Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Другие истории » [Аркхэм] From the depths of mind


[Аркхэм] From the depths of mind

Сообщений 91 страница 103 из 103

91

Ивэнн была напряжена. Взволнованна. Немного напугана. Она мечтала быть где угодно, но не здесь (вполне естественное желание, он тоже не был счастлив компании). Но о-о-о! с какой скоростью его внезапная знакомая подхватила блеф. Протягивая сигарету, давая ей прикурить, посматривая на эту микромимику сквозь колечко выпущенного дыма, Диего делал один... спорный для себя вывод. Ивэнн так или иначе уже пересекалась с преступным миром, и даже умела вести себя так, чтобы в нём её не убили. Плохо ли это было? Чёрт его знает. Но просто отпустить её после диалога, посетовав что "жаль, что у тебя испортился вечер", определённо будет плохой идеей. Девушке надо будет ещё дать понять, что то, что она тут узнала должно остаться здесь же. Ну что же, мало кто откажется, чтобы её подвезли до дома на Изотте!...
Диего, за пару секунд прокрутивший это в голове, улыбнулся Ивэнн, как улыбался чужим кошкам, когда гладил их за красиво выгнутую спину. Дальше уделять внимание спутнице не получалось - ирландец, выдавая свою нервозность, обошёл стол и сел напротив Диего на столешницу. А-а, ну кто же так делает? Копируя позу противника ты принимаешь его правила игры. Ди почувствовал весьма специфический, можно сказать - профессиональный охотничий азарт. Он назывался - "херли ты меня переспоришь".
О'Бэннион ему не верил, что вполне закономерно, Диего бы тоже себе не верил, но и не мог с ними просто взять и разобраться. Упоительное зрелище, примерно как у прокурора за его столом, когда ты толкаешь речь перед присяжными. Это была маленькая толинка удовольствия, которую, как считал Диего, каждый должен получать от того, что делает. И он не врал, как бы не рвался в лае ирландец. Он просто недоговаривал.
"Но ведь и ты, друг мой, что-то скрываешь", - мимолётно зелёные, от  матушки, глаза прищурились, подмечая детали фраз. Цепляться к словам Ди тоже считал не профдеформацией, а опытом от стажа. Уши зацепили шороховатости в агрессивной, нарочито небрежной "защите". "Потому никто не хочет работать с этим дерьмом"... "Они сами не понимают, что долбят."... Было ощущение, будто бы... ирлашка опасается собственного товара? Охваченный предчувствием разгадки какой-то интересной головоломки, Диего покручивал сигарету между пальцев, и на языке вертелся вопрос, но подача, подача!...
- Спасибо за наводку, - он вскинул брови, будто бы действительно не ожидал помощи от терпящего их сквозь стиснутые зубы кролика, - Это действительно может помочь. Ну и да, как ты понял, на этот рынок мы претендовать не собираемся, отец против дури, и не просто так, я прямо вижу наглядные подтверждения. Но этот галлюциноген что-то... Не буду спрашивать, где вы его откопали, но мне кажется, он ещё нуждается в шлифовке. Несчастные случаи, они до статистики несчастные.
- Я думаю со своими делами мы как нибудь разберемся. Эта дурь уже начинает выходить нам боком.
Ди расставил руки в примирительном жесте, как бы показывая - я не смею лезть в ваши дела. А потом он действительно вспомнил кое-что важное и встрепенулся.
- Один момент, я кое-что вспомнил.
По выражению лица ирландца стало понятно, что лучше бы Драго младший страдал амнезией.
- Я нанимал детектива для расследования дела по моему клиенту, он был с нами на приходе и сейчас, должно быть, где-то...
- Это тот бош, что вылетел из клуба вопя, как-будто его уже жарили и подравшись с нашими парнями?
Диего мысленно проматерился. На батюшкином.
- Допустим, в общих чертах похоже, он уже успел напиться?
- Он успел употребить. И получить побочку. Нам пришлось отправить его в лечебницу Аркхэма, чтобы он не привлекал излишнее внимание к клубу.
- В лечебницу? Эмиль не казался мне психом... - по ходу эта растерянность на время дала ирландцу то чувство уверенности и хозяйской власти, которое он почти потерял за эти несколько минут. Он пронзительно глянул на Драго.
- Вы пришли с детективом, а ты по прежнему порешь, что всё это только твои дела.
- Я пришёл с детективом, который мог быть алкашом, но не психом, а ты говоришь, что его с твоей дури унесло и сразу до дурки.
Они опять скрестили взгляды. Сейчас напряжение в комнате можно было резать, казалось каждый редкий клаксон за окном и треск электрической лампы осязаем. Диего, в целом то, было всё равно до Эмиля, но всё завязывалось в слишком уж странный узел, и этот ирланшка знал один из его концов. Через какое-то время он сказал:
- Если вы не хотите давать свидетельские показания, и чтобы ваши имена были следующими на светских хрониках, лучше оставить пока в покое моё заведение.
- Если вы не хотите, чтобы я давал какие-либо свидетельские показания, я не должен попасть к бобби, - Ди опять улыбнулся. - И я думаю, тут мы можем просто расстаться, пообещав не лезть в дела друг друга, верно?
Они оба врали, но ситуация была патовая.
***
Их отпустили ещё спустя три минуты. О'Бэннион специально выждал, пока подъедет полицейская машина, чтобы вывести Драго не на виду и через служебную дверь. В своём азарте спора Ди не обращал внимание на состояние Леона, и делал это совершенно осознанно. Во-первых, постоянные переглядывания бы были восприняты именно как сговор, и ирландец бы меньше верил ему, если бы Ди то и дело оглядывался на брата. Во-вторых, с Леоном всё было крепко не так, и Ди боялся, что потеряет контроль над ситуацией, если сейчас увидит это лицо. Но итак кожей чувствовалась главная противоестественность всего происходящего в микрокосмосе их семейства. Какую бы агрессию не проявлял О'Бэннион, Леон молчал.
Потому не было ничего удивительного, что буквально покинув гостеприимные покои, Диего первым делом окинул взглядом старшего, снова отметив это застывшее лицо. Он что-то такое видел однажды... лет восемь назад. Когда встречал Леона в порту на взятой из отцовского гаража тачке. Но не потрошить же брата при посторонних...
Теперь Диего посмотрел на Ивэнн, которую на выходе из комнаты О'Бэннионов предусмотрительно взял под руку. Сигарета у той закончилась. И живые глаза уже явно искали пути отступления. Нет, ну они не настолько же плохи, чтобы от них сбегать после часа знакомства.
- Мы тебя подвезём до дома, - сказал Диего, конечно же не спрашивая. А на появившееся было возражение поднял палец, - если ты после всего мной сказанного уйдёшь домой пешочком, то О'Бэннионы первым делом проверят, действительно ли ты с нами пришла. Давай доиграем этот спектакль до конца. Тем более, у нас есть подходящая карета, а я всё ещё хочу поговорить с твоим другом-художником Бэнджи, - на этом моменте Диего заметил что Леон, идущий впереди них из спикизи, вздрогнул. - И в идеале, я бы выделил нам всем чего-то хорошего для компенсации вечера: виски, музыка, десерты...
[icon]http://sh.uploads.ru/PCrOV.png[/icon][nick]Diego Drago[/nick][profile]<div class="prof"><span> 31 год</span><span>Адвокат и сын мафиозного дона</span></div>[/profile][status]I do nothing![/status]

