Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Отпечатки прошлого


Отпечатки прошлого

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s7.uploads.ru/VpTqc.png

Kitty de Cassar & Bertram Murray
18 августа 1886 года

Мистер Каннер, по слухам, бывший в прошлом путешественником с сомнительной репутацией, вернулся в Лондон пару лет назад. 15 августа пришедшая к нему экономка обнаруживает хозяина в петле и с ножом в области сердца. Обстоятельствами смерти мистера Каннера заинтересовались не только его родственники и правоохранительные органы.

Отредактировано Bertram Murray (5 февраля, 2019г. 21:42:12)

+2

2

Визит к мистеру Каннеру у Китти был давно одним из череды запланированных визитов, официальной целью которых был осмотр редких вещей, которые он смог собрать в последнем путешествии, а неофициальной - им в своем роде нравилось общаться друг  с другом. Альбет ее не боялся, не переживал, что она вцепится в него, вытрясая подпись, умел сдерживать свои порывы, вызванные ее аурой, ну или преобразовывать их в нечто приемлемое. Она же получала удовольствие от подобного общения, когда человек не переживает за свою душу, это всегда приятно. Кроме того, жизнь у ныне приличного антиквара была бурная, впечатлений и наблюдений у него хватало, равно как и предметов, представляющих интерес, а тщеславие свило гнездо в его душе. Она слушала, а он щедро рассказывал. О людях, о их мыслях и поведении, о желаниях и переживаниях, не особенно задумываясь, кому и зачем он это рассказывает.
Сегодня они должны были встретиться в очередной раз и демон планировала все-таки приобрести в коллекцию изумительного маленького резного идола, который выступал подставкой под мелкие предметы. Зубастенькая морда, сердитые глазки, витые узоры на черном дереве... как водится, проклятый. Что, по мнению мистера Каннера, придавало идолу особенную ценность. По мнению Китти, проклятых вещей не боящейся, особую ценность ему придавала возможность практического использования, а это дешевле. Не то, что бы деньги были проблемой, больше увлекал процесс торгов.
Она толкнула дверь, которую в суматохе позабыли запереть и вошла в лавку. Вроде бы, все как обычно, однако что-то было не так. В лавке было слишком тихо, словно что-то произошло и все же, кто-то живой тоже присутствовал. Грабители? Прошлое нашло и пришло обсудить несказанное?
- Кто-нибудь есть? - негромко позвала Китти.

+1

3

Элизабет всегда бралась за сложные дела. С другими к ним попросту не приходили. Это же дело было попросту абсурдным. Племянник некоего мистера Каннера посчитал, что следствие за три дня зашло в тупик и искало убийцу дяди не в том направлении. А то, что мистер Каннер был убит, даже особо не обсуждалось. Племянник, исходя из разговора, который состоялся в самом начале, связывал случившееся с оккультными вещичками, что привозил из своих путешествий его дядя. Легко было винить во всем проклятые вещи, будто резные божки могли ожить и подвесить Каннера в петле. А для завершения своего кровавого ритуала воткнули в его сердце нож. И Бертрам с легкостью бы поверил в эту версию, ведь сам знал, какие серьезные потрясения происходили с миром в их век. От одной только мысли об оживших иноземных богах у Мюррея вспотели ладони, и в груди всколыхнулось позабытое прежде чувство. Ему вовсе не хотелось связываться с этим вновь, но еще больше не хотелось отправлять в эту лавку Элизабет. Даже спустя почти год после смерти мистера Эрскина, их бюро не могло избирательно подходить к выбору дел, за которые браться. Что ж, проверить предположение все же можно.
Бертрам отправился в дом, где произошло убийство, чтобы предпринять хоть и запоздалую, но все же попытку найти следы преступления. Он не имел ни малейшего представления о хоть каком-то научном методе расследования, в отличие от сестры, которую будто кто-то всегда направлял в правильное русло. Мюррей владел лишь тремя достоинствами, пригодными в этом деле: наблюдательность, знание людей и способность к комбинированию.
В помещении торговой лавки было холодно и мрачно, в свете грязных окон было видно столпы из пыли, которые хотелось обойти. В задней части здания располагались жилые комнаты, где на одной из потолочных балок все еще оставалась обрезанная веревка. Обеденный стол, который был сервирован на двоих, остался не прибранным экономкой. Помещение выглядело обжитым, но было обставлено не богато. Под кроватью нашлись дневники Каннера, который убитый вел со времён своих путешествий. Кроме этих двух возможных зацепок, Бертрам не нашел ничего примечательного: ни кровавых следов, ни забытых чужих визиток. Если кто-то посещал Каннера перед его смертью, об этом может быть написано в его же дневниках.
За стеной отчетливо послышался скрип двери и чье-то движение. Мюррей прервал чтение личных дневников Каннера и прислушался к происходящему по ту сторону. Конечно, опечатанная дверь лавки не остановила бы тех, кто захотел бы поживиться ее причудливыми товарами. Она не остановила и Мюррея. Даже удивительно, что лавку не обчистили на следующий день после выноса тела Альберта Каннера.
Под ногами предательски скрипели старые доски, выдавая присутствие здесь Бертрама. Он выглянул в дверную щель, замечая в лавке такую же не прошеную гостью, как и он сам. Всего лишь человек. Молодая женщина звала кого-нибудь. Она не могла не заметить, что лавка уже не работала и не заметить опечатанную дверь, значит, она была далеко не самой случайной прохожей.
— Ищете Альберта Каннера, мисс? — он вышел из укрытия и предстал перед женщиной за прилавком. Теперь ему удалось разглядеть женщину чуть лучше, достаточно для того, чтобы сложить о ней первое впечатление, — Боюсь, теперь он не доступен ни для кого из нас. Альбет Каннер умер, точнее будет сказать, убит. Меня зовут Бертрам Мюррей, я хороший знакомый Юджина Каннера. У Вас было какое-то дело к мистеру Каннеру? Возможно, с ним теперь Вам может помочь его племянник?
Словом, убийство Каннера не было какой-то тайной, которую Мюррей поклялся хранить. Он без зазрения совести озвучил факт смерти. И если эта женщина была не случайной прохожей, и она знала Альберта Каннера, ее просто было необходимо опросить.

