Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Заблудиться — значит узнать путь


Заблудиться — значит узнать путь

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s7.uploads.ru/W9rlE.png

Charles Black & Bertram Murray
Начало 1881 года, Судан

С начала 19 века Судан фактически управлялся египетской администрацией. Египет, будучи под сильным влиянием таких держав как Великобритания и Франция, распространял их политику и на подвластный ей Судан. Исламизация Судана оказала не последнее влияние на эту историю, в начале 1881 года на территории Судана объявился пророк, который возглавил восстание против захватчиков из Египта и Турции, и собирал армию для священной войны.

+1

2

Чарли Блэк за свои тридцать лет ни раз и ни два оказывался не в том месте, не в то время. Правда, никогда об этом он не жалел, и всякий раз надеялся выяснить и узнать что-нибудь полезное из сложившейся ситуации. Конечно, стоит отметить, что никогда прежде ему оружие к груди и горлу не приставляли и не угрожали скорой расправой [во всяком случае, он предположил, что люди эти говорили именно об этом, ведь арабский он не понимал].
- Ealaa al'ard! – Кричали вооруженные люди и ударяли стоящих перед ними людей по коленям, вынуждая лечь на землю. Кто сопротивлялся тут же получал по голове и больше в принципе делать ничего не мог.
Чарли не нужно было повторять дважды, он быстренько смекнул, что шутить эти ребята не намерены, и если он надеется унести свою задницу их этой проклятой страны целой, то лучше не высовываться и делать, что они говорят.
Охотник послушно сложил руки за головой и уперся лбом в грязный пол какой-то полуразрушенной халупы, куда их всех притащили, не успели они сойти с корабля. А ведь он думал, долго думал, стоило ли плыть с этими ребятами или зависнуть еще на недельку-другую в Египте. И вот не сиделось же ему на месте, душа потребовала приключений. Что ж, получите и распишитесь, как говорится. Главное, чтобы приключения эти не вышли ценою в жизнь. Еще в Египте до Блэка доходили слухи, что ситуация в Судане обостряется, что появился там какой-то чокнутый предводитель, желающий свергнуть британскую власть. И как же чертовски жаль, что светлые волосы и голубые глаза выдают в Чарльзе европейца. Он думает, что ребятам этим глубоко наплевать англичанин перед ними, немец или вообще русский. Главное, что он неместный, пришлый, а значит заслуживает обращения, словно является последней собакой.
- Anhad! – Снова прогремел грозный голос, и всех контрабандистов за шкирман подняли на ноги. Всех обыскали, вытащили из карманов буквально все, сняли ремни, платки, сорвали имеющиеся украшения. А потом грубо потолкали в сторону люка, ведущего в погреб. Один человек споткнулся и его тут же ударили ботинком под дых, потом словно мешок с картошкой закинули вниз. Такая же участь рисковала посетить всех остальных, если они не будут шевелить ногами живее.
Людей спустили, снова поставили на колени, связали руки бечевкой за спиной, саму бечевку привязали к столбам, коих в погребе было немало, да и размеры самого погреба в сравнении с хилой лачужкой были достаточно внушительны. Помимо контрабандистов внизу были еще люди. Некоторые из них тут же поморщились от яркого света сверху, кто-то сжался в комок, но нашел и один смельчак, который попросил воды. Его проигнорировали и этой возможностью ему следовало бы воспользоваться, чтобы замолчать, однако он не понял. Повторил просьбу вновь и на этот раз получил удар прямо в челюсть. Теперь он будет пить разве что собственную кровь, хотя Чарли был уверен, что суданцы вовсе не разобрали, что от них просили.
- Вот же ж сукины дети. – Шепотом произнес Ник, капитан их корабля, когда их оставили одних. – Я надеялся, что мы успеем проскочить, облажался. Не хочу я сдохнуть здесь, как скотина последняя.
- Если нас не убили в первую же минуту, значит, мы для чего-то нужны. – Чарльз попытался размять затекшие шею и плечи, поерзал на попе и задел плечом незнакомца, сидящего рядом с ним. – Извиняй, брат. Давно ты тут сидишь?
Охотник повернул голову, прищурился, пытаясь в полумраке разглядеть лицо, да так и обомлел, признав в заросшем незнакомце знакомые черты, которые не видел уже много лет.
- Драть меня во все щели. Мюррэй?!

