Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » В ужасы моряков


В ужасы моряков

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://d.radikal.ru/d22/1811/72/38c43f5b09ae.gif https://d.radikal.ru/d26/1811/5c/506b06e2e1fc.gif
https://b.radikal.ru/b31/1811/10/4cb03042013f.gif https://c.radikal.ru/c13/1811/ae/6d988f1716b4.gif
На самый край
В ужасы моряков

Morrigan Jones, Evan O'Connor
1878 год, Патагония, Чили

Бесстрашный капитан и не менее нездоровый археолог ищут сокровища, а вместо этого находят покинутую деревеньку валлийских колонистов.
Но если где-то нет кого-то, значит, где-то кто-то есть?..

Отредактировано Morrigan Jones (15 ноября, 2018г. 18:24:02)

0

2

Мир никогда не казался Морриган большим: родившаяся на перекрестке, прожившая большую часть своей жизни в дороге, она представляла себе пойманную в сеть морских и воздушных путей Землю непростительно тесной; однако даже у этого небольшого мира был край, и если бы ее попросили назвать его имя, она бы легко ответила - Патагония; и детстве ей казалось, что оттуда - или еще южнее, с Огненной земли - можно было, приподнявшись на носочках, разглядеть границу карты и ухмылку пугающего Левиафана, нарисованного чуть ниже. Сюда не летали дирижабли и редко ходили корабли; об этом месте не вспоминали газеты, о нем не слышали их читатели - его забыли, едва узнав; оно одновременно существовало на карте и отсутствовало в сознании обывателя.
У этого места не было господина.
Богатый север Южной Америки веками привлекал алчных завоевателей и любопытных путешественников своими плодородными землями, несметными сокровищами, спрятанными на руинах древних цивилизаций, яркой природой и диковинными зверями; и вся щедрость этого континента ушла, кажется, на пойму Амазонки, а югу остались лишь бескрайние пустоши, мрачные хвойные леса, седые горы и необъятные холодные озера, в которые, как в зеркала, гляделись вечно клубящиеся низкие серые тучи. Местных индейцев невозможно было обобрать, потому что у них самих ничего не было: здесь не жили, а выживали; не возводили зиккуратов, потому что все силы уходили на поиск еды; не отливали золотых идолов, ибо тут не водилось золота; здесь не возникали могущественные цивилизации и не велись кровопролитные войны.
У этих мест не было господина, потому что оно никому не было нужно.
Местные племена мапуче влачили жалкое существование, как и теуэльче - до них, и рука берущего всегда обходила этот нищий край, сразу жадно протягиваясь к богатейшему сердцу континента; а рука дающего, представленная немногочисленными миссионерами, изредка подавала страждущим аборигенам скудную гуманитарную помощь и тут же боязливо отдергивалась.
Господином этого места был ветер.
Он царил надо всем: над горами и озерами; он правил в бескрайних пустошах, и даже во мрачных лесах невозможно было укрыться от него; и местные позабытые боги, по всей видимости, благоволили редким гостям, потому что “Арабелле” удалось нормально встать на якорь в такую качку, а ее пассажирам - безопасно высадиться. Их путь лежал за зубчатые скалы, обступавшие побережье, через лес к затерянной среди ельника деревушке, где Морриган должна была встретиться с проводником-мапуче.
- Он обещал показать путь к cuevas, - карабкаясь по склону обрисовывала она ситуацию сопровождавшему ее Эвану, - пещерам. Говорит, там есть что-то любопытное. Вряд ли дорогое, но если дорогое, то все наше - здесь никто не ожидает найти золотые горы, так что если отыщем, будем первыми.
В золотые горы, правда, сама мисс Джонс верила слабо; зато вот в “интересное” - охотно. Если прятать что-то ценное, то где, как не на краю земли?
К вечеру мелкая изморось превратилась в настоящий дождь, и промокшая, продрогшая, едва различающая в темноте тропу, то и дело оскальзывающаяся на мокрых камнях Морриган живо вспомнила, почему она никогда не спешила заманивать в ряды путешественников юных авантюристов рассказами о прелестях дальних странствий.
Потому что однажды промозглым вечером где-то в Патагонии они могут проклясть свое решение и эту самую Патагонию столь основательно, что мир треснет второй раз и от такого катаклизма уже никогда не оправится.
Кроме того, мисс Джонс терзало неприятное ощущение, что они сбились с пути: компас врал, что нет, однако шли уже какое-то время, а дорога все не кончалась, да и вид не менялся особенно, лишь темный лес время от времени расступался, открывая взору серое, волнующееся море. Остановившись у одного такого обрыва, Морриган смахнула с лица капли дождя и окинула беглым взглядом расстилавшийся перед путешественниками простор: “Арабелла” давно скрылась с глаз, и с высоты дикий берег казался еще более внушительным - полоса белых камней между серой водой и темным ельником походила на оскал, словно злое, северное море щерилось слепо и угрожающе. Ухмылка его, изламываясь, уходила вдаль и терялась в тумане; а почти прямо под ними, там, где галечные клыки касались черных, землистых губ…
Морриган тронула за руку замешкавшегося рядом О’Коннора.
- Гляди, - неоуменно кивнула она, - тут, оказывается, кто-то живет.
Меж спускавшихся к каменистому побережью елей подрагивали золотистые огоньки, маня близостью постоя - Морриган не помнила упоминаний о поселениях здесь, и Бог знает, что за безумцы решили обосноваться в этом негостеприимном местечке, но присутствие их оказывалось как никогда кстати.
Как всегда бывает в таких случаях, моментально заныла спина; обозначили свое неудовольствие усталые ноги и сырость сделалась нестерпимой, и темнота будто бы сгустилась, намекая на скорое наступление ночи.
- Заглянем? - предложила Морриган Эвану. - Хоть просохнем немного.

+2

3

За несколько лет экипаж «Арабеллы» претерпел некоторые изменения, но «старожилы», едва завидев поднимающуюся на борт мисс Джонс, сразу смекнули, что к чему. Никто толком не понимал этой странной дружбы между капитаном О`Коннором и женщиной – археологом, но обычно их совместные приключения означали хождение по краю, однако вот уже не первый раз, все оставались только в плюсе. И именно по этой причине, расхожее выражение « баба  на корабле – к несчастью» к Морриган Джонс не применяли ни в лицо, ни за глаза.
Сам Эван, конечно, со здравой долей скепсиса слушал очередное предложение подруги, но неизменно соглашался идти с ней, во-первых, все таки  была возможность действительно увидеть то, о чем потом только байки травить в трактире, а во-вторых,  совесть просто не позволяла ирландцу отпустить искательницу приключений одну, понимая, что или убьется или покалечиться.
Именно по этой причине, когда Морриган обрисовала мужчине примерный маршрут, он несколько раз просил ее отдать ему карту и компас, на что был очень завуалировано и тактично послан. После очередного намека, что командовать и требовать он может только на своем корабле, ирландец сдался и лишь тихо ворчал себе под нос что-то о женщинах и их упертом нраве. Настроение ирландца портилось пропорционального погоде, так что он уже собирался высказаться по поводу топографических способностей Джонс, когда из серой пелены вдруг проступили огоньки, казалось, совсем тут неуместные. Похоже, тут и правда кто-то обитал, хотя место было не лучшее. Куда как безопаснее и удобнее обосновать селение, если это оно, дальше в глубине острова или на вершине, где хороший обзор и можно вовремя заметить опасность. Но тут,  тут все было с точностью да наоборот.
- Заглянем? - предложила Морриган Эвану. - Хоть просохнем немного.
Ирландец поправил воротник куртки, за который заливалась вода, и нахмурился, он уже собирался высказаться на тему того, что незваные гости могут и огрести от хозяев, но видя выражение лица подруги, которое говорило о том, что ей нужен отдых и желательно тепло и чего-то пожевать, сдался.
- Выбор у нас не большой, раз уж больше идти некуда…заодно покажешь мне карту, не хочу больше наматывать круги… держись за мной, кто знает, чем нас там встретят… - мужчина не двусмысленно положил руку на свою новую «игрушку» - Winchester M1887, который решил прихватить с собой на равнее с привычный кинжалом – подарком от старого друга.
Убедившись, что Джонс не включит свое привычное упрямство, капитан пошел вперед, мягко ступая и прислушиваясь.  Выходя из-за деревьев, он действительно увидел перед собой небольшое поселение. Признать честно, мужчина предпочел бы, если бы к ним на встречу вышли местные и учитывая, что профессор Джонс , по личному мнению Эвана, знала все языки мира и вообще умела уболтать кого угодно, к общему соглашению они бы всяко пришли. Но даже спустя несколько минут, пока он шнырял по деревне, никто не вышел, ни одна ветка не хрустнула, и с каждым мгновением нехорошее предчувствие пускало корни в душе ирландца все глубже. Деревня не выглядела заброшенной… скорее покинутой, но без видимой причины.  Махнув подруге рукой, показывая, что они тут одни, О`Коннор опустил ружье, подходя к самой большой хижине с соломенной крышей, очевидно дому вождя или просто главного в это деревеньке и шагнул внутрь, оглядываясь.
- Ну…по крайней  мере за шиворот не капает… но как-то тут…жутковато,  - мужчина посмотрел на остывшие угли в прогоревшем очаге и занялся поиском дров и разведением огня, попутно отхлебнув из хорошо знакомой Морриган фляги и протянул чистейший виски подруге, чтобы она согрелась, отмечая на полу возле входа странный отпечаток, похожий по размеру и форме напоминавший детскую ладошку, испачканную в красной краске.