+2

92

[nick]Ewenn Marchand[/nick][status]Ask me no questions, I'll tell you no lies[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/000c/a9/31/13473.png[/icon][profile]27 лет
Ценительница искусств[/profile]Что ж в наблюдательности Диего Драго не откажешь – он поймал ровно тот момент, когда Ивэн готовилась легко, почти ласково забрать собственную руку, отстраниться и начинать прощаться. Чтобы никогда не встретиться вновь. Никогда-никогда. Вообще.
Не то чтобы у нее были какие-то претензии к братцам Драго, или лично Чеширу… Нет, последнему она, пожалуй, была благодарна. В конце концов, выбралась из этого ирландского гадюшника. Выбралась живой, здоровой и даже без убытков, что особенно приятно.
Но. Но! Ирландская мафия, какая-то чересчур странная наркота, сыновья дона, их сошедшие с ума детективы, труп дружка Ронни Кинга и просто трупы – не слишком ли много для одного вечера? Ей нужно всё обдумать, крепко обдумать, желательно за бокальчиком красного, в тишине, покое. В одиночестве. А пока рядом, такой как Диего, думать нужно о том, что говоришь и как говоришь.
Ивэн повернулась. Подняла на мужчину взгляд.
Безусловно, ей хотелось свалить к черту. Безусловно, ей не нравилась идея вести Чешира, сынка дона, к Бэнджи. Безусловно. Вот только аркхэмского адвоката прокатить при желании было бы можно. Драго – нет. Особенно, если хочешь и дальше спокойно работать в одном городе. А потому что? Правильно, виски, музыка, десерты. По крайней мере, до тех пор, пока она не поймет, как ей всё это правильно разыграть.
Возникшая пауза заняла секунды две, не больше. Затем Ивэн все же освободилась, но лишь для того, чтобы взять Диего под руку.
«Хочешь доиграть, Чешир? Доиграем».
Теперь, когда они шли рука об руку, можно было бы хоть по касательной пройтись по карманам, но… нет. Где-то там револьвер, и одна мысль о нем отрезвляла.
- Виски? Только если не ирландский.
«А лучше кьянти. Или шардоне…»
Если уж судьба – вредная стерва – щедро усыпала ее дорогу мафиози, то бонусом должна пойти хотя бы хорошая выпивка. Возможно даже французская.
Момент, когда нужно будет озвучивать собственный адрес, Ивэн сознательно отсрочила, и обратилась к теме более скользкой, но и более злободневной.
- Прежде, чем мы пойдем к моему другу, Диего, я хочу понять, что это всё только что было, уж прости. – Она говорила всё быстрее, но не повышая, а наоборот понижая голос. –  Я имею в виду – частный детектив? И тот парень, в комнатах, он же…
«Умер!» - ясно читалось во взгляде.
Последнее особенно не нравилось Ив, и она не видела смысла это скрывать. Чертовы трупы всегда всё осложняют!
- Что там произошло? – Вопрос адресовался скорее не Чеширу, а его брату, но обращаться к тому напрямую Ивэн поостереглась. Даже со спины выглядел второй Драго мрачнее грозовой тучи.

+2

93

Леон напряженно взглядом следил за окружающими, не вдаваясь толком в происходящий разговор. Его разум пытался осмыслить произошедшее недавно и то, как оно связано с настоящим, миром в реальности которого сомневаться невозможно. Но пару часов он так же думал и про те пещеры с огромным пауком, все происходившее под веществами казалось чудовищно подлинным. Эти мысли словно черви в могильниках первой мировой, разъедали его голову. Картинка не клеилась, Лео не верил, что произошедшее было простым приходом. Это точно было нечто иное, он видел картины Бенджи, он чувствовал боль и сквозняк в туннелях неизвестного мира. Это не сон.
Выйдя из бара ирландцев, Ли снова закурил. Картина мира никак не приобретала целостности, в ней не хватало огромных кусков, она напоминала Бульвар Монмарт кисти Писсарро, но словно ты смотришь впритык. Яркие грубые мазки и совсем не понятно ничерта.
До машины Лео шел молча куря, но лицо его с каждой минутой становилось чуть расслабленее, в своем разуме бывший военный уже сделал наметки следующих действий. Это давало ложное ощущение того, что стало хоть чуточку понятнее.
- Это чертовски интересный вопрос. - произнес Леон, открывая перед Ивен заднюю дверь авто. - Эмиль, тот детектив, был в соседней комнате и тоже принял. А теперь он в дурке. Я искал вашего художника, чтобы он мне объяснил весьма интересное совпадение. - когда девушка село, Ли закрыл за ней дверь, а сам пошел к водительскому месту. Прежде чем завести машину, мужчина открыл бардачок и достал оттуда фляжку.
- Не знаю, рассказал ли мой братец или нет, но я открыл в Аркхэме галерею, сейчас готовлюсь к выставке своих работ. Но все это херня. - старший Драго сделал пару глотков, чуть поморщившись. Алкоголь обжог глотку и теплом отдался в желудке и руках. На возражение брата о вождении, Ли ответил хмурым взглядом. [nick]Leon Drago[/nick][status]Я не псих![/status][icon]https://i.ibb.co/N2nY5HN/image.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span> 35 лет</span><span>Художник, капо и сын мафиозного дона</span></div>[/profile]
- И знаете, тут мне в руки попадает весьма интересная картина руки вашего друга. А примечательна она тем, что на ней наш поехавший в дурку бош, пожимает кому-то руку и на все это злобно смотрит тварь. Но знаете что еще интереснее? Эмиль вашего друга в своей жизни видел примерно ноль раз. - Леон завел машину и мотор тихо заурчал.
- Я не знаю, что за черт там был, но это точно не галлюцинации. - это мужчина уже произнес чуть тише, он протянул правую руку на которой было несколько маленьких царапин и ссадин.  - Я получил их там, а так же ожог на пальцах от раскалившейся зажигалки. И знаете что? Когда я проснулся зажигалка была в кармане холодная. нам нужно найти Эмиля, там я порезал ему ладонь, если порезал остался... - мужчина замолчал ненадолго, поправил зеркало заднего вида так, чтобы можно было видеть в него нового знакомого.
- Кстати, меня зовут Леон Драго, я художник. Куда едем?

