо учится драться лучше.. гораздо лучше...

0

7

- Делай, что хочешь, - успел ответить Габриель перед тем, как началась заварушка. Диккенс за последние годы повстречал добрую кучу людей подобных этому юнцу: безбашенные, с легкой подачи решающиеся на сумасшедшие авантюры и за стакан дешевого спирта или порции опиума готовые продать свою душу. Их век был недолог, как и горящей спички, посему демон не заострял на них внимание. Ведь на их место на следующие день придут другие.
Брошенная фраза о фактическом бессмертии демона зацепила внимание Габриеля, но в следующий момент мужчину почти кинули на грязный асфальт, поэтому его внимание сместилось не-е-е-емного в другую сторону. Диккенс поморщился, понимая, что его чуть было не уложил на лопатки какое-то человеческое подобие, чья душа, вероятнее всего, в ближайшее время встретится с мифическим апостолом Петром у Врат Рая. Хотя, смотря на образ жизни этого уличного подонка, у него один путь и оттуда лет двадцать назад Диккенс сам выбрался.
Первая и самая большая ошибка бандитов заключалась в том, что они не попытались выбить у демона из рук нож, которым он очень неплохо управлялся. В таком случае ему пришлось бы пытаться материализовать оружие и у них был бы шанс убежать, но они, опьяненные страхом, забыли обо всем, что только можно было забыть. Габриель удобнее перехватил нож и всадил его по самую рукоять в бок, налетевшего на него прихвостня Идиота. Всем известное сравнение: «Вошел, как в масло», - как нельзя лучше подходило в данной ситуации. Подонок охнул и немного осел.
Диккенс вытащил нож и оттолкнул от себя толстяка, перемещая свое внимание на второго, который, кажется, что-то говорил о том, чтобы убить демона. Раненный начал причитать, видимо, аура страха, излучаемая Габриелем, снова поменяла его восприятие и теперь он всерьез боялся за свою жизнь. Нет, не так. В переулке к ощутимому запаху дерьма, отходов, примешался еще запах крови и мочи.
- Я умираю! Мама, я умираю! – демон рванул ко второму прихвостню и ударил ножом в плечо, оставив оружие в плоти. Раздался истошный, почти женский визг и Габриель совершенно не по-джентельменски смачно ударил мужчину по лицу, припоминая его недавнюю попытку избить Диккенса. После ударил еще один раз, но уже в живот и повернулся к Джону, к тому, из-за кого вся эта заварушка и началась.
Прохвост нападал на того юношу, ставшего случайным участником драки, и совсем потерял разум от страха. Мда, а ведь еще недавно он с легкостью отдал свою душу за покрытие карточного долга. Теперь же Джон лишился двух своих сообщников и, вполне вероятно, остатка своей гордости. Габриель привычным движением убрал руку в карман, а когда вытащил ее, то держал в ладони свой любимый револьвер.
- Стой на месте или я тебе мозги вышибу, сука, - прошипел демон. Два подручных позади стонали: один из них пытался по стенке выбраться из переулка, а другой причитал и держался за нож, торчавший из плеча. Габриель сплюнул в сторону, старая привычка, выученная у уже давно почившего пьяницы из паба «Дырявая шляпа». – Я пришел по твою душу и я ее получу.