+1

4

- Это не то слово, - рассеянно согласилась Морриган, принимая флягу из рук Эвана.
И сделала щедрый глоток.
С того самого момента, когда они беспрепятственно прошли сквозь распахнутые ворота селения, в душе мисс Джонс поселилось отвратительное, с каждым мгновением лишь нараставшее недоброе предчувствие - оно подпитывалось наползающим сырым туманом, идущим с залива; подогревалось трепещущими огоньками оплывших свеч, зажженных будто бы не более часа назад, и прорастало сквозь здешнюю тишину, нарушаемую лишь гулом далекого моря - ни звука, ни голоса; никакого намека на человеческое присутствие, будто эти домишки материализовались тут сами собой и никогда не имели хозяев.
Или будто их хозяева исчезли в одночасье.
Потухший очаг угас совсем недавно - среди серой золы еще можно было отыскать едва теплящиеся алые угли - и трапеза на столе у окна остыла, но не успела заветриться.
Рассеянно кружившая по хижине Морриган задумчиво перебрала пальцами страницы молитвенника, оставленного на самом краю стола.
“Благослови, Господи Боже, нас и эти дары, которые по благости Твоей вкушать будем, и даруй, чтобы все люди имели хлеб насущный”.
Распятие многозначительно темнело на противоположной стене рядом с портретом Ее Величества Королевы Британии и винтовкой на потертом ремне.
Четвертой за столом чинно восседала тряпичная кукла - единственная, кто остался в опустевшем доме.
- Они собирались ужинать, - недоуменно пробормотала мисс Джонс, - молились перед едой.
Казалось, будто люди лишь на мгновение оставили жилище, словно их что-то отвлекло; что-то заставило подняться из-за стола и выйти - достаточно скоро, чтобы оставить еду нетронутой, но недостаточно поспешно, чтобы  создать хоть какой-нибудь беспорядок - простенькие столовые приборы безупречно аккуратно лежали подле тарелок, и стулья были осторожно отодвинуты, а не поспешно разметаны.
Люди просто отошли на мгновение. Сейчас они вернутся - с минуты на минуты, в любую секунду.
Ее не покидало странное ощущение полуреальности происходящего, будто она просто задремала, убаюканная качкой, и сейчас проснется на борту “Арабеллы”; они погрузятся в шлюпку, потом выберутся из нее на галечный пляж, побредут к скалам и Эван опять станет ворчать про компас и карту - ей снится эта пустая деревня, эта брошенная трапеза, даже О’Коннор ей снится, хоть и выглядит, как живой.
Морриган украдкой ущипнула себя за запястье и поморщилась от боли.
Далекое море гудело за елями; сгущались сумерки и туман вскипал под черными склонами, неумолимо, фут за футом, поглощая темный лес.
За спиной раздался негромкий треск - О'Коннору удалось развести огонь в очаге.
- Что-то не так, - констатировала очевидное Морриган, тревожно выглядывая из окна, - Эван, что-то не так. Я пойду пройдусь еще раз, не может быть, чтобы тут никого не было.
Мало, что в мире пугало Морриган так сильно, как непонимание, а происходящее тут выглядело совершенно необъяснимым.
Она шагнула в сырое марево, моментально растворяясь в молочной дымке, словно утонула в ней - темнеющие хижины выплывали из надвигающегося тумана темными китовыми боками, качались над головою черные водоросли ветвей, шумел далекий прибой. Морриган прошла от ворот до дальнего частокола, не встретив ни единой живой души, если не считать коз, обнаруженных в соседнем хлеву - те дремали у полных кормушек, не проявляя никакого беспокойства. Подготовленные доски были сложены аккуратными штабелями подле недостроенной часовни; незапертый амбар оказался полон провизии - все выглядело настолько чинно, насколько возможно, и только дальняя постройка - заколоченный досками и холстиной будто бы сарай без окон и дверей - поставил Морриган в тупик. Плотно прибитые доски не давали даже возможности заглянуть внутрь - мисс Джонс задумчиво поскребла ногтем алый след от детской ладошки, оставленный на толстой, промасленной ткани, потом вернулась к тому, что в тумане казалось центральной площадью, и обошла по кругу еще и ее.
Ни крови, не мертвецов, только соленый туман и тишина.
- Есть тут кто? - позвала она в белесые сумерки. - Эй, хозяева!
За мутными слюдяными окнами тревожно трепетали огоньки.

- Я не понимаю, - призналась Морриган, переступая порог хижины, - может, у них какое-то дело в лесу? У всех сразу. Еда на месте, оружие, все вещи... Не понимаю. Может кто-то пропал и все ушли искать?
Она зябко потерла ладони и передернула плечами, приближаясь к огню.
- Может, к утру вернутся. Главное, чтобы нас за воров не приняли, нам будет сложно объяснить, что мы делаем в чужом доме.

+1

5

Пока Морриган тестировала реальность происходящего щипками, Эван привычным жестом осенил себя крестным знаменем, что не помешало ему через секунду тихо ругнуться, когда не сразу получилось разжечь огонь, но живое тепло, поселившееся в доме, казалось, отогнало туман, который как живое существо начал заползать через порог внутрь.
С каждой минутой этой тишины тревога опускалась на плечи, как сырой, промокший плащ, начиная раздражать.
- Эван, что-то не так. Я пойду пройдусь еще раз, не может быть, чтобы тут никого не было…
- Осторожнее…и держи оружие под рукой…не хватало еще потом тебя искать, – усмехнулся он, но по глазам женщина поняла, он напряжен не меньше ее.
Пока девушка отсутствовала, О`Коннор еще раз обшарил весь дом, вооружившись свечей, но больше ничего подозрительного не обнаружил.  Если, конечно, не считать подозрительным, что все обитатели дома, в том числе дети, на наличие который указывала одежда и игрушки, резко собрались и просто ушли, также как и остальные жители.
Почему то вспомнилось детство, когда Эван вместе с другой детворой по вечерам прибегал в дом старой травницы Мирты, которая славилась тем, что знала тысяча и одну страшную сказку к удовольствию детворы. Сейчас в памяти встала картина, как старушка, распуская пряжку, рассказывала окружившим ее малышам о Повелителя Тумана. Их называли Варяы . Древние потусторонние существа, которых именовали  так за способность повелевать туманом. Эти духи считались нейтральными к людям, часто наблюдающих за ними из любопытства, а сами они могли становиться им, если на них посмотрит человек. Считалось, что они обладают волшебным голосом и способны завлечь своим пением неосторожного путника в туман, откуда они не возвращаются.
Услышав сквозь шум ветра и шелест дождя голос Джонс, пытавшуюся дозваться местных, Эван вышел на крыльцо, освещая путь в темноте, отмечая, что уже окончательно стемнело и путь они смогут продолжить только утром. Иначе рискуют просто заплутать, угодить в какую-нибудь ловушку или капкан на зверей.
На предположение Морриган О`Коннор только фыркнул, как большой рыжий пес, потянув с ее плеч промокшую куртку и подтолкнул к огню поближе, взяв стул от стола.
- Ты же сама понимаешь, что это неразумно… если бы что-то случилось, на разведку отправились бы мужчины, но я не заметил следов бегства или спешки. Такое ощущение, что они просто…не знаю, испарились… - он снова перекрестился и снова отхлебнул из фляги, вручая ее Джонс.
- В любом случае, останемся тут до утра, за окном из-за проклятого тумана не видно дальше собственного носа… - почесал он в затылке и, подойдя к двери, закрыл ее на засов, следом присаживая напротив подруги, устроив ружье на коленях.
- Дежурить будем по очереди, так что у тебя есть часа четыре вздремнуть…потом я тебя разбужу, - он посмотрел на пляшущий огонь в камине. Не требовалось пояснять Морриган, что учитывая обстоятельства, как и всегда, стоит опасаться худшего, а потом держать ухо востро.

+1

6

Морриган, помедлив, кивнула. Какие ответы они, в сущности, могут найти сейчас, в туманной ночи, скрывшей от глаз даже ближайшие дома? - а к утру те, быть может, отыщутся сами вместе с пропавшими людьми.
Должно быть логическое объяснение. Всегда есть.
Тяжелый засов глухо ухнул, входя в металлические крепления - новехонькие, ни следа ржавчины, гораздо новее двери, успевшей потемнеть от здешней немилосердной сырости; и забираясь с ногами на жесткую кровать, Морриган успела задаться вопросом, стоит ли об этом беспокоиться, но ответит на него потонул в темноте сна, более похожего на беспамятства, что накрыл ее, едва голова коснулась подушки. Усталость вытесняла даже поселившуюся в душе тревогу, но будто бы не до конца: в обрывочных видениях, начинавшихся с середины и ничем не заканчивавшихся, перед ней представали то "Арабелла", опутанная кольцами монструозных щупалец, то горбатые тени, мечущиеся за темными ветвями, но не желающие выходить на свет, то она сама, бесцельно бредущая в бледном мареве. Мелькали лица - незнакомые и отталкивающие; не то колонисты, не то индейцы, их истребившие - сон клубился, как туман, менял очертания, и его бесконечные метаморфозы прервало лишь осторожное прикосновение к плечу - Морриган чутко вздрогнула, села на кровати быстрее, чем открыла глаза, и долго пыталась проморгаться, пока искаженное злобой лицо воображаемого туземца менялось на вполне реального О'Коннора, разбудившего ее. За окном было все так же темно - прошло всего четыре часа, время сменяться - и огонь в очаге, единственный источник света после того, как догорела лучина, лишь немного пригас - Эван исправно его поддерживал.
Морриган сползла с кровати нехотя, потирая озябшие со сна плечи; с молчаливой благодарностью хлопнула О'Коннора по плечу, уступая ему аскетичное ложе, и протянула ладони к очагу в попытке согреться. Рыжий огонь алым вычерчивал в темноте тонкие пальцы; плясали на стенах причудливые тени - Морриган долго рассматривала собственные руки так, словно видела их в первый раз, а потом устало потерла глаза, и алое заплясало уже под веками. Ночное дежурство ее не пробудившемуся до конца разуму казалось продолжением одного из ее мутных снов - сейчас в окно полезут или щупальца, или индейцы, или губернатор этой позабытой Богом и людьми деревушки, разгневанный присутствием чужаков в своем доме, что гулким басом медведя из детской сказки спросит:"Кто спал в моей кроватке?!"
К собственному стыду, она уже почти дремала, когда слух уловил слабый хлопок, будто кто-то неуверенно стучался в дверь ладонью - первый она пропустила, не сразу понимая, явь это или отголосок сна, и настороженно встрепенулась лишь когда звук повторился чуть громче и настойчивее. Тогда Морриган буквально подкинуло вверх: распрямившись в одно движение, она в мгновение ока оказалась у окна, пытаясь высмотреть хоть что-то из происходящего за ним, но то ли за мутной слюдой невозможно было различить ничего, то ли туман не рассеивался.
Ладонь стукнулась в дверь еще раз, теперь уже громко, почти зло, не оставляя никаких сомнений в том, что это происходит наяву - и тогда остатки сна окончательно слетели с Морриган, и пробужденный тревогой разум сделался бритвенно-острым.
- Кто там? - потребовала ответа она, хотя была не совсем в своем праве. - Назовитесь!
Визитер помолчал, размышляя, кажется, над тем, стоит вступать в беседу с американкой, и, решив, видимо, что нет, вместо ответа лишь снова хлопнул ладонью по двери - слабо, словно отчаявшись дозваться хозяев.
Морриган настороженно отступила от двери.
- Эван, - позвола она ирландца, - Эван, проснись, там кажется, кто-то есть.

