Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Трудности перевода


Трудности перевода

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Арон Ферро и Мунаш (НПС)
16 ноября, корабль "Мурена", Фритаун

Арон не теряет надежды поговорить с местной шаманкой, которая из возможного доброго союзника стала на корабле дикой арестанткой. Не сказать, чтобы его рвение разделяли...

0

2

Некоторое время Арон продолжал сидеть на стуле задумчиво смотря на дверь. только что двое его товарищей просто кинули его, не забыв при это обвинить.. да он даже не понял до конца в чем был виноват. В том что отстранил от должности капитана человека, который в любой момент мог дать слабину? За то, что давал товарищам выбор плыть с ним или отсидеться тут в безопасности? В пособничестве этой хрени что сидит в их головах? Да ну и черт с ними. Если для того, чтобы оставаться хорошим в глазах Вик и Артура ему нужно было подвергать других людей опасности, применять силу к не в чем неповинным женщинам и угождать истеричным дамам, то им явно не по пути. Чувство несправедливой обиды и оскорбленности свербило в душе.
- Ну и черт с вами! - бросил Арон в сторону закрытой двери. Раз такие умные, пусть сами ищут способ помочь себе. Отказываться от помощи сведущего человека по какой-то надуманной причине он не собирался. так уж сложилось еще с самых ранних времен, что Капрал привык искать себе сторонников и предпочитал вражде договоренности. Хотя бы не о нападении. Быть может получится договориться и с шаманкой? Ну, по крайней мере он попробует.
Мужчина встал с места и снова взглянул в зеркало. С такой рожей только об упокое договариваться. Немного поразмыслив, мужчина решил выделить немного времени на то, чтобы привести себя в порядок.
К каюте в которой была девушка он подошел через час прихватив с собой немного провианта. Матросы пропустили его в каюту без вопросов. Стоило ему переступить порог, как мужчина почувствовал на себе настороженный взгляд девушки. та подобралась и смотрела на него словно на опасного дикого зверя.
- Я принес тебе еды. Не знаю, что это за желтый фрукт, но я в жизни ничего вкуснее не ел. - беззаботно отозвался мужчина  ставя поднос с едой на сундук ближе к девушке.
- Я думаю, наше первое знакомство прошло немного не так как должно. - Ферро улыбнулся - Мое обещание в силе, никто здесь не причинит тебе вреда, несмотря на то, что сказали мои... гм.. товарищи. - мужчина оперся спиной на стену каюты - Не знаю слышала ли ты в том гомоне, но меня зовут Арон Ферро. если я правильно запомнил, что тебя называли Мунаш, верно? - он старался держаться открыто и всем видом своим демонстрировать дружелюбие.
- Я понимаю, что у тебя нет причин мне доверять, но хотя бы выслушай меня. Ты говорила, что к вам приходили люди из-за которых начались проблемы. Скорее всего это те самые люди, которых ищем и мы. Они нам тоже доставили множество неприятностей. - Арон запустил руку в горловину рубахи и достал амулет, показывая его шаманке.
- Мне кажется, ты знаешь, что это такое. Та сама тень, о которой ты говорила. Я хочу избавиться от нее, потому что жить с этим ярмом на шее невозможно. Поэтому хочу просить тебя о сделке. ты поможешь мне избавиться от него, а я взамен помогу тебе. - Арон замолчал смотря на девушку. Он надеялся что не слишком много информации вывалил на нее.