+2

94

С братом всё было совсем не так. Вышел такой, сдержанный, осторожный, говорит всё правильно, даже за руки хватать не приходится... Где Леон, который только выйдя за дверь зло и через зубы кострить ирландцев? Где вмятина на стене от кулака или глаза выискивающие жертву на сегодняшний вечер? Где, porca madonna, хоть капля интереса и удивления к их спутнице?! Не то, чтобы всё это было обязательным, но когда в твои повседневные обязанности входит борьба с бушующими эмоциями брата, их отсутствие вызывает сильнейшее подозрение...
Настолько сильное, что когда брат решил ещё и хлебнуть перед поездкой, Ди заикнулся о том, что "может я поведу?..." и наконец словил что-то похожее на типичный взгляд Леона, крайне недовольного жизнью. Даже отлегло. С братом всё ещё всё было как после обстрела траншеи, но это был он.
И он опять начал всё ту же песню... Диего глянул на его руки, действительно покрасневшие от ожога и каким-то макаром уже исцарапанные. А если на теле Ронни Кинга найдут какие-то указывающие на Ли улики? Ещё эта Мэгги, чёрт побери... Сейчас вот ему ещё с одним трупом и убийством не хватало разбираться... Стоп! А ведь Генри был избит в сливу прежде чем выстрелил... А ведь всё сходится... Cagna! Сейчас бы взять этот наркотик и связать с преступлением! Да Генри можно будет вообще полностью отмазать, снять все обвинения и выехать на раскрытии огромного наркокартеля!... Если вычесть тот досадный момент, что они уже заключили договор с О'Бэннионами...
Ди провёл по лице рукой и та замерла на подбородке, будто бы также, как эту мысль он надеялся поймать третью лазейку между двумя положениями. И пока он рассуждал, чем может грозить ему обратная сторона войны с ирлашками, Ивэнн назвала адрес отеля, и брат тронулся с места.
Надо обсудить это всё с Леоном! Ведь совершенно очевидно, что он стал жертвой того же галлюциногена, что и Генри! Но только когда лишних ушей не будет. А пока они есть, стоит их занять чем-то полезным.
Полуобернувшись к Ивэнн, Ди присел на любимого конька.
- У меня для тебя увлекательная история! К сожалению, длина улиц этого историчного, но чахнущего, захолустья не позволит рассказать её в трёх актах, давай ограничимся завязкой? Итак, как ты правильно догадалась, ко мне обратились по делу сына - Генри Кридена - который имел несчастье застрелить брата своей невесты, а потом уверять всех, что убил не брата, а монстра. Хотя парень был конкретно невменяем, более того, перед непосредственно убийством избит так, будто бы с него баклажан собирались рисовать, он отказывался в защите применять сторону того, что делал это... хммм... не вполне осознанно, пока я не проведу расследование его дела. И я, при всех плюсах не занимавшийся никогда полицейской работой, нанял частного детектива. Одного хорошего человека из Аркхэма. Должен сказать, раньше он нариком не был, только сиником, да и то не сразу. Не могу вдаваться в детали частного расследования, уж прости, даже за улыбку, но как не сложно догадаться, оно привело нас в этот притон, где золотая молодёжь балуется сильнейшим галлюциногеном. И пока мы с тобой милейшим образом знакомились, похоже детектив, - "и ты, брат", - решил испробовать вещество на себе. Не знаю, чем он думал, - "чем, ты, блядь, думал?!", - но теперь мы точно знаем, что это вещество в любом здоровом человеке вызывает сильнейшие галлюцинации, при которых человек начинает лунатить и делать вещи неосознанно. Это могло бы мне помочь в защите моего клиента, но есть нюанс... - Ди милейшим образом улыбнулся, предлагая Ивэнн самой закончить тот самый нюанс, который она узнала уже в кабинете О'Бэнионов.
- Нюанс? - Ивэн вздёрнула бровь, выражая скепсис в выборе слова, - По-моему, в этом деле куда больше нюансов.  Пока ты болтал с местным хозяином, его мальчики чирикали между собой. Так вот, у них от этой дряни тоже кто-то сыграл в ящик. Ты уверен, что стоит ворошить такое гнездо?
- Не уверен, - честнейше улыбнулся Ди, и чуть не клацнул зубами, поскольку Леон круто набирал в поворот. Он глянул на спидометр авто, потом на дорогу, потом на Леона... решил пока промолчать, хотя очень хотелось попросить быть с его девочкой поаккуратнее. С Изоттой, конечно, - Не уверен в том, что множественные нюансы тут не станут препятствием, но ты верно подметила - кто-то сыграл в ящик. А ещё, если вспомнить все детали нашего милейшего разговора с ирлашкой, он... похоже не в восторге от наркотика, которым торгует.
- Это странно, - подал голос Леон, - Если его не устраивает товар, то давно мог спрыгнуть. Я сомневаюсь, что О'Бэннионы, которые держат весь город, жалуются на нищету. Интересно, в причина. Где тут собака зарыта?
Ди опять бросил быстрый взгляд на крайне сдержанного Леона, но подхватил и продолжил:
- "Никто не хочет работать с этим дерьмом", "Эта дурь уже начинает выходить нам боком", - процитировал Ди, даже спародировав ирландский акцент, - Такое чувство, что дрань им просто пихнули. Причём они были не первыми, кому это пихнули. Могу тебе сказать, солнце, что это так не работает. Крупная семья не начнёт делать то, что ей не нравится, если на неё не надавить. Очень сильно надавить. И, возможно, если узнать первоисточник проблемы и вскрыть его, в выйгрыше могут остаться если не все, то, как минимум, все пострадавшие. Твой Бэнджи в том числе. Ведь уже очевидно, что он стал жертвой этой дряни.
***
- Могут остаться в выигрыше. А могут просто остаться… где-то. Ну, знаешь, откуда никто никого не достает. – Ивэн готовила к этой фразе такой пространный, изящный жест рукой, но тут машина в очередной раз вильнула, и взмах вышел скорее судорожный; похоже, уникальный стиль вождения Леона Драго мог отправить ее в это «где-то» раньше, чем планировалось.
- Так вот, - она восстановила равновесие, - если Бэнджи, да и что уж – я сама! – в это ввязываемся, то я не хочу рассчитывать на анонимную дачу показаний или силу закона этой чудесной страны. Нет, милый, так это не сработает. Я хочу защиты от вас, - Ивэн перевела взгляд с Чешира, на зеркало заднего вида, чтобы видеть второго брата. – От Драго.
***
Язык у дамы подвешен был как надо, и в целом, не просила же она ничего такого сверх... Или просила? Оценивая с позиции "дамы в беде" - нанонимность её "дел с мафией, как она представляла всё предприятие, была резонной. Но возвращаясь мыслями к их знакомству... Ди слегка рассмеялся, качая головой.
- Боже-боже! Какое очаровательное стереотипное мышление!  Я бы сказал, почти образчик прокурорских докладов. Меня всегда умиляла логика преемственности пороков. Давай я приведу ещё один пример, наглядно демонстрирующий, почему стереотипы - это плохо. В комнату к спящим состоятельным мужчинам, взломав замок, прокрадывается девушка. Она начинает обшаривать карманы, что-то берет себе в сумку. Что должен сделать повинуясь стереотипам человек? Наверное поднять шум, вызвать охрану, может даже привлечь полицию, верно? Допустим, он этого не делает, желая выяснить причины такого поступка. Он узнаёт, и не проверяет имя девушки, принимает на веру и её рассказ про друга, не вдаваясь в подробности таких странных методов, прикрывает от опасного внимания местных гангстеров, в некотором смысле, берет под ответственность незнакомого человека. Сделал бы так человек, обременённый стереотипами? А потом девушка называет ещё и отель, наверняка являющийся отнюдь не её постоянной резиденцией. Итого он бы наверняка должен был бы всё проверить, правда? Ведь такой набор навыков, знаний и хладнокровия может быть равно присущ как и журналистке, так и шпиону, вору, аферисту, дилетанту... - Диего улыбнулся, - Но, может, и понадеется, что из чувства долга, девушка просто воспользуется помощью и сохранит статус кво, не оборачиваясь на стереотипы. Как думаешь, что в такой ситуации лучше выбрать?
Ивэнн, приподняв бровь, помолчала, явно взвешивая степень угрозы во всём этом монологе. С точки зрения Диего - угрозы тут пока не было. Так, расстановка фигур на столе, приоритетов, исходных данных... Леон, заметив молчание спутницы, добавил от себя, переведя взгляд в зеркало заднего вида.
- Можешь это не брать в голову - чуть покровительственно отметил старший Драго, на что бровью дёрнул уже Диего. "В смысле не брать в голову? Я для кого тут старался?", - Друзей нашей семьи ни одна тварь тронуть не рискует. Если ты боишься этих кроликов, то я могу приставить к тебе одного из парней. Что думаешь, Диего, Фрэнка дернем?
***
«Шпионка? Серьезно?!»
Да уж, когда Чешир пытался в стереотипы, то с его фантазий можно было бульварные романы писать. А про дилетантку так и вовсе обидно!
Однако, обижаться было совершенно не время, Ивэн поняла, что, кажется, переиграла и имеет шансы получить телохранителя из рядов местной мафии.
Она улыбнулась  - такой светлой, немного растерянной и чуть-чуть польщенной «Как это мило, я прям не ожидала» улыбкой:
- Скажем так… я их опасаюсь. Возможно, заслуженно, возможно, нет. И если опасения эти хоть немного подтвердятся, то я с огромным удовольствием воспользуюсь этим предложением. Уверенна, Фрэнк – чудесная компания, с ним я буду в полной безопасности. А пока… - она откинулась на спинку, вновь обратив взгляд к Диего, - я не хочу, чтобы вы думали, будто девушка не ценит оказанное ей доверие. Это вовсе не так. Всё что мне нужно, это знать: если - когда! -  ситуация станет много сложнее, ваши поступки  останутся столь же нестереотипными. И тогда… - улыбаясь, Ивэн слегка пожала плечами, - моё чувство долга будет поистине безграничным.
***
Диего подумал, что тоже не захотел бы себе Фрэнка в няньки, хотя бы потому, что тот никудышный собеседник и малость отпугивает прохожих шрамом через губу и подбородок. Но эта худенькая и куколка бы смотрелась крайне иронично рядом с шести с лишним фунтовым солдатом.
Впрочем, вернёмся к безграничному чувству долга. Иронично, когда люди говорят это слово - "безгранично" - они себе слабо представляют безграничную фантазию. Итак, Диего белозубо улыбнулся, видимо соревнуясь с Ивэнн в лицедействе.
- Мы помним всё хорошее, Ивэнн, и никогда не платим за него плохим. Всё просто. Если - когда - ситуация станет сложнее не из-за вас и не вашими стараниями, то я думаю, что мы вас удивим только в хорошем смысле. О, Леон, притормози! - Диего увидел в заднем стекле мелькнувшую витрину, и Леон, всё ещё выдававший свои нервы лихим вождением, резковато затормозил. Всех тряхнуло, а Ди не замедлил по этому поводу буркнуть.
- Будешь так водить, и всё что я куплю на троих, разделю на двоих, и вторым будешь не ты, - и ловко выскользнул из авто, направляясь к кондитерской лавке. Он, вроде обещал там что-то вкусное?

