Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Ангел безнадежных дел


Ангел безнадежных дел

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/8E2Enku.gif

Чарльз Блэк, Элио Дзиани
4 декабря 1886, Берег Слоновой Кости, Африка

Никто не знает точно, что такое добро и зло, но все разумные люди сходятся на том, что чертовщина - это плохо, а деньги - это хорошо. Те, кто это понимают, всегда способны найти общий язык.
Даже если речь идет о сущем безумии.

Отредактировано Elio Ziani (18 января, 2019г. 19:35:13)

+1

2

Как и многие истории до нее и после, эта началась с убийства.
Труп гнил на песке под частоколом, украшенный мухами. Точнее, не труп, а голова - остальное куда-то уже пропало.  Никто, в общем и целом, не обращал внимания.
Это Африка.
- Скотина, - емко выразился человек, проходивший мимо. - Нашел время разлагаться.
Потратив всю силу воли на то, чтобы унять свою голландскую часть и хотя бы не пинать бренные останки, он направился - куда еще? - разумеется, в кабак.
Непростительно позволять себе терять голову, когда тебя наняли.  Не для этого покойный месье Филипп и мистер Говард, пока еще не покойный, но внушающий беспокойство затянувшимся загулом, летели сюда от самого устья Конго. Людей, способных действовать самостоятельно, всегда сложно отыскать, теперь из-за этого злополучного негра, все-таки оказавшегося безответственным, как и весь их род, надо подбирать замену - и где ее найти в этой дыре?
Но кое-какие идеи были.
Позади бедную голову все-таки пнул кто-то из чернозадых детишек, но старшие призвали их к порядку.
- Туш па! Обайифо! - в женском голосе звенело предостережение.

Весь остаток дня Элио сидел в пыльной одежде под соломенным навесом кабака и орудовал карандашом в маленькой черной записной книжке - недешевой, но старой и потрепанной. Столбцы цифр в ней размножались и эволюционировали в таблицы со скоростью, внушившей бы почтение дарвинистам. Стакан стоял нетронутым. В пепельнице рос маленький вулканический конус.
Снаружи хлынул ливень.
На колоннах, поддерживающих навес, на источенных насекомыми стропилах и грязной стойке чернели выжженные обереги-адинкра. Значения некоторых были записаны в маленькой черной книжке вместе с названиями племен, курсами обмена всего на все, списками ходовых товаров, паролями контрабандистов и непроизносимыми языческими терминами. Abosom, малые боги. Nsamanfo, призраки. Obaiyfo. Черная магия.
Любой кракенов антрополог на его месте был бы счастлив.
Кроме синего бедуинского платка на шее, в его облике не было ничего примечательного. Как и многие, мистер Дзиани находил этот трюк полезным - хватит одного яркого пятна, и все запомнят его, а не твое лицо. "Моргана" во имя осторожности над поселением вовсе не появлялась и ждала в полях.
Еще где-то в небе между Кейптауном и Лагосом он молнией пролетел сквозь все обычные стадии принятия неизбежного и сразу перешел к самой окончательной - то есть, нездоровому веселью.
Собутыльников со страшными сказками он с усмешкой выслушивал, торговцев - внимательно переспрашивал, в ответ же при случае рассказывал о делах на юге континента и алмазном промысле.
- Знаете, кто такой Сесил Родс?..
Сесил Родс, продолжал человек с синим платком - людоед и антихрист. Скоро вся Капская Колония будет его личным поместьем, если цены на алмазы внезапно не упадут, а с чего бы им? Слышали, как он поступает с конкурентами? После трех стаканов джина Элио с горящими глазами выдал речь, доказывающую, что по Родсу и другим монополистам всякого рода плачет сковорода в аду.
Конечно, отвечал он, с юга он и прибыл - а вы, ребята, догадливые. В общем, так предыстория незнакомца домысливалась сама собой, и врать напрямую не было нужды.
До заката пришелец курил и машинально чертил на листках блокнота, почему-то не глядя в них.

Отдельные символы с деревянных колонн перекочевывали на бумагу. Gye Nyame - "никто, кроме Бога", местный аналог Святого Распятия.  Akoma ntoso - cвязанные сердца. Nsoromma, "дитя небес". Ananse ntontan - паучья сеть.
"Mate masie", написал карандаш над знаком, похожим на четыре сросшихся глаза. "Услышанное храню".

- Бонжуг, мсье Блэк, - английскую речь мулат за стойкой заметно коверкал. -  Жарко сегодня, нда?
Человек с синим платком, услышав английскую фамилию, стряхнул пепел с сигары в правой руке и обернулся.
- Это тоже на мой счет, - сказал он бармену с сухим смешком, - хуже не будет.  Добрый вечер.
Небо над портом темнело, как и всегда в тропиках, стремительно.
- Я Арчер, - он уверенно протянул руку новому действующему лицу. - А вы, похоже, местная знаменитость. С вами связаны две трети баек о приключениях, которые я уже услышал. Надолго вы здесь?
Герой баек выглядел неунывающим от природы и бодрым, как черт из коробочки. Элио хранил невозмутимость.
Француз выставил на стойку еще два стакана и щелкнул языком.
- Есть ром, джин и пальмовое. Виски - завтга.
Судя по тону смеха вокруг, это "завтра" повторялось не иначе как со времен первородного хаоса и дочеловеческой тьмы, и никто не ждал, что оно вдруг настанет.

