Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Всем доверяют только глупцы, никому – безумцы


Всем доверяют только глупцы, никому – безумцы

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s5.uploads.ru/t/PsopR.gifhttp://s7.uploads.ru/t/X7rEG.gif 

Charles Black, Evan O'Connor, Elinor-Ruth Casey

Время и место: 15 декабря Африка, Берег Слоновой Кости.
   

Cогласившись отправиться в джунгли вместе со старой подругой, Эван никак не ожидал повстречать тут еще одно знакомое лицо. Помня совместные приключения, О`Коннор с сомнением отнесся к тому, что Блек стал их проводником, а его поведение чем-то настораживало ирландца. Когда же Чарли попытался незаметно улизнуть, пока все обустраивались на ночь, подозрения капитана лишь усилились.

Отредактировано Evan O'Connor (20 марта, 2019г. 11:48:19)

+1

2

Зарекался ли он больше никогда не приближаться к этому проклятому храму? Зарекался. Но что он делает прямо сейчас? Правильно, ведет к нему отряд самоубийц, потому что если они и представляют, что творится в тех древних стенах что-то неладное, то вряд ли осознают это в полной мере, а о своем безумии Чарльз рассказывать не спешил никому. Почему он ведет людей в этот храм? Потому что снова возжелал для себя хорошей добычи, которую сулили ему путешественники. Когда-нибудь это его обязательно погубит. Когда-нибудь, но не сегодня, ведь ничто не сравниться с чувством, когда у тебя полные карманы, когда ты можешь купить себе еды, ходить в приличных шмотках, и снять не самую убогую комнату на ночлег. Немного радовало, что среди их компании были и знакомые лица, не радовало только, что эти лица знакомые знали о Блэке немножко больше, чем требуется всем вокруг, из-за этого приходилось быть вдвойне осторожным. Но ему не привыкать.
Цену охотник себе набивал не зазря, дорогу он действительно знал, и не смотря на то, что большую ее часть провел в бреду и усталости, смог найти и создать для себя некоторые ориентиры, ведь мучения его тогда, три года назад, были вознаграждены, и мужчина сумел наткнуться на нетронутую алмазную жилу. Мысли о ней грели охотника и по сей день, когда-нибудь он обязательно соберет туда небольшую экспедицию, и зачистит все в тех горах под чистую. Когда-нибудь это обязательно случиться. Но что если на нее уже успел наткнуться кто-то другой? Что если его драгоценную жилу уже разграбили? Что если там не осталось ничего ценного? Ведь он тогда ушел оттуда и даже не подумал как-то замести следы, спрятать находку, потому что был слишком не в себе.
Придя в ужас от таких зловещих мыслей, Блэк не заметил, как сел на земле, хотя уже полчаса как лежал и готовился ко сну. Все в их лагере уже спали, подъем предстоял ранний, дорога трудной, поэтому силы нужно было поберечь. Но о каком сне может идти речь, когда в опасности находятся его прекрасные алмазы? Нет уж, так дело не пойдет. Если он правильно все помнит, а он помнит все правильно, жила находится не так уж и далеко от места их стоянки, может быть, час пути, а может и того место, если идти быстро, ему определенно хватит, чтобы сходить проверить все и вернуться обратно, пока все еще спят. Да, так он и поступит.
Стараясь двигаться как можно тише, Блэк собрал свои пожитки, повесил на плечо сумку, взял керосиновую лампу и проверил свой любимый нож, с которым никогда не расставался. Идти в ночь в джунгли занятие не слишком безопасное, но что не сделаешь ради алмазов?
Мужчина аккуратно ретировался, стараясь уйти как можно быстрее за высокие деревья, один раз оглянулся, подмечая, что никто и усом не повел, сверился с компасом, определил направление, и мягонько ступая по рыхлой земле, направился навстречу своему богатству.
Неожиданно раздавшийся голос за его спиной, заставил сердце ёкнуть, а самого охотника чуть ли не подпрыгнуть на месте. От испуга схватившись за свой нож, Чарльз обернулся, увидев отнюдь не спящего О’Коннора. Еле-еле сдержал себя, чтобы не скривиться.
- Чего тебе? – Он раздраженно спросил шепотом, безумно боясь, что такими темпами они перебудят всех в лагере, и тогда уж точно об алмазах можно будет забыть. – Слушай, я очень ценю твое беспокойство обо мне, кучеряшка ты ирландская, но отлить я как-нибудь и сам могу, мне помощь в этом не нужна. Иди, пожалуйста, баиньки. И следи лучше за Джонс, а то вдруг придет волчок и укусит ее за бочок.
Блэк отошел еще на пару метров. Понял, что О’Коннор не отстает. Остановился, тяжело вздохнул, упер руки в бока.
- Боже-боже… Нет, я, конечно, догадывался, но все равно не мог поверить в это окончательно. Эван, милый, - он повернулся к капитану, сложив руки перед собой. – прости, но я не могу разделить твоих чувств. И дело даже не в том, что ты мужик, все мы люди, я тебя не осуждаю. Но я… не люблю кудрявых. А теперь скачи зайчиком обратно, и дай мне сделать мои дела.

+2

3

Прошел ровно месяц с того дня, как Эван чудом встретил Морриган в таверне Фритауна. Именно тогда он пообещал ей, что вновь не оставит с солидным ворохом неприятностей в новой экспедиции и демоном, как вишенкой на торте. Описание Джонс полностью соответствовало действительности. Личность была более чем темная, так что все время, пока он был рядом, О`Коннор ел и спал в полглаза. Все остальное время он был занят бытовыми проблемами их небольшого отряда, охотой и помощью профессору и остальным членам группы. Новым витком в этих приключениях стало явление Чарльза Блека, которого, в отличие от остальных, Морриган и Эван успели узнать во время совместных приключений в Танзании семь лет назад. Не сказать, что ирландец был очень рад этой встрече. За то время, что они на троих расхлебывали все последствия авантюрного похода, он, конечно, стал относиться к кладоискателю куда терпимее. В конце концов, он был далеко не глуп, знал, как обращаться с оружием, а также как выжить самому и помочь в этом другим. На его не закрывающийся рот и странные шутки он уже научился закрывать глаза.
Но, было тут одно жирное «но», которое сейчас решало все. Чарли никогда ничего не делал просто так. Конечно, ему посулили хорошие деньги, но что-то тут, все таки, было не так. Не таков был Блек, чтобы попусту тратить свое время в качестве проводника. Ему что-то тоже было нужно. Только вот что? Спрашивать с ходу было бесполезно. Эван и так едва удержался, чтобы не расквасить Блеку нос, когда тот по старой привычке принялся подтрунивать над ним, припомнив старое прозвище. Однако мягким буфером в это ситуации, как и ранее, вставала Морриган, понимая, что ирландское терпение, это миф и в природе не встречается, а лишний труп им точно не нужен.
Несколько дней все было тихо. Они уверенно двигались вглубь джунглей. Осложняло ситуации то, что несколько людей из отряда подхватили какую-то заразу, и в воздухе разлилось напряжение, которое ощущали все, но пока держали рот на замке, поскольку понимали, что паника убивает быстрее, чем болезни и дикие звери. Сам О`Коннор для профилактики, как обычно прикладывался к фляге с виски и периодически делился запасами с желающими, искренне считая это панацеей. Но когда сегодня окончательно стало ясно, что они тут задержаться, даже ему стало немного не по себе. Закончив с пожитками, он уже собирался немного отдохнуть, направляясь к своей палатке, как вдруг заметил Блека.  Мужчина его не увидел, шмыгнув к себе, но что-то в его действиях не понравилось ирландцу, и он остался понаблюдать. Ждать пришлось больше получаса, но когда в лагере стало еще тише, он заметил, как Чарли выскользнул с сумкой на плече и устремился в сторону зарослей. Не знай он Чарльза, мог бы и не суетиться, но он знал, и потому молча перекинув ружье за спину, последовал за  ним, держать тени, так что его не замечали ровно до той поры, пока он окончательно не убедился, что их проводник покидает лагерь, а вот куда и к кому он направляется, следовало узнать.
- Эй, Златовласка… покидаешь нас? – поинтересовался ирландец, подходя ближе, так что их разделяло около десяти шагов. Он, конечно, не рассчитывал на честный ответ, но когда Чарльз в привычной манере понес какую-то ахинею, капитан раздраженно вдохнул, щурясь отнюдь не добро. Больше всего он не любил, когда его пытались обмануть, а сейчас это было так очевидно, но ничего кроме злости не вызывало.
- Забавно…не знал, что поссать ты бегаешь полностью собранным и сумкой через плечо… - явно указал старому знакомому на «прокол» в легенде О`Коннор и шагнул следом, когда наглая английская задница попыталась смыться.
На следующий комментарий ирландец даже не посчитал нужным отвечать, мысленно уже пару раз переломав Чарли хребет, а тишину ночи сейчас нарушил только один очень понятный для Блека звук. Ружье уверенно упало в руку Эвана, и первым предупреждением щелкнул взводимый курок. Дуло уверенно смотрело в лицо Чарльза, а вся поза капитана говорила о том, что он не шутит.
- Значит так… - пресекая новый поток словоблудия, тихо, но четко произнес ирландец. – Я считаю до пяти…  за это время ты резко вспоминаешь, что я не имею привычки промахиваться и то, что, даже если я прострелю тебе ногу, в условиях такой жары, ты вряд ли ее сохранишь… - он склонил голову, явно выбирая, куда бы всадить снаряд и продолжил.
- Поэтому лучше быстро выложить мне правду, куда тебя на самом деле понесло среди ночи… нам и так хватает проблем с этой чертовой экспедицией, новые не нужны, и я за этим прослежу…поэтому, Чарли…Один…два…
То, что с чувством юмора у Эвана не очень, Блек знал давно.  С другой стороны, они никогда не были конкурентами. Человеком капитан был резким, вспыльчивым, но не корыстным и не жадным, поэтому сейчас предстояло решить, стоит ли тайна пули.