Отредактировано Bertram Murray (20 сентября, 2018г. 18:39:45)

+1

4

- О, - изумилась демон. Ну надо же было умереть так невовремя! Что за манеры? Аура радости и эйфории вокруг нее, сменилась разочарованием, - добрый день, мистер Мюррей. Китти де Кассар.
Брюнетка, привыкшая к людским традициям, протянула руку в знак приветствия, раздумывая, сможет ли ей помочь племянник? Сможет, конечно. И идола продаст и остальные предметы, только рад будет от них избавиться, например, от вазочки с чьим-то прахом, тоже сомнительного свойства и эстетики предмета. Она рассеяно оглянулась, ища вазу взглядом.
- Его застали грабители? - уточнила Китти, не найдя фарфоровый предмет на привычном месте, на небольшом кофейном столике недалеко от стола рабочего. Ну вот кому придет в голову красть вазочку? С пробкой. Погребальную. Ладно, воры могли не знать о том, что это погребальная урна, но хрупкий фарфор? Проще нахватать вещей более прочных. Или выбор был неслучайным и пришли за конкретными предметами? Прошлое ее знакомого такое допускало. Какие-то культисты, язычники, колдуны? Такая неудачная смерть вдруг становилась увлекательной. Если можно найти тех, кто его убил и они и правда не банальные грабители, то это может быть весьма интересным. А если это банальные грабители, то, что ж, им просто не повезет, очень не повезет. Это же надо, расстроить демона!
Был и другой вопрос, почему в лавке не сам племянник, а его друг?
- Вы тоже антиквар? - в голосе появилась заинтересованность. Не рассеянная, какая была при вопросе о грабителях, а уже личная.

+1

5

Он не собирался пренебрегать правилами этикета и игнорировать протянутую ему руку. Выйдя из-за прилавка в центр комнаты, Бертрам плавно взял мягкую руку Китти и почти что невесомо поцеловал тыльную сторону ее ладони.
Бертрам еще раз оглядел ту часть здания, где располагалась лавка, и следов борьбы не увидел. Предметы в помещении не были перевернуты, товары все еще располагались на широких деревянных полках. Не похоже, чтобы кто-то был застигнут врасплох, когда сгребал в холщовые мешки ценности, добытые и привезенные из путешествий. Если что-то и было похищено, то установить пропавший предмет можно было при помощи инвентаризации, если Каннер вообще вел документацию по выставленным на продажу предметам.
— Не думаю, что его застали грабители. Разве что они пришли за определенным предметом, и остаётся лишь вопрос, каким и как скоро он объявится. Вам кажется, что чего-то не хватает? — похоже Китти была в лавке ранее. Ей было достаточно беглого взгляда, чтобы понять, что чего-то здесь не хватает, и, видимо, на основе этого она сделала вывод о грабеже.
Если другом Юджина Каннера было представиться довольно легко, то раскусить Мюррея на лжи касательно антикварного дела было еще проще. Чтобы в полной мере овладеть искусством детективного дела, нужно знать одновременно все и ничего. Нужно быть сведущим во многих вопросах, стараться хотя бы поверхностно охватить все аспекты жизни общества. Если его сестра Элизабет овладела многими знаниями в период своего обучения в университете Бримстоун и многое подчерпнула от покойного ныне мистера Эрскина, то Бертрам, в свою очередь, не мог похвалиться обширными знаниями. Его интересы долгое время крутились лишь вокруг военно-морского флота. А знание языков колоний Британии, баллистики и навигации было сейчас несколько не актуально и не востребовано. Но все же, это не значило, что Мюррей не был открыт для новых знаний и изучения мира через призму детективного дела.
— Вовсе нет, я здесь совершенно с другой целью. Юджин Каннер желает выставить на торги всё здание и все предметы, что добыл его дядя. Я вызвался помочь оценить и, возможно, даже найти те улики, что упустили наши доблестные служители закона. Вы бывали у Альберта Каннера ранее? Возможно, Вы желали приобрести какую-то конкретную вещь, и она еще на месте?

Отредактировано Bertram Murray (20 сентября, 2018г. 18:39:12)

+1

6

- Вазочки не хватает, - изящно указала она на столик, - такой, - руки вспорхнули, обрисовывая контур и размеры, - фарфор, с крышкой-пробкой. Мистер Каннер утверждал, что в ней прах какого-то колдуна. Насколько я знаю, владелец жил здесь же, мог услышать шум, выйти?
Без револьвера, ружья и иных средств самообороны? Не очень похоже на опытного искателя приключений, каким он все-таки был. Ах, Альберт, Альберт, что за расточительность, так просто взять и умереть! Впрочем, не просто, ладно. Это был не сердечный приступ, это был кто-то. А это уже лучше какой-нибудь вульгарно-банальной причины, это уже не так скучно. Ревнивый муж? Ах, жаль она не знала всех, чьи мужья могли бы ворваться сюда! Иначе можно было бы точно узнать, чей это был муж, поближе узнать эту семью и сделать интересное предложение о сотрудничестве. Плетью - информация, пряником - деньги. Метод затратный, но куда более эффективный только одного кнута или одной оплаты.
Улики, значит... Племянник обеспокоен произошедшим, получается? Неужели все-таки не банальное ограбление? Китти почувствовала некий азарт, сдержала довольную улыбку, сохранив вежливое выражение на лице. А что глаза сверкают, так под вуалью не видно.
- А вы не предполагаете, что это мог бы быть какой-нибудь ревнивец? - спросила брюнетка, - покойный был холост и образ жизни, кажется, вел...
Демон сделала неопределенный жест. Мол, разгульный образ жизни он вел, разгульный. С чужими женами и не женами. Это было все-таки даже интересней возможности покопаться в вещах:
- Да, вон идол на месте стоит, - кивнула она на деревяшку и, не подумав, как это прозвучит в отношении нее, продолжила, - думаю, племянник, в отличии от дяди, против покупки ничего иметь не будет.

+1

7

А ту самую вазу с прахом колдуна, про которую сказала Китти, вполне себе могли продать. Интересно было то, кому вообще была нужна ваза с прахом неизвестного колдуна, и для каких целей. По Китти нельзя было сразу сказать, что она увлекалась оккультизмом и магией. Но это сейчас нельзя сказать в точности ни про кого в Лондоне и его окрестностях, пока не начнешь более детальное знакомство. Каждый второй житель Лондона хоть раз посещал модные нынче спиритические сеансы и стремился через магию понять устройство мира. Кажется, догмы религий стали устаревать и больше не могли в полной мере насытить человеческое любопытство. Научное познание мира также не удовлетворяло потребности. Ведь далеко не все в мире можно было объяснить наукой, Мюррей знал сам.
— Вы хорошо знали Альберта, судя по всему. До меня подобных слухов не доходило, — Юджин Каннер готов был обвинить дядю во всех смертных грехах, но точным их перечислением задаваться не стал, — предложенная версия и вправду уместна.
Бертрам взглянул на указанный идол и на окружающие его предметы. Чей-то большой коготь на подставке, вырезанные на дереве символы и руны, и все это было явно не для вызова светлых духов, если таковые вообще существовали. Мюррей морщил переносицу и становился все напряжённее, подобное место ему было неприятно, и дело вовсе не в том, что здесь недавно умер человек. Он вновь переключил внимание на молодую женщину, словно старался не замечать окружающую обстановку.
— Вас правда заинтересовал этот идол? Не думаю, что продажа деревянной статуэтки будет проблемой для Юджина, я обо всем договорюсь. Утолите только мой интерес, скажите, для чего он Вам? Для коллекции, или у идола есть конкретное применение?
Из слов Юджина он знал, что его дядя в свое время тащил из своих поездок много странных вещей, и далеко не все вещи были стоящими внимания. Часть – просто безделушки, за которыми чаще всего приходили молодые люди, студенты, чьи умы были затуманены рассказами об оккультных науках. Альберт Каннер когда-то и сам был таким, если судить из рассказов его племянника. Важно было знать, есть ли в этой лавке действительно что-то ценное, и могло ли это стать причиной смерти Каннера.

