Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Ставки сделаны, господа


Ставки сделаны, господа

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://cloudinary-a.akamaihd.net/protagonistlabs/image/upload/a_exif/x_0,y_91,w_596,h_183,c_crop/w_500,h_200,c_fill/e_sharpen:50/vfj6izgkzgggx7m0xktd.jpg

Элизабет Спенсер, Этан Фаулер

17 декабря 1886 года, Лондон, парк, вечер

Заказ получен, аванс выплачен. Осталось действовать. Но иногда всё идёт совершенно не так,как мы рассчитывали заранее.

+1

2

Вроде бы всё было просто. Это дело ничуть не выбивалось из череды точно таких же дел, счёт которым за свою долгую и, можно сказать, вполне успешную карьеру Этан уже почти потерял.
Ему не снились по ночам окровавленные тела, не виделись полные укора глаза тех, кого принято называть жертвами. Он относился к тому, чем занимается, как к ремеслу.
Хотя нет, это слово вряд ли можно было назвать верным. Ремесло – удел третьего сословия. Фаулер же – до сих пор – цеплялся за рассказ матери о том, что отцом его был некий джентльмен, явно не принадлежавший к городскому отребью. Так что занятие, которое выбрал для себя Этан – ну, или то, которое пришлось ему выбрать – следовало считать образом жизни. В конце концов, разве не с подобного начинали те, кого теперь называют основателями аристократических фамилий?
Впрочем, эти вопросы если когда-то и заботили Фаулера, то разве только в самой ранней юности, когда он впервые ощутил запах крови.
Сейчас же он просто жил.
Жил, зарабатывал деньги. Получал удовольствие от пребывания на этом свете.
Наверное, именно поэтому он определённо не понимал, по какой причине его должна была бы мучить совесть. С чего чьи-то интересы должны оказаться для него важнее, чем свои собственные? О нём-то кто подумает, кроме самого Этана и Розмари?
   
   …Холодный декабрьский вечер в преддверье Рождества. Если честно, Этан не думал, что возьмётся выполнять ещё какое-нибудь поручение до Нового Года. Отдыхать, что ни говорите, тоже нужно. Следует закончить это дельце – которое, в общем-то, не представлялось наёмнику особенно сложным – и с полным правом пить рейнское, прогуливая полученные деньги.
Он находился неподалёку у входа в парк.
Томас сказал, что его сестра частенько по вечерам гуляет здесь. Сегодня был как раз тот день, когда девушка должна была появиться.
Свет фонарей казался расплывчатым и неясным. Ветви деревьев тянулись к узким дорожкам, создавая иллюзию полного уединения. Впрочем, в это время суток зимой в парке и впрямь было немного посетителей. И чем больше сгущались сумерки, тем меньше становилось прохожих.
   Этан прислонился плечом к влажному стволу раскидистого дуба. Завернувшись в плащ и надвинув на глаза шляпу, он не сводил взгляда со входа в парк. Стоя в нескольких футах от дорожки, он оставался практически невидимым, теряясь в синеватой вечерней дымке.

+1

3

Настроение у Элизабет этим вечером испортилось ещё до прогулки, да и идти в парк ей абсолютно не хотелось, но она так давно не видела Мишель, отказаться от приглашения было бы не красиво. Да и хоть какие-то свежие новости услышать было бы неплохо, ведь после похорон отца, Элизабет практически не выходила из дома.
Несмотря на то, что в парке они с Мишель и Арчибальдом провели не больше получаса, Элизабет успела замерзнуть, а стоило им, сделав последний круг, направиться в сторону дома, несносная болонка Мишель - подарок её супруга - сорвалась с тонкого поводка и скрылась в сгустившихся над парком сумерках.
- Арчи!
“Надо же, назвать собаку именем мужа” - с досадой думала Элизабет отводя руками от лица низкорастущие ветви и прислушиваясь, не раздастся ли поблизости знакомый визгливый лай. Девушка слышала как Мишель и Арчибальд выкрикивали собачье имя. Голоса их то приближались, то удалялись.
Пальцы совсем закоченели и какое-то время она просто брела меж массивных раскидистых дубов дуя на сложенные лодочкой у лица ладони. Жаль собаку, конечно, но втроём они её сегодня вряд ли найдут. Надо будет вернуться сюда утром, возможно, сообщить в газету, пообещать вознаграждение…
Остановилась. Вгляделась в темноту перед собой, где только что мелькнуло белое пятно. Шелест веток.
- Арчи! - кинулась за собакой напрямик, через колючие кусты шиповника. - Стой, вредное создание! Ой!
Едва различимая в сумерках фигура. Мужская. А в руках он держал белый, знакомо повизгивающий пушистый комок. Элизабет сглотнула. Признаться, она не ожидала встретить здесь кого-то ещё, так что незнакомец её слегка напугал.
- Вы его поймали! Вот вредное животное, - нервный смешок. - Мои знакомые будут вам очень благодарны, это их собака.
Ее робкую улыбку не разглядеть,  а вот то, как дрогнул её голос, мужчина наверняка расслышал.

Отредактировано Elizabeth Spencer (20 февраля, 2019г. 08:50:55)