Отредактировано Elio Ziani (13 апреля, 2019г. 00:37:31)

+1

3

Погода на этом континенте действительно умела удивлять. Если сейчас прямо над тобой светит палящее солнце, то это еще совершенно не значит, что через пятнадцать минут от солнца этого не останется и следа, и на тебя вместо солнечных лучей брызнут струи дождя. Ты промокнешь до нитки в считанные секунды, а когда солнце снова соизволит выглянуть в тебе, высохнешь так же быстро, и еще будешь умолять, чтобы ливень прошел вновь. Но все это нравилось Блэку в разы больше угрюмого серого Лондона. При одном лишь воспоминании родной столицы мужчине становилось тоскливо, благо, вспоминал он о ней очень нечасто, все больше и больше отдавая свое сердце и душу Африке.
Шлепая промокшими ботинками, оставляя позади себя грязные следы, охотник зашел в излюбленный (потому что единственный на округе) кабак, скинул такую же промокшую шляпу, положил ее на кривую деревянную стойку, пальцами зачесал назад отросшие светлые волосы и плюхнулся на скрипучий стул, тут же покосившийся под ним.
- А ты все тут, мой друг. – Чарльз устало улыбнулся. – Все так же шутишь.
К слову, жарко сегодня действительно было, и из-за стремительно испаряющейся влаги становилось еще и безумно душно. Одежда всячески прилипала к телу, и это было не самым приятным ощущениям. Душу грела лишь надежда на прохладный вечер и такую же ночь. Он хотел было купить себе выпить, потому что прогулка по близ джунглей с местными с самого утра порядком изнурила, хотелось отдохнуть и даже перекусить чего-нибудь мясного. Он уже намеревался открыть рот, но мужчина, сидевший рядом, на которого поначалу Блэк не обратил никакого внимания, внезапно вклинился в их разговор.
Чарльз никогда не отказывался от легкой наживы, и пусть кто-то скажет, что это не спортивно, что для полного вкуса победы ее необходимо выгрызть зубами, когда что-то бесплатно и совершенно без усилий шло к нему в руки (пусть даже выпивка), он не сопротивлялся. В конце концов, незнакомца никто за язык не тянул, и он сам ему ничего не обещал. Он вообще видит его здесь впервые, и на местного он не шибко похож. Однако же Блэк повернулся к мужчине, губы его растянулись в слегка удивленной, но довольной улыбке.
- Моя слава бежит далеко впереди меня. – Блэк пожал руку Арчеру. – Думаю задержаться здесь до нового года, минимум. Хорошее местечко, мне нравится. А вы откуда будете? Новые лица здесь бывают не то чтобы часто. Мне рома, амиго. – Подтянув к себе стакан, охотник пригубил крепкий напиток, поморщился одним глазом. – Вы всех сегодня угощаете, мистер Арчер, или я чем-то заслужил ваше внимание? Своими байками? Хотите послушать или, может, даже поучаствовать?
Особо тянуть резину охотник не хотел, итак понятно, что незнакомцу от него что-то нужно, просто так никто никогда не угостит тебя пусть и дрянной, но все же выпивкой. А если ему что-то надо, то за это «что-то» вполне можно попросить кругленькую сумму, и мысль об этом даже утолила в мужчине аппетит.

+1

4

Тип, назвавшийся Арчером, рассмеялся - вроде бы беззлобно.
- Я просто по натуре добр, щедр и склонен делиться с ближним, - сказал он весело, забирая свою сигару из пепельницы. Пальцы замерли на секунду, словно он что-то вспомнил. Отчего раньше он держал ее правой, а записи делал левой рукой? Никогда ведь не был левшой.
Руку, не знающую регулярного физического труда, можно было определить даже в надетых им перчатках без пальцев, и он это знал. Кем он вообще должен быть, этот мистер Арчер? Может быть, немецкий агент, или бельгийский, или французский, отчего нет...
Пепельница была желтоватой, бесформенной и подозрительно напоминала череп обезьяны. Дома это казалось бы экзотикой, здесь же выглядело уныло.
И грязно. Как и все вокруг.
- Трансвааль, - ответил он, небрежно указав в свою сторону. Все население полутемного кабака будто бы опять затаило дыхание: золотая и алмазная лихорадка - страшные болезни, передающиеся по воздуху. - С тех пор, как у нас нашли еще и металл-который-нельзя-называть, там пролился гребаный дождь из англичан. Но это уже не то место, где можно сколотить состояние из ничего. Разве что тем, кто блестяще разбирается в промысле и найдет хороших союзников.
Это просто вежливость - негласный кодекс путешественников, старый как само человечество, предписывающий обмениваться полезными новостями или всем, что могло за них сойти.
После полумесяца общения с кейптаунским офисом Компании Элио считал свой акцент достаточно убедительным, даже если собеседник и знался с бурами прежде. В конце концов, кто здесь наполовину голландец?
Он снова усмехнулся, блеснув в полумраке зубами, слишком белыми для курильщика.  Слова "Трансвааль" и "алмазы" в таких местах произносить, разумеется, не стоило - какой-нибудь дурак в углу уже, наверное, решил, что у пришельца припрятан мешок брюликов, и исполнился замысла их вытрясти. Но что сделано, то сделано - и им же хуже.
Долгий взгляд в темноту снаружи ничего не принес. Говард все задерживался.
Может, негры и ему режут голову прямо сейчас?
Из всей этой дряни, думал Элио, можно сделать историю, которую охотно купит кто-нибудь непритязательный, вроде "Sun", и он сделает, непременно сделает. Если выживет.