+1

3

В минуты тяжбы и одиночества, её всегда успокаивала мысль, что боги хранящие землю, хранят и её. Что за плечом всегда находится кто-то незримый, но могущественный, который в каждом глухом переулке своей тенью отбросит путь. Никакие злые слова не ломали её, до этого, и никакая злая воля не рушила, потому что Мунаш всегда верила и знала, что она не одна. За ней мудрость и могущество, не её, чужие, но всегда открытые к тем, кто смиренно попросит. Она была просителем, а теперь - никем. Сломленная пленница, не предотвратившая цепочки трагедий, в руках людей отдавших душу тьме. И никогда прежде, ни в годы отрешённого детства, ни в отрочестве, ей не было так одиноко.
Духи замолчали двое суток назад. Их храмы были попороты теми, кого они накрывали плащами своей воли, кого они вытягивали со дна невежества. Людьми, чьим голосом была Мунаш. Из осквернённого храма не было ответа, хоть она и провела ни один час ночи в бдении, боги затихли, боги оглохли. За одной бедой пришла другая - чёрные разумом отравили детей, чтобы тень позора упала на неё. Чтобы копьё правосудия пронзило её.
И Мунаш не была глупа - многие в деревне таили эту злобу на шаманку, которая носила в себе половину крови инаковерцев, британцев, еретиков.
Боялась ли она тогда умереть?
Да, до дрожи, до паники, до слабости и потери контроля.
Но сейчас она так сожалела, что не получила в грудь копьём.
Её будущее было туманно, в плену омрачённых, и вряд ли оно дало бы ей искупление. Возможно, они будут ломать её к своей воле. Возможно, вызнавать где ещё есть храмы богов, и о! Как она была рада, что прочие шаманы не располагали полукровке. Чего бы не искало это зло, оно от неё ничего не получит!
И злость была единственная сила, державшая её на пороге отчаяния.
Мунаш молилась не слышащим её богам, едва шевеля тёмными губами, и злилась, слыша за дверью шаги. Эта злость позволила не плакать, ведь плакать следовало о детях, а не о себе.
Дверь открылась и шаманка тут же подобралась. Со стороны, в тусклом свете каюты, она скорее напоминала дикого зверька, чем человека. Напуганного, настороженного, вжавшегося. Она не держалась, как держались белокожие женщины и смотрела неотрывно, не мигая.
- Я принес тебе еды.
Мунаш молчала, не двигаясь. Чёрные точки глаз провожали движения мужчины, пока тонкая кисть сжимала маленький амулет, будто тот и правда мог ещё защищать.
- Я думаю, наше первое знакомство прошло немного не так как должно.
Мунаш продолжала молчать. Керосиновая лампа у входа и небольшой свет иллюминатора падали контрастно на её лицо, и сейчас, не в куче, жаре и джунглях, было особенно отчётливо видно, что черты её лица сильно меньше и изящнее прочих местных, а кожа на порядок светлее, бронзовая, а не кофейная.
- ... если я правильно запомнил, что тебя называли Мунаш, верно?
Женщина продолжала молчать. Она совершенно не хотела говорить с этим демоном, но и драться ей было нечем. Её боги молчали, оставив предательницу, позволившую разорить храм. И сейчас она неотрывно следила не за его шагами, а за тем сгустком тьмы, что окружал его, будто ареол. Она не хотела вслушиваться в его ложь, но когда тот достал из-за шиворота проклятую метку, женщина зашипела, втягивая воздух и вжимаясь ещё глубже в стену. Теснота каюты всё равно оставляла между ними каких-то полтора метра, что преодолевались шагом.
- Убери... - тихо проговорила она, - Тьмой не хвастаются, как и любым позором, - почти выплюнула она.Мужчина убрал и какое-то время в каюте звенело напряжённое молчание. И поскольку ни он не уходил, ни она не желала развивать эту тему, молчание это могло перейти в безнадёжное. Но Мунаш испытывающие и неотрывно смотрела ему в глаза, ища искорки лжи и коварства. Она умела смотреть в души и смущать своим неотрывным взглядом. И спустя пару минут этого зрительного контакта, она решила его проверить
- Откуда у тебя метка?
[nick]Munash[/nick][status]видящая[/status][icon]https://i.ibb.co/wKtLRc8/munash.png[/icon]

