Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Добро никогда не остается безнаказанным


Добро никогда не остается безнаказанным

Сообщений 1 страница 15 из 15

1


http://sg.uploads.ru/t/Vfz3Q.jpg

Wester Moore, Fridegunda Crump
10 декабря, остров Энфилд, в 50 километрах к северу от Лондона

Иногда простая помощь попавшему в беду животному может повлечь за собой цепь совершенно непредсказуемых событий.

Отредактировано Fridegunda Crump (20 сентября, 2018г. 18:28:31)

+1

2

Зима все увереннее и увереннее вступала в свои права. Холодные ливни, пронизывающие ветра, бури - все это щедро обрушивалось на затаившийся в море до весны островок. Все, кто мог, прятались в своих домах, жались к очагам и с тоской вспоминали теплые деньки. Либо собирались в "Синем Кальмаре", чтобы скоротать время в компании и хоть немного развеселиться.
Фридегунда в последнее время ленилась. В мире вокруг не происходило ничего, заслуживающего внимания. Дни шли, одинаковые, серенькие, как небо за окном, и не приносили ровным счетом ничего. Но ведьме не было скучно. Фрида с удовольствием воспользовалась этим затишьем, чтобы отдохнуть и восстановиться после недавнего приключения. Из дома она выбиралась лишь для того, чтобы принести дров из крошечного дровяного сарайчика, расположенного позади ее дома.
Даже с Тиной ведьма больше не гуляла. Она ограничивалась теперь тем, что открывала дверь и нежным пинком под хвост придавала нужное направление зверюшке, а потом через несколько минут впускала ее обратно. Тина никогда долго на улице не задерживалась, она терпеть не могла холод.
Но сегодня почему-то задержалась. Если бы Фрида не выпихнула свою собачку за дверь, а пошла бы с ней, то она увидела бы, как из-под скособочившегося крыльца при появлении Тины выметнулась откормленная крыса, чудом выжившая в подполе ведьмы, и бросилась бежать куда глаза глядят. Тиина не была бы собакой, если бы оставила этот маневр без внимания. И бросилась следом. Таким макаром они добежали до главной и единственной улицы в деревне, где обезумевшая от ужаса крыса кинулась под первое попавшееся ей на глаза укрытие: прислоненную к стене дома деревяшку. Тина не отставала, и какое-то время они носились вокруг этой деревяшки, практически сливаясь в одно черно-серое пятно, после чего Тина умудрилась как-то задеть эту деревяшку,  и она с шумом рухнула... прямо на собачку. Крыса, радуясь тому, что ее враг повержен, торжествующе пискнула и была такова. Тина попыталась было выбраться из-под деревяшки, но та оказалась слишком тяжелой для маленькой собачки. Поняв, что попала в ловушку, Тина заскулила и дернулась что было сил. В задней лапе что-то хрустнуло, и стало очень, очень-очень больно.

***
Фридегунда мерила шагами небольшое пространство своей лачуги. От стола к сундуку, потом к очагу, к двери, к окну, к кровати - и снова к столу. Легкое беспокойство по поводу того, что Тина не вернулась с прогулки, уже переходило в нелегкое. Но ведьма еще не готова была признать, что собака пропала - и пропала по ее вине. Фрида все еще надеялась, что Тина вернется сама, и ей не придется отправляться на поиски.
"только вернись - я тебя веником отколочу" уже давно сменилось на "Ну вернись, пожалуйста, моя девочка..." - а Тины все не было.
Потеряв остатки терпения, Фрида сгребла с пола несколько Тининых шерстинок, подошла к столу, сожгла их на свечке и растерла пепел в руке, после чего пробормотала что-то неразборчивое и принялась всматриваться в образовавшееся на ладони крошечное пятнышко. Вначале она не видела ничего, затем пятно начало приобретать Тинкин образ, но почему-то без лап.
- Плохо дело, - подытожила ведьма, отряхнула руки и, схватив теплый плащ, торопливо выскочила из дома, даже не озаботившись тем, чтобы его запереть. Воровать у нее нечего, кроме ее заветной коллекции, но она упрятана под такими заклинаниями, что ее, во-первых, невозможно увидеть, а, во-вторых, если даже вор каким-либо чудом ее обнаружит, то следующим заклинанием его так приложит, что он потом вряд ли будет в состоянии что-нибудь воровать.
Выйдя на улицу, Фрида не сразу увидела цепочку мелких следов, ведущую в деревню. Тинкины лапы практически не оставляли следов, и ведьме пришлось задержать поиски, чтобы сотворить заклинание, помогающее обнаружить след. К тому же, с первого раза у нее не вышло.
- Дери тебя дьявол в преисподней! - выругалась Фрида непонятно на кого, когда пучок высушенного подорожника вместо того, чтобы ярко вспыхнуть и загореться, вяло задымился и рассыпался в пыль. Ведьма в сердцах пнула валявшееся во дворе с незапамятных времен ведро без дна и принялась заново творить заклинание. Время шло...
Уже порядком стемнело, когда, наконец, трава сгорела, как положено, оставив после себя не пачкающуюся труху, а мерцающий желтоватый порошок, который довольная своей работой ведьма торжественно высыпала на крыльцо, шепча про себя невоспроизводимую тарабарщину.
На крыльце тотчас бледно засветились отпечатки Тининых лап. Ведьма бросилась к ним, зачем-то потрогала, а затем уверенным шагом отправилась в деревню.

Отредактировано Fridegunda Crump (21 сентября, 2018г. 00:43:29)