+1

3

Дверь в погреб открылась вновь, но к этому времени Бертрам потерял счет времени. Казалось, прошло не меньше суток, во рту к этому времени все пересохло окончательно. Глаза успели привыкнуть к полумраку помещения, и, когда дверь отворилась, слишком яркий свет слепил глаза. Мюррей отвернулся, пряча лицо от немилостивых солнечных лучей. Совсем скоро рядом с ним оказалось ещё три человека, по внешнему виду которых можно было сказать, что они пробыли в плену намного больше, чем сам Бертрам. Это был первый раз, когда открыли погреб, с того момента, как Бертрам и ещё один член команды «Александры» оказались здесь по собственной неосмотрительности.
— Вас хотят обменять на оружие и боеприпасы, вот для чего вы здесь нужны, — скрипящим голосом высказал свое предположение Бертрам, а затем в кашле попытался прочистить горло.
Не успел Мюррей ответить на заданный ему вопрос, как его тут же узнали. Да вот беда, самого незнакомца он не узнавал. Черты лица человека, укрытые темными полутенями, казались смутно знакомыми, но откуда? Бертрам свел брови, морща переносицу, и пристально вглядывался в незнакомца. Он хотел уже уточнить, откуда он мог знать этого человека, ведь мужчина точно не обознался, и верно произнес его фамилию, как в голову закралось подозрение, кто это мог быть.
— Блэк? — Его, правда, трудно было узнать спустя столько лет. Прошло примерно двадцать лет с тех пор, как Бертрам видел Чарльза Блэка. Так давно, что этот человек почти стёрся из памяти. Сложно было узнать в этом мужчине юношу, который когда-то с несколько недель играл вместе с ним и Элизабет. Эти моменты почти стерлись из памяти, размылись соленой морской водой, выцвели и побелели. Осталось лишь имя «Чарльз Блэк», чужая насмешливая улыбка, вечно, словно снисходительный, взгляд, и глупое ребяческое «Ты мне не нравишься, не приближайся больше к Лиз». Да, рядом с ним определённо сидел Чарльз Блэк, старый знакомый. Другом-то его назвать не получалось вовсе. Разглядеть Чарльза от макушки до пят не получалось, но одно Мюррей мог сказать точно – Чарльз Блэк не принадлежал к Средиземноморскому флоту Британской империи. Тогда бы он узнал о его судьбе намного раньше. На Чарльзе не было повседневной формы военно-морского флота, глядя на него, можно было сказать, что он, к примеру, моряк с торгового судна. Но если Мюррей знал, зачем линкор «Александра» прибыл в Судан, причина нахождения здесь Чарльза оставалась ему неведома.
В том ли дело, что Чарльзу удалось осуществить свои планы, которые начали зарождаться ещё в подростковом возрасте? Если так, то нахождение в погребе в Северно Африканской стране нельзя назвать удачной жизнью, которую Блэк хотел связать с морскими приключениями. На приключение это, конечно, походило, вот только не о такой безвыходной ситуации мечтают юноши. Мрак помещения, чувство жажды и голода, нарастающая паника из-за невозможности спастись в эту же минут, придавали ощутимо горький вкус этому приключению.
— Я надеялся, что морские пучины поглотили тебя как лет десять, - Не похоже, что сейчас было самое подходящее время, чтобы вспомнить старые обиды, — но рад тебя видеть. Протянул бы руку для приветствия, да сам видишь, никак. Я здесь меньше суток и больше часа, более точное время я сказать тебе не могу. Давно ты оказался в Судане?