0

4

Он говорил, она молчала вжавшись и смотря на него как на чудовища вышедшее из кошмаров. Он замолчал и в воздухе повисла тишина. Наверное девушка ждала, что Арон сейчас махнет рукой и уйдет оставив ее одну, но Ферро проявил изрядное упрямство. ему было что терять, поэтому он решил идти до конца и надоедать своей рожей до тех пор, пока его хотя бы не пошлют к морскому дьяволу или куда тут посылают? По крайней мере он бы именно это и сделал на месте девушки. А пока его не отправили откуда пришел мужчина без зазрения совести и стеснения рассматривал шаманку. Нет, речь сейчас не шла о похоти или каких-то подобных желаниях, скорее о интересе. Он не так часто сталкивался с чернокожими. Мунаш отличалась от соплеменников. Кожа ее была более светлой и черты лица не такими массивными. В целом Арон даже мог назвать эту девушку вполне симпатичной, если бы она не жалась как забитый зверек.
- Убери... Тьмой не хвастаются, как и любым позором, - голос ее звучал негромко, но по интонации было вполне понятно как девушка относится к медальону. Не желая ее раздражать Капрал выполнил просьбу.
- Я не хвастаюсь, скорее жалюсь. - он усмехнулся и не отвел взгляда, когда девушка заглянула ему в глаза. Наверное пыталась там увидеть душу? Ферро хотелось верить, что она там еще есть и чертово проклятье не превратит его в такое же чудище каким стал Марви. По крайней мере так дешево свою душу контрабандист не собирался прадовать.
Спустя некоторое время полного молчания шаманка произнесла хоть что-то, что могло вывести на контакт. И ка же это радовало! Лучше всего в своей жизни Арон умел болтать и влипать в неприятности и сейчас верил, что какой-то из навыков ему поможет.
- Ооооо, это длинная история. Я пожалуй присяду - он взял поднос и переставил на сто, а сам уселся на сундук. Мужчина старался не делать резких движений видя себя с шаманкой сейчас так же, ка вел бы с испуганным или агрессивным зверем.
- Когда-то давно я служил в Индии. Я тогда был еще совсем молод, делил мир на черное и белое и не верил в проклятья. Зато видел и верил в людскую злобу и испорченность. Так уж вышло, что в этой стране я встретил старика у которого не осталось никого и все, что ему оставалось, это просить милостыню и существовать на эти жалкие крохи - Арон суть улыбнулся вспоминая сухого полуслепого старика - Я сдружился с этим стариком, его звали Садхир, я давал ему еду, а он обучал меня местному языку, рассказывал об обычаях, вере, о культуре... - несмотря на все произошедшее Ферро до сих пор не верил, что старик желал ему зла. Наверняка тот даже не знал, на что обрекает своего друга.
- Но так уж получилось, что у меня и моего командира не сходилось мнение. Он считал, что жены, дети и родители изменщиков такие же изменщики, а я считал иначе. В итоге из-за моих распрей пострадал Садхир. Его, полуслепого старика, обвинили в шпионаже и приговорили к смертной казни. Я хотел помочь ему сбежать, но старик не пошел со мной. Сказал что он уже пожил, а у меня вся жизнь за плечами. На прощанье он дал мне половину этого медальона. Говорил, что она принесет мне удачу. И это было так, ровно до того момента, как я не нашел вторую половину уже в Лондоне и не соединил проклятый медальон. С тех пор моя удача стало моим проклятьем - Арон усмехнулся - сначала все еще более менее нормально было, а потом я услышал море, стал видеть кошмары... В общем ничего приятного. - Арон замолчал, а затем подхватил с подноса кусок фрукта.
- Ты говоришь, что это метка. А чья это метка? Ее можно ка-то снять? Удача это хорошо, но я не очень горю желанием отрастить жабры - мужчина откусил фрукт. Он до сих пор не запомнил его названия, но как же тот был вкусен! Оставалось надеяться, что в Лондоне Арон сможет найти его снова.

+1

5

Каждое действие мужчины Мунаш сопровождала напряжённым и внимательным взглядом. Она никогда не отличалась легковерностью, ещё маленькой девочкой была приучена к коварству духов, и тому, что человеческое коварство может быть даже больше. Но также где-то глубоко внутри её ещё теплилась надежда, что умение отличать правду от лжи не затуманенно горем прошедших событий. Шаман племени - человек ответственный за многое, и до того, как её тащили на истязание, она стояла за вождём и предполагала, виновен ли человек, на их небольшом, племенном судилище. Тогда она также долго всматривалась в его глаза, и люди верили, что её глазами смотрят боги. Это было не так, но приученная матерью, Мунаш не развенчивала такой миф.
За те годы, пока она была уважаема и значима, женщина смогла распознать несколько языков лжи, и сейчас искала их в собеседнике.
Но не видела... ничего, кроме колыхающейся чёрной тени вокруг его души.
Он закончил и Мунаш молчала, взвешивая, что должна ответить проклятому. Её поза за этот монолог незначительно поменялась. она опустила одну тонкую ногу на пол, небрежно прижимая к себе только второе колено.
- Метка Зла. Тёмного отравителя воды и морей, чья душа в цепях спит там, куда мы не ходим, - проговорила наконец Мунаш, впервые озвучив эти слова с полным пониманием смысла сказанного. Она заучивала некоторые  ритуалы от матери, как та - от отца, а он от своего отца и так далее, и так далее. Хранителю храма давались силы и обеты им в противовес, вторая ноша на второе плечо, чтобы одно не клонило в свою сторону. Мунаш склонила голову к одному из своих плеч, будто ощущая этот груз. - Люди с такой меткой приходили и разрушили храм. Мои боги покинули землю, которую охраняли, потому что храм был осквернён. Он - как зловонное болото, которому дали дождь, размывает и убивает всю землю на своей пути. А мы были скалами и плотиной, что держали его... Должны были держать... - лицо шаманки вдруг стало грустным. Привыкшая к особому месту в племени, она никогда не признавала ошибок и слабостей вслух, но было бы ложью заявить, что она в полной мере понимала всю силу слов тех сезонных ритуалов, что проводила по старой традиции. Было бы ложью сказать, что она всю жизнь считала себя хранителем преграды, а когда впервые почувствовала себя такой, преграды не стало. - Ты тут, потому что Он зовёт тебя. Его скверна ломает душу, и всегда найдёт в ней ту чревоточину, которой оправдается подлость и трусость, жестокость и детская обида. Когда-то я могла просить духов об очищении, но я предала их, не удержав рушивших храм сородичей, и они оставили меня. Я не могу её снять... Могу лишь прекращать Его зов на время. Злой ищет злое в душе, находит и пирует... В тебе, - Мунаш подалась вперёд, так что свет иллюминатора упал на тёмное лицо, - Есть что для его пиршества. В твоей подруге - ещё больше. И если обнимать это, никакой навет не остановит его.
[nick]Munash[/nick][status]видящая[/status][icon]https://i.ibb.co/wKtLRc8/munash.png[/icon]