+2

4

Почему из всех возможных людей на его пути стоял именно О’Коннор? Почему именно этот упрямый зануда пошел за ним в ночь? А ответ прост. Потому что именно этот зануда знал о Блэке чуть больше, чем следовало, в отличии от всех остальных. Не считая профессора Джонс, конечно, но из этих двоих именно ирландский, мать его, капитан не спускал с охотника глаз, и взгляд этот Блэк ощущал на себе периодически, проклиная всех и вся, ведь для участников экспедиции он должен выглядеть доброжелательным проводников, от которого никто не должен ожидать никакого подвоха. Ключевое слово «никто». И чертов Эван со своим ружьем мастерски портит все старания Чарльза.
«Один… два…»
- Господь, за что? – Он поднял взгляд к небу, словно ожидая действительно услышать ответ от Всевышнего, но ему, как всегда, не было дела до мирских проблем обычных людишек. – О’Коннор, ты понимаешь, что сам же сейчас эти проблемы и создаешь? – Я хожу отлить с сумкой, потому что там лежат ценные вещи, и никому из вас, дорогие мои, я не доверяю настолько сильно, чтобы оставить ее. Тебе бы советовал делать тоже самое, поверь, я не самая подозрительная личность из всех, кто тут есть.
«…Три…»
- Проклятье, да почто ж ты такой упрямый?! Ты что, действительно собираешься прострелить ногу человеку, который ведет вас по этим джунглям? Без меня вы никогда не дойдете до храма и заблудитесь уже через пару часов! Тебе стоит расписывать, чем в этом случае для вас все закончится? К тому же, ты подумал, как ты объяснишь всем остальным, почему подстрелил вашего проводника?
«…Четыре…»
- Мать твою, О’Коннор, окстись! Я ничего не задумал, нет здесь никакого вселенского заговора, которой ты уже себе в своей кучерявой огромной голове напридумывал! Послушай, ты устал, мы все устали, на нашу долю выпало немало трудностей, и сейчас все излишне напряжены, во всем ищут подвох. Но его нет, слышишь? Я ничего не задумал, ничего не удумал и не собираюсь создавать нам лишних проблем. Это в моих интересах, чтобы экспедиция в целости и сохранности добралась до храма, понимаешь? Ты же знаешь, что я падок на золотишко, так вот, я его получу, только когда это все закончится. Понял? А теперь… опусти, пожалуйста, свое ружье…
«…Пять»
- Стой! Нет… нет, не надо! Хорошо! – Чарли в ужасе выставил руки вперед, а все остальное его тело мгновенно подалось назад, пытаясь хоть как-то уклониться от возможной пули. Ему даже показалось, что он услышал звук нажимающегося курка, и ногой своей почувствовал пулю, но пока к его счастью ее там не было. Сердце в груди заколотилось сильнее, и охотник только сейчас осознал, что капитан совершенно не шутит, и что все его слова про отсутствие чувства юмора правда. Он в принципе давно это осознавал, но всегда относился к этому не особо серьезно, продолжая раз за разом подшучивать над ирландцем и смотреть на его суровую физиономию. Раньше это веселило, а сейчас… нет. – Господи, не стреляй! Я пошел проверить дорогу. Нашу дорогу, по которой мы продолжим путь. Я был здесь три года назад, мне необходимо было убедиться, что пойдем мы в правильном направлении и не свернем в болото или не выйдем к обрыву. Нам же не нужны проблемы, да? Ты скорее всего заметил, что на протяжении всего пути нам встречались мои засечки и отметки на деревьях? Так вот, если мы пройдем чуть дальше, мы должны найти еще одну, а следом за ней и еще. Но чем глубже мы заходим, тем сложнее становится определить дорогу, и поэтому, чтобы лишний раз не тратить ваши силы и не водить по кругу, я и иду проверить. Я поставлю еще несколько засечек, чтобы ориентироваться было легче, для этого у меня с собой и есть сумка.
Чарльз замолчал, глядя на Эвана широко раскрытыми глазами. Даже не моргал. Все пытался понять, поверит ли мужчина его словам или все же решит пожертвовать пулей, а вместе с тем и спокойствием всех остальных людей в экспедиции, ведь звук выстрела разнесется далеко, а еще дальше разнесутся крики охотника.
- Если хочешь, пойдем со мной, сам убедишься, что все в порядке. Но я уверяю тебя, что справлюсь со всем сам и защита, как бы мило это не выглядело, мне не нужна. А вот тебе не мешало бы поспать хотя бы пару часов.

+2

5

В моменты, когда тебя держат на прицеле, должно быть, много всего успеваешь передумать. Если у Чарльза и была какая-то тайна, то по мере того, как капитан продолжал обратный отсчет, храбрости и желания шутить у него поубавилось. На миг ему могло показаться, что Эван передумал, и он все равно выстрелит. Прошла, казалось, еще одна слишком долгая минута, прежде чем О`Коннор все таки тихо фыркнул, поднимая ружье вверх дулом и снова закидывая на плечо, приближаясь к проводнику. Поймав его взгляд, он усмехнулся, вдруг хлопнув парня по плечу с такой силой, словно собирался выбить из него окончательное признание.
- Дорогу, говоришь… ну ладно, Златовласка… пойдем, поглядим…ты же у нас единственный и неповторимый знаток этих мест… - в голосе капитана еще недавно звучащего грозно скользнула издевка. – Я же не могу оставить тебя одного и без охраны, вдруг с тобой что-то случиться… - было что-то зловещее в этом предостережении, так что Блэк мог понять, расслабляться ему рано, снова оказаться на прицеле можно в любую секунду.
Они успели узнать на что каждый способен, но, пожалуй, только Морриган могла поручиться за наличие у ирландца здравого смысла в таких делах. Он знал, что никогда не будет стрелять в безоружного, но еще лучше он помнил одну из своих любимых цитат в Священному писании «…иных страхом спасайте»
В данном случае – помогло. Выглядела версия Чарли вполне складно, тем более, что те самые метки Эван видел. Но вот зачем их проводник забрался сюда три года назад, при условии, что уже все могли убедиться, что в этих местах далеко не безопасно и чем дальше они идут, тем большей опасности подвергаются. Блэк, конечно, прав, на золотишко он был падок, но никогда не следовало исключать другие возможные причины. Однако пока Эван принял свой привычный вид, показывая, что поверил и действительно готов просто обеспечить их проводнику безопасность. В том, что Эван стреляет хорошо и в принципе навидался разной жути, сомневаться не приходилось.
- Я ценю твою заботу…но отдохнем потом…чего стоишь, веди, проводник – окликнул его ирландец, делая приглашающий жест в сторону зарослей и стало ясно, что теперь от него Чарльз точно не отделается. Сам О`Коннор зажег свой фонарь, поскольку стоило им отойти от лагеря, их обступила темнота. Лес, в отличие от усталых за день людей, совсем не собирался спать, и был наполнен звуками. Жара спала и выманила из укрытий живность и насекомых, прятавшихся от зноя днем.
- А как ты сюда попал в первый раз? – спросил через несколько минут тишины ирландец, следя позади Чарльза и у того не проходило ощущение, что в затылок ему все еще смотрит дуло, хотя ружье спокойно висело на плече капитана.