+1

4

Сложно сказать, каким именно образом Блэку удалось опознать сидящего рядом с ним человека, ведь этот обросший и грязный мужик в военной форме вовсе не был похож на пацана, с которым они вместе катались в грязи и в лужах, пытаясь отнять что-то друг у друга или просто споря. Так уж получилось, что Чарльз Блэк был такой натурой весьма неоднозначной, которая никого не может оставить равнодушным, его или любили или ненавидели. Любили в основном женщины и работодатели, ненавидели в основном мужчины и бывшие работодатели. А мужчину, который сидел сейчас рядом с охотником, звали Бертрам Мюррей и знакомы с Чарли они были уже очень давно, еще с детства, когда оба были сопливыми мальчишками. Мюррэю никогда не нравилось, что Блэк трется рядом с его любимой старшей сестрой. А что, девчонка она была смышленая, умная, да и не дурна собой, достаточно привлекательная, к тому же уже практически полностью сформировавшаяся. Будет смешно сказать, что Чарли испытывал к девушке какие-то высокие чувства, скорее, то была просто симпатия к человеку, чьи интересы порой совпадали с его (конечно, без юношеского влечения не обходилось), но как только Бертрам ясно обозначил свою позицию в отношении Чарли, тот стал специально все время крутиться рядом, лишь бы насолить вредному брату. Они дрались, пакостничали, шутили друг над другом, порой зло, пытаясь как можно сильнее задеть оппонента, обижались, а потом все повторялось по кругу. В конечном итоге детство обоих закончилось, но отношения от этого лучше не стали, а потом их и вовсе разнесло по разным полюсам, и вряд ли кто-либо из мужчин в данный этап жизни предполагал, что они могут встретиться.
- О, ты такой милый, малыш Берт. Я тоже по тебе скучал. – Давно забытое прозвище как по щелчку пальцев всплыло в памяти, и совершено не важно, что Чарльз на деле был младше, как они давным-давно выяснили, он всегда называл Бертрама так, потому что тот был младше своей сестры, Элизабет, и того это, конечно же, всегда злило. – Да так, мимо с ребятами проплывали сегодня, давай, думаем, остановимся здесь. Короче ставки на этой неделе мне лучше не делать. Не фортит.
Называть их истинную цель поездки в Судан Блэк не собирался. И дело не в том, что перед ним сидит старый неприятель, и даже не в том, что на нем форма военно-морского флота, а значит, работает он на Британию и служит ей, просто о таких не очень законных вещах вообще никому не распространяются, да и помимо самого Чарльза в погребе находились еще несколько человек команды. Можно было не смотреть на них, что понять, как подобрались они от вопроса Мюррея.
- Откуда ты узнал, что нас хотят обменять? – Мужчина подался чуть вперед, руки за спиной больно скривились, веревка терла кожу. Он не хотел, чтобы все присутствующие тут слышали их разговор. Если дело пахнет жаренным, надо подумать, как сделать ноги, и будет проще, если об этом не будет знать целая толпа людей. – Ты в курсе сложившейся обстановки здесь и в Египте с Турцией? Я слышал про какого-то безумного хрена, который поднял восстание против Англии. Это правда? Брось, ты то сюда явно не на прогулку приплыл. Выкладывай давай, отсюда убираться надо и чем быстрее, тем лучше. Завтра ты уже с трудом идти сможешь. Тем более, если нас они хотят обменять, то что собираются делать с солдатами и офицерами? Перспективы для тебя не самые радужные, и я не собираюсь потом плыть в Англию и говорить твоей милой сестренке, что брат ее пал смертью храбрых. Кстати, как она поживает? Замужем? Или все еще не может меня забыть?

