Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Жемчужина Британской короны


Жемчужина Британской короны

Сообщений 31 страница 50 из 50

31

Благими намерениями вымощена дорога в ад, именно эту поговорку вспомнил Кристофер, когда сестрица вместо того, чтобы забрать столь щедрый подарок и удалиться из его палатки, пока он не передумал, с совершенно наглым видом потребовала от него папиросную бумагу.
К Аленари он всегда испытывал очень двойственные чувства: с одной стороны было огромное желание придушить голыми руками, да так, чтобы мучилась посильнее. С другой же ее открытые эмоции всегда казались ему таким забавным и искренним, как у щеночка, что невольно вызывало в душе теплоту. К тому же, Кристоф ужасно любил производить впечатление на людей и каждый раз, когда у него это получалось он балдел от реакции окружающих, словно котяра, оказавшийся вдруг под солнышком. Вот и сейчас неподдельная реакция сестрицы на незатейливый подарок заставила Криса буквально расплыться в улыбке, приятно, черт возьми.
Правильно ли он поступал? Сантар задумался над этим, наблюдая, как Аленари закручивает табак. По сути, сейчас он зачем-то укрепил сестру в дурной идее и не испытывал по этому поводу никаких угрызений совести - только жгучее желание, чтобы все сомнительные эксперименты проводились подальше от него, жаль не все его желания сбываются.
- Смотри не умри от восторга. И кстати, о какой гиене речь, мы же еще тогда выяснили, что тебе просто приснился кошмар. - Энтузиазму, с которым Аленари взялась за работу, можно только позавидовать, она вообще, словно жила по принципу "вижу цель - не вижу препятствий". В такие моменты Кристофер от всей души благодарил небеса, что это не его дочь, а всего лишь сестра.
- Сразу глубоко не затягивайся. – Кристофер выжидающе застыл на месте, сложив руки на груди, всем своим видом выражая недоверие и скуку, но предательский смешок все же сорвался с губ, когда дым повалил  у Аленари чуть ли не из ушей. Иногда Кристоферу казалось, что в один прекрасный день он сделает характерный жест, и рука уже никогда не отлипнет от лица, может сегодня этот день наконец настал. Нет, здесь определенно было что-то не так: либо из него был плохой учитель, либо ученица ему попалась никудышная. А так, как в своих способностях Кристофер Сантар не сомневался в принципе, вывод напрашивался сам собой.
- Пойдет. То есть нет, безусловно, это было просто ужасно, ты куришь, как... – Он вытягивает свободную от своего бокала руку вдоль спинки, с удовольствием разминая плечи - ...человек, которому необходима моя помощь, чтобы раскрыться. И прошу тебя, не тянись головой или губами к сигарете, ты похожа на Кастора, когда он хочет выпросить сахарок. Просто подноси руку. – Крис показательно затягивается, чувствует растекающееся по телу блаженство, прикрывает глаза и прижимается спиной к стенке, расслабляясь. Ему хорошо. Ему прекрасно. А потом Аленари нарушает всю идиллию своим очередным вопросом.
- А с какой целью интересуешься, м? – Кристофер нахмурился и выставил перед собой ладонь. Со стороны жест выглядел так, будто он защищался, и не то чтобы это было сильно далеко от истины. Разговор вдруг выехал в такое неожиданное русло, что впору было объявлять об отбое и выпроваживать сестру из палатки. Он слишком хорошо помнил, когда попробовал опий в первый раз, и слишком отчаянно пытался это забыть. Но в памяти так предательски всплывали живые картины: небольшое помещение курильни, сладковатый, дурманящий голову дым, шикарный человек с черными, как бездна глазами, Эсмунд…
- Нет. – Буркнул он, встряхивая головой, словно прогоняя наваждение. – И тебе не советую. – И вообще, он слишком разоткровенничался. Кристофер этого не хотел. Правда. Просто размышлял вслух о боях и табаке и чрезмерно увлекся идеей, как это обычно бывает, вложил в нее чуть больше экспрессии, чем следовало. Ну так разве он виноват, что звучал в такие моменты излишне убедительно и воодушевляюще?
- Ну все, иди. Великая мудрость на сегодня закончилась, и мое радушие, кстати, тоже, - Кристофер выразительно махнул рукой в сторону выхода из палатки. Он хотел остаться один. Или… старательно убеждал себя в этом.

+1

32

Никакой цели у нее не было – так, спрашивала, что в голову придет. И вот сейчас в голову пришло явно что-то не то, потому что Кристофер внезапно нахмурился, подобрался. Весь его этот благодушно-покровительственный настрой слетел вмиг, а между братом и сестрой словно железная герса рухнула.
Человеку совестливому наверняка стало бы в этой ситуации стыдно. Человек мнительный, наверное, расстроился бы. Человек просто вежливый понял бы – пора и честь знать, нужно вообще идти к себе.
Как удачно, что Аленари не была ни совестливой, ни мнительной, ни, что уж там, вежливой. К тому же на нее как раз накатила мягкая легкость, какая-то очень забавная простота – последствия двух глубоких затяжек.
Девушка затянулась в третий раз – поднося руку и прикладывая все усилия, дабы не походить на Кастора.
Выдохнула. Всё вокруг стало еще легче и забавнее.
Сейчас от Аленари было избавиться не проще, чем от вируса малярии.
- Ну Кри-и-и-ис! – занудила она. – Выгонять любимую младшую сестренку в ночь – дурной вкус! Или дурной тон? В общем, так не делается, - заверила виконта Сантара его «любимая младшая сестренка», залихватски поведя куда-то в сторону зажатой промеж пальцев сигаретой. – К тому же ты ведь не хочешь, чтобы я показалась в лагере в таком виде?
В мягкосердечие брата верилось слабо. В то, что ему совершенно не нужны слухи, будто доченька генерал-губернатора бродит между палаток, дымя, как паровоз – сильнее.
Поэтому Аленари умостилась удобнее, и выдвинула встречное предложение:
- Давай я пока докурю, а ты мне что-нибудь расскажешь. Ну, пожалуйста-пожалуйста! Одну историю… нет, две! Две истории – одну страшную. Две истории, а потом я уйду, и ты меня до утра не увидишь и не услышишь, честное слово. Идет? Расскажи, как вы мыс Доброй Надежды обходили. Или про Австралию! Или… вот, придумала! Папа говорил вы на «Дэринге» были у американского побережья. А где именно? На севере или у Карибов? А местных видели? Ну, не американцев, а совсем местных?
Захваченная водоворотом собственных мыслей, Аленари временно позабыла и про сигарету, и про то, что брат больше вообще-то не в настроении. Интонации, хмурый взгляд, неоднозначная просьба уйти – всё это могло, конечно, осадить. Кого-то. Увы, этого кого-то в палатке сейчас явно не было.
Аленари же наблюдала за Кристофером со смесью любопытства и предвкушения, ожидания и наглой уверенности, что никто ее отсюда сейчас не выгонит и никуда брат от нее вообще не денется. В общем, наблюдала с обычным своим выражением.

+1

33

Кристофер догадывался, что где-то в мире существуют нормальные сестры. Такие, знаете, не проблемные, очаровательные, которые умеют улыбаться братьям так, что не кажется, будто у них в голове созрел очередной коварный план. Но увы, Кристофер в жизни совершил много поступков. Как дурных, так и страшных. Поэтому не стоило удивляться, если в тот или иной момент Господь Бог посылал ему подобные испытания в виде путешествия с Аленари.
Зря он рассчитывал, что она уйдет так просто. Кристофер, конечно, считал, что истина в простоте, или как там говорилось? Но увы, это не относилось ни к кому из их семьи.
На миг Сантар позволил в голове возникнуть надежде, что он уснул  и сестрица просто мерещится в кошмарном сне, так что пришлось проверять, ущипнув сначала ее, а потом и себя. Увы, девушка и правда была перед ним, вполне себе реальная, недовольно потирая руку после щипка.
- Знаешь, иногда меня поражает, как вы с Алеком не понимаете простые английские слова. У меня вроде нет проблем с дикцией, нет  проблем с выражением своих мыслей и в принципе лексических проблем нет. Или тебе на хинди сказать? mere tamboo se door. – Крис выразительно посмотрел на сестрицу, не так, будто у  девушки было две головы, а так, будто он собирался оторвать ей ту единственную голову, которая у нее была, и как следует рассмотреть, что находится внутри нее, впрочем, он не сомневался, что внутри будет пустота. Вот вроде бы на вид такая приличная девушка. Однако стоило только взглянуть в ее большие, невинные глаза, опушенные густыми ресницами, и становилось ясно – совесть Аленари неведома. Такими глазами испокон веков славятся убийцы. Не верите – позовите к себе в палатку тигра.
Эта игра в гляделки длилась пару минут. Поблизости заухала сова — возможно, предвещала чью-то скорую кончину, а возможно, просто хохотала над бедным виконтом.
- Те поездки, в которые иногда берет меня отец начинают мне казаться более легкими и жизнеутверждающими, чем путешествие с тобой. – Наконец пробурчал он тоном «ладно, только оставь меня в покое».
- Меня пугает выборочность информации, которая откладывается в твоей голове, но да были мы на севере. И чертовы американцы, это их произношение и каша из звуков просто отвратительны. – Крис на миг поморщился, а потом очень убедительно изобразил американский акцент, вкладывая в каждый звук все свое презрение.
- И кстати об этом, даже местные, которые «совсем местные» понимали мои слова получше некоторых. –Кристофер снова окинул сестру выразительным взглядом, всем видом показывая, что все еще недоволен ее наглостью. А после воспользовавшись тем, что сестрица слушает его открыв рот, совершенно позабыв про недокуренную сигарету, нагло выдернул никотиновую радость из ее рук и с совершенно невозмутимым видом затянулся.
- Я, кстати пробовал их местный кинник, ну курительную смесь в смысле. – Продолжил он, сложив язык, скруглив губы и выпустив колечко, проткнув и рассеяв его струей дыма и проводив взглядом клубок дымчатых сплетенных змей.
- Ты знала, что у них табак считает растением мужских духов, покровителей войны и охоты? У них вообще довольно забавные поверья, взять ту же трубку мира, представляешь, если бы мы с Алеком все конфликты решали простым раскуриванием.  А еще у них принято сжигать своих умерших, считается, что те, кто съел пепел от костей храбрых воинов, наследуют их качества. Может нам тоже стоит сжечь кого-нибудь умного и заварить этот пепел с твоим утренним чаем, вдруг поможет. – В голосе звучала нескрываемая издевка. Если Аленари рассчитывала услышать историю, рассказанную тихим вкрадчивым голосом, без едких комментариев после каждой фразы, она глубоко ошибалась.
- А насчет страшилки, что ж… - Кристофер докурил, поднялся с места и с таинственным видом приблизился к сестре. – Однажды – начал он – одна маленькая вредная девочка не давала своему брату спать, поэтому на утро он был злым и уставшим и не позволил ей больше садиться на коня. – Кристоф резко наклонился и попытался стащить младшую со своей кровати. Эта пятиминутная возня, сопровождающаяся возмущениями, приглушенным смехом и периодическими выкриками «ай, черт, больно же» закончилась тем, что Кристофер все же закинул брыкающуюся девушку себе на плечо и с видом победителя понес ее к выходу из палатки.
- Прекрати извиваться, иначе я тебя уроню и даже чай с прахом мудреца тебе уже не поможет. И кстати, я тогда не шутил, говоря, что тебе стоит заняться тренировками, даже мешок камней весит меньше.