+1

4

Поймать собаку было несложно. Болонка сама подбежала к Этану, пока хозяева её звали.
Об этой собаке Томас тоже рассказал наёмнику, упомянув друзей сестры. Так что, заслышав заливистый лай и заметив приближающийся белый мохнатый комок, Фаулер уже не сомневался, что Элизабет рядом. А если бы к нему вместо этой девушки вышел кто-то другой, он попросту бы отпустил животное, которое, к слову, не вело себя слишком уж спокойно. Собачонка извивалась, рычала и пыталась его укусить. Оставалось радоваться, что Этан, как обычно, надел кожаные перчатки.
   …Момент был удобным.
   Мгновение, другое, третье...
   Этан прекрасно осознавал, что время убегает. Он не был юным парнишкой, решившим немного подзаработать, убив богатую наследницу. Он прекрасно понимал, что к чему. Знал, как следует действовать. И уж точно не сомневался, что время из союзника в любой момент может превратиться в противника – в том случае, если Фаулер станет бестолково его тратить.
   Самым разумным было бы приблизиться к Элизабет – в том, что это именно она, у наёмника сомнений не оставалось, ведь девушка только что призналась, что болонка не её – и перерезать горло. Если действовать грамотно,  есть шанс не испачкаться с ног до головы в крови. Впрочем, темнело теперь быстро, на Этане была тёмная одежда, и вряд ли кто-то из прохожих заметил бы на этой одежде кровавые пятна. Тем более, что неподалёку от входа в парк его ждал экипаж.
Кучером был один сообразительный малый, что частенько помогал наёмнику, обеспечивая свою многочисленную семью. Звали его Роджер, он не задавал лишних вопросов и радовался любому заработку.
   - Пожалуй, мне стоит попросить у ваших знакомых вознаграждение, - Фаулер сделал несколько шагов, приближаясь к девушке. Она его испугалась – это почувствовал бы каждый, хотя бы по тону её голоса. И чёрт его знает, что случилось в этот момент. Серьёзно, находись здесь кто-нибудь из демонов, возможно у них нашёлся бы ответ. У самого наёмника этого ответа не было. Он вдруг – впервые в жизни, ведь всё когда-то случается впервые, верно? – осознал, что не хочет её убивать. Этан не сумел даже, как следует, рассмотреть лицо девушки. Спенсер её подробно описывал, но это уже не было главным.
Самым важным оставалось острое ощущение узнавания. Словно он уже раньше знал Элизабет – и знал давным-давно. Имейся у него время для предположений, Этан, пожалуй, предположил бы, что этот вечер попросту напомнил ему картинку из далёкого детства – парк, вечер, молодая Розмари, что направляется, смеясь, к нему в сумерках.
Но вот чего-чего, а времени в его распоряжении было теперь очень мало. Поэтому действовал он, основываясь на ощущениях, а не на логике. Строго говоря, в критических ситуациях, когда приходится стремительно принимать решения на уровне да и нет,  обычно и приходится действовать именно так.
   Этан выпустил их рук рычавшую болонку, как только поравнялся с девушкой. Вытащил нож, что висел в ножнах у пояса. Резко схватив Элизабет за плечо левой рукой, развернул её к себе спиной, приставив лезвие к шее и закрыв ей ладонью рот.
- Тихо. Если хочешь жить, не пытайся вырваться и закричать. Нам надо поговорить. О твоём брате. О Томасе Спенсере.
   Собачонка стремительно бросилась сквозь кусты в ту сторону, откуда раздавался приглушённый расстоянием голос её хозяйки.

+1

5

Все произошло так… нет, не неожиданно, ведь от этого человека с самой первой секунды, как Элизабет разглядела его в вечерних сумерках веяло чем-то тёмным… От него исходила опасность. И все равно она не прислушалась к своему внутреннему голосу, советовавшему ей убраться отсюда подальше, ведь внутренний голос - равно интуиция - далеко не всегда оказывался прав. Поэтому, все произошло не неожиданно, но так стремительно, что лишь когда холодный металл коснулся ее шеи, где-то в глубине своего сознания Элизабет пришла к выводу, что не слушать себя - опасно.
Сердце девушки забилось чаще, когда над её ухом, обжигая его дыханием, раздался хрипловатый голос.
“О твоём брате.”
Она задышала часто-часто, вдыхая носом запах влажной земли, кожаной перчатки и чего-то ещё... Приторный и сладковатый, этот аромат был ей не знаком. Меж тем руки её бессознательно вцепились в мужское предплечье, стараясь оттянуть руку с ножом от горла.
Мозг отказывался думать. Тело поглотил страх, парализовав.
Что делать?!
На этот вопрос у Элизабет ответа не нашлось. Она просто стояла замерев, точно одна из каменных парковых статуй. Даже имя брата не вывело её из ступора. Не привело маленькие шестеренки в ее мозгу в движение, в попытке осознать сказанное незнакомцем.
- Арчи!
Пронз собачий  лай сменился рычанием, а после, ворчанием. Радость. В голосе Мишель, в том, как она выкрикнула имя любимца совсем близко от них, слышалась не прикрытия радость и облегчение от того, что питомец найдён.
Одновременно с этим нож впился в шею Элизабет с новой силой и что-то тёплое щекотнув кожу, скользнуло вниз по шее. Девушка наконец смогла выдавить из себя невнятное мычание приглушенное ладонью незнакомого ей мужчины.
- Арчибальд! Элизабет! Я его нашла! Где вы?
Голос удалялся, Мишель направлялась к дорожке. А с ней и надежда на то, что с Элизабет ничего не случится.

Отредактировано Elizabeth Spencer (24 февраля, 2019г. 00:47:03)

+1

6

…Когда женский голос стал удаляться, Этан выдохнул.
Он прекрасно осознавал упущенные возможности. Как осознавал и то, что убив эту девушку сейчас, он очень скоро получил бы весьма неплохое вознаграждение. И чем дальше отходила хозяйка болонки, судя по всему, поймав, наконец, своего питомца, тем больше шансов имелось у наёмника скрыться незамеченным, полоснув ножом по горлу Элизабет.
Проблема состояла в том, что Фаулеру не хотелось этого делать.
Если бы он задумался о том, случалось ли нечто подобное раньше, он вынужден был бы согласиться с тем, что таких фортелей выкидывать ещё не приходилось. Обычно, если он брал деньги, то отрабатывал их полностью.
Но сейчас времени на то, чтобы думать, не было. В запасе имелись от силы несколько минут, чтобы убраться отсюда. Одному или с потенциальной жертвой – не суть.
Потому что друзья Элизабет, скорее всего, станут её искать. Потому что время было совсем не поздним, и в парке могли появиться прохожие.
- У тебя есть шанс выжить. В том случае, если ты не попытаешься заорать. Я в тебя верю, красавица.
Он медленно опустил руку, убирая ладонь с губ девушки. Отточенное лезвие всё ещё прижималось к её шее. До тех самых пор, пока до Этана не дошло, что он слишком уж сильно давит на нож. Убить Элизабет так вряд ли было возможным. Но вот поранить – легко.
Он отвёл оружие в сторону, но убирать в ножны не спешил.
- Пошли!
До выхода из парка было недалеко. Впрочем, Фаулер не спешил выбираться на дорожку. Он предпочитал двигаться среди деревьев, увлекая за собой Спенсер.