+1

5

В Англии от солнца можно укрыться под сенью деревьев. Когда лежишь на траве в тени, солнечные лучи почти не касаются твоего лица, едва пробиваясь сквозь густую листву. Лишь солнечные зайчики скачут по траве, ведомые, словно по волшебству, зеркальцем Лиз. Когда солнечный блик попадал в глаза Бертраму, он прикрывался руками, смеялся и просил сестру прекратить слепить его. Затем раздавался смех Чарльза, а Лиз лишь безмолвно и тепло улыбалась, пряча зеркальце за поясом платья.
Мюррей бы многое отдал, чтобы на миг оказаться в одном из тех дней. В Африке солнце было палящим и беспощадным. От него нигде не спрятаться,  лишь глупцы снимали одежду в попытке снизить температуру тела. Такие осознают свою ошибку уже к концу полудня. И это лишь малая часть бед, которые относились к климату Африки. При катастрофически жарком дне здесь были ужасно холодные ночи. Если сейчас в этом погребе было вполне комфортно, то к ночи здесь можно было стучать зубами. Отсюда следовало немедленно выбираться, и Бертрам это знал.
Обращение «малыш Берт» теперь ему не подходило. Оно и в детстве ему не шло, даже раздражало и злило, сейчас же попросту звучало глупым. Чарльз пытался задеть его, это очевидно, возможно он ожидал, что кого-то из команды Мюррея это позабавит. Но Стен, ещё один член экипажа «Александры», даже не обратил внимание. В открытом море как-то быстро притираешься к команде, и все шутки уже теряют тот самый раздражающий аспект.
Было глупо ревновать Элизабет к Чарльзу что тогда, что сейчас. Раньше Чарльз был просто новым человеком, и это было естественно, что ей он был интересен. К счастью, разинув рот, Лиз слушала Блэка не долго. Мюррей не желал, чтобы Лиз связала свою судьбу с таким человеком, как Чарльз Блэк. И, судя по тому, что стало с Чарльзом сейчас, опасался он не зря. Старый знакомый вовсе не был похож на владельца успешной морской торговой компании, которые сейчас были на гребне успеха, с учетом обстановки в море.
Бертрам поднял взор к желто-серому глиняному потолку погреба, а затем посмотрел в глаза Чарльзу и пнул его сапогом по колену.
— К чему эти вопросы про «мою милую сестру»? Приключения встали поперек горла, стоило только попасть в первую передрягу, или все ещё встает на мою сестру? Если тебе правда интересно, то Лиз замужем, и, когда я видел её в последний раз, о тебе она не спрашивала. Как впрочем и никогда раньше, — и не важно, что с Лиз Бертрам почти не общался, вернее будет сказать, не общался вовсе. Чарльзу это было знать не обязательно.
— Да, все в курсе, только в Англии не знают. Их уже давно мало волнуют проблемы отдаленных флотов и колоний. Восстание против правительства Египта, если быть точнее. Правительство Египта лишь формально подчиняется Англии, и в данном случае, Англию это касается лишь косвенно. Но да, ты прав, нас с тобой здесь не любят, и это ещё мягко сказано. Оружие у нас изъяли, так что остается только попытать удачу, если нас поднимут из этого погреба. Если нас будут выводить из него, можешь сказать, что был с нами, можешь остаться в погребе и попытать удачу в другой раз.

+1

6

- Как это «к чему эти вопросы»? Да будет тебе известно, что Элизабет для меня далеко не чужой человек. – Чарльз возмутился совершенно искренне и даже поморщился от произнесенной дальше мужчиной вульгарности, и не важно, что сам он выражался порой куда более грязно. – Пока ты всякий раз дулся и супил носик, мы с твоей сестрой неплохо общались. Вообще, если честно, я удивлен, что встретил тебя тут, в Африке. Мне всегда казалось, что ты тот еще домосед и из Лондона, а уж тем более из Англии носу не покажешь. Я даже помню, как ты говорил, что хотел стать учителем в школе. Но видимо что-то не срослось, да?
Охотник в ответ точно так же ударяет ногой своего старого знакомого, чтобы лишний раз не расслаблялся. А потом все же послушал его более внимательно, с каждым разом убеждаясь, что дело их дрянь и нужно что-то придумывать.
- У меня тут есть одна мыслишка… - Сказал Блэк после недолгого молчания. Над их головами только что прошлись солдаты, и все пленные машинально притихли и сжались, боясь накликать на себя беду. – Ты только не подумай, что я до тебя домогаюсь, потому что на тебя у меня точно не встает. Мне нравятся менее… волосатые.
Чарльз немного поерзал по полу, согнулся, потянулся, но в конечном итоге достиг поставленной цели – рук Мюррея и веревки, крепко обмотанной вокруг них.
- Тебе чертовски повезло, что у меня такие ловки пальцы, малыш Берт. Можешь не благодарить, только расслабь и мои веревки, чтобы, когда придется время…