Отредактировано Christopher Santar (23 июня, 2019г. 21:50:51)

+1

34

Ну, щипаться-то зачем? А сигарету забирать?
Старший брат порой напоминал какого-то сказочного лепрекона. У такого просишь горшок золота, а он в довесок колдует тебе золотуху. Вот Кристофер, похоже, тоже физически неспособен сделать, что сказано.
- Вы? Раскуриванием трубки? – с завистью Аленари наблюдала, как плыло и расплывалось табачное колечко. – Да в доме жить стало бы невозможно – такая бы дымовуха стояла!
Вот про съеденных умерших действительно было интересно. Почему нельзя побольше про них рассказать? О чем-то подобном она читала то ли у Тацита, то ли в «Галльских войнах» - кельты, вроде, врагов поедали, чтобы поглотить их силу. И не нужен ей никакой чай из мудреца, она сама какому хочешь мудрецу форы даст.
Озвучить это Аленари не успела – надвигалась «страшилка».
- Ну Кри-и-ис, ну погоди, эй-эй-эй, так нечестно-о-о-о…
Сопротивлялась она отчаянно, но безуспешно – победа осталась за грубой силой. В конце концов, когда проигрыш стал очевиден, девушка цапнула свое сокровище – сверток табака, – и покорилась судьбе.
Впрочем, покоряться судьбе не обязательно молча. Возмущаться, когда в живот врезается чужое плечо, та еще задачка, но Аленари справлялась.   
- Да как… как ты смеешь, так… обращаться с будущим… адмиралом! Тоже мне… таскатель камней!
Мешок камней, Святые Угодники! Да он вообще в руки-то брал камень, который измеряется не каратами? 
Оказавшись на земле, она откинула с лица выбившиеся пряди и вздернула нос.
- Ладно. Я все равно уже собиралась идти к себе.
Несмотря на показушное негодование, ни обиды, ни разочарования девушка не испытывала. Кристофер всегда и всё заканчивал на собственных условиях, с этим его младшая сестра давно смирилась. А сегодня он и так позволил ей многое – больше, чем можно было ожидать.
- Доброй ночи. Если придет леопард и начнет тебя есть – зови. Спасу, так и быть, - не дожидаясь ответной порции колкостей, а то и очередного щипка, Аленари совершенно не по-адмиральски хихикнула и нырнула в темноту.
***
2 дня спустя
- А когда оно побледнеет? – от попыток заглянуть себе за спину уже сводило шею. Увы, чтобы проделать этот трюк, надо было родиться хамелеоном.
Аленари разочарованно выдохнула и села прямо.
- Не волнуйтесь, мисси-сахиб, уже через пять дней мехенди станут светлее. А через месяц – вовсе исчезнут.
- Через месяц? – печали в голосе не было предела. – Всего-то? Жаль, нельзя взять тебя с собой в рейс, Ананд.
Служанка хихикнула, возвращаясь к своему занятию.
Осторожно вытянув «готовую» руку, дочь Роланда Сантара довольно поворачивала кисть то так, то этак. На светлой коже узоры казались черным кружевом – тонким, ажурным, вроде бы повторяющимся, и в то же время постоянно разным.   
Мехенди занимали Аленари уже давно – эта традиция раскрашивать себя с головы до пят казалась британской девчонке настолько же дикой, насколько пленительной. Попробовать всё было не досуг – Сантары то ехали куда-то, то вокруг шла война, а уж на службе ни о каких мехенди речи не шло – там могли только корабельную татуировку набить, после чего лучше отослать домой похоронку.
Шанс выпал внезапно – вчера их караван подошел к берегу Наутхи и обнаружил, что мост смыло паводком. Наутхи неширокая, но глубокая и быстрая река, британцам пришлось ставить полноценный лагерь, а на следующее утро рассылать разъезды. Пока никто не вернулся, есть ли рядом броды – неясно, поэтому у Аленари появилось восхитительно много свободного времени.
Чем она и воспользовалась.
- Неси сюда сари, – решила девушка, когда служанка закончила. – Красное с золотым.
Такие замечательные мехенди – ими были расписаны обе руки, ключицы спереди и спина между лопаток сзади – обязательно требовали сари.
Через полчаса она появилась возле главной (по привычке ее называли «штабной») палатки и сразу же увидела брата. Ничтоже сумняшеся Аленари выпорхнула перед ним, как оживший красно-золотой шифоново-шелковый кошмар.
- Ну как? – поинтересовалась она. – Хоть кто-то уже вернулся? Или мы остаемся тут зимовать, пока папа нас сам не найдет?

+1

35

-Ну же давай! - Если бы Роланд Сантар видел сейчас, чем занимается его сын, вряд ли он бы особенно "умилился". Ну, точно не так, как если бы Кристоф погрузился в какую-нибудь полезную историческо-политическую литературу, предлагающую читателю самостоятельно решить пару реальных задач. Нет, занятие его оказалось намного проще. Что же могло занять внимание старшего отпрыска генерал-губернатора Индии?
Сосредоточенно щурясь, с выражением таким, как будто он занимается ни с чем не сравнимым по важности Делом, Кристофер занес руку с уже невесть какой по счету ножом  и плавным движением запустил «снаряд» по направлению к ближайшему дереву. Не долетело. Вот черт. А ведь четко метнул– теряешь сноровку, Сантар?
Дело было в том, что сегодняшним утром Кристофер с удивлением обнаружил, что у него появилось свободное время – большая часть людей отправились в  разъезды, кто-то занимался делами лагеря и даже чудовище, которое Крис по привычки называл младшей сестрой показалось только за завтраком, а после исчезло на долгие часы. И будь Кристофер более хорошим братом, он бы обязательно поинтересовался причиной внезапного затишья. Но вместо этого молодой виконт последовал старой мудрой поговорке о том, что не стоит тревожить спящего монстра, пока  он тих, и занялся тем, чем занялся бы любой молодой человек его возраста, будучи внезапно предоставленным самому себе – получал удовольствие посредством минимальных физических затрат. В простонародье это еще называлось бездельничать.
- Давай! - Возможно, следующий нож обязательно попал бы в цель – ибо на этот раз целился молодой мужчина куда более тщательно, но шумный яркий силуэт, выскочивший ему навстречу спас дерево от возможного удара, а Кристофера Сантара – еще от нескольких потерянных впустую минут.
- Я уж думал тебя выкрали из лагеря и взяли в плен, как видишь я как раз собирался идти тебя спасать… - Кристофер поднял взгляд на сестру. На мгновение в чертах наследника графа Бекингема проступило выражение растерянности, темные глаза чуть сузились – совсем слегка, так, словно Кристофер недостаточно хорошо видел, словно он не был уверен в том, что перед ним его сестра, не весть что сотворившая со своим телом.
- Ты… - Ему потребовалось несколько секунд и пару вздохов, полных спокойствия, чтобы продолжить. В голове виконта боролись две совершенно противоположные сущности – внутренний джентльмен, успевший хорошо изучить женскую натуру, подсказывал, что Аленари, как и любая другая девушка, будь она хоть трижды будущим адмиралом, украсив себя напрашивается на комплимент. Вторая же сущность, будучи старшим братом, приложила руку к лицу и безостановочно генерировала шутки, одна другой ехиднее.
- Ты отлично выглядишь. – Внутренний джентльмен одобряющие кивнул. - Это сари тебе определенно идет, и знаешь, с такой прической ты даже чем-то похожа на маму. – Дав младшей насладиться комплиментами, Кристоф продолжил.
- Вот только… у тебя какая-то грязь на руках. – Он ехидно улыбнулся и показушно потер руку сестрицы платком. – Думаю тебе стоит искупаться, благо у нас теперь полно места для этого дела. Ну или правда можем подождать приезда отца, к тому моменту, надеюсь, у тебя уже все пройдет. А вообще, сказать по правде, я одобряю это дело -  наконец то я смогу отличать тебя от Алека. – Внутренний джентльмен тяжело вздохнул и, подняв руки в сдавшемся жесте, молча удалился из головы. К сожалению, победившей сущности не долго было главенствовать над разумом, ибо после небольшого оклика Кристоферу пришлось вспоминать, что он вообще то взрослый и ответственный за своих людей человек.
- Суман! Я уже думал посылать дополнительный отряд на ваши поиски. Прошу, скажи мне, что вы нашли хотя бы что-то отдаленно похожее на брод, и нам не придется задерживаться в этой водяной ловушке дольше, чем того бы хотелось. – Кристоф в знак приветствия кивнул главному проводнику, а после выразительно посмотрел на Аленари, всем видом давая понять, что вообще то подобные доклады не ее ушей дело. Эффекта это, конечно, не возымеет, но так будет уютнее им обоим, было что-то в этом такое привычное.
- Боюсь, что нет, сахиб Сантар, Наутхи в этом году разлилась особенно сильно, кое-где даже стали появляться заболоченные местности, проход по ним сложен, мы не решили двигаться дальше. Однако один из наших видел в той стороне массивное старое строение. Возможно храм. Раньше близ Наутхи были поселения, но из-за непредсказуемости реки, особенно в сезон дождей, люди уже давно ушли из них. Если другие отряды не найдут брод, придется проверять там, сахиб.
- Будем надеяться, что найдут. – Кристофер поморщился, это были определенно не те новости, которых он ожидал. – Отпусти людей отдыхать, когда все группы вернутся, будем решать, что делать. – Убедившись, что у Сумана больше нет никакой информации, а его людям ничего не требуется, Сантар вновь перевел взгляд на сестру.
- Слышала? Чтобы ноги твоей за пределами лагеря не было, я серьезно, Аленари, одно дело искать тебя в деревни, а другое вытаскивать из болота или вылавливать из реки, впрочем, по твоим узорам будет гораздо легче опознать тело.