+1

8

- Не могу сказать, что знала его хорошо, но однажды я стала случайной свидетельницей скандала, а однажды - невольной участницей, - легко пожала плечами демон, осторожно разглядывая собеседника. Интересно,а он чем занимается? Не антиквар, но племянник попросил его присмотреть за наследством, значит, человек честный, щепетильно честный, раз кого-то пустили в это место, полное соблазнов. В конце концов, серебряные сервизы - это серебро, даже не надо искать покупателя сервиза, просто продать металл. Или поискать украшения, ведь племянник не знает всех сокровищ дяди, а свалить можно что угодно на грабителя.
И это уже было интересным, кем был тогда этот мужчина? Не кем он работал и чем занимался, а кем, каким человеком, что ему так легко доверили осмотр? Или племянник доверчивый идиот? Нет. Хотя нет, племянник, конечно, мог быть таким, в конце концов, у всех есть право на непроходимую тупость, но мистер Мюррей не выказывал никаких признаков беспокойства из-за ее присутствия, был спокоен, уверен.
- Для коллекции, конечно, - улыбнулась Китти, - мне кажется, люди слишком много значения придают мистике и наделяют предметы свойствами совершенно им не присущими.
В подтверждение своих слов брюнетка неуважительно щелкнула пальцем по носу идола. Он, в конце концов и правда был просто изящным болванчиком, который если и был намолен, то так давно, что там все рассосалось.

0

9

Теперь стало несколько яснее, в каких отношениях находились погибший Каннер и мисс Китти де Кассар. Она не сказала напрямую, но Мюррей смог это предположить, основываясь на ее высказывании. Уточнять и устанавливать эту связь даже не было нужды.
- В таком случае, Вы можете назвать имена любовниц мистера Каннера? Мне кажется, это имеет значение. Юджину они конечно ни к чему, но ему хотелось бы знать, кто повинен в смерти его родственника. Полицейские даже не почесались ради такого дела, собственно как и всегда, - Юджин Каннер не был в хороших отношениях с погибшим, но доход его семьи позволял нанять детектива. Похоже, это казалось молодому Каннеру в какой-то степени правильным. Этакая оплата кровного долга.
Китти смогла удивить Бертрама. Было странно, что человек собирал коллекции из вещей, которые имели лишь косвенное отношение к оккультизму. Но при этом она искала экземпляры для своей коллекции в лавке, подобной этой. Почему-то Мюррею показалось, что Китти ему не договаривала. Он не видел смысла гоняться за коллекцией ничего не значащих идолов и искать их по всем магазинам и лавкам города.
- Должно быть, у Вас интересная коллекция, хотел бы я взглянуть на нее своими глазами, - Мюррею хотелось продолжить разговор в более располагающей обстановке, где на него бы уже не смотрели глаза резных идолов, - Это единственное Ваше увлечение? – не похоже было, чтобы Китти работала руками. Она не была ни прачкой, ни кухаркой, судя по ухоженности ее рук.

+1

10

- Я?- изумилась демон просьбе назвать имена любовниц и прочих людей, имеющих к Каннеру отношение, - откуда же я знаю? Случайно - это я зашла в лавку, а у него была неизвестная мне дама, которая спорила с ним так, как спорят близкие люди. Невольной участницей, когда мы столкнулись с покойным хозяином в книжном и обсуждали одну книгу. К нам подошел некий...мужчина. Он старался сдерживать себя, но не скажу, что у него это хорошо получалось. Как я поняла, у Каннера был роман с женой этого господина, который, естественно, оный роман не одобрял и, кажется, пытался предостеречь меня от общения. Мистер... - Китти искренне задумалась, вспоминая имя того мужчины. Каннер же ей потом рассказал, что к чему. В конце концов, он-то знал, что она не английская леди, способная шлепнуться в обморок от подобного, - мистер Бирдедж, кажется.
Брюнетка продолжала расхаживать по магазинчику, лениво заглядывая в шкафы и на полки. Может, в честь распродажи еще что-нибудь прикупить? Или на подарки, например. Ивет что-нибудь эдакое, экономке, послать кому-нибудь анонимно что-нибудь, выглядящее жутко мистично?
- Хотите взглянуть? - легко удивилась она. Странно, не был мистер Мюррей похож на любителя подобных коллекций. Интересно, а если бы он знал, кто она на самом деле, так же бы был заинтересован? Или больше? Или куда меньше? Грех отказывать людям в таких малостях, - приходите вечером на чай.
Китти вытащила листок для записей со стола покойного и воспользовавшись его же пером, написала адрес и протянула бумагу:
- Прошу. Нет, коллекционирование это так, от случая к случаю, если попадается интересное. Наверно, вам мои увлечения покажутся несерьезными. Опера, живопись, искусство в целом. И открытые лекции в университете. Учиться полноценно мне уже поздно, а вот быть в курсе открытий науки - интересно. Ну а вы?

+1

11

Что ж, первая мысль бывает ошибочной. Так и в случае с Китти, Мюррей предположил, что эта молодая женщина могла быть одной из множества любовных увлечений мистера Каннера. Но не прошло и минуты, как Китти развеяла его предположение, но назвала имя одной из любовниц мистера Каннера.
Людей с фамилией Бирдедж, наверное, было не так много в Лондоне, но все же, отыскать одного конкретного, ещё и не зная его имя, было бы непросто. А затем требовалось получить от него признание в убийстве Альберта Каннера. Задача все такая же невыполнимая, но вместе с сестрой Бертрам смог бы разыскать мистера Бирдедж или его супругу.
Мюррей принял бумагу с адресом Китти, и, прежде чем убрать ее в карман, взглянул на оставленный адрес. Он был реальным, такая улица в Лондоне действительно существовала.
— Искусство вовсе не ерунда, так что не говорите так пренебрежительно о своих увлечениях. В моей жизни, с недавних пор, произошли кардинальные изменения, и теперь я занимаюсь частным сыском. Моя сестра помогает мне в этом деле, и, по стечению обстоятельств, мы ранее были знакомы с Юджином Каннером. Знакомство буквально шапочное, но все же, когда умер его дядя, он обратился ко мне. Так что, сказанное Вами очень поможет расследованию, — Мюррей убрал писчую бумагу в карман и кивнул на деревянного идола, который являлся предметом последних разговоров, — Раз Вы будете ждать меня вечером, не утруждайте себя и не несите идола с собой сейчас. Я сам лично принесу его к Вам домой.