[icon]http://sh.uploads.ru/PCrOV.png[/icon][nick]Diego Drago[/nick][profile]<div class="prof"><span> 31 год</span><span>Адвокат и сын мафиозного дона</span></div>[/profile][status]I do nothing![/status]

+2

95

[nick]Ewenn Marchand[/nick][status]Ask me no questions, I'll tell you no lies[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/000c/a9/31/13473.png[/icon][profile]27 лет
Ценительница искусств[/profile]«Веди себя хорошо – всё будет в ажуре» - вот что сказал Чешир, если подвести итог. Что ж, вести себя хорошо Ивэн умела. Да она только этим всю жизнь и занималась – вела себя хорошо, заставляя людей давать то, что ей нужно. Возможно, братья Драго не станут исключением.
Посему и резкую остановку, и внезапные дела Диего она приняла с видом человека, который всю жизнь только так и ездил с сыновьями дона. Когда захлопнулась дверца, повисла пауза, и можно было переждать ее тихой кошечкой на заднем сидении, но… Всегда есть «но».
Эхом, раз за разом в памяти звучали слова: «я открыл галерею», «я художник»… Фразы вились как угри, быстрые, верткие, и даже под грузом новой информации, где-то на подкорке, на уровне чутья, Ивэн чувствовала тут самую важную вещь на свете – возможность.
Ее собственные поиски, те, которые привели в Аркхэм, шли ни шатко, ни валко. Ее время уходило, ее цель казалась неуловимой, каждый найденный ею след оказывался пустышкой. Появившись в городе, она не слишком интересовалась архивами современных галерей – те просто не содержали нужной ей информации. В местную же творческую тусовку, где курсировали самые разные слухи, ее должен был ввести Бэн, но увы-увы! – единственное, куда он мог нынче ввести, это общество носителей смирительных рубашек. Так себе перспектива.
И вот теперь…
…я открыл галерею… готовлюсь к выставке. Я художник.
«Всё херня, говоришь?»
Леон Драго совсем, совсем черт побери, не походил на легкую безопасную цель. Совсем.
Ивэн толкнула себя вперед, не давая возможности передумать.
- Леон… - она чуть наклонилась, оперлась предплечьем о верх водительского кресла, - я могу тебя так называть? Ты сказал, что недавно открыл галерею. Готовишь выставку… - голос звучал в меру заинтересованно, но без перебора, в нём было куда больше от женского мурлыканья, чем допроса. – Из-за всего этого планы, наверное, изменятся, да?