+1

3

В какие только дебри судьба не забросит профессора, желавшего отыскать необходимый материал для своей… работы. Сложно называть себя профессором оккультизма, когда у тебя под рукой нет даже элементарных вещей, способствующих проведению ритуалов. Ну, это, конечно, немного утрированно, элементарные вещи типа мела, свеч, книг и, конечно же, знаний у мужчины были в избытке, но, как выяснилось, не хватает некоторых жизненно важных вещей для того, что он собирался сделать. Издавна люди верят в магическую силу камней, и надо сказать, верят не случайно. Разнообразные камни, минералы, залежи древних пород, драгоценности, все это обладает силой, правда, порой сила их весьма преувеличена, но в правильных руках даже самые обычные вещи способны творить чудеса. Свои руки Вестер Мур без зазрения совести считал правильными, и памятуя прошлый свой опыт работы с камнями, логично предположил, что в новом его дели именно они смогут его выручить. Вот только надо было их найти, а это накладывало определенные сложности.
Пришлось перелопатить множество книг, поговорить со знающими людьми, пособирать слухи и сложить всю полученную информацию воедино, получив в итоге место поисков. Профессору Муру безумно повезло, что место это не оказалось на другом конце света [иначе ему пришлось бы поехать и пренебречь своими планами на ближайшее будущее, а этого ему бы очень не хотелось]. Предполагаемое место залежи искомых камней находилось на территории Лондона, пусть не в самом его центре – на дорогу ушло полдня – но это уж лучше, чем половина месяца. Путь до отдаленного острова столицы оказался не из приятных, с наступлением зимы холодный ветер крепчал с каждый днем, и особенно это ощущалось близ воды. Переправляться пришлось на обычной лодке в компании слегка подвыпивших жителей той самой деревни, куда Мур и держал путь. Спрашивать о чем-либо у местных мужиков было бессмысленно, вряд ли они могли поделиться с профессором интересной информацией, а различных баек и легенд он уже наслушался сполна.
Когда лодка причалила к берегу, был уже вечер, от солнца на небе не осталось и следа, да и самого неба видно не было, все оно было затянуто густыми облаками. На поверхности воды уже образовалась тоненькая корочка льда, которая тут же хрустнула и растворилась, стоило только ступить на нее. Отстегнув свою долю за дорогу, Вестер сильнее укутался в пальто и побрел вперед, к деревне. Дома тут были ветхие, практически все покосились от старости и сильного ветра, и было прекрасно видно, что никто из жителей не собирался ничего ремонтировать, им и так было нормально. В своей достаточно дорогой одежде, шляпе-котелке и с тростью профессор Бримстоуна достаточно хорошо выделялся среди местных. Оставалось лишь надеяться, что никто не затащит его в ближайший переулок, не прижмет заточку к его боку и не прикажет отдать все деньги.
Первым делом хотелось найти трактир, снять там комнату на всякий случай и выпить рюмку чего-нибудь горячительного, чтобы на утро не проснуться с температурой. Но дойти до трактира мужчине так и не удалось, на полпути до намеченной цели до служа его донесся жалобный не то плач, не то стон, не то скулеж. Не свернуть с траектории профессор попросту не мог, пусть и опасался заходить в темную подозрительного вида подворотню. Жалобный звук становился все громче, и, наконец, сквозь тьму на земле ему удалось различить маленькое тельце животного, по всей видимости собаки. Несчастную придавило большой деревянной балкой, и она была не в силах освободиться. Спешно отставив сумку, Вестер бросился к животинке, приподнял тяжелую деревянную перекладину и надеялся увидеть, что собачка стремглав выпрыгнет из-под нее, да только сил животного хватило лишь на то, чтобы немножко отползти, подняться на все четыре лапы оно не могло – передние были целы, а вот задние волочились по земле.
- Как же тебя так угораздило, бедное ты создание. – Немного подумав, профессор стянул со своей шеи шарф и накрыл им дрожащее тельце, потом как можно аккуратней одной рукой подцепил собачку, второй взял тяжелую сумку, поморщился от боли, но все же вышел на главную улицу и теперь уже практически добежал до таверны.
- Эй, с животными нельзя! – Хозяин тут же подал голос.
- А теперь? – Мур выудил из кармана купюру достаточно большого номинала и сунул ее под нос мужику. Тот аж обомлел на несколько секунд. – Мне нужна комната на ночь и налей мне чего-нибудь крепкого.
Из грозного хозяина мужчина тут же прекратился в доброжелательного и любезного служащего, налил стакан, как он сказал, самого лучшего бренди и выдал ключ от самой лучшей, как он сказал, комнаты.
Лишь уединившись, Вестер кинул на пол сумку и положил на сомнительного вида кровать пострадавшее животное, зажег масляную лампу, скинул пальто и пиджак, засучил рукава и приготовился к осмотрю. Оставалось лишь надеяться, что его знаний в хирургии хватит, чтобы помочь собачке.

+1

4

К ночи похолодало еще сильнее и пошел редкий снег. Ветер подхватывал снежинки и кружил их над землей, долго не давая упасть. Фрида, проклиная погоду и начиная волноваться с каждой минутой все сильнее, бессмысленно металась по улице, на которой оборвались собачьи следы. Что делать? возвращаться домой за необходимыми вещами для нового заклинания? Но это займет время. Или попробовать что-нибудь узнать у местных? От этой мысли Фриду перекосило. Местный народ она ненавидела и презирала, хотя это не мешало ей частенько таскать из их сетей рыбу. Но чтобы обратиться к ним напрямую за помощью - налдо было через слишком многое в себе переступить.
Фриде повезло. Пока она мучилась в раздумьях, как поступить, мимо прошли возвращающиеся из "Синего кальмара" пьянчужки. Ведьму они не заметили, поскольку она стояла в тени, а мужики были слишком пьяны, чтобы внимательно глазеть по сторонам. Они шли и громко обсуждали чужака, который явился в трактир с собачкой и, вместо того, чтоб выкинуть животинку, когда его не пропустил хозяин, зачем-то заплатил ему сумму, вдвое больше той, которую они пропили.
- Некуда деньги девать, так мне бы отдал! - распространяя вокруг себя крепкий запах перегара, разглагольствовал мужик.
- Уж ты-то наверняка не потратил бы их впустую, - поддержал его второй.
- А ну, стойте! - Фрида выступила из своей тени и загородила пьяницам дорогу. - Что за собаку принес чужак?
Местные относились к живущей на острове ведьме с опаской и старались как можно меньше с ней общаться. Все прекрасно помнили и мор, и то, как резко помирали те, кто пытался объявить Фриду виновной в этом море. Теперь, по негласной утвердившейся традиции, и ведьма, и местные вполне мирно существовали на острове, не суя нос в дела друг друга. Поэтому теперь мужики были крайне удивлены таким внезапным появлением Фриды и тем, что она даже встряла в их разговор, ведь обычно она старательно делала вид, что местных не существует.
- Да мелочь какую-то, - пояснил один из мужиков. - Черненькую, на вашу, кстати, похожую.
- Понятно, - бросила Фрида и, развернувшись, заторопилась в трактир.
Тим уже собирался закрываться. Посетители разошлись, новых не предвиделось, можно было и отдохнуть. Но в тот самый момент, когда Тим направился к дверям, чтобы закрыть их на засов, они распахнулись, и в трактир влетела Фридегунда. Брови Тима удивленно приподнялись, но вслух он никак не стал комментировать столь позднее явление. Посетитель есть посетитель, и Тим, потихоньку вздохнув и распрощавшись с мечтой забраться в теплую постель, любезно спросил:
- Чего-нибудь желаете?
- Желаю, - кивнула Фрида, скидывая свой плащ на одну из скамеек. - К тебе недавно пришел мужчина с собачкой. Где он сейчас?
Теперь Тиму понадобилось гораздо больше усилий, чтобы скрыть свое удивление. Что, интересно, собралась делать эта особа? Зачем это ей знать, где поселился посетитель? Неужели она собирается в такой час явиться к нему? А как же хотя бы видимость приличий?
- Он наверху, в своей комнате, - осторожно ответил хозяин трактира.
- И собака с ним? - уточнила ведьма.
- Ну да, - Тим уже знал, каким будет следующий вопрос.
- Номер комнаты? Ну? - Фрида уже начинала злиться. Ее брови нахмурились, а глаза, казалось, вот-вот начнут метать молнии. Тим был в курсе слухов, которые утверждали, что Фридегунда Крамп знается с нечистой силой, но слухи слухами, а  как быть с репутацией его заведения? Если станет известно, что в комнаты к его постояльцам могут среди ночи вот так бесцеремонно врываться всякие странные личности, то он может лишиться выгодных клиентов. Но отказать этой фурии? А вдруг она на него нашлет какую-нибудь немочь? Тим колебался.
- А может быть, погодите с визитом до утра, мэм? - попробовал было договориться с Фридой Тим. - Сейчас уже поздно, и тот господин, наверняка, уже спит...
- Ты мне скажешь номер комнаты или я пойду искать его сама? - перебила ведьма трактирщика.
И Тим не выдержал. Сдался. Постояльцы приходят и уходят, а эта женщина живет на острове постоянно. Ссориться с ней по таким пустякам нет нужды. Если ей хочется попасть в комнату приезжего - пусть будет так. В конце концов, Тим пытался ее остановить, и его совесть абсолютно чиста.
- В пятой он, - вздохнув, Тим сделал шаг в сторону, и Фрида пулей пронеслась мимо трактирщика. Она почти бегом поднялась по лестнице, быстро отыскала нужную дверь и нетерпеливо постучала.

