Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Christmas time is magic after all


Christmas time is magic after all

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/ILFxs.gif

Франциск Найт и Эллери Шевон
25 декабря 1886, Лондон, "Сирена"

В Рождество мы открываем не только подарки, но и свои сердца.

I just want you for my own
More than you could ever know
Make my wish come true
All I want for Christmas is...
You

0

2

Франциск любил праздники. Любые, главное ощущение веселья, которым пропитывается атмосфера вокруг. Люди в эти моменты становятся активней, буквально загораются идеей и не могут ее отпустить, пока не наступит горький конец. И  из всех праздников Рождество было самым мощным в эмоциональном плане. Многие начинали готовиться заранее, словно пробуя на вкус волшебное время. В этот период «Сирена» как никогда полнилась людьми, выпивкой и, что главное – деньгами.
Франциск вспоминает Рождество из детства. Как они всей семьей украшали дом и елку, отчаянно, но весело, споря, как будет лучше и красивей. Матушка, правда, чаще всего соглашалась с очередной невероятно креативной идеей мальчишек, а потом потихоньку убирала или перевешивала ту или иную игрушку по своему усмотрению. Потом же, даже если замечали, никому и в голову не приходило возмущаться подобным самоуправством.
И вместе с этими воспоминаниями внутри все сжималось. В это Фремя Найту требовалась компания. Любая. Главное не оставаться в одиночестве, иначе начнется самоедство. Забыться в эмоциях и впечатлениях.  Обычно этой компанией был Арон, но сейчас Ферро отсутствовал, украшая пальмы в Африке, если он вообще был жив. Франциск бы обязательно провел весь праздник за подобными далеко не радостными мыслями, если бы не Элли, которая буквально настояла на том, чтобы устроить в Сирене праздник. Найт для порядка, конечно побурчал, но в итоге согласился. Если честно, Элли в принципе дарила ему самые яркие краски даже тогда, когда нельзя было воспользоваться помощью Арона или выпивки. Элли, которая появилась в их жизни, притворяясь мальчишкой, Элли, которую он водил в бордель, Элли, которая, казалась была готова позаботиться обо всех на свете: начиная от простых рабочих, заканчивая усатым пьяницей-контрабандистом. Найт просто... не мог остановить это. Девушка становилась ему все ближе и все дороже, ведь не каждый был способен выносить характер и привычки Найта, Элли же могла. И Франциск был ей благодарен так сильно... до боли. До преданности и признательности, хотя наверняка стал бы смущенно отнекиваться, укажи ему кто на подобное.
Этот вечер обещал быть хорошим - было приятно, чувствовать себя частью чего-то хорошего, не неся за это ответственность, в кои то веки провести вечер в компании банды спокойно, когда никто не пытается тебя убить или затянуть в сомнительные авантюры. Франциск занимался последними приготовлениями, то и дело поглядывая на часы. Солнце уже ушло за горизонт, а отлучившейся по делам девушки все еще не было и это начинало напрягать.
Франц знал, что Шевон хотела докупить оставшиеся подарки, но дойти до ближайших торговых рядов и обратно занимало не так много времени. Возможно она несла что-то тяжелое или у нее не хватает денег, чтобы расплатиться, может она подскользнулась и потянула ногу? С каждой минутой предположения становились все трагичнее, в конце концов мужчина не выдержал, и, крикнув Волчонку присматривать за таверной, вышел на улицу.
И некоторое время он просто бредет, не глядя, куда именно, наполненный полными предвкушений мыслями о праздничном вечере, а затем, вдруг отводя прояснившийся взгляд от витрин, и вовсе не потому, что случайно кого-то задел в толпе, хотя и пробормотал извинения, а от того, что вдруг увидел неожиданно ясный на общем фоне знакомый профиль.  Профиль, окруженный несколькими мужчинами…