+2

96

Диего был славным малым. Несмотря на внешнюю поверхностность и легкомыслие, в нем были те самые черты, за которые Лео любил его не только как брата, но и как лучшего друга. Но иногда его брат начинал слишком наглеть.
- Ди, да ты ох… - мужчина бросил косой взгляд туда, где сидела Ивэн. Привитое матерью воспитание не давало слишком много ругаться при женщинах. По крайней мере ровно до того момента, пока они не упали в глазах Леона. Ивэн еще не успела.
- …ренел. Прокинешь меня – пойдешь пешком. – успел заявить мужчина, прежде чем его юркий брат скрылся. Ли задумчиво смотрел сквозь лобовое стекло, барабаня пальцем по рулю. С каждой минутой тот странный мир отпускал его, возвращаясь в нынешнюю рутинную реальность. Мысли становились все более обыденными, где-то на грани сознания он отметил, что ему бы переодеться и сменить рубашку, а еще нужно выгулять Ларса. Мужчинга бросил взгляд в зеркало заднего вида на девушку, буквально на долю секунды. Из их разговора с Диего он очень примерно понял, кто она, но до конца всю историю так и не знал. Нужно будет потом расспросить мелкого.
- Леон… - голос мягкий, практически мурчавший раздался совсем близко. Мужчина инстинктивно подобрался, переключившись с странных событий, про которые он уже устал думать, на девушку. Девушки это намного приятнее, чем чертовы пальто и огромные пауки.
- Можешь называть меня Лео, а вот как называть тебя, ты все еще не сказала – Драго с улыбкой повернулся к даме. В его словах и жестах появилась вальяжность, что-то неуловимо поменялось.
- Да, должен сказать, что в этой дыре, она произвела фурор. Не удивительно, тут из развлечений почти нихера. – Ли открыл дверь и достал портсигар. Если брат увидит, то наверняка проест плешь, своим ворчанием, что Леон опять прокурил салон его драгоценной Изоточки.
- Я не думаю, что какая-то возня помешает мне. На выставку приглашены важные люди, они уже освободили день в своём графике. Друг художник, вопросы про галерею… - Леон посмотрел в зеркало, чтобы поймать взгляд собеседницы. – Дама любит искусство?

***

- О, где мои манеры? – Ивэн рассмеялась. – Ты должен меня простить, это был совершенно безумный вечер. Ивэнна Пиерр. Для друзей – Ивэн.
Запах сигаретного дыма успокаивал и поощрял: когда мужчина вот так спокойно вальяжно курит – всё идёт как нужно.
- Кто же его не любит? – Ив поймала взгляд собеседника и улыбнулась. – Да только вся Европа нынче похожа на этот городок. Я имею в виду – прошлогодний Солсбери? Трагедия в трех актах. А в Вене по-прежнему стоит бывать лишь ради Климта. Ничего нового, ничего… - она неопределенно повела плечом. – По сторону океана просто обязано найтись что-то любопытное.

***

Леон усмехнулся, вспоминая Европу в ином ключе, в рытвинах и обтянутую колючей проволокой. Это воспоминание не дарило сейчас ничего кроме раздражения. Лео попытался отгородиться от этого, снова возвращая все свое внимание к обладательнице красивых ножек.
- И именно ради этого ты приехала сюда, в Аркхэм? Такой себе выбор - мужчина протянул Ивенн портсигар, предлагая закурить.
- И что же, ты просто из любителей вальяжно ходить рядом с картинами или сама имеешь отношение к чему-то? – он видел много тех дам, что крутилось в «высокоинтеллектуальной» среде. Некоторым из них и правда было интересно, другие же просто хотели подцепить себе мужа с самым большим кошельком. 

***

- Сюда я приехала из-за Бэна, - сигарету Ив взяла и тут же поспешила сменить тему, чтоб не приведи Боже, не сбить нужный настрой. – Что-то среднее. Сама я никогда не писала. – Она чуть склонила голову, чтобы удобнее было подкурить от протянутой зажигалки, а затем, выдохнув дым, продолжила. – Но ты знаешь, как это бывает – пара хороших знакомых в Кристис, добрый приятель в Сотбис, и вот уже моя вальяжная прогулка может стать чьей-то хорошей сделкой.

***

- А не думали попробовать? - Леон подкурил сигарету. - У вас очень красивые руки, думаю кисть в них смотрелась бы эффект, а если не сами, то любой художник пол жизни бы отдал, чтобы вас написать. - мужчина захлопнул зажигалку, и убрал ее в карман. Он окончательно ушел мыслями от произошедшего недавно.
- Мы с вами в этом коллеги. Я здесь еще и потому, что хочу найти интересных художников. В этой глуши мало кто знает мое имя, я известен больше в крупных городах. Мир всей этой богемнутой на голову публики тесен. - говорил мужчина о своих связях небрежно, словно, не придавая этому большого значения.

***

- О-о, боюсь, этим талантом я обделена. Зато, - она бросила хитровато-польщенный взгляд из-под опущенных ресниц, - всегда открыта для предложений. И даже не потребую за это полжизни.
Мужское внимание и расположение Ивэн чувствовала так же верно, как акула – кровь. И в ответ готова была стелить всё мягче и мягче.
На свете не существовало ее портрета. Нигде. Никогда. Своим художникам она прямо запрещала делать с себя даже наброски, а посторонних кормила ласковыми и никогда не исполненными обещаниями.
Портрет – особенно хорошо исполненный! – это след. А следов Ивэн Маршан не оставляла.
- Ужасно тесен. И… - сигарета описала небольшой полукруг, на безымянном пальце острой искоркой сверкнул бриллиант, - давай назовем это «специфичен». Но кажется, мне сегодня повезло. Возможно, в один прекрасный день мы сможем помочь друг другу? Как и пристало коллегам. Что скажешь, Лео?

***
[nick]Leon Drago[/nick][status]Я не псих![/status][icon]https://i.ibb.co/N2nY5HN/image.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span> 35 лет</span><span>Художник, капо и сын мафиозного дона</span></div>[/profile]
- Связи с обворожительными женщинами никогда не бывают лишними. Как ценитель искусства, ты захочешь посетить мою выставку. Я могу отправить тебе приглашение. – Лео улыбался Ивэн, мысленно смеясь с того, как часто брат ворчал на него, заявляя, что художественное образование дает Леону «лишний козырь». Но козыри не бывают лишними, а очаровать девушку в своих «владения» всегда легче.

***
- Я с удовольствием его приму. И уверена, - улыбка, которая играла сейчас на губах, была самой искренней на свете, - не разочаруюсь.

+2

97

Диего взял небольшую паузу в их торгах с Ивэнн, и на время передал её брату, очень надеясь, что присутствие девушки его немного расслабит. Самому Диего тоже сейчас очень хотелось расслабиться, желательно тоже в компании девушки, но рациональная сторона напоминала о том, что кто-то днём рылся в квартире, час назад бах жахнул местный наркотик, десять минут назад проснулся в комнате с трупом, и сейчас на них пристально смотрят О'Бэннионы. С таким багажом на хвосте ты не то что любовью заниматься - покурить без оглядки не сможешь.
И вместо вечно лёгкой, почти танцующей походки, он шёл быстро, резковато, взлетая по ступеням пекарни.
Он не имел представления, что там ест их новая знакомая, и, честно говоря, гораздо больше думал над тем, как с её помощью оказаться в палате Бэнджи, чем над вишней или малиной. В итоге решил, что клубника с заварным кремом нравилась подавляющему большинству знакомых ему женщин, если только не считать тётю Ребекку.
Брату за все неприятности, что он сегодня доставил, Диего взял желе с мармеладом. В маленьком стаканчике...
Когда он запрыгнул назад в машину, эти двое уже поменяли позы. Леон вальяжно закинул руку на спинку сидения, Ивэнн заинтересованно подалась вперёд.
- Без понятия насколько, но это должно быть вкусно, - он передал бумажный пакет с корзинкой с клубникой в креме Ивэнн, открыл бардачок, передал ещё и красивую, обитую тиснённой кожей флягу, - Аперитив. А это тебе, - с гаденькой улыбкой отдал он брату желе в стаканчике.
- Итак, раз уж мы решили идти к Бэнджи, есть важный момент. Нам придётся предстать немного другими личностями. Особенно тебе, - Диего глянул на Ивэнн, - Подругу к больному не пустят. А вот сестру...
[icon]http://sh.uploads.ru/PCrOV.png[/icon][nick]Diego Drago[/nick][profile]<div class="prof"><span> 31 год</span><span>Адвокат и сын мафиозного дона</span></div>[/profile][status]I do nothing![/status]