+1

12

Китти слушала с интересом, чуть склонив голову на бок. Вот как, значит, частный детектив! Интересно... интересно, какие перемены произошли в жизни человека, что он решил заняться сыском? Выправка ведь военная. Скандал? Представить этого спокойного серьезного мужчину втянутого в какой-то скандал выходило с трудом даже при ее фантазии. Но, быть может, он просто заметил и понял, что кто-то... занимается хищениями? Слишком скучно. "Кардинально"... по ее мнению кардинально сыску был бы шпионаж, заметание следов.
А, впрочем неважно. Быть может, сам все расскажет.
Если захочет говорить, когда придет в гости. Надеть амулет? Лежит ведь дома, почти не ношенный, подарок от сэра Говарда. Подарок, способный сделать ее глаза человеческими. Неотличимыми. А близость адского посольства к ее милому дому можно списать на, допустим, эксентричность или нежелание покидать родовое гнездо.
Над этим стоило подумать.
- О, буду вам очень признательна, - радостно улыбнулась она. И тому, что человек даже нашел повод прийти в гости. Вроде бы не просто так, а идола даме принести и тому, что ей не надо будет разгуливать с деревяшкой подмышкой, - тогда до вечера!
Демон покинула лавку, прикидывая, чем прилично угощать людей вечером, в то время, когда "чай". Можно, конечно, переложить это бремя на мисс Сильвер, в конце концов, она же ее экономка. И та даже книги по домоводству для приличных домов купила.

+1

13

Распрощавшись с мисс де Кассар, Бертрам принялся искать, во что бы завернуть деревянного идола. Вскоре нашлось несколько листов серой оберточной бумаги и простые почтовые веревки, в которые и был упакован идол. Вернувшись к дневникам мистера Каннера, Мюррей обнаружил, что в них было немного сведений о том, с кем встречался владелец экзотической антикварной лавки за последние полгода. Никто из описанных лиц не значится как родственник или близкий друг. К большому сожалению Бертрама, в последнюю неделю жизни Альберт записей не вел вовсе. Записи обрывались на 10 августа, где мистер Каннер записал важные встречи, назначенные на следующий месяц. Между листами в последнем дневнике изредка были вложены почтовые конверты без обратного адреса, но имена на них были написаны тонким, аккуратным почерком. Некоторые из писем были за авторством Лауры Б. Открыв одно из них, Мюррей убедился, что написано оно было той самой загадочной миссис Бирдедж, в котором она молила покойного о том, чтобы он не посещал книжную лавку, в которой работает её супруг.
Похоже, мистер Каннер не внял просьбам своей возлюбленной, и из-за своего не в меру авантюрного характера решил лично взглянуть на супруга Лауры Бирдедж. Эта встреча стала для него роковой. Адреса этой самой книжной лавки ни в одном из писем уже не упоминалось, оставаясь очередной загадкой до поры до времени. Но о месте нахождения книжной лавки знала та самая Китти, которая, к счастью, пригласила Мюррея к себе на чай.
Завершив все дела в лавке, и написав скорое письмо Юджину Каннеру, где сообщалось о продвижении расследования, Бертрам пешей прогулкой направился в сторону дома мисс де Кассар. Погода располагала к той самой пешей прогулке, и, если бы не ясное небо, на котором было лишь парочка хмурых туч, Бертрам бы предпочел добраться до назначенного места кэбом.
Лондон почти не изменился за последние пять лет. Мюррей большую часть жизни провел за пределами родной страны, но и то разительное изменение заметил лишь однажды, в том далеком 1865 году. Тогда изменилось многое, от очертаний города до самих людей, населявших его.
Когда Мюррей проходил мимо Посольства Ада, до дома мисс де Кассар оставалось каких-то полквартала. Слишком яркое соседство, не правда ли? Бертрам остановился и взглянул на высокую кованую решетку Посольства, стараясь как можно лучше разглядеть само здание. В этой части города Мюррей бывал довольно редко, а так близко с Посольством Ада стоял едва ли не впервые. Это ли не прямое доказательство существования Ада и Рая, подтверждающее христианские догмы? Если так, то Мюррей был не уверен, что его душу ещё можно спасти от неминуемых страданий в аду. Но он знал, что если его душа окажется там, то пытать её будут те самые существа, что порой ещё приходят в страшных снах. Стало вновь не по себе.
Дверь ему отворила Китти де Кассар собственной персоной. Шагнув за порог, Бертрам первым делом передал ей того самого идола и взглянул на деревянную фигуру в обертке ещё раз. Древний идол, непосредственная близость дома к Посольству Ада. А что, если..?
Мюррей знал, что демона можно было определить по его глазам, и потому обратил на них внимание, когда после приветствия продолжил разговор.
— Живете недалеко от Посольства Ада, как я успел заметить? Довольно эксцентричное соседство, не так ли?

+1

14

Все необходимые приготовления по приему гостя Китти свалила на мисс Сильвер, ответила на несколько уточняющих вопросов экономки и, занимаясь своими делами, задумалась. Где-то был артефакт, делающий глаза человеческими, но... но зачем? Такие шалости хороши на один раз или не называя имен. А так - любое упоминание ее имени может привести к восклицанию "О, демон?". Увы, мистер Мюррей не выглядел человеком, которого в подобное положение было бы приятно ставить. Степенный, серьезный, к чему эти глупости? Ни смеха, ни удовольствия.
Платье в итоге она выбрала сочного бирюзового оттенка, подчеркивающее всё и сразу. И темные волосы и теплый цвет кожи, а еще оно удивительно шло к фиолетовым глазам, делая их ярче. Ну, если уж не скрывать, то подчеркивать.
- Это удобно, - тонко улыбнулась Китти, провожая гостя в комнату, где экономка уже накрыла все к чаю,- в районе резко снизилась преступность и бродяги перестали попрошайничать у ворот. А этот дом достался, я бы сказала, недорого.
Поймав внимательный взгляд, демон, так же улыбаясь, замерла, разворачиваясь к гостю. Ну да, демон. Ни клыков, ни хвоста, ни копыт нет, даже серой не пахнет. И душу продать не предлагаю и по стенам грешники не развешены. А в чайнике - чай. Обычный... нет, ладно, чай - не обычный, чай - хороший. Настоящий, чистый, из Индии. Это ведь так легко, закрыть дверь спальни, переместиться в темную комнату в Дели, выйти, купить свежий чай и вернуться в Лондон. Никаких кораблей, неправильного хранения, недобросовестных торговцев. Сама Китти в жизни бы не пошла за чаем, но мисс Сильвер как-то так хитро ее убедила, сыграв на том, что это будет очень удивлять гостей. И ей и правда не сложно, опять же, раз такие мелочи радуют золото-экономку...
- Не очень похожа на типичные картинки, да? - вежливо поинтересовалась брюнетка у гостя. Хотя было бы надо - можно было бы вырастить и хвост и шерсть и рога и остальное, что там хотят и фантазируют. Все равно суть не в этом, не в оболочке. Хотя да, она накладывает определенный отпечаток.