   Роджер тронул кнутом круп скакуна, подгоняя экипаж к воротам. Каким образом он заметил появление Этана и его спутницы – оставалось только гадать. Впрочем, наёмника последнее не удивило. Он потому и платил Роджеру, что на того можно было положиться в самых непредсказуемых ситуациях.
Острие ножа весьма недвусмысленно прижалось к шее девушки вновь – но лишь на миг, чтобы дать ей понять, что проявлять норов было бы теперь не самой лучшей идеей.
- Садись.
   …Устроившись на сидении напротив – экипаж сорвался с места, стоило Фаулеру оказаться внутри – он, чуть прищурившись, смерил Элизабет взглядом. Взгляд этот был тяжёлым, беззастенчивым и явно оценивающим.
- Простите за то, что мне пришлось быть не слишком учтивым, мисс Спенсер. Но, поверьте, я действовал в ваших интересах.
Даже не верилось, что всё это происходит на самом деле, что Этан и впрямь способен на подобные глупости.
Сняв шляпу, Фаулер бросил её рядом с собой на сидение.
   …Он всё ещё чувствовал  запах её волос, ощущал прерывистое дыхание и окунался и интонации голоса, что казались испуганными и манящими одновременно.
Впору было удивляться самому себе, но Этан не сожалел о том, что делает.
- Вы готовы поговорить о вашем брате?
Взяв с сидения флягу со скотчем – она с утра лежала здесь – Фаулер открутил крышку и сделал несколько глотков. После чего протянул флягу спутнице.
- Это поможет успокоиться.

+1

7

Страх начал отпускать Элизабет по мере их приближения к освещенной улице. Парк, Мишель, Арчи, все это осталось позади, но и здесь, на вечерних улицах Лондона ещё встречались прохожие.
Они с мужчиной приблизились к экипажу, когда мимо них прошла пожилая пара, явно не обратив внимания на то, как крепко мужчина держит молоденькую девицу за талию. Элизабет дернулась в их направлении уже открыв было рот, но вновь ощутила сталь у своего горла и закрыв рот, нервно сглотнула.
Окна экипажа были занавешены черным пыльным бархатом и у Элизабет зачесался нос от спертого, пыльного воздуха, но она подавила острое желание его почесать, тем более, что похититель снова заговорил. Свет двух толстых свечей в светильниках по обе стороны от сидящего высвечивал его лицо причудливым узором. Лет сорока. Тёмные волосы зализаны назад, а на губах играет та самодовольная улыбка, каковую Элизабет так ненавидела в мужчинах. Ничего в облике мужчины не показалось ей знакомым, но она постаралась запомнить каждую черточку на его лице, хотя и понимала, что вряд ли он отпустит её живой.
- Вы хотите денег? - руки к флаге так и протянула.
Поговорить о брате… Ну да, конечно, в газетах ведь писали о том, что барон Спенсер преставился, а значит, оставил своим детям наследство.
- Он заплатит, только… - губы дрогнули - Только не убивайте меня, прошу.
Скрытые под кожаными перчатками пальцы теребили подол темно-синего  платья.

Отредактировано Elizabeth Spencer (6 марта, 2019г. 17:22:05)

+1

8

Отчего Этану не захотелось её убивать? Что ни говорите, получив задаток, он обязался выполнить заказ. Конечно, Томас, его давний знакомый, не станет жаловаться в полицию или подавать в суд за то, что он не прикончил его сестрицу. Да и репутация Фаулера пострадает не особенно – в определённых кругах его уже знали как человека весьма надёжного, и барон Спенсер был не столь влиятелен, чтобы его мнение кардинально всё изменило.
Тем не менее…
Этот случай очень уж сильно выбивался из череды будней, в которые почти превратилась его работа, несмотря на риск, несмотря на всплески эмоций, что не могут не появляться, когда ты ходишь по краю, и каждый шаг может стать последним.
Почему?
Скотч разлился по телу приятным теплом. Девушка так и не взяла флягу. Этан не стал настаивать. Выпил сам ещё разок – порой это помогает собраться с мыслями.
Ответ тут мог быть только один. Элизабет попросту ему понравилась – внезапно, за считанные мгновения.
Ответ этот звучал безумно глупо – профессионалы никогда не идут на поводу у своих чувств, не потакают капризам. Но Этан старался быть честен, по крайней мере, с самим собой. Поэтому принимал ситуацию такой, какая есть, без попыток что-то приукрасить. Впрочем… что тут можно приукрашивать?

Он рассмеялся. От души. Искренне. Едва не расплескал содержимое фляги и выпил снова. После чего закрутил крышку и уселся поудобнее, не сводя взгляда с девушки.
- Мисс Спенсер, ваш брат уже заплатил мне. За то, что бы я перерезал вам горло. Ведь, как я понял, вы являетесь такой же наследницей  состояния вашего отца, как и Томас. И поверьте, если этого не сделаю я, это сделает кто-то другой. Конечно, вы можете мне не верить. Но это лишь усложнит ваше положение.
   …Девочка была красивой. Головокружительно молодой и, судя по всему, очень испуганной. Да и кто бы не испугался на её месте?
Экипаж свернул с освещённой широкой улицы, теряясь в сумраке подворотен. Возница щёлкнул кнутом, вновь подгоняя скакуна. Если выглянуть в окно сейчас – увидишь только обшарпанные тёмные стены домов одного из бедняцких кварталов. Фонари тут были редкостью. Прохожие – или проститутки, или пьяницы, или одинокие невзрачные личности, что спешат по своим делам.
- Я могу отвезти вас домой. Но представьте, что я не вру. Что вы будете делать тогда?

