Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Cвобода и виски


Cвобода и виски

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s9.uploads.ru/t/vysl3.gifhttp://sh.uploads.ru/t/Y2TCc.gifhttp://sd.uploads.ru/t/MiOSs.gif

Rose Darlington, Evan O'Connor
1881 год, Лондон, трактир "Попутный ветер"

Плещите в рог мятежный сок
Неистовой сикеры
Тому, кто знал судьбы оскал,
Чьи дни и ночи серы.
Пусть жадно льёт он вина в рот,
Забыв свои печали,
Чтоб смех врагов и гнёт долгов
Похоронить в бокале.

Отредактировано Evan O'Connor (14 февраля, 2019г. 00:25:04)

+1

2

В трактире, если место хоть сколько-нибудь заметно, где есть какая-никакая горячая еда и большое количество алкоголя, не бывает тихо и пусто. Ну, разве что ранним утром, когда по улицам еще стелется лондонский туман. Вечером и ночью же, разумеется, самый "разгар" так называемого веселья. С двенадцати часов дня и до шести вечера Роуз Дарлингтон уже успела забегаться и устать, но она понимала прекрасно, что это лишь начало. Так было изо дня в день. И будет, видимо, впредь. Но - не ей роптать. Девушка была благодарна судьбе за так сложившиеся обстоятельства, а потому, вспоминая, что альтернативой ей служат улица и голод, не жаловалась, а бегала между столами, за которыми расположились посетители, кухней и баром так споро, как могла, не тратя время на ропот.
- Эй, дорогуша! Еще эля сюда!
- Минуту! - Роуз успела одарить спокойный угол улыбкой, пробегая мимо с подносом, ставя горячую еду перед недавно пришедшими гостями. Через минуту, когда она подавала новую порцию эля просившим, а затем рассчитывала один из столиков, в зал ввалилась компания моряков, пока еще трезвых, и Дарлингтон про себя отметила начало тяжелого вечера.
- Господа, вон тот стол в углу свободен, там как раз всем хватит места, - улыбнулась мужчинам Роуз и, заметив их ухмылки, поспешила обратно к бару и Генриетте, следившей за порядком оттуда. Правда, меньше, чем через минуту, ей все же пришлось подойти к их столу и принять заказ, по пути обслужить еще один столик и увернуться от пьяной попытки шлепка от добродушного старика-завсегдатая. На все улыбки и грубые шутки новых посетителей Роуз лишь вежливо улыбалась, не собираясь провоцировать их продолжать, и скрылась в кухне, чтобы сказать повару, сколько еще порций горячего потребуется.
Когда же девушка разливала по стаканам алкоголь, на пороге появился еще один посетитель, и Роуз подняла голову, чтобы взглянуть на очередного клиента, пока Генриетта ушла на кухню, а затем, очевидно, к себе, так как она не любила нарастающий в таверне шум, но знала, что через пару часов все равно придется присутствовать в зале - это была, как уже знала девушка, привычка ее работодательницы: так у нее потом не болела голова. А, возможно, все дело было в опиумной настойке - как знать, Роуз не спрашивала, а ей не спешили рассказывать.