+1

6

Словами не описать, какое облегчение испытал Чарльз, когда в конечном итоге дуло ружья, так прицельно смотревшее на него эти бесконечно долгие секунды, отвернулось, и О’Коннор, выдержав драматическую паузу, принял его предложение. Ведь в том, что Блэк проделает свой путь в сопровождении такой блестящей охраны, нет ничего плохого. Они действительно пройдут по меткам, он будет изо всех сил оглядываться по сторонам, подмечая каждую деталь, то и дело приговаривая и причитая, что так лучше не идти, или вот тут надо будет свернуть, а вот именно это место он в точности помнит. Чарли сделает еще пару-тройку меток-ориентиров, и Эван будет уверен, что все это для их успешного путешествия к храму, но на самом деле эти метки пригодятся охотнику в тот момент, когда он вернется сюда за своими алмазами. Как же хорошо, что и жила, и храм в данный момент находятся от них в одном и том же направлении. О своей истинной цели отлучки говорить будет совершенно не нужно, он и так постарается понять, ступала ли чужая нога к его драгоценной находке, или она по сей день остается девственно чистой и непорочной.
- Я был в составе экспедиции. – Ответил Блэк, оглянувшись через плечо на ирландца. Тот предпочитал идти попятам и не упускать охотника из виду, и на это даже обижаться было глупо. Но его месте Чарльз поступал бы точно так же. Хотя на его месте он бы вообще не поверил такому засранцу, как он сам. Говорят же, что люди любят судить о других по себе. И то, что Чарльз был отнюдь не святым праведником, знали, наверное, все. – Она по размерам была примерно как наша сейчас, может, чуть поменьше и не такая разношерстная. Там тоже были ученые, которые хотели найти где-то здесь места обитания древней цивилизации, чтобы доказать миру, что какие-то там птумеру или нумеру действительно существовали. Они и снарядили экспедицию, наняли к себе в проводники несколько местных туземцев и кучку контрабандистов для защиты, среди них я и был, молодой и зеленый практически. К сожалению, проводники у нас были паршивые, завели нас прямо на территорию горилл, а у них в тот момент был брачный период, ну и сам понимаешь, целостность отряда сохранить не удалось. Мы все разбежались в стороны, и я, сказать по правде, больше никогда не видел никого из экспедиции. В панике я и еще двое людей и выбежали к интересующему вас храму, а обратную дорогу я, к своему и вашему счастью, смог запомнить. Ведь как знал, что пригодится. Ну, молодец я, кучеряшка? Что бы вы без меня сейчас делали.
На радостях мужчина даже задирает нос и даже идет более уверенно, расслабившись от собственного хвастовства. Да и к тому же можно не бояться, когда позади тебя идет такая вооруженная серьезная охрана. Я хотел было сказать еще что-то, вспомнить очередную байку, но шорох неподалеку заставляет замереть в полушаге с открытым ртом и прислушаться.
- Ты тоже это слышал? – Вглядываюсь в темноту. Увы, дальше ореола от лампы не видно ни зги, и все лианы, стебли и трава представляются пугающими черными линиями. Чарли медленно начинае пятится назад, ровняясь с Эваном, чтобы в случае чего тот смог без проблем пальнуть в любую неведомую херню, вздумавшую на них выпрыгнуть. Плохо, если это дикий зверь. Еще хуже, если это что-то не от мира сего, потому что, хоть и прошло три года, воспоминания охотника по-прежнему смежи и вызывают неподдельную дрожь, стоит только мыслям о пугающих артефактах и о том, что они с ним сотворили, забраться в голову. – Приготовься…
От лагеря они отошли уже на приличное расстояние. Это хорошо, потому что паника от выстрела не поднимется. Но это и плохо, потому что в случае беды, бежать до спасения придется долго.

+1

7

«Устала. Я устала.»
Рут уже точно больше трех часов скакала по джунглям, как укушенная в зад антилопа, свято верящая, что чем выше и дальше она прыгнет, тем быстрее избавится от жала, засевшего в причинном месте. Тем не менее, не ее вина, что она имитирует обезьяну и прыгает по веткам куда-то в темноту.
Сегодняшний день начинался как обычно. Встала, поела, помогла плести корзины. Потом, ближе к обеду появилась особая тяга и Тинаш, а именно на это имя Элинор откликалась среди местных, ушла в храм. Взобравшись повыше, заняла любимую наблюдательную позицию и уже привычно сосредоточилась, осматривая окружающее пространство. Обычно вид был донельзя однообразен, различные дикие животные, люди из племени, но сегодня что-то было не так. Не сразу, но очень скоро, причина была найдена, к уже привычным «своим» отметкам примешалось некоторое количество «чужих» и это очень царапало по рецепторам. Рут еще посидела, наблюдая за передвижением незваных гостей, если верить ощущениям это были не животные, а люди, причем даже не заблудившиеся. Они не петляли, как потерявшиеся туристы, как это бывает, стоит им только отойти от обжитого места, а целенаправленно двигались в сторону поселения и…ее храма. Нечто внутри заворочался, отдаваясь неприятным шумом в голове и чувством раздражения и тревоги в груди, видимо он тоже чувствовал что-то. Стараясь игнорировать нежелательный дискомфорт и понемногу теряя ощущение времени, Тинаш просидела так еще некоторое время, осознавая, что чем ближе подходят чужаки, тем сильнее нарастает чувство тревоги.
Когда они подошли совсем близко, по рецепторам волной прошлось недовольство от вторжения на территорию, беспокойство за храм, смешавшееся с ее собственным беспокойством за находящихся внизу людей и неясная злость. Сорвавшись с места, она покинула наблюдательный пункт, оказываясь внизу так быстро, как могла. Открывшееся ее глазам было жутким зрелищем, сметающим все прочие эмоции и затапливая разум страхом. Кровь, тела людей племени и пришельцы, которые устроили все это. Нельзя сказать, что африканцы не отбивались, но увы. Те, кто пришили были злые и несли с собой смерть. Наверное, даже не нужно было быть эмпатически одаренным, чтобы понять это. Ее внимание привлек крик шамана, велевшего ей бежать. Сначала она не разобрала, что это было за слово, но пуля, вошедшая в голову старика, буквально подарила ей крылья, в плохом смысле этой фразы. Резко развернувшись, Рут дала деру в кусты, врезаясь в самую чащу тропиков и виляя из стороны в сторону, как пьяный заяц понеслась вперед, всеми фибрами души желая спасти свою жизнь. Где-то на задворках сознания мелькала мысль, увести убийц племени как можно дальше от храма.
Как итог, уже стемнело, она устала и окончательно потерялась. Остановившись и прислонившись к толстому, шероховатому и еще теплому стволу дерева Элинор прикрыла глаза, переводя дух проверяя, где ее преследователи. Сердце билось как бешенное, кажется на адреналине Эли переплюнула сама себя. Девушка искренне надеялась, что они потерялись, но не судьба. «Упорный враг…» Их стало меньше, чем было изначально, но они все еще шли по ее следу. Совсем близко от своего места нахождения она заметила еще две метки, двух людей, они двигались медленно, медленнее чем те, кто шел за ней. Внутри шевельнулось недоверие, пополам с надеждой на помощь. Вернувшись в реальность Рут еще некоторое время колебалась, а потом поняла, что усталость перевешивает и направилась прямиком к этим двоим. Первое, что она заметила, был свет, потом разговоры, смолкшие при ее приближении. Тинаш даже не пыталась скрывать свое расположение.
Практически вывалившись из кустов и щурясь от света, непривычного после темноты, Рут уставилась на мужчин. Лохматая, ободранная и грязная, она молча пялилась на них и тяжело дышала. Вооруженные и напряженные, они выглядели не особо приветливо, сомнения начали грызть с новой силой, но обернувшись, чтобы не показать расширившихся зрачков и отсутствующего взгляда, и проверив расположение преследователей, Элинор достаточно быстро определилась с дальнейшей линией поведения. Издав какой-то неясный звук, походивший и как на просьбу о помощи, и как на объявление войны, Кейси дернулась в сторону мужчин и запнувшись, рухнула на четвереньки. Впрочем, быстро сориентировавшись в изменившихся обстоятельствах, постаралась как можно быстрее заползти за их спины, поскольку чувство тревоги нахлынуло с новой силой и буквально подхлестнуло к движению вперед.