+1

36

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы знать – брат вряд ли одобрит весь этот местный колорит. Они с папой вообще два сапога пара, могут нахваливать всё европейское – и особенно британское! – часами, тут вам и цивилизация, и медицина, и литература-театр-культура-скукота… И хотя для самой Аленари все эти переодевания были чистой забавой, а вовсе не оммажем Востоку, но готовилась она к паре-троке-десятку злоехидных комментариев.
Сперва у Криса был такой взгляд, будто он ее не узнал. Спустя мгновение – как будто узнал, но очень хотел забыть.
Потом… чего-чего?
В этом всем определенно был какой-то подвох. Серьезно, она ожидала услышать, что похожа на дикого аборигена, безумного кришнаита, сумасшедшего мага и чародея, минотавра, ужас его жизни (жизни брата, не минотавра). Вместо этого Кристофер расщедрился на несколько комплиментов, сравнив с – кто бы мог подумать? – мамой! Принимала эти комплименты Аленари с растерянным, недоверчиво-польщенным видом. Нет, определенно где-то должен быть… ах, вот же он! Подвох.
- Да прекрати ты – размажешь всё! – Девушка возмущенно отдернула руку, даже попятилась, едва не наступив на полу сари. – И вовсе мы с Алеком не похожи! Ну, то есть похожи, конечно, но не так! А ты…
Что там «ты» Кристоферу узнать было не суждено – вернулся Суман.
Неодобрительный взгляд Давай-иди-ка-к-себе девушка встретила совершеннейшим непониманием – столь сладким, сколь и фальшивым. Мол, вы говорите, говорите, а я вот тут в стороночке постою.
«Ох и застряли мы тут…»
Временами у старшей дочери генерал-губернатора действительно в голове гулял ветер, но дурой она не была. Что может наделать вышедшая из берегов рука, знала, как и знала, что если вода продолжит прибывать – будет каравану несладко. Последние три дня дожди обходили их путь стороной, но то что от Наутхи лучше убраться поскорее – ребенку ясно.
И все же наставления брата она не смогла принять с покорной серьезностью.
- А как же «тебе стоит искупаться, у нас столько места для этого дела»? – Аленари старательно скопировала интонации, пользуясь тем, что слуги далеко и этих кривляний никто кроме Криса не слышит. – Да не пойду я никуда, обещала же. Но в лагере сидеть… это ж позеленеть от скуки можно!
Когда она снова подняла взгляд, то в нем плясали все черти преисподней.
- Знаешь что мне Вальден обещал? – Судя по вкрадчивым ноткам, явно ничего хорошего. – Научить ножи в цель метать. За рукоять там, бросать, за клинок, и чтоб всегда острием вперед летел. Но Вальден в Китае… вот если бы кто-то меня научил, как было бы здорово! Я б тренировалась себе, тихая-претихая, как мышка. Не мешалась бы совсем, когда разъезды соберутся. 
Она вроде бы и разрешения спрашивала, и согласия, но при этом бочком, бочком уже двигалась в сторону того дерева, которое ранее служило брату мишенью. Ради такого занятного урока Аленари готова была даже ножи собирать.

+1

37

Кристофер несметря на то, что постоянно взаимодействал с людьми никогда не был командным игроком. Он никогда  не хотел питаться чужими победами и погрязнуть в пучине чуждых поражений. Все сам. Всегда сам по себе. Именно поэтому такие обыденные вещи, как обучение другого давались молодому виконту достаточно тяжело. Он умел и любил давать советы, направлять человека в нужное, зачастую выгодное самому Санатру русло, под благородным предлогом использовать чужие навыки, но тратить время на долгие объяснения и вдалбывание в чужую голову элементарных, как казалось самому Крису, вещей всегда вызывало у Сантара раздражение. Он понял это еще в коледже и помогал сокурсникам усвоить материал только потому, что в ответ он мог потребовать услугу в разы превышающую  отданное.
Поэтому когда младшие подходили к нему с простым «Кристоф, а научи…», мозг молодого человека тут же генерировал десяток отговорок начиная от «я занят, давай потом», заканчивая «обратись к папе/Вальдену/ кому-нибудь еще только не ко мне». Но сейчас, глядя на наглое лицо Аленари, Кристофер понимал, что все пути к отступлению ему закрыты.
- Почему обещал Вальден, а отдуваться должен я? Может я не хочу лишать любимого брата удовольствия провести время с младшей сестричкой, очень некрасиво с моей стороны знаешь ли. - Парень сокрушенно покачал головой, массируя пальцами переносицу.
- К тому же, мне мои ножи очень дороги, а у тебя все еще руки испачканы какой-то дрянью, даже не знаю… - На лице появилась хитрая улыбка, а голова качнулась в сторону, мол иди собирай, пока не передумал.
- Чтобы поразить противника насмерть, необходимо использовать ножи с длиной лезвия не менее чем три – четыре дюйма. Лучше, чтобы они были сбалансированы, как мои например. – Кристоф с нежностью взглянул на оружие и протянул сестре, позволяя ей покачать нож на пальцах, дабы прочувствовать баланс.
- Мне их отец подарил, давно, еще в Лондоне, я уж не помню откуда он их привез, но посмотри какое качество, даже рукоять за все время почти не истерлась. Правда здорово? – В голосе Сантара звучали нотки гордости и любви, что казалось эти ножи он ценит больше, чем стоящую рядом сестру.
- Итак, органы, в которые лучше всего попадать: горло, сердце, глаз. Чтобы метнуть нож, держи его за рукоять вот таким образом. - И он стал показывать, объясняя все в деталях – как держать нож, как заносить руку, как целиться, как сделать свой бросок сильным и метким. А потом, закончив рассказ, показал. Сразу стало понятно зачем потребовались такие пространные объяснения – рассмотреть, как Крис метнул нож в дерево, было практически невозможно. Все казалось одним быстрым, даже мгновенным, слаженным движением, вот нож находился в спокойно опущенной руке виконта и через пару секунд он уже торчал в дереве, примерно на уровне шеи взрослого высокого человека.  Кристоф облегченно вздохнул – было бы неловко после таких красочных слов опять промазать, все же он не тренировался достаточно давно.
- Ладно, теперь ты. - Когда пальцы Аленари уверенно сомкнулись на рукояти, Кристофер слегка качнул головой и поправил хватку.
- Не сжимай его так. Держи нож крепко, но не до такой степени, словно ты хочешь кого-то задушить, и не направляй на меня лезвие, не хотелось бы, чтобы меня пырнул родной человек – беззлобно фыркнул он. – Теперь брось нож, старайся попасть немного ниже того места, где сейчас мой.
Когда Аленари замахнулась и метнула оружие, Крис лишь снова покачал головой. Нет, обучение других явно не его.
- Во-первых, ты делаешь замах очень медленно, если мы охотимся не на дерево, это может стоить тебе жизни. Во-вторых, вы направляешь его в землю, а не в дерево, прекрати пугать кротов, они не виноваты в твоей криворукости. Как ты вообще из оружия стреляешь, Господи?! Целься немного выше того места, куда хочешь попасть и не направляй на меня!
Кристоф подошел к несчастному  дереву, которое он избрал в качестве мишени, забрал нож  девушки, что только самым кончиком был в коре у основания растения, и продолжил:
- Вот и третья ошибка: ты кинула его очень слабо. Такой нож, даже если попадет в сердце, не сможет нанести смертельной раны. Представь на месте этого дерева кого-нибудь, кого ты ненавидишь, одну из своих подруг по учебе, конкурентов по службе или того самовлюбленного кретина, которому ты насыпала карри в пахлаву. чей он там был сын, не важно. – На этот раз Крис сам положил пальцы девушки на рукоять ножа. Затем, встав за спиной, правильно занес руку и показал, как именно надо метать. Аленари оставалось только разжать пальцы в нужный момент (который на первый раз тоже подсказал брат). После нескольких неплохих бросков его подопечной, Кристоф с удивлением обнаружил, что начинает входить во вкус. Это было чем то похоже на дрессировку собак или хищных птиц, поэтому, когда очередной нож Аленари попал почти в желаемую цель, Сантар довольно улыбнулся и, растрепав уложенные в прическу волосы сестры, протянул ей, припрятанную в кармане курагу.
- Хорошая девочка. – С нескрываемой издевкой выдал он. В конце-концов, Аленари сама решила избрать себе учителя, не дожидаясь приезда Вальдена.

Отредактировано Christopher Santar (1 августа, 2019г. 23:19:06)

+1

38

«Потому что здесь и сейчас со мной застрял ты» - ясно читалось во взгляде.
Никаких иллюзий относительно желания брата ее чему-то учить, девушка не испытывала – с куда большим энтузиазмом Крис сидел бы в кресле и курил, травя москитов, но не все в жизни происходит так, как того хочешь. Даже в жизни виконта и сына генерал-губернатора.
Колкости же оказались помножены на ноль в ту секунду, когда брат произнес волшебные слова: чтобы поразить противника насмерть. Да, при всей своей энергичности и неусидчивости, о том, как одни люди убивают других людей, Аленари готова была слушать часами.
- Здорово. – Ножи действительно вызывали смесь благоговения и завистливого восхищения; она даже украдкой провела пальцами по клинку, прохладному и гладкому как шелк, покрытому тонкой вязью от дамасской ковки.
Потом ножи пошли в дело.
Крис как-то просто и скупо плеснул рукой, стукнуло – и вот уже цель поражена. Аленари с трудом сдержала восхищенный взвизг.
Дальше комментариев от учителя прибавилось, а восторги пошли на убыль.
Объясняя или показывая что-то, Вальден был настолько непробиваемо спокоен, настолько терпелив и добродушен, что любая ошибка казалась сущим пустяком, после нее хотелось пробовать еще и еще.
Объясняя или показывая что-то, Кристофер был... Кристофером.
- А ты у нас теперь кротовий защитник? – шикнула девушка. Шикнула экспрессивно, но тихонечко – вдруг брат рассердится, заберет ножи и вообще тут всё прекратит?
Колкости, вкупе с собственными ошибками, задевали, но одновременно заставляли собраться. Тянуться. Думать перед каждым броском. Собирая свои промахи, она потом сознательно отбрасывала их.
В мире полно людей, которых можно заставить отступить насмешкой.
А есть такие как Аленари – у таких задетая гордость делает руку тверже.
- Черный перец. Это был черный перец. – Бездумно возразила девушка, забыв начисто, что это совершенно не она испортила кушанье баронского сынка, нет-нет, абсолютно не она.   
На месте злосчастного дерева возникла латинистка – Кровавая Мэри. Не то чтобы Аленари действительно желала вредной тетке смерти, но когда вспоминались муки над заучиванием глаголов…
Бросок. Правда, тут направляла рука брата, не считается. Потом еще один, сама. Лучше. Еще лучше. И еще один. Почти получилось! Получилось! Крис это видел? Все это видели?!
На волне эйфории, она вытерпела «ласку», схватила курагу и тут же засунула ее в рот.
А потом дошло.
- Я фебе не шобака! – Аленари так возмутилась, что не удосужилась даже сперва прожевать. – Или всё никак не смиришься, что просил у папы щеночка, а получил нас с Алеком?
По правде, запястье уже здорово сводило, побаливало плечо, но всё это такие мелочи – дочь генерал-губернатора с энергией двух гончих бегала собирать ножи, чтобы бросать их снова и снова. Теперь, когда получалось, даже латинистка особенно не нужна, хватает того, что понимаешь принцип, понимаешь движение, и можешь повторять его бесконечно. Было в этом что-то особенно упоительное – чувствовать тяжесть металла в руке, а потом бросок! – легкость, секунда и глухой стук, который слегка отдается в груди.   
- А из двух рук можешь? А из-за плеча?
От цирковых трюков Криса спасло провидение – то есть лейтенант Кертис. Деловой настрой лейтенанта, конечно, немного сбила «вице-принцесса» Индии в пестром сари и с ножами в руках, но офицерам уже доводилось видеть старшую дочь Роланда Сантара в действии, и моральное равновесие было быстро восстановлено.
Кертис коротко козырнул. 
- Ваша Милость, отряд Джонса вернулся. Они нашли стоянку углежогов, те говорят, что в двенадцати милях к северу лежит их деревня. Переправа там будто бы цела. Но они же советовали уходить от реки, и переждать ночь где-то на высоте. Говорят, это плохие берега, если задождит Наутхи подтопит их и превратит всё в болото. Слонам будет очень сложно идти.

Отредактировано Alenarie Santar (12 августа, 2019г. 19:53:38)

+1

39

Кристофер с горделивой насмешкой наблюдал за восторженно  занимающейся делом Аленари и не выдал хвастливое «Можно еще браться за лезвие», наверное, только потому, что девчонка и так уже готова была лопнуть от переполняющих ее эмоций. С каждым новым броском она продолжала поедать  брата взглядом так, что ему бы даже стало неловко, если бы он не был Кристофером Сантаром, а ему  это чувство, как известно, неведомо.
- Конечно ты не собака, я бы не стал сравнивать этих умных милых существ с таким чудовищем как ты. – Фыркнул Крис, про себя отмечая, что при первой же возможности объявит Вальдену, что тот теперь ему должен. В конце-концов Кристофер не подписывался исполнять его обязанности хорошего старшего брата.
- Чтобы он не летел у тебя рукоятью вперед, надо рассчитать правильное количество оборотов. Будет неловко, если он у тебя попадет в цель, но стукнется деревом. Впрочем, видал я однажды, как человек целился в глаз и попал. Рукоятью правда, но с такой силой, что вышло даже эффектнее. - Слова звучат легко и даже насмешливо, будто бы  речь идет о цирковых трюках, а не о реальных травмах. Однако глаза перестают смеяться, а лицо становится серьёзным и даже жестким, когда их занятие прервал Кертис с докладом.
- Вот как – только и произнес молодой мужчина, когда лейтенант закончил свое повествование. Дела обстояли достаточно скверно. И если Кристофер раньше смеялся над байками будто сама страна не желает принимать чужих ей людей, насылая болезни, жару, стихийные бедствия, то сейчас он склонен был принять и такой вариант.
- Если мы поднимемся, это прибавит к и без тому большому расстоянию дополнительное, к тому же  вечно идти по возвышенности мы не сможем, все равно придется спускаться, вот только земля уже будет размыта. Меня волнует вероятность, что к тому времени, пока мы этим отрядом, наконец, доберемся до той деревни, от целой переправы не останется и следа. – Сантар взглянул на небо где, словно в подтверждении его слов, ветер нагонял хмурые серые тучи. На миг Кристофер ощутил жгучую тоску по отцу, вот он уж точно нашел бы выход, порой виконту казалось, что Роланд мог справиться со все, даже с капризной природой, каким то невероятным образом поставив ее на место.
- Сколько времени займет поход до деревни, если мы выдвинемся прямо сейчас? – Осведомился он, оглядываясь на Аленари, тихо радуясь, что несмотря на дурость в голове проблем с выносливостью, здоровьем и страхом перед джунглями у сестрицы не было.
- Возможно мы даже сможем некоторое время оставлять дождь позади. Мне бы не хотелось торчать в этих местах дольше нужного. – Поймав заинтересованный взгляд сестры, Крис одарил ее кривой усмешкой, словно говоря «И дольше нужного терпеть тебя.»

+1

40

Настал тот великий момент, когда Аленари затихла – новости, которые принес офицер были обнадеживающими, но с подвохом. Теперь ей только и осталось поглядывать то на брата, то на лейтенанта – всё равно самой сказать нечего. Умного. Про крокодилов в болоте она им целую лекцию могла прочесть, в лицах.
- Всё так, Ваша Милость, но отряды Беккета и Кроу еще не вернулись. – Кертис коротко глянул в сторону разбухшей, темной реки. – Если мы не станем их ждать, прикажем сейчас собирать лагерь… что ж, через три часа можем выдвигаться. Но не за горами ночь. До деревни, да по такому бездорожью нам придется идти не менее двух дней, может быть больше…
Лейтенанту тоже явно не улыбалось торчать на берегу коварной Наутхи, но еще меньше ему нравилась перспектива тащиться по топкому болоту затемно.
И тут до Аленари дошло – храм! Храм, про который рассказывал им Суман! Если его за столько лет не размыло по камешку, он явно стоит на высоте недостижимой для реки.
Она хотела вякнуть что-то соответствующее, но брат уже отдавал приказ – судя по тону, этот храм и местные боги ему явно чем-то насолили – может скурили весь табак в округе? 
Под ложечкой же у самой Аленари сладко екнуло от предвкушения – целая ночь! В заброшенном храме!
Не зная как еще выразить свой восторг, она крутанулась на месте и скупо, точно всадила в злосчастное дерево нож.
Лейтенант Кертис только вздрогнул.
***
Храм на деле оказался не просто храмом – не как дома в Англии, где один дом был церковью – а целым полуразрушенным маленьким городком. Его здорово потрепали время и лес, кое-где под густым пенистым папоротником едва угадывались очертания камней. Колонны и отдельные стены были увиты воздушными корнями, под ногами мягко пружинил мох. Пахло листвой и совсем чуть-чуть древесной гнилью. Где-то совсем недалеко шумел ручей – полноводный и веселый, он спускался вниз навстречу реке.
Основной здание сохранилось лучше всего – она было огромно, имело как минимум два этажа, а внутренность его оказалась сложнейшим чередованием залов и переходов. Сюда бы поместилось людей вдесятеро больше, чем насчитывал отряд, но британцы решили не рисковать. Только бог – причем не факт, что бог европейский – знал, сколько простоял этот храм и когда придет его время обрушиться, поэтому лагерь разбили вокруг.
Впрочем от Аленари это святилище не спасло.
Огромный многоярусный фасад, каждая колонна, каждый выступ были покрыты резьбой. Не выглаженными античными барельефами, а странноватыми, индийскими сценками. Людям, животным, предметам и узорам на них, казалось было тесно – так плотно они переплетались друг с другом.   
Аленари даже на цыпочки встала, чтобы рассмотреть одну из сцен.
- Кто это? – она подозвала Сумана. Тот даром что мусульманин, но индийских поверий и сказок знал выше мачты.
- Правитель острова Ланка, свирепый ракшас Равана, мисси-сахиб.
- А что это за уродливый джентльмен бежит за его колесницей?
- Это, мисси-сахиб, прекрасная Кумбхинаси. – Невозмутимо объяснял Суман. – Равана похитил ее, и повел за своей колесницей, как пленницу.
- Прекрасная? – на всякий случай уточнила Аленари. – Да у этого Раваны такой вид, будто он пытается от нее сбежать.
- Равана был жестоким и ненасытным ракшасом, мисси-сахиб. Он похитил множество женщин. Во-он там изображены его пленницы.
С очень сложным лицом старшая дочь генерал-губернатора рассматривала пленниц – все они как одна походили на «прекрасную» Кумбхинаси и лицами, и комплекцией. Выглядела толпа угрожающе.
- На месте Раваны я бы домой не спешила. – Вынесла честный вердикт Аленари. И почти тут же, развернулась, посмотрела на брата – в глазах плясали озорные искры.
- Представляешь, если б мы на самом деле жили как эти Раваны? Мог бы каждую неделю привозить в дом новую невесту – вот папа был бы рад, жуть!
Она фыркнула, перескочила через баньяновый корень, который раскрошил каменную плиту. Аленари явно тянуло вперед, глубже в храм, но памятуя своё обещание, она обернулась к брату.
- Давай пройдем чуть дальше? Совсем немного, просто посмотрим, что в следующем зале. Или в следующем и за ним!

+1

41

Кристофер Сантар ненавидел старые и заброшенные здания. Проклятые безмолвные коридоры, чьи-то прекратившиеся, разрушенные жизни, запах плесени и старости, отголоски стертых личностей. Подобные места никогда не славились особой чистотой и аккуратностью, и от них уж точно не веяло безопасностью. Скорей сыростью, гнилью и смрадом пережитых лет, которые навечно впился в обветшалые стены и будет только сильнее до полного уничтожения этой дыры. Такие места больше отталкивали, чем привлекали внимание. Стояли на отшибах, оберегали свои секреты, которые явно не были предназначены для случайных посетителей. Можно подумать, что в этих стенах застыло время. Омерзительное ощущение
И Кристофер предпочел бы не суваться в этот не внушающий доверия храм, но неугомонная сестрица подсела ему на уши, что Сантар всерьез задумывался оставить ее здесь, а лучше остаться самому. Потеряться в лабиринте залов, стать местной легендой, а остальные пусть сами разбираются с этой рекой, слонами и девочкой-подростком, которая первая влетела в старое святилище. Кристофер же на миг замер на пороге каменной клетки, где стены поросли лишайником, где застыл влажный воздух, а спертость делала дыхание тяжелым, учащенным. Ему хотелось осмотреться и попятится одновременно. Тяжело вздохнув он выбрал первое.
- Должен сказать, что эта Кумбхинаси ужасно похожа на Алека, словно с него вырезали, а вот эта – Кристофер ткнул на одну из  пленниц – Вылитая ты. Давай в следующий раз мы изрисуем тебя подобными картинами, вот папа обрадуется, даже больше , чем толпе невест.  – Фыркнул Кристоф лукаво скосив взгляд на сестру, в зрачках на миг блеснула едкая издевка.
- Не самое лучше место для постройки храма. – Как и для ночлега – продолжает он мысленно, без особого энтузиазма осматривая старые стены. – Удивительно, как он еще не обвалился от всей этой сырости: близлежащая река,  ручьи, дожди давно уже должны были оставить от него лишь обломки.
- Этому храму много лет, сахиб Сантар,  такие строились на специальной прочной платформе, джагати, которая поднимала храм примерно на метр от земли, чтобы водам было сложно его размыть. – Пояснил Суман, на что Кристоф лишь фыркнул, всем видом показывая, что доверия эта развалюха больше внушать ему  все равно не стала.
- Или здесь не обошлось без вмешательства высших сил, которые оберегают свой приют от вмешательства извне, будь то вода, ветер или человек. – Таинственным голосом добавил Крис, как можно ближе склоняясь к уху сестры. – Может поэтому люди оставили этот храм, может в его стенах затаилось проклятье. – Продолжил он, для эффектности с силой надавив ногой на корень, треск от которого эхом прошелся по залу.
- Уверена, что хочешь пойти туда? – Кристофер одарил холодным взглядом Сумана, который было открыл рот, чтобы возразить истории о проклятьях, а после вытянул руку к сестре, преграждая ей вход в пустую глазницу, именуемую покосившимся проемом входа в дальний зал.
- Суман пойдет первый,  ты за ним, я буду чуть-чуть позади, будь добра ничего тут не трогай, не хотелось бы, чтобы один пошатанный камень обвалил нам на голову целый потолок, поняла? И ради Бога смотри под ноги.
Под подошвой что-то хрустело. Кристофер предпочитал думать о кусочках опавших барельефов под слоем пыли. Или о мышиных высушенных костях. Это просто старый храм, по стенам которого скользят тощие тени полупрозрачных голосов, забытые воспоминания, превратившиеся в выдумку. Что бы там ни говорили, у зданий нет души. Оно не способно тебе навредить.
Именно с такими мыслями Кристофер задел ногой лежавший на пути обломок камня, беспомощно потянулся вперед, тщетно пытаясь зацепиться за что-нибудь в воздухе, но фаланги его безуспешно разрезали воздух, словно когти промахнувшегося коршуна, и приближающийся к земле Сантар совершенно точно осознал, что сейчас будет как минимум больно.

Отредактировано Christopher Santar (4 сентября, 2019г. 22:53:55)

+1

42

- Паршиво они как-то его оберегают, - закатила глаза Аленари – сравнение себя с пленницами Раваны она не нашла очень уж лестным, да и явно поддаваться на провокации брата считала ниже своего достоинства. – Тут же всё нараспашку!
И всё же хотела она того или нет, но слова Кристофа упали на богатую почву воображения; и вот уже развалины не кажутся просто любопытным нагромождением расписных камней, нет. Храм приобрел зловещий флёр проклятого места, и темнота впереди перестала быть пустой. Теперь она смотрела прямо в лицо.
Аленари упрямо вздернула подбородок.
- Пошли уже!
Ни за что она не покажет, как царапнули слова брата – знает она его! И уж точно не даст догадаться, что не будь Криса рядом – в жизни бы она не сунулась так далеко в этот храм. Не из-за запрета, а просто… просто не сунулась бы.
Да, не стоит ему об этом знать. И так обращается с ней, как с пятилеткой: не-трогай-не-прыгай-гляди-под-ноги-ничего-не-тащи-в-рот-а-а-а!
- Да смотрю я, смотрю!
Вопреки заверению смотрела Аленари куда угодно, только не под ноги. На полу-то ничего кроме мусора не увидишь, а вот барельефы на стенах куда любопытнее. С виду такие же как там, у входа – те же переплетения фигур, те же странноватые лица – но здесь, если присмотреться девушка сама могла сложить вполне осмысленные сцены. Вот человек с головой слона и множеством рук рубит псов в чалмах – так тут, наверное, изображают демонов? Вот изящная женская фигура поднимается прямо из цветка; в руках у нее странный инструмент, напоминающий сильно похудевшую гитару – надо бы спросить, умеет Крис играть на гитаре?
А вот другая женщина: у нее восемь рук, под ногами вместо цветка – обезглавленное тело, держит она не музыкальный инструмент, а кривой серп и отрезанную голову.
Свет от фонаря в руках Сумана дрожал и качался, на мгновение фигура женщины тоже дрогнула, качнулась, ожила…
И тут за спиной что-то полновесно так рухнуло.
Аленари обернулась так резко, что, по ощущениям, почти вывихнула себе шею. Сперва просто испугалась – Кристофер Сантар, оказавшийся на полу, был зрелищем по-настоящему непривычным, он нечасто радовал окружающих таким представлением.
Позабыв про барельефы, она метнулась на несколько шагов назад к брату, для верности схватив того за плечо, пытаясь заглянуть в лицо.
- Эй, ты чего?
- Сахиб Сантар, с вами всё в порядке? – Суман тоже оказался ближе, света стало куда больше, и девушка поняла, что ничего серьезнее попавшегося под ноги корня или камня с Кристофом не случилось. 
Внезапно, зловещая атмосфера лопнула, как мыльный пузырь. Если бы не присутствие Сумана, Аленари бы уже хохотала так, что этот храм точно обрушился бы им на головы. 
- Это всё, наверное, проклятие. – Придушенным голосом заметила она. – А ты его первая жертва. Сейчас мы еще пару скелетов впереди найдем – тех, кто не успел покинуть это жуткое место.   
И да, она отлично знала, что остроты эти Крис вернет ей строицей. И нет, эпизод с купанием в озере ничему ее не научил. К такому уж восхитительному типажу людей принадлежала старшая дочь Роланда Сантара.

+1

43

Просто замечательно, что тут еще сказать. Провал, полный провал. Он, Кристофер Сантар, наследник генерал-губернатора Индии, блистательный молодой человек с острым умом и завидным будущим сейчас валялся на полу, в пыли, в каких-то старых темных развалинах. Это просто провал, Господи, как хорошо, что почти никто этого не видит.
Страдальчески хрипло простонав от отчаяния, зарождающегося в груди, Кристофер приподнимается на локтях, морщится – локти и ладони разбиты почти до крови, и от досады саднит каждую косточку. Да черт бы побрал эту тупую Индию с ее тупыми храмами!
- Я в порядке. – Пробурчал он, кивая подлетевшей к нему сестре. Уязвленное самолюбие завладевало буквально всеми его чувствами, не вызывая ничего кроме злости, которая переливалась через край всех возможных чаш внутри воображения Кристофа и закипала в крови. И саркастический тон Аленари не делал эту ситуацию лучше. Кристоф повернул голову, хмуро уставившись на младшую, буквально прожигая ее недовольным взглядом. Может быть это и возымело бы устрашающий эффект, но в носу предательски зачесалось, и Крис тихо умильно чихнул. Воздух был тяжелый, сухой и грязный — как покойник, ждущий на смертном одре того часа, когда его наконец запихнут под землю.
— Прости, у меня аллергия на дурость в голове, кажется ты подошла слишком близко. – В привычных для них обоих манере проговорил Сантар, поднимаясь на ноги, а после закрывая лицо ладонями, то ли скрывая эмоции, то от стирая их с кожи.
- Все в порядке, Суман, можем двигаться дальше. Пока проклятье не нашло себе вторую жертву. – Добавил он шепотом, так, чтобы шедшая впереди сестрица могла это услышать. Чем глубже они заходили, тем замысловатее становится архитектура, убранство, украшения в виде неподвижных барельефов, которые все равно казались живыми: Кристоф почти физически чувствовал, как за ним наблюдали внимательные глаза людей, богов и существ. Он сталкивается со статуей местного демона и на миг замирает – то ли из-за темноты, то ли от старости, но глаза статуи таили в себе такую же черноту, которую он уже видел однажды. Нет. Он просто себе напридумывал.
- Здесь так тихо – Замечает он вслух лишь услышать хоть что-то кроме звуков старых развалин. Вокруг струится легкий холод, но Крис почти не замечает его. Только по телу изредка пробегает волна мурашек. - Это место...словно из другого мира.
- Возможно так и есть, сахиб Сантар, подобные места хранят в себе множество тайн, поговаривают, что иногда в таких храмах случаются мистические, невероятные вещи, хотел бы Суман их разгадать. – Мечтательно произнес индус, сворачивая в очередной зал.
-Мистике лучше оставаться мистикой, в лучшем случае порывы ее разгадать вскроют обычную реальность, портя всю красоту таинственности, в худшем же – навсегда оставят свой след в твоей жизни. – Проговорил Сантар, чуть морщась затронутой теме – он знал, о чем говорил.
Однажды, очень давно, маленький Кристоф услышал, как соседские мальчишки собрались ловить дикого коня. Говорили, что вороной конь со светлыми подпалинами в гриве уже давно мелькает вблизи ближе к полуночи. Удивительно было то, что мальчики рассказывали, будто сами видели цепи на его ногах, которые сверкали в лунном свете жидким серебром. Все хотели поймать коня, все, кроме Кристофера. Ему нравилась таинственная загадочность черного цвета и серебряных цепей. По ночам он спускался вниз и ждал, всматриваясь в окна заднего двора, надеясь услышать хрустальный звон цепей, увидеть черный силуэт в черной ночи. В какой-то момент ему даже становилось жутко до мурашек, но он ловил себя на мысли, что ему даже нравится это. В кромешном ожидании бесплотной легенды он ощущал себя таким живым и таким настоящим. В итоге это всеобщее стремление разгадать тайну дало результат – коня нашли. Разлагающимся в лесной канаве со сломанной ногой. Им оказался обычный сбежавший конь, о котором все вскоре забыли, а Кристофер больше не смотрел в окно в ожидании легенды. Хотел бы он, чтобы и его порыв разгадать демонов принес такие же скучные результаты.
Задумавшись, Кристофер не сразу заметил, что из темных коридоров они вышли в относительно просторный, но не менее темный зал. Не сразу он заметил и то, что в волосах сестры появилась подозрительная седина и шевеление. Паутина. Черт, ну вот как она со своим ростом умудрилась собрать всю местную грязь со стен.
- Аленари, я сейчас кое-что сделаю, ты только пожалуйста замри и не паникуй. – Не дав сестре толком сообразить, Кристофер запустил руку ей в волосы, ловким движением убирая паутину и непрошенного гостя.
- Кажется проклятье все же нашло себе вторую жертву. – Хитро добавил он, раскрывая ладонь и демонстрируя девушке находку.
- Уверен, он хотел заползти тебе в ухо и добраться до мозга, чтобы сделать тебя его слугой. Представь, какое бы его ждало разочарование, обнаружь он внутри пустоту. – Кристофер позволил себе тихий смешок, а после ободряюще приобнял младшую за плечо.
- Ну все-все, тише, я все уже убрал. На ка – он протянул ей шейный платок. – Повяжи на волосы, не хватало еще, чтобы дочь  генерал-губернатора вышла к нашим людям в таком виде, им уже одного меня будет достаточно. – Кристофер в очередной раз попытался отряхнуть свою одежду, толку это, впрочем, принесло катастрофически мало.