+1

7

День у них выдался насыщенный, так что О`Коннор не удивился тому, что едва Морриган устроилась на кровати, ее сморил сон. Все снова пошло не по плану, но он уже не удивлялся, не в первый раз. Подбросив еще дров, мужчина устроился у камина, от нечего делать, взяв деревяшку и начиная кухонным ножом строгать фигурку оленя, временами поглядывая в темноту, но все было тихо. Время приближалась к трем ночи, над огнем согрелся старенький чайник, и ирландец уже хотел не трогать девушку, дав ей нормально проспать до утра, однако сама Джонс вдруг начала беспокойно метаться по постели, хмурясь и что-то тихо бормоча. Похоже, жуть этого места, которая и у него вызывала мурашки под рубахой, пробралась в сон его подруги. Теперь идея ее разбудить уже не казалась Эвану такой уж плохой, и он приблизился, мягко потрепав ее по плечу, и позвал по имени.
- Что, дурной сон? – тихо уточнил мужчина, убедившись, что она окончательно признала его и не попытается чем-то огреть. Понимая, что она спать уже не ляжет, он немного посидел с ней, давая время прийти в  себя, но потом все же нехотя снял куртку, повесив на стул, к которому прислонил ружье.
Устроившись на кровати, которая под весом крепкого мужчины жалобно скрипнула, капитан какое-то время просто лежал, смотря на огонь из своего угла, отмечая причудливые движения теней на стенах и их блики на задумчивом лице Морриган, сам не замечая, как провалился в сон.
Сны капитану снились редко, а если и снились, он их не запоминал. Всего удивительнее было осознать, что сейчас он видел все, как наяву. Собственно это был толком и не сон, в воспоминание полугодовой давности.
Он оказался в своем  доме в Лондоне, куда в свое время перевез мать и двух своих незамужних сестер. Дамы они были общительные и вскоре обзавелись весьма обширным кругом подруг. Сам О,Коннор был этому рад, поскольку он-то вечно пропадал в морях и не хотел, чтобы мать и сестры скучали. Но в этот раз, оказавшись дома как раз в канун Сочельника, он сразу понял, что тут дело нечисто. Естественно мать организовала прием для друзей, где помимо ее подруг были и многие заказчики Эвана, так что это было ему на руку. После праздничного обеда, танцев и музицирования, компания людей собралась в отдельной комнатке, куда сестра Уна потащила ничего не понимающего О`Коннора. Во главе стола восседала дама, кажется жена  чиновника в порту, и с умным видом раскладывала какую-то доску и странные предметы. Верхний свет был потушен, остались только свечи на столе.
На тихий вопрос брата, что за чертовщину они тут устроили, и не будет ли эта милая старушка сейчас резать козла или еще чего похуже, Уна рассерженно пнула рыжего по лодыжке, как делала с детства. Обозвав невеждой, в двух словах она все же пояснила, что это новое прогрессивное развлечение в среде уважающих себя людей – спиритические сеансы, где можно пообщаться с духами тех, кого уже нет в мире живых. По выражению лица О`Коннора девушка поняла, что он не впечатлен, более того, подобных развлечений у себя дома не одобряет. Однако под мягким прикосновением материнской руки к плечу, мужчина охолонул, привалившись к стене и наблюдая за тем, как желающие занимают места у стола. Все это сопровождалось церемониальными жестами, полными затаенного страха и азарта взглядами и прочей чепухой. Уна присоединилась к участникам, слушая наставления пожилой миссис Редкинс, которая и вбила в голову его сестры и матери эту чушь. Наконец, все было готово, и женщина воззвала дрожащим голосом, прося духа прийти. С пару минут ничего не происходило, и ирландец уже предположил, что духи тоже выпивают в честь праздника, когда свечи вдруг дрогнули и дощечка под руками участников, дернулась. Это означало, что дух пришел. Через полчаса «беседы» стало ясно, что к ним пришел дух покойного аптекаря, который жил здесь когда-то давно. Далее к нему посыпались вопросы о здоровье, о возможном скором замужестве, о судьбе Англии и тому подобной. Смотреть на этот балаган больше не было желания, и Эван круто развернулся, направляясь к дверям, когда миссис Редкинс вдруг вскочила, изменившимся голосом позвав.
- Дух хочет, чтобы человек, который не верит в него, подошел к столу и положил руку на доску.
Во взгляде Эвана начали разгораться недобрые угли, но похоже дух сейчас был более значим , чем рассерженный хозяин дома.
- Эван, прошу тебя… - напутствовала миссис О`Коннор и мужчина скрипнув зубами, сдался, подходя и нехотя положил руку на доску.
- И что же хочет сообщить мне дух? – ехидно поинтересовался мужчина, наблюдая, как под женскими пальцами дергается конус над буквами. Женщины испуганно охнули, когда конус неспеша переползал от буквы к букве, пока все окружающие не увидели слово « смерть»
- Хм…значит я умру…ну это не новость, это может со мной приключиться лет эдак в восемьдесят пять – усмехнулся моряк, начиная испытывать уже немаскируемый гнев, от того что старая дура решила пугать его мать и сестру. Нравится морочить головы, путь делает это не здесь.
- Нет….дух говорит… - женщина вновь дернулась, когда конус пришел в движение и вокруг стола уже столпились все гости, прочитав второе слово «женщина».
- О…Вы очевидно погибнете из-за женщины? Может, на дуэли, защищая ее честь? – тут же томно вздохнула дочь их соседа, юриста Брокка. Юные особы ее возраста считали подобную гибель  не столько трагичной, сколь безумно романтичной.
- Дух может сказать, кто она? – вмешалась в оживленный гомон миссис О` Коннор.
- О дух, поведай нам, как зовут ту женщину! – взвыла миссис Редкинс и все взгляды впились в доску, где конус пополз к букве « М», а затем к букве «И»…
- Боже мой…может это Марджери Иден…она как-то приходила к нам вместе с отцом и… - побледнела Уна, но тут же испуганно одернула руку, когда Эван резко выпрямился, схватив доску и шарахнул ее об пол под женский визг.
Слуга тут же поспешил поднести приложившей руку к сердцу матери Эвана воды и в комнате зажгли свет.
- Довольно! – зарычал ирландец и тут уж никакой дух не рискнул был попадаться ему под руку.
– Господа…я не считаю, что подобное развлечение уместно в канун христианского праздника…я не одобряю запугивание людей подобной чушью, миссис Редкинс, прошу Вас более не приносить ее в мой, а также привлекать к подобным вещам мою семью…
Посыпались робкие извинения, сам Эван также выдохнул, поцеловав старухе руку, и заверил ее в личной симпатии, прося слугу тут прибрать. Однако когда мальчишка наклонился над треснувшей доской, никем не удерживаемый конус очень медленно повернулся и застыл острием на букве «Д». Эван раздраженно фыркнул, вдруг сквозь сон слыша знакомый голос.
- Эван… Эван, проснись, там, кажется, кто-то есть
- А? – ирландец резко сел на постели, а рука тут же потянулась к оружию. Лично он придерживался правила, что лучше выстрелить, перезарядить и еще раз выстрелить, чем светить и спрашивать – «кто там?» Секунд десять они смотрели друг на друга, как два истукана, а затем странный стук повторился и мужчине почудился удаляющийся топот.
- Жди здесь! – коротко кивнул он, вскакивая и в два прыжка оказываясь у двери, отпирая засов, выскакивая наружу и отмечая, что возле крыльца натоптано. Туман по-прежнему висел, но сумерки рассеивались, давая больше света.
- Эй! Кто здесь? Выходи или стреляю! – потребовал капитан, держа ружье наготове и шаг за шагом двигаясь вперед. Тишина начинала давить на мозг, но вдруг Эван совершенно отчетливо ощутил, как кто-то хлопнул его по спине. Ирландец круто развернулся, почти нажав на курок, но никого не увидел. А потом раздался смех, детский, веселый, но что-то было в нем такое, отчего волосы на рыжей голове зашевелились.
Справа мелькнула какая-то тень и вот тут уже капитан выстрелил, раздался сухой треск и подойдя ближе, О`Коннор выругался. Он принял за человека старую козлиную шкурку, которой были накрыты горшки, оставленные на пне возле дома. Несмотря на пасмурную погоду света все же прибавилось, и вот тут Эван заметил, что на земле за ночь образовалась куча отпечатков, словно все население гуляло у них под окнами всю ночь. Но ведь не могли же они с Морриган оба быть глухими и ничего не слышать. Следы вели ровно до их дома, опоясывая его кругом, а затем уходили вверх по холму. Если они хотели разгадать, что тут твориться, нужно было прогуляться. Убедившись, что он тут по прежнему один, Эван вернулся в дом, сообщив Морриган о находке и вдруг неожиданно уточнил, набирая в кадке воду и делая пару жадных глотков, описав, что увидел снаружи.
- Джонс… а какое твое второе имя?