+2

8

В истории Чарльза все было ладно, хотя О`Коннор печенкой чувствовал – не договаривает он чего-то. Однако пока он уверенно шагал вперед, демонстрируя свои отметины и вещая про свои похождения, претензий к нему не было. Блек еще продолжал говорить, когда внимание капитана привлекли вспорхнувшие где-то впереди летучие мыши, кем-то потревоженные. А через секунду впереди раздался нарастающий шорох. Чтобы определить, кто это – зверь или человек, и что еще важнее, откуда он ломиться, нужна была тишина, но…
- Ты тоже это слышал?
Проклятый бабалабол нырнул к нему поближе, сопя над ухом как медведь, и переступая по земле, создавая лишний шум и суету, только что за рукав его не дергая. – Приготовься…
Терпение ирландца лопнуло и он, наконец, взорвался.
- Focail sasanach! Ты можешь хоть на минуту заткнуться!? Я ни черта из-за тебя не слышу! С радостью отдам тебя на съедение местным хищникам и спокойно вернусь в лагерь!
То, что он так делать на самом деле не собирался, Чарльзу было знать не обязательно. Шум приближался, и мужчина вскинул ружье, готовый к чему угодно. Но только не к подобному. Судя по звуку, это был какой-то небольшой зверей.
Палец замер на курке и Эван уже второй раз остановил себя, видя причину их беспокойства и удивленно моргнув.
В первые несколько секунд О`Коннор откровенно растерялся. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не перепуганного, чумазого ребенка посреди джунглей. Сначала ему показалось, что девочке лет двенадцать, но когда свет фонаря осветил ее лучше и мужчина заглянул в огромные испуганные глаза, он понял, что она немного постарше.
- Пресвятая дева Мария....
Девочка упала, практически ползком преодолевая остальное расстояние и прячась за ними. Так что нельзя было сразу понять, ранена она или нет. Сейчас пришлось предоставить ее заботам Блека, как минимум потому, что вдалеке капитан снова услышал шум и голоса, двигающиеся в их сторону. Судя по тому, что незнакомка бежала прочь и с испугом смотрела в сторону темных зарослей, ничего хорошего им там тоже ждать не приходилось. Учитывая сколько проблем они уже поимели, пока пробирались к чертовому капищу, добрые люди по таким местам явно не шарятся.
- Давай назад…и тихо, вон туда! – понизил голос ирландец, указывая Чарльзу на темные кусты, из которых они сами недавно вышли и, убедившись, что его поняли, начал сам отступать, прикрывая безоружных и гася свой фонарь. Привалившись спиной к стволу дерева, он в третий раз вскинул ружье и замер, выжидая. На его счастье, луна вышла из-за облаков, давая ему дополнительное преимущество, когда глаза привыкли к темноте.

+3

9

Эта ночь поистине была полна сюрпризов. Во-первых, кто бы мог подумать, что Блэку таки удастся довести невозмутимого ирландца и заставить того чуть ли не закричать на болтливого охотника, лишь бы тот заткнулся в самый ответственный момент. Во-вторых, Чарльз мог предполагать, что сейчас из кустов на них выпрыгнет какой-нибудь испуганный или разъяренный зверь, потому что глупые люди зашли на его территорию. Да что уж там, он был даже готов увидеть какого-нибудь призрака, потому что в этих проклятых джунглях может водиться все, что угодно, но вот совсем никак он не ожидал увидеть ребенка, девчушку, всю чумазую и с гнездом из волос на голове. Когда та вывалилась к ним на свет, Блэк смог лишь испуганно втянуть в себя холодный воздух, да так и замереть с открытым ртом и ужасом на лице, неосознанно вцепившись пальцами в рубашку О’Коннора.
- Нет-нет-нет… - Зашептал мужчина, когда девочка рухнула на четвереньки и на манер того же самого животного ловко заползла им с Эваном за спины. Сам же он тут же ретировался вперед, не отцепляясь от рубашки ирландца. Ему совсем не хотелось, чтобы эту чумазое нечто подползало к нему слишком близко. Мало ли какая она, заразная, бешенная, больная?! И что вообще ребенок здесь делает?! Здесь, то есть посреди огромных джунглей. – Стоять… фу! Нельзя.
Чарльз выставил вперед свободную руку, не отрывая от незнакомки взгляда и пытаясь говорить с ней, как говорил бы с непослушной собакой, которая то и дело хочет уткнуться мордой вам в штаны и испачкать их, а вы не хотите ее подпускать.
- Куда?! – Он повернулся к ирландцу, не понимая, что тот вообще делает, но, наконец, услышал шум вдалеке, и вдруг стало еще страшнее. Или обиднее. От того, что он просто хотел добраться до своих драгоценных алмазов, а получилось опять черти что. – Эван, милый, ты же знаком с людскими поверьями? Ну, там, если тебе дорогу перебежала черная кошка или если ты встретил бабу с пустыми ведрами, то это не очень хорошо? Так вот, если ночью посреди джунглей ты встретил ребенка, страшного как смерть, то это означает, что мы в огромной заднице!
Все свое недовольство Чарльз выражал шепча на ухо Эвану, сидя в кусах, куда они юркнули по милости ирландца. Он все еще пытался держаться от девчушки как можно дальше, не переставая коситься на нее, и если она вдруг дергалась, то дергался и он и грозил ей пальцем. Был бы у Блэка с собой кусок черствого хлеба, он бы кинул его их растрепанному горю, в надежде, что та получит вкусняшку и уйдет. Да, он все еще определял ее как дворняжку, коих так много на улицах Лондона, да и тут, в Африке, бродячие собаки бывают.
Шум нарастал, голоса приближались. Нельзя было сказать, сколько именно человек идут практически на них, но явно не один или два, там целая группа, если не отряд. Ружье в руках О’Коннора, конечно, грело душу, но оно не спасет их, если они попадутся. Наконец, лунный свет ответил собой джунгли и их взору предстали черные фигуры, уверенно движущиеся вперед, размахивающие мачете и ножами, срубая перед собой все листья, ветки и лианы. Эти ребята не пытались вести себя тихо.
- Они не должны выйти к лагерю. – Чарльз прошептал это практически бесшумно, прямо в ухо ирландцу. – Им девчонка нужна. Она же от них бежала. Ты же не поставишь под угрозу всех наших людей? Морриган?
Ответа Блэк не ждал, вместо этого ловко переместился за спину ирландца и быстро схватил напуганную девчонку за руку, подтянул к себе и в следующую секунду буквально вытолкнул из кустов всеми руками и ногами на небольшую полянку, на которой они стояли несколько минут назад.