+1

15

Улыбка, ясный взгляд, пара деталей в общении, и вот Мюррей уже был уверен, что Китти – демон. А что он собственно ожидал увидеть, повстречавшись с демоном? Неестественного цвета кожу, кожистые крылья и нечеловечески высокий рост? Ведь гораздо проще войти в доверие человеку, если предстаешь перед ним в образе привлекательной и молодой женщины. Неискушенные люди могли бы продать такой душу даже за сущий пустяк. Но пока предложений о покупке его души не поступало, и, в общем, все напоминало обычный камерный прием. Возможно, дело в том, что его душа не стоит на этом рынке ничего, и в этом плане Китти он не интересует вовсе. Подобное предположение несколько удручало, но упрощало общение. Бертрам поправил указательным пальцем ворот рубашки, стараясь скрыть некоторое волнение от общества демона. Ранее ему не удавалось повстречаться с демонами, даже при учете того, что в Лондоне он теперь был почти постоянно.
— И все же, район для жизни не самый лучший. Квартироваться здесь – все равно, что испытывать судьбу и стоять на стройке, ожидая, когда на голову упадет кирпич. Но мы с Вами в несколько разном положении, так что могу только порадоваться Вашей удаче.
Мюррей уже некоторое время рассматривал картины на стенах, но сейчас обратил более пристальное внимание.
— Ожидал несколько другие картины, не скрою. От Вас можно ожидать все, что душе угодно, — и вновь не сказал прямо, что понял происхождение Китти, — Скажите, Вас все ещё интересует кончина судьбы мистера Каннера? Кажется, мне удалось отыскать одну из его любовниц, ту самую, про которую Вы говорили. Можем наведаться к её супругу перед закрытием книжной лавки.
Бертрам рассуждал просто – если демон согласится идти с ним, то получить какую-либо информацию от подозреваемого гораздо проще. Китти конечно не обладает розгами и раскалёнными котлами, но необходимое впечатление произвести вполне по её силам.

0

16

Китти, внутренне забавляясь, наблюдала за гостем. Сплошное разочарование - ни запаха серы в доме, ни картин со страдающими грешниками, ни даже черепа завалящего под ногами нет. Мда... Репутация ни к черту, похоже, у нее, как у демона.
А упоминание о том, что в этом районе не стоит жить немного удивило. Господин детектив переживает за ее сохранность? Это так мило!
- Адское посольство отвадило от района все неблагонадежные элементы, - улыбнулась она, - кроме того, бандиты очень, очень суеверны, поверьте, нас они боятся больше, чем полицейских.
От полицейских бандиты знали, чего ждать. От демонов - только по слухам и своим кошмарам. А демоны всегда были готовы поддержать и слухи и кошмары и повеселиться, гоняя таких неудачливых джентельменов удачи. Толку-то с них еще? Душонки дрянные, помощнички и того хуже.
Вошла мисс Сильвер с подносом, на котором стоял заварник, от которого пахло настоящим, не лежалым, а свежим индийским чаем, заваренным по всем правилам, чашки и все остальное для чаепития. Быстро накрыв стол, экономка удалилась.
- Чаю? - предложила Китти, - очень, очень быстрая доставка из Индии.
И перевела взгляд на картины, чуть склонила голову:
- мистер Мюррей, ну мы же здесь такие же, как вы. То, что о нас говорят, это лишь слухи и суеверия, основанные то на словах больных людей, которых считали пророками, то уже и ни кто не вспомнит, на чем. Мы не монстры с жаждой уничтожения всего, что видим. Нам нравится искусство, картины, оперы, - брюнетка обвела рукой комнату, - и мне все еще не все равно, кто убил Каннера. Как-то это неправильно...
Вообще, неправильного в этом было ровно одно - Китти привыкла к этому антиквару, который мог доставать нужные предметы и не был против бесед. Остальное же ее мало волновало. Но демон давно заметила, что люди склонны испытывать те же эгоистичные чувства, но прикрывать их более высокими. В конце концов, какая разница, что двигало изначально, если результат почти благороден?

+1

17

— Чай превосходен. Мне доводилось бывать в Индии, и все же, там не было возможности попробовать столь крепкий чай, — Бертрам обжег нёбо горячим чаем, и теперь проводил кончиком языка по ожогу, стараясь унять боль. Он отставил чашку в сторону, ожидая того момента, как напиток остынет.
«Мне все еще не все равно» равнялось тому, что у демона перед ним и вправду были самые настоящие чувства. Печаль, привязанность, восторг, и все же, при этом демоны не становились людьми в полной мере. Вопрос этой разницы был подходящим для изучения скорее профессору в университете Бримстоун, чем для Мюррея. Но удивительным образом, данный вопрос волновал его душу не меньше.
Об Аде и демонах говорили в Великобритании всегда. Но чаще всего эти разговоры служили заменой морали для слабых до греховных пороков людей, или же для устрашения и воспитания детей, когда их умы были восприимчивы к этим сказаниям. Начиная с 1865 года, демоны перестали быть просто словом, а обрели вполне физическое воплощение. Именно в этот год изменилась карта мира, изменились судьбы многих людей.
Многие люди видели врата в ад лишь на земле и демонов, что предлагали купить их души в обмен на ценности этого мира. Но Бертрам своими глазами видел нечто страшнее, чем демонов и здание посольства ада, которым не напугать сейчас даже детей. Знала ли Китти о морском аде? Был ли он на самом деле или это массовые галлюцинации и помешательство больных людей? Демоны, по словам Китти, любили искусство, оперу и все то, что не чуждо любить людям. Но что любили другие?
— Вы не монстры, верно. Но верите ли Вы в монстров, мисс де Кассар? Если демоны больше не страшат людей, должно ли появиться в этом мире нечто, что вместе со страхом закрадется в души людей? Хотя, что это я, скоро во всем Лондоне не останется ни единого человека с душой. Такие цели ставит перед Вами ваше посольство?

+1

18

Китти улыбнулась. Да-да, больше им тут нечем заниматься, кроме как пачками души скупать, не глядя. А вот мысль про чудовищ была прекрасной. Хорошим ли, плохим детективом был мистер Мюррей, не важно. Он был проницательным человеком. Чудовища, способные заставить по-настоящему вздрогнуть демонов, были. Но только мало кто задумывался над тем, кто же демонам и кто же придет на место Ада?
- Мистер Каннер умер, обладая своей душой, - заметила брюнетка, - скупка душ... это увлекательно, но мы не безумцы и не маньяки, чьи руки дрожат и кого гонит и подстегивает только эта мысль. Монстры... Мы - демоны, а не монстры. Похожие на вас, ибо "по образу и подобию", мистер Мюррей. Знаем, что вам предложить, нам интересно с вами, а некоторым из вас - с нами, - демон сделала паузу, отвлекшись на чай и давая собеседнику обдумать эту мысль, вспомнить Писание. Мало кто вспоминал про "по образу и подобию", а ведь между ними общего было куда больше, чем хотелось бы... пожалуй, обеим сторонам. Разные, но... и котята, родившиеся недавно у кошки на кухне, и люди, и волки и даже, наверно, слоны, нуждаются в компании, им приятно доброе слово и забота. А есть змеи и крокодилы, которые сожрут за компанию кого угодно, а слов они не понимают, другой уже образ, совсем другой. И пусть там, дома, она нечто совершенно иное, в ней есть то, что позволяет ей мимикрировать в мире людей, то, что тянет сюда.
- Монстры, те, чья логика непостижима, а желания непонятны, нет слов в их языке, что были бы понятны нам и наши слова для них лишь волн и ветра, - задумчиво произнесла женщина, - не важно, верю ли я них или нет. Они просто существуют. И раз вы спрашиваете, значит, вы уже тоже не верите, а знаете.