Отредактировано Evan O'Connor (3 января, 2019г. 14:57:45)

+2

8

Простой вопрос внезапно привел Морриган в замешательство: погруженная в свои раздумья, она не сразу осмыслила слова ирландца, и удивленно моргнула, прежде чем ответить:
- Индия. Морриган Индия Джонс, отец любил кельтов и Южную Азию. Почему ты спрашиваешь?..

У нее всегда наблюдались проблемы, во-первых, с терпением, а во-вторых, с выполнением чужих указаний, поэтому хватило Морриган буквально на три минуты ожидания, целиком ушедшие на попытки зажечь фонарь, а после мисс Джонс, вслед за О'Коннором шагнула в сырой ночной мрак. Желтый свет масляной лампы еле-еле разгонял туманную темноту - Морриган слышала, как топочет чуть поодаль Эван, удаляясь в сторону сараев, от которых в следующее мгновение раздался грохот выстрела. Она рванулась было на звук, но по тому, как быстро тот потонул в отдаленном гуле океана, поняла, что если ирландец в кого-то и целился, то не попал.
Соваться ему под руку, однако, представлялось затеей неумной и опасной - в этой мгле легко принять своего за чужого - и вместо того, чтобы нагонять друга, Морриган предпочла прогуляться вокруг дома, выискивая следы чужого присутствия.
Следов нашлось предостаточно, а вот присутствия - ноль.
Возвратившийся О'Коннор застал мисс Джонс задумчиво сидящей на крыльце рядом с фонарем, в слабо мерцающем круге золотистого света, и лирично глядящей в туманные прерассветные сумерки. Белая мгла отступала к морю; едва заметно светлел край неба и звезды тускнели в предчувствии близкого рассвета; и было тихо - несмотря на далекий рокот моря и несмолкающий гул ветра было так поразительно, неправдоподобно тихо, что Морриган, сраженная этой небывалой тишиной, под пыльными звездами, посреди кипенно-белого тумана, заслушалась ею и села, ни в силах сделать ни шага.
На двери за ее спиной, примерно на высоте роста семилетнего ребенка, красовался отчетливый отпечаток красной ладошки.

- Я не знаю, стоит ли нам туда лезть.
Морриган Джонс, для разнообразия решившая проявить хоть немного осмотрительности, стояла, привалившись плечом к дверному косяку, и с сомнением разглядывала аскетичную обстановку дома, в лучах бледного рассвета выглядевшую как-то особенно убого.
Они позавтракали чужой едой - потому что своей не было, а за этой законные хозяева уже вряд ли вернуться - и теперь держали совет относительно того, что им делать дальше; и Морриган на нем выступала в непривычной для себя роли благоразумного советчика. 
- Давай осмотримся тут для начала. Там, - Джонс махнула рукой в сторону дальних построек, - есть какой-то странный сарай. Я сама вчера не сумела разглядеть, что в нем, но если ты найдешь, чем оторвать пару досок, можем заглянуть. Странная какая-то постройка, ни окон, ни дверей - и для чего она такая?

Отредактировано Morrigan Jones (22 января, 2019г. 17:01:21)

+1

9

- Индия? Серьезно?  – усмехнулся мягко ирландец, разряжая обстановку не самого доброго утра. Конечно, Морриган не смогла заметить, как на миг прищурились зеленые глаза, вспоминая злосчастную доску и двигающийся треугольник. Эван не верил в подобную чушь, как умный человек и добрый христианин, но все таки, что-то на миг царапнуло внутри…
Впрочем, не в характере капитана было отвлекаться на суеверные страхи, особенно когда они были в таком месте, где жути и так хватало. Сделав еще пару глотков воды, он шагнул внутрь и пока оба уничтожали небольшие запасы провизии, пояснил.
- Да просто вдруг стало интересно…если не ошибаюсь, тебя назвали как английскую колдунью, второе имя не должно было уступать первому по оригинальности… - он проверил патроны, через какое-то время показав, что готов отправиться в путь и немало удивился, когда женщина выразила опасения на этот счет.
О`Коннор покосился на подругу и осторожно ущипнул ее за руку, словно желая удостовериться, когда она вопросительно покосилась на него.
- Извини… просто хотел удостовериться, что ты настоящая… первый раз слышу о том, что профессор Джонс не хочет куда-то лезть… - он улыбнулся, но она видела по выражению его лица, что спорить он не намерен. Это место и так  нагоняло жути, чтобы добавлять ее. Мужчина наклонился, так чтобы они с Морриган были одного роста и внимательно посмотрел ей в глаза.
- Все в порядке? Ты какая-то…задумчивая что ли…  - он еще раз бросил взгляд на след на стене и поскреб его ногтем, принюхавшись.
- Кровью не пахнет…похоже какая-то краска…черт его знает… - он закинул ружье на плечо и первым вышел на улицу, где стало еще немного светлее, и дождался подругу.
- Давай осмотримся тут для начала. Там есть какой-то странный сарай. Я сама вчера не сумела разглядеть, что в нем, но если ты найдешь, чем оторвать пару досок, можем заглянуть…
- Хммм… - ограничился в комментариях ирландец. Сам он как-то упустил это вчера, но ведь одна голова хорошо, а две лучше. И что не замечал он, всегда не оставляла без внимания Морриган. Именно такой тандем позволял им обоим не раз избежать смерти. А еще выработалась привычка доверять друг другу. В данном случае Эван не видел в предложении Джонс ничего предосудительного. В лучшем случае, он просто разомнется и они найдут какой-нибудь склад продуктов или хранилище, а в худшем… О худшем он пока думать не хотел.
Когда оба стояли перед сараем, О`Коннор отдал оружие подруге, прекрасно зная, что она умеет с ним обращаться и не побоится применить по назначению в случае угрозы. Обойдя постройку высотой примерно в пять локтей, Эван подергал пару досок, убедившись, что приколочены они на совесть. Но мало что могло остановить ирландца, если он собрался что-то сделать. Осмотревшись, мужчина приметил явно хижину кузнеца. Меха давно остыли, как и горнило, но на наковальне лежал толстый железный прут, которому только предстояло стать каким-то инструментом. Но сейчас он послужил Эвану прекрасным ломом. Сняв куртку и бросив ее рядом на забор, О`коннор с размаху вогнал край прута в стык, потянув на себе с тихим рычанием, со стороны напоминая большого рыжего медведя. Пожалуй, сейчас любая нечисть, если она тут была, затихла сама, наблюдая и оценивая, с чем придется иметь дело.
Наконец первая доска с треском поддалась, отлетев в сторону, и мужчина тут же поддел вторую, уверенно выламывая, и ее и утер лоб, сжимая прут в руке и окликнул Морриган. Изнутри потянуло теплом, но там было темно, так что без ее фонаря было ничего не разглядеть.

+1

10

- Ирландскую, - уточнила Морриган, потирая место, за которое Эван ее ущипнул, - ирландскую богиню. Так что видишь, во мне тоже есть что-то ирландское, кроме твоих нравоучений и выпитого виски.
Эван О'Коннор был не только отличным другом и просто хорошим человеком, но еще и крайне ценным приобретением для совершенно любой экспедиции: примостившись на пеньке чуть поодаль, мисс Джонс с живым интересом наблюдала за тем, как ирландец почти профессионально выламывает приколоченные доски добытым где-то металлическим прутом, и треск дерева таял среди ветвей, смешиваясь с шумом прибоя - к утру море успокоилось, притихло и более не гудело, но шелестело в отдалении. Белый шар укутанного в тонкие облака солнца едва поднимался над темными ветвями - сырое патагонское утро не выглядело ни живописно, ни жизнеутверждающе, но при свете дня этот край уже не казался таким уж диким и негостеприимным, и если в штормовой ночи Морриган не раз задавалась вопросом, кому вообще пришло в голову основывать колонию на этих берегах, то теперь, под лучами бледного рассвета, уже вполне могла представить благообразных пуритан, готовых усердно работать на совершенно любой земле, лишь бы она родила.
Но если это оказывалось не такой плохой идеей, то что же пошло не так?..
С бочки Морриган спрыгнула еще до оклика Эвана, когда последняя оторванная доска упала на землю, и решительно шагнула к образовавшемуся проходу, повыше поднимая над головой фонарь - свет дернулся от резкого движения; заплясал, скорее мешая обзору, чем позволяя увидеть, и несколько шагов мисс Джонс сделала скорее по инерции, еще не понимая, куда входит.
И остановилась, едва поняла.
- Матерь Божья.
Темные письмена, равномерно покрывавшая стены сарая, в желтом свете фонаря казалась начертанной кровью - киноварные буквы перескакивали с дерева на брезент, вились по сучковатым ребрам досок, подпирали темную кровлю и спускались до самого земляного пола - Морриган крутанулась на каблуках, подхваченная вихрем вязи, не в состоянии оторвать от нее взгляд; попятилась назад и едва не споткнулась о невыразительный камень, будто случайно оказавшийся посреди пустого сарая.
Можно было бы даже обмануться, наверное, если бы на сером граните не красовался бурый отпечаток детской ладони.
Морриган преувеличенной аккуратностью опустилась на колени рядом с камнем, коснулась рукой рисунка и растерла пыль подушечками пальцев.
- Это не кровь, - очень спокойно сказала она, - глина. Дрянь какая-то, Эван.
Ею завладевало какое-то странное дежа вю: она видела такое уже однажды; была в чем-то таком: ей восемь, ее отец еще молод, и они все еще в Южной Америке, только в другой, экваториальной; и деревянные стены - на самом деле каменные, и письмена - резьба, и сарай - не сарай, ему несколько тысяч лет; пахнет сыростью и камнем.
Зачем они, говорит Морриган, заглядывая в распахнутую пасть Малинальшочи? Снаружи так пусто, а тут столько. Зачем они? Они охраняют? - спрашивает она, и когтистые обсидиановые бабочки Ицпапалотля надвигаются на нее сразу с двух сторон, топорща кожистые крылья и страшно, и смешно.
Да, рассеянно говорит отец, полустертый сумраком гробницы, они охраняют.
Кого? - спрашивает Морриган. 
Нас.