+4

10

Преследователи, шли неизнуримо, методично и уверенно. Они жаждали добраться до своей добычи, ещё упрямее, чем гончая, идущая за лисой. Собака может отвлечься на другую лису, потерять след в воде или поранить лапу. А эти... они были не человечески неутомимы, упрямы и чуяли свою жертву, слишком желанную, чтобы поворачивать, даже спустя часы преследования.
Они, собственно, и не были в полном смысле слова людьми.
Да, старые поношенные одежды морских офицеров, их общее телосложение, наличие привычных рук, ног, головы, мачете и ружий в руках - всё это говорило однозначно - люди.
Но стоило приглядеться, и пробивавшийся сквозь заросли свет выбеливал какую-то неестественно бледную, даже будто синеватую, кожу, рабьи глаза, выпученные и почти без ресниц, как у глубинников Лондона, и неестественно широкий рот. Они просто продолжали приближаться, пока девчушку не выкинули вперёд, как жертвенного щенка.
Преследователи остановились и без ожидаемых и нормальных эмоций победы, торжества, восторга или облегчения уставились на неё. Просто как на ожидаемую данность - дошли.
- Она, - кивнул, будто бы самому себе, шедший впереди мужчина и пошёл вперёд, занося мачете. При этом он осклабил рот и все... всё невероятное количество акульих зубов в нём.

+4

11

Облегчение, от встречи тех, кто кажется мог защитить было недолгим. Из двоих мужчин судя по всему способен на защиту был только один, а второй вел себя как барышня, увидевшая мышь, разве что не визжал и на ближайшую пальму не взбирался. В связи с истеричным состоянием второго незнакомца, держаться она предпочитала больше к первому, тот был тише, куда более молчалив и спокоен. Ну и у него была грозная штука, выпускающая огонь, похожие были у тех, кто ее преследовал. И хоть она не понимала, что пытается сказать первый мужчина, настроен он явно был отрицательно. Это было ощутимо настолько, что даже не нужно было включать Чутье.
Отражать отношение окружающих Рут умела хоть и не очень, но в такой ситуации, как эта, с такими яркими эмоциями, не было ничего проще и на словах «фу нельзя» Чарльз заработал неприязненный взгляд в стиле «Ты че, совсем дурак?». Как бы страшно ей не было, а подобное отношение раздражало. Сколько Тинаш себя помнила, к ней никогда так не относились, как к помойной собаке, которая попрошайничает еду. Поэтому внутри начало нарастать кроме неприязни, некоторое раздражение и она постаралась максимально отодвинуться ко второму мужчине. Поведения Блэка она не понимала, но косилась на него с неприязнью и легким удивлением.
Когда ее схватили, она успела только пискнуть, а уже была с силой вытолкнута из укрытия на встречу к неприятелю. Внутри полыхнуло обидой и злостью отозвалась хтонь, снова заворочавшись и вызывая желание вырвать подлецу что-нибудь важное, желательно жизненно-важное. За время, проведенное на земле в относительном покое, она успела немного передохнуть. Период был маленький и до полного восстановления еще долго, но если надо, то она сможет бежать дальше. Только куда? «Поисковая сеть» снова раскинулась на пространство. На момент хтонь затопила сознание и Рут резко обернулась. Взгляд четко выцепил записанного во враги мужчину, и местный и немного коверканный язык звучал резко. Уж кто-кто, а хозяин и страж храма четко знал, кто идет к нему «в гости». Общий смысл брошенной фразы, которую Кейси практически прорычала, высказанной с явным омерзением к живым существам в целом и одному конкретному в частности был примерно такой «Найди храм и познай смерть». Это не стоило воспринимать, как предупреждение или намек, это была прямая угроза и относилась она к конкретному человеку. Так, что ни у Эвана, ни у Блэка не должно было остаться даже сомнений, кому из них адресованы эти слова. 
-Она. - Едва стоило прозвучать этой короткой фразе, контроль резко схлынул, оставляя после себя тупую тяжесть в голове и легкое подташнивание, и Рут снова дернула в кусты, как будто подстегиваемая невидимой плетью, искренне надеясь, что ей и в этот раз удастся скрыться. Кусты были выбраны все те же, только пролетела она несколько левее, чем сидели Чарльз и Эван. Вернуться в храм хотелось, но было нельзя. Останавливало то, что она приведет за собой врагов и смерть, что в данный момент ходила по округе. Смерть ее семьи и смерть тех, кто был за спиной. В лунном свете она успела заметить, что их стало немного меньше, чем было и в груди шевельнулось удовлетворение.

Отредактировано Elinor-Ruth Casey (25 февраля, 2019г. 16:25:00)

+2

12

У каждого человек есть свои убеждения, принципы и кодекс чести, даже у тех, кто всем своим видом этого не показывает. Время и события, происходящие с нами в течение жизни, вносят изменения в часть из них, но что-то остается с нами навсегда. Оно впитывается с молоком матери и переступить через себя в отдельных моментах просто невозможно. Если бы сейчас рядом с Эваном была Джонс, которая знала его лучше, возможно события дальнейшие имели совсем иной поворот. Но, увы. Если для Чарльза маленькая беглянка представляла нечто неприятное и опасное, как данность, О`Коннор видел перед собой напуганного ребенка, нуждающегося в защите и помощи. А, несмотря на не самый приятый характер, капитан никогда не бросал в беде стариков, детей и женщин. Насчет последних, правда, в силу опыта иногда брали сомнения, но только не сейчас. Когда они оказались в укрытии, мужчина дернул плечом, в которое опять вцепился Блек.
- Тихо ты…понятия не имею, откуда она тут взялась, но мы не можем оставить ее тут одну… - буркнул он и снова сосредоточенно прислушался, но как назло, Блек не думал умолкать.
-…Так вот, если ночью посреди джунглей ты встретил ребенка, страшного как смерть, то это означает, что мы в огромной заднице!
Ответом послужил тихий рык, из которого следовало, что он опасений авантюриста не разделяет. На какой-то миг наступила тишина и с противоположного края поляны появились люди.  Они шли быстро, не переговариваясь, и явно не боялись шуметь. Их было четверо и, судя по всему, они прошли бы мимо, а может быть и повернули бы назад, решив, что потеряли след. Но тут в голову Чарльза пришла идея, которую он  тут же осуществил. Все произошло так быстро, что Эван, просто не ожидавший от мужчины такой явной подлости по отношению к девочке, не успел воспрепятствовать. Зато дальше он действовал не задумываясь. Терпение за эту ночь его и так выдержало жесткую проверку. Теперь уже ничего не смог предпринять Чарли. Тяжелый ружейный приклад от души врезал ему по лицу и мужчина избежал перелома челюсти лишь потому, что ударил ирландец не в полную силу, а сам удар пришелся в нос. Не став терять драгоценное время на разборки, О`Коннор уже прицелился в того, кто занес оружие и был ближе других и выстрелил, одновременно отмечая, что девочка снова юркнула в кусты, предварительно что-то то ли прошипев, то ли прорычав. Однако сейчас это для него было второстепенной проблемой. От лагеря они все таки были далеко, но в ночи звук выстрела наверняка услышали, а значит предупреждены.  Пуля угодила человеку в голову, и тот рухнул на траву и опасности не представлял. Но в следующие несколько секунд Эван понял, что ошибочно принял неведомых тварей за людей. У людей просто не бывает таких мерзких рож, а форма, что висела на них, явно отличалась от той, что привычна морским офицерам.
- Ну что, рыбьи кишки…подходите..
Учитывая, кто был с ним рядом, помощи Эвану ждать было не от кого, поэтому капитан вышел из укрытия, переключая внимание на себя, давая и Чарли и девочке фору. Второй раз выстрелить он уже не успел, перехватив ружье второй рукой, и вскинул его вверх, встречая рубящий удар мачете от второго моряка, ударив его каблуком сапога в колено, надеясь выбить, следом снова перехватывая ружье и теперь уже используя приклад со всей силой и яростью, которую надо было сейчас куда-то девать.