Время пришло через пару часов. Ближе к ночи к ним спустились двое вооруженных мужчин, чтобы проверить, не откинулся ли кто-то из пленных. То, что они принесут еды или хотя бы воды надеяться не приходилось. К этому моменту примеру Чарльза и Бертрама последовали еще несколько людей, и сейчас все сидели, напрягшись и выжидая удачного момента.
- Эй, амиго… - Чарли решил вызвать огонь на себя и попытаться подманить одного из египтян. В лицо ему тут же умерлось лезвие огромного ножа. – Слушайте, тут безумно жарко… мы же вам живые нужны? Дайте хотя бы попить.
Он не рассчитывал, что его поймут, ему лишь было нужно, чтобы враг подошел ближе. Оставалось лишь надеяться, что Бертрам и другие воспользуется возможностью, пока все внимание обращено на Блэка, и застанут их мучителей в расплох.

+1

7

Похоже, время безжалостно затерло часть воспоминаний в голове Чарльза. Ведь Бертрам был уверен, что в те годы он никак не хотел стать учителем. Он, как и Блэк, грезил о бескрайнем океане, о приключениях и других странах. Другие страны для Мюррея, правда, ограничились лишь акваторией Средиземного моря. Но и это место было той ещё школой жизни, и вряд ли сейчас Бертрам согласился бы променять свою жизнь на призрачные перспективы в Туманном Альбионе.
— Ты что-то путаешь, Чарльз, — Мюррей покрутил затекшими запястьями, и лишь когда к ним начала нормально приливать кровь, он отвязал старого знакомого от столба. Ему и вправду повезло, что Чарльзу удалось дотянуться до веревок. Просчет суданцев с расположением столбов был им на руку, — В твоих собственных интересах было развязать меня, так что благодарить мне тебя и правда, не за что. Но спасибо, что оказался здесь.
Мюррей помог своим товарищам избавиться от веревок, но у них все ещё оставалась проблема – вооруженные люди. Подниматься из погреба на первый этаж без оружия означало верную смерть. Бертрам почему-то был уверен, что исламисты вооружены не только ножами и штыками, но и огнестрельным оружием. Так что идея Блэка об обезоруживании суданцев была не лишена здравого смысла.
Когда настал момент, нужно было действовать предельно быстро и осторожно. Когда суданец с ножом был в опасной близости от Чарльза, Мюррей закрыл ему ладонью рот и нос, не давая возможности дышать, и заставил разжать руку с ножом. Он, при помощи своего сослуживца, уложил на землистый пол суданца, после чего завел ему руки за спину и связал теми же веревками. Со-втором человеком бывшие пленники разобрались так же быстро.  При себе у суданцев было всего лишь несколько ножей, один из которых Бертрам передал Чарльзу. Между ними была даже не детская вражда, а скорее легкая неприязнь. Но теперь, они были в одной лодке под названием «Беда». И, пожалуй, вручив Блэку оружие, Мюррей выразил свое доверие.
— Мы не можем сбежать от них прямо сейчас. Нам необходимо найти их пророка и узнать о нем больше, — Мюррей показал Блэку на выход из погреба, предлагая подняться на поверхность первым.