Отредактировано Christopher Santar (2 октября, 2019г. 20:09:19)

+1

44

На ее невинное предположение Кристофер ответил таким взглядом, что обладай он способностями Алека, от нее осталась бы тихая кучка пепла. И Аленари прониклась бы, обязательно прониклась, если бы брат не чихнул, напомнив одного из папиных охотничьих псов, стоило им сунуться к столу и нанюхаться паприки.
Чтобы не расхохотаться сейчас понадобилась вся сила воли плюс характер.
«Будешь отбегать – не споткнись!» - вертелось у нее на языке, но, пожалуй, это было бы слишком, и перегибать палку не стоило.
Они пошли дальше.
Веселье все еще искрилось внутри, и ни сухой холод, ни давящая тяжесть камня, ни жутковатые древние барельефы не могли этот настрой сбить. Сейчас ей было просто любопытно.
Пройдет почти год, и Аленари увидит другой индийский храм – в него ее приведут силой.
Там она впервые убьет человека.
Там будут греметь барабаны, там ее до краев заполнит чужая искристая ярость. И тот храм оставит на ней свою печать – то ли благословение, то ли проклятие.
Но до этого почти год.
Здесь и сейчас Аленари просто вертела головой из стороны в сторону, то всматриваясь в очередную сценку очередной же битвы, то прислушиваясь к разговору мужчин.
В какой-то момент она даже приостановилась, скосив взгляд на Кристофа.
Когда он говорил таким тоном – смеяться не хотелось; там, под обычными, ничего особо не раскрывающими словами было больше, было второе дно, был другой смысл, была память – она знала, чувствовала это. Но так же знала, что если брат не захочет рассказать, то выспрашивать – все равно что кричать в пустой колодец.
А рассказывать он явно не хотел.
Как-то неожиданно коридор закончился, потолок ушел вверх, в лицо дохнула пустота. Тремя рядами в глубину уходили резные толстенные колонны – в свете фонаря, который держал Суман, как раз виднелись две ближайшие: одна целая, и одна обрушившаяся.
И Аленари уже хотела шмыгнуть дальше, пока Крис не завел песню «Хорошего-понемножку-пора-обратно», но тут…
- А?
Если есть на свете фраза способная вызвать у человека незамутненную, как слеза младенца, панику, то это просьба не паниковать.
- Что там? Что?! Что ты сделаешь? – ей стоило огромных усилий остаться неподвижной и не завертеться волчком. – Да что?
Пальцы брата быстро прочесали волосы, и когда он показал «что»…
- Черт! – Аленари шарахнулась в сторону, едва не сбив слугу. – Убери его! Убей его! Выкинь! Как… да что он тут вообще делает?! Тут же мух нет, ни черта нет! Думаешь это смешно? А если он действительно…
От отвращения и негодования ее передернуло, один взгляд на эти мерзкие лапки вызывал совершенно отчетливое ощущение, что по шее кто-то бегает.
- Эти пауки не ядовиты, мисси-сахиб, вам нечего бояться…
- Мерзость! – припечатала Аленари тоном, которым королевский судья обычно выносит смертный приговор. Индиец понятливо замолчал. 
Платок она забрала, не забывая выражать всем своим видом негодование, как будто упавший в волосы паук был исключительно глупой шуткой, которую организовали брат с Суманом.
- Да уж… - Углы шелкового платка выскальзывали и никак не хотели завязываться нужным образом. – В кои-то веки не я выгляжу как трубочист.
Наконец Аленари справилась, повертела головой туда-сюда.
- Спорю на что угодно, мне он идет больше, чем тебе! – Она постояла с секунду, а потом сунула руку во внутренний карман мичманского колета; задумчивый поиск, а потом триумфальное явление платка. – Чистый!
С той же безапелляционной уверенностью, с которой Аленари делала практически все в жизни, она сдернула с пояса флягу. Воды в той плескалось на донышке, да и смысла ее таскать особенно не было, но это казалось ужасно по-офицерски и по-взрослому – ходить с флягой. Почти как свое оружие. Почти.
- Давай руки, Ваша Милость. А то вылезешь из храма в таком виде, слуги тебя еще с демоном чего доброго перепутают. Вот папенька обрадуется…
Аленари всегда и во всем была резковата – в словах, движениях, мыслях. Но сейчас, стирая влажной тканью грязь, она старалась быть осторожнее, старалась аккуратнее обходить ссаженную кожу. Старалась и хмурилась – задание оказалось не слишком-то привычным.
- Знаешь, Крис, даже я падать получше умею, - наконец выдала она, закончив и отступив назад с видом человека, который совершил как минимум с полдюжины подвигов Геракла. – А еще у тебя на носу грязь. Вот здесь. Ну точно трубочист.
Оставив брату платок – там еще даже были чистые места! – Аленари в пару шагов оказалась у разрушенной колонны. Попробовала было ступить на каменные обломки, но те опасно зашатались – нет, поедут.
Она отступила.
- Чей это был храм, Суман?
- Этого уже никто не помнит, мисси-сахиб, даже местные.
- Жаль…
Аленари уже хотела крутануться на каблуках, и идти дальше, но тут свет лампады дрогнул, среди обломков блеснуло. Со рвением сороки дочь славного генерал-губернатора нырнула вперед и выхватила… что-то.
- Сокровище! – фыркнула она, подбросив на ладони рогатый полумесяц, выточенный из черного камня.

+1

45

Они все порой сбрасывали маски и в тот миг, когда они обнажали суть своих истинных лиц, был соблазнительно-мимолетный шанс урвать мгновение той тихой, почти что интимной правды. Суровый генерал-губернатор Индии оставлял образ правителя, воюющего с дикой страной, и становился отцом, рассказывающим младшей дочери сказки. Честолюбивый принципиальный виконт, строго относящийся к себе, окружающим его людям и устоям в обществе становился двадцатилетим мальчишкой, с горящими глазами смотря на незаконные бои.  Бесстрашный будущий адмирал, смеющийся в глаза опасности, вдруг вспоминала, что вообще то она девушка. И как любой девушке ей присущи отвращение к паукам и материнский инстинкт заботы.
Кристофер ужасно ценил такие моменты ( хотя отказывался признавать, что порой это же происходит и с ним) и буквально замирал, боясь, что любое неосторожное движение или звук  спугнет столь редкие явления. Поэтому, когда Аленари требовательным тоном попросила его руки,Кристофер лишь удивленно моргнул и без лишних слов исполнил просьбу, поворачивая руки, чтобы девушке было удобнее орудовать влажным  платком по его ссадинам. От холодных пальцев по коже пронеслась приятная прохлада. Кристоф опустил взгляд, невольно усмехнувшись. Кончики губ чуть приподнялись, обнажая на лице легкую полуулыбку. На языке у него вертелось с дюжину шуточек, одна другой ехиднее, но он молчал, глядя на сестру, иногда недовольно шипя, чувствуя, как прикосновения к царапинам щипет и немного жжет кожу. Аленари не поднимала взгляда, словно пребывая в борьбе, которая развернулась в ее сознании и известна ей одной. А после, пересилив измену, вновь смогла явить миру пару наглых глаз.
- Спасибо. – Наконец произнес он, одним словом закрывая неловких для них обоих момент, возвращая все в привычное русло общения.
- О да, никогда не забуду, как ты в детстве плюхнулась с дерева прямо в лужу, я уже тогда понял, что падать у тебя талант. Может дашь мне как-нибудь несколько уроков? – Кристофер наконец позволил себе тихо хмыкнуть. Сестрица с кое-как повязанным на голову платком и украшенная татуировками  приобрела некоторое сходство с беспринципным покорителем морских просторов, не хватало лишь штурвала и цветастой курицы на плече.
- Будь добра только не свали колонны и не обрушь на нас храм. – Добавил Крис, с остервенением потирая нос, словно вместе с грязью, он рассчитывал стереть еще и кожу. Что б он еще раз поддался уговорам и полез в подобное место! Да ни в жизни! Его внутреннее ворчание прервал радостный возглас.
- Аленари! Я же говорил тебе не трогать ничего—Покажи ка! – Кристоф с неподдельным интересом принял из рук сестры находку, по достоинству оценивая приятный на ощупь черный камень.
- Суман, ты знаешь что это? – Поинтересовался он, возвращая «сокровище» хозяйки.
- Смею предположить, что лунный серп выпал из прически Шивы,  из него вытекает священная река Ганг. Это сосуд с сомой, нектаром бессмертия, что символизирует контроль над умом, сахиб Сантар. Это очень сильный знак. Возможно где-то здесь должна быть статуя Шивы, надо вернуть ему сосуд.
Судя по взгляду Аленари, возвращать свою находку никакому Шиве она не собиралась. Воспользовавшись тем, что индус отвлекся на поиски и не оскорбится его словами, Кристоф нагнулся к сестре и прошептал:
- При первой же по зможности положи его себе на голову, вдруг обретешь мудрость и контроль над разумом. Как думаешь тут еще есть что-то подобное, может приношения или… - Глаза Кристофера на миг блеснули живым огоньком - … оружие. Представляешь какую историю  можно было бы сочинить, как ты прошла через проклятья, отбилась от полчища пауков и обокрала бедного Шиву. Алек просто умрет от зависти. – Молодой виконт вновь окинул помещение задумчивым взглядом, чувствуя, как в нем буквально борются зарождающийся интерес и здравый разум, кричащий об ответственности. Крису стоило огромного труда примирить эти чувства, найдя шаткий компромисс.
- Иди сюда чудовище. – Окликнул он сестрицу, подходя к основанию одного из уступов ведущих на второй ярус, и немного помедлив, слегка присел.
– Одежду мою все равно уже не спасти, так что… Можешь походить по карнизу, ни в какие проемы глубоко не залезай, я должен тебя видеть. И ради Бога, даже не вздумай мне демонстрировать свое великолепное умение падать. Все понятно?