В историях что-то есть.
У этого экземпляра рядом много историй. Было бы замечательно - нет, необходимо их услышать.
Но нет времени. У всех здесь так мало времени.

Из-под открытого навеса было видно и слышно, как утлые рыбацкие лодки негров возвращаются к причалам, ловко обходя вонючие пароходы белых людей - огромные, как дворец великого царя Ашанти, где он, как не врут легенды, все еще восседает на своем золотом троне.
Не отводя взгляда от охотника, Элио снял с сигары этикетку и кинул в обезьяний череп - в неярком свете морского фонаря фольга с тиснеными лилиями семейного табачного дома блестела там, будто самое настоящее золото.
Хороший тон велел снимать их до употребления - но где высшее общество, а где этот порт?
- Местечко и правда забавное. Говорят, тут хорошая рыбалка, - все британские контрабандисты, по крайней мере, так говорят, и у них это значило, что есть дельце. - И пока об участии говорить сложно. Хотя есть кое-что.
Элио отрешенно прочертил ногтем линию в выжженном на стойке значке, похожем на песочные часы.
- Тут есть нюанс, мистер Блэк. Сталкивались ли вы в жизни с чем-либо, что можно назвать колдовством?
Голос его был до крайности спокойным, деловым и будничным. Не вяжущимся ни с сутью вопроса, ни с растрепанным пальмовым кустом у входа, многоножками на стенах и негритянским пением из гавани. Черная книжка снова явилась на свет и раскрылись на чистом листе.
- И не видели ли, случаем, в здешних краях предметы, похожие на... - карандаш в правой руке ловко набросал половинку странного амулета, - это?
Вырвав лист, он захлопнул книжку и повернул рисунок так, чтобы кабатчик не разглядел.

Отредактировано Elio Ziani (23 февраля, 2019г. 19:57:30)

+1

5

- Тогда я выпью за ваше здоровье. Побольше бы таких людей, угощающих ближнего своего выпивкой совершенно безвозмездно.
Блэк точно так же добродушно и благосклонно улыбнулся и сделал глоток из подставленной ему под нос кружки. На халяву, как говорится, и уксус сладкий, а в его случае даже этот ром теперь казался не таким плохим. Или он просто уже привык? Увы, на деле он не был настолько наивным, каким хотел казаться окружающим, прекрасно понимал, что этот странный товарищ сидит тут не просто так, коротая время. Нужно лишь немножко подождать, чтобы он выложил цель своего прихода к охотнику. А ждать Чарли умел.
- Южно-Африканская республика? Да, в этом году там началось настоящее безумие, я туда даже не совался, не очень люблю большое скопление народу. Но здесь можно встретить многих, кто хотел бы там побывать, и вынести немного желтого богатства. Кто-то, может, даже и был.
О золотой лихорадке Блэк был наслышан, как и о напряженных отношениях той республики с англичанами, и хоть на золото и любые другие драгоценности мужчина был весьма падок, предпочитал всегда выбирать варианты с большой гарантией на успехи и возможностью сохранить в целости собственную жизнь и рассудок. Иначе какой вообще толк от всего этого добра, если ты не сможешь или не захочешь им пользоваться? К тому же тут сейчас тоже было неплохо, обделенным себя Чарльз уж точно не ощущал, каждый день находил какое-нибудь дельце по душе, а если везло, мог поучаствовать в более затяжной авантюре.
И вот оно, все, как и предсказывал охотник. На таких людях, как этот мистер Арчер, написано, что они тут не просто для красоты пребывают, и уж если заходят в кабак, то, как правило, преследуя лишь свои цели. Чарли не был о себе очень высокого мнения, потому смел полагать, что целью его нового знакомого был отнюдь не он сам, однако, возможно, он сможет послужить промежуточным звеном на пути к этой самой заветной цели. Что ж, если он послушает мистера Арчера еще немножко, ничего страшного не произойдет. К тому же он угощает.
- Я родом из Лондона, мистер Арчер. Все, что творится там последние лет пятнадцать не иначе как колдовством назвать нельзя. Да и здесь, в Африке, люди не брезгуют воспользоваться подобным. Но я в таких вещах предпочитаю быть обычным зрителем со стороны, которому просто интересно понаблюдать, нежели усердно тянуть руку в надежде, что на тебя обратят внимание и испробуют что-нибудь на твоей собственной шкуре.
Эти слова мужчины были правдивы. Три года назад он имел представление обо всех этих мистических штуках, но тогда даже и не предполагал, какое реальное воздействие они могут оказывать на людей, он привык относиться к этому как к какой-нибудь сказке, которая никогда его не коснется. Но после посещения злосчастного храма понял на что может быть способна на первый взгляд обычная вещица, и теперь ко всему, от чего дурно пахнет колдовством, мистикой и любой другой подобной дрянью относится с большим подозрением и осторожностью. Больше он не собирался бегать по джунглям, пребывая в полубреду, и, осознавая себя, видеть на собственных руках чужую кровь, а рядом мертвое тело. Нет, больше он на эту удочку не попадется.
- Занятные вы картинки рисуете. – Блэк хмыкнул, подтянув рисунок чуть ближе к себе, внимательно вглядываясь в неровные штрихи. Хоть это и был набросок, некоторые вещи в нем были весьма узнаваемыми. – Но с этим ты опоздал, друг. Я видел нечто очень похожее у одного контрабандиста в порту, прямо таки вчера. Уж не знаю, что он собрался делать с этой вещицей, как по мне, так она мало чего стоит, и уж точно не заслуживает потраченных на нее сил. Говорят, он перерыл всю небольшую равнину к северо-востоку от сюда, чтобы отыскать свое сокровище. И теперь не расстается с ним ни на минуту, по мне, лучше бы он так бабу держал, нежели эту безделушку.
Чарльз сложил листок пополам и небрежно передал Арчеру.
- Угостите сигареткой? Мои промокли. А какой у вас интерес ко всему этому? Неужели эта вещица действительно заслуживает того, чтобы из-за нее так горбатиться?