+1

9

- Нет.
Не то испуганное блеяние что вырвалось у нее минутой раньше, но твердо, уверенно прозвучало это короткое слово.
“Нет.”
Произнесенное похитителем звучало абсурдно. Больше того, Элизабет обидело подобное заявление в адрес Томаса. Томас Спенсер. Ее брат. Хочет ее смерти? Пфф!
- Я вам не верю. Вы лгун и сумасшедший! Я хочу домой.
Здравомыслие никогда не было ее сильной чертой, потому, как если бы девушка не рубила с горяча, то вспомнила бы наставления классной о том, что с людей странноватых следует острегаться и им не перечить.
- Но вы меня туда не повезете, или…. - Челюсть слегка отвисла, отчего рот приоткрылся. - Это розыгрыш!!!
Вскрикнула и приподнялась, тут же повалившись на мужчину, потому как экипаж резко затормозил, а снаружи послышалась брань кучера.
- Розыгрыш! - На губах робкая улыбка надежды.  -  Это Томас вас подговорил! Это он меня так растормошить желает, я поняла! Ведь так, да?
Осев на пол в пене юбок девушка уставилась на похитителя снизу вверх. Вот сейчас он подтвердит ее догадку и они поедут домой, и она выскажет Томасу все-все-все! Нельзя так пугать!
Ведь это розыгрыш, верно?

платье

http://funkyimg.com/i/2S6wh.jpg

Отредактировано Elizabeth Spencer (6 марта, 2019г. 20:15:38)

+1

10

Экипаж тряхнуло, когда возница резко натянул поводья – вероятно, какая-то нищая шваль, перепившись, бросилась под копыта скакуна. Но Этан не слышал ни ругани Роджера, ни криков чудом избежавшего гибели прохожего.
Элизабет упала на него – и он вновь вдохнул её запах, ощутил близость её тела, и мысли начали путаться.
Продолжалось это недолго. Мгновение-другое – и Фаулер пришёл в себя. Он помнил, что даже попытался её удержать, инстинктивно положив руку на талию. Но вот уже девушка сидела на полу и смотрела на него снизу вверх. И во взгляде её была такая отчаянная, такая жгучая надежда, что Этану захотелось отвесить ей пощёчину потяжелее, чтобы тоже привести в чувство.
- Ну, да. Мне же делать больше не хрена, как только участвовать в идиотских розыгрышах.
Не столько ответ, сколько мысли вслух.
Фаулер постарался улыбнуться.
- Простите, мисс Спенсер. Но вам не стоит, подобно страусу, прятать голову в песок. Ваш брат выдал мне неплохой задаток, чтобы я разделался с вами, пока его не будет в Лондоне. Появитесь у себя дома, он или вынудит меня закончить дело, или наймёт кого-то другого. Вы… - он замолчал, собираясь с мыслями, вновь открутил крышку фляги и с удовольствием глотнул её содержимого. – Красивая девушка. Мне будет жаль, если всё выйдет так, как запланировал ваш брат.
Да, он понимал, что это глупость. Что следует её убить и выкинуть из экипажа. Проделать это Этан мог бы легко и относительно быстро.
Но ведь чувства порой противоречат здравому смыслу. И чувства эти настойчиво твердили, что он может взять её в любой момент. Освободить от одежды. Ощутить вкус её губ. И, как ни крутите, это будет совсем  небольшой платой за то, что он оставил эту девочку в живых.
- Не ведите себя, как инфантильная дура. Просто представьте себе, что я не вру. Допустите это на минуту. А потом задайте себе вопрос – с какой радости мне врать. Я же не прошу у вас денег.
Между тем, экипаж, проехав ещё пару кварталов, остановился напротив мрачного двухэтажного дома.
- Выходите.
Этан поднялся сам, выпрыгнул на улицу, почти не касаясь подножки, а затем дёрнул девушку на себя, схватив за руку.
Будет орать – так тут никого этим не удивишь.

   …Это была маленькая пыльная квартира – всего пара комнат. Здесь было темно, холодно и пусто. Минимум мебели, совсем немного вещей. Наёмник толкнул Элизабет внутрь и запер дверь на задвижку.

+1

11

Элизабет опустила голову и выбившиеся из собранного на затылке пучка, тёмные пряди отчасти скрыли её лицо от похитителя.
В груди вдруг стало больно, но боль почти сразу оборвалась и её место заняла сосущая пустота. Одиночество. Точно как в тот ветреный октябрьский день на кладбище, когда хоронили отца и Луизу.
Поежилась от воспоминаний о том, как ветер трепал вуали и подолы траурных чёрных платьев. Как вздымались к небесам оранжевые и жёлтые листья. И шёпот… нет, какой там шёпот. Гулкий рев крон исполинских деревьев потревоженных яростным ветром. Все планы - отправиться в Египет, побывать в Индии, а после, пойти учиться на медсестру - рухнули. При жизни отца Элизабет отлично понимала, что он не одобрит ни путешествия, ни её учёбу, ведь не пристало ей, дочери барона Спенсер! марать руки о тифозных больных. И тем слаще была бы её, Элизабет, победа, ведь рано или поздно, отец бы ей уступил. Хоть в чем-то. А теперь… Её желания потускнели подобно серебряным ложкам, потеряли всякую прелесть.
Вот о чем она думала кидая ком серой земли на деревянную, покатую поверхность гроба. О себе. И уже дома корила себя и просила прощения у родных за свой эгоизм. Оттого и траур. И нежелание выходить в свет и видеться со знакомыми…
Она краем сознания уловила, что экипаж остановился. Распахнулась дверь и ей что-то сказали. Но вырвал девушку из забытия резкий рывок за правую руку, отчего она попросту не вывалилась наружу, прямо в объятия похитителя… убивца. Спасителя?
Молча и послушно вошла в черноту дверного проема и поднялась по скрипучей, местами основательно прогнившей лестнице, дважды оступившись, и больно ударившись коленом. Вошла - равно ввалилась, толкнул мужчина её ощутимо, в квартиру. Ничего не разглядеть, ведь окна, насколько разглядела Элизабет, стоило глазам немного привыкнуть к темноте, занавешены.
Незнакомец прошёл мимо неё вглубь комнаты, попутно что-то опрокинув. Что-то упало, рассыпалось по полу и девушка сделала шаг назад, упершись спиной в закрытую дверь.
- Если все так. - Кашлянула в кулак. В горле першело от пыли и затхлого воздуха.  - Если это Томас вас подослал, то почему я ещё жива?
Тихо, почти шёпотом.
Не верила Элизабет, вернее даже не так. Она просто напросто не могла поверить в то, что родной брат желает ей смерти. Они ведь ещё несколько дней назад ужинали вместе...
Виски наливались тяжестью. Потерла лоб, а когда поначалу робко, забрезжил свет, осветив скудную обстановку столовой, девушка подняла на мужчину усталый, почти равнодушный взгляд.
- Знаете, а я наверное хочу умереть.