+2

98

https://i.ibb.co/C9zYbrG/image.jpg
[icon]http://sh.uploads.ru/PCrOV.png[/icon][nick]Diego Drago[/nick][profile]<div class="prof"><span> 31 год</span><span>Адвокат и сын мафиозного дона</span></div>[/profile][status]I do nothing![/status]

+1

99

Какой же брат упёртый баран! Порой от него хотелось уехать на трассу и гнать, пока не доедешь если не до Чикаго, то до Нью-Йорка и не возвращаться пару дней! Пол ночи Ди доказывал ему, что всё произошедшее - результат чёртового наркотика. Что уже есть грёбанная статистика. Что настолько сильный эффект именно потому, что он жахнул огромную дозу. "Более того, я уверен, что сегодня ночью ты опять будешь лунатить, из-за того, сколько принял!". Он объяснял, что это похоже на дело его подчинённого, и все эти порезы ожоги он мог нанести сам в лунатизме ("Да ты в тот раз вообще на меня не реагировал, как и на стены, косяки и двери!"), что его мозг сам дорисовал этому удары от Эмиля, падения и следы от зажигалки. Раз за разом, проводя параллели с тем, сколько уже людей улетело в психушку. Матерясь внутри на всех трёх языках, брату он всё говорил дипломатично, пока тот орал и носился по комнате загнанным львом. Диего даже пожалел, что к этому моменту они уже высадили Ивэнн у отеля, может присутствие девушки бы заставило его хоть немного сдерживаться. Когда Леон сдался и согласился, что это похоже на одинаковые симптомы, и они наконец отправились спать, брат опять встал среди ночи и пошёл рисовать...
На утро Диего не стал повторять "Я же говорил", просто заварил им кофе способный поднять из могилы и со дна реки. Спросил, нормально ли Леону ехать сейчас в лечебницу, или может попробует ещё отоспаться. Получил что-то нелестное.
Stronzo insopportabile*.
Диего провёл в ванной минут двадцать, зачёсывая причёску и приводя себя в лощёный вид, но какой-то след недосыпа проступал сквозь напускную лощёность. Настроение от этого не улучшалось.
Кто-то из них двоих должен сохранять здравомыслие. И это будет он.
Потому Диего вперёд брата сел за руль, с самым невинным видом, как-будто просто задумался и занял водительское сидение по привычке.
***
- Ты прекрасно выглядишь, - улыбка его была... утренней. Определённо не такой лучезарной, но открывая перед Ивэнн дверь машины он максимально делал вид, что совершенно всё отлично и идёт по плану. - Как нам стоит тебя называть?
Девушка назвала имя и Диего кивнул.
- Славно, план простой, - говорил он, трогаясь от отеля и разгоняясь по маломашинным улицам городка в лучших традициях старой Новой Англии, - Ты сестра Бэнджи, хочешь проведать брата и обсудить с глав врачом возможность перевода его в больницу рядом с домом. Бумаги на перевод нам ещё не выдали, требуется получить его диагноз и вывод, в каком он состоянии. Больница-приниматель на основании этого будет решать, готова ли взять нового пациента и есть ли у неё все условия содержания. Поскольку мы пока не можем никуда забрать Бэнджи на самом деле, этот обман вполне достоверный и если и вскроется, то много дней спустя. Я - твой адвокат. Ты приехала и наняла меня уже здесь, потому что ничего не понимаешь в этих бумажках и тебе нужен стряпчий на месте. Он, - Диего кивнул на брата на соседнем сидении. - Хм, в целом вы вправе сами решить под каким предлогом он пойдёт с нами. Приедем, поговорим с Бэнджи, постараемся получить пару конкретных имён, и возможно выйдем на голову этой рыбы, с которой всё начало гнить, славно?
Диего опять улыбнулся Ивэнн в зеркало заднего вида. Он очень старался, но сейчас хотелось скорее зевнуть.
Аркхэмовская лечебница стояла особняком практически на выезде из города, на самом сервере Даунтауна. Огромный старомодный особняк, немного отдающий концом прошлого века. Надо сказать, что больница была довольно большой для такого городка, вроде как она была рассчитана разом на пятьдесят пациентов, потому здание было двухэтажным с третьим, техническим этажом и внутренним двором. Если бы не грозно зарешёченные окна, высокий забор и увядающие по октябрьской погоде деревья, она могла бы выглядеть... презентабельно.
Но то ли сам характер местной лечебницы, то ли погода (пасмурная и ветреная), то ли цель их визита языком слизывала всякий оптимизм.
- Мэм, - галантно подал руку Ивэнн Диего, после передав её на поруки Леона. Сам он пошёл первым, мимо лениво подметающего дорожку от листьев дворника. Шкряб-шкряб-шкряб царапал не выспавшееся сознание в этой тишине. Холл больницы был пустым. Сонная медсестра на рецепции читала журнал, подняв на гостей весьма удивлённый взгляд.
- Добрый день, мисс, - на этот раз улыбка вышла практически идеальной, - Мы здесь для того, чтобы встретиться с одним вашим пациентом и его лечащим врачом.
- Да? - крайне удивлённо, и нехотя откладывая газету сказала девушка. Диего краем глаза увидел заголовок первой полосы: "Стивен Мейден отравился или был отравлен?", и почему он не затормозил у мальчика с газетами сегодня по пути? Теряет хватку. - А кто вы и, собственно, к кому именно? - вернула его внимание девушка, облизывая палец и открывая книгу для посетителей. Диего кивнул Ивэнн.
__________________
*Невыносимый засранец
[icon]http://sh.uploads.ru/PCrOV.png[/icon][nick]Diego Drago[/nick][profile]<div class="prof"><span> 31 год</span><span>Адвокат и сын мафиозного дона</span></div>[/profile][status]I do nothing![/status]

