Brimstone
18+ | ролевая работает в камерном режиме

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Жемчужина Британской короны


Жемчужина Британской короны

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

http://s9.uploads.ru/t/LCFrZ.png

http://s8.uploads.ru/t/ZlBND.gif

http://s8.uploads.ru/t/A9iyg.png

http://sd.uploads.ru/t/O5Hgy.gif

http://s9.uploads.ru/1McFp.png

http://sh.uploads.ru/t/lNWFo.gif

Christopher & Alenarie Santar
Декабрь 1874-го, Бенгалия, Индия

Брат и сестра Сантары направляются в Дели, к ставке генерал-губернатора. Путешествие это должно пройти спокойно, даже скучновато, ведь Бенгалия уже покорена, а убогие деревушки на достопримечательности точно не тянут. Однако, когда это Сантары скучали? Особенно, если рядом слоны, джунгли, бои быков, древние руины и немного мехенди...

0

2

Только прибыв в Индию, Аленари думала, что нет ничего более захватывающего, чем поездка на спине слона. Ну как же – они огромные, разумные, сильнющие. Это ж как ехать по лесу на собственном корабле! Сидишь себе, а под ногами проплывает целый мир, знай себе крути головой, глазей по сторонам.
Реальность, как обычно, сильно отличалась от фантазий. 
Во-первых, пятнадцатилетней дочери генерал-губернатора никто не разрешал править слоном, что само по себе оказалось вселенским разочарованием. Во-вторых, двигались животные ритмичным размеренным шагом, этаким караваном. Ни ускориться, ни выйти из этой вереницы, как делала она, сидя в седле лошади. И так час за часом, час за часом.
В общем, на третий день пути Аленари не знала, куда себя деть.
Солнце еще даже в зенит не поднялось, а девушка уже успела подремать, проснуться и сосчитать светлых обезьян, которые всем своим семейством сопровождали британский отряд, прыгая с ветки на ветку. Потом еще раз подремать. Затем ей показалось, будто среди кустарника мелькнула золотистая спина гаура, а чуть погодя западный ветер донес рявканье леопарда, но на этом приключения закончились.
«Индия – страна опасностей и чудес!» - думала Аленари, запрокинув голову и глядя на проплывающие ветви ватного дерева. «Тоска зеленая…»
Она машинально расстегнула верхнюю пуговицу мичманского колета – не потому что жарко, погода в декабре как раз стояла замечательная, а чтобы чем-то занять руки.
Эх, вот бы сейчас своего собственного слона. И не тащиться на нем со скоростью больной черепахи, а свернуть в сторону – глянуть, например, чего это леопард разверещался. Но, это, конечно из разряда мечтаний. Нет, слона-то ей своего купят, отец пообещал – он выполнит. Только вот что-то подсказывало – со слоном в комплекте будет идти туземный болванчик. Еще один «конечно-мисси-сахиб-да-мисс-сахиб-как-прикажете-мисси-сахиб».   
Аленари глянула в спину погонщику – без раздражения, а скорее с досадой. С таким даже не поговорить толком. 
В конце концов, она не выдержала и вновь запрокинула голову, состроив мину крайнего страдания.
- Кристо-о-оф, мы тащимся по этому лесу уже тысячу лет. А до Дели – еще три тысячи. Тошно уже от этого стульчика! – Аленари покосилась на хаудах. – Я хочу в нормальное седло. Папа, между прочим, разрешает мне ехать с офицерами!
«Разрешал. Пару раз. Когда был очень занят. И я принимала молчание за знак согласия…»
Конечно, сама идея была так себе: во-первых, от дорог в Бенгалии имелось одно название, просвет в лесу уже дипломатично назывался дорогой. Во-вторых, после полугода сезона дождей подлесок стал практически непроходим – для всех, кроме слонов. Был, конечно, и традиционный отряд кавалерии. Традиционный и бесполезный – всадникам пришлось буквально разбрестись кругом, выискивая места, где могли пройти их лошади.
Впрочем, даже это интереснее, чем считать обезьян!
Аленари всё еще изображала страдание – бессмысленно, но вдруг? – не замечая, что впереди, между деревьями появился просвет. Там, среди пологих берегов, заросших магнолиевыми и хлопковыми деревьями, лежало длинное, мутноватое озеро Кусум-Конкар.

+1

3

Существует много ежегодных событий: День рождения, Рождество, весна, экономический симпозиум... и «Кристоф, сопроводи сестру до Дели, тебе же не сложно и как раз по пути». Крису то может и не было сложно, но особого восторга от этой идеи он явно не испытывал, как и восторга от перспективы ехать на слонах.
Эти огромные массивные животные не внушали никакого доверия, особенно после того, как один представитель молодняка ни с того ни с сего вырвался из ровной колонны и ринулся объедать ближайшее дерево. В тот день Кристофа не покидала стоящая перед глазами картина, как их слон сходит с ума, и все они летят вниз. Особенно Аленари.
В конце-концов он все таки намеревался доставить ее целой и с чистой совестью оповестить отца о том, что с его девочкой все в порядке. Кроме манер. Но этот диагноз им известен давно. Врачи опускают руки. Остается только молиться и верить, что когда-нибудь она станет менее неугомонной.
Так или иначе уже на второй день путешествия  Кристоф обзавелся новыми вынужденными навыками езды на слонах, и даже начал получать удовольствие от поездки. До тех пор, пока не выкурил все имеющиеся у него запасы. Теперь он откровенно страдал в ожидании ближайшего населенного пункта, и нытье Аленари совершенно его не ободряло. Впрочем, сестра была в чем то права: заняться в этой поездке действительно было особо нечем, и это безделье навевало тяжелую тоску по дому. Не то что бы в Англии погода радовала больше, но сейчас Кристофер бы порадовался лондонской сырости, а не теплому климату Индии. Но вряд ли дело было в погоде. В пропитанном туманами городе ему дышалось легче. А в Индии Кристофер то и дело ощущал на собственной шее петлю, готовую в любой момент затянуться.
«Кристо-о-оф».  Господи, ну за что ему это?  Во взгляде мольба, обращенная к высшим силам. Кого нужно принести в жертву, чтобы  сестрица просидела всю дорогу тихо и смирно. Кристофер выразительно скривился, вопросительно поворачиваясь к  Аленари. «Тошно уже от этого стульчика!» - Секундная прострация. Ладонь Сантара накрыла лицо, смывая всплеск эмоций. Он глