Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Burn the witch


Burn the witch

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/jvadzIq.gifhttps://i.imgur.com/STaEjAJ.gif

Violetta Bryant & Ivet Barum
18 ноября 1886 г. Поместье мадам.

Кончились времена охоты на ведьм – теперь ведьмы охотятся на нас. © Уршула Зыбура

[icon]https://i.imgur.com/l557Cs9.jpg[/icon]

Отредактировано Ivet Barum (2 октября, 2018г. 17:31:26)

+2

2

[icon]https://i.imgur.com/l557Cs9.jpg[/icon]Ничто не предвещало беды. Вечерело.
Сегодняшний сумеречный Лондон был обязан не подкидывать никаких проблем мадам Морон. Спонсорской деятельностью в этой сфере вообще-то занимался дорогой граф, которого сегодня в поместье не предвидится, так что можно было расслабленно играть с настройкой яркости огня в камине напротив письменного стола, покуда Ивет зачитывалась очередным трепетным письмом. Иногда у ведьмы складывалось ощущение, что где-то в газете опубликовали её почтовый адрес с пометкой "помогу, чем смогу" и "спонсирую сомнительные мероприятия". За последнюю неделю это уже пятая поэма, где в красках рассказывали об острой финансовой нужде, с которой помочь сможет лишь известная мадам, ведь её чутьё и добродетель не знают себе равных и бла-бла-бла.
- Юсуф! - фамильяр подхватил письмо, злобно брошенное в сторону камина, и доставил в пункт назначения с поистине авиаторским виражом.
И не успела Барум вскрыть следующее письмо, как зычно звякнул колокольчик над камином.
"Да неужели?"
Этот хитрый артефакт не указывал точно, что кто-то сегодня окажется на пороге, но звучал то громче, то тише, учитывая вероятность появления кого-либо. Эдакая игра с судьбой и открытым финалом. Конечно же мадам могла бы сделать другой звонок, который бы не ошибался и основывался не на каких-то там вероятностях, но когда на старости лет тебя уже ничего не удивляет, хочется создать хотя бы искусственное ощущение неизвестности и изменчивости судьбы. Немного мандража ещё никому не вредило, а женщинам и подавно добавляло здорового румянца.

Отредактировано Ivet Barum (2 октября, 2018г. 17:32:12)

+1

3

Виолетта впервые за долгое время ощутила то, что смертные называют «усталостью» - ее периодически клонило в сон, она становилось все более раздражительной, а где-то в области висков стучала тягучая головная боль. Летти уже несколько ночей не спала нормально, мучаясь от ночных кошмаров, путающихся с реальностью, просыпаясь каждый раз с новой порцией глубоких царапин, то на предплечье, то в районе ключицы, то на щиколотке. Последний месяц выдался сущим адом, проклятая ведьма не давала Виолетте покоя своими домогательствами, вторжениями и изощренными пытками, вроде нападения животных, птиц или неясных видений, которые мешали спокойно существовать даже такой безразличной и сдержанной девушке, как Летти. За все это время ей удалось раздобыть лишь одно заклинание, ненадолго блокирующую преследовательницу и, оставляя Виолетту в недосягаемости, но оно требовало много сил и хватало его ненадолго, а полностью устранить сильную соперницу способов пока не нашлось. 
Первый раз, посмотрев на свое отражение в зеркале, в мыслях ведьмы промелькнула неприятная мысль о том, что она не слишком красива, это был яростный укол ее самолюбию, причиной которого стали синяки под глазами, отчего то посеревший цвет лица (хотя может виной тому лишь плохое освещение), но самое ужасное – слегка затравленный взгляд, вместо привычного горделивого и надменного.  Виолетту даже передернуло от такого зрелища, но зато ей на ум пришло здравое решение – необходимо что-то предпринять и притом срочно. Раз справиться сама Летти не способна, то придется обратиться к кому-то поопытнее и половчее, кто бы помог несчастной пострадавшей справится с ее бедой, не требуя при этом непомерной платы. Не могла же она, право слово, прибежать с этой бедой к Гидеону? Он бы не погладил ее по голове  за подобные выходки,  демону вполне могли не понравиться варварские способы саморазвития, включающие в себя кражи гримуаров у уважаемых колдуний.
Виолетта считала полной глупостью благотворительность. Зачем отдавать свои деньги и время, помогая другим? Пусть помогают себе сами, а остальное естественный отбор, но она была рада, что все еще существуют такие глубокие личности, как мадам Морон, любящие помогать всем подряд, о чем постоянно судачили в Лондоне, и при этом являющиеся ведьмами, о чем регулярно болтали на шабашах. Виолетта самонадеянно решила, что та ей поможет, разыскала адрес через высоконравственных знакомцев, надела в меру скромное, но изящное зеленое платье, и отправилась делать то, что не любила больше всего на свете – просить о помощи.
Когда кэб остановился напротив внушительного особняка, ведьма завистливо присвистнула – выглядело сооружение внушительно и очень богато, впрочем Летти была только вначале своего пути, и должными стараниями и умеренным подхалимством она тоже когда-нибудь заполучит от своего покровителя подобный особнячок, а пока ее хорошенькие апартаменты в центре Сити вполне соответствуют ее потребностям – успокаивала она себя.
Девушка горделиво вышагивает по дорожке, проходящей через ухоженный сад прямо к массивным дверям, и вынужденно опускает голову, чтобы казаться немножечко несчастной и обиженной, а не стервозной как случалось с ней частенько.
- Добрый вечер, могу я увидеть мадам? – голос ее немного вкрадчивый разрезает тишину огромного дома, когда она обращается к возникшему перед ней дворецкому, немного экзотического, пожалуй, вида. Виолетте не пришлось ждать слишком долго, что не могло ее не радовать, томно вдыхая, она последовала за семенящим впереди слугой вглубь роскошного особняка, не забывая любопытно рассматривать интерьеры.
- Мисс Барум, - она склоняет голову в вежливом приветствии, - Спасибо, что согласились принять меня, - Виолетта поджимает губы, и чуть прищурившись, смотрит на ухоженную немолодую женщину перед ней, от нее исходит поразительная магическая энергетика, а еще толика коварной таинственности,  которую ей частенько приписывают светские щебеталки. Ведьма, не страдая  излишней скромностью, присаживается на диванчик, и манерно вздыхает, - Во всем высшем свете только и разговоров как о Вашем милосердии и щедрости, Вы с таким самопожертвованием помогаете простым смертным, что, могу ли я надеяться, с радостью поможете и своей коллеге по ремеслу? – она кладет руки на колени и разглаживает ткань платья, -  Меня постигла беда, с которой я не имею возможность управиться самостоятельно, и кроме Вас в этом городе никто не сможет мне помочь, ведь обратится с проблемой подобного профиля, я могу лишь к ведьме, и более того, ведьме такой опытной и талантливой как Вы, - ее губ касается осторожная улыбка. Виолетта была талантливой актрисой, а лесть – часть сценического мастерства.
- Я перешла дорогу одной …ведьме, - она делает вынужденную паузу, пока не уточняя деталей, - За что та не побрезговала обрушить на меня все казни египетские, это сущее мучение и я не знаю как от этого отделаться. Если не верите, взгляните сами, - Летти протягивает ей руку ладонью вверх, чтобы среди хитросплетений тонких судьбоносных линий мадам Морон могла разглядеть правду.

+1

4

А вечер переставал быть томным! Возможно это что-то такое, что осталось со времён святой инквизиции, но Ивет всегда души не чаяла в рыженьких. Потому что у них нет души, как говорилось в некоторых писаниях. В любом случае, если отбросить условности, перед ней восседала молодая ведьма, обладающая изысканными чертами, отличными манерами и просто вопиющей наглостью, что кое-где значилось вторым счастьем. Лично Виолетту она не знала, но шапочно была наслышана в рамках собственного интереса. Ведьма точно знает, чего ждать от ведьмы.
- Помнится мне, что их всего десять, - Барум вскользь глянула на изящную ладошку, - А мы дошли лишь до язв и нарывов, - крепкий и высокий темнокожий мужчина появился на пороге гостиной, чтобы подать дамам аперитив.
Даже простые смертные барышни слыли тем, что всячески старались с кем-то открыть конфронтацию: увести мужа или любовника, выставить дурой в высшем свете, укорить в отсутствии вкуса. Разве что на дуэлях не стрелялись, а так - ничем не отличались от ведьм. Просто у невест дьявола сил больше, ум острее, гнильцы впрок. Этим только волю дай - в грязи подерутся на потеху своим демонам.
- И оно того стоило? - Морон, собиравшая свои знания по всему свету много лет, занимала нейтральную позицию "против всех".
Около древняя колдунья была уверена, что ведьма обязана совершенствоваться любыми доступными способами, использовать все имеющиеся в её арсенале рычаги, но вместе с тем должна остервенело охранять свои наработки. Нет ни одной разумной причины так безруко управляться со своим гримуаром, чтобы миленькая, но всё же ещё молоденькая ведьма смогла бы его выкрасть. Те колдуньи, что позволили себе непростительную глупость - не заслуживают второго шанса. Памятуя о давнем кошмаре восстановления всех своих артефактов, Ивет сделала вывод "убила бы с предельной жестокостью, не прибегая к проклятиям". Но не потерпевшая пришла просить помощи. И если уж не стоит говорить о том, что кто-то сделал всё, что мог, пока не достигнут результат, то отсутсвие совести позволяет Барум меценатствовать для стороны ответчика.
- Я бы могла помочь, раз уж такая красивая девушка так искренне просит, - лёгкий прищур скорее всего ничего не значил, - Однако, что я могу попросить взамен? - вопрос был даже не к Летти, а к самой себе.
Пристальный взгляд обошёл гостиную, цепляясь за статуэтки, картины и барельефы с фресками.
"Стоит ли требовать что-то материальное, что можно поставить на полку или повесить на стену? Быть может у нашей красавицы есть какие-то связи?"
Плавая в собственных фантазиях ведьма как-то неожиданно для себя определилась, чего именно спросит за свои услуги. Но бросаться картами в оппонента - такое себе. Так что стоило прояснить один момент.
- А чего, собственно, Вы хотите? Убить ведьму? Скрыться от неё? Заставить простить и больше не преследовать? - сделав глоток из бокала, - В чём именно я должна помочь? [icon]https://i.imgur.com/l557Cs9.jpg[/icon]

+1

5

У Виолетты была одна безумно вредная, но совершенно непоправимая привычка – всех, кто был значительно сильнее ее, она недолюбливала. Недолюбливала со всей своей врожденной и приобретенной стервозностью и страстью, но очень и очень скрытно. Она ведь не была глупой ведьмой и прекрасно знала, кто правит этим миром. А теперь она как-то даже слишком нахально прищурилась на властную богатейку, в которой ей почему-то не хватило сочувствия. Где же драматичные вздохи? Где сочувственное похлопывание по плечу? Летти опускает глаза, едва пригубив содержимое бокала. Кто знает, вдруг там страшный яд или зелье, которому подвержены даже колдуньи?
Впрочем, в следующее мгновение она улыбается, слегка надменно, не скрывая удовольствия от услышанного вопроса.
-Стоило ли? Определенно, да…Неразумно было бы сожалеть о том, что стоило столько …труда, не находите? – а ее визави определенно находила, будь она ярой противницей подобных краж, давно бы выставила рыжую вон – имела право, как и имела право сдать ее с поличным безумной растеряше «коллеге», что мучает Летти, пытаясь вернуть свой гримуар. Но не исключено, что обаяние Виолетты, а может ее красноречие, а возможно какая-то более тонкая материя, которую не разглядеть даже самым наметанным на подобные вещи глазом, заставили Иветт встать на сторону виновницы возникшего конфликта.
Виолетта хмурится. Про оплату она и не подумала.  Возможно, она рассчитывала, что у нее за услугу ничего не попросят? Она ведь уже привыкла, что просит обычно она, а тут такая непредвиденная ситуация. Ведьма медленно обводит взглядом богато убранную гостиную – картины, вазы, дорогие безделушки – материальными ценностями сидящую напротив знакомицу не удивить точно. А что еще у нее есть? Гримуар она не отдаст точно, разве зря она так долго ради него мучилась? Девушка теребит ткань платья, рассматривая невероятной красоты украшения на мисс Морон, и захлебывается от досады и зависти. Какое, право слово, безобразие, она и себе должна добыть что-нибудь столь же красивое и статусное, когда разберется со всем этим.
-А чего бы Вы хотели? – ее голос ловко становится мягким, заискивающим, обволакивающе вежливым, как и положено иметь просящему, - Я могу достать Вам любые билеты в театр, на любой спектакль, хотите? Впрочем, это скорее как приятное дополнение…я догадываюсь, что этого мало,  - она наигранно разочарованно цокает языком, - Чем я могла бы быть Вам полезной, мисс Морон? Боюсь, я вряд ли могу добыть то, чего не можете получить Вы сами…а уж удивить Вас не способен уже никто, - уголки ее губ ползут вверх в подобии полуулыбки. Она делает еще пару глотков вина и с подозрением смотрит на слугу – не любила она посторонних свидетелей.
- Нет, что Вы, смерти себе подобным я, конечно, не желаю, - лукавит Летти, - Но я бы хотела освободится от ее чересчур пристального внимания, понимаете о чем я? – она немного наклоняется вперед, - Пусть смириться с утратой своей вещицы, надо было приглядывать за ней внимательнее, и оставит меня в покое, я не желаю видеть ее призраков, страдать от ее магии, и уж тем более меня утомило ее вмешательство в мою работу, - в конце не хватало бы только топнуть ножкой, для большей решительности, но Виолетта воздерживается, она все-таки не на сцене. Конечно, она бы больше хотела, чтобы патлатую тварь из-за которой она уже какую ночь не может выспаться, разорвали на части черти или хотя бы псы, которых она напускала на Летти, а лучше бы ее постигли все ужасы инквизиции, она бы сама поднесла спичку, будь такая возможность. Но не озвучивать же все эти недобрые пожелания сейчас, когда она рискует попасть в черный список и лишиться помощи  и симпатии столь сильной покровительственной особы, что сидит перед ней.
- Но я бы оставила это на Ваше усмотрение, ведь с Вашим опытом, оно виднее, как разрешать подобные ситуации…ну так и что же Вы все-таки хотите? Не сочтите за грубость, но наш дальнейший разговор может потерять смысл, если цена для меня окажется непомерно высока? – почему-то Летти подумала о том, что ведьма захочет отобрать ее гримуар или ее свободу и уж тогда она вздернет нос и удалиться, ведь это, как ни крути, самые ценные ее приобретения.

+1

6

Привыкшая к лести и заискиванию Ивет чуяла такие вещи издалека. Ей была милее обнажённая ненависть, неприкрытая злоба, всепоглощающая ярость, а не вот это вот всё. Ведьме пришлось устало вздохнуть и отрешённо всмотреться в огонь камина, пытаясь найти там ответы на свои вопросы. Этой рыжей девахе хватило слабоумия и отваги, чтобы выкрасть чужой гримуар, но не хватило уважения к возрасту и статусу. Как же поступить?
В это суровое время не стоит горланить на каждом углу про свои сбережения, а стоит прибедняться и прикидываться ветошью, чтобы ни у кого не было и малейшего желания позариться на твоё добро. Но что же делать, коли твой статус обязывает тебя сверкать украшениями, услаждать взоры предметами искусства, а коллегам по цеху показывать свою силу? И ладно бы про простых смертных сейчас шла речь, но ведь вопрос стоит о молодой ведьме, которая по самым простым прикидкам далеко пойдёт. Особенно, если обзаведётся толковым покровителем.
- Летти, ах, Летти, - устало глядя уже на рыжую собеседницу, - У меня нет желания помогать всепрощающей душе. Ты даже не показываешь себя, будто бы меня боишься, а ведь пришла просить помощи, - как ледяной водой из ведра окатила своим вибрирующим голосом, - Любой гримуар - не более, чем сборник рецептов и заклинаний. Его не купишь на блошином рынке, но и его утрата - лишь форма его же собственной эволюции.
И она точно знала, о чём говорила. Свой первый гримуар Ивет смастерила из самых сильных и полезных записей первого ковена, наполняла книгу с любовью десятилетия, вдумчиво исписывала страницы и проводила эксперименты. И только в тот момент, когда всё сгорело, и пришлось начинать всё сначала - только тогда она поняла всю суть этой книги. А если у нерадивой ведьмы нет понимания происходящего, то это её проблемы.
- Тебе ведь не нужен сам гримуар, тебе нужно то, что находится внутри. Тебе не нужны его страницы, тебе нужны заклинания. Зачем тебе обладать чем-то, что имеет такую ценность для кого-то, но сил на защиту у тебя нет?
Бокал опустел за один глоток, а решение пришло само собой.
- С высоты прожитых лет и при данных обстоятельствах предлагаю поступить иначе, - Барум поднялась и прошла к актрисе театра, присев на подлокотник её кресла, - Ты вдумчиво прочтёшь весь украденный гримуар, а затем "заберёшь" из него всё, что тебе нужно. На это я даю тебе четыре дня, а чтобы ничто не отвлекало, один из моих подопечных обеспечит твой спокойный сон, - тонкие пальцы прошлись по рыжим волосам, услаждая взор игрой пламени и бликов одной гаммы, - Затем, ты вернёшься ко мне вместе с чужим гримуаром и обменяешь его на неприкосновенность. Гарантом твоей жизни стану я.
Никого не нужно убивать, а на одну разъяснительную беседу будет меньше - чем не прелесть? Да и рыженькая научится не цепляться за раздутые проблемы. Что-то вот сомневалась мадам, что в жизни актрисы мало трагедии. Оставался вопрос цены. И её, эту самую цену, можно было задрать до поднебесья, ведь опозоренная ведьма, у которой украли детище всей жизни, никогда не скажет "забыли", если ей просто подбросить это самое детище под дверь. Схожие чувства испытывают обычные люди, когда насилуют их ребёнка, а потом чумазого, беременного и израненного бросают на порог. Это чуть больше, чем удар раскалённой кочергой в неприкрытое сердце.
- Как-то раз я видела в Королевском театре одного милого светловолосого юношу. Он играл на вторых ролях, кажется, его зовут Томас. Если принесёшь мне его печень, то мы будем в расчёте, - а в льдистых глазах так и читается "жизнь за жизнь" или "жизнь за печень". [icon]https://i.imgur.com/l557Cs9.jpg[/icon]

+1

7

Виолетту, хоть и вздорную, но все же не лишенную здравого смысла, от возмущенных скандальных криков, всплесков руками и истерик, удерживал солидный возраст, опыт и, конечно, сила оппонентки. Она лишь только недобро сверкнула глазами, оставив все просящиеся наружу эмоции при себе. Но сколько недовольства было в этом взгляде! Ведьма очень не любила, когда все складывалось не так, как она задумывала. Летти даже страстно захотела резко подняться на ноги, взмахнув прекрасными рыжими волосами и удалиться, звучно стуча каблуками, но ноги ее не послушались. И верно, отступать сейчас, и настраивать Ивет против себя было смертеподобно.
Она поднимает глаза на оказавшуюся столь близко к ней угрозу, но взгляда не отводит. Летти была до слабоумия отважной, это и подтолкнуло ее к краже гримуара. Стоит ли говорить, что книга была невероятно красивой, с богатым переплетом, множеством убористо исписанных страниц и рисунков, за каждым из которых прятался если не код, то загадка. Она не одну ночь просидела над книгой, но ей еще не покорились они все. Скопировать все это граничило с невозможным, а ей не нужны были жалкие подачки вроде парочки переписанных страниц, она хотела получить все. Она желала  стать гордой владелицей вещи, от который испытывала такой благоговейный трепет, каждый раз когда открывала. Казалось, талмуд сочиться магией. Вернуть его? Какая чушь!
- А что заставит меня увериться…., - ведьма немного отклоняется в сторону, избегая ее повторного чересчур покровительственного прикосновения к своим волосам, - …что Вы сами не пожелаете оставить книгу себе? Может, это лишь способ, заполучить гримуар в свою коллекцию? – Виолетта облизывает губы, вызывающе поправляя прядь волос. И откуда в ней эта ненужная отвага? Другая бы прыгала от радости, восторгаясь такой подачкой, под прикрытием милосердия. Но она так не поступит, это ведь заденет ее гордость, а если от проклятья и можно как-нибудь избавиться, то от уязвленной гордости ритуалов еще не изобрели.
Виолетта перебирает пальчиками по подлокотнику дорогого кресла и смотрит куда-то перед собой, а потом удивленно вскидывает голову.
- Вы ведь знаете, что без печени люди не живут? – Летти как-то загадочно улыбается, - Почему не хотите получить парнишку целиком? Мне кажется, так от него, очевидно, будет больше практической пользы…впрочем, - она резко поднимается на ноги, чтобы оказаться ровно напротив своей именитой собеседницы, - Вы желаете, чтобы я убила бедолагу в угоду вашей внезапно возникшей импульсивной алчности, а в добавок к тому, вернула украденный гримуар, прокорпев несколько дней над копированием его страниц? Я считаю, что цена за Ваши услуги непомерно высока. И хотя мы не на рынке, я намерена торговаться, - Летти по-лисьи щуриться, сложив руки перед собой, - Мне нужно несколько дней на подготовку, а после не извольте сомневаться, Вы получите печень на тарелке с золотой каймой из фарфорового бутика с Мэдисон стрит, а бедный Томас отправится к праотцам. Гримуар же останется у меня, станет собственностью Виолетты Брайант, а я, так и быть, отдам Вам пару страниц на свой выбор, чтобы потешить ведьму, которая его утратила, призрачной надеждой начать собирать его снова. Мне кажется, это сделка более достойна нашей истинной сущности,  - ведьма деловито прогуливается туда-сюда по комнате, как бы невзначай рассматривая стены.
-Согласно человеческим законам, что закреплены королевскими ордонансами, кража – преступление, а  если верить человеческой религии, это страшный грех. Но ведь их религия вместе с монархом поклоняется богу, а у нас у ведьм своя религия, разве нет? Разве не дьявол наш великий учитель? И разве он не учит нас избегать слабости, искоренять ее в себе и окружающих? Утратить свой гримуар, свою опору, не уследить за ним – слабость, а заполучить то, что плохо лежало, воспользоваться возможностью – сила. Так на чьей стороне ведьминская правда? – Летти делает шаг в сторону Ивет и протягивает ей руку, - Так что, мисс Барум, мы договорились? – ее улыбка кривиться, - Как только Вы даете согласие, я отправлюсь выполнять обещанное, - рука Виолетты не дрогнула, а в ее очаровательной рыжей головке уже крутились шестеренки, как же незаметно извести Томаса, которого судьба наделила слишком приятной внешностью, чтобы его заметила одна из кровожадных ведьм.

Отредактировано Violetta Bryant (20 января, 2019г. 21:53:08)

+1

8

"Вот! Это уже похоже на настоящую ведьму," - Барум была готова захлопать в ладоши от счастья. Зачем ей помогать очередной кроткой мышке? Старой колдунье подавай беспринципную стерву, от которой сердце сможет пропустить удар.
- М? - у Ивет неплохо получалось строить из себя святую невинность, - У меня нет коллекции гримуаров. Да и каждый видит только то, на что способен сам, - и смерила чертовку игривым взглядом, мол, а если вот эта рыжая актрисулька позарится на её собственный? Летти, правда, тогда будет ожидать большой сюрприз, но история о том умалчивает.
Хитрый голубой глаз неестественно блеснул, поймав огонь камина. Да что ей ведомо о жизни и смерти, если даже с какой-то заправской ведьмой справиться не в силах? Замахнутся вечно на Вильямов, на Шекспиров, а потом бегают по домам, помощи просят, так ещё и недовольны тем, что предлагают.
- О, нет. Я просто желаю вкусно поужинать, без ублажения своих истинных пороков, моя дорогая, - алые губы растянулись в какой-то ужасающей улыбке, - Я ведь предлагаю вернуть гримуар не чтобы тебя оскорбить или поставить на место. Убить ведьму не так сложно, как ты думаешь, а мне за это ничего не будет, - про какую именно ведьму шла речь, сейчас было как-то неясно, - Ты ведь сама сказала, что не желаешь её смерти, так? Но желаешь, чтобы она оставила тебя в покое? Она сделает это только в том случае, если станется мёртвой. Именно поэтому моё предложение было таким, но раз уж ты настолько самоуверенна, то почему бы и не причесать наши ряды? - Ивет походила на тех самых чертей, которых рисовали в книгах. Этот взгляд и выражение лица существа, которое поймало тебя за ногу, когда ты спустил пятки на пол.
Как-то нужно будет объяснить это сэру Говарду, но покровитель наверняка к ней прислушается, когда Барум запоёт дифирамбы Виолетте, которая настолько хороша и целеустремлённа, что стоит десятка нерадивых ведьм, а иное решение конфликта было невозможно и неподвластно ситуации. Конечно же он смилуется, приласкает и похвалит свою любимую ведьму. Он ведь так ею доволен, он ведь так хочет новых подобных, натасканных её прохладной рукой.
- Хм, - как будто задумалась о чём-то важном, - Пожалуй, чтобы не пропадать добру, то я не откажусь ещё и от сердца по такому поводу. Из него, к слову, всегда получаются просто великолепные тефтели.
Но гостья начала перебирать своими стройными ножками по комнате и разглагольствовать о прописных истинах, словно пастырь, захватив слух мадам. Курс рассуждений был верным, более того - превосходным! И как только в этой голове не уживалась мысль о том, что за всё нужно платить, с мыслью о методах этой платы. Довольная Ивет заимела вид сытой кошки, наслаждаясь монологом. Поставленный голос, манерные движения, этот взгляд - всегда приятно, когда королевский театр приезжает на дом.
- Четыре дня, моя радость, четыре дня, - ведьма пожала протянутую руку. Где-то наверняка сверкнула молния и грянул гром, подтверждая нерушимые узы сделки.
- Юсуф! - небольшая чёрная птичка отозвалась над камином, - Приведи Иридани. На ближайшие четыре дня ему будет велено охранять нашу неподражаемую Виолетту.
Фамильяр резво упорхнул в сторону коридора и скрылся в глубине дома, вернувшись чуть погодя в обществе поджарого темнокожего мужчины, одетого по меркам Лондона слишком просто и легко, учитывая погоду. Названный телохранитель не был слишком мускулист, но от него так и веяло непонятной силой и ловкостью, а в карих глазах плескалось удивительное спокойствие.
- Прошу любить и жаловать - Иридани. Он может быть таким, каким ты видишь его сейчас, но при необходимости просто попроси его стать собакой или котом - кто тебе больше по душе. Кормить его не обязательно, но раз в сутки давай миску с водой. Он не подпустит к тебе никого и ничего, что могло бы навредить. Если захочешь, он может даже разделить с тобой постель, - мадам очень мягко приобняла рыжую за плечи и шепнула на ушко, - Он - одна из жемчужин моей коллекции. Не потеряй. [icon]https://i.imgur.com/l557Cs9.jpg[/icon]

+1

9

Виолетта повидала немало жестокостей и извращений, на шабашах и улицах города. Они совершались по капризам ведьм, с легкой руки демонов или из-за психических расстройств простых смертных. Сама же она была откровенной чистоплюйкой, до невозможности брезгливой и придирчивой, поэтому подобные увеселения предпочитала обходить стороной. Только, как уже давно было замечено недалекими обывателями, чем сильнее ты пытаешься от чего-то убежать, тем яростнее оно тебя нагоняет. Не то чтобы Летти переживала за сохранность человеческой жизни, ей были чужды сострадание и гуманизм, но отчего-то марать руки было не слишком приятно, особенно не хотелось вмешивать в это любимый театр. Но имея на одной чаше весов драгоценные знания гримуара, а на другой  жалкое существование второсортного актера – она сделала очевидный выбор в пользу себя любимой.
Ведьма, само собой, не планировала делать все своими руками, к тому же дар убеждения, сдобренный хорошей долей магии, у нее был высококачественный, так что ей ничего не стоило найти пару мясников и уговорить их задержаться до ночи в лавке, дабы разделать одну запоздавшую к ним на прием «свинью». Малыш Томас, к слову, внешне мало напоминал это жирное малоопрятное животное, он был чистоплотным голубоглазым блондином с тонкими запястьями и не менее тонкой душевной организацией, он был невзрачным, бережливым, плавным и мягким в движениях, отчего никогда не получал ведущих ролей, но стабильно появлялся на втором плане, в угоду платившим за это богатым поклонницам, тянувшим его после этого на свои шелковые простыни. Виолетту он обхаживал с восторгом малоопытного юнца, отсыпал ей льстивых комплиментов, целовал ручку, но на большее никогда и не смел рассчитывать. И как могла охочая до обожания ведьма не воспользоваться этим?
К слову, первый день она с трудом переживала общество Иридани – он дышал, шевелился, хлопал глазами – то есть делал все, что так ее раздражало, к тому же ее не покидала мысль, что он больше шпион, чем охранник, хотя и безумно очаровательный и до безобразия покорный. Это послушание оказалось очень кстати, когда ведьма после очередного вечернего спектакля изящной тенью приблизилась к Тому и попросила проводить ее до ее апартаментов. Разве мог он отказаться? В тот момент в его глазах плескалось столько радости, что Летти стало даже как-то лестно и спокойно, что парнишка умрет, испытав на последок легкую стадии эйфории. Очевидно, он и правду был слишком наивным для этого жестокого города. Иридани было поручено следовать за ними тенью, в обличии черного кота, дабы не позволить коварной сопернице сорвать хитроумные планы мисс Брайант. Впрочем, от нее требовалось только обаяние и колдовство, остальное легло на плечи исполнителей, которых она вынудила в этом участвовать. Ей хватило смелости за этим наблюдать и даже нацедить в бокал свежей крови, дабы выпить, разбавив добротным красным вином и щепоткой черного перца. У нее в глазах заплясали искорки дьявольского задора, когда она, огибая лужи крови на полу, направилась к выходу и щелкнула пальцами, заставив сжимавших в руках ножи линчевателей забыть обо всем и впасть в странный анабиоз до самого утра, когда им пришлось одним  иметь дело с последствиями бурной ночи.
***