*действия Фаулера согласованы с игроком.

Отредактировано Elizabeth Spencer (12 марта, 2019г. 16:34:15)

+1

12

- Хороший вопрос, мисс Спенсер. Найти бы ещё на него ответ.
Действительно, почему она всё ещё жива?
Ему что, не доводилось убивать красивых женщин? Доводилось. Если уж ты взялся решать за деньги чужие проблемы, то особой чувствительности проявлять не стоит, это не приведёт ни к чему хорошему – во всяком случае, для тебя самого.
Вот Этан и не проявлял – до сих пор.
И сейчас у него не находилось ответа – не только для девушки. Самое главное, ответ не находился и для самого себя.
В запасе имелось только щемящее смутное ощущение, твердившее, что этот мир будет казаться ещё более враждебным, если Этан не сможет вновь и вновь следить взглядом за сестрой Томаса, не будет иметь возможности дотронуться до неё.
Бред?
Да безусловно.
Наёмник это понимал. Как понимал и то, что покончить со всем имеется возможность в любой момент. Но при этом ему нравилось, что эта девочка находится рядом. И, как ни крутите, полностью зависит от него.
Толкнув в темноте этажерку – с неё, кажется, упала парочка статуэток и вазочка с шоколадными конфетами – Этан скинул верхнюю одежду, оставаясь в тёмно-сером пиджаке и таких же брюках. Бросил в сторону белое кашне, уверенный, что не промахнётся и попадёт на спинку кресла.
Только после этого он чиркнул спичкой, зажигая лампу.
Постоял намного, чуть прищурившись, оглядел привычную обстановку.
Статуэтки и конфеты собирать не стал, прошёл к буфету, из которого вытащил бутылку скотча и пару бокалов. Поставив бокалы на стол, наполнил каждый примерно на половину.
- Зря вы так, мисс Спенсер.
Голос Этан не повышал – он звучал негромко, почти буднично, так, словно они обсуждали последние городские новости или скандальные моменты из жизни королевской семьи.
- В жизни есть много чего хорошего. Разочарование в том, кого вы считали близким человеком – не повод умирать.
Он приблизился к девушке, взял её за плечи.
Сначала прикосновение это было почти нежным – лишь затем  Фаулер сжал пальцы, слегка встряхнул Элизабет и толкнул на старый пыльный диван с высокой спинкой, что находился возле круглого стола красного дерева – того самого, на котором теперь стояли бутылка и бокалы.
- Садитесь. И давайте подумаем, что нам с вами делать дальше. Видите ли, теперь я рискую ничуть не меньше, чем вы. Поэтому давайте обойдёмся без риторики. Знаете, говорить о том, что жизнь вам не мила – одно. Почувствовать сталь у своего горла – совсем другое. Хотя последнее вы уже испытали. И если бы совсем не хотели жить, стали бы сопротивляться ещё в парке.
Этан пнул ногой стул. Поскрежетав ножками по дощатому полу, тот отъехал в сторону. Но прежде, чем на него усесться, наёмник снял пиджак, повесил его на спинку, оставшись в сине-белой полосатой сорочке. А заняв место за столом, вытащил из кобуры кольт и положил перед собой.
- Так что я не поверю, будто вы в самом деле хотите, чтобы я вас убил. Ваш братишка был бы этому рад – сейчас он уехал из Лондона, но по приезде желает остаться единственным наследником барона Спенсера. Что прикажете с этим делать?

+1

13

Уверенность в невиновности брата медленно, словно неторопливая летняя тень начала отступать. Элизабет по-прежнему не верила похитителю, но посеянное им семя сомнения дало росток.
Если бы её толкнули на не тяжёлый, потертый от времени диван, а, скажем, на тот же стул, который мужчина оседлал минутой позже, Элизабет несомненно перевернула бы его и упала спиной на грязный пол. Такую силу приложил этот незнакомец, чтобы заставить её сесть.
Не в пример ему, девушка снимать свой чёрный кейп, лишь одернула его и присела на самый край мягкого дивана. Убрала за ухо тёмный локон.
- Если верить вам, то у меня все равно больше нет никого, - голос звучал все так же тихо. - Нет мечты. Нет денег. Нет брата, так зачем мне жить? Но! - взгляд её на секунду, на одно мгновение стал из безразличного стальным. Подняла вверх руку в перчатке, вторую, левую перчатку, Элизабет обронила не то в кэбе, не то ещё в парке. - Я вам все равно не верю. Томас приказал вам убить меня. А вы этого не сделали, более того, привезли меня к себе, рассказали о том, кто хочет моей смерти. Вы не убийца. Вы обыкновенный вымогатель -  решили меня запугать. Томас и без моей смерти единственный наследник, а моя доля состояния, перейдёт ко мне лишь после моего замужества или по достижении мной двадцати одного года.
Молчание, а затем:
- Или же вы просто идиот?
Увидь себя Элизабет со стороны, непременно подивилась бы своему хладнокровию и резкости. Но весь абсурд ситуации принуждал её вести себя подобным образом. А что, если этот ненормально прав? Ведь наследство её, не так уж и мало, если подумать? Но Томас?! Он разве способен на подобное?!
- Докажите мне, что это Томас велел вам убить меня.
А что потом? Что будет потом, если… Если окажется… Нет! Резко и зло помотала головой. Пока ей не докажут обратное, она будет! Будет верить в его невиновность!