+1

5

Многие студенты называли профессора жестоким и бессердечным человеком, но в основном было это лишь потому, что сами студенты эти запускали учебу, не учили материал и являлись неподготовленными на экзамен. Миссис Майерс, горничная и кухарка Мура, тоже порой называла его толстокожим, а иногда даже бесчувственным, но тут вопрос всегда касался веры, а если речь заходит о религии Вестер и в правду теряет самообладание, потому что считает все это чушью чистой воды и обычной манипуляцией простым народом. Он не стеснялся об этом высказываться и совершенно не обращал внимания на чувства глубоко верующих людей, как миссис Майерс. Но все же женщине стоит отдать должное, от своего она не отступала и раз за разом вешала в кабинете и в спальне мужчины распятие, а тот их раз за разом снимал. Был случай, когда даже сам Вестер посчитал себя жестоким человеком, к тому же полным кретином. Поэтому эта черта имеет место быть в личности этого человека, но только не тогда, когда дело касается животных. Животных Вестер любил всегда. Любил двух своих лошадей, любил свою ученую крысу, которую совершенно законно считал умнее некоторых студентов, любил бродячих котов и псов, встречавшихся на пути. И даже эту маленькую черненькую собачку он уже полюбил, а потому, когда она жалобно покуливала от каждого его прикосновения, сердце непроизвольно сжималось и обливалось кровью.
В комнате был камин, а в камине для приличия лежало несколько деревяшек. Воспользовавшись своим ножом, мужчина изготовил две небольшие палочки, как раз под размер лапы. Перелома у собаки, скорее всего, не было, максимум просто трещина, а то и обычный вывих, если она пыталась выбраться самостоятельно и неаккуратно дернулась. Ветеринаром Вестер не был, попытался лишь на ощупь диагностировать травму, в конечном итоге все же решил зафиксировать поврежденную лапу, чтобы животное меньше на нее опиралось и, соответственно, чтобы трещина или вывих быстрее прошли. Под конец собака лежала практически спокойно, видимо, смирилась со своей участью.
- И что мне с тобой теперь делать, чудовище? – Вестер ласково потеребил животинку по макушке, растерпав и без того растрепанную шерсть.
Ответом на его вопрос послужил стук в дверь.
Чуть-чуть посидев, подумав, кому он мог бы понадобиться в столь поздний час, и не придя к определенному ответу, профессор поднялся с пола, на котором и проводил операцию. Сама же собачка тоже встрепенулась и вопросительно уставилась на дверь. Возможно за ней находился хозяин, и он просто решил поинтересоваться, как дела у его богатого гостя, а может это кто-то из подвыпивших гостей, пожелавших отхватить и себе немного денег. Со стороны Вестера была очень неосмотрительно так бросаться купюрами, увы, понял он это лишь сейчас.
Осторожно он подошел к двери и со скрипом чуть приоткрыл ее, предварительно отодвинув в сторону щеколду. Увидел молодую достаточно привлекательную женщину, окинул ее взглядом с ног до головы, и лишь после произнес:
- Подобные услуги не интересуют.
И закрыл дверь. Стук однако же повторился снова, и Вестер зауважал местную куртизанку за настойчивость. Работы по всей видимости на этом острове у них очень мало, вот и допытываются до всех клиентов, пока они безвольно не сдадутся в их объятия. Пришлось тяжело вздохнуть и вернуться.
- Мисс, я же сказал, мне не интересно…
Только закончить от не смог, его прервал радостный лай за спиной.

+1

6

Долго ждать не пришлось - дверь ей открыли почти сразу же, но вместо коварного, подлого и негодного похитителя собак Фрида, к своему немалому удивлению, обнаружила вполне респектабельного джентльмена. Заготовленные заранее ругательства явно не подходили к создавшейся ситуации, но пока Фрида пыталась придумать что-то более уместное, джентльмен проговорил нечто непонятное о каких -то услугах, в которых он не нуждается, после чего попросту... захлопнул дверь перед самым носом ведьмы! Что это, интересно, за услуги, в которых он... И тут до ведьмы дошло.
Вот теперь Фрида взбесилась по-настоящему. Она забарабанила в дверь так, что косяк заходил ходуном. Ее только что сравнили с гулящей девкой, ее, ведьму, сумевшую наслать мор на целую деревню!
Оскорбление было чудовищным и заслуживало немедленного наказания. Увы, сию минуту причинить хоть малейший вред наглецу при помощи магии она не могла, для такого умения нужно быть очень сильной ведьмой, но ведь всегда можно использовать острые зубы и длинные, крепкие ногти.
- Ах ты, негодяй! - зашипела ведьма, точно ошпаренная кошка, стоило двери вновь открыться. - Да я тебя сейчас...
Вытянув вперед руки, Фрида всерьез собиралась прыгнуть на обидчика и вцепиться ему ногтями в шею, как вдруг из-за его спины раздалось милое, родное, драгоценное потявкивание, а затем и полноценный лай.
Забыв в ту же секунду об обидчике и о его возмутительном предположении по поводу Фридиного социального статуса, ведьма бросилась к Тине, упала перед ней на колени и принялась гладить дрожащей рукой сбившуюся шерстку собачки, причитая:
- Моя девочка... золотце мое, ты нашлась... а что это у тебя с лапкой?.. ты поранила лапку? Тебе больно, ласточка моя, ну потерпи, потерпи... скоро мы пойдем домой, скоро не будет болеть...
Едва первая бурная радость от вновь обретенной собаки схлынула, Фрида вспомнила, где находится. Ведьма обернулась и мрачно посмотрела на хозяина комнаты.
- Я так понимаю, мне надо вас поблагодарить за то, что нашли мою собаку, - неохотно проговорила она и попыталась поднять Тину с пола. При этой попытке собачка жалобно взвизгнула, и Фрида тотчас оставила ее в покое. Так вот почему у фигурки из пепла не было ног...
Ведьма поднялась с колен, отряхнула платье и вновь обратилась к незнакомцу:
- Несмотря на то, что вы весьма нелюбезно обозвали меня непотребной девкой, я вам это прощаю, раз вы помогли Тине. - Фрида тяжело вздохнула, слова благодарности были для нее очень непривычными, и произносить их было сущей пыткой.
- Большое спасибо вам, сэр, за вашу доброту, - ведьму едва не перекосило, угол ее рта нервно дернулся, а в глазах промелькнул странный огонек. - Могу я чем-нибудь вам отплатить за вашу доброту?

Отредактировано Fridegunda Crump (25 сентября, 2018г. 21:22:24)

+1

7

Нет ничего страшнее разъяренной женщины, даже все демоны Ада вряд ли сравнять с ее зловещей аурой и желанием просто испепелить тебя заживо. А еще страшнее, когда такая женщина стоит прямо напротив тебя и уже вытягивает руки к твоей шее, намереваясь разорвать в клочья или попросту задушить (что будет более гуманней). Спасла Вестера от этой ужасной участи та самая собачка, котороую он подобрал на улице. Услышав лай, незнакомка переключила все свое внимание с мужчины на это маленькое настрадавшееся существо, причем влетела в комнату она с такой скоростью, что профессор еле-еле успел увернуться и отойти в сторону.
- Ну, проходите, пожалуйста… - Все еще не до конца понимая, что именно только что произошло, Вестер прикрыл дверь и обернулся таки к женщине, на лице которой уже не было злобы и ненависти ко всему живому, была лишь трепетная нежность по отношению к своему любимцу и радость от долгожданной встречи. – Ах, так это ваша собачка? Я нашел ее в подворотне тут неподалеку, на нее сверху свалились деревянные балки и лапа оказалась повреждена. Я думаю ничего страшного, она быстро поправится. И нет, мне не нужны никакие благодарности, я же уже сказал.
На этих словах мужчина коротко улыбнулся и направился к одинокому стулу, чтобы поднять с него небрежно брошенное пальто. Встряхнул вещь и аккуратно повесил ее на деревянную спинку, туда же положил свой теплый шарф и разложил перчатки. Будет здорово, если вещи успеют просохнуть и согреться за ночь.
- Мне действительно стоит извиниться за свои скорые выводы о вас, мисс. Просто в столь поздний час по комнатам могут ходить лишь дамы, желающие найти на ночь работу, думаю, вы можете понять, почему мое первое предположение было именно таким. Ее зовут Тина? – Вестер кивнул на собачку, все еще без устали мотающую хвостом с такой интенсивность, что вместе с ним из стороны в сторону двигается почти что все ее тело. Потом присел на колени и коротко свистнул, привлекая внимание животного, протянул руку и дотронулся пальцами до холодного носа. – Здравствуй, Тина.
У самого Мура собаки никогда не было. В доме его родителей всегда жили две кошки, и если одна умирала, ее тут же заменяла собой другая. Кошки никогда не будут так радостно крутиться вокруг своего хозяина, если только не будут требовать еды или внимания к собственной персоне. В глазах кошек никогда не отразится такой восторг, какой сейчас отражается в глазках-бусинках Тины после воссоединения с женщиной.
- Вестер Мур. – Профессор выпрямился и протянул руку теперь уже его гостье. После того, как та назвала его «сэр», он решил, что просто необходимо представиться. – Вам не хорошо? Прежде чем вам станет еще хуже, я поспешу сказать, что врачом не являюсь, и если наложить шину на лапу собаки я смог, то помочь вам смогу вряд ли. Может, присядете?
Он не мог точно сказать, что именно в поведении женщины его так насторожило, просто улыбка с ее лица вдруг неожиданно исчезла, а в глазах поселился холодок и некая отрешенность. Да и произнесла она последние слова с какой-то… натяжкой. Точно таким же тоном студенты Мура признаются в том, что не подготовили реферат по заданной теме или что не выучили вопросы прошлой лекции.
- Вы отплатите мне сполна, если пообещаете, что благополучно доберетесь до своего дома вместе с Тиной. Час нынче поздний, на улицах вряд ли много прохожих, тем более в нынешнюю погоду, тем более на таком отдаленном острове. – Вестер подошел к окну и постарался вглядеться в темноту, но увидел лишь отражающееся в стекле пламя масляной лампы. Задумался. – Вот что. Я вас провожу. Не следует благопристойной женщине ходить одной по ночным улицам. Все равно спать я не планировал, почему бы не прогуляться. А вы, раз уж хотите что-то дать мне взамен, расскажите какие-нибудь интересные истории об этих местах.

+1

8

- Я никогда не болею, - отозвалась Фридегунда машинально на вопрос о ее самочувствии. И это было правдой. Ни один недуг не касался ее с тех пор, как она стала ведьмой. Если Фриде случалось пораниться, то ранка затягивалась быстро и даже не чесалась. Фрида могла сколько угодно разгуливать под дождем, по щиколотку в ледяной воде - и ни разу бы не чихнула. Странным было слышать от кого-то постороннего слова искреннего беспокойства. Ведьма настороженно глянула на собеседника, но холодок из ее взгляда постепенно пропал. Этот джентльмен спас ее Тину, и Фрида просто не могла относиться к нему с той же неприязнью, как к другим людям.
- Да, ее зовут Тина, - в голосе ведьмы зазвучали теплые нотки. - Я шла как-то вечером домой, и услышала тоненький писк. Присмотрелась - и увидела барахтающегося в тине щенка. Начинался прилив, и щенка вот-вот накрыло бы волнами. Я ее оттуда достала... и уже не смогла просто оставить на дороге. Ее же надо было накормить, высушить, обогреть. Так она со мной и осталась.
Фрида ни за что не призналась бы в этом, но с появлением Тины в ее жизни произошло существенное изменение. Все стало более красивым, драгоценная коллекция заиграла новыми красками, домик сделался уютным, в него хотелось возвращаться, по вечерам больше не одолевала скука, а утра дарили прилив небывалой энергии.
Но об этом ведьма, разумеется, рассказывать своему случайному собеседнику не стала.
"Странно, но мне, видимо, сегодня повезло встретить хорошего человека, - подумала Фрида. - И Тинку спас, и от вознаграждения отказывается..."
Ведьма впервые видела человека, который отказывается от явной выгоды. Она застыла, разглядывая Вестера Мура с нескрываемым любопытством, и даже не сразу сообразила, что пора бы представиться в ответ.
- Фридегунда Крамп, предсказательница, - ведьма решила прихвастнуть своими возможностями. - А вовсе не то, о чем вы подумали.
Кокетливо улыбнувшись, Фрида кивком выразила согласие по поводу предложенного Вестером Муром плана действий, осторожно взяла Тину и пошла вниз, нежно прижимая собачку к груди.
Тим, отчаянно зевая, стойко сидел в зале. Осоловелыми глазами он посмотрел на Фриду, затем поспешно подхватил ее плащ, набросил ведьме на плечи и еще более поспешно распахнул входную дверь. Наконец-то эта странная дамочка покинет его заведение, и можно будет поспать!
- Истории об этом острове? - повторила Фрида, когда они оказались на улице. - О, я не так давно здесь живу, чтобы выучить местные легенды, но кое-что я вам могу рассказать.
Фрида поудобнее перехватила Тину и начала рассказ:
- Когда я сюда переехала, этот остров был полон людей. Бойко шла торговля рыбой, к Тиму постоянно привозили на обмен всякие интересности, а постояльцев в любой день бывало по столько, что частенько ночевать им приходилось где придется. Но идиллии наступил конец. Однажды в сеть к морякам попало странное создание. Я его не видела, и почти никто, говоря по правде, ничего не видел. Только два рыбака, что тянули сеть. Они примчались в деревню, без сети, перепуганные и кричащие, пытались наперебой что-то рассказать, но постоянно перебивали друг друга. Узнать, в чем дело, все смогли, лишь через пару часов, когда они успокоились. Рыбаки рассказали, что, когда они тянули сеть, то увидели, что в нее набилось слишком много пены. Пена никак не смывалась, как бы они не полоскали и не крутили сеть. Один протянул было руку, чтобы стряхнуть пену с сети, но тут вдруг пена схватила его за руку. И откуда-то изнутри пены раздался тихий и печальный голос, поведавший рыбакам, что он - моряк, и что во время плавания на его команду напала странная хворь. Все члены команды постепенно превращались из людей в пену. При этом они не умирали, а продолжали существовать вот в таком вот состоянии, и теперь, наверное, уже никогда не умрут.
Рыбаки в панике бросили сеть вместе с человеком-пеной и принялись изо всех сил грести к берегу.
Мы потом долго еще их успокаивали, а потом услышали, как со стороны моря кто-то зовет: "Помогите"!" И вот тут страшно сделалось даже самым храбрым. К морю не то что подойти боялись - даже не смотрели на него. Все попрятались в своих домах, заперлись на все засовы и дрожали от страха. Ночь прошла беспокойно, по деревне явно кто-то ходил, собаки выли, точно бешеные, а наутро все дома оказались облеплены какой-то странной слизью. После этого в деревню пришел мор, который выкосил почти все население...
Фрида была горда собой. Сходу сочинить такую сказку - это уметь надо. Мол, во всем виновата морская нечисть, а я тут не при чем. Свидетели, которые могли бы опровергнуть ее показания, давно умерли. А оставшиеся потому и выжили, что были поумнее своих собратьев и знали, что можно говорить, а что - нет.
За разговором они незаметно дошли до ведьминого логова, и Фрида вдруг поняла. что ей не хочется так быстро прощаться с Вестером муром. Он был чрезвычайно приятным слушателем, такому хотелось рассказывать и рассказывать, причем неважно, что.
- А давайте-ка я вас чаем угощу, мистер Мур? - дойдя до калитки, предложила ведьма. - Хоть согреетесь немного, а то погода сегодня совершенно безобразная.

0

9

Предсказательница? Перед ним действительно стояла настоящая предсказательница? Вестер несколько раз моргнул, прежде чем понять, что протянутую женщиной руку нужно пожать. Вот тебе и раз, настоящая предсказательница, да прямо перед ним. А если она еще окажется не обычной базарной гадалкой, предсказывающей глупым простакам скорое обогащение, если они позолотят ей ручку, а настоящей ведуньей, так это вообще будет сказка самая настоящая. Мур уже нисколько не жалел о том, что в кое-то веке выбрался на этот остров. Он наспех оделся и запер комнату на ключ. Предстоящая прогулка сулила быть поистине захватывающей, и даже если Фридегунда [имя по всей видимости немецкое] и не знала много историй и местных преданий, это было уже не важно, потому что сам Вестер был готов засыпать женщину кучей вопросов. Однако рассказ свой она начала, и профессор с придыханием слушал рассказ о людях, превратившихся в пену, об испуганных жителях деревни, о слизи неизвестного происхождения и о море.
В завершении профессор лишь хмыкнул и провел рукой, облаченной в кожаную перчатку, по своей бороде. Задумался. Естественно, перед тем, как приехать сюда, он прочел все, что только мог найти об этом месте, расспрашивал всех, кого только было можно, и сейчас, слушая предсказательницу, он понимал, что не находил и не слышал никакого упоминания о странной пене и слизи, он знал лишь о море, обрушившемуся на деревню совершенно внезапно и забравшему с собой множество жизней. Первоначально он было списал все произошедшее на проклятье, насланное демоном или колдуном, которому по каким-то причинам не понравился этот остров, но версия Фридегунды была какой-то… сказочной, что ли. О людях, превращающихся в пену, он читал лишь в книжках, совершенно не претендующих на достоверность и реалистичность написанного в них текста.
- Как интересно… и вы в это верите? – Он перевел взгляд на женщину рядом с собой, заглянуть ей в лицо сейчас не было возможным из-за темноты, да и ветер, дующий в спину, намекал, что надо двигаться быстрее. – Хотя двадцать лет назад наш мир перевернулся вверх дном, и ни в чем нельзя быть на сто процентов уверенным. Не то, чтобы я был скептиком, вовсе нет, напротив, мне очень интересны подобные явления, мне безумно хочется их изучить, описать, найти закономерность и смысл. О, это ваш дом, мисс Крамп?
Профессор остановился и оглядел небольшое сооружение. Стоял дом особняком ото всех остальных, слушав историю, он даже и не заметил, как они вышли за пределы деревни, прошли немного вдоль берега, а затем углубились в негустой лес.
Предложение он принял с большой охотой, находиться на улице слишком долго не было никакого желания, а от мысли, что до трактира придется возвращаться одному, становилось дурно. Тем более пальцы на руках и ногах уже начинали замерзать, да и пальто совершенно не успело согреться.
- С удовольствием. – С этими словами Мур улыбнулся, снял шляпу и прошел в дом следом за хозяйкой. – А у вас уютно.
Небольшая комнатка прогрелась быстро, свет от ламп и свечей наполнил ее теплым не слишком ярким светом. С позволения мисс Крамп, Вестер снял пальто и шарф и с огромным интересом, но не слишком нагло, начал разглядывать интерьер. Ему никогда не доводилось встречать предсказательницу, почему-то казалось, что у них, как и ведьм и прочих людей, связанных с мистическими вещами, дома обязательно должны быть атрибуты, указывающие на их род занятий. Хотя у самого профессора ничего такого не было, и хоть он и собирал оккультные артефакты, предпочитал хранить их в дали от посторонних глаз, и даже подальше от себя, прибегая к ним только по мере нужды.
- Знаете, я ведь здесь тоже не спроста, не просто приехал полюбоваться здешними видами и колоритом. Я профессор Бримстоуна, преподаю и изучаю оккультизм. – Он оглянулся на женщину, по-хозяйски расставляющей посуду на небольшом деревянном столе. – Скажите, а что нужно для предсказаний? Как все это проходит? Конечно, если это секрет, то я все пойму, но безумно расстроюсь, потому что мне очень хочется узнать о вас как можно больше.

+1

10

Было довольно странно принимать в доме гостя просто так. Не пришедших погадать или скинуть ненужное бремя девиц, а гостя, которого пригласила сама. И Фрида решила по такому случаю вытащить из ящика фарфоровый сервиз. Как-то неподалеку разбился корабль, битком набитый ящиками с китайским фарфором. Один из таких ящиков Фрида и обнаружила во время очередной прогулки с Тиной. Часть посуды, конечно, побилась, несмотря на то, что каждый предмет был заботливо завернут в ткань и переложен соломой. Но несколько чашек и блюдец с причудливыми розовыми цветами все же удалось спасти. Фрида посчитала посуду подарком моря и оставила себе. После чего подбросила побольше поленьев в очаг и повесила на него чайник, наполненный водой.
Чай ведьма любила пить черный, индийский, но в свою чашку она каждый раз добавляла несколько листиков засушенной мяты - всегда, кроме лета. Летом листки мяты были свежими.
Заварив чай и разлив его по чашкам, ведьма пригласила нового знакомого к столу, предварительно незаметно смахнув пыль с предназначавшейся ему табуретки.
Странно, что мистеру Муру показалось в ее доме уютно. Впрочем, ведьма в глубине души и сама находила свой дом очень милым. Тухлая рыба не воняла, поскольку ведьма выставила ящик на улицу, дохлых мышей Фрида всегда прятала в подпол, а разнообразные пучки засушенных трав, подвешенные к потолочным балкам, не портили, а даже украшали комнату.
Оккультизмом? - переспросила Фрида, наморщив лоб. - Я слышала такое слово, но, боюсь, не знаю толком его значения. Ведьм, что ли, ловите?
За шутливым тоном ведьмы скрывался совсем не шуточный интерес. Мало ли. вдруг в самом деле людишки придумают какое-нибудь общество, чтобы отлавливать ведьм. В таком случае, лучше о нем узнать как можно раньше.
- В предсказаниях нет ничего секретного, - улыбнулась Фридегунда, желая как можно скорее дать понять новому знакомому, что никакая она не ведьма, а всего лишь безобидная гадалка. - Нужен всего лишь особенный дар. И нечто в помощь этому дару. Я знаю, что есть предсказатели по звездам, по камешкам, по кофейной гуще, по крови, по руке, по картам... Я, например, предсказываю по рыбьим костям. Но на самом деле, предметы, по которым предсказываешь, не важны. Они просто помогают сосредоточиться. С ними удобнее и проще, только и всего. Концентрируясь, я вижу образы, и самое главное - успеть о них рассказать. Ведь образы меняются и путаются. Хотите, я попробую предсказать ваше будущее? И вы сами увидите, как это происходит.

+1

11

- Что? Ведьм? – Вестер оглянулся на девушку, поначалу ему показалось, что он ослышался, а потом просто добродушно рассмеялся, даже не пытаясь сдержать свои эмоции. – О, нет, конечно же, нет. Вроде ловить ведьм задача инквизиции, я к этим религиозным фанатикам не имею никакого отношения. Оккультизм изучает скрытые и доселе неизвестные науке силы и явления, как в самом человеке, так и в окружающей нас природе. Кстати, ваше гадание тоже можно назвать одной из разновидности оккультизма, ведь это по сути показывает скрытые в вас возможности. Я тот человек, который пытается изучить все аспекты этой новой науки, задокументировать их, сделать доступными каждому, кто потрудится проявить терпение и желание в изучении. Видите ли, я верю, что все это на первый взгляд магическое можно описать обычными законами, известными многим, что все это можно направить чуть ли не в житейское русло, понимаете о чем я?
Увлекшись разговором, мужчина и не заметил, как уже успел присесть за стол, облокотиться на него руками и смотреть прямо в глаза свой новой интересной знакомой. Ему только волю дай поговорить о работе – и говорить он будет всю ночь и даже не устанет. Остановить его может лишь нечто такое же интересное и захватывающее, нечто такое, чего он еще никогда в жизни не пробовал, но очень бы хотел. Чтобы испытать, чтобы проверить на собственном опыте. Чтобы потом записать все это в книгу.
- А вы можете? – С трепетом в голосе переспросил он мисс Крамп. – То есть я имею ввиду, что для гадания вам совершенно не обязательно точно время суток и года, не важна фаза луны и расстановка звезд на небе, не нужны какие-то специальные ингредиенты? Я хочу, очень хочу. Что для этого мне нужно сделать?
Вестер с нетерпением заерзал на стуле, чай пусть и со вкусным ароматом интересовал его сейчас меньше всего на свете. Ведь если эта женщина действительно может предсказать будущее, то ему просто необходимо знать, будет ли все хорошо у него… у них с Сабриной, что их ждет впереди, что ждет ее, ее семью и ее дом, сможет ли Вестер им помочь, вернее, успеет ли это сделать. Скажет ли мисс Темперс «Да»…
Но ведь это будущее. Проверить правдивость предсказаний можно будет лишь после, а результат желательно получить сейчас.
- Вы можете рассказать мне о моем прошлом? Я ни в коем случае не хочу вас оскорбить, но если мы будем говорить о будущем, мне бы хотелось иметь гарантии, что оно не будет туманно и сокрыто от глаз, что вы действительно сможете разглядеть что-то важное для меня. Пожалуйста, мисс Крамп, Фридегунда. Руководите мной, я согласен сделать все, что вы скажете, в рамках разумного, конечно. Мне очень хочется увидеть, как вы работаете.

+1

12

Получалось так, что спаситель Тины не только не считал ведьм исчадиями ада, но еще и пробовал постичь природу их умений. То есть, признавал за ними право на существование и пытался постичь их суть. Вряд ли ему это удастся, конечно, чтоб понять ведьму надо стать ведьмой, но уже одно это желание значительно возвысило Вестера Мура в глазах Фриды. Почему-то ему хотелось верить безоговорочно, не подвергать его слова сомнениям и не пытаться подловить на лжи. Ведьма расслабилась, глотнула чаю, вдохнула запах мяты и словно наяву увидела, как светились листочки растения под ярким июльским солнцем, когда она рвала их и складывала в корзинку. На мгновение ведьма даже почувствовала прикосновение к своей коже жарких солнечных лучей, услышала жужжание пчел...
Заботливо уложенная на подстилку возле Фридиной кровати Тина сонно вздохнула, и летнее наваждение рассеялось. Фрида улыбнулась и сделала несколько глотков, больше не думая о лете.
То, с какой серьезностью, вниманием и интересом отнесся Вестер Мур к ее способности предсказывать, ведьме очень понравилось.
- Для того, чтобы погадать, мне нужны лишь рыбьи кости и хорошее расположение духа, - Фрида отставила чашку и поднялась, чтобы взять с полки мешочек с костями. - Не верьте тем предсказателям, которые обставляют процесс гадания с максимальным сопутствующим антуражем. Кости, бобы, кофейная гуща, камни, звезды, линии на руке, карты - лишь проводники. Среди нас есть и такие, кто может и вовсе обходиться без них. Но это - очень сильные...
Фрида чуть было не сказала: "ведьмы" - но вовремя осеклась.
- Когда я рассыпаю кости, я начинаю прислушиваться к тому, что происходит внутри меня. Потом приходят образы. Они складываются в картины, они путают меня своими символами. Многое зависит от вопрошающего. Если он настроен недружелюбно и недоверчиво, гадания не выйдет.
Ведьма дала Вестеру Муру подержать мешочек, и почти сразу его забрала.
- Что ж... хотите, чтоб я рассказала вам ваше прошлое... - проговорила она мягко и потрясла мешочек. Раздался сухой шорох. - Сейчас... сейчас мы посмотрим, кто же вы, Вестер Мур...
Ведьма развязала мешочек, и из него на стол посыпались косточки от разных рыб. Они были уже довольно старыми, разломанными, бело-желтого цвета, и как-то странно светились на фоне темной столешницы.
Фрида поднесла к ним руки, не прикасаясь к костям, слегка прикрыла глаза и заговорила:
- Вы были странным ребенком, мистер Мур... от вас ожидали совсем не того, к чему вы тянулись всей душой. В вас есть жажда, даже страсть. И если у кого-то это страсть к деньгам, женщинам или выпивке, то у вас страсть к знаниям. Эта страсть не может найти утоления, вы в постоянном поиске. Она послужила причиной травмы... вон, видите, как криво лежит кость? Вы что-то повредили... давно... руку.
Ведьма вдруг широко распахнула глаза и принялась водить руками, как бы поглаживая кости издалека.
- Я впервые встречаю такое, - прошептала она удивленно. - В вас нет абсолютно никакой корысти... вы неспособны причинить боль подобному вам существу сознательно... ни одной злой мысли... только жажда познания... я либо разучилась гадать, либо...
Фрида вздохнула, убрала руки и склонилась над костями.
- Есть одна девушка. Она видит вашу душу без всяких гаданий - потому что легко проникает в нее. Вы ее туда пустили сами. Вы доверяете ей. Вы ее любите. Но вас что-то тревожит.
Фрида сжала голову руками, не отрывая взгляда от костей.
- Я давно уже не смотрела в прошлое. Ваша личность словно ослепляет меня. Ваша страсть настолько сильна, что она затмевает даже вашу любовь. Я не могу представить, что в мире существуют настолько увлеченные люди...
Ведьма едва не проговорилась. Она сама была натурой увлекающейся, и ее страсть к драгоценностям была практически такой же сильной, как страсть Вестера Мура к новым знаниям. Но только страсть Фриды была понятной, она стремилась к пополнению коллекции, которая имела определенную ценность, и Фрида не собиралась ни с кем ею делиться. А Вестер Мур стремился к знаниям для того, чтобы ими делиться, причем совершенно безвозмездно.
Это было непонятно, необъяснимо, и у Фриды даже голову заломило от такой странности.
- Зачем? - спросила она, не выдержав. - Зачем вам это нужно? Какой смысл в том, чтобы так стараться ради других? Ради совершенно незнакомых? Я вижу, как вы тратите свое время и силы на посторонних вам людей. Почему?!