0

8

От очередного удара по рёбрам спас звук взведённого курка. Такой маленький щелчок, который моментально щёлкал в мозгах нападавших. Боже, храни китайцев, изобрётших порох! Хотя, конечно, еретики наверное корчатся в Аду. А, к чёрту! Главное, что кулаки перестали его мутузить! Наконец-то Джордж смог сделать качающийся шаг в сторону, и разогнуться, выдыхая и потирая бока.
- Мистер Диккенс! Да мне же совсем чуть-чуть осталось до выкупа долга! Да каких-то сорок фунтов! Дайте месяц, один месяц!... - зрелище было престранным. Честно говоря даже жалким и неловким. И хотя сам Ройс только что притерпел от этого мужичья приличную трёпку, видеть как огромный Джон падает на колени и почти рыдая начинает ползать у ног демона... Студент сглотнул слюну с металлическим привкусом, наверное губу прокусил, и почувствовал себя крайне неловко. Даже стыдно. Тот самый момент, когда "какое тебе дело" вступает в спор с простой гуманностью настал. Ройс ещё разок потёр бока, и шагнул к примерзкой сцене.
- Кхм... я тут конечно не то чтобы с миссионерской деятельностью... - неловко начал студент, запустив руку в медный затылок, - Но как-то сорок фунтов против души, расклад действительно гнилой какой-то. Кхм... - Ройс не знал. что ещё сказать демону и человеку. Он прекрасно знал, что для демонов деньги не значили ничего. Души, вот это да... Но какой идиот предаст душу за судду! - В общем... кхм... Слушайте, а может я за него заплачу... футов десять, вы его завтра помутузите. А мы с вами пойдём выпьем. Я не то, чтобы его жалел, но пусть хоть день там потратит.... На что-то полезное... - Звучало глуповато, но придумать что-то более искромётное не получилось - слишком болели рёбра. А вот Джон, как услышал, прямо совсем ошалел.
- ДА! Да! Дайте мне день, один день, мистер Диккенс! Я сразу найду деньги на последний взнос, я свою душу выкуплю, как пить дать выкуплю! Один день, мистер Диккенс!
Джордж даже не знал, что сказать. Он, конечно, слышал, что демоны делают такие договора... мол судда за душу - выкупаешь - договор разрывается. Не выкупаешь... Но впервые столкнулся с тем, чтобы кто-то променял свою душу (ДУШУ!) на деньги. Прямо хоть курсовую по этой теме пиши. Кстати... курсовая! В голове студента вдруг загорелся совершенно неуметсный во всёй этой обстановке огонёк "прекрасной идеи".

+1

9

- Месяц, не месяц, - философски начал Габриель, - Есть рука, нет руки. Все так эфемерно.
Жалость и Диккенс были понятиями несовместимыми, поэтому демон с раздражением смотрел на потуги Джона выбить отсрочку. Неужели было так сложно подумать, что когда придет время расплаты, то демон придет по душу мелкого мошенника точно в срок? Почему же не собрать приемлемую сумму вовремя? Нет, необходимо устроить цирк, драку и кого-то покалечить, а зная Габриеля, то последнее точно будет его рук дело. Вообще это расхлябанность людей и их надежда на «авось и так сойдет» немало поражала демона, для которого мир смертных даже спустя столько лет оставался местом странным и неизведанным.
- Ты же знал о последствиях, не так ли? – вкрадчиво поинтересовался Диккенс у плачущего подонка. Голос демона походил на тихий рык хищника, который уже загнал свою жертву в угол и теперь медленно приближался к дрожащей твари и плотоядно облизывался, смотря на бедное существо, чей срок жизни, увы и ах, подошел к концу. – Что посеешь, то и пожнешь.
Вообще человечество создало массу умных фраз: «благими намерениями вымощена дорога в ад», «деньги не пахнут» и, любимое, «если Бога нет, то все позволено». Куда бы Диккенс не посмотрел, то везде смертные пытались найти способ оправдать свои действия, хотя если вдуматься, ведь они изначально придумали для себя ориентиры и с тех пор страдали, так как хотели попасть на одну сторону, но их поступки почему-то приводили к самому печальному из возможных результатов.
Мужчина флегматично смотрел на подонка, чья недавняя храбрость исчезла также быстро, как и содержимое стакана завзятого пьяницы. Демон цокнул языком и покачал головой, прикидывая дальнейшее развитие событий, а памятуя как долго Диккенс занимался грязными делами Посольства, то вариантов у Джона остаться при всех своих конечностях было катастрофически мало. Габриель уже хотел что-то сказать, но его опередили: мужчина стрельнул взглядом в сторону того юноши, являвшийся неким эпицентром всех происходящих событий.
- Какой уж есть, - сухо отметил демон. Не хотел Диккенс оставлять Прохвоста, очень уж не хотел, привык мужчина выполнять работу до конца, но и предложение выпить не мог оставить. Очень уж за последние годы демон пристрастился к житейским радостям: алкоголю и женщинам, - посему предложение провести время за стаканчиком крепкого спиртного (или не очень) Габриель встретил тепло.
И все же…
- Один день, говоришь? – растягивая слова, переспросил Диккенс. Мужчина погано ухмыльнулся и убрал руку с револьвером в карман. – Хорошо, дам я тебе отсрочку, все равно сбежать от меня не сможешь. Не повторяй судьбу Рябого.
Услышав знакомое имя, Прохвост ойкнул и побледнел, чего было явно достаточно для Габриеля. Вообще к смерти того вора мужчина не имел никакого отношения, что было одним из немногих случаев в карьере работника Посольства, но репутация шла впереди Диккенса и тот иногда мухлевал, приписывая к себе чужие трупы. Демон самодовольно улыбнулся, явно удовлетворенный произведенным эффектом и снова обратил свой взор к помятому юношу:
- Платишь за выпивку ты, - приспешники Джона все еще подавали признаки жизни, но на них Габриель уже не обращал внимания.