- Они заперли здесь что-то, - Морриган поднялась на ноги, отряхивая колени от земли, - во всяком случае, они думали, что запирают. Черт знает, чем они посчитали эту каменюку. Богохульным идолом?

+2

11

Спорить относительно того, чья же все таки была ведьма или богиня Эван благоразумно не стал, тут Морриган всегда легко могла его уделать в силу наличия высшего образования, но он не сильно переживал по этому поводу. Переживать можно было начинать, когда отлетела последняя доска, и они вошли внутрь.  В отличие от не шибко религиозной женщины, О`Коннор вместо матери божье выразился более красочно, правда на гаэльском, что несколько скрасило резкость конструкции, но его можно было понять. Учитывая, что ничего трогать тут он не спешил, сперва ему показалось, что вся эта дьявольщина написана именно кровью,  а учитывая количество текста, покрывающего тут все, крови должно было пролиться достаточно. Пока профессор изучала камень, Эван снова покосился на свое ружье на плече Джонс, но пока тут было тихо, и никто не спешил наброситься на них из темноты, которую разгонял фонарь и свет снаружи.
Ради безопасности, капитан хотел было предложить Морриган не трогать тут ничего, мало ли какая зараза может быть на камнях. Он бы не удивился какому-то яду, грибку или еще какой-то хрени, которая всегда имеет место быть. Но было поздно, профессор уже изучала след и вынесла вердикт.
- Вот насчет дряни я с тобой полностью согласен, – хмыкнул мужчина, привычно перекрестившись и тут же сплюнув в сторону, а затем снова посмотрел на подругу.
- У тебя такой вид, словно ты знаешь, что это может быть…ученая у нас ты, но кого тут можно было замуровать, тут же нет ни черта…и камень как камень, – ирландец с сомнением, будто готовился, что булыжник сейчас оживет и укусит, подошел ближе, стукнув по нему носком сапога.
- А эта абракадабра? В ней есть какой-то смысл или это язык тебе не знаком? – уточнил О`Коннор, теперь обходя сарай по кругу, в попытке найти еще хоть какую-то зацепку.
Даже если местные жители поехали рассудком и решили спрятать в сарае нечто, это никак не объясняло факт того, куда они потом все делись.  Эван еще раз покосился на отпечаток детской ладошки и про себя отметил, как внутри неприятно скребет, особенно вспоминая детский смех.
С профессором сейчас был ее опыт, накопленный годами научных работ, воспоминаниями и записями отца, а капитан мог лишь гадать. Впрочем, один из случаев ему тоже вспомнился. Как-то в море они подобрали потерпевших кораблекрушение. Среди моряков был старик, как говорили, - историк, изучавший развалины какого-то древнего города. Но на вид он скорее походил на душевного больного, по которому плакала смирительная рубашка. Спустя три дня после того, как его подняли на борт, мужчина умер, сгорев в лихорадке. Войдя в его каюту, они с Недом тогда знатно удивились, увидев, что стены, и пол вокруг его кровати были исписаны и исцарапаны каким-то закорючками. Тогда их посчитали просто бредом душевнобольного и, похоронив тело в море, просто все стерли и на всякий случай, войдя в порт, Эван вызвал на корабль служителя церкви, чтобы тот подтвердил, что все они и судно в безопасности.
- Ну, пожалуй тут нам больше делать нечего, – резюмировал ирландец, не став говорить, что ему тут до мурашек не нравится.

+1

12

Морриган не могла не согласиться, причем в широком смысле: вот теперь определенно пришло время убираться из этого проклятого Богом и покинутого людьми места, в которое они и забрели-то совершенно случайно, пока где-то там, чувствуя себя обманутым, их дожидался проводник-мапуче. Или уже не дожидался; и тогда весь их - весьма опасный, стоит отметить - вояж к берегам Патагонии делался совершенно бессмысленным - "Арабелла" зря прошла столько морских миль; зря старался матросы, зря изнашивались снасти. По-хорошему, стоило бы поторопиться хотя бы для того, чтобы несколько увеличить шансы на встречу с туземцем, но Господь, создавая Морриган Джонс, по всей видимости, испытывал недостаток во всех компонентах, кроме любопытства, и оттого заполнил последним недостаток остальных: загадка произошедшего здесь мучила ее тем сильнее, чем менее понятным делалось происходящее.
А может, дело было в том, что здешняя тайна была сродни загадке исчезнувшей цивилизации: были люди, жили себе, а потом их вдруг в одночасье не стало, и любопытные чужеземцы теперь бродят по тому, что осталась от их дома, в попытке понять, что же случилось; хотя казалось бы - что им до давно умерших незнакомцев?
А эти даже не факт, что умерли.
- Неважно, что это такое на самом деле, - сказала Морриган, склоняясь, чтобы не удариться о низкую притолоку.
Бедный Эван, ему вообще пополам приходится складываться.
- Гораздо важнее - чем это считали поселенцы. Во что они верили. Может, они подумали, что эта штука приносит неудачу, может - что она проклята... Я не понимаю эту тарабарщину, но понимаю принцип - так люди запирают вещи, которых боятся. Это как плот и корабль, понимаешь? Не очень похожи, но ты, увидев, сообразишь, что и то, и то - чтобы на этом плыть. Вот это - что-то вроде плота относительно тех проклятых гробниц, что я перевидала. Что, однако, не отвечает на вопрос, куда тут все подевались.
В ее голове роилась сотня объяснений, от внезапного массового помешательства до секты судного дня, что сочла непонятную каменюку предвестником апокалипсиса - Морриган слышала о массовых самоубийствах среди аборигенов, может, белые люди решили не отставать от передовых веяний?
Мисс Джонс замерла у входа, задумчиво глядя вдаль. Шумело море, качались на ветру ветви; с стойле недовольно блеяли козы, и Морриган - странное чувство - спиной отчетливо ощущала, как в тесном сарае, придавленный к земле весом киноварной вязи тяжело лежит камень с красным отпечатком.
И молчит.
Что за глупость.
- Надо уходить отсюда, - после долгой паузы заключила Джонс, хотя в голосе ее не слышалось уверенности, - пока тут бродим, упустим проводника. И так провозились.
Иногда, говорила себе Морриган, немало гордясь собственной рассудительностью, необходимо совершать разумные поступки. Нужно расставлять приоритеты - думала она, пока они с О'Коннором брели по опустевшим улочкам деревеньки; нужно мыслить стратегически, а не окунаться с головой в любую непонятную историю только оттого, что она щекочет ее любопытство.
Рассудительность ее, впрочем, жила недолго - она успела довести их до ворот селения, но запнулась, едва Морриган опустила глаза.
И дернула О'Коннора за локоть.
- Гляди, Эв.
Сырая грязь отлично сохраняла отпечатки - от самых ворот вверх по склону уходила широкая тропа, вымощенная чужими следами: сапоги, ботинки, туфли; маленькие и большие, глубокие и легкие, они переплетались в причудливый узор; и взгляд Морриган почему-то зацепился за один из самых слабых, определенно слишком маленький, чтобы принадлежать взрослому человеку.
Ей вдруг впомнилась пустая колыбелька в одном из домов, которой она вчера не придала значения - Морриган моргнула, отводя взор, и тут же вздрогнула.
У носков их сапог виднелся отчетливый след босой ноги.
Да что за. Куда они потащились среди ночи, босые, с младенцами и маленькими детьми?
Морриган подняла обеспокоенный взгляд на О'Коннора.
- Ты капитан, - сказала она, внезапно перекладывая решение на друга, - тебе решать. Идем своей дорогой... или вот этой?

Отредактировано Morrigan Jones (1 марта, 2019г. 20:32:55)