+1

13

Вестер Мур был скептиком, поэтому к любому делу привык подходить обстоятельно и не терять головы. Пусть даже это дело вызывало у него неподдельный интересе, и он даже на месте не мог спокойно пять минут просидеть, так волнительно все было. Опыт профессорства все же сказывался, как бы внутри все не бурлило, на стуле напротив гадалки мужчина сидел спокойно и внимательно вглядывался в рыбьи кости, разбросанные на столе. Старался запомнить все до мельчайших деталей, каждое слово, каждое действие. Все может быть важно, все должно быть описано и задокументировано.
И как истинный скептик Вестер подвергал сомнению практически все слова, сказанные женщиной о его прошлом. Его травмированную руку легко заметить, он всегда держит ее ближе к телу и тщательнее оберегает. Можно предположить, что травмировал он ее довольно давно, так как явного дискомфорта она не причиняет и нет никаких следов недавнего перелома. А то что у него есть страсть к знаниям, он фактически самостоятельно признался пять минут назад, сказав кем работает и что изучает.
Только слова об одной девушке, видящей его душу насквозь, заставили отбросить прочь весь скептицизм и веселье. Об этом гадалка знать не могла. Никто об этом не мог знать, кроме разве что Шона, но тот то вряд ли побежит разбалтывать всем подряд, что его друг влюбился. У лорда Блейка как и у любого человека были свои недостатки, но держать язык за зубами и хранить тайны он умел чуть ли не лучше всех. Тогда как Фридегунда могла узнать такую информацию? Неужели эти рыбьи кости действительно помогли ей настроиться на нужную волну? Невольные мысли о Сабрине заставили Вестера ненадолго отвлечься, он даже непроизвольно заулыбался и снова  вспомнил тот день, когда пришел к ней домой. Как он боялся в начале, как разговаривал с ее матерью, и как после всего этого держал любимую девушку за руку и они говорили, что у них еще есть время, чтобы обо всем как следует подумать.
Мур не сразу понял, что ему задают вопрос. Не сразу расслышал сути, а когда понял, заулыбался еще сильнее, потому что то, что было для мисс Крамп странным, ему казалось совершенно очевидным и естественным. Все же насколько разными могут быть люди.
- В свое время мои родители, мои учителя и преподаватели потратили время на меня, наградили меня знаниям, ответили на все мои вопросы и сказали, куда двигаться дальше. Для меня нет большего наслаждения, чем помогать людям разбираться в жизни, искать свой путь. Мне нравится отвечать на их вопросы, исследовать вместе с ними мир, узнавать что-то новое, делать открытия. Только подумайте, сейчас о вашем гадании знаю только я, но что будет, когда я расскажу об этом в университете, когда нам удастся подробнее изучить все это, представьте, каких успехов можно будет достичь с вашим даром! – Вестер подскочил на месте, пододвинулся на стуле ближе к женщине, положил свои руки поверх ее и заглянул в глаза, надеясь, что она наконец поймет всю его страсть и желание. – То что вы видите – истина, а что если вы будете беседовать с преступниками, помогать следствию распутывать преступления? Или в больницах, помогая людям, потерявшим память? Вы столько всего можете сделать!
Профессор перевел дыхание, слегка успокоился, напомнив себе, что приплыл на остров несколько по другому делу, и он нем необходимо помнить, иначе предстоящий ритуал можно сразу же перечеркивать крестом.
- Вам удалось увидеть правду о моей руке, и о девушке, которая занимает все мои мысли и которая отличается от всех остальных, которая видит меня насквозь и которую я люблю. Но это прошлое и настоящее, а будущее… - Он убрал свои руки от женщины и дотронулся до разбросанных костей, аккуратно пошевелив их. – Может, вам удастся увидеть, хорошо ли будет этой девушке рядом со мной, согласится ли она, ну…
Вестер не смог договорить. Запнулся и смутился словно мальчишка.
- Я понимаю, что вероятно слишком многого прошу, но мне очень важно это знать. Я привык проживать жизнь в одиночестве, и не знаю, как это – жить по-другому. Но может я смогу возместить ваши труды, рассказав цель моего прибытия сюда? Знаете, мисс Крамп, я перелопатил множество манускриптов и книг, провел много ночей в библиотеке и, наконец, выяснил, что где-то на этом острове спрятана пещера, и в ней хранятся магические камни. Они нужны мне для ритуала, но может и вам пригодятся? Для работы или просто… для украшения.
Мужчина улыбнулся и оглядел руки и шею женщины. Они не были увешаны драгоценностями, но на пальцах все же была пара аккуратных колец, а на шее висел кулон на длинной цепочке. Он бы, вероятно, смог справиться со всем в одиночку, но когда подворачивается такая приятная компания, разве можно отказаться от попытки продолжить общение?