+1

3

Про капитана О`Коннора всегда говорили, что он человек крепкий и ничто не может выбить у него почву из-под ног. Еще говорили, что как истинный сын Ирландии, человек он вспыльчивый, но стоит ему спустить пар, он вновь надежен и спокоен. И те, и другие бы здорово удивились, если бы столкнулись с ним сегодня вечером.  Капитан шел, не разбирая дороги, не выбирая направления, просто шел, потому что хотел, потому что двигался, боясь, что если остановится, то его просто разорвет от ярости, которая не нашла выхода. Этим утром, когда они вошли в порт, он был преисполнен приятного возбуждения. Так уж вышло, что сразу после свадьбы ему пришлось отплыть с командой, чтобы доставить груз в одну из колоний, от которого зависело очень много жизней. Молодая супруга, конечно, расстроилась, но заверила мужа, что будет ждать его и гордиться им. Так уж вышло, что ветер был попутным, и они вернулись в Лондон на целую неделю раньше положенного срока. Воображая, как удивиться Анабель, мужчина забрал подарок, что купил для нее и, прихватив у миловидной цветочницы букет анютиных глазок, он поспешил домой. Надо сказать, сюрприз удался на славу. Удивились все: сам капитан, служанка, робко посторонившаяся, пропуская его наверх в спальню, испуганно выдохнула сама Анабель и самым последним очень сильно удивился какой-то парень, когда кулачки девушки ударили его в грудь, вынуждая встать с нее и прикрыться.
Кажется, Эвана хватило на то, чтобы сказать  что-то в духе « Не вставай, дорогая», а потом у него, что называется, упало забрало. Незадачливый любовник пролетел через всю комнату, а затем с лестницы вниз. Капитан не обратил внимания на кровь на костяшках, после того как врезал ему по зубам. Он свершил бы свою месть сполна, если бы у него на плечах не повисла супруга, заливаясь слезами и умоляя пощадить его. И вот тут Эван спасовал, он терпеть не мог женских слез, они его буквально обезоруживали. Злость схлынула, осталось раздражение, обида, разочарование. Он молча поднялся, отцепив максимально осторожно тонкие ручки женщины от своего камзола, оставив ее сидеть на ступенях, затем попросил служанку Мерри открыть дверь пошире и хорошим пинком отправил обидчика на улицу,  попросив девушку выкинуть следом его шмотки, а также помочь миссис О`Коннор собрать вещи, поскольку она до ночи покинет этот дом. Дальше все было как в тумане. И вот, когда свой дом был пуст, а своим запасы выпивки иссякли, он просто вышел в вечерние сумерки и пошел вперед, отчаянно мечтая, чтобы кто-то в бедных районах позарился на его кошелек или просто также как он, мечтал ввязаться  в драку. Но видимо его вид, резкий шаг и полный злости взгляд так бросался в глаза, что даже те редкие желающие, что попадались, предпочитали убраться с дороги. Бог знает, сколько бы он плутал, если бы перед носом из темноты не возникла потертая вывеска трактира «Попутный ветер». Решив, что выпивка сейчас очень кстати, Эван решительно толкнул дверь, но, похоже, перестарался, так что та распахнулась с громким стуком, привлекая к нему внимание на несколько секунд. Впрочем, видя выражение на лице мужчины, многие поспешили вернуться к своим делам, сразу было понятно, человек пришел по адресу.
Сам О`Коннор замер, словно вспоминая, зачем он тут, а затем уверенным тяжелым шагом дошел до стойки, как раз в тот момент, когда туда подскочила девушка-подавальшица.
Когда на миг их взгляды встретились, ирландец первым поспешил упереть взгляд в стойку и коротко, но четко попросил.
- Виски… будь добра