+1

8

Как же слаженно могут действовать совершенно незнакомые друг с другом люди, когда их жизням угрожает одна и та же опасность, и когда любая промашка хотя бы одного из них может стоить жизни всем остальным. На долю секунды Блэку показалось, что все, что на этом песенка его закончится, и противный суданец просто полосонет своим огромным ножом по его горлу. Бертрам подоспел как нельзя вовремя, не то чтобы Чарльз сильно сомневался в своем старом знакомом, просто… просто сохранять оптимистичный настрой в такой ситуации было несколько сложно. Поджилки у него все же затряслись, а когда их врага прижали лицом к грязному полу, от сердца отлегло. А уж когда в руках его оказался тот самый нож, показалось, что жизнь и вовсе удалась. Оставалось только унести свою задницу подальше отсюда и больше никогда в эти места не возвращаться, во всяком случае, пока кто-нибудь не приструнит этих взбесившихся людей.
- Что? Эй-эй, подожди… - Охотник поспешил притормозить своего пылкого друга, развернул к себе и посмотрел тому в глаза очень надеясь понять, шутит ли тот. К сожалению для Блэка, кажется, не шутил. – Мюррэй, милый, я понимаю, что ты тут сидишь дольше, чем я, что мозги у тебя должно быть уже спеклись, но даже в твоем состоянии ты должен понимать, что предлагаешь откровенный бред. Мы должны делать ноги отсюда, и чем скорее, тем лучше, потому что этих ребят – Чарли показал рукой на связанных суданцев – скоро хватятся, и тогда они нас всех попросту расстреляют, а потом выловят новых чужаков с английскими рожами и посадят на наше место. Если тебе нужен пророк, то я знаю одного. – Он казал пальцем на себя. – И я, мать твою, предвижу, что задерживаться нам тут не рекомендуется.
Охотник был не очень рад перспективе вылезать первым, но раз уж они с Бертрамом положили начало их грандиозному освобождению, то нужно продолжать вести людей за собой. Потом он это им, конечно, припомнит и потребует как-то компенсировать все свои труды. Насчет своих знакомых Чарльз был уверен, те придерживаются той же политики, что и он сам – смыться отсюда как можно скорее, оставалось надеяться, что малыш Берт образумится. А если нет… Что ж, Чарли черканет пару строчек Элизабет о том, что брат ее таки пал смертью храбрых. Глупых, определенно, но храбрых.
- Чисто… кажется… - Блэк чуть-чуть приподнял люк, поморщился от яркого света и огляделся по сторонам. В комнате никого не было. Как можно более тише, он постарался открыть люк до конца, стараясь не шуметь и не скрипеть, вылез наружу и подал руку Бертраму. Все остальные так же потихоньку выбирались, но двигаться дальше такой огромной толпой было невозможно, не произнося ни слова, все разделились на небольшие группы, оставив Чарльза и Бертрама один на один друг с другом.
- Мы. Идем. В. Порт. – Прошептал Блэк и подполз к окну, выглянул, оценивая обстановку снаружи. – Я тут подумал, может, если мы возьмем у связанных суданцев не только оружие, но и одежду, то не будем так сильно бросаться в глаза. Их двое и нас двое. Что скажешь?

+1

9

Кто ты, Чарльз Блэк? Как долго и по каким местам тебя помотала жизнь, что ты сейчас здесь, в Судане, ищешь приключений на свою, некогда светлую, голову? Никто из запертых в погребе мужчин не был простым торговцем с английского судна. Да, все лица исключительно с европейскими чертами, можно было подумать, что суданцев интересовали исключительно отличные от них люди. Возможно, они хотели убить их в назидание насаждаемой власти, так, скорее всего, и было. Но выборка была довольно пестрой. В порту Судана каждое белое лицо – яркое пятно среди общей черной массы людей. Даже загорелые европейцы отличались от тех, кто прожил здесь не одно поколение. В погребе, как успел выяснить Мюррей из разговоров, было двое мелких чиновников из Египта, которые, конечно же, по происхождению своему были англичанами. Ещё один – приближенный к владельцу компании занимающейся морскими грузоперевозками, опять же не торговец. Трое, включая Мюррея, служащих Средиземноморского флота Её Величества, их явно вычислили по форме. И Чарльз Блэк вместе с другими людьми, с наружностью под стать ему. Так кто ты, Чарльз Блэк и почему ты так торопишься покинуть это место?
Этот вопрос занимал Бертрама не меньше, чем пророк.
Сопротивляться Чарльзу Бертрам особо не стал, потому что в одиночку искать пророка в забытом всеми Богами Судане – сущая глупость. Мюррей – не дурак, не псих, не самоубийца, чтобы лезть на рожон, когда это может стоить собственной жизни. Отписаться о том, что выяснить про пророка и отыскать его не удалось, значительно проще, чем плыть домой в заколоченном гвоздями ящике. Похоже, его товарищи думали точно так же.
Нож был не заточен, так что пораниться случайно им не получится. Держать его в руке все оставшееся время было неудобно, и Бертрам убрал его в голенище сапога. Он принял помощь Чарльза и выбрался из погреба.
— Все оружие они забрали с собой, здесь пусто, — тихо сказал Бертрам, подмечая общую обветшалость и пустоту помещения. Всего несколько хлипких стульев, один соломенный матрас явно для отдыха так называемой стражи и стол с остатками еды.
То, что предлагал ему Чарльз, казалось несколько неправильным. В конце концов, сюда Бертрам прибыл вовсе не один, и уходить должен был также с частью своей команды. Но так и правда они привлекут меньше внимания.
— Тогда приступай, я сейчас к тебе вернусь, — Бертрам подошел к своим товарищам, обговорил с ними данное предложение, после чего он вернулся в погреб к Блэку. Все же, у него оставалась надежда таким образом успеть узнать про пророка чуть больше, чем ничего.
Оставлять здесь форменное обмундирование было все же не лучшей идеей. Но выбор был небольшой.
— К ночи я должен буду вернуться на «Александру», так что попасться вновь мы не можем, — Мюррей помог Чарльзу стянуть сначала с одного надсмотрщика одежду, затем со второго. Мужчины сопротивлялись, кричали, бросались проклятиями, но вновь оказались связаны. Бертрам надел одежду того, что был покрупнее, но, конечно же она сидела на нем хуже, чем родная форма, сапоги он и вовсе оставил свои.