Отредактировано Elizabeth Spencer (12 марта, 2019г. 17:06:01)

+1

14

Этан неторопливо поднялся с места. Взял кольт в правую руку – курок пока что не взводил, и не стоило опасаться того, что ствол выстрелит при неловком движении. Сделав несколько шагов, обошёл стол, приближаясь к девушке.
Пристрелить её сейчас он не мог. Выстрел, как ни крутите, услышат.
Да и кровь замучаешься оттирать.
Но ведь Элизабет этого не знала, верно?
Короткий удар – почти без замаха -  по щеке левой рукой. От души. Не особо рассчитывая силу. Что ни говорите, он рисковал слишком многим, оставив эту благородную девку в живых. А теперь ей нужны доказательства?
- Я этого не сделал, потому что мне неожиданно захотелось уложить тебя в постель. И захотелось куда сильнее, чем всех тех шлюх, которых мне удалось поиметь до сих пор.
Они принадлежали к разным мирам. У них были разные интересы, у них отличалось мироощущение. Они практически говорили на разных языках.
Только вот наёмнику было на это плевать. Он не собирался меняться. И уж точно не намеревался подстраиваться под Элизабет. Если она его поймёт – стало быть, действительно хочет жить. Если начнёт прятаться за надуманными понятиями морали и благопристойности – значит, он в ней ошибся. Всё просто. Экипаж до сих пор ждал неподалёку. И вывезти девушку в тихое место не составило бы труда.
Дуло револьвера на миг прижалось к её виску, позволяя ощутить холод стали.
- Не искушай меня. Не надо. Это будет самой большой ошибкой, потому что я ведь могу изменить решение.
Взгляд в глаза. Недолгий, прямой, уверенный.
После этого Этан вновь занял прежнее место. Выпил содержимое своего бокала. А второй подвинул ближе к сестре Томаса.
- Так что, мисс Спенсер? Будем как-то договариваться и думать вместе над тем, что делать в сложившейся ситуации, или продолжите ломать комедию? Честное слово, мне не хочется выполнять поручение Томаса, но если вы не оставите мне выхода, то я вынужден буду поступить именно так, как он хочет. Потому что, отвечая на ваш вопрос, я не идиот.
Глядя на него, уже трудно было поверить, что этот человек способен на недавнюю вспышку – голос звучал спокойно и ровно. Взгляд оставался пристальным, но почти прохладным, не выдавая тех чувств, что могли бушевать в душе.

+1

15

“... уложить тебя в постель…“
Эхом звучало в голове Элизабет. Взгляд её из холодного и серьёзного, стал испуганным и затравленным, точно у незадачливого кролика угодившего в ловушку. Девушка смотрела на поднявшегося со стула мужчину, на то, как он подходит к ней - зрачки её карих глаз расширились настолько, что радужка казалась совсем чёрной.
Щеку обожгло резким, хлестким ударом и Элизабет мгновенно прижала к ней руку. Кожа на месте удара не замедлила налиться жаром.
Как ни странно это прозвучит, но пощечина отрезвила. Непонятно откуда взявшееся желание геройствовать пропало. Мысли как-то сразу собрались в кучу, а вера в непогрешимость брата… Дала очередную трещину.
Но при всем при этом, слова о том, что она жива только потому, что её хотят уложить в постель…
Вторая щека окрасилась в пунцовый оттенок уже без чьей либо помощи со стороны.
- Я не знаю, что сказать. О чем договариваться.
Чистая правда.
Карие глаза опущены на покоящуюся на коленях руку.
- Если он хочет моей смерти, то нужно идти в полицию, но вы туда не пойдёте, а мне без вас никто не поверит. - она держалась изо всех сил, чтобы не расплакаться, но дрожь в голосе выдавала обуревающие Элизабет эмоции с головой. - А больше, я не знаю что сказать, я… Мне страшно и я вас боюсь.
Глаза влажно поблескивали неярком в свете лампы, стоило ей поднять взгляд на мужчину. Он как-то очень вписывался в атмосферу этой пыльной квартирки, и, одновременно казался здесь чужим. Изумрудного цвета обои поедены молью и облюбованы мушками, на полу осколки вазы. В дальнем углу комнаты, у входной двери висела картина, но что на ней изображено, девушка разглядеть не сумела. Света было не достаточно.
- А что… - сглотнула, комок в горле мешал продолжать. - Что предлагаете делать вы?

Отредактировано Elizabeth Spencer (22 марта, 2019г. 03:40:07)

+1

16

Некоторое время, откинувшись на спинку стула, Этан молча рассматривал девушку.
Кажется, жить она всё-таки хотела – даже вопреки собственным утверждениям. Потому что начала слушать. И не просто слушать – стараться найти выход.
- Выпейте, мисс Спенсер. Кстати, вы, наверное, хотите есть? Я могу послать нашего кучера за едой.
Сам Фаулер, признаться, проголодался. И с радостью съел бы говяжий стейк или кусок баранины с овощами. Впрочем, не отказался бы и от сыра с тёплым, недавно испечённым хлебом.
- Простите меня за резкость. Но мне нужно было привести вас в чувство, заставить прислушаться к моим словам. В конце концов, я пошёл на поводу у собственных чувств, и теперь я, повторюсь, рискую ничуть не меньше, чем вы.
Элизабет выглядела испуганной и почти покорной. Против воли – сейчас был как раз тот момент, когда следовало думать о будущем, о том, как вести себя дальше, чтобы и впрямь не нажить серьёзных неприятностей – Этан не мог не представлять себе, как может вновь приблизиться к ней. Не для того, чтобы ударить – здесь он не врал, это было вынужденной мерой и особого удовольствия не доставляло – а чтобы опять окунуться в запах её духов и ощутить близость податливого тела. Он пока что оставался на месте, разве что слегка отодвинулся назад вместе со стулом и положил ногу на ногу. Но вот рассуждать логически становилось совсем непросто.
- Если я пойду полицию с вами, меня повесят за все прошлые грехи. Так что вы правы, на мою помощь в этом деле рассчитывать не стоит.
Этан едва заметно улыбнулся – улыбка была вежливой и почти равнодушной, противореча пристальному взгляду, что подёрнулся теперь туманом мечтательности – и в очередной раз взялся за бутылку, чтобы плеснуть себе в бокал.
- Я предлагаю вам пока отсидеться здесь. Пусть Томас поверит, что я  выполнил его поручение. А дальше определимся по ходу дела. Если он окажется опасен, его придётся устранить.
Улыбка стала чуть шире.
- Денег я за это не возьму.