+1

6

Метка зла, осквернитель вод, темный дух - все это больше походила на какой-то дешевый приключенческий рассказ, чем на реальность. Попадись ему книга с таким сюжетом он бы с интересом дочитал ее, но вот быть одним из главных героев этой "повести" Арону что-то не нравилось. И хоть слова о разрушении храма звучали даже немного лирично исход их мужчине не понравился, он нахмурился, сам припоминая что случайно один из храмов осквернил, свернув статуи макаки или еще кого. В слух в таком признаваться он и не думал, но про себя отметил что если еще раз попадет в древние развалины, то ничего трогать не будет, как бы его не просили.
- Если ты и правда можешь мне помочь, то я прошу тебя о помощи. Те люди, что приходили к вам осквернять ваши храмы враги и нам. Из-за них я потерял своего второго отца, друзей, да и сам чуть на тот свет не ушел. - слова о  зове не шли никак из головы. Снова вспомнился тот сон, что каждую ночь преследовал его. Темный храм по ступеням которого реками лилась чужая кровь обагряя алым путь самого контрабандиста. От этих мыслей мурашки побежали по спине и сердце словно сжал холод. Тонкий противный голос в голове засмеялся, шепча, судя по интонации, какие-то гадости. Мужчина поморщился, прикрыл глаза еле прикоснувшись к виску. На мгновение Арону показалось что он почувствовал на языке вкус затхлой соленой воды. Капрал тряхнул головой и снова взглянул на шаманку, которая вела себя сейчас чуть расслабленнее чем прежде.
- Я не знаю зовет он меня или нет, я не понимаю что шепчут мне голоса. Я знаю только то, что если бы я остался в Лондоне, то сошел бы там сума. И так же знаю, что готов что угодно сделать, чтобы уже избавиться от метки зла или как ты ее там назвала. Я не совсем понимаю, что говоришь ты про душу и зов и зачем я вообще нужен этому болотному гаду. Но я прошу, расскажи мне про это больше, я хочу знать как с этим бороться если опять столкнусь с его дружками полу рыбами, как лишить его пищи или что он там делает за счет меня? Я свою душу не намерен никому отдавать. Она мне дорога как память. - Ферро улыбнулся немного невесело смотря как свет очерчивает скулы девушки. Она и раньше не казалась пугающей или жуткой, а сейчас выглядела совсем беззащитной, поникшей. Ведь по сути своей ей сейчас некуда было идти. Сомнительно, что ей сейчас было намного легче чем самому Арону.
- Мне жаль, что все так вышло и я понимаю, что со своими вопросами я тут так же вписываюсь как снег или пингвин. Скажи, может я тоже могу помочь тебе хоть чем-то? Знаешь, есть у меня такая дурная привычка помогать котятам, женщинам, рабочим, а потом расхлебывать последствия. - Арон улыбнулся и потянулся за вторым куском фрукта.
- Ты бы ела, а то я под хороший рассказ сам все съем. Не бойся, не отравлено. Я бы не стал так халатно переводить еду - мужчина улыбнулся вновь. За несколько дней он устал от декадентного настроения капитана, от болезного Артура, от кошмаров и шептавшей изредка команды. Ему хотелось вырваться из этого затхлого кокона, что словно обвивало его сердце пытаясь сделать угрюмым исполинам, как резные божки местных.  Хотелось просто чтобы кто-то улыбнулся, пусть не самой его удачной шутке.