+1

4

Что ж, грохот двери вполне отражал внутренне состояние гостя. Но не менее красноречивым было и его лицо. Роуз сразу же поняла: будет пить. Вот в таких людях ей было всегда интересно, что заставляет их хлестать алкоголь словно воду. Но она никогда не решалась спрашивать. Зачем? Лишнее внимание к себе привлекать.
- Минутку...
Роуз дежурно улыбнулась рыжеволосому мужчине, хотя он и не смотрел на нее, и потянулась за бутылкой и стаканом. Наполнив его наполовину выдержанным виски, девушка поставила стакан на стойку перед посетителем, но не успела даже толком пошевелиться, как содержимое стакана исчезло в человеке. Сморгнув и поняв, что ей не показалось, девушка еще до просьбы заново наполнила стакан.
"Должно быть, все совсем плохо..." - подумала она, наблюдая за тем, как в мужчине исчезает вторая порция.
- Может быть, вы хотите что-нибудь поесть? Или хотя бы какую-то закуску? - аккуратно предложила Роуз, не выпуская из рук бутылку и наблюдая за настолько хмурым мужчиной, что к нему не захотел пристать ни один из выпивох.
- Эй, дарлинг! - окликнули девушку, и Роуз, чуть вздрогнув, отвлеклась от "мрачной тучи" за барной стойкой. Ее ждали другие клиенты. Наполнив стакан рыжего очередной порцией виски, девушка, помедлив, оставила рядом бутылку и, подхватив поднос, вернулась к своей работе.
На какое-то время она выпустила рыжего мужчину из виду, заметавшись между кухней и столами, но, когда на какое-то время потребности окружающих вновь были удовлетворены, снова возникла рядом с рыжим мужчиной. На этот раз, правда, не за барной стойкой, а по левую руку. К животу она прижимала поднос:
- Обновить вам? - Роуз кивнула на пустую бутылку и мигом опустевший стакан. - Точно ничего не хотите больше?
Сочувствующий, хотя и не понимающий, взгляд скользнул по мужчине. Роуз убрала пустую бутылку и открыла и поставила рядом со страдальцем новую. Она уже хотела что-то еще сказать, но тут ее окликнул завсегдатай:
- Рози! Дорогуша! Еще эля!
- Иду, - тут же откликнулась Роуз и, тихо извинившись, вновь оставила Эвана одного, устремляясь к другому гостю. Но затем ее окликнули еще, и снова... Пока, в конце концов, девушка в очередной раз не оказалась возле моряков. Те уже успели подвыпить, но от попытки ухватить ее за задницу, а затем и от попытки шлепка Роуз уже профессионально увернулась, как вдруг ее просто поймали за руку.
- Ну, куда ты так спешишь, дарлинг? Смотри, какая бравая компания молодцов уделяет тебе внимание! Удели и ты нам...
- Прошу прощения, но мне необходимо обслужить не только ваш столик, - максимально вежливо откликнулась Роуз, потянув свою руку из крепкой хватки, но, кажется, на ее лице промелькнуло выражение, которое не понравилось мужчинам.
- А потом неплохо бы обслужить и нас... - сильная рука потянула Роуз ближе, на колени моряка, но девушка уже вся подобралась:
- У нас не бордель... Вы делаете мне больно! - ее голос не стал громче. Разве что - пронзительнее. Но терпеть такое отношение дольше Роуз не собиралась: как только последовал возмущенный рывок, девушка извернулась хищной маленькой лаской и вонзила свои зубки прямо в волосатую руку обидчика. Рев моряка, скорее от неожиданности, чем от боли, привлек внимание всех. Но Роуз уже вскочила, воспользовавшись дезориентацией мужчины.
К сожалению, она недооценила настойчивость моряков, что давно не видели миловидных женщин. Сильные руки сгребли ее в охапку, и Роуз, уже снова ловко разворачиваясь в руках "страждущего", успела перехватить взгляд мужчины у барной стойки. Она не смогла за эту секунду расшифровать точно взгляд Эвана, но в ее собственных он успел прочитать страх такой силы, что она, словно загнанный в угол зверь, готова была сражаться до последнего. Но хватило Роуз только на то, чтобы со всей силы зарядить обидчику коленом в пах. И, получив свободу, девушка инстинктивно кинулась обратно к барной стойке, где можно было бы укрыться, почти не глядя, буквально влетев плечом и спиной в грудь ирландца и коротко вскинув на него взгляд, готовая защищаться и от него, если придется.