+1

13

Когда они впервые познакомились, Эван среди прочих занятных странностей блондинки отметил неуемное желание все знать, и во что бы то ни стало, докопаться до истины, если есть на это хоть малейший шанс. Своим же долгом в их совместных походах он всегда считал необходимость сдерживать жажду научных познаний профессора, хотя бы ради сохранения жизни и здоровья последней. Впрочем, пока ему это с успехом удавалось, хотя это не отменяло кучу форс-мажорных обстоятельств, что сопровождали их в каждом их приключении. Отправляясь в это, он, конечно, не думал, что без сюрпризов не обойдется, но сейчас внутри был не азарт, а настороженность, словно они случайно сунулись туда, куда не следовало. Про себя  О` Коннор уже раза четыре прочел «аве мария», вслух используя совсем иные выражения, но решение Джонс его порадовало. На улице стало совсем светло, но туман, казалось, навечно окружил деревню, словно пытаясь спрятать ее от глаз других любопытных.
- Если я правильно помню карту, нам с тобой нужно обогнуть утес и спуститься…надеюсь тот пройдоха все же падок на золото и дождется нас, а не то… - начал было ирландец, когда его прервали.
- Гляди, Эв…
Но мужчина и сам уже видел то, что они не разглядели вчера. Опять следы. Так много и, кажется, совсем свежие, не больше суток, но каким же чертом?
Джонс услышала тихое сложносочиненное ругательство, но ирландец остановился, изучив следы, и нахмурился. Это было очень неразумно – идти и проверять. Так он и собирался заявить подруге, но Морриган сделала очень хитрый ход. Она решила банально перевести стрелки.
- Ты капитан, тебе решать. Идем своей дорогой... или вот этой?
Повисло молчание, в ходе которого О`Коннор снял свое ружье с ее плеча, возвращая на положенное место за своей спиной, а затем скрестил руки под грудью с прищуром глядя на профессора.
- Вот значит как…ну допустим, я действительно думаю, что нам надо отсюда убираться…но я знаю этот твой взгляд, Морриган, не того решила обмануть…ты же мне потом жизни не дашь, если мы не узнаем, что тут и как… 
Отчасти лукавил и сам ирландец, он тоже не спешил уходить, не узнав, что же тут могло произойти на самом деле. Конечно, и ему было жалко упущенной выгоды в лице проводника, который мог отвести их к пещерам, где, возможно, ждут сокровища, а возможно кукиш с маслом. Но не каждый день встречаешь вот такие покинутые деревни, а поговорка « с кем поведешься» тоже не теряла своей актуальности и Эван, как и Морриган, уже не мог просто забыть о подобной находке.
- Давай быстро глянем, и если окажется, что следы исчезнут в тумане, повернем на юг, там срежем – предложил компромиссное решение капитан, первым делая шаг в сторону цепочки загадочных следом, которые уводили их прочь от деревни вниз по холму, где вновь высились черные громады скал. Следы не думали пока никуда пропадать, так что им оставалось просто двигаться вперед. По пути Эван поднял с земли цветной платок, отряхнув его от мокрой глины и повертев в руках, отдал Морриган. Вероятно, хозяйка вещицы просто не заметила, что потеряла его.
- Странно… - отметил ирландец. – Тут места полно, а следы идут практически след в след, словно они шли колонной…как в армии, но зачем? – поделился наблюдением Эван, поглядывая на отметины и останавливаясь, замечая впереди темный провал среди скал.

+1

14

- Понятия не имею, - пробормотала Морриган, рассеянно перебирая врученный ей платок.
От происходящего веяло необъяснимой жутью.
Как верно подметил неплохо знавший ее Эван, все необъяснимое ее интриговало, но изредка - и она бы вряд ли призналась себе в этом - мисс Джонс ощущала, что в ее научном любопытстве есть некая доля страха. Все, что светоч знаний выхватывал из темноты неведения, казалось знакомым и обозримым; но лежащее там, во мраке, за гранью познанного и понятного - от него веяло первобытным ужасом, въевшимся в кровь предков и унаследованным потомками; и сейчас, следуя этой пугающей тропой, Морриган как никогда явственно ощущала его отголосок.
Черный лес остался позади - на сколько хватит глаз перед ними расстилалась ржавая пустошь, в отдалении скалившаяся пожелтевшими зубами тупых скал, и с их морщинистых боков клочковатый туман стекал в мелкие низины, заросшие низким кустарником. Над всем этим царила тишина - море затихло вдали, а своего голоса у этой земли не было, если не считать шорох ветра, стихшего к утру.
И ни души. Кто бы тут ни шел, все давно ушли - за щербатые скалы, возможно?
- Ты веришь во всякую чертовщину? - замешкавшаяся было мисс Джонс легко нагнала Эвана, ушедшего чуть вперед. - Не в морские суеверия, а в такие... страшные истории что ли. В мистику? Или это не по-христиански? Я серьезно спрашиваю.
След - уже не такой отчетливый, но все еще ясно различимый в глине - тянулся между рыжих холмов и пропадать в тумане не думал. Следуя им, капитан и археолог брели среди кучерявых кустов, устилавших подножия низких гор, и тишина нависала над ними, хмурясь седыми бровями собиравшихся на западе туч, но дождя пока ничто не предвещало.
- Ты меня демонизируешь. - невпопад упрекнула Морриган друга. - "Жизни не дашь"... много я тебе жизни не дала, что аж вон какой вымахал. Повздыхаю слегка, может, но с каких это пор бравый капитан боится женских вздохов?
Иногда ей казалось, что О'Коннор когда-то давно составил себе в уме несколько искаженный образ мисс Джонс, сам же его испугался и теперь жил в постоянных опасениях.
Оставленная поселенцами тропа вдруг заложила крутой поворот, почти совершенно теряясь в здешней растительности: Эвану с Морриган пришлось раздвигать кусты, чтобы различить на земле следы, теперь уверенно направлявшиеся к ближайшей скале, выраставшей из каменистого склона, покрытого чахлой растительностью, и мисс Джонс удивленно вскинула брови: по всему казалось, что поселенцы шли... в никуда? Взобраться на отвесную скалу они точно не смогли бы, а уходившийся вверх склон, отлично просматривавшийся снизу, был совершенно пуст; разве что только...
- Гляди-ка! - указала рукой вверх Морриган. - Видишь?
У самого подножия утеса зиял темный провал; и мисс Джонс замешкалась, внутренне подбираясь.
Пещеры она не любила; но выбора у них, по всей видимости, не оставалось - прошагать столько миль по пустошам только для того, чтобы повернуть назад сейчас было бы просто обидно.
Она с сомнением поглядела на О'Коннора, беспокойно хмуря светлые брови.
- Думаешь, они там? Может, спрятались от чего-то? Я бы предположила, что от пиратов, но кто тут будет пиратствовать... от зверей каких-то, возможно?

+1

15

- Ты веришь во всякую чертовщину?
- Не верил, пока не навидался ее вдоволь, в том числе, в твоей компании – усмехнулся Эван, сейчас невольно являя собой оплот уверенности и спокойствия внешне, хотя внутренне его терзали те же смутные сомнения, что и подругу.
- Если я тебя демонизирую, ты мне постоянно пытаешься привернуть нимб лишь потому, что я верю в то, что на все воля Его – капитан многозначительно указал пальцем вверх, словно Морриган могла что-то там разглядеть среди серых мрачных туч.
- А что до твоих вздохов, не смеши, Джонс, у тебя в арсенале есть куда действенные методы…мы уже тут, так что оставь… И потом, ты знаешь, что из всего женского арсенала, меня в ступор вгоняют только женские слезы…вот это правда режет без ножа… - поделился сокровенным мужчина, но вскоре переключил фокус внимания на находку.
- Ну, я сомневаюсь, что вся деревня отрастила себе крылья и куда-то упорхнула…следы ведут вниз..И потом, если мы с тобой не разучились считать, там должно быть человек сорок, если не больше…
О`Коннору не надо было смотреть на подругу, чтобы ощутить ее напряжение. Ему самому не очень хотелось оказаться в замкнутом темном пространстве.  Слишком жива была память о приключениях под землей, которые как-то они себе устроили.
- Подожди меня тут… если что…нет,просто подожди меня тут! – наконец решил ирландец, не желая «накаркать», что там внизу с ним может случиться. Фонаря или факела под рукой не было, но он надеялся, что ему не придется лезть слишком глубоко.
Решительно поправив оружие на плече, Эван двинулся вперед, пролезая между камней, замечая застрявший в расселине детский башмачок и внутренне поежился, понимая, что люди, все таки, внутри.
Ноги тут же утонули в мягком песке, который выстилал вход, но дальше был только камень. Пещера шла вниз и расширялась. Света было мало, но тут моряк не поверил своим глазам. На стене слева горел факел, кем-то заботливо сюда пронесенный.
- Пока ничего! – крикнул он подруге, так что пещера отразила его голос, а с потолка спорхнула парочка потревоженных летучих мышей. Вытащив факел из трещины в стене пещеры ирландец спустился ниже и тут уж Морриган услышала крепкое ирландское.
- Mo chreach!*
Трудно было подобрать что-то более емкое, относительно того, что Эван увидел. В пространстве пещеры, куда он ступил, были люди. Мужчины, женщины, старики, дети… Все стояли как каменные столпы, не шевелясь, не моргая и, казалось, не дыша. Взоры невидящих глаз были устремлены к каменному возвышению в углу, которое было по кругу обведено уже знакомыми следами тысячи ладоней. Капитан двигался очень осторожно, стараясь не касаться застывших людей, не зная, чего ждать. Впервые видя такое жуткое зрение, он не мог решить, как следует действовать, бросать их тут было нельзя, но и как себя вести, чтобы не навредить им, тоже было не ясно. На «Арабелле» был врач, но вряд ли он тоже когда-то видел нечто, способно такое сотворить с людьми.