+1

17

На этот раз молчание затянулось. Если в этой небольшой комнатушке стояла тишина перемежаемая тиканьем настенных часов, то снаружи, здесь на улице - где бы то ни было это “здесь” - слышались хохот и бранная ругань, визг и азартный собачий лай.
Если за весь этот вечер Элизабет что-то и поняла, то это то, что необходимо найти способ сбежать от этого жуткого человека, что с абсолютно беспристрастным лицом говорит об убийстве.
Скажите пожалуйста, где это вы видели настоящего убивца, что не станет исполнять свою работу из-за того, что ему приглянулась его жертва? Только в тех романах, что они, ученицы пансионата, прятали от воспитательниц. В жизни же, как уже успела убедиться девушка, подобным глупостям не место. Снасильничал бы он её, если так хотел, прямо там в парке, а затем прирезал.
Размышления вовсе не радовали, особенно, что если похититель прав, то идти ей домой ну никак не следует, как и обращаться к кому-то из общих с Томасом знакомых.
А что же тогда делать?
- А что потом? - пальцы машинально оправили тонкую пожелтевшую от времени скатерть. - Вы избавитесь от него, а я вот так просто появлюсь в родном доме после того… после… После того, как отсутствовала там больше нескольких дней?
Не то, что непривычно, чУдно! было вот так рассуждать о подобном, да ещё сохранять бесстрастный тон, когда всю тебя трясёт от страха и негодования.
- Помогите мне вывести его на чистую воду, я о вас ничего не расскажу в полиции, пожалуйста.
“Если не согласится, то сделаю вид, что смирилась,” - Элизабет с мольбой во взгляде, как умела, уставилась на мужчину.
- Но, я… Да, вам лучше знать, что делать. А где мы? Тут так шумно - невинно поинтересовалась глядя в занавешенное тряпкой оконце.
Попробовала улыбнуться, то та гримаса, в коей расплылись её губы, едва ли хоть сколько-то походила на улыбку.
Элизабет казалось, что со стороны она походит на неумелую актрису. Да так, по сути, оно и выходило. Не в силах справиться с эмоциями или подавить страх - пощечина отрезвила, но эффект оказался недолгим - девушка никак не могла продумать путь, которым ей стоило двигаться, чтобы спасти свою жизнь.

+1

18

- Вы можете появиться и вступить в права наследства даже после того, как отсутствовали несколько месяцев. Вряд ли это кого-то сильно удивит. Если скажете полиции, что развлекались всё это время с любовником, вы ничуть не нарушите закон…
Этан пытался шутить. Впрочем, насколько хорошо получалось, он уверен не был. Да и потом слова его и не были шуткой в полной мере – вряд ли кто-то поспорил бы с тем, что он сейчас сказал.
- Не расскажете обо мне, мисс Спенсер? Мне кажется, вы смутно представляете себе допросы, которым вас, безусловно, подвергнут. Да и достать доказательства против вашего брата будет весьма непросто. Даже если я и согласился бы стать свидетелем, это в глазах окружающих всего лишь выглядело бы так, что человек с весьма сомнительной репутацией пытается оклеветать лорда Спенсера. Моё слово против его слова. Кому поверят, как вы считаете?
Чем больше Этан говорил, чем отчётливее понимал, что совершил глупость. Ту самую глупость, которая может стоить ему жизни. Он поддался первому импульсу, смутному чувству, что рождало понимание – без этой девочки мир станет ещё более пустым и холодным. И до сих пор однозначно не мог сказать, откуда это чувство взялось.
То ли Элизабет, приближаясь к нему в парке, и впрямь всколыхнула какое-то давнее-давнее воспоминание, как показалось наёмнику поначалу. Или, может быть, внезапное и слишком острое физическое влечение заставило его наплевать на все доводы разума?
Он не знал. Но, между тем, соглашался с последствиями своего выбора. Как ни крутите, каждый из нас имеет право на ошибку. Как и на безрассудство. Особенно после многих лет если не безупречной, то вполне  плодотворной работы.
- Мисс Спенсер, - Этан поднялся со своего места, обошёл стол и опустился на диван возле девушки. – Я говорю вам правду. Но вы вовсе не обязаны мне верить.
Она вновь была близко. Настолько близко, что, протянув руку, Фаулер дотронулся до выбившегося из причёски локона, а затем осторожно коснулся пальцами щеки Элизабет.
До сих пор он был уверен, что провести его вряд ли возможно, и весьма скептически относился ко всем заявлениям, что слышал от женщин – пусть даже те женщины и не оставляли его равнодушным.
Однако до сих пор он не оставался наедине с настоящей леди, с девушкой – Этан подумал об этом в очередной раз – принадлежавшей к совершенно иному миру.
- Если хотите, вы можете попытаться уйти. Это ваше право. Но тогда я вынужден буду вас убить. А я этого очень не хочу, Элизабет.
Рука мягко легла на плечо собеседницы. А сам Этан подался чуть ближе – так, что теперь мог ощущать на своём лице её дыхание.

+1

19

Бывшее пунцовым какую-то минуту назад, лицо Элизабет побелело, стоило мужчине протянуть к ней руку. Коснуться её лица проведя по щеке на удивление мягкими, не загрубевшими от тяжёлого труда пальцами. От этого прикосновения по всему телу Элизабет  пробежали мурашки, заставив девушку вздрогнуть и отстраниться.
- Я… - в горле пересохло и на секунду потупив взор, девушка медленно поднялась с дивана.
Прикосновения, близость этого мужчины вкупе со сказанными им ранее словами о том, что он хочет её, заставили Элизабет снова ощутить тот животный страх, что овладел ею в тёмном парке. Позабыть обо всем на свете. Убежать. Спрятаться.
- Можно мне выпить чего-то не столь крепкого? В горле, - пальцы её  коснулись высокого ворота платья под кейпом, - пересохло. И, я… Вы спрячете меня здесь?
Ожидая, пока мужчина наполнит её бокал, поискала глазами предмет потяжелее. На всякий случай. Выбор свой  она остановила на цветочном горшке с засохшим растением опустившим вниз длинные листочки. До подоконника на котором стоял горшок, было всего каких-то два шага.
- Могу я узнать ваше имя прежде, чем отправлюсь спать? Вы ведь оставите меня в этой квартире? - повторила свой вопрос.
Приняла бокал и сделала глоток, одновременно поворачиваясь к мужчине спиной и делая шаг к окну.