0

5

Только опустив зад на стул, О`Коннор ощутил какое-то подобие связи с реальностью. Вот он, вот бар, вот рядом возникла бутылка и стакан, и совершенно не важно, кто его только что освежил. Если он и рассчитывал напиться, то не выходило. Алкоголь исчезал, а легче не становилось. Внутри  как будто ворочалось что-то темное, беспокойное, не дающее душе покой. От вопроса девушки он отмахнулся легким жестом головы, радуясь, что она не настаивала. Сейчас просто хотелось, чтобы от него отстали. После того, как он прикончил бутылку, он перевел взгляд на левую руку, медленно стянув с ободранного пальца кольцо, которое тоже изрядно погнулось и надел его на горлышко бутылки. Рядом с ним тут же возникла девушка и, видимо забегавшись, не заметила сувенира на горлышке, поставив перед ним новую.
- Спасибо, милая… - отозвался ирландец, снова глядя куда-то мимо Роуз, и плеснул себе еще, когда ее вновь окликнули. Наконец, капитан ощутил, что по телу робко начинает течь жар, а кончики пальцев слегка покалывает. Похоже, организм таки сдавался желанию хозяина, как следует напиться и рухнуть где-нибудь тут, хотя за всю жизнь такое случилось с Эваном единожды, когда ему было лет семнадцать.
Поставив себе такую нехитрую цель, мужчина как-то расслабился, даже плечи слегка расправились. Но ровно до той секунды, когда мерный гул трактира нарушил тревожный звук. Голос той самой девушки, что была так добра к нему, дрогнул. Этого было не заметно с такого расстояния, но капитан моментально выпрямился, медленно разворачиваясь и ставя полупустой стакан на стойку. Видя, что компания моряков возжелала больше, чем просто сытной еды и хмельного эля, он нахмурился. Безусловно, радостей в жизни их брата не много, а женщины скрашивают любые тяготы, но для О`Коннора было одного железное правило – женщина должна быть согласна, все остальное было неприемлемо и он не собирался молча стоять и смотреть.
Впрочем, маленькая подавальщица его удивила. Девица извернулась, укусив сперва одного выпивоху, а затем ловко врезала другому. В другой ситуации, он бы с удовольствием понаблюдал, но взгляд, брошенный на него с просьбой о помощи, словно разжал тугую пружину внутри. Дальше действовало лишь тело.
Когда Роуз влетела в него, он максимально бережно сжал ее плечи, легко заводя за свою спину ближе к стойке, тут же хватая стоящий рядом высокий табурет и не думая ни секунды, швырнул его в бросившегося  за девочкой моряка, буквально сбив его на ходу. Раздался треск, и тело рухнуло в проход, своротив собой выпивку со стола двух рабочих.
Эван на секунду прикрыл глаза, как пес, носом втянув едва уловимый запах и вкус, который растекся в воздухе. Все равно, что втягивать разряженный воздух, ощущая приближающуюся грозу. А гроза грянула, когда увидев своего товарища без чувств, один из компании моряков, очевидно, самый трезвый, вскочил со стула, прожигая капитана взглядом, рявкнув на весь трактир.
- Ах, ты выблядок ирландский! Бей его, ребята!
« Вот оно…спасибо тебе, Господи»  капитан довольно улыбнулся, весело и зло одновременно. А затем на секунду обернулся к Роуз, подмигнув ей, и она заметила, что в потухших зеленых глаза медленно разгорается пламя.
- Лучше спрячься за стойкой, милая…кое-кому надо вправить мозги…
Больше он ей ничего сказать не успел, просто потому что на него бросились сразу двое, повиснув у него на руках, как охотничьи собаки на медведе. Эван издал сердитый рык, отцепив одного, и до хруста заломил ему руку, пинком отправив под стол, второму достался весьма неприятный удар под дых, так что он просто осел на пол. Не прошло и пяти секунд, как это бывает, весь трактир стоял на ушах. Слышался звон бутылок, хруст стекла под ногами и треск мебели. Компания моряков, уже изрядно потрепанная, продолжала теснить мужчину в угол. Теперь все осложнялось тем, что двое угрожали ему «розочками». Однако, похоже, это только раззадоривало ирландца. Улучив момент, он напал первым, сжав за горло одного из мужчин, перехватывая его руку и ударил ею об стол, заставляя выпустить оружие, а затем, толкнув его в толпу приятелей, не замечая, как один из ранее отправленных им в нокаут, поднимается с пола. Утирая кровавые сопли, он потянулся пистолету на поясе, пользуясь тем, что противник открыл спину.

+1


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Cвобода и виски