__________
- Б*дь! (гаэльск)

0

16

- Тогда, - торжественно провозгласила Морриган Джонс, - если ты будешь меня демонизировать, я начну плакать.
И, проследив за восхождением Эвана, отвела глаза, окидывая скучающим взглядом окружающую пустошь - серые облака неуютно ворочались над головой, и в унисон их движению по склонам рыжих гор блуждали редкие светлые пятна. Однообразное зрелище это не особенно развлекало, так что терпения Морриган ожидаемо хватило ненадолго - даже удивительно, как О'Коннор, знавший ее уже достаточно долго, все еще пытался джентльменски задвигать за спину даму, что так упорно лезла на передовую. Из-под ног осыпались камни: приглушенное ирландское ругательство, заставшее мисс Джонс на полпути к пещере, заставило ее прибавить скорости - впечатлительным Эвана назвать было сложно, так что обнаруженное им внутри должно было выглядеть действительно скверно, раз вызвало у ирландца столь бурные эмоции.
- Эв?! - обеспокоенно позвала Морриган, подбираясь к входу. - Эв, ты там цел?!
Пещерный холод свалился на ее плечи, едва она шагнула в темноту - мисс Джонс зябко передернула плечами, нащупала рукой путеводную стену и медленно двинулась вниз, осторожно выверяя каждый шаг.
Пещеры Морриган Джонс не любила. Отчасти из-за холода и темноты, отчасти - из-за гнетущей мысли о толщине земной тверди над головой, отчасти - из суеверного страха, что в конце извилистого природного коридора тебя поджидает нечто пострашнее обвала; и последнюю мысль мисс Джонс обыкновенно отгоняла призывом на помощь здравого смысла, однако, когда в темноте забрезжил свет факела, безотказный до того способ разбился о представшее ее глазам зрелище.
И тут она очень хорошо поняла О'Коннора с его ирландскими проклятиями.
- Матерь Божья!
Она непроизвольно сделала несколько шагов назад, пятясь от пугающего зрелища.
Вытянувшиеся по струнке люди глядели пристально и незряче - дети, взрослые, старики, замершие в странном трансе; вроде и не мертвые, но и не походившие на живых, будто схваченные некой невидимой силой - и, проследив из взоры, мисс Джонс чуть не вскрикнула снова: свод пещеры над их головами, как и каменное возвышение чуть поодаль, были сплошь покрыты опечатками человеческих ладоней.
Морриган явственно ощутила, как к горлу подкатывает душный страх - паника непонимания, животный страх перед необъяснимым; то самое, от чего - и она всего лишь несколько минут думала об этом - она всегда так отчаянно пыталась убежать.
Этого не может быть. Этого не может быть, но оно происходит. Как оно может происходить, если этого не может быть?
- Что это дрянь? Что здесь творится? Эй! Эй, мэм, вы меня слышите?.. Мистер?..
Лицо старика, к которому шагнула было Морриган, не выражало ничего, и американка замешкалась, опасаясь к нему прикасаться, когда скользнувший вниз взгляд мисс Джонс вдруг заприметил то, что поначалу ускользнуло от ее внимания.
- Эв, гляди, их руки!
Ладони стоявших - всех, кого Морриган могла разглядеть в неверном свете факела - в были покрыты красной глиной.
- Это не может быть совпадением. - без особой уверенности проговорила она, отступая на полшага, поближе к О'Коннору, держаться рядом с которым сейчас представлялось разумным. - Какие-то из этих отпечатков - их: видишь, глина смазана, как будто они опустили в нее ладонь, а потом коснулись чего-то... Но зачем? Ты понимаешь хоть что-нибудь?

+1

17

Рука первым делом потянулась вверх, и ирландец перекрестился, ощущая, что у него мурашки бегут от этого места и общей ситуации. Он уже хотел было окрикнуть подругу не соваться сюда, но услышал ее шаги и понял, что поздно. Морриган была не из тех, кто остается в стороне, хотя иногда все же хотелось, чтобы она поберегла свою умную голову и другие части тела, и не совала их вот в такие пещеры.
Судя по лицу подруги, которое стало бледнее, дело было хуже не куда и пугала как раз неизвестность. Найди они тут кучу трупов – было бы и то спокойнее. Сразу можно списать на диких зверей, разбойников или обвал.
- Мора, не трогай…мало ли… - предостерег капитан, подходя к ней ближе, положив руку на плечо, заставляя немного оторваться от жуткого зрелища.
Мужчина удивленно кивнул, отмечая то, что не заметил очевидного. Действительно, ладошки всех, без исключения были перемазаны глиной.
- Значит, отпечатки в деревне оставили они…для кого-то? Может, может, чтобы их нашли? Как сигнал? – предположил ирландец, почесав макушку свободной рукой.
Эван обернулся, поглядывая на угол с возвышением, и приблизился.
- Интересно…что тут такого…просто камень, почему они все смотрят сюда…словно тут что-то было…или кто-то? Может их загипнотизировали или опоили чем-нибудь?
Морриган знала, о чем он, в Африке многие племена готовили настойки с использованием сока лягушек, чьи свойства могли ввести человека в подобие транса или вызвать паралич, но тут явно нечто иное.
- Тот камень в деревне? Если предположить, что какая-то чертовщина действительно была и именно она и сотворила такое? Где нам ее искать и как самим не превратиться вот в это? – задумчиво протянул капитан и ровно после этих слов сильный порыв ветра прокатился по пещере, моментально задув факел, и они оказались в кромешной темноте.
- Мо… – ирландец, точно помнивший, что подруга была за спиной, поднялся, на ощупь протянул вперед руку. Он ощутил прохладное прикосновение к запястью, не удивившись, что профессор замерзла в такой месте.
- Подожди…сейчас снова зажгу факел…это просто сквозняк – поспешил успокоить ее, а заодно и себя капитан, чиркнув спичками и со второй попытки зажигая огонь, оборачиваясь к Джонс и вздрогнув, когда увидел, что его руку сжимает девушка из поселенцев, все также смотря на него своим пустым взглядом, но сжимала она его руку в стальной хватке. Он заметил Джонс, которую окружили двое молодых людей, хотя еще секунду назад все стояли как истуканы.
- Уходим… - решил рыжий, попытавшись высвободить руку, и в этот момент девица открыла рот и издала звук, напоминающий одновременно клекот и хрип, от которого холодный пот прошел по спине. По пещере явственно прошла холодная волна, задевая невидимой волной и американку и ирландца и начало клубится над возвышением.
Рука сама потянулась к винтовке, когда один из мужчин двинулся на Джонс, крепко ухватив ее за плечо и Эван не стал гадать, что может случиться, просто стреляя и тело с таким же противным хрипом осело на песок.

+1

18

Ничто хорошее в жизни не начинается с потухшего факела - это весьма специфичное наблюдение Морриган сделала уже давно, и до сего дня примета никогда ее не подводила: гаснущий свет не предвещает добра; за погасшим светом всегда следует нечто недоброе.
Не доверяй ничему, что боится света.
Успокоительная речь Эвана неожиданно действовала с точностью до наоборот: окаменевшая от напряжения Морриган, очутившаяся вдруг в кромешном мраке, чутко прислушивалась к каждому шороху, но слышала только шелест движений О’Коннора и отдаленный мерный стук воды. Промозглая пещерная темнота, накрывшая их обоих, ощущалась неожиданно осязаемо, будто опустившийся на плечи тяжелый плащ: даже не видя ни зги, мисс Джонс не могла забыть, что вокруг них каменными изваяниями застыли несколько десятков человек, впавших…
А во что впавших? Транс, гипноз, массовое помешательство - ни одна версия из высказанных Эваном, равно как и ни одна собственная, не казалась Морриган достаточно убедительной; и оттого - что самое главное - она понятия не имела, что с этим делать. Нельзя оставлять их тут умирать - а как их вывести?
Зашипел разгорающийся огонь - уже привыкшая к мраку Морриган сощурилась, собираясь высказать Эвану свои опасения, но поперхнулась невысказанным.
Окружающая темнота действительно имела вес - вес руки одного из поселенцев, лежавшей на ее плече; и едва мисс Джонс дернулась в попытке отпрянуть, расслабленные до того пальцы цепко впились в кожу.
Пожаловаться на это Морриган, впрочем, тоже не успела - грохот выстрела многократно отразился от сводов пещеры; эхом укатился в темноту и боль в плече моментально пропала - схвативший ее упал, как подкошенный, и вновь получившая свободу мисс Джонс поспешно попятилась от тела, не тратя время на выяснение подробностей того, жив незнакомец или мертв.
- Бежим, - непривычно легко согласилась она, - бежим, Эв, бежим!
В любое другое время Морриган принялась бы спорить с другом - как так, бежать, не выяснив до конца, что тут происходит! Бежать, не поняв, от чего бежишь - вопиющая история; но боль в плече мисс Джонс удивительно сговорчивой: что бы ни происходило тут, осмысливать это представлялось разумным, удалившись на почтенное расстояние, собственно, от предмета анализа.
Бежать им не дали.
Выстрел О’Коннора будто разбудил дремавших поселенцев - все они пришли в движение одновременно и слаженно, словно составляли единое целое - сложенный из людей гигантский монстр протянул две цепкие лапы, и дорогу капитану и мисс Джонс заступили сразу семеро.
Щелкнул взведенный курок.
- Назад, - сипло потребовала Морриган, не особенно надеясь на то, что ее слова будут услышаны.
И их, естественно, не услышали.
Вид оружия в руках незваных гостей поселенцев не производил на поселенцев ровным счетом никакого впечатления; действие его - тоже: грохот второго выстрела прокатился под сводами и еще один из колонистов упал на сырой каменный пол, но лица остальных не дрогнули ни на мгновение. Остекленевшие глаза глядели одновременно пристально и сквозь - Морриган попятилась, затравленно оглядываясь; замотала головой в поисках лазейки и повсюду натыкалась на одно и то же безразличное выражение, исполненное в десятках лиц.
Ни единой эмоции. Ни
Пальцы Морриган судорожно вцепились в локоть О’Коннора.
- Эв… - призналась она в небывалом, - Эв, мне страшно.
Их теснили вглубь пещеры - десятки рук тянули, впивались, толкали, влекли их к каменному возвышению, на которое раньше были обращены загипнотизированные людские взоры - и тонущая в этом людском море мисс Джонс каким-то чудо различила едва видную в мятущемся свете факела фигурку, замершую на высоком пьедестале: глиняный идол с темным пятном на выпяченном животе.
Потом ее грубо толкнули в плечо; рванули вниз - Морриган с трудом вырвала руку из узловатых пальцев; оттолкнула следующего противника и не глядя выстрелила в третьего.
Четыре. У нее еще четыре пули.
Рука с револьвером дрожала.
- Эв! - выдохнула мисс Джонс. - Эв, там на пьедестале идол - стреляй в него, попробуй попасть!