+2

6

На крышке заурядного портсигара выгравированная фигура в капюшоне уверенно поднимала крест. "Святой Иуда Фаддей", гласила надпись, "молись за нас".  Содержимое было куда дороже. Никакое местное пойло тут было не к месту, но в джине, который вливал в себя Элио, крылся хотя бы сомнительный медицинский смысл, и это утешало.
- Прошу, - вежливость мистера Арчера пахла легким сарказмом. Оставив открытую коробочку и спички перед собеседником, он насмешливо щелкнул по гравировке. - Святой Джуд, покровитель безнадежных дел. Приходит на помощь отчаявшимся.
Чиркнув спичкой сам, он позволил пламени вцепиться в рисунок амулета.
- Допустим, это была та самая вещь. Верю. Когда я дотронулся до одной из них, у владельца было такое лицо, будто я собрался сношать его жену у него на глазах. Но к чему знать их цену, если у вас их нет?
В его безмятежности скрывалось напряжение сжатой пружины. Будь тот клуб со странными побрякушками кучкой безопасных чудаков, разве это все происходило бы?
Быстро погасший огонь бросал на лица странные отсветы, рассекая человеческие черты на узоры из света и тени.
- Думаю, она невелика. Меня интересуют не эти вещи, а люди, у которых они есть. У кого что есть, у кого нет... Баланс сил, мой друг. И хорошо то, что люди, которые употребляют эти слова, обычно не считают денег. 
Он никогда бы не мог быть каким-нибудь правительственным агентом и служить тем, кто думает о балансе сил, потому что он Дзиани и происходит из страны, которой нет - но этот намек нельзя было считать и ложью. Было бы прекрасно самому это знать - чей он агент сейчас. Какова финальная цель. И отчего
в море нет никакого света
это не свет

Правда никому здесь не нужна. Некий Джейсон Дэй, китобой, положил эту штуковину ему на стол перед отлетом "Морганы", чтобы отстоять свое превосходство и правоту в их давнем споре о науке, чертовщине и моряцких суевериях. Уставом этого их Клуба Любимцев Фортуны -  что за дурацкое название - такое, предположительно, не одобрялось, но начальственной немилости и лишения премий он опасался больше, а если Элио и отличился чем-то с того времени, как отправил домой проворовавшегося предшественника, так это совершенным отсутствием милосердия. "Так вот", - сказал мистер Дэй, - "возьмите на пару дней, сэр, и будь я проклят, если вы не поверите. Оно работает..." Медальон, однако, сработал удивительно быстро и вряд ли так, как должен был. Рука Элио лежала на нем не так уж долго, но еще немного, и обычно флегматичный капитан Дэй, решив, что не готов расстаться с талисманом, похоже, потерял бы контроль над собой. Может быть, эффект вещички должен был заставить разделить то же желание владеть ей единолично... Но что-то пошло не так, и вместо этой жажды тело и голову прошило, словно молнией, и пригвоздило к месту -
изумление-ярость-любопытство-опаска-торжество
- больше эмоций, чем он успел испытать за всю жизнь с рождения. Вспышка невозможного сияния на миг заслонила мир перед глазами, но этот свет не освещал ничего, и потому по сути не отличался от кромешной темноты. Слепящий водоворот - узнавание-любопытство-бешенство-необходимость - смыл все, что было им, но ненадолго, и исчез без следа.
Дэй, будь он проклят трижды, после послал телеграмму в Кейп, и лучше бы он этого не делал. Это оказалось только началом. Но кому нужна правда, кроме недоброжелателей?
У этого парня перед ним есть опыт, у него есть, чем заплатить, у них обоих есть голова. Это все, что требуется.