+1

100

[nick]Ewenn Marchand[/nick][status]Ask me no questions, I'll tell you no lies[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/000c/a9/31/13473.png[/icon][profile]27 лет
Ценительница искусств[/profile]Прямо с утра произошло две вещи.
Во-первых, конкурс улыбок она у Чешира выиграла – та, которой Ивэн встретила комплимент, была воистину лучезарной.
Во-вторых, «запасное» имя она проиграла.
- Рене Гайлар.
Не сказать, что жертва эта далась без труда: братья Драго теперь знали до обидного много. С другой стороны, не похоже, что это их слишком уж волновало. Благодарность в обмен на статус-кво это не намек даже, а прямым тексом выданное: пока ты помогаешь, можешь хранить на здоровье свои секреты.
«Что ж… - думала Ивэн вчера, доедая десерт, - с этим можно жить. И даже работать».
Клубника временно примирила ее с местной мафией.
Впрочем, это не значит, что не нужно перестраховаться: отель, куда ее привезли на красавице-Изотте, естественно, был совершенно левым. Однако, Ивэн это быстро исправила, сняла на неделю лучший номер и, чуть погодя, перевезла туда часть вещей. Не стоит хранить все яйца в одной корзине, все дела.
На том день и завершился.
А этот начался с того, что она откомандировала мальчишку-посыльного с тремя телеграммами на почту, позавтракала и стала готовиться к поездке в сумасшедший дом.
Даже в мыслях звучало не очень жизнеутверждающе. И выглядело тоже.
Стоя перед шкафом, она думала, что тут нужна спокойная сдержанность, такое благородное подавляющее богатство, флёр денег, который сам по себе отметает половину неудобных вопросов. В конце выбор пал на темно-синее платье с серебристым шелковым шитьем вдоль горловины и подола, туфли в тон, темные перчатки, шляпку отороченную светло-серой шелковой лентой и жемчужно-серое пальто с роскошным серебристо-черным лисьим воротником. В ход пошел и гарнитур Картье – жемчужные сережки, нить браслета и две нити ожерелья с бриллиантовой застежкой.
Результатом Ивэн осталась довольна – ничего кричащего, все предельно сообразно.
Теперь, сидя в машине, она оправила воротник, и улыбнулась отражению Чешира.
- Хорошая история. Простая, поэтому хорошая вдвойне.
«Ловко сочиняешь».
Взгляд обратился к Леону.
- Думаю, нам нужно что-то семейное, но без лишней сложности, без перебора. Fiancйe? Скажем, мы должны пожениться весной, я заканчивала свои дела в Нью-Йорке, но случилось, что случилось, и вот я здесь…
«…тоскую по недописанному Гойе. Бэнджи, Бэнджи, ну какого черта ты стал заправляться именно сейчас?» 
Ивэн понятия не имела, насколько лечебница Аркхэма похожа на все остальные, потому что в домах для скорбных умом бывать не доводилось – психи не покупают произведений искусства, не носят драгоценностей, не выписывают чеков. Психи с диагнозом, конечно.
Первая лечебница в жизни напоминала топь. Тихую, неподвижную, совершенно мертвую, предательски зыбкую. Она словно выпала из другого мира: мира, где не играла музыка, где не было веселых, хорошо одетых людей, где не пили «Вдову Клико», не смеялись, не танцевали и не покупали всё и всех.
Впервые кольнуло сомнение.
Она взяла Леона под руку еще у машины: мягкий, ненавязчивый жест, призванный работать на их легенду. Теперь же ее совершенно искренне радовало, что рядом идёт мужчина; если в ее манерах до этого и оставалась некая формальность, нынче она исчезла, Ивэн по-настоящему держалась своего «жениха».
В холле – таком же тихом и пустом – неуверенность только усилилась, и это разозлило.
Это не ирландцы, черт возьми! Подумаешь, навешать лапши на уши сонной клуше и местному мозгоправу, вот еще, проблема. Уж явно не сложнее, чем со службой безопасности герцога в Люксембурге.
Она приняла подачу Диего без запинки. Шагнула вперед. Исчезла даже тень неуверенности, неуловимо изменился акцент и поворот головы.
- Доброе утро, mademoiselle. Меня зовут Рене Гайлар. Мой брат Бэнджамин Кроу был некоторое время назад госпитализирован. Теперь он содержится здесь, и я очень хотела бы встретиться с его лечащим врачом. Признаться, всё это так внезапно, я несколько растеряна и буду очень благодарна за помощь, mademoiselle, - на стойку лег темный клатч с витиеватой серебряной монограммой.

+2

101

Конечно, все из-за того, что Леон наркоман. Других объяснений происходящему не было и не могло быть. Он готов был спорить с Диего до хрипоты. Но боевой настрой мужчины угасал с каждым новым аргументом брата. Они поспорили, поссорились, но точку зрения Диего ли все же принял, как самую возможную. Ночь только подтвердила.
И все же одно выпадало из всей этой теории - картины. Как бы не убеждал брат, даже рисуя в одном стиле художники получали разные полотна. Картины - это как почерк или отпечатки пальцев они могут быть похожи, но идентичны - никогда. Возможно остатки ответов на то, что именно и как происходит мог дать Бенджи запертый в дурке. Леон очень хотел увидеть этого человека, послав нахер брата предложившего отоспаться вместо поездки.
Леону хватит пары чашек кофе и сигарет, чтобы его организм смирился с недостатком сна. Там бывали утра и похуже, например когда в еще еле колыхавшемся мареве заката слышались звуки наступления.
А здесь не вона даже, так, небольшая грызня за право вести тачку.
***
План их был прост, как пять центов. наверное, это хорошо, чем сложнее план, тем больше вещей, которые могут пойти не так. Сыграть добропорядочного мужа или жениха не так сложно, как то думают многие. У него всегда получалось, даже в те моменты когда его брак шатался и трещал по швам.
- Да, а я не смог оставить тебя в такой сложный период одну. Да и вообще последнее время одинокие прогулки в незнакомых городах опасны - Леон улыбнулся. Несмотря на рваный сон, он выглядел опрятно и относительно бодро.
- Думаю мне не составит труда справиться с подобной ролью. - мужчина выглянул за окно. Психиотричекая лечебница не то что впечатляла, но заставляла неприятно поежиться. В голову сразу заползла мысль, что он может оказаться здесь, если все не прекратиться, но мысль эта сразу резко была пресечена. Он не псих! Не наркоман! Просто так вышло!
Но несмотря на это убеждение, что-то тяжелое словно довлело над ним.
У машины Рене взяла его под руку, он ненадолго накрыл её ладонь своей, вживаясь в роль. Больница пугала его где-то на уровне подсознания, но чем больше легкое чувство страха щекотало нервы, тем агрессивнее он храбрился внутри, идя наперекор.
Больничный холл встретил чистотой и странным медицинским запахом. Игра началась.
- И да, мы хотели побыстрее бы решить этот вопрос. Сами понимаете. - немного вальяжно Лео махнул рукой, стараясь не смотреть лишний раз по сторонам.
Медсестра еще раз оглядела посетителей и поднялась с места
- Джинджер... - окликнула она ближайшую медсестру - смени меня на посту. - она отшла на какое-то время, но вскоре вернулась.
- Пройдемте, доктор сказал, что примет вас. - она подхватила какие-то папки со стола и встав, направилась к левому коридору.
- Дорогая, как ты думаешь, нам удастся поговорить с твоим родственником? - Леон обращался сейчас не только к Рене, но взгляд его был направлен исключительно на нее. [nick]Leon Drago[/nick][status]Я не псих![/status][icon]https://i.ibb.co/N2nY5HN/image.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span> 35 лет</span><span>Художник, капо и сын мафиозного дона</span></div>[/profile]