+1

10

Верно говорят – подлецу все к лицу. Вот так же и Чарльзу была практически как раз форма суданцев. Разве что в плечах он был больше, чем они, поэтому напрягаться стоило аккуратней, иначе все рисковало разойтись по швам. Он и платок на голову себе нахлобучил, хотя их бледная с Бертрамом английская кожа все равно отличает их от местного населения. Причем ладно Чарльз, он жарится под местным солнышком уже давно, но вот Бертрам… вечно от него одни неприятности, что еще сказать. Чарли не удивится если из-за него их спалят, потому что пусть вояка и переоделся во вражескую униформу, от него так и разило «Солдат флота Ее Королевского Величества».
- Сделай лицо попроще, а? – Прошептал Блэк своему старому другу, когда они выбрались наружу и встали в тени, чтобы оглядеть обстановку. – Сейчас мелкими перебежками доберемся до порта, ты главное почаще прикрывайся платком и отворачивайся ото всех. Так, пошли. Караул только что прошел.
Сказать по правде, у Блэка была причина так спешить. Так уж сложилась жизнь, что охотник никогда и никому не рассказывал всей правды. Умалчивал, приукрашивал, привирал – да, но честно все рассказать – никогда. Дело все в том, что корабль контрабандистов причалил к берегам Судана не только что, он стоял в порту уже второй день, и за последние тридцать шесть часов Блэк успел наложить свои руки на Коран, хранившийся в одном из храмов, а Коран для мусульман самая важная и священная книга, только об этом Чарли особо не подумал, его больше интересовало за сколько можно было бы толкнуть эту книженцию на рынке, потому что выглядела она действительно дорого. К счастью, мужчине хватило ума не принести книгу на корабль сразу, а спрятать ее неподалеку от порта, поэтому он все еще надеялся, что добыча дожидается его, и без нее от уплывать особо не хотел.
- Иди за мной, я знаю короткий путь. – Они с Бертрамом притаились за очередным деревом, выжидая, пока мимо них проследует группа вооруженных людей. – Доверься мне, малыш Берт, Чарли выведет тебя и отправит в целости и сохранности в Лондон к любимой сестренке.