В контурах геометрических значков, украшающих местные развалюхи, теперь виделись намеки на что-то неведомое и чуждое всему человеческому. Глаза, щупальца, коралловые наросты и призмы - как у тварей, которых добывают суда Компании, и других, еще не поднимавшихся со дна. Странные формы этих закорючек могли бы соответствовать вместо традиционных приземленных смыслов и каким-нибудь более странным значениям - каким-нибудь парадоксальным, сложным концепциям, зашифрованным в одном иероглифе*. Например, "размытая грань, где сливаются правда и ложь", "опыт, не приносящий мудрости", или "направление, которое невозможно нанести на карту", или "ошибочное предположение, что завтрашний день обязательно наступит". "Секрет, который кажется стоящим лишь до того, как узнаешь детали" или "рана, которая спасает тебе жизнь"...
Или "знание, которое негде было узнать, но оно есть".

- А вы не похожи на англичанина. У вас глаза не светятся красным и нет рогов.
Человек с сигарой скучающе постукивал пальцами по стойке. За его рукой, как волны за кормой парохода, в пространстве тянулись гаснущие следы мерцающего света. Конечно, это ему мерещилось.
- На самом деле я бывал в Лондоне, - добавил он так же ровно, заканчивая курить, - и у меня там есть друзья. Трансвааль все равно уже куплен пополам Лондоном и немцами, и скоро кончится, но буры сами это допустили, а Британия умеет убеждать, будь то деньгами или иначе. И сейчас не надо ничего перерывать и никого зарывать. Никакого вуду. Лишь кое с кем побеседовать. Пара лишних фунтов за пару разговоров, мистер Блэк, а может и больше.
На деле он не испытывал личной ненависти даже к Сесилу Родсу, которого вслух ругал не так давно - в конфликте маленькой гордой республики и жадной империи Элио, храня верность заветам предков, ставил пользу выше каких-то там личных симпатий. Однако, едва кто-то подобно Родсу начинал рассуждать о том, как неплохо было бы завоевать Соединенные Штаты обратно, в нем просыпался внезапный пылкий патриот, жаждущий этого кого-то отравить, пристрелить, сжечь на костре и утопить... погодите, что значит "это перебор"?
Так что все могло быть проще - отчего бы его нынешней маске не работать на Лондон, но не в интересах демонов?
Элио взял паузу и сделал раздраженный жест, будто отгоняя от уха насекомых. "Лишние уши".
- Одну минуту...
Он поднялся и вышел, будто бы по простой и понятной причине, но ни через минуту, ни через две не вернулся.
За углом кабака шумел прибой, а над ним качались мачты английского барка, бросившего якорь совсем недавно.

* если бы Элио мог отправиться в наше время и увидеть Correspondence из серии про Падший Лондон или знаки из фильма "Прибытие", он нашел бы там кое-что общее с этими своими мыслями

Отредактировано Elio Ziani (25 апреля, 2019г. 14:29:37)

+2

7

Но к чему знать их цену, если у вас их нет?
К тому, чтобы понимать, хочу ли я, чтобы эти вещи у меня появились.

Чарльз спокойно потянулся к протянутому портсигару, так же спокойно выудил из него сигарету. Его мало интересовало, кто там изображен на крышке, больше интересовало, сколько сама коробочка и все содержимое в ней может стоить.
Явно не дешево – отметил он про себя после первой же затяжки, и тут же добавил, что при случае надо будет стянуть у мистера Арчера еще парочку. Хорошие сигареты на дороге не валяются, особенно в такой глуши.
Товарищ, сидевший рядом с Блэком, был при деньгах, именно этот момент все еще не давал охотнику закончить разговор, ведь за этот день он безумно устал, и раздумывать над таинственными речами, следить за всеми полунамеками у него не было абсолютно никаких сил.
- В таком случае я тоже кое-что знаю. – Он выпустил изо рта струйку дыма, скосил глаза на тлеющем кончике сигареты. – У этого парня есть ром, джин и пальмовое. А виски нет. – Тыкнул сигаретой на француза за стойкой, крутанулся к двери и указал на двух подвыпивших девок, охмуряющих очередных матросов. – У одной есть классная грудь, а вторая гладкая как доска. – Повернулся к Арчеру, направив сигарету прямо на него. – Есть сигареты, за которые тут могут отрезать палец, и рисунок странного амулета. Еще он любит ходить вокруг да около, и у меня от этого начинает болеть голова.
Чарльз хмыкнул, потушив окурок о столешницу. Он бы даже потянулся и вежливо приложил руку ко рту, если бы любезный мистер Арчер не перевел свой монолог в сторону, которая интересовала Блэка куда больше, чем все эти политические игрища по дележке земель. Ему ведь все равно ничего с них не перепадет, тогда зачем вообще об этом думать? Деньги, которые могли попасть ему в руки в ближайшее время, привлекали охотника куда больше.
- У вас и без меня получается неплохо разговаривать, к чему вам помощник?
Вот сейчас бы еще и уходить в самом интересном месте. Организму, конечно, не прикажешь, порой нужна припирает тебя к стенке в самый неподходящий момент, поэтому Блэк лишь кивнул на манер «ну, что ж поделать» и потянулся за очередной сигаретой. Ведь щедрый мистер Арчер оставил портсигар прямо перед ним. Немного поразмыслив, мужчина взял еще одну и засунул себе за ухо, захлопнул крышку, посмотрел на этого «святого».
Вторая сигарета догорала, а мистер Арчер все не возвращался. И дело тут было явно не в выпивке, иначе «на минутку» они отлучились бы вместе и сидели бы сейчас в соседних кустах. Чарльз посидел еще, оглядел весь собравшийся контингент, вспомнил об обещанных фунтах и раздраженно щелкнул языком. Как же легко его было сманить! Нужно обязательно с этим что-то делать… но только после того, как он немного подзаработает.
Встав из-за стойки, охотник забрал к себе портсигар, нож и коробок спичек. Конечно же, он вернет их мистеру Арчеру, если того еще не прирезали за ближайшим углом. К счастью (или нет) трупа на улице не было, и мародеры не растаскивали себе вещи.
- Да чтоб тебя… - Блэк потоптался на месте, покрутился, сплюнул и, наконец, завидел метрах в пятидесяти от себя силуэт, смотрящий прямо на него. – Если это какая-то игра, мистер Арчер, то предупреждаю, что я привык играть в нее с полуголыми девицами, которые в конечном итоге отдавали мне награду собой.
Теперь они стояли в стороне от гуляющей толпы, услышать их могло разве что море.
- Вот. – Он протянул Арчеру его портсигар и другие вещи. – Давайте теперь к делу и к деньгам за какие-то там разговоры. Говорить я, в общем-то, люблю.