Отредактировано Elizabeth Spencer (26 марта, 2019г. 16:18:59)

+1

20

- Простите…
Этан и впрямь чувствовал себя почти виноватым из-за того, что не предложил девушке ничего, кроме виски. Ему казалось, что выпив, Элизабет почувствует себя спокойнее. И свободнее. Впрочем, он ведь прекрасно понимал, что рядом с ним теперь находится не уличная девка, которая с детства привыкла топить все заботы в выпивке.
Он тоже поднялся с дивана, подошёл к буфету и вытащил оттуда бутылку сухого вина, штопор и ещё один бокал. Кажется, чистый. Во всяком случае, налёт пыли на нём был заметен не особенно сильно.
На то, что бы откупорить бутылку, времени ушло немного. Пробка покинула горлышко с  негромким глухим звуком. И в следующий момент Фаулер наполнил бокал и протянул девушке.
- Это вино совсем лёгкое. Оно не путает мысли, лишь дарит веселье и радость. Я понимаю, мисс Спенсер, что в вашем положении трудно заставить себя веселиться. Но с другой стороны, вы живы. А если человек жив, перед ним открыто множество дорог.
Да, Элизабет была настоящей леди. Именно это всё усложняло. Он привык иметь дело со шлюхами – иногда с дорогими, иногда не очень, всё зависело от того, сколько денег было в кармане. Так что теперь приходилось импровизировать.
- Меня зовут Этан.
Всё равно убежать ей он не позволит. Да и Томас знает его имя. Так что смысла-то это имя скрывать?
- Да, вы можете оставаться здесь, пока вопрос с вашим братом не будет решён.
Он приблизился к девушке, что стояла возле окна, повернувшись к нему спиной. Остановился примерно в шаге от неё. На миг наклонил голову, касаясь губами её волос.
Этот невесомый и едва ощутимый поцелуй длился бы и дольше, если бы губы Этана не дотронулись до воротника платья.
Он отступил назад, заставил себя улыбнуться, хотя и прекрасно понимал, что девушка вряд ли оценит его улыбку.
- В соседней комнате находится спальня. Располагайтесь. И не переживайте, я вас не потревожу. Вы прекрасны, Элизабет. Но я понимаю, что сегодня вы увидели меня впервые. И это явно не было тем знакомством, о котором обычно мечтают.

+1

21

- Этан, - шелестящим эхом отозвалась Элизабет отводя свободной рукой в сторону тряпицу закрывающую окно.
Её отражение растворялось в лондонской ночи. В прохудившихся крышах домов. В редких огоньках, что крошечными маяками горели в окнах.
Она увидела его. Этана. За своей спиной. Судорожно стиснула пальцами стенки стеклянного бокала - ещё немного и стенки его, жалобно хрустнут и треснут в руке. Но едва мужчина подошёл ближе, как Элизабет убрала руку и импровизированная штора колыхаясь, опустилась. Не схватила горшок и не развернулась, нанося удар…
Замерла испуганным, прижавшим к голове длинные уши зайцем которого обнюхивает гончая. Она почувствовала как он коснулся ее затылка. Ощущала тепло его дыхания, дрожа то ли от страха, то ли от отчаяния, а то и от всего сразу.
Его улыбку Элизабет разглядела. Её взору осталась доступна узкая полоска оконного стекла.
Судорожный вдох и тренькнув, осколки бокала и его содержимое посыпалось-полилось на пол и подол платья.
Охнув не столько от боли пронзающей ладонь, сколько от неожиданности, девушка наклонилась и здоровой рукой подняла один осколок, другой, после, подняв глаза, растерянно воззрилась на Этана.
- Я… Я нечаянно…

+1

22

- Элизабет… - мгновение-другое Этан смотрел на пораненную руку девушки, следя за тем, как на коже появляются капли крови, затем взял у неё осколки бокала, но только лишь затем, чтобы небрежно бросить их на стол. – Не переживайте, всё будет хорошо.
Само собой, вид крови вряд ли мог испугать наёмника. Тем более, что он не сомневался – сильно пораниться девушка вряд ли могла.
Между тем, всё произошло слишком неожиданно, как раз в тот момент, когда Фаулер уже был готов отпустить мисс Спенсер в спальню. Только что, как ни странно, он говорил вполне искренне – этой ночью Этан не собирался её беспокоить, прекрасно понимая, что мог бы силой добиться близости. Но при этом он понимал также, что ни о какой взаимности не будет идти и речи. А ему было мало попросту изнасиловать и придушить эту девочку.
Почему?
Данный вопрос Фаулер даже не задавал себе, зная, что зашёл сегодня слишком уж далеко, нарушая все неписанные правила, которых придерживаются люди его профессии. Он решил, что обдумает всё, оставшись наедине с самим собой – выработает нужную тактику, определит, что именно ему нужно делать дальше.
А пока что наёмник просто плыл по течению.
   …Бинт нашёлся в одном из ящиков буфета красного дерева. Этан всегда старался иметь в своём жилище – пусть даже временном – то, чем можно перетянуть рану и остановить кровь.
- Будет немного больно. – Он чуть заметно усмехнулся – впрочем, усмешка эта была не злой, разве что чуть ироничной.  Да и ирония эта относилась, прежде всего, к самому себе. Было весьма трудно не смеяться над той ситуацией, в которую наёмник угодил собственными стараниями.
Перехватив левой рукой запястье девушки, правой он взял бутылку виски и плеснул на то место, где осколки стекла поранили кожу.
На то, что бы наложить повязку много времени не ушло. Этан действовал привычно, закручивая бинт у кисти, обматывая вокруг большого пальца и уверенно закрывая ладонь.
- Вот и всё, - его губы коснулись пальцев Элизабет. Этот почти невесомый поцелуй длился и длился, пока сердце Фаулера отсчитывало частые глухие удары. А затем он решительно отошёл от Спенсер, толкнул дверь в спальню и произнёс. – Доброй ночи.
Сам он намеревался остаться здесь. Прикончить бутылку виски и уснуть на диване. Ведь если эта девочка попытается сбежать, им обоим не поздоровится.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Ставки сделаны, господа