+1

10

Добившись своего, Джордж просиял, точно новенький соверен. Даже бока, как ему казалось, начали болеть меньше, а головокружительная идея написать курсовую с самым настоящим материалом, да ещё и на такую специфическую тему! Да такого явно никто не делал! Вот это спортивно, вот это настоящая демонология! А ещё при этом можно пить...
- Я в местныхбарах не мастак, но если мы спустимся к заливу, там есть пара вполне приятных, по крайней мере, там точно не бадяжат эль с водой!...
Был ли это собственный азарт, или аура демона, с раздражённо ленивой ставшая чуть воодушевлённой, но Джордж расцветал на глазах. Он оправил одежду, как мог, пятерней забрал волосы назад, спрятав их под котелок, и уже сочинял содержание второй главы. Конечно практической. О теории он подумает как-нибудь потом...
***
- "Весёлая компания", - объявил Джордж, жестом указывая на вывеску таверны, где было пять улыбающихся театральных масок. - Могу сказать, что здесь действительно довольно весело, в основном за счёт нашей братии, - последнее он говорил, конечно же, о студентах. Весь путь до трактира он много говорил, то и дело ввинчивая в разговор вопросы о работе мистера Диккенса, говоря об этом, возможно, чуть более уважительно, чем того стоил мордобой: "И что, часто такие глупые и упёртые попадаются? Тяжело бывает? Я имею в виду не физически конечно, удар у вас поставлен что надо, будто бы пол жизни на боях провели! Я про то, что повторять одно и тоже надоедает, наверное?", "А что, какую максимальную сумму приходилось выбивать?", "Что, правда, вот надеялся, что в Шотландии в католической церкви будет сидеть и ничего ему не будет?". Не сказать, чтобы мистер Диккенс был сильно разговорчивым, но Джордж умел разговорить людей, чем демоны хуже? Тем более, что обещанный эль был так близко.
Они вошли в выкрашенную в синий дверь, и прошли через в меру опрятную и практически под завязку забитую таверну.
- Нам тёмного и светлого, папаш, - бодро бросил Джордж кинув монетку на бар. Шагнувшая было к ним девочка, местная, увидела глаза демона и сменила траекторию, старательно делая вид, что сразу собиралась наверх.
Джордж проводил её взглядом, и негромко спросил.
- А женщины у демонов займы брали? - не то, чтобы он не верил в возможность этого, но всё-таки не очень хотелось думать, что Диккенс применяет такие же методы к девушкам. Таки Ройс был адекватным джентльменом, а не портовым выпивохой.