Она явилась к мадам Морон ровно через четверо суток, в платье глубокого красного цвета, идеально прической и надменной улыбкой на губах. В руках она сжимала лишь четыре страницы плотной, но слегка пожелтевшей бумаги, а за ней по пятам шествовал держащий в руках огромное золотое блюдо, накрытое крышкой, Иридани. Виолетта манерно поприветствовала дворецкого, по знакомой тропе прогулялась до гостиной и по-хозяйски села на диван.
-Поставь на журнальный столик, радость моя, - ее губы вздрагивают в кривоватой усмешке, когда она пристально смотрит на произведение искусства, которое пару дней назад приобрела в ювелирной лавке. Блюдо было полностью позолоченным, покрыто серебряными вензелями с вкраплениями муранского стекла,  а на нем красовались две аккуратные фарфоровые тарелки нетипично черного цвета с красными цветами и алыми следами крови, от покоящихся на них свежеизвлеченных из тела нерадивого актеришки печени и сердца.
Виолетта теперь ждала щедрой похвалы от хозяйки дома, она определенно заслужила похвалу и возможно даже парочку комплиментов.

Отредактировано Violetta Bryant (5 февраля, 2019г. 08:49:17)

+1

10

Как и было заявлено, Барум ожидала свою рыжую зазнобу ровно через четверо суток. Но не стоит думать, что всё это время она праздно игралась со своим зверинцем - вовсе нет. Мадам решила размять старые косточки и поохотиться в условиях пасмурного Лондона, служившего ночной декорацией для её сольного выступления.
Как только за Летти закрылась дверь, Ивет спустила стайку своих мохнатых подопечных на поиски нужной нерадивой ведьмы. Особенно вдаваться в подробности поиска ей было не в масть, так что зверушкам указали лишь на предполагаемый район поисков. Проще лишиться пары крыс, чем тратить силы на ритуал. И когда на следующий день бедняжку отыскали, дело оставалось за малым.
Больше всего времени Барум потратила на выбор шляпки, ежели на приготовления к самосуду. И ещё столько же она подбирала серьги, ведь идти на нечестный бой следует будучи красавицей, а не так, будто шла мимо за хлебом.
Третий день, который так любил господь, встретил ожидаемо пронизывающим до костей ноябрьским ветром и сумеречным небом, грозящимся пролиться мелким дождём. Неприятным и моросящим прямо в лицо, так что пришлось опять сменить шляпку, выбрав ту, в которую кутюрье не понатыкали перьев, стремящихся отвалиться от влажности.
В светлой голове всё ещё значились муки выбора. Но не в части жизни и смерти, а лишь во временных промежутках. Стоит ли убить женщину сейчас? Или же стоит изловить несчастную, чтобы демонстративно расправиться с нею на глазах у актрисы? Первый вариант ублажал своею расторопностью, при которой можно будет лишний раз наведаться к графу. Второй же прельщал своим масштабом. Захотелось увидеть глазки Летти, где покажутся настоящие эмоции, а не наигранные. И что же там будет? Вдруг девочка ещё слишком молода, а Морон зря на неё поставила? И всё же выбор оказался очевидным.
Когда день Х настал, а дворецкий не местного пошиба объявил о прибытии молодой ведьмы, внутри Ивет клокотало предвкушение, отзываясь каким-то восторженным чувством внутри хребта. И если рыжая воровка гримуаров предстала в образе воистину шикарном, достойным праздника и выхода в высший свет, то Барум появилась в гостиной лишь в халатике, привезённом явно откуда-то из азии. Ему сложно было дать какое-то точное определение, ведь для торжества тот был слишком странным, а для домашнего одеяния слишком парадным: струящийся шёлк пурпурного цвета служил почти второй кожей, оголяя плечи на грани дозволенного в приличном обществе. Широкий пояс на несколько оттенков темнее делал акцент на и без того тонкой талии, а широкие рукава не позволяли предугадать, какое именно положение займут руки. Встретились два мира, две эпохи, две ведьмы.
- Ммм, какая красота, - голубые глаза блеснули в приглушённом свете, - Очень. Очень хорошо, - нежность, обращённую на Виолетту, можно было чуть ли не потрогать, - Подать вино, приборы и подарок, - ещё раз задержавшись взглядом на блюдах Ивет в итоге присела в соседнее кресло, концентрируя внимание только на гостье.
Почему-то ей не хотелось здороваться или размениваться на всю вот эту напускную показуху, да и зачем? Её ждёт отличный ужин в приятной компании.
- Я рада, что в тебе не ошиблась и потратила время не зря, - естественно Барум уже донесли, что на подносе именно Томас, - Мне очень нравится посуда - у тебя прекрасный вкус. И благодарю за другой твой подарок. Ты ведь знаешь, что сила некоторых ритуалов зависит от того, какие именно свойства у ингредиентов? С твоей помощью у меня теперь такие есть, - и как-то излишне хитро улыбнулась.
Тем временем подали столовые приборы на одну персону, а вот красное сухое вино, которое на первый взгляд могло показаться слишком насыщенным, но постепенно оставляло просто удивительное послевкусие, раскрывая букет, уже подали для двоих. Сколько стоил бокал, что уж говорить о целой бутылке, знать необязательно.
- По такому случаю у меня тоже есть кое-что для тебя, - перед Летти водрузили на столик блюдо, накрытое позолоченной крышкой, и, выдержав по всем театральным законам паузу, эту самую крышку подняли.
Ведьме подали к вину голову другой ведьмы, предусмотрительно сложив на отдельную фарфоровую тарелочку глаза, мозги и язык. Соус, к слову, так же не забыли. На запах в нём точно были цитрусовые. [icon]https://i.imgur.com/IaNT23n.jpg[/icon]