Отредактировано Morrigan Jones (1 августа, 2019г. 15:48:06)

+1

19

На секунду, которая прошла с того момента, как труп упал на пол пещеры Эвану показалось, что он успел испытать весь яркий спектр собственных эмоций, чтобы в конце окончательно понять, им жопа. Беспросветная и окончательная. Справиться с целой толпой имея только ружье да револьвер было нереально. Места чтобы разойтись тут почти не было, и пару секунд его самого едва не опрокинули на пол, что означало бы конец. Одуревшие поселенцы вцеплялись в них с такой силой, так что не было сомнений, их могут разорвать голыми руками.
Их начали теснить, и ирландец обернулся к подруге, быстро заводя ее себе за спину, не дав одному из падавших ухватить ее вновь.
- Мы выберемся, Мо… - коротко бросил он, хотя был совсем в этом не уверен, но не позволял страху себя парализовать. Еще два тело упало перед ними, но им на смену снова пришли и один ухватил рыжего за ногу, не реагируя на удары прикладом, отлетев в сторону лишь со второго удара сапогом в лицо, лишившись добрых трех зубов.
Рядом грохнул выстрел Джонс, затем еще один. Толпа буквально кружила их, так что пришлось прижаться спина к спине, чтобы хоть как-то стоять и обороняться, однако их все равно толкали куда-то назад, к алтарю.
- Да чтоб Вас черти взяли! Прочь! – рычал О`Коннор переключаясь на родной матерный и обратно, стараясь  не зевать, когда подруга вновь его окликнула. Не будь они знакомы так давно и не пережили вместе не одно жуткое приключение, Эван мог бы начать задавать сейчас ненужные вопросы, но доверяя подруге не без оснований, капитан только коротко кивнул, собираясь сделать именно то, что она от него хотела.
Он вскинул ружье, пытаясь в полумраке разглядеть цель, когда на него сзади навалились двое, перехватив за шею, и рванули назад, заставляя упасть на песок.  В него тут же вцепились сотни рук, царапая и разрывая местами рубашку и лишь еще один выстрел Морриган позволил ирландцу ту спасительную секунду, чтобы перехватить ружье, которое едва не вырвали, сноса голову самому ретивому поселенцу и отбиваясь еще от двоих женщин, отбрасывая их прикладом и вскакивая на ноги.
- Прикрой! – окрикнул он подругу, снова вскидывая ружье и делая глубокий вдох, стреляя одновременно с ней. Пуля чиркнула на пару дюймов выше изваяния, и он чертыхнулся, заряжая еще один патрон. Кувырнувшись по земле и отбрасывая с дороги какого-то старика, он снова выстрелил, прикрыв один глаз, и на этот раз пуля угодила в пузо божка и статуэтка с хрустом осыпалась, а из нее полилась какая-то жидкость, шипя как кислота.  С потолка посыпался песок и камни, а земля под ними ясно дрогнула, когда Эван снова оказался рядом с подругой,  переводя ствол с одного поселенца на другого, но не вдруг замерли вновь, и в пещере снова стало угрожающе тихо, если не считать их сбивчивого дыхания.
- Ну..по крайней мере, они остановились – выдохнул ирландец , бегло оглядывая Джонс на предмет повреждений.

+1

20

- Ага, - выдохнула Морриган, - ага, да, хоть что-то...
Объяснения всему происходящему у нее не было, и, откровенно говоря, она сейчас находилась не в том состоянии, чтобы их подбирать: мелко трясущимися пальцами она ухватилась за протянутую руку Эвана и кое-как поднялась- в конце концов поселенцами таки удалось сбить ее с ног, и Морриган умудрилась в очередной раз крепко приложиться своей многострадальной головой, но в остальном оказывалась совершенно цела.
Редкая удача.
Происходившее в этой пещере, однако, настолько не вписывалось в картину мира мисс Джонс, что ей в голову даже не пришла обычная для нее мысль, о том, что надо унести отсюда что-то, кроме ног: осколки разбитого Эваном божка, возможно, и представляли какую-то историческую ценность, но их собственные жизни, по мнению Морриган, ценились гораздо выше. Она не ждала, что ее план сработает - он выглядел скорее как сказочный прием, чем реальная идея - но по столь же неясной причине, все вышло, как надо, и этим стоило воспользоваться как можно скорее. Кто знает, сколько времени у них в запасе и что случится в следующий момент? Теперь, по всей видимости, уже что угодно.
Морриган потрепала по плечу Эвана; заглянула ему в лицо, чтобы удостовериться, что с другом все в порядке, и хлопнула по руке, словно скрепляя какой-то договор.
- Уходим отсюда, - постановила она, - к черту это все. Уходим.
- Честити?..
Развернувшуюся было к выходу Морриган звук человеческого голоса застал врасплох - она вздрогнула, поспешно оборачиваясь с револьвером наготове, и увидеть была готова, что угодно - от местного бога во плоти до посла штатов в Патагонии - но столкнулась взглядом со вполне осмысленно оглядывающейся вокруг поселенкой, что имела вид растерянный, но вменяемый. Пещера вокруг них приходила в движение: один за другим жертвы массового гипноза будто бы приходили в себя
- Где мы?..
- Что случилось?
- Где Бранвелл?..
Морриган бросила вопросительный взгляд на ирландца: она не понимала ни малейшей части происходящего, но понимать перестала уже какое-то время назад, и оттого это ощущалось почти привычно. Наверное, хорошо, что люди приходят в себя - так их точно не станет мучать совесть из-за того, что они бросили целую деревню прозябать в темноте; и Морриган, кашлянув, выступила было вперед, считая необходимым прояснить хоть что-то:
- Кхм... леди, послушайте... - но ее объясняющую речь прервал нечеловеческий вой из задних рядов.
По толпе прокатился ропот сначала удивления, потом - ужаса; и колонисты расступилась, открывая взглядам капитана и мисс Джонс одну из женщин, скорчившуюся над распростертым на камнях гоподином, судя по дырке в голове - окончательно и бесповоротно мертвым.
- Бранве-е-е-лл! - выла валлийка. - Господи, да за что-о-о... Бранве-е-е-л!
Морриган медленно сглотнула, чувствуя, как ее окатывает волна неприятного холодка.
Дерьмо какое вышло-то. Но они... просто защищались?.. Не отбейся они от нападающих, те до сих пор были бы под властью бог знает какой враждебной силы! Они же спасли их?
Так?..
Все взгляды в одночасье обратились к ним: поселенцы, по всей видимости, себя спасенными не считали, и не нужно было вызывать модных лондонских детективов, чтобы связать двух вооруженных людей и пару трупов на полу - на такие нехитрые умозаключения оказывались способны даже растерянные поселенцы, обнаружившие себя дьявол поймет, где - и вину за последнее, по всей видимости, сейчас тоже переложат на гостей Патагонии.
Кто поверит в весь этот бред про идолов и отпечатки рук?..
- Они убили его-о-о! - завыла женщина пуще прежнего. - Они-и-и!
Морриган попятилась к выходу, напирая спиной на О'Коннора.
- Меняем планы, Эв, - пробормотала она, - не уходим. Бежим!

+1

21

Тишина, что повисла после его последнего выстрела, сейчас показалась ему спасительной, и капитан уже был готов развернуться, когда жертвы массового гипноза начали приходить в себя. Тут ирландец несмотря на то, что еще не отошел от произошедшего, сориентировался чуть быстрее, но не успел остановить Джонс.
- Не надо… - только успел прошипеть он, но было поздно, их заметили. И ирландец мысленно чертыхнулся. Удивление и растерянность на лицах поселенцев также быстро сменились озлобленной решимостью.
- Убийфы! Дервфите их! Они за фсе отфетят, убийфы! – заорал мужик, которому Эван прикладом вышиб зубы, и теперь у него по подбородку обильно текла кровь.
Делай добро и беги… а то ведь отблагодарят… пришло на память когда-то услышанное изречение в каком-то пабе, но сейчас он был с Морриган полностью согласен. Второй драки за пять минут он бы хотел избежать.
Пропустив Джонс вперед, Эван снова вскинул оружие, выстрелив в воздух.
- А ну назад…. Предупреждаю, следующую пулю всажу кому-нибудь в башку! – предупредил капитан и, пользуясь заминкой, рванул следом за профессором. Факел бы сейчас облегчил задачу, но времени просто не было. Стараясь не навернуться нигде, он то и дело оглядывался назад и уже через несколько секунд раздался гневный рев толпы, жаждущей мести.
Впереди показался свет, и капитан облегченно вдохнул, видя, что Джонс уже у него. Именно в этот момент на него сзади все таки налетел кто-то особо больной, чтобы рискнуть шкурой и словить пулю. Ведь никто не знал, что у ирландца остался последний патрон.  Чудом не выпустив ружье, перехватив его поперек, О`Коннор  перевернулся на спину, принимая на оружие удар руки с коротким ножом, очевидно, не все пришли сюда безоружным.  Силы у чернобородого поселенца было хоть отбавляй и он, как медведь навалился на капитана, медленно опуская лезвие, пока она не вспороло и без того уже негодную рубаху, входя в плечо. В этот момент Эван, все таки, нажал на курок, пуля срикошетила от стены, угодив в ногу подоспевшего на подмогу долговязого парня и тот завалился, взвыв не хуже бабы, чьего мужа они угрохали.
Понимая, что больше шанса не будет, капитан врезал коленом в пах нападавшему и спихнул его с себя, поднимаясь на ноги, решив что раной займется потом.
Подхватив ружье с земли, он следом за Джонс выскочил наружу, где снова лил дождь, но сейчас это было им на руку. Вода размыла следы поселенцев, и они могли воспользоваться этой кашей, чтобы скрыть свои. Петляя как два помешанных зайца, они практически не останавливались, пока их надежно не скрыл ельник.
- Погоди….кажется, оторвались, - окликнул подругу ирландец, привалившись спиной к дереву. Прошла минута, затем еще одна, но к облегчению обоих, они поняли, что бегают они действительно лучше местных жителей. Вокруг шумел только дождь и ветер.
- В следующий раз – реви хоть в три ручья… больше ни за что не пойду проверять сомнительные пещеры… - тихо рассмеялся ирландце, переводя дух.
Он, конечно, понимал, что грош цена этому его обещанию. Тут можно было даже не сомневаться.

+1


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » В ужасы моряков