+1

11

Эль с водой была меньшая из зол, ведь временами вместо алкоголя в стакан могли подсунуть чистую химию, от которой бедняги выплевывали свои внутренности и подыхали в закоулках. Однако Диккенс умолчал об этом, решив, что всему надо учиться: на своих ошибках, на чужих, но уж точно не следовать советам малознакомых людей. А если уж они демоны, то тут приходится полагаться на интуицию и удачу – кто знает, что в их словах правда, а что нет.
Демон был рад отделаться от уличных подонков, посему уверенно пошел следом за юношей, но Диккенс даже и не подозревал, что ему придется выдержать словесный обстрел со стороны паренька. Мужчина как мог держался, старался говорить резко и мало, но со временем втянулся в разговор, ведь так редко демону доводилось поболтать хоть с кем-то по душам и рассказать байки о своей работе, а их за последние двадцать лет набралось совсем немало.
- Знаю это место, - кивнул Габриель, разглядывая вывеску. Не сказать, чтобы здесь мужчина любил проводить одинокие вечера, да и вообще ни в одном из пабов Лондона, увы, Диккенса не особо обожали. Появление демона в публичных местах либо распугивало чувствительную и постоянную публику пивных, либо становилось причиной глупых потасовок. Таким образом демон привык болтаться в таких местах, куда даже немногие доходяги и обреченные лишилась зайти, боясь за свою жизнь. – Пару раз получал здесь по лицу.
В таверне было тепло и душно, повсюду раздавался смех и женский визг, алкоголь лился на пол и на чьи-то ботинки – впрочем, лондонские пабы, как и война, никогда не менялись. Диккенс оперся на барную стойку и потянул к себе кружку с элем, на девушку, которая попытался примазаться к их обществу, он глянул лишь мельком.
- А как тебя зовут? – поинтересовался мужчина, отхлебывая эль. – Я не прочь звать тебя юнец, но я знаю, что людям такое не нравится.
Габриель в первое время даже не мог понять разницу между мужчинами и женщинами, а все остальные люди были для него как на одно лицо. Только спустя год он уже начал замечать, что смертные бывают разными.
- Бывали, - кивнул демон. – Когда нужны деньги они сначала закладывают свои ценности, потом продают их и ищут деньги, где только можно. Кто-то предлагает свое тело за сущие копейки, а кому-то оно дороже, чем душа. Такие дела.

+1

12

Общение с Диккенсом удивительно почти не отличалось от общения с простым почти портовым рабочим. Но купающийся в постепенно всё более располагающей ауре Джордж не успевал об этом подумать, как снова забывал. Его курсовая работа, болящие рёбра и в целом неплохой эль были важнее тонкостей демонической психологии. Не то, чтобы ему было всё равно, но не спрашивать же напрямую, влияет ли на его поведение возраст. Демон не девушка. Демон опаснее.
И потому он лишь широко улыбнулся, решив воспринимать фразу про "Пару раз получал здесь по лицу", за шутку.
- А что, я не представился?  - немного рассеянно проговорил Ройс, поймав руками свою пинту, - Джордж. Джордж Ройс.
Он приступил к питью, внимательно слушая Диккенса. С замиранием едва не отбитого желудка, так сказать. Но демон не сказал никаких холодящих кровь фактов, к счастью, наверное. Джордж помолчал, взвешивая ответ и понял, что его он не будет включать в курсовую. Это звучало как-то... ужасно. Одно дело смотреть на того мудилу в подворотне, что выбивает "долг" из любого прохожего, вместе с почками, другое - представлять женщину, которая и выбить то не может. Какой-то апогей отчаяния...
Джорджу ход собственных мыслей не очень понравился и он поспешил его запить.
Так, ану ка соберись! Курсовая сама себя не напишет!
- А как часто удавалось вернуть суду? Счастливые то истории у этого пути есть?