+1

8

Корабли на рейде врезались в горизонт черными силуэтами, вроде тех, что вырезают из бумаги лондонские уличные художники. В приличных частях городка зажигались лампы в комнатах, в гавани мерцали судовые огни, напоминающие о фосфоресцирующих глазах чудовищ Атлантики, и бамбуковые стены кабака изнутри просвечивали, делая из развалюхи один большой фонарь - словом, свет не собирался уступать ночи просто так. Но лицо человека на берегу сливалось с тенью от его шляпы, будто он намеренно стал так, чтобы неудобно было рассматривать. Ветер рвал с его шеи сбившийся платок, заставляя синюю ткань идти волнами, как море в шторм.
- И месье Леруа за стойкой поговорить тоже любит. Даже слишком.
Человек на берегу не выглядел так, точно поджидал собеседника - характерное движение руки, потянувшейся к оружию, прежде чем намерения Чарльза стали ясны, намекало, что он не ждал ничего и никого хорошего.
И прежде он казался куда более пьяным.
- Я хочу знать, что здесь на самом деле делает этот корабль, - спокойно сказал человек на берегу. В темноте указанный не отличался от других. - "Мурена". Пришла сегодня. Флаг британский, владельца зовут Арон Ферро. Торговец, но на борту есть военные моряки. Еще могут быть ученые, но это тоже вопрос - здесь ли они. Университет Бримстоун... может, слышали про таких.
Элио раскрыл портсигар, посмотрел, прищурился и захлопнул со щелчком. И убрал все в сумку, чтобы держать руки свободными.
Говард все не возвращался.
Ранее в этот же день, пока наемник, притворившись пассажиром, желающим свинтить из этой дыры, вытягивал из портовых чиновников, надолго ли здесь британский барк, Элио и его нигерийский переводчик подкупили проворного негритенка, чтобы тот украл журнал местного судового поставщика, когда скучающий клерк вышел проветриться. Журнал вернули на место, а мистер Дзиани сделал выводы из последней записи, хотя их еще надлежало проверить. Что до пропавшего, то беспокоиться за грозного лысого детину размером с гориллу не имело смысла - скорее всего, тот просто надрался в местном борделе до состояния нестояния, и, тем не менее, Элио не мог отделаться от ощущения, что это место жрет людей.

Немного ранее.
Ни следа Говарда. Пока американец озирался, среди воняющих рыбой сараев и пальм мелькнула непонятная серая тень. Достав револьвер, он добрался до места. где видел силуэт, но вместо следов обнаружил гладкий песок. Никакого чужого присутствия, кроме вездесущих насекомых. Опять обман зрения? В последнее время их стало слишком много.
Когда Дзиани вернулся к кабаку, на песке ясно виднелась третья идеограмма - что-то вроде двух стрелок в круге. Смешное африканское название усвоить было сложнее, чем значение - "помоги мне, и я помогу тебе".

Еще немного ранее.
Первый иероглиф был похож на спирали ископаемых аммонитов и казался вырезанным на опоре пирса совсем недавно. Черномазые называли его "рога овна", и он означал "сильные должны смириться". Подобно тому, как баран упрямо борется с противником, но подчиняется пастуху. Недостойная джентльмена и рационалиста склонность обращать пристальное внимание на знамения и образы, каковая проявилась у мистера Дзиани с недавней поры, не могла значить ничего хорошего, ибо считалась одним из симптомов преждевременного слабоумия. В конце концов, если ты действительно видишь призраков, это еще не значит, что ты не сходишь с ума. Даже напротив, одно другому способствует.
Кроме негритянских языческих обрядов, эти узоры применялись еще и в тайном коде местных контрабандистов - но точно не были посланием лично ему. И что это должно ему сообщить?
"Эл, ты баран"? Прекрасно, он в курсе.
Вторая закорючка оказалась нацарапана на стволе пальмы, когда он обернулся - контур вроде раскрытой раковины. которым туземцы почему-то обозначали надежду. Nyame biribi wo soro. "Бог пребывает на небесах".
С небес подмигивали бездушные белые глаза звезд.