+1

19

Демон была права.
Порой Мюррей надеялся, что увиденное в просторных водах – всего лишь наваждение. Надеялся, что это всего лишь фантазия его сознания, резко ставшего объятым огнем. По лицам других вскоре стало ясно, что увиденное было самой настоящей явью. Позднее, вся команда миноносца «Лайтнинг» покинула службу. Между собой они даже не обсуждали происшедшее. Всякий раз, когда кто-то из них хотел начать разговор, стоило Мюррею только взглянуть в глаза сослуживца, как он видел отражение собственных страхов. Не все справились с этим, многие не совладали с собой и сгорели словно спички.
Бертрам все реже и реже обращался к этим воспоминаниям, и ему даже начало казаться, что увиденные в океане фигуры больше не внушали ему первобытный страх. Яркие краски сошли с этих воспоминаний, а фигуры стали облачены в кокон из тумана.
Мюррей ошибался. Казалось, что сейчас он уже был готов поговорить с кем-то об увиденном, и демон была подходящей для этого кандидатурой. Но как только ему стало понятно, что Китти могла знать больше, чем он просто мог помыслить, его сердца вновь коснулись ледяные когти страха. Бертрам лишь на секунду перевел взгляд с демона на кружку чая, но этого должно было быть достаточно для Китти, чтобы для нее стало понятно, что она попала в цель. Но говорить об этом уже не хотелось. А может быть, просто спазм сковал горло и Бертрам не мог ничего вымолвить на эту тему. Он видел многое, но его душа уходила в пятки только об одной мысли о той ночи. Бертрам всегда считал себя человеком с сильным духом, но его вера в это уже однажды пошатнулась и прежние победы теперь казались чистой случайностью.
— Я думаю, нам стоит навестить мистера Бирдеджа до закрытия его лавки. Времени на чай у нас не так много, а у меня есть ещё дела, — Мюррей посмотрел на часы, привлекая внимание Китти ко времени. Ему было не по себе. Он даже был несколько зол на себя самого, за то, что демон рядом с ним увидела его секундную слабость. Теперь хотелось это скрыть, и Бертрам замаскировал это напускной уверенностью, словно и не было между ними разговора про монстров и демонов.
Бертрам поднялся и спросил Китти:
—  Вы составите мне компанию?

+1

20

Терпение. И правильно будет сказать "адское". Ждать, когда человек станет лучше, просто потому, что ему так будет лучше - не сложно. А вот терпеть, выжидая, когда ему... нет, не станет хуже, а когда ему, человеку, станет комфортно сделать то, что хочет демон, это надо уметь. Кошка, караулящая мышь в засаде, лишь жалкое подобие нетерпеливого существа, знающего цену мига человеческой жизни и замирающего в ожидании.
Как? Где? Когда? Как оно выглядело? Что вы ощущали? Что случилось после этой встречи с теми, кто его видел? Китти бы вцепилась в Бертрама, вытрясая или выпрашивая ответы, но... он не ответит. Точнее, ответит, все отвечают, но не так, как надо. Хотелось выть от желания получить информацию и от невозможности это сейчас получить.
Демоны могут ходить по пятам не только за душой.
"Он мне расскажет,  - мысленно пообещала она себе,- как существу, которому можно рассказать". Человек бы выбрал слова "как другу" или "как человеку, которому доверяют", но, увы, по отношению к демонам такие чувства были невозможны, недопустимы.
А жаль. Кто знает, что бы вышло?
- Конечно, - брюнетка легко поднялась, принимая посыл сделать вид, что ничего не было.  За мистером Мюрреем она была готова пойти очень далеко, благо, повод был,  - обычно в моем присутствии чаще говорят правду. От испуга, наверно, - вздохнула она. Чего боятся, она же не пугала. Сами себе придумывают, сами боятся.

+1

21

Вопросов не последовало. Вряд ли Китти поняла, но она по очевидным причинам сделала вид, что сейчас этого разговора не было. Спасибо демону и на том, что она не стала лезть в его душу.
— Людей слишком долго пугали адской бездной, и теперь, когда она почти что рядом, все боятся за свои данные Богом души ещё больше. Нас можно понять в этом страхе, — Бертрам вышел вместе с Китти из её дома. Мюррей не успел выяснить, где находится книжная лавка, где предположительно работал, или просто часто бывал, супруг Лауры Бирдедж. Правда для этого Мюррей и пригласил с собой Китти, чтобы она показала ему дорогу до книжной лавки.
Когда мелодично прозвенел колокольчик над дверью, оповещая о новых посетителях, в помещении книжной лавки было всего несколько человек. Две молодых девушки, которые прятались за одной из стоек и читали продаваемую книгу, молодой мужчина, который расставлял книги на верхние полки, седой старик, который расплачивался у прилавка, и мужчина средних лет который продавал здесь книги. Выбор, кто из присутствующих мог быть мистером Бридеджем, был небольшой.
— Вечер добрый. Вы знакомы с Лаурой Бирдедж? — мужчина за прилавком потерял цвет лица, нервно задергал одним глазом, когда к нему обратился Бертрам. Мюррей помнил, что говорит с один из подозреваемых, и ему следовало немного более тщательно подбирать слова.
— Я её муж, — с легким волнением в голосе сказал мистер Бирдедж, - Что Лаура натворила в этот раз?
— Убит её знакомый, мистер Каннер. Я бы хотел знать, где была миссис Бирдедж  вечером 14-го августа, — Мюррей внимательно вглядывался в лицо подозреваемого.
— Дома, где же ещё она могла быть, — мистер Бирдедж не удивился смерти Каннера, он словно пропустил эту часть фразы, не обращая на это свое внимание, — наша экономка может это подтвердить.
Экономка. Не он сам, а экономка. Мюррею стоило большого труда не улыбнуться этому моменту, а сохранить на лице нейтральное выражение лица.
— В каких отношениях ваша супруга была с покойным мистером Каннером?
— Подождите, я сейчас вернусь, — мистер Бирдедж вышел из-за прилавка и подскочил к молодым девушкам за стеллажом, внимание на которых он не обращал все это время. Не может такого быть, что он не видел их ранее, скорее всего он хотел ускользнуть от неприятной ему темы. Мюррей поймать его не успел.
— Молодые леди! Да будет Вам известно, что книги сначала покупают, а уже потом читают! Это вам не городская библиотека!  — выплеснул на них свое раздражение мистер Бирдедж.