+1

46

По скромному мнению Аленари, если у Шивы есть целая прическа из Ганга – или Ганг в прическе? – то без маленького полумесяца он, Шива, как-то проживет. Самого Шивы, который мог бы оспорить это утверждение, поблизости не наблюдалось, так что…
- Скорее уж от смеха, - буркнула девушка. Уж кто-кто, а Алек точно знал, как выглядят ее сражения даже не с полчищами, а с одним-единственным крестовиком. Да все дома, к сожалению, это знали!
Но по сторонам всё же огляделась – а вдруг в куче мусора и в самом деле лежит кинжал? Вот прям сейчас возьмет и подмигнет ей рубином из рукояти. Или наконечник стрелы? Или…
Она прогнала полумесяц между пальцами, как по лесенке – так некоторые перебирают четки или монетку, – а потом бросила быстрый взгляд на Сумана и сунула безделицу в карман. Шиве стоило лучше бы следить за своими украшениями.
- Не называй меня чудо… ух ты!
От входа в зал уступа было не видно, но теперь, стоя рядом с братом, Аленари видела ход наверх. И до того, как Кристофер снова заговорил, до того, как она успела продумать какую-то просьбу, до того как желание вообще возникло в голове, что-то уже нашептывало план действий – вот сюда носок сапога, потом вот на тот камешек, оттолкнуться, может подтянуться и ты наверху. Проще простого. Проще…
Слова брата она встретила недоверием – может, издевается? Но нет, у Криса был вид жителя Помпеев, который смирился с извержением вулкана и теперь просто ждал, когда это непотребство закончится и можно идти откапывать свой дом.
Прищур ушел, Аленари расплылась в довольной улыбке – казалось, что та могла осветить весь этот храм.
Вот надо же, когда Кристоф перестает занудствовать – цены ему нет! Хотя, возможно, это всё хитрый план: брат надеется, что она не сможет спуститься и тогда можно будет сбежать, или, что там сверху младшую сестру встретит Шива и унесет в какую-то местную индийскую Вальгаллу.
В любом случае, два раза предлагать не пришлось.
- Есть не падать, сэр!
Нормальная девушка, наверное, попросила бы помочь ей подняться. Хотя нет, нормальная девушка вообще на каменный карниз языческого храма бы не полезла! Аленари же сделала три шага назад, а потом с разгона – уступ, толчок, камень, еще уступ, еще и вуаля! Действительно, проще простого.
- Здорово! – выдохнула она, отряхивая руки. – Точно не хочешь сюда? Много теряешь.
Со второго яруса храм действительно выглядел по-другому: своды стали ближе и как-то тяжелее, массивнее. С высоты стало видно, что плиты пола, хоть и усыпанные каменным мусором, складываются в единый узор – многослойную звезду, уходящую дальше, в глубину и во мрак зала.
- Суман, пройдись понизу за мной, и фонарь держи повыше, - прежде чем идти Аленари проверила, как держатся камни под ногами. Хорошо держались.
Первая ниша порадовала статуей с весьма уродливой физиономией.
- Тут демон! – С восторгом сообщила девушка. – Этот… ракшас, наверное. Усы точь-в-точь как у полковника Конелли. И клыки почему-то наружу завернуты. Вот что такими зубами можно есть?
Вторая ниша была глубже и у самого входа Аленари споткнулась обо что-то. Глянула вниз и вздрогнула – тело?
- Суман, фонарь повыше!
Тело оказалось из позеленевшей, ставшей пористой от времени меди. Только на груди у трехликого мужчины что-то блестело – Аленари пришлось опуститься на колено, а потом из чистого озорства повозиться, дабы вытащить утопленную в медь безделицу.
Третью нишу затянула паутина. В четвертой тоже стояла статуя.
- Тут джентльмен с тремя глазами, - докладывала Аленари. – О, я поняла, на кого он похож! Помнишь миссис Чатракис? Вот вылитая, когда она поет рождественские псалмы. Помнишь? «Божьего младенца славим Рождество-о-о-о, в песнях величаем наше торжество-о-о-о!» И взгляд такой же жуткий.
Так и проходил занятный променад, пока девушка не дошла до самого конца. Потом в обратную сторону, уже рассматривая колонны, сам зал, выглядывая сверху – вдруг еще где что сверкнет?
Наконец она вернулась к спуску, и…
Проще простого?
Стоя у кромки карниза и глядя вниз, Аленари познавала истину знакомую каждой кошке – забираться вверх куда проще, чем спускаться.
Она попыталась было на ощупь ногой найти те остатки ступеней, которые привели сюда, наверх, но быстро отказалась от этой идеи. 
- Кри-и-ис, - голос звучал жизнерадостно и максимально фальшиво. – А ты тут не видел другого спуска? Этот… как-то… ну… В общем, другого.

+1

47

Аленари всегда умела находить наиболее неудачные для себя обстоятельства, но в какой момент их исследование старого храма превратилось в расхищение гробниц? Именно об этом думал Кристофер, наблюдая за стремящейся наверх сестрицей. Горделивая осанка резала спину, острый подбородок водило по воздуху, глаза цепко впивались в контуры уступа  - в такие моменты сходство между братом и сестрой прослеживалось особенно четко. Кристофер не сомневался, что Аленари это делает не только ради духа авантюризма, но и из-за вспыхнувшего желания покрасоваться.
- Будь добра, только не вздумай отрывать у полковника Конелли его усы и дарить живому прототипу в качестве сувенира. – Тонкая струйка дыма витиевато поднимается вверх, от начатой сигареты куда-то в потолок, только лишь для того, что бы в итоге раствориться в темноте храма. Кристофер слушал сестру, неспешно куря сигарету.  Аленари говорила. Говорила много, эмоционально, иногда сбиваясь и поправляя себя, но, в сущности, весь монолог ее можно было свести к одной емкой фразе: « Тут так здорово, зря ты не полез».  От сестры веяло веселостью и легкостью, в которую вплеталась тонкая ниточка его усталого раздражения. Не к девушке, а ко всему, что окружало его в последнее время.
На самом деле описания увиденного, Кристофа интересовали не очень сильно, но за пройденные годы общения с самым разнообразным контингентом виконт  научился абстрагироваться, взирая на собеседника с читаемым во взгляде искренним интересом, поэтому, когда сестрица бросала на него взгляд, он кивал, словно говоря «да-да, я ужасно за тебя рад».
- Аленари. – Девушка спотыкается, и Кристофер выражает все одном словом. Коротко произнесенным именем, в глубине которого слышится не только его недовольство ситуацией, но и призыв сосредоточится.
- Черт тебя возьми, Суман, прекрати искать своего Шиву и держи уже нормально фонарь. – Голос вице-принца звучит холодно, неся в себе незримую угрозу, что если девушка навернется от недостатка света, то никакие боги проводника не спасут. – И не отставай от нее.
Возможно,  кто-то назовет это безответственностью: пускать малолетнюю девицу лазить по ярусам развалившегося храма, но этот кто-то явно плохо знал способности Аленари и острое чувство долга Кристофера, который ни за что не пустил бы сестрицу на верх, не будь он в ней уверен. Ну по крайней мере в том, что девочка залезет и не свалится, про спуск никто не говорил…
Тактики младшей Сантар оставляли желать лучшего и в более спокойных ситуациях, а уж, когда на горизонте выплывали неприятности, она выдавала такие вещи, от которых только и оставалось что воздвигать глаза к небу и обращаться к младшей исключительно с приставкой «Боже».
- Боже, Аленари, только не говори, что ты тут застряла. Вот уж правда говорят: грация кошки, ловкость картошки. – Кристофер довольно хохотнул, снизу вверх глядя на девушку ехидным взглядом.
- Уж не знаю есть ли тут другие уступы, но ради тебя я могу поискать, идем, Суман. – Кристоф хлопнул  удивленного проводника по спине, настойчиво подталкивая его в сторону выхода. Скрывшись за пролетом, взрослый и крайне разумный наследник генерал-губернатора подождал секунд десять и, вдоволь насладившись доносившимися криками, соизволил вернуться обратно.
- Других уступов нет. – Сообщил он, удрученно качая голвой. – Кажется придется тебе остаться здесь и присоединиться к пантеону местных божеств, если только… Я слышал, что вежливая  просьба может творить чудеса.
Кристофер всегда гордился своим телом. Ну разве он не хорош? Высокий, статный, сильный – любая дама отдала бы многое, чтобы хотя бы мгновение оказаться у него на руках, и наверняка бы сгорала от злости, узнав, что это самое место на руках досталось какой то наглой, запачкавшейся в пыли девчонке. Кристоф поймал сползающую по стенке сестру без особого труда, с крайне довольным лицом сделал вид, что чуть не уронил, перевернул верх ногами, а после также ловко переставляя руки, вернул в изначальное вертикальное положение, отпуская на землю.
- Не стоит благодарности, но полагаю, теперь ты мой должник. Уж не знаю, чем ты будешь расплачиваться за столь неоценимую помощь, но уверен, ты что-нибудь придумаешь, верно?