Еще немного ранее.
Нож в левой руке царапал линии на дереве пирса рваными механическими движениями. И потом, рисуя символ на пальме, и потом, чертя ногой на песке, человек на берегу двигался с целеустремленностью заведенного автоматона. Если бы мистер Дзиани, не заметивший пропавших из памяти пары минут, потом взглянул на свои сапоги, он обнаружил бы песок на левом носке, а на ноже - древесную крошку. Но он не взглянул. Не спросил себя, как ему удается вспоминать перевод этого экзотического языка узоров, даже не смотря в свои записи. Никогда бы не заподозрил, что сделал это сам.

Немного позже.
Эти три чертовых фигуры - "скромность", "надежда", "взаимопомощь"... В них что-то было.
Насчет Чарльза Блэка пока были ясны две вещи: он слишком много о себе думал для человека, считающего несколько фунтов достойной внимания суммой, и еще он не был частью этого странного заговора с амулетами.
- Любовь к разговорам - это единственное, что мне точно про вас известно, мистер Блэк, - объяснил Элио. - Плевать, насколько ваши истории правда, но вы похожи на человека, который сможет выяснить, что надо, не вызвав много подозрений. Пассажирам могут понадобиться ваши услуги, вам нужна работа - все это обычное дело. Корабль будет на якоре месяц, но на прояснение их намерений времени мало. До того, как они примутся за дело. Что вам нужно, чтобы разговорить людей с "Мурены"?
С ловкостью фокусника он откуда-то выудил золотую гинею и с безмятежным выражением лица отступил на шаг.
- Помимо предоплаты.
Лишние условия и лишние вопросы никому не нравились, и ему тоже, но часто случается, что они не лишние.

Отредактировано Elio Ziani (17 апреля, 2019г. 17:38:31)

+2

9

Чарльз Блэк не был до самого конца уверен, нравится ли ему мистер Арчер, и готов ли он продолжить сотрудничество с этим весьма странным человеком. Правда, когда в руках того заблестела золотая монета, сомнения несколько поубавились. Что не сделаешь ради денег? Тем более работенка не представлялась такой уж сложной, дело, как сказал мистер Арчер, весьма обычное. А разговаривать Блэк действительно любил, только пусть болтливость мужчины не вводит вас в заблуждение, не смотря на всю напускную простоту, расслабленность и веселость, глупцом он отнюдь не был, и за шкуру свою переживал. Мертвецам деньги не нужны, знаете ли.
- Сколько? – Спросил Чарльз, с трудом оторвав взгляд от монеты в руках собеседника, и внимательно посмотрел на корабль. – Я имею ввиду, сколько времени у меня есть? Чем больше я о них буду знать, тем легче будет найти подход к каждому. Кого-то будет достаточно угостить выпивкой, с кем-то побеседовать по душам, кому-то помочь… Если для вас все упирается во время, то я должен знать на какой козе и к кому лучше подъехать. К Ферро? К военным или к ученым? Знавал я одну ученую даму, археологом была. Давайте так, мистер Арчер, я потрусь тут в округе, понаблюдаю, специально помаячу у всех перед глазами, и если они приехали сюда не просто так, если им нужно будет пробраться в джунгли, я буду тут как тут. Посмотрим, чего мне удастся добиться, а уж после встретимся и детально поговорим о том, что вы сможете мне предложить. Идет?

+2

10

- Отчего нет? Лучше пробуйте удачу с командой корабля и учеными, военных не трогайте. Ферро немного известен в Лондоне - может, связан с контрабандой, но кто не связан, - а на этом заброшенном африканском берегу почти все стоящее добывалось нелегальным путем, от выпивки до любых европейских товаров. Элио пожал плечами и белозубо усмехнулся. - Расходы на спаивание языков я возмещу. Для того, что я предлагаю, мистер Блэк, а речь о десятках фунтов, вы чрезмерно осторожны.
Он продолжал держаться привычного образа сдержанного холодного профессионала. Обычный наймит, претендующий на долю достоинства - это предупреждало панибратство, не вызывая лишних вопросов.
- Времени... - он нахмурился, - пара дней? Вам лучше знать, сколько занимает подготовка экспедиции наскоро. У них только месяц, они будут спешить. Я плачу за ответы на три вопроса. Что они хотят найти? Что собираются делать, когда найдут? И местоположение их цели на карте. Они пойдут вглубь страны, я уверен.
Документы корабельного поставщика сообщали, что для месячной стоянки заказали не так много провизии - хватит на команду, но остальные должны сойти на берег и вряд ли будут месяц сидеть на пляже.
Он оглянулся на море. Закат уже догорал, и другого света в темных волнах не возникало. Вряд ли мужик напротив о чем-то таком задумывался, но так уж устроена жизнь - никогда не знаешь, каких призраков видит твой сосед за стойкой. У Блэка, к тому же, наверняка были свои.
- Может, найдете себе другую даму-археолога, - утешил он Чарльза . - Мои соболезнования, кстати. Я тоже знаю одну. Главное, что их интересует в мужиках - это размер твоей гробницы.
Может, эта связь и объясняет, как этот парень умудрился забраться в какие-то древние храмы, не будучи особо любопытным. Забавный тип - на лице написано "какого хрена меня должна волновать политика Южной Африки", но так и не спросил, какого, как и о том, есть ли там что поинтереснее. Но сокровища забытых царей всегда найдут искателей - не этот, так другой - а для этого одному коммерсанту и пилоту для начала следовало выбраться отсюда. Оставался шанс, что его отпустит, если он узнает о целях экспедиции и пошлет людей следом.