+1

11

Легко сказать «сделай лицо попроще», словно это как-то зависело от Бертрама. Он привык к тому, что от него требовалось по большей части времени быть с суровым и непреклонным выражением лица. Некоторым подчиненным на корабле были не указ слова офицера, и приходилось надрывать на них глотку и хмурить брови. Да и попросту в их не спокойное время жизнь на корабле была не самой простой, даже на быстроходной «Александре». Там было не до лица попроще, не на морскую же прогулку они выходили.
Главное для них с Чарльзом было выбраться из того места, где они оказались, и как можно скорее добраться до порта. Там вопросов к ним бы уже не осталось вовсе. Сейчас им следовало глядеть в оба глаза и не попасться на глаза той же группировке суданцев. Бертрам был уверен, что их было куда больше чем два надсмотрщика. Он даже предполагал, что эти люди были как-то связаны с пророком Махди.
— Веди, раз знаешь, Чарли, — его знакомый, должно быть, бывал в Судане не первый раз, раз знал путь от этого места до порта. Мюррей бы обязательно заплутал среди этих улочек. Ему ничего не осталось, кроме как положиться на Блэка, хотя доверять ему свою жизнь не хотелось.
До порта оставалось совсем немного, этот скудный рыночек с однообразным товаром Бертрам уже узнавал, так как видел раньше. Под выцветшими навесами люди торговали всем, чем было можно. Казалось, что только здесь, у порта, и была жизнь во всем городе. В этом медленном потоке жизни можно было легко затеряться, но и также легко попасться на глаза.
— Нас заметили, — Бертрам схватил Чарльза за плечо, утаскивая в противоположную сторону. Нож в голенище сапога опалял кожу сквозь ткань, хотелось выхватить его и взять в руки. Но у них нет и секунды на это действие. Преследующие их люди были вооружены огнестрельным оружием, и идти против них с ножом – глупая затея.
Но торговцы в этом месте были вовсе не на их стороне. Преследование продлилось всего несколько минут, за время которого торговцы подняли самый настоящий шум и теперь на Чарльза и Бертрама точно обратили внимание все, кто даже не замечал их появление до этого.
Их застали врасплох дула ружей за следующим поворотом. Люди кричали на арабском языке с таким жутким акцентом, что сложно было разобрать предложение полностью. Однако слово «Коран», «белый» и «украл» Мюррей вычленил и распознал.
— Ты сделал ЧТО? — почему-то у него не осталось сомнений, что это мог сделать Чарльз. Если не он, то кто?

+1

12

Все беды от предрассудков. Всегда. Вот в Англии тоже не любят представителей других стран, что уж говорить о расах. О чернокожих, азиатах. Людей с другой верой тоже принимали тяжело, суданцам бы вот точно не понравилось на Туманном Альбионе, поэтому и им с Бертрамом, англичанам до мозга костей, приходилось несладко на вражеской земле. Из-за Бертрама их маскировку раскрыли, и не то чтобы Чарльз на него злился, он потом наверняка извиниться за себя, за свое лицо и за походку – за все, что выдало их в толпе. И вот теперь эти странные люди кричат на них, тычут в лица ружьями и что-то требуют. Наверное, они всех белых считают ворами. Теми, кто ворует их землю, их ресурсы, их люде, их Коран… что?
- Чего? – Блэк поморщился, покосившись на своего старого знакомого. – Ты понимаешь, о чем они говорят? Потому что я – нет.
На самом деле понимал. Прекрасно понимал. Но до последнего продолжал верить, что все белы для них на одно лицо, и что конкретно его запомнить никто не сумел.
- Амиго, амиго, ус-по-кой-те-сь! – Чарли говорил по слогам, не переставая широко улыбаться, хотя попа все же предчувствовала беду и было немного страшно. – Я. – он указал руками на себя. – Знаю, что вам нужно. Я, - снова на себя. – могу вам помочь. Я знаю, кто украл вашу вещь. Я могу вас привести к нему.
Суданцы хмурились, переговаривались, даже не думали опускать оружие, у некоторых даже палец на курке уже дрожал, того и гляди даст осечку и от противных англичан ничего не останется.
- Откуда мне было знать, что эта книга для них так важна?! – Блэк прошипел прямо на ухо Мюррею, когда их в очередной раз схватили, заломили руку за спину и куда-то повели. – Она просто лежала посреди храма, я думал, бесхозная. Ну а чего добру то пропадать? Я ее зарыл тут неподалеку, но я им ее не отдам, пусть поцелуют меня в задницу. И тебе не советую меня сдавать, иначе я приведу их прямиком на твой драгоценный корабль.
Их завели в небольшой домик, периметр которого оказался вовсю усыпан вооруженными людьми. Все смотрели на них исподлобья, говорили на своем непонятном языке какие-то агрессивные слова. Их грубо заставили опуститься на колени, ударив прикладами в живот. Блэк было попробовал открыть рот снова, но встретившись с грозными взглядами тут же передумал.
Через несколько минут к ним вышел мужчина. У него не было оружия, но по одному его виду и поведению окружающих было понятно – властью он обладает гораздо большей, чем кто-либо из присутствующих.

+1


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Заблудиться — значит узнать путь