Отредактировано Christopher Santar (4 ноября, 2019г. 18:27:51)

+1

48

И вовсе она не застряла! Просто… просто еще не совсем понимает, как найти выход. И ничего смешного. Вообще.
- Сам ты… - Аленари бросила на брата возмущенный взгляд. Ну, в самом деле, нашел время для своих шуточек!
Будь она помладше, досада все же толкнула бы сигануть вниз наудачу, просто чтобы доказать – не нужен ей никакой Кристофер и помощь его тоже не нужна. Сам он кошка-картошка! Однако, к своим годам девушка уже знала, что такое вывихнутая лодыжка, равно знала, что с больной ногой дальнейшее путешествие пойдет в миллион раз скучнее.
- Эй, ты куда? Крис! Кристофер?! – Перспектива торчать на чертовом уступе в одиночестве и полной темноте совершенно не обрадовала. – Ты куда? Вернись сейчас же! Кристофер!
Нет, ну вот за что ей достался такой невыносимый брат?
Вернулись мужчины почти сразу же, отчего стало ясно – никакой спуск Кристоф искать не собирался, просто дразнил. Аленари медленно и глубоко выдохнула, ни дать ни взять – рассерженная росомаха.
Так, ну все, довольно! Он над ней так десятилетиями издеваться может. Лучше уж скатиться кубарем, чем стоять и выслушивать всё это. 
- Вежливая просьба? – Хмуро сопя, она ступила на щербатый камень. – Не думала, что ты знаешь это словосочета…
На этом план «скатиться кубарем» почти воплотился в жизнь, если бы наследничек генерал-губернатора наконец не соизволил сестру поймать. Ну как поймать…
- Да что ты… да как ты… Крис, ну погоди… ну нет!
Поставленная на ноги, Аленари больше всего напоминала закипающий чайник – красная, со сползшим на одно ухо платком, растрепанная и возмущенная донельзя.
- Должник? Серьезно?! Да ты меня чуть не уронил! Вниз головой!
Ох, если бы не присутствие Сумана, сколько всего она бы рассказала своему братцу! Да бедные ее племянники, только и остается надеяться, что Господь наградит их крепкими желудками, ведь их папеньку, похоже, хлебом не корми – дай пожонглировать людьми.
В конце концов, она ограничилась мрачным взглядом и вздернутым подбородком. Пытаясь привести себя в порядок, одернула колет, провела руками по бокам и тут же вспомнила о втором сокровище в кармане.
Вообще-то никаких сокровищ Крис не заслужил. Хотя с другой стороны… во-первых, он лишился шейного платка, хотя сам того еще не знал. Во-вторых, она же добрая сестра, не то что некоторые.
- Держи. – С видом очень щедрого волхва Аленари протянула брату что-то размером с мизинец, сверкнувшее в свете фонаря сине-зеленым. – В расчете.
Там, наверху, она вынула из медной статуи тонкую нефритовую фигурку кобры с поднятой для атаки головой и распущенным капюшоном.
- Надеюсь, на ней лежит проклятие доброты и сердечного отношения ко всем родным, - последнее по мнению Аленари было бы для Криса особенно полезно.

+1

49

Ты бы предпочла остаться одна наверху? - мог бы спросить это, картинно приподнимая брови и давая собеседнице почувствовать себя крайне должной, но Аленари уже сует ему какую-то вещицу, и Крис от удивления проглатывает ехидство, с легким изумлением смотрит за этими «невинными» манипуляциями, призванными напомнить, что тот от младшей сестры все равно никуда не денется.
Она смешная и встрепанная, как воробушек, переминается с ноги на ногу и грозно смотрит на брата, пытаясь хоть немного поправить на себе одежду. Кристофер даже умиляется такому безобидному виду, и хотя он сам еще не дорос до тех времен, когда свои детские глупости начинают вспоминаться с умилением и некоторой ноткой ностальгии - глупости младших порой вызывали в нем добродушную усмешку. Так смотрят на щеночков. Скажи он такое сестрице, она бы точно разразилась гневными комментариями.
- Что ж, считай мы квиты – Хмыкает Кристофер, тут же убирая подарок в карман, намереваясь рассмотреть сокровище, когда выдастся время побыть одному. – Знаешь, если бы ты ко всему относилась с таким же рвением, как к исследованию всяких развалин, тебе бы просто цены не было, но понимаю, с одной половинкой мозга это делать сложно. – В привычной манере добавляет виконт, подталкивая сестру к выходу.
- Идем, оставим бедный храм в покое, а то он сегодня и так много пережил, а мы уже довольно задержались, еще немного и в лагере вышлют отряд на наши поиски. – Чем ближе они подходили к выходу, тем больше Сантар начинал жалеть, что не позволил Аленари поразрушать храм еще некоторое время: шум дождя, доносившийся с улицы, складывался в неприятную для слуха мелодию. Крупные капли мерно отсчитывали секунды, стукались о большие камни былых стен, проросших травами, они соскальзывали с края входной арки, а с другой ее стороны, скользили по мху и стекали по стенке целым маленьким водопадом. Шелест ветра в деревьях и далекий гром грозы, которая, Кристоф надеялся, обойдет их стороной.
- А вот и обещанный дождь, я до последнего надеялся, что нам повезет, но, кажется твой вандализм все же прогневал местных богов. Пусть он будет краткосрочным и река до нас не доберется. – Голос виконта красиво вплетался в этот шум. Кристофер остановился лишь на миг – перед самым выходом, чтобы, оставшись в одной рубашке, сделать из верхней одежды импровизированный «зонт» и, подтянув к себе сестру, укрыть их обоих, чтобы дойти до лагеря с минимальными потерями.
- Мне кажется, природа явно считает, что нам  не хватает водных процедур, будто мы в жизни непозволительно мало сталкиваемся с водой.  – Только вышедшие из пыльного храма и бегущие сейчас под дождем дети генерал-губернатора выглядели далеко не так, как выглядят приличные дети генерал-губернатора. Нет, Кристофер прекрасно знал, что и этот небрежный вид ему шел совершенно так же, как и прежний, опрятный, не потерялась ни грациозность движения, ни уверенность, ни чувство неоспоримого превосходства во взгляде. Но не смотря на это молодой человек всей душой мечтал переодеться и привести себя в порядок, жаль только, что в отличии от сестры, такой шанс ему выпал не сразу.
Дождь нарушил спокойную жизнь уставшего лагеря: надо было срочно убедиться все ли под контролем, послать людей проверить крепость палаток и спокойствие животных перед возможной грозой, к тому же Кристоф хотел еще раз удостовериться, что река до них доберется не скоро, а близлежащий храм не обрушится кому-нибудь на голову. Поэтому в палатку к Аленари он ввалился спустя приличное время - промокший и усталый, и не спрося разрешения, нагло опустился на край кровати, проигнорировав все возможные возмущения.
- Знаешь, я даже люблю местные дожди, если закрыть глаза, можно представить, что ты дома. – Вместо приветствия обронил Кристоф, на миг мечтательно закрывая глаза. – Решил убедиться, что тебя не снесло, а заодно забрать платок, надеюсь, ты его не потеряла. – Конечно, это был лишь предлог – Кристоф хотел убедиться, что сестра не переживает тяжелые моральные травмы после своей неудачи на уступе и испуга после его невинной шутки. Мало ли что. Кто поймет этих девушек.
- Говорят, что дождь не успеет размыть дороги настолько, чтобы мы не смогли выбраться, так что смею тебя обрадовать: вскоре мы доберемся до отца, и все станет как всегда. Я перестану сталкиваться с тобой практически каждый час, а значит мое, как ты говоришь, «занудство» перестанет тебя доставать. – В своей попытке приободрить сестру Кристоф даже не задумался, что это звучало как «Вскоре я снова вспомню, что являюсь блистательным наследником и перестану потакать твоим безумным идеям и развлекать историями с мастер-классами. Живи с этой мыслю оставшуюся дорогу».
- Так что там насчет платка?

+1

50

За стеной палатки шумел дождь. Там гулял ветер, по стене то и дело мели массивные листья, но внутри было тепло, уютно, пахло корицей, кардамоном и гвоздикой.
Аленари перевернулась на другой бок. 
«…Вильфор повторял себе все это, сам не веря своим словам. Страшнее всего для него было не само разоблачение, потому что он мог отрицать, а то и ответить; его мало беспокоило это «Мене, Текел, Фарес», кровавыми буквами внезапно возникшее на стене…»
Чего там так сильно страшился коварный Вильфор, она так и не узнала – в гости явился коварный Кристоф.
Манеры брата – точнее их отсутствие в данном конкретном случае – наверное, могли кого-то возмутить, но Аленари только сдула со лба прядь и села, по-турецки скрестив ноги. Кристофер не спрашивал разрешения, она его не давала и никому это, если честно, не было нужно.
«Граф Монте-Кристо» медленно закрывался, страница за страницей.
- Платок? – С видом оскобленной невинности, честными-пречестными глазами Аленари смотрела на брата. – Какой платок? Не понимаю о чем ты. Виконт Сантар, вам надо лучше приглядывать за своими вещами, чтобы потом не третировать несчастных сестер.
Платок она Крису не отдаст. Почему? Да вот потому что… ну, не отдаст. У него их сотни. А вот этот, отданный в старом храме, где брат снимал с нее жутких пауков, вот именно этот она оставит себе и заберет в следующее плавание. Повяжет еще не раз на волосы. От пауков и… всякого.
- А вдруг… - внезапно у Аленари сделался вид человека, который вот только что придумал восхитительную идею, - слушай, а вдруг я к твоему патронажу привыкла? Вдруг я попрошу папу командировать меня на твое судно?
И закатив глаза, она притворно заворковала:
- Папулечка, а сделай меня мичманом на кораблике Кристофера? Ты ведь знаешь нашего Кристофа, никто-никто не присмотрит за мной лучше него! Он будет рад-прерад, папулечка!
Устав кривляться, леди Бэкингем расхохоталась в голос. Они оба знали, что заговори она с отцом таким образом, и Роланд первым делом схватился бы за сердце, вторым – за депеши, проверять, с какой страной развязала войну его старшая дочурка.
- А если серьезно… Крис, послушай, - девушка подалась чуть вперед, перешла на полушепот, будто действительно желая доверить великую тайну, - от твоего, как ты сказал, «занудства» меня не спасет ничто и никогда. Как и тебя – от меня. Это называется «родиться в одной семье». Хуже местных проклятий!
Аленари не пыталась никого приободрить.
Аленари говорила ровно то, что думала.
«Ты можешь быть блистательным наследником, можешь быть виконтом или даже графом, быть лордом или министром, да хоть королем самой Англии, если хочешь! Ты можешь быть кем хочешь, Кристофер, но ты никогда не прекратишь потакать моим безумным идеям. Никогда не отделаешься от историй. Никогда.
Живи с этой мыслью всю оставшуюся жизнь».

Вот что она сказала. А потом откинулась назад, приложила тыльную сторону ладони к чашке на раскладном столике. Ранее Аленари велела Мадху согреть ей вина со специями и вот ждала, пока напиток остынет чуть-чуть.
У брата был вид человека, которому вино нужнее.
- Держи. – Она протянула чашку. – Не обожжешься.
За стеной палатки шумел дождь, там гулял ветер, у горизонта, наверное, плясали белые зарницы. Если закрыть глаза, то действительно можно вообразить себя дома.
А можно и не закрывать. Иногда дом это не четыре стены, не город, не земля и даже не страна.
Иногда все намного-намного проще.

Отредактировано Alenarie Santar (7 ноября, 2019г. 21:36:49)

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Жемчужина Британской короны