Несколько дней назад.
- Ты мне как брат, Арьян Сафи, - лицо мистера Дзиани было бледнее мела, и это единственное выдавало его ярость, - только поэтому я еще не выкинул тебя в окно за эти слова.
За окном далеко внизу проплывал пейзаж саванны.
- Я говорю, что думаю, - медик, который только в приватной обстановке слышал свое настоящее имя, покачал головой, - разве не за этим ты меня тут держишь, сьор?
Традиционное венецианское обращение не оказало никакого миротворческого эффекта.
- Я тебя не держу, - прошипел Элио, врезав кулаком по столу. - "Сам сатана принимает вид ангела света, а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды, но конец их будет по делам их"... приехали, я цитирую Библию тебе! Начинаю забывать, кто из нас тут богохульник.
Из пепельницы взлетело серое облако, осыпавшее все вокруг, включая Библию.
- Как тебе могло прийти в голову, что это... - он не находил слов, потому что вульгарно ругаться не привык. - Что это знамение от Бога. Богу на нас плевать. И мало ли как оно выглядит. Оно пытается меня убить. На чьей ты стороне, твою мать?
- Пока тебя не убило - это все, что я вижу. И тебя не заставляют творить зло.

Первым знаком был свет в море, и дирижабль следовал за ним - оттого, что курс вел на север вдоль океана. Элио пробовал подлететь ближе, чтобы рассмотреть источник, но свет все время удалялся. Американец смотрел на таинственное сияние сквозь стекло, несколько разных линз и даже через ткань, но видел его одинаково четко, и ночью свет оставался столь же ярким. Никто больше его не видел. В Лагосе подводный свет сдвинулся на запад, к Берегу Слоновой Кости, и тут они расстались. Или так показалось. Как выяснилось вскоре, некоторая неведомая сила имела не только другое мнение, но и способность возразить.
В Каир, к другим врачам, они так не добрались.
Сначала все было похоже на действие стрихнина. Но афганец, наблюдавший симптомы, быстро смекнул, что картина не та - к тому же в Лагосе весь экипаж, несмотря на классовую разницу, питался из одного котла. Что случилось бы, продолжай они лететь на север, неизвестно, потому как, стоило лишь развернуться, все прекратилось. Элио спросил, не похоже ли его состояние на падучую болезнь - сумасшествие вообще загадочная вещь, и, может быть, ему было под силу и такое - но даже Арьян-Абдулла, недавно изучивший по просьбе хозяина свежую немецкую монографию об эпилепсии, не смог определиться. Американец, подумав, решил напиться, заснуть мертвым сном и доехать до Каира так. По пробуждении оказалось, что они снова в Нигерии. Арьян сказал, что снаружи происходящее с хозяином выглядело так страшно, что он решил не испытывать судьбу.
То есть, причина всего или могла читать мысли, или в любом случае знала, где они находятся. И не только знала.
Что еще могло заставить без причины вырезать из газеты заметку об экспедиции и каждый день класть ее на стол?

Чем бы оно ни было, у него, возможно, есть материальный источник. Поэтому пока Элио мысленно смирился - затолкав поглубже мысль о том, как он привяжет этот источник к ящику динамита, закурит и подожжет фитиль.
- Все полностью безопасно, если вам не придет мысль меня сдать. Небезопасную часть пока не предлагаю. Но если сдадите, я узнаю. Не стоит. Они все равно не предложат больше меня.
В тенях никто больше не шевелился, и американец расслабился, но все равно они с Блэком напоминали уличного кота и поджарую борзую, готовую сорваться в погоню. Кот был помятый и недоверчивый, но гордый. Не признающий даже в шутку, что  заступник безнадежных - вполне подходящий ему святой.
Борзая понимающе прищурилась.
- Вся эта таинственность - требование работодателя, не мой выбор. Я только посредник и говорю, что могу. Но к слову о безопасности - если найдете такой амулет, как я показывал, не суйтесь с ним в Лондон. Это знаки какого-то тайного оккультного общества, и у них есть серьезные враги. Сами вещицы прокляты, но заставляют тебя думать, что они благословенные, и сносят крышу. Как они это делают, черт разберет, но мое начальство может купить пару для изучения. Куда, говорите, делся ваш знакомый в порту с одним таким?

Отредактировано Elio Ziani (27 мая, 2019г. 06:54:06)

0


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Ангел безнадежных дел