+1

3

Невозможно не любить Рождество. В эти предпраздничные дни, да и в сам праздник весь мир становится совершенно другим. Она загорается новыми красками и огнями, и огни эти отнюдь не только от множества свечей, которое люди выставляют вокруг своих домов, на окнах и на прилавках магазинов. Кажется, что ярче любых свечей в эти дни горят глаза, от предвкушения чуда, от ожидания чего-то нового и от надежд, с которыми принято встречать новый год. В эти дни все становятся хоть немножко добрее, улыбаются, говорят друг другу пожелания и покупают подарки. И именно за последними Элли сегодня отправилась. В последнее время дел в Сирене было много, к тому же, она была самым главным инициатором проведения праздника там, причем в ее понимании праздник подразумевал под собой не просто застолье, где все могут ухрюкаться за полчаса, как предвкушал господин Найт, в этом году праздник она хотела и собиралась встретить по всем канонам, потому что этот год первый за все время ее скитания по улицам, когда у нее появился настоящий дом и настоящие близкие люди рядом, с которыми хотелось разделить все это счастье. Очень жалко, что не было рядом Арона, ведь именно он и Франциск привели Элли в Сирену, и возможно только благодаря им она до сих пор жива. Сложно даже сосчитать, сколько сюрпризов будет ждать Арона по возвращении, начиная от того, что элл вовсе не Элл, а Элли, и заканчивая всеми делами, которые их бравая банда успела натворить за время его отсутствия. Элли очень надеялась, что у мужчины все хорошо, где бы сейчас он не находился. Ей хотелось верить, что он тоже собрался в кругу хороших друзей и так же, как и они сейчас, радуется наступлению Рождества. На даже отсутствие Ферро в Англии не освобождало его от подарка, который бродяжка намеревалась купить всем, и именно поэтому, улучив момент, она убежала из Сирены в сторону торговых рядов. Примерные представления о подарках девушка уже имела, даже знала торговцев, у которых эти вещи лучше купить, которые не загнут слишком большую цену за какую-нибудь шаль или портсигар. Сложнее всего было отыскать подарок для Франциска, потому что, во-первых, подсвечники продаются не на каждом углу, во-вторых, даже если бы они и продавались, у него их уже столько, что можно музей открывать. В алкоголе и табаке Элли не разбиралась от слова «совсем», а дарить ему женщину было уже за гранью, но, увы, это были практически все вещи, которые заставляли сердце контрабандиста биться чаще. В конечном итоге Шевон остановила свой выбор на шляпе, потому что его нынешняя уж совсем износилась.
В Рождество все люди становились чуточку добрее, в это Элли очень хотелось верить, и даже если сейчас они злятся и бурчат на всех, нужно полагать, что в любой другой день, злятся и бурчат они сильнее.
- Милая девушка! – Мужской голос раздался из-за спины, и бродяжка, не думая, остановилась и оглянулась. За последний месяц она настолько привыкла снова быть собой и особо не скрываться, что и сегодня вышла в платье. Ведь идти от таверны было недалеко, что могло с ней случиться?
- Вы это мне?
- Конечно же вам. – К ней подошел взрослый мужчина в матроской одежде, позади него вдруг вырисовался второй такой же. – Вы не подскажете нам, как пройти к главной площади? А то, кажется, мы слегка заплутали.
- Конечно! – Элли улыбнулась повернулась к незнакомцам боком, указывая рукой направление. – Вам нужно вернуться чуть-чуть назад, дойти до перекрестка и повернуть там налево. Если пройдете пару кварталов, выйдете на главную улицу, а с нее очень хорошо видно площадь.
- Я же говорил тебе, что нам нужно вернуться назад!
- Да нет же, я уверен, что если мы пройдем вперед, то сэкономим уйму времени.
- Нет-нет, если вы пойдете вперед, скорее всего, зайдете в тупик.
- Но мы уже были у перекрестка позади, и не смогли там сориентироваться.
- Давайте я провожу вас? – Элли улыбнулась.
- Нет, что вы, вы же шли совершенно в другую сторону, мы совсем не хотим вас утруждать.
- Мне не тяжело, к тому же, я еще не все купила. Пожалуйста, пойдем.
Не давая мужчина возразить, Шевон вышла вперед и повела их за собой, попутно еще раз осматривая все витрины. Покупать ей больше ничего нужно не было, но разве можно бросать людей в беде в Рождество? Два года назад ей посчастливилось встретить чудесную леди Сантар, которая бы с ней в этот момент была полностью солидарна. Шаль, подаренная ей, до сих пор согревает девушку, не только теплом своей шерсти, но и прекрасными воспоминаниями. В раздумьях Элли дошла до нужного перекрестка, повернула, и хотела уже было открыть рот, как обернувшись, увидела двух мужчины, стоящих к ней недопустимо близко.
- Пришли. – Прошептала она, боясь смотреть в чужие пугающие глаза. – Просто идите вперед и выйдете…
- Вы нас спасли, мисс. – Чужая ладонь коснулась щеки и девушка в ужасе дернулась назад, но отойти так и не смогла – уперлась во что-то мягкое. В грудь третьего непонятно откуда взявшегося матроса.
- Что вы делаете…
- Хотим отблагодарить вас, мисс.
- Пожалуйста, отойдите. – Она попыталась уйти в сторону, но один из незнакомцев грубой хваткой схватил ее за руку выше локтя, возвращая на место. – Я буду кричать.
- Не будешь, если хочешь, чтобы зубы целыми остались. – Матрос подошел ближе, упершись своей грязной рубашкой в пальто бродяжки, из его рта пахло перегаром, а когда она говорил, взору показывались желтые кривые зубы. – А теперь будь хорошей девочкой и доставь нам удовольствие.
Он провел толстым пальцем по подбородку, подвел его к ее губам, хотел приоткрыть их, но Элли сделала первое, что пришло ей на ум – укусила палец. Так сильно, как только могла.
- Сука! – матрос вскрикнул и в следующую секунду Элли ощутила жгучую боль на своей щеке, а во рту привкус собственной крови. Она бы пошатнулась, если бы ее не держали так крепко, а потому лишь выронила из рук пакеты со своими драгоценными подарками для друзей.