0

22

Кто-то боится, а кто-то стремиться познать, могла бы возразить Китти, но это беседы лучше оставить. До лучших ли времен, когда в ней перестанут видеть только монстра или до встреч с любознательными людьми второго типа. Которые так отважно рвутся всматриваться в Бездну. Но даже они не любили смотреть в глаза демонов.
В лавке демон скромно стояла у стеллажей с книгами, слушая диалог и наблюдая за хозяином. Этот, может и подвесил бы несчастного в петлю, сил, пожалуй, хватило бы. Но так точно метнуть нож? Он же подслеповат, этот человек! И из гордости или самолюбия не носит очков.
- А вам известно, что хороший продавец не боится показывать товар перед покупкой? - между смутившимися и растерянными девушками и мистером Бирдедждом выросла Китти, ослепительно улыбаясь, - вам есть, что скрывать? М?
Улыбка стала хищной, а взгляд - пристальным. Конкретным-конкретным, изучающим. Антиквару должен быть знаком такой взгляд, взгляд, каким смотрят на вещь, оценивая ее стоимость, цену, нужность.
Мене, мене, текел, упарсин.
Взвешено, измерено, исчеслено и подсчитано. Царству тогда подвели итог холодно и разумно, что уж о тебе-то говорить, человечек?
Расчет оказался верным. Девушек сдуло из магазина, а хозяин шарахнулся обратно к мистеру Мюррею.
- Это... с вами? - нервным шепотом спросил он.
"Это"?! Китти оскорбилась до глубин трех-четырех душ."Это"! Пфф!  Люди почему-то считали, что демоны любят, умеют и практикуют откусывание голов и сейчас она была близка к попытке.
- Если он не отвечает на вопросы, то он ведь вам не нужен? - поинтересовалась Китти у Бертрама, надеясь, что детектив ей подыграет.

+1

23

Пару слов, один взгляд Китти – и обстановка в книжной лавке поменялась. Напоследок прозвенел колокольчик, когда последний покупатель спешно покинул лавку. Стало слишком тихо, теперь даже стало слышно шум с улицы: цокот копыт по брусчатке, лавина людских голосов, слова которых слились в один сплошной гул.
Мистер Бирдедж в несколько прыжков, спокойным шагом это назвать было нельзя, вернулся к Мюррею. Бертраму теперь же стало интересно, что увидел во взгляде Китти Бридедж. Адское пламя? Собственные прегрешения? Или это имело ту же природу, что и силуэты в море, что порождали необъяснимый страх? Мюррей хотел бы взглянуть сейчас в глаза Китти вместе с Бирдеджем, но в тот момент демон стояла к нему спиной, а когда она повернулась, она не сильно отличалась от прежней мисс де Кассар. Бертрам даже немного был разочарован.
— Со мной, верно, — согласился Бертрам. Похоже, люди в Лондоне до сих пор неоднозначно относились к такому тесному соседству с демонами. Кто-то был готов ползать за ними и умолять купить их душу, а кто-то, плевав на всю агитацию, не желал принимать новых соседей.
— Он Ваш, мисс, — Мюррей рукой показал на мистера Бирдеджа и пошел в сторону выхода.
— Куда Вы? Оставите меня с демоном? Да что Вы за человек! — Бирдедж вжимал голову плечи и все уменьшался в размерах. Его ноги дрожали, и он даже не мог отступить подальше от демона.
— Закрою Вашу лавочку, лишние уши и глаза нам ни к чему, верно? — Бертрам повернул вывеску на окне, обозначая, что рабочий день окончен, и закрыл дверь на тяжелый засов.
— Подождите, подождите, я скажу, правда, скажу.
— Ваша супруга была замечена Вами в любовной связи с мистером Каннером? — Бертрам спрашивал, не отходя от двери, оставляя Бирдеджа одного в опасной близости с демоном.
— Да-да, она постоянно с кем-то встречалась, и я решил за ней проследить сам, — Бирдедж с опаской поглядывал на Китти, словно эта молодая женщина могла откусить ему голову, если бы захотела.
— И Вы узнали, что Ваша супруга Вам не верна, проследили за ней, а после решили убить мистера Каннера столь странным способом? — Бертрам выдвигал свое предположение. У Бирдеджа был мотив, была цель. В глазах Мюррея все было более чем очевидно.
— Каннер сам пришел ко мне, сам! У меня есть свидетели, которые подтвердят, что я и пальцем его не тронул!  — эту часть истории Мюррей уже слышал от мисс де Кассар, и в это он охотно верил.
— А дальше? Где Вы видели его потом? - Бирдедж рассеяно мотал головой, показывая, что нигде. Мюррей вернулся к Бирдеджу, — Возможно это Ваша супруга подговорила Вас убить мистера Каннера. Ей не нравились излишние ухаживания, и она решила избавиться от него Вашими руками, — теория слабая, но похоже миссис Бирдедж была одним из рычагов давления, и Мюррей все же надеялся узнать от управляющего лавкой что-то ещё, воспользовавшись им.
— Нет! Я его не видел, мне нечего вам больше сказать!

Отредактировано Bertram Murray (23 марта, 2019г. 13:18:08)

+1

24

Услышав волшебные слова, которые мечтает порой услышать всякий демон, Китти только улыбнулась. Исключительно владельцу, так, что бы мистер Мюррей не увидел. Зачем пугать интересного человека улыбкой, от которой могут поседеть волосы? Этого хватило для интересного, видимо, рассказа. Сама демон слушала вполуха, решив, что хозяин лавки скучный, не интересный и вряд ли способен подвесить человека и втыкать в него ножи. Хотеть-то мог, сделать - нет. А ведь она могла бы...
Нет. Этому - не могла. Такое ей не надо.
"Нечего? - брюнетка оторвалась от созерцания корешков книг, - то есть как это "нечего"? Еще надо кого-то искать?"
Люди недооценивают свои способности. И ко лжи тоже. Особенно, стоя рядом с теми, среди которых есть тот, кого имеют Князем Лжи.
Слишком резко. Слишком высоким тоном. Слишком быстро. Эта фальш резала слух, как режут фальшивые ноты виртуозу музыки, гению нот.
Не надо. Никогда не надо делать то, что умеешь плохо рядом с теми, кто идеален в этом. Особенно, если у них нет души. Особенно, если они способны превратиться за миг в злобную тварь. Превращаться Китти не собиралась, но в лавке сгустились тени дурного настроения демона и на этот раз аура мрачная и темная окутывала ее, заставляя людей отходить. Вот только в лавке было мало место и если от детектива она сознательно держалась подальше, то хозяину лавки, на которого шла мрачная Китти, отступать было уже некуда.
- Совсем нечего? - вкрадчивый, сладкий тихий голос был диссонансом с мрачностью шагов, но эта сладость была полна яда, - солги мне еще, смертный, - последнее слово демон едва не мурлыкнула, зная, как пугает людей такой диссонанс, - и ты никуда от меня не денешься после своей жалкой, естественной смерти, до которой не отмолишься, а нагрешить успеешь на торжественную встречу.
Бирдедж икнул, побледнел, покрылся холодной испариной и судорожно зашарил рукой на груди.
- Не поможет, - протянула демон, - в руках грешника символ веры... пффф...
- А..ааа, - человек оглянулся на детектива, едва не сворачивая шею. Конечно, на человека было смотреть в такой ситуации приятнее, сейчас Китти не осуждала и не требовала, что бы он смотрел на нее. Ей же нужно было, что бы он говорил, а не умирал от ужаса, медленно и неотвратимо.
- Я ходил... еще... туда. К нему. А там... выходил, - нервно говорил Бирдедж, - велел молчать о нем. Такой... служил. И загорелый. И пьяный. И стрижка короткая. И рост... как у Эпп...Эпплтона. Пошел... туда. Где постоялые дворы. Все! - заорал человек, закрывая лицо руками.
Китти пожала плечами и отошла. Что надо было она услышала и сейчас мрачная аура сворачивалась палантином из черного шелка, исчезая.