+1

11

Виолетта хоть и любила театр, считала, что некоторым вещам лучше за его пределами не оказываться, например зажаренным в соусе головам. Если бы эта самая голова еще и говорила, то этой истории место было бы на театральных подмостках. Но голова молчала, и мертва была процентов на девяносто, потому что на остальные десять она была разобрана на части, лежащие на соседнем блюде. Летти хоть и была ведьмой, но не симпатизировала двум характерным вещам – спецэффектам и каннибализму.  Но эту эксцентричную сцену она наблюдает с холодным безразличием на лице и клокочущим где-то внутри ощущением долгожданного триумфа и радости от победы. У подобного шоу было вполне явный посыл – у Иветт Барум не то что гримуар, даже снег зимой со двора лучше не красть. И рыжая этот урок усвоила.
- И тебе…Вам  за это ничего не будет? – неожиданно для себя задает она неудобный вопрос и в упор смотрит на изящную и благородную собеседницу, чьей манере держаться можно было только позавидовать.  Виолетта неожиданно для себя оценила даже внешний вид ведьмы, точеную фигурку, и смелый, несмотря на солидный возраст, наряд. Но весь этот внешний шарм вовсе не впечатлил рыжую так, как продемонстрированная перед ней очевидная влиятельность, независимость и статус, которые получала далеко не каждая ведьма. Возможно, Летти действительно явилась по адресу, если, конечно, не втянула себя в нечто подобное долговой кабале, проявив слабость и попросив об услуге столь могущественную колдунью.
- Боюсь, всех слов благодарности не хватит, чтобы выразить мою Вам признательность, за то что вернули мне душевное спокойствие, - ее губ касается кривая усмешка и она делает большой глоток вина. Любимый напиток на поверку имеет удивительно экзотический и яркий вкус с необычными нотками трав, не свойственными типичным сортам вина, которые чаще всего пила Виолетта, приобретая или получая их в подарок. Летти немного надменно протягивает руку и проводит тонким пальчиком по краешку тарелки, собирая капельки соуса, а после пробует его кончиком языка, слизывая с подушечки пальца. Вкус был, примерно таким же, как и внешний вид всего «блюда» - очень специфическим, в кислинке она почему-то явно ощущала не марокканский апельсин, а привкус гадливости и ядовитости, коей славилась обладательница запеченной головы. Право слово, рыжая бы не удивилась, окажись у нее в крови крысиный яд или мышьяк, употреблять такое сущее издевательство над собой.
- Слышала у Вас в коллекции немало грациозных хищников, это правда? -  она заинтересованно захлопала глазами, подаваясь чуть вперед, отчего пряди длинных рыжих волос падают на лицо, - Мне кажется, будет замечательной идеей угостить их творением вашего шеф повара…уверена, они оценят его больше чем я, не ощущая угрозы отравиться…к тому же я очень люблю необычных животных, но вижу в основном только кошек в подворотнях, а  на Ваше собрание буду счастлива посмотреть, - она допивает вино, ставя пустой бокал  на столик и расслабленно откидывается на спинку дивана,  на каких-то пару мгновений, ощущая себя, наконец, в безопасности.
- Я совсем забыла сказать, Иридани это нечто воистину прекрасное, эти четыре дня прошли столь размеренно, что я едва не позабыла обо всех предыдущих моих мучениях. Не беспокойтесь, я к нему не прикасалась, но слушатель и защитник из него отменный, - в уголках губ прячется хитрая улыбка, - Но отныне я буду справляться сама, благодаря Вашим стараниям, конечно.
Она прекрасно понимала, что злоупотреблять гостеприимством радушной хозяйки дома не имеет права, как и испытывать ее терпение, но уйти преждевременно, задирая нос, просто не имеет права, поэтому проявляет немного разумной кротости и замирает, передавая управление ситуации Иветт, чей живой взгляд не дает ответов на закономерные вопросы. Она была бы рада набиться к мисс Барум в подруги или хотя бы в протеже, ведь о такой покровительнице можно только мечтать, но заявлять она об этом не торопиться. Летти только что ославилась кражей чужого гримуара, что вовсе не положительно очертило ее манеры и репутацию. Не начинать же ей разговор со слов «с Вами я не поступлю так никогда»? Поэтому она как-то нетипично для себя затихает.
- А можно мне еще немного этого божественного вина?

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Burn the witch