+1

4

Легкие вдыхают глубокий, пронзительный запах - он неприятно скребется у диафрагмы, царапает горло свежестью и декабрьскими льдинками. Город уже разжег свои огни, один за другим вспыхивали фонари вдоль дорог, и их приглушенный свет прогонял в переулки злобно шипящую декабрьскую тьму. Время было не таким поздним, но люди уже спешили по домам к родным и близким.
Вот только не всем так везет. Франциск на миг застывает, когда видит, как девушка сворачивает в переулок с двумя мужчинами. Лицо девушки ему знакомо - даже более чем, но он не успевает ее окликнуть, не успевает добежать и схватить за руку, поэтому со всех ног бросается следом. Голоса в переулке были враждебными, злыми, слова - угрожающими. Так разговаривают грабители с пойманной жертвой, сродни детскому "конфеты или жизнь", однако с несколько иным, куда более опасным смыслом.
- Вам не кажется, что мешать людям возвращаться домой в праздничный час - крайне некультурно?- доброжелательным тоном спрашивает  Франциск, заставляя парочку наконец обратить на него должное внимание. - Как насчет того, чтобы мирно разойтись по домам?
Секундное молчание сменяется настоящим взрывом смеха - слова контрабандиста очевидно развеселили мародеров, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
- Шел бы ты отсюда, мужик - хохотнул один из них, ближе подходя к Элли.  Найт неощутимо напрягается - все его тело, внешне расслабленное, готово броситься вперед и атаковать, несмотря на то, что преимущество не на его стороне.
-Я не редко вижу таких же неуверенных в себе мудаков, не способных понять, что не все девушки желают стелиться перед такими неудачниками, как вы. – Выплевывает Франциск откровенно провоцируя завязать с ним драку: он не любит быть открытым инициатором мордобоя, предпочитая выглядеть тем, кому вынужденно приходится прибегать к самообороне, на тот случай, если все выйдет из-под контроля. Ну не виноват же он, в конце концов, в том, что у него за плечами столько лет уличных драк и подпольных боев. Да и прямая провокация – лучший способ отвлечь этих уродов от Элли.
- Что ты сказал?! – Один из мужчин отпустил руку девушки и двинулся к Найту источая агрессию и лихую пьяную самоуверенность, которая застилает глаза и притупляет инстинкты.
- Так ты еще и человеческие слова не понимаешь. - вновь подзадоривает противника Франциск, а после не дает телу отстраниться от удара, хоть оно и подается назад, лишь чуть поворачивает голову, чтобы чужой кулак не задел нос; левая скула взрывается болью, рот наполняется солоноватым металлическим привкусом, кажется, разбита губа. Найт усмехается, чувствуя, как легкий звон в голове заменяется бешено разгоняющимся сердцем. Он отдает право первого удара, предвкушая, как эйфория от своей успешности затуманит пьяному индюку голову, а после позволяет наступить на себя, почти дать коснуться кулаком корпуса, чтобы тут же перехватить чужое запястье и резко дернуть бедолагу на себя. Он бы может и  справился с этим мудаком, вот только к разборкам вскоре подключается и второй.
- Элли, беги! – Успевает выкрикнуть Франциск. Спустя миг он погрузился в еще более черную тьму, чем та, что нашла приют в этой темной подворотне. Лишь пронзительный свист полицейского свистка на миг пронзает его сознание.