+1

7

- Тш-ш-ш, - Мунаш подалась вперёд, смотря в глаза Арона пристально и со значением. - Никогда не обещай что угодно. Твои слова всегда слышат, и однажды может кто-то отозваться. И это всегда будет не тот, кому ты будешь рад. Слова имеют значение, ими нельзя разбрасываться ради красоты.
Сказав это женщина снова качнулась назад, уходя в тень, так что на тёмном лице блестели только белки, а на них - чёрные угли. Она следила за Ароном, будто в задумчивости, но какой-то очередной виток его разговора сбил её с толку.
- ...со своими вопросами я тут так же вписываюсь как снег или пингвин
- Как кто? - рассеянно и тихо спросила Мунаш. Но Арон не расслышал, продолжая балагурить.
- Знаешь, есть у меня такая дурная привычка помогать котятам, женщинам, рабочим, а потом расхлебывать последствия.
- Так как ты помог мне, что теперь ты не знаешь, как помочь мне? - Мунаш не меняла серьёзного лица, но в знак примирения взяла яблоко и замерла уже с ним. Теперь светлыми в углу были не только белки глаз. Несколько секунд, почти неловких, они молча смотрели друг на друга. - Закрой глаза, - вдруг сказала она спокойным повелительным тоном, каким, очевидно, привыкла общаться с другими.
Она всю жизнь была шаманкой, мудростью племени и гласом духов. И хоть она и знала по отцу язык захватчиков, ей было трудно понять всё, о чём говорил мужчина. Всё что она поняла - он хотел защититься от тьмы, что объяла его душу. Он готов помочь ей, но нужна ли ей была его помощь? Она не знала. Но она могла сделать одним слугой Осквернителя меньше. Мунаш встала, отложила яблоко, вплотную подойдя к Арону и положив тонкопалые ладони на его лицо. Странный холодок, приятный холодок, ясности и освежения будто бы шёл от маленьких пальцев вверх от висков к затылку, и хихикавшие голоса, как и тёмные воспоминания, забились куда-то подальше. Она пошла пальцами вверх, в волосы.
- Отчаяние тебе не друг. Оно их питает. Я помогу тебе, покуда смогу быть рядом. Мои молитвы ещё имеют силу. Но ты должен пообещать мне, что доведёшь меня до храма. До того места, откуда пошла скверна. Откуда пришли злые люди, совратившие мой народ на богохульство, - её голос, низкий полутон, звучал вкрадчиво, но отчётливо в наступившей в разуме Арона тишине. Такой же тишине, какая была в обезъяньем храме, пока он не разбил статую. - Мой дух не вернётся домой, пока ему угрожают. Обещаешь?
[nick]Munash[/nick][status]видящая[/status][icon]https://i.ibb.co/wKtLRc8/munash.png[/icon]

+1

8

Он все так же понимал ее слова не до конца. Слишком ее речи были туманными и лихо закрученными. Арон на несколько минут замер, пытаясь до конца осознать смысл фразы про помощь. Что именно она хотела сказать, что он не помог ей? Выходит оставить на растерзание соплеменников было бы лучше, чем сидеть тут пусть взаперти, но в сытости и безопасности. или что они имела ввиду? Дамы и так были сложными существами, а шаманки видимо по своей сложности перебивали других в стократ.
- Закрой глаза, - Арон удивленно взглянул на встающую шаманку, а затем подчинился ее воле. Не убьет же она его в самом деле. Слишком глупый и опрометчивый шаг. Но стоит признать, то подглядеть было огромным соблазном, но мужчина сдержался и все же немного вздрогнул, когда его коснулись прохладные руки. мужчина облегченно выдохнул, чувствуя как холодок проходит по лицу. Это было похоже на свежий бриз ударивший в лицо после душного помещения. Это мысль возникла в сознании и погасла. никто не вторил его мыслям шепотом, никто не шептал. Тишина. Полная тишина окутала разум и это уже стало непривычно, но до чего же приятно, черт возьми! Это словно избавиться от тупой надоедливой боли, которая причиняет только раздражение и к которой ты привык.
Он вслушивался в слова Мунаш и сейчас готов был ей пообещать, что угодно. То, что она просила казалось невыносимой малостью на фоне того, что зундевшие в голове голоса наконец заткнулись.
- Хорошо, я доведу тебя до этого храма - Арон приоткрыл один глаз смотря на шаманку вблизи. Худое, лишенное громоздких и тяжелых черт ее народа, темные глаза, дрогнувшие ресницы. Она была красива.
- Я обещаю. - мужчина хотел попросить у Мунаш кое-что еще, но обида загрызла душу пуще голодного волка. Может ну их, Викторию и Артура, раз такие умные пусть сами разбираются со своими голосами. Ведь он у них самый виноватый вышел.
- Скажи, а ты сможешь помочь моим знакомым когда мы дойдем до храма? - мужчина снизил голос до полушепота боясь спугнуть тишину в мыслях.