+2

102

Тени медленно перетекали по столу, когда рука доктора двигалась заполняя очередной бланк. невесомые хищники они ждали наступления ночь, чтобы вырасти и вторгнуться в чужие умы, разрывая их как падальщик разрывает плоть. Последнее время больные спали плохо, сжираемые кошмарами и непонятными видениями. Не все, только избранные игрушки в его маленьком кукольном домике с решетками на окнах.
Брошенные, безумные, сломанные они не нужны были никому. О их существовании если не забыли, то пытались не вспоминать. Общество отвергло чужеродный больной нарост, заперев его подальше от своих глаз. Нет, Винсент не был стервятником, он был в меньшей степени ученым и в большим творцом, художником. В искалеченных чужих игрушках он видел красоту, слышал в страдании еле уловимую прекрасную мелодию. Он был тем немногим, кому не были безразличны эти игрушки.  [nick]Vincent Malro[/nick][status]Вы хотите об этом поговорить?[/status][icon]https://i.ibb.co/frDjBzP/image.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>38 лет</span><span>Психиатр</span>[/profile]
Он их любил.
Он ими дорожил.
Он ненавидел когда их отнимают.
Тонкую грань равновесия времени и состояния разорвал вдребезги стук. Винсент с раздражением глянул на вошедшую медсестру, отложил в сторону ручку.
- Я слушаю - мягкий вкрадчивый голос звучал в тиши кабинета
- Доктор Мальро, там посетители по поводу мистера Кроу.
- Я поговорю с ними, проводите их ко мне. Спасибо - он проводил взглядом закрывшуюся дверь.
Доктор был удивлен тому, что у этого человека нашлись родственники. Кроу. Его славный мальчик, который рассказывал ему о мирах незримых для других. Мешал в своих безумных речах правду и вымысел. А еще! О! Он рисовал картины в пересечении прошлого, будущего и того, что не случиться никогда.
Игрушка, брошенная богатыми детками.
Одна из жемчужин его коллекции.
Мужчина поднялся со своего места, снял с вешалки идеально отглаженный белый халат и надел его. Вышивка на кармане сообщала его имя и фамилию. Взяв ручку он замер над формуляром. Он ждал стука в дверь. Время в эти моменты потеряло ценность.
В дверь постучали.
- Доктор Мальро?
- Да, входите, прошу вас - все тот же мягкий голос. Дверь открывается снова, медсестра проводит в кабинет троих. - Прошу вас, присаживайтесь. - в его кабинете, почти стерильном, за исключением причудливой лампы и фотографии отца на столе, всего два стула. Пускай вошедший сами установят иерархию.
- Я лечащий врач, доктор Винсент Мальро. - он подал руку, так принято по социальным нормам - Что вы хотели обсудить? - взгляд его быстро пробегался по вошедшим остановившись дольше всех на девушке, которую Винсент счел приятной. Анне бы она понравилась. Затем мазнул по внешне не интересному блондину и остановился на темноволосом. Неприязненность скользнула в нем. Мальро чувствовал, что этот человек один из тех животных, которые не одарены интеллектом. Только грубая сила и ни капли иного. Но несмотря на это лицо было спокойно и добродушно.
Он же добрый доктор.

+2

103

Хочешь, чтобы брат начал вести себя более осторожно - поставь рядом женщину. Особенно идеально, конечно, сработала бы женщина из их семьи, но ни с кем из сестёр он бы сюда не пошёл, с другой стороны. А Рене-Ивэнн, сама того не зная, делала своим присутствием большую услугу Диего. Чего он ей, конечно, не скажет, а то с него ещё счёт потребуют. Их коточка-спутница явно была очень продуманной девушкой. Об этом говорил даже идеально подобранный костюм и акцент. Слишком хорошо для журналистки... Нет-нет, он всё ещё не собирался лезть ей под кожу с вопросами о средствах заработка, но ведь просто любопытствовать и узнавать украдкой ему никто не запрещал? По крайней мере, такого пункта они точно не обговаривали...
Он крутил всё это в голове, в ожидании, пока в этом стоячем скучном мареве больницы произойдёт всколыхнутое ими действо. Но больше походило на то, что они оказались в какой-то вымершей пещере, куда крикнули, и эхо недолго побродив по сводам, вернулось к ним в лице вечно чем-то недовольной мед. сестры.
Пока вся компания двигалась по коридору, Ди отмечал запустение и тишину. Не было, как в иной больнице, снующих врачей, сидящих на скамейках пациентов, шушукающих мед.сестёр. Не то, чтобы он всё это любил, для него любая больница была тем ещё местечком, но без этого привычного антуража окружение казалось мёртвым окончательно и бесповоротно. Только бело-зелёная старая плитка, тень от квадратных окон на полу, закрытые двери, и перестук их шагов. В тюрьме и то веселее...
Местные обитатели будто бы намеревались последовать примеру сей обезличенности - серые и невыразительные мед.сёстры сменились невыразительным же кабинетом. Он был неприятно стерильным, лишённым нормального человеческого желания к комфорту, в нём не впитался в кожу и дерево запах дорогих сигарет, на столе доктора не стояла новомодная тумба, патефон или, хотя бы, фотография Лиллиан Гиш или Полы Негри. Единственное относительно живое здесь были голубые глаза самого доктора, очевидно их с братом ровесника. Но определённо не в том смысле "живом", в каком об этом пишут в газетных кинорецензиях о новом фильме мэтра Чаплина. Но всё же, живыми.
Назло местной удушающей пустоте и бездвижности, Диего улыбнулся своей фирменной и в меру элегантным жестом предложил сесть Ивэнн-Рене, потом кивнул глазами на стул брату, и встал, опёршись о спинку кресла брата. Он не видел смысла слишком скрывать некоторую неформальность в их с Леоном общении. Их родство проверяется сплетней за пол дня... хотя нет, в этом городке и за час, если только кому-то из мед.сестёр доведётся спуститься вниз на пятнадцать минут в закусочную "У Вельмы" к их очаровательным, но крайне болтливым официанткам. Но ничего не мешает брату быть адвокатом будущей невестки, а Леону иметь невесту в другом городе, украдкой изменяя.
- Добрый день, доктор Мальро, - бодро начал Ди, - Я Диего Драго, практикующий адвокат, сейчас представляю интересы семьи Кроу, в лице её представительницы миссис Рене Гайлар, - он кивнул на Ивэнн, - Семья обеспокоена недавним происшествием с Бэнджамином, который не оповестил о своём состоянии сам ранее. Всё узналось через слухи и третьих лиц. Мои подопечные хотят перевести его в клинику поближе к дому, проверить его состояние, получить копию диагноза и организовать переезд Бэнджамина поближе к семье.
[icon]http://sh.uploads.ru/PCrOV.png[/icon][nick]Diego Drago[/nick][profile]<div class="prof"><span> 31 год</span><span>Адвокат и сын мафиозного дона</span></div>[/profile][status]I do nothing![/status]

+1


Вы здесь » Brimstone » Другие истории » [Аркхэм] From the depths of mind