+1

5

Рано или поздно это должно было случиться. Говорят же, мысль материальна, вот и пожалуйста. Стоило только на один вечер расслабиться, как то, чего Элли так боялась все эти годы своего существования на улице произошло. Причем в этом даже некого винить, она сама виновата, что так бездумно надела на себя платье и беззаботно прогуливалась по не самому благополучному и миролюбивому району Лондона. Вот почему, когда ты счастлив, ты просто не способен адекватно воспринимать окружающий мир? Почему тебе сразу кажется, что все вокруг должны быть такими же счастливыми и, что главное, добрыми? Глупо. Глупо, глупо, глупо! И теперь участь ее предрешена. Осталось лишь закрыть глаза и молиться, что какое-нибудь чудо…
Элли даже не сразу поверила своим ушам, когда услышала голос Франциска, но стоило ей открыть глаза, как контрабандист действительно предстал ее взгляду, но счастье при виде мужчины длилось недолго, потому что его быстренько сменило осознание того, что же сейчас произойдет. И нет, она бы ни за что в жизни не захотела, чтобы матросы эти сделали с ней то, что они там хотели, но от мысли, что сейчас Найту будут противостоять три здоровых мужика, внутри все сжималось и скручивалось. А уж когда того ударили и вовсе не смогла сдержать вскрика. Если бы на то была воля Шевон, она бы рванула к нему на помощь, как бы смешно это не звучало, только вот третий матрос так и держал ее за предплечье, и когда завязалась потасовка, ей ничего не оставалось кроме как выкрутиться и со всей силы вцепиться зубами в его огромную волосатую ладонь. Матрос взвыл, но своего бродяжка добилась – высвободилась из цепкой хватки.
- Франц!
Раздался свисток. Он подействовал на дерущихся как ведро ледяной воды. Двое уродов резко отшатнулись от Найта, хотя еще секунду назад все они напоминали настоящий клубок из тел, рук и ног, а третий даже не успел подойти – тут же пустился наутек и двое других последовали примеру своего друга, хромая, спотыкаясь и наталкиваясь друг на друга. Элли и Францу стоило бы последовать их примеру, но девушка только и успела что подбежать к контрабандисту, схватить его за руку и испуганным взглядом уставиться на кровь на его лице. И это все из-за нее! Из-за ее глупости! Но глупость и не думала прекращаться, потому что в следующую секунду Элли выбежала вперед, буквально загородив мужчину грудью от приближающегося полицейского.
- Сэр, все не так, как может показаться! – А показаться могло, что Найт в одиночку избивал двух несчастных мужиков, потому что поддался то он им специально поначалу, и Элли еще предстоит спросить у него, где он научился так драться, но явно не прямо сейчас. – Те мужчины напали на меня, а мой друг меня защищал. Это за ними вы должны гнаться!

+1

6

Несмотря на то, что Франц с детства привык обходить любые препятствия с помощью природной изобретательности и обаяния, его иногда заносит, в нем пробуждаются геройский мысли, которые посылают к черту все благоразумие и подвигают мужчину сделать очередную большую и славную глупость в его жизни. И Франц совершает эту глупость с непоколебимой уверенностью, что смерть и увечья просто не могут иметь никакого отношения к нему. В конце-концов, по закону жанра все неприятности обычно достаются белокурым и голубоглазым или рыжим и зеленоглазым. А если у тебя волосы темные, тебе светит разве что небольшие проблемки. Наверное именно поэтому Франц покачиваясь стоит на ногах в грязном переулке, с болью в голове, опираясь на плечо Элли и смотрит как девушка пытается разгрести последствия их "небольших" проблем. Кажется ему попали по голове сильнее, чем он думал, потому что сейчас все происходило  как в тумане.
- Как ты… - Голос звучит хрипло, Франциск собирается поинтересоваться, как Элли вообще умудрилась оказаться в такой ситуации, а потом он чувствует ее прикосновения, ее голос  касается слуха тихими нотами волнующего звона. Рваные реплики, попытки объяснить ситуацию, он слышал девушку, и как полицейский заявил, что они могли бы выбрать другое время для драки, чем канун праздника. Судя по всему страж порядка понимал, что если он сейчас будет разбираться в ситуации, то ему придется задержать всех участников потасовки, допросить их, заполнить бумаги и все Рождество провести за работой. Так, что он махнул рукой, предпочитая закрыть глаза на все, что только что произошло.
- Коротко о том, как хорошо у нас работают бобби - заявляет он, когда в голове немного проясняется, после чего сглатывает кровь и кое-как вытирает разбитые губы, стальной привкус напоминает только что пережившее, и эти мысли чуточку придают сил, где-то внутри заходятся адреналиновые вспышки и Найт уже одаривает девушку привычной усмешкой, пусть она и выглядит несколько болезненной.
- Не бойся, все закончилось. -  Франциск осторожно снимает с себя потрепанное пальто, а после делает еще шаг и накидывает его на девчачьи плечи:- Ты как? В порядке? Они не тронули тебя? -Адреналин все еще колышет его на своих волнах, еще немного, и он отступит, по спине до сих пор течет пот, но дыхание уже почти выровнялось.
– Все хорошо – Пытается убедить он девушку, вот только внешний вид Франциска и испуг в глазах Элли говорят о том, что «хорошо» тут даже и не пахнет. – Что это были за люди? - "Кого надо убить"? - с тем же успехом мог бы спросить он, но пугать Элли еще больше подобным вопросом Найт не собирался. Он никогда не позволит обидеть ее - об этом буквально кричало все его внешнее и внутреннее "я".

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Christmas time is magic after all