+3

13

Чарльз всегда был эгоистом, что уж скрывать. Всегда в первую очередь думал только о своей шкуре и никогда не находил в таком мировоззрении чего-то зазорного. Но этой ночью он думал не только о себе. Видит Бог, он хотел всеми силами уберечь их экспедицию и не дать опасным незнакомцам подобраться ближе к спящему лагерю. Ведь неизвестно сколько еще они могли бы идти вперед. Не известно, когда решили бы свернуть или вовсе возвратиться. А лагерь у них получился достаточно большим и заметным, если вспомнить сколько экспедиция насчитывала в себе человек, скольким из них нездоровилось. Незнакомцы определенно бы его увидели, а по их настроению нельзя было сказать, что настроены они мирно разговаривать. Чарльз пытался уберечь людей. Он думал об их безопасности. Да, выбирая между незнакомой непонятно откуда взявшейся девчонкой и своими знакомыми, которые, к тому и платили ему, выбор был очевиден. Он сказал о своих опасениях О’Коннору. Но тот его не послушал. Тот предпочел зарядить прикладом прямо в нос их проводнику и развязать драку. Именно это Чарльз и скажет, когда (если!) они выберутся из этих джунглей живыми. Он думал о людях, а Эван подверг всех опасности.
- Проклятье, как больно! – Блэк склонился к земле, зажимая лицо обеими руками и чувствуя как по ним течет тепля кровь.
Охотник не следил за происходящим. Не заметил, как девчонка снова юркнула в кусты, и как проклятый ирландец вышел из укрытия, решим принять честный бессмысленный бой. Он встрепенулся лишь услышав звук выстрела совсем рядом с собой, и увидел что один их преследователей с ужасным лицом, напоминающим скорее накую рыбу, чем человека, рухнул на землю.
- Что за черт… Что за черт… - Он, наконец, начал двигаться, все еще держа у носа одну ладонь, второй же нашарил свой верный нож за спиной.
В этих джунглях никогда не происходит ничего хорошего. В этих джунглях всегда водится какая-то немыслимая дичь. И если бы Чарльзу не было сейчас так сильно больно, он бы ужаснулся сильнее от вида нападающих на них нелюдей, но боль немного отрезвляла, да и сам он сейчас не был бы среди живых, если бы терял над собой контроль в подобных опасных ситуациях. Он пытался сделать так, чтобы обошлось без всего этого. Видит Бог пытался! Он убедит в этом себя, а значит, убедит и всех остальных. А Эван… Эван идиот, берущий на себя слишком многое ради неизвестной дикой девки, которую теперь и не видно нигде! Свалила небось! Воспользовалась подвернувшийся возможностью. На ее месте должны были быть они! Они должны были сейчас бежать ! Но вместо этого…
Чарльз сжал в руке рукоять своего ножа. Сжал так сильно, что побелели костяшки. И в следующую секунду одни сильным ударом загнал лезвие до упора в чужую уродливую башку, когда одни из нелюдей упал на землю от хорошего удара ирландца. Шмыгнул носом, еще раз стер с лица кровь и поднялся на ноги, ровняясь со своим ирландским глупым другом. Двое мертвы. Еще двое осталось. Бежать теперь бессмысленно. Не сказав друг другу ни слова, каждый из мужчин взял на себя по одному из противников. Чарли показалось, что он слышит, как рассекает воздух лезвие мачете, пролетающее рядом с его головой. Но раз он все еще жив, раз не чувствует боли кроме той, что уже есть, значит, по нему не попали. Ловко зайдя за спину рыболюду (или как вообще можно обозвать это существо?) Блэк ногой ударил того по коленной чашечке, заставляя согнуться, а затем мертвой хваткой обхватил за шею, упав вместе с ним на землю. Он сжимал локоть, пока не услышал глухой хруст костей, и держал еще несколько секунд даже после того, как эта мразь перестала дергаться и затихла.
Сплюнул кровь. Прямо на нее. И поднялся на ноги, вновь стирая кровь с лица. Исподлобья на О’Коннора.
- Ну и где она? Та, ради которой ты предпочел рискнуть всеми нашими задницами, идиот ты ирландский?!

+3

14

Последний из молчаливых преследователей не спешил делать опрометчивые шаги. Держа О'Коннора на расстоянии мачете и медленно сняв с плеча свою винтовку, он шевелил жабьими губами своего огромного рта, что-то бормоча. Эти звуки, странная какофония бульканья, фырканья и шипения, не походила на обычную речь, но преследователь несчастной девчонки не сбился ни разу с одного ему понятного ритма. И в какой-то момент он перестал отступать к глубоким зарослям. В какой-то момент он остановился, и ткань его рубашки и неряшливого морского колета затрещала. кожа всё отчётливее наливалась серо-синим, шея стала расти. Он весь увеличивался, сначала на фут, потом ещё на один, и ещё... Лицо теряло человеческие очертания, рот расплылся в зубастой акульей пасти без губ, нос сначала провалился, а потом потянул за собой башку. Шея становилась всё толще, пока не провалилась в ставшем мощным туловище, и на ней не прорезались жабры. от спины вниз опустился акулий хвост.
Монстр достиг девяти фунтов за эти пять секунд и тяжело опустил башку с тупыми, но злыми чёрными глазками. под его ногами лоскутами валялась разорванная трансформацией одежда, а мачете и винтовка в руках стали игрушечными.
Клацнув челюстью, он ринулся вперёд.
Только вставшего Чарльза снесло мощным ударом хвоста, будто бы бревно втаранилось в живот.
Первый раз челюсти чудовища сомкнулись в полуметре от головы Эвана, но во второй уцепили руку за предплечье, разрывая ткань, а затем и кожу, наполняя воздух тяжёлым металлическим запахом крови. Акулолюд надеялся сжать пасть сильнее, просто размалывая кости в щепки поломанной древесины и отдирая плоть, но тут на его голову рухнул здоровенный кокос.
Тварь разжала челюсти, покачнулась, шагнула назад. С вершины пальмы девочка спешно сдирала следующий снаряд.
______________
Примечания ГМ - у твари особо прочная шкура на голове, шее, по спине и хребту с хвостом, простая пуля не пробьёт, нож глубоко не войдёт.

+2

15

Далеко отбежать она не успела, звук выстрела заставил привычно метнуться к дереву и прижаться спиной к стволу, вслушиваясь в звуки преследования. Которого почему-то не было. Сердечко снова колотилось как бешенное, кажется после этой ночи ей еще долго будут сниться кошмары. Кто знает, что сподвигло Рут направиться назад, может недоумение от того, что выстрел был один, а существ за спиной осталось гораздо больше, но следом никого нет, может любопытство. Надо же понять, кто в кого стрелял! А может некоторое волнение за одного из тех двоих, кто отнесся к ней по-доброму, и решил защитить.
Подобравшись ближе выглянула из кустов и с удивлением обнаружила, что мужчины уложили троих из тех четырех рожь, которые шли за ними следом, а еще, не будь дурой, заметила, что у них назрели серьезные проблемы. Она не знала, что сделал этот рыболюд, но его трансформацию в какую-то мерзкую пакость видела прекрасно. «Надо что-то делать, а то сожрет и не подавится…и меня сожрет…хотя вон того пускай жрет, не жалко…» Хмуро шмыгнув носом осмотрелась. Куда ближе к поляне, практически у самого ее края, росла чудесная, раскидистая, непонятно как забравшаяся в такую глушь, пальма. Хотя может быть она и по дороге пальмы видела, просто внимание не заострила. Глубоко вздохнув и пробираясь так, чтобы не дай боги ее не заметили, быстренько взобралась на пальму. Не самое удобное для лазанья дерево, но что поделать, зато на его верхушке ее вряд ли быстро достанут, а еще там растут чудесные кокосы, которые просто созданы для того, чтобы их метать.
На момент, когда Тинаш умостилась на верхушке пальмы и сорвала первый кокос, Блэк уже летел куда-то в сторону, как отбитый бейсбольный мяч, а Эван подвергся зверскому покусанию. Темнота друг молодежи, так кажется говорится? Печально, но эту рожу отлично видно даже в темноте, особенно ей, особенно при использовании Поисковика. Эта странная штука отличалась от людей так же, как от них отличаются животные. Укоренившись на верхушке пальмы Рут размахнулась и метнула кокос. Хорошо метнула, от души зарядила прямехонько в голову твари. Существо разжало зубы и пошатнувшись отступила. Окрыленная успехом Рут сжала ноги на стволе крепче и быстренько оторвала еще один кокос по крупнее. И вместе с ним сдернула один маленький, еще не сильно твердый. Пока не придумав куда деть маленький, сунула его под одежду и с размаху швырнула второй большой кокс, наметив целью все ту же уродливую рыбью бошку. «Получи!» Сейчас она благодарила свою любовь к детским играм, когда они кидали камушки в цель. Правда камушки были меньше и легче, зато кокос хорошо летит и очень красиво приземляется на голову неприятелю.