+1

25

Он не прогадал, когда решил пригласить Китти на эту «прогулку». Но Бертрам никак не ожидал столь мощного эффекта от появления демона. Сам же он в этот момент ощущал лишь сильное волнение, и не понятно было, дело в близком присутствии демона или же в том, что Бирдедж дал им больше информации. Ясно было одно, что Бирдедж ощущал влияние демона гораздо сильнее, чем Бертрам. Мюррею бы не хотелось сейчас, да и когда-либо потом, оказаться на месте Бирдеджа. Наблюдая в действии опасное влияние демона, с каждой секундой становилось все больше не по себе, словно что-то все больше и больше заполняло собой это помещение, вытесняя все живое. Этот нарастающий страх был уже знаком Бертраму.
А с лица Китти тем временем не сходила опасная улыбка. Неужели ей был так дорог этот антикварщик Каннер? Или же природа демона брала в ней свое? Бертрам не знал, чего ждать от неё, если Китти разойдется ещё больше.
Мюррей смог приблизиться к Бирдеджу когда что-то, причиной и источником чего могла быть только демон, начало рассеиваться. Он подошел к Бирдеджу и положил ему на плечо свою тяжелую ладонь, сжимая и несколько вдавливая его в пол.
- Все так просто, верно? Надеюсь, вы подтвердите свои слова на суде присяжных, когда настоящий убийца будет пойман. Вы ведь богобоязненный человек, не так ли? - Мюррей уголком рта улыбнулся Бирдеджу, а затем взглянул на Китти. Она казалась ему куда опасней, чем прежде.
Подобное знакомство было конечно несомненным плюсом, но в будущем Бертрам не хотел бы излишне часто сталкиваться с мисс де Кассар. Лишь небольшое опасение, лишняя осторожность никогда не помешает.
- Прощайте, мистер Бирдедж, но возможно мы с Вами ещё встретимся, - Мюррей вновь открыл лавку и покинул это место. Оказаться на улице было облегчением, и он глубоко вздохнул, дожидаясь появления Китти.
- Я могу проводить Вас до Вашего дома или в сопровождении Вы не нуждаетесь? – Бертрам хотел расспросить Китти ещё немного о мистере Каннере и о том, как она вытащила из Бирдеджа правду, - Что Бирдедж увидел, что был настолько потрясен? В Ваших глазах он увидел все круги Ада?

+1

26

- Не нуждаюсь, - согласилась демон, - но проводите, мне нравится ваша компания.
Правду, демоны это знали, говорить легко и приятно. Еще приятнее говорить ее, зная, что эту роскошь мало кто может себе позволить. А ведь казалось бы,  что проще? Но нет, люди придумали себе тысячи условностей, рамок приличий и этикета, в которых невозможно просто сказать, что вам приятен собеседник, что вам нравится чье-то общество, что бы не было опасений, что "не так поймут". Кто поймет не так? Даже черт не знает, ему, демон была уверена, не интересно.
Играть по людским правилам в забавные игры "хорошие манеры" и "светский этикет" было весело, но правила придумали и для того, что бы их нарушали. Тем более, она ведь не человек в буквальном смысле и не леди в некотором. В том, что леди - не человек.
А компания детектива и правда была интересной. Во-первых, масса новых впечатлений. Во-вторых, он воспринимал ее со здравым опасением, при этом не стесняясь пользоваться ее особенностями и задавал вопросы. В-третьих, у мистера Мюррея с древним благородным именем была темная, мрачная тайна, которую Китти жаждала узнать.
- Нет, все не так канонично, - с улыбкой покачала головой брюнетка, - скорее... люди сами вспоминают или придумывают себе чудовищ, когда ощущают сердитого демона. Это аура... наш эмоциональный фон, она затрагивает ваш и в какой-то мере на него влияет. А дальше актерское мастерство, - легко пожала Китти плечами, - помноженная на человеческую фантазию.
Проблемы в том, что человек узнает, "как это работает" она не видела. Знали и до него и докапывались до сути вместе с людьми, интересуясь, что и как. В конце концов, от того, что знают, как устроен револьвер, меньше увечий от него не получают. Разве что обращаются с разумной осторожностью. Да и... люди склонны демонизировать малоизвестное, а демоны - о, какой каламбур, - для мистера Мюррея были малоизвестны. Этот фактор, в сочетании с ее интересами Китти не нравился и его надо было свести к минимуму.

+1

27

Пожалуй, предложенное Китти описание и вправду походило на то, что ощущал Бертрам, стоя в той книжной лавке. В тот момент обличить свои переживания в связные предложения было бы отнюдь не просто, да и сейчас, когда градус тревожного волнения спал, подобрать слова было крайне трудно. Ему только и оставалось, что согласиться с мисс де Кассар.
Сейчас идти бок о бок с демоном по оживленной к вечеру улице казалось не самой дурной идеей. Мюррей не хотел показаться Китти малодушным человеком, потому, он не мог сбежать из лавки, ловя ближайший свободный кэб и скрываясь от цепких глаз демона.
Проводив Китти до ее апартаментов, Бертрам ещё раз взглянул в широкие окна ее дома. Интересно было, слуги в ее доме тоже были демонами, или может быть это были обычные люди. Если так, то как скоро они заключают с Китти контакт и на что бы они выменяли бессмертную душу?
- Что ж, мисс де Кассар, был рад нашему знакомству. Я сообщу Вам, если мне удастся выйти на след убийцы Вашего друга. Думаю, наследник мистера Каннера вскоре собирается распродать лавку дяди до последнего гвоздя, и если Вас это заинтересует, наведайтесь к нему. Вот мой адрес, если же я буду Вам необходим, - Мюррей протянул де Кассар свою визитку с именем и адресом, выполненную на плотной светлой бумаге. Он улыбнулся демону, но в этой эмоции не было ни капли дерганности и страха. Стоит отбросить знание о том, что Китти была демоном, и ее общество становилось необычайно приятным. Однако выбросить подобную мысль совсем из головы никак не получалось, она оставалась, не давая забыть опасность этого дня.

0


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Отпечатки прошлого