0

13

- Славно, - отозвался Габриель, - зови меня Диккенсом. Как писателя.
Мужчина отодвинул пинту и посмотрел по сторонам, приглядываясь к толпе. Зачастую как раз в таких местах, где пиво текло рекой, было слишком жарко и женщины соблазнительно улыбались, он ловил редких людей, готовых продать ему душу. Такое бывало редко, ведь у Габриеля не было подходящего опыта, да и его аура с пугающим лицом не располагали к любезным разговорам по душам. Однако другим демонам здесь было целое раздолье: ведь так часто попадались пьяные дураки, готовые ради одной женской улыбки или перезвона монет в кармане сделать, что угодно. Даже поставить крестик на какой-то бумажке, если перед глазами все двоилось.
- Как часто? – переспросил демон, отрываясь от изучения подвыпившей публики. Он смерил своего собеседника взглядом, отвернулся и задумчиво причмокнул. – Знаешь, на моем веку такое было два или три раза.
Причина того была в самих людях: оказавшись на краю и сделав последний шаг они не верили в то, что смогут вырваться из подобной трясины. Остальные предпочитали не рыпаться и позволить болоту засосать их, как и их души. Честно говоря, Габриель уже привык видеть эту пустоты в глазах смертных и лишь редкие экземпляры удивляли его своей настойчивостью и желанием жить.
- Помню… - начал Габриель, но прервался, когда рядом раздался взрыв смеха. Толпа утихомирилась, и демон продолжил, неторопливо потягивая пиво. – Помню было дело прошлой зимой. Это была девчонка, мелкая и худая. Пришла душу заложить за десять фунтов. Заложила, ей надо было лекарства купить кому-то из семьи и потом честно все вернула. Но знаешь, что ей пришлось сделать, чтобы эти деньги-то мне вернуть?
Диккенс замолчал, но тут же скривил губы, словно воспоминания оскорбили его честь, достоинство и еще поскакали на приказах сэра Говарда.
- Не, это даже для меня слишком. А тебя-то поди вырвет на твои ботинки, - демон одним махом допил чуть больше половины стакана и оттолкнул его. На молчаливый вопрос бармена отрицательно кивнул – для одного дня алкоголя было достаточно, ведь ему еще дальше идти по адресам и вытряхивать из людей их последние деньги.
- Предвосхищая твой вопрос: нет, мне не стыдно. Стыдно ли женщине продавать свое тело несколько раз за день? Думаю, после первого раза да, но после двадцатого, когда денег достаточно провести ночь в тепле, а не сидя на обледеневшей скамье на какой-нибудь невзрачной площади и молиться, чтобы дожить до утра, о своей совести забываешь. О, еще один раз было, но тогда парень по счастливой случайности отдал все – взял денег, чтобы отдать карточный долг, а затем совершенно случайно сорвал куш и сразу же все вернул. Дня два, наверное, прошло. Но тут удача его подвела – забили в подворотне до смерти и деньги отобрали. Мда, и такое бывает.
Габриель замолчал, стуча пальцами по стойке.
- А как ты здесь очутился? Больно хорош для местного общества.

+1

14

Джордж, признаться, даже не представлял, какую тему ворошит... Что-то как-то писать курсовую с деталями того, как эти люди возвращают долги уже не казалось искромётной и оригинальной идеей. Масло в огонь подливало  и то, что рассказывал всё это демон с циничным равнодушием, даже большим, чем у евреев-ростовщиков и банкиров.
Пиво в горло не лезло, мысли в новые вопросы как-то не складывались. Он всё пытался отделаться от образа девчушки и всяких мыслей о том, что ей там приходилось делать. Он не был сердобольным, или там ханжой, да чего уж там, он и сам по путанам мог прошвырнуться. Но барышни при том не выглядели несчастными, заморенными или голодающими. Даже перебирали, с кем пойдёт, с кем не пойдёт. Или картёжники. Да ну что серьёзно, за карточный долг убивать? А смысл, мёртвый денег не вернёт...
В общем, у студента мысли стали барахтаться, где-то между рациональным: "ну логично же", и чисто человеческим: "да что за дичь?". И эль развитию мыслей не способствовал.
Потому, когда демон перевёл тему на самого Джорджа, тот ухватился за возможность:
- А я просто гулял. В смысле я действительно просто решил пройтись по этим кварталам. Ну... понимаешь... я не знаю, вы демоны бессмертны, у вас такого нет. А у нас людей иногда бывает: оказаться в опасном месте, пройтись близко к проблеме. Кровь там поразгонять, - с учётом того, как отмутузили Ройса, идея явно выглядела плохой, но отказываться от неё за это Джордж не собирался. Потому что всё в итоге вышло неплохо, правда? А удачу тоже надо время от времени проверять, она дама капризная. - Риск это называется. Я не знаю, а вы чем-то рискуете? Просто вам же плевать на наличие еды, и вы не можете умереть. Замёрзнуть там. Скучно наверное без риска?
Эта тема ему казалась безопаснее предыдущей.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Самый отчаянный народ