+4

16

За относительно долгую и полную приключений жизнь Эвана О`Коннора было трудновато чем-то удивить. Простым людям так уж точно. Но когда из кустов вывалился Чарльз с перебитым носом и кинулся на ближайшую образину, рыжая бровь ирландца удивленно изогнулась. Вот уж чего он не ожидал, так это, что Блек не только вернется, но еще и помогать кинется. Воистину, не человек, а клубок противоречий самому себе. Когда не надо было смотреть за спину, дело пошло быстрее и, повалив второго противника на землю, капитан проломил ему череп, наблюдая, как тело забилось в конвульсиях и затихло, раскинувшись на траве.
Эван уже собирался ответить Чарльзу, но тут обоих отвлек странный звук, напоминающих хруст костей и бульканье. Стоящий ближе ирландец первым разглядел последнего противника, который в пылу драки успел слегка отступить, чтобы…
О`Коннор успел только выдохнуть витиеватое ругательство на родном языке, крепче сжимая винтовку.
Ох как ему осточертели эти сраные джунгли, которые были, кажется, битком набиты какими-то дикими тварями, которых может изобрести мозг опиумного наркомана в страшной ломке. Да долбанный демон в сравнение с этим казался просто пушистым котенком! Не успели они с Ройсом расколдовать одно страшилище, и у него не зажила шишка с прошлой встречи, как на тебе по- новой. Гребанная акула на суше! Это было так смешно и нелепо, но смеяться было просто некогда. Тварь двигалась также резво, как если бы она была в воде, где люди ей безнадежно проигрывали.
- Чарли! – успел окрикнуть авантюриста ирландец, но слишком поздно. Проверять, жив он там или нет, было некогда. Не нырни он вправо, огромные челюсти оттяпали бы ему башку. Но следующего выпада он просто не успел избежать. Левая рука неприятно хрустнула в мертвой хватке, и по нервам прошел холод. Дернуться сейчас – означало сломать кость еще раньше, чем это сделают челюсти чудовища.  Рубашка тут же пропиталась кровь и О`Коннор попытался приложить тварь прикладом, когда той прилетело кокосом. Удар вышел неожиданный и точный, что заставило противника отступить, давая Эвану фору. Он отскочил,  увеличивая расстояние, понимая, что левая рука потеряла чувствительность и теперь бесполезна. Кровь продолжала бежать, и оставалось только молиться, что артерия уцелела. Не хотелось бы загибаться вот так.
Повернув голову, мужчина заметил маленькую беглянку, которая готовилась швырнуть еще один плод, привлекая внимание.  Понимая, что надо действовать быстро, пока вместе с кровью не ушли последние силы, О`Коннор прикинул уязвимые точки, как если бы перед ним был привычный хищник. Глаза или жабры, нужен лишь точный выстрел или удар ножом.
- Блек! Если ты еще живой, это было бы сейчас кстати! – окрикнул, не оборачиваясь назад капитан, не особо надеясь на удачу, отпуская винтовку, чувствуя, что не может как следует прицелиться сейчас,  и вынимая нож, перехватив его крепче, цепко следя за гигантом – акулой, понимая, что сейчас удача нужна ему как никогда.

+4

17

Ох, как же сильно сейчас хотелось Чарльзу ругаться. Как же сильно он сейчас ненавидел всех вокруг, да и себя самого в том числе, потому что его левая нога захотела пойти проверить как там поживают его драгоценные алмазы. А алмазы очевидно поживали намного лучше самого охотника, ведь на них явно не кидались не то люди, не то рыбы с явным намерением откусить голову. Он успел поругаться только на О’Коннора, его бы воля, он сказал бы ирландцу еще много чего, но здоровенная тварь, выступившая из-за деревьев переключила все внимание на себя, и после того как человеческие черты на этом бесформенном туловище практически исчезли, Чарльз больше не имел желания ничего говорить. Хотелось только кричать и бежать как можно дальше, спасать свой зад, пока еще такая возможность была, но мощный удар тяжеленным огромным хвостом нарушил мужчине всего планы. Его отшвырнуло на добрые несколько метров в самую чащу из колючих кустов и лиан. Камни, на которые он приземлился, тоже не смягчили приземление, Блэк хорошенько приложился затылком об один из них, прикусил язык, но рот и так был полон собственной крови, поэтому такой незначительной травмы он даже не заметил. Нож во время полета выпал из рук, упав на землю.
Перед глазами все закружилось, на несколько секунд Блэку даже показалось, что он ослеп и не может дышать, настолько сильным был полученный удар хвостом и затылком о камни. Главное, чтобы кости не были сломаны, чтобы ребра были целыми. Хотя какая к черту разница, если эта тварь, напоминающая акулу, в скором времени их прикончит? Такие вопросы как почему акула находится на суше, почему человек вообще стал акулой, сейчас волновали в самую последнюю очередь. Пусть об этом думают ученые английские задницы из их экспедиции.
Крик ирландца заставил улыбнуться кровавой улыбкой и тут же поморщиться в приступе боли, потому что дышать все еще было сложно.
- Да чтоб тебя, О’Коннор… - Чарльз сказал это шепотом, практически не слышно, еле-еле шевеля губами и перекатился со спины на живот, упершись руками о землю. Маленькие колючки кусов врезались под кожу, но сейчас это действовало даже отрезвляющее, помогало быстрее встать на ноги.
Покачиваясь, Блэк вышел на полянку, чтобы в следующую секунду замереть в ужасе при виде уродливого жуткого существа. Только сейчас он смог разглядеть его, увидеть морду, огромный рот со множеством острых треугольных зубов, хвост, руки, сейчас уже практически не похожие на людские, потому что у людей перепонок нет. А рядом с этим существом Эван уже не очень твердо держащийся на ногах с рукой… на которую Чарльз не хотел бы смотреть и сопоставлять причину и следствие травмы.
Бах!
Сверху прямо по лысой гладкой башке чудища угодил кокос.
Бах!
Второй снаряд полетел следом. Стрелок явно был метким.
- Какой же ты урод… - Прохрипел Блэк, делая шаг в сторону. Он стремился к своему ножу, лезвие которого так удачно поблесткивало в лунном свете. Кровь на нем сейчас казалась черной. Если воспринимать эту тварь с точки зрения животного, то делать резких движений не стоило, но ведь эта долбанная акула, ей вообще должно быть на это плевать! Ветки под ногами хрустнули, акула метнула черные бездонные глаза в сторону охотника, а тот покосился на ирландца. – Если я умру, знай… - Сделал еще один медленный шаг к ножу. – Твои чувства не были безответны… - И еще один. – Я тоже люблю тебя, Эван.
В следующую секунду охотник рванул к своему оружию настолько быстро, насколько сейчас позволяло состояние. Упав на землю, он схватил нож, перекатился в сторону, и не глядя, лишь интуитивно чувствуя врага перед собой, вонзил острое лезвие в жесткую плоть, крутанул рукоятку и надавил изо всех сил.