0

14

Слушая профессора, Фрида все больше и больше хмурилась. Безвозмездно помогать людям - какая несусветная чушь! Чтобы она, Фридегунда Крапм, ведьма с большими возможностями, вдруг стала помогать людишкам в их болезнях и делах? Ничего более нелепого нельзя было себе даже представить.
Но сидящий напротив нее человек был искренен - это-то и остановило ведьму от едких комментариев к его предложению. Искренен и увлечен.
- Не понимаю, - проговорила Фрида еле слышно, не убирая руки. Сейчас она могла чувствовать Вестера Мура - его мысли, его стремления - благодаря этому внезапному контакту. Фрида будто бы продвигалась наощупь в темной комнате, наталкиваясь на разные предметы, и по их очертаниям узнавала, что именно она ощупывает. Примерно так она сейчас ощущала то, о чем думает и что чувствует Мур - бродя в его голове. - Никакой фальши и никакого притворства... вы все это в самом деле именно так видите. Служение науке, служение людям...
Ведьма уставилась на профессора с интересом пещерного человека, обнаружившего в своем убежище паровой двигатель.
- Не знала, что на свете существуют такие, как вы, - с ноткой уважения проговорила Фрида. - Только я совсем другая, и не вижу никакого смысла в безвозмездном служении людям. Мне не за что быть благодарной моим родителям, а единственный мой учитель - я сама...
Хорошо, что профессор убрал руки, иначе отголоски его мыслей помешали бы ей смотреть в его будущее.
С большим усилием Фрида отвела взгляд от собеседника и вновь уставилась на кости. Теперь рисунок был совершенно иным - мистер Мур их пошевелил, даже не зная, что сделал все правильно, ведь они были брошены Фридой ради чтения прошлого.
Ведьма глубоко вздохнула и закрыла глаза, избавляясь от лишних мыслей и впечатлений. Нужно было освободить голову, чтобы как можно четче увидеть будущее Вестера Мура.
Когда Фрида открыла глаза и снова уставилась на кости, в ее голове было пусто. Желтоватые кости замелькали перед ее глазами, хоть и лежали на столе неподвижно, складываясь в образы, пока еще неясные, но обретающие с каждым мгновением все большую четкость.
- Зачем вы спрашиваете меня о том, что в глубине души знаете сами? Вы же смотрели в ее глаза и прочли там ответ, - заговорила Фрида. - И это тоже странная девушка. Она вроде вас. Определенно, вы подходите друг другу, точно два сапога, но...
Ведьме что-то мешало договорить.
- Что за странность... мне как будто пытаются помешать... ваша история очень непростая. Я вижу впереди много испытаний, я вижу силу, которую вы уже зацепили, сами о том не подозревая. Враги... как может быть у вас столько врагов, интересно? Тени сгущаются, их все больше и больше, о, моя голова...
Ведьма схватилась за голову. Там сейчас будто появилось много молотов, и каждый колотил по ее черепу изнутри, пытаясь выбраться наружу.
- Остановите ваши исследования, профессор, - простонала ведьма. - Берите вашу девушку, найдите какой-нибудь уединенный островок и живите там тихо и мирно. А главное, оставьте эту идею - всем помогать. Добром это не закончится. Мне не дают увидеть дальше, но того, что я увидела - достаточно. Просто поверьте.
Резким движением руки ведьма сдвинула кости к краю стола. Боль тотчас начала отступать.
- Вы что-то говорили о магических камнях? - уже спокойно заговорила Фрида, внимательно посмотрев на собеседника. - А они драгоценные? И что за возможности в себе скрывают? И вы знаете, как их найти?
Упоминание о камнях сделало Фриду неспособной думать о чем-нибудь другом, она даже позабыла обо всех своих предсказаниях, сделанных ею только что.
- Разумеется, мне это очень интересно! - Фрида аккуратно сгребла в мешочек рыбьи кости, убрала его на полку и уселась на место, уставившись загоревшимся жадностью взглядом на Вестера Мура. - И они где-то на Энфилде, вы говорите? А где?

+1

15

«Эта девушка, мисс Крамп, она не просто вроде меня. Она лучше меня. В разы лучше»
Эти мысли Вестер вслух не произнес, лишь улыбнулся, вновь представив в мыслях образ любимой. Даже короткая мысль придавала ему кучу сил, наполняла решимостью, и это было так здорово, так ново. Только вот хорошее расположение духа пропало в мгновение ока, стоило ведунье поморщиться и вцепиться пальцами в голову. Ее слова заставили профессора сидеть на стуле неподвижно, даже не дышать. Он тут же вспомнил о ранении Шона, об их ночных приключениях на кладбище, где он сам, находясь во власти чего-то неведомого чуть было не забил до смерти человека, вспомнил о пабе Колет. Все это было предупреждениями, и не было сомнений в том, что сейчас Фридегунде мешали именно эти темные силы, именно от них она советовала держаться подальше. Их нужно избегать, иначе может пострадать кто-то еще. Кто-то близкий самому Вестеру или Шону. Что если пострадает Сабрина или Сюзанн? Он никогда себе этого не простит. А если под угрозой окажутся дети Шона? Одна мысль об этом нагоняет страх.
Вестер не решился расспрашивать дальше. С одной стороны, ему было жалко женщину, которой и без того пришлось тяжко, с другой, он просто боялся, что она таки сможет разглядеть что-то конкретное, и тогда он наверняка сойдет с ума, пытаясь предотвратить нечто неизбежное.
- Камни?.. Ах, да… камни. – Профессор заерзал на стуле и пододвинулся чуть ближе, прочистил горло и попытался придаться себе как можно более невозмутимый вид, надеясь, что это поможет отвлечься ему от тревожных мыслей. – Если позволите…
Он достал из внутреннего кармана небольшую сложенную в несколько раз самодельную карту, по сути своей являющейся обычной бумажкой с перерисованной на ней частью острова Энфилд, и дополненной некоторыми важными заметками. Мужчина аккуратно отожвинул все вещи со стола в сторону и раскрыл листок таким образом, чтобы мисс Крамп могла без проблем его разглядеть.
- Если верить найденным мною сведениям, в этой части острова, это, кажется, юго-запад, есть небольшая пещера, созданная контрабандистами лет минимум двести пятьдесят назад, то есть в начале семнадцатого века. Тогда процветало пиратство, и, возможно, эта сокровищница была создана очередным Флинтом, но это не так уж и важно. Камни во все времена считались предметом роскоши, сейчас к ним, конечно, относятся более избирательно и профессионально, но в те времена за меленькую блестящую штучку могли запросто отрубить целую руку. Меня же камни интересуют совершенно с другой точки зрения, вам же известно, что все они обладают магическими свойствами? Какие-то больше, какие-то меньше, но это правда, и в этом мне даже удалось убедиться на практике. Поэтому они необходимы мне для ритуалов, ведь в оккультизме нужно хвататься даже за мельчайшую возможность поиметь успех, иначе придется ждать еще лет пять, прежде чем удастся повторить ритуал.
Увидев горящие глаза Фридегунды, Вестер не смог сдержать улыбки. Именно с таким испытывающим взглядом перед ним сидят студенты, когда знаю, что он поставит им хорошую оценку за экзамен.
- Вы любите драгоценные камни, да? Простите за нескромный вопрос, просто у моей племянницы в библиотеке или в книжном магазине точно такое же выражение лица. Когда речь заходит о вещах, которые нам не безразличным, мы не в силах сдержать эмоции. – Мужчина еще на секунду задержал взгляд на женщине, а потом снова посмотрел на карту. – В общем, встретил я одного бывалого моряка, он и рассказал, что по молодости он со своей командой наткнулись на эту пещеру, но по воле судьбы в первый раз ничего оттуда унести не смогли, а когда захотели вернуться, больше не смогли найти вход. Я сделал кое какие расчеты и предположил, что все дело в приливах и отливах, и порой вход в пещеру находится под водой. Сегодня на острове Энфилд отлив, мисс Крамп. И я практически уверен, что добьюсь успеха, если не буду мешкать, времени у меня лишь до полудня завтрашнего дня, если не меньше. А потому скажите, вы согласитесь составить мне компанию по поиску красивых волшебных камней?

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Добро никогда не остается безнаказанным