+1

9

Мунаш серьёзно кивнула на обещание Арона, как серьёзно кивают на самые сложные выборы жизни.
- Ты сказал, мир услышал. Я готова помочь тебе, покуда ты помогаешь мне, - Она ещё чуть-чуть наклонилась, и сказала тише. но твёрдо, - Но если ты склонишься к тёмному богу, что оскверняет воды, то я убью тебя, потому что это мой долг.
Эта доля секунды, пока она пристально и близко смотрела в глаза мужчине показалась часами, потому что для Мунаш это было второе роковое решение её жизни, она знала это. Она знала, какие выборы перекраивают дороги жизненного пути. И после она сделала шаг назад и снова села. Просьба её спутника заставила её нахмурится.
- Нет смысла лечить больного, который любит свою болезнь. Они лелеят свою тьму, иначе бы не потокали ей. Возможно голоса тьмы говорят им то, что они хотят слышать, или они единственные, кто говорит им. Возможно их пугает мир, что наступит с тишиной, - Мунаш тряхнула головой, - Я не так сильна без своего храма. И без чистой воли я бессильна совсем. Но есть ещё что-то... тьма в голове того мужчины... Она другая. Она хитрее и зубастее, - Мунаш в задумчивости подняла колено к себе и обхватила его. В Британии ни одна женщина не позволяла себе сидеть столь вульгарно, да ещё и с голыми ногами, но Мунаш не знала правил белых и не хотела их знать. Она всего-лишь задумалась, и в привычке обнала своё колено, склонив голову на бок, - Она будто прячется под тысячей масок... Я боюсь этой тьмы. А он должен быть мёртв от её касания, но он жив. И я боюсь этого даже больше.
Она снова тряхнула головой, так что шоколадные волосы рассыпались по плечам.
- Нет, просить меня должно быть их решением. От сердца.
[nick]Munash[/nick][status]видящая[/status][icon]https://i.ibb.co/wKtLRc8/munash.png[/icon]

Отредактировано Game Master (8 февраля, 2019г. 16:01:19)

0

10

- "Мило" - это первое, что подумал Арон слыша про возможную смерть от рук Мунаш. Правда Ферро был уверен, что девушка не успеет прикончить его даже если захочет. Если у него сорвет крышу, то команда расправится с ним намного быстрее девушки с кофейной кожей. Удивляло и то, насколько серьезно она относилась к обещаниям. Возможно тут у них клятвы и обещания значили что-то в отличии от Англии. Нарушать свое обещание Ферро не думал. Он гордился тем, что в отличии от многих свое слово держит, если ситуация позволяет.
Девушка рассказывала о природе проклятья, а взгляд Ферро сам собой упал на обнаженные ноги шаманки. Стройные и сильные из-за жизни в джунглях. В Англии даже щиколотки показывать было неприличным, не то что так.
- У Артура есть возможность как-то воздействовать на других, быть может это связано с тем, что мучает его. - сделал предположение Капрал отрываясь от голых девичьих ног.
- Я в любом случае благодарен тебе за то, что ты сделала. И знаешь, раз уж ты идешь с нами, думая нужно подобрать тебе более подходящую одежду. Мои слова о том, что я не позволю причинить тебя в силе, но... Знаешь, мы довольно давно в плаванье, а наши женщины одеваются более закрыто. Я боюсь это может спровоцировать моряков на плохие поступки и доставить проблем. А если мне в драке переломают ноги, то я точно не смогу довести тебя до храма - мужчина улыбнулся девушке. И пусть шутки у него все еще выходили мрачными, он хотя бы пытался. Пытаться не сдаться, это ведь правильно, так?

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Трудности перевода