+4

18

То, чем стал бывший моряк, было массивным, не быстрым, но мощным. Движения твари были подобны тяжёлой качке на судне, только он был не человеком, а этим судном. Срывал хвостом лианы, тяжёлыми ударами заставлял трещать ствол пальмы, к которой он понёсся после первого удара кокосом. Он вспомнил о своей первоочередной цели, и отпихнув мужчин врезал по вьющемуся вверх стволу, молотя по нему и хрипя через щель оскаленного и окровавленного рта. Он не надеялся долезть до Рут, но бесконечные удары по дереву и треск давали понять - он и не собирался. Просто сломать ствол и сжать зубы на тонком теле девочки, когда та будет падать вниз.
Но стремительный бросок Чарльза заставил акулачеловека резко повернутся вбок и с негодующим звуком, похожим на булькающих хрип, он побежал добивать "помеху". И напоролся на нож. Хрип стал ещё омерзительнее, к нему будто бы даже прибавился странный писк, как у лопнувшего воздушного пузыря, и споткнувшись от боли, тварь завалилась на Чарльза со всем своим диким весом. Воздух выбило из лёгких проводника, а почти перед лицом оказалась акулья пасть, с клыка которой на лицо мужчины упала капля крови Эвана. Он щёлкнул зубами, оттолкнулся от мужчины, отчего в грудине разлилась острая боль, пульсом отдавая в ключицу. Акулачеловек встал, пошатнувшись, с ножом в боку, и опять, как загипнотизированный, повернулся к пальме, что трещала под весом девочки.
И не добив одного противника, он снова метнулся к своей жертве, ещё медленнее, уже явно заваливаясь на проткнутый бок, но всё ещё огромный, массивный и страшный, как и любая голодная акула. Он снова стал бить ствол, надеясь добраться до жертвы и, видимо, посчитав, что с одной рукой Эван не опасен.
____
*Примечения ГМ - Чарльз - сломано ребро, Рут - дерево вот-вот сломается.

+3

19

То, чем стал бывший моряк было в первую очередь мерзким и противоестественным. Хотя кому бы тут говорить о естественности, когда внутри самой Рут, скрывается та еще непонятная штуковина.
Эта подлая рыбина вознамерилась сломать пальму, на которой сидела последняя представительница рода Кейси, тут даже гадать не надо было. Все намерения этой твари читались на морде…голове…там, где у приличных людей обычно находится лицо. Хотя в общем-то прочитать там что-то было проблематично в связи с явным отсутствием мыслительного процесса как такового. Существо с зачатками оного не стало бы так бессмысленно метаться от одной жертвы к другой, а прикончило бы о очереди каждого, кто оказывался в пределах досягаемости. Например, что ему стоило просто откусить голову Блэку, или, когда он кусал Эвана, дернуть головой в сторону, отрывая кусок тела и оставляя крупную рваную рану.
Страх перед монстром еще был, кто бы не боялся такую махину, но понемногу отступил, давая мыслить более спокойно и держать под контролем возможные панические порывы. В конце концов она тут не одна, а значит больше шансов победить эту гадину и отделаться минимальными потерями. Посшибав ногами оставшиеся кокосы так, чтобы по возможности они попали на голову акулочеловеку. Пока тот отвлекался на двух других героев, Тинаш присмотрела пару деревьев, на которые можно было бы перебраться. Внезапный новый удар по стволу и треск дерева заставил ее резко вцепиться в листья и прошипеть несколько ругательств на местном, нахваталась от мужчин племени. «Надо добить. Он почти сдох.» Она отлично видела, что монстр уже шатается и с трудом держится на ногах. Подхватив мелкий кокосик, зачем только он ей понадобился, кое как поднялась и качнула пальму вперед, на монстра, рассчитывая, что он не успеет увернуться от падающего дерева. Может быть если повезет, несчастная пальма придавит эту тварь, а то и добьет.
В последние минуты, когда пальма вот-вот должна была упасть на акулью тварь, Рут со всех сил прыгнула вперед и славно прокатилась по земле, хорошо хоть сгруппироваться сообразила. Так что веселый шарик постарался откатиться как можно дальше, чтобы не попасть под удар хвоста или чего еще похуже. Вскочив на ноги, она на всякий случай еще отбежала и обернулась, оценивая состояние и скорость возможно приближающегося к ней противника. Тем самым она так же отвлекала тварь от двух мужчин, давая им шанс предпринять что-нибудь.

+2

20

Наверное, впервые за их знакомство, ирландец был рад слышать Чарльза. Их разборки могут подождать, но сейчас он прекрасно понимал, что выжить они смогут, если сделают все по максимуму. Тварь была дьявольски сильна, и помочь им могла лишь счастливая случайность. Авантюрист вывалился из кустов, куда его таким точным броском зашвырнула образина, и был готов к схватке, несмотря на побитый вид. Видимо, он решил, что справиться и один, упрямо двинув напролом. Это было глупо, но в какой-то мере эффективно. И конечно, вместо чего-то дельного он решил напоследок снова напомнить капитану, почему тот спит и видит, как собственными руками повернуть ему голову до щелчка.
- Недоумок палубный…. -  сокрушенно выдохнул ирландец на эту пламенную предтраурную речь и попытался двинулся следом за ним, чтобы помочь, но едва успел увернуться от удара хвостом, припадая на одно колено. Удар Блэка достиг цели, но не был достаточным, чтобы свалить такую махину сразу. А вот она придавила мужчину основательно и в какой-то момент в начинающихся предрассветных сумерках О`Коннору показалось, что Чарльз не шевелиться на траве. Но оплакивать бесследно погибшего дурной смертью Златовласку он будет потом, если вообще сам его переживет.
Видимо поставив себе цель добраться до девочки, за которой они в итоге сюда и пришли, акулолюд снова принялся ломать пальму, преуспев в этом. Когда беглянка спрыгнула вниз, Эван сделал глубокий вдох, группируясь. Он, также как и девочка, посчитал, что удара пальмы хватило бы, чтобы оглушить  тварь. Важно было удержать ее на месте и не попасть под раздачу самому. Моряк поднялся на ноги, снова сжимая рукоять своего винчестера, и несколькими шагами оказался между Рут и акулой, оставаясь на месте, когда над ним раздался треск, а тварь вновь вспомнила о первоочередном противнике. Плавник снова просвистел рядом, едва не зацепив, но сейчас ирландец не отступил, а наоборот поддался ближе, в последний момент разворачиваясь и оказываясь с чудищем почти вплотную, поднимая оружие здоровой рукой и выстрелил, метя в мелкий злобный глаз. С такого расстояние можно было попасть даже с закрытыми глазами. Выстрел грохнул и Эван ушел вбок, туда, где находилась беглянка, перезаряжая винтовку круговым движение на случай, если ему придется вновь обороняться, хотя он ощущал, как тяжелеет неприятно собственное тело и стиснул зубы, пытаясь унять дрожь в пальцах.

+1

21

Говорила Чарли матушка «думай, прежде чем делать». Как сейчас Чарльз помнил эти слова, произносимые устами умирающей женщины. Это были ее последние слова, а потом она испустила дух. А матушка знала, о чем говорила, ведь умерла она потому что выбежала на дорогу, не посмотрев по сторонам, и угодила под телегу.
Шутка. Не было ничего такого. Чарльз вообще матушку свою и не знал, но слова эти хорошие и полезные. Если повторять их себе почаще, то можно уберечь себя от лишних травм и головной боли, но так как матушки у маленького Чарли не было, некому было и говорить эти слова, поэтому мы имеем то, что имеем. А именно: разбитый сломанный нос в количестве одной штуки, сломанное ребро в количестве… хоть бы было одно. Голова, благо, осталась целой и тварь ее не откусила, хотя очень грозилась. Ну, ничего, если она в скором времени прикончит ирландца и маленькую грязную чертовку, то сможет вернуться к охотнику, потому что тот далеко уже явно не уползет. Все, что сейчас он может делать – корчиться на земле, прижимая руку к груди, и жадно вдыхать воздух.
Потом прогремел выстрел и Блэк закричал. Закричал от боли, потому что с перепугу дернулся в сторону, стараясь откатиться куда-нибудь подальше, например, в эти несчастные кусты. Отполз он в итоге максимум сантиметров на пятнадцать и замер, потому что над ним вновь нависла огромная тень. Он замер, тварь замерла тоже. Пошатнулась, издала невнятный стон, да так и рухнула вперед. Блэк закричал вновь, на этот раз от страха, что эта дура рухнет в очередной раз прямо на него и сломает последние оставшиеся целыми косточки, и что есть мочи отскочил.
- А-а-а! Да чтоб тебя, мать твою за ногу! Проклятье, как же больно! – Охотник обхватил руками ствол ближайшего дерева, повис на нем и стал ждать, пока перед глазами не перестанут плясать черные точки. – Сходил, блять, за… - Прикусил язык, увидев Эвана и девчушку. – Ненавижу… ненавижу вас обоих.

+1


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Всем доверяют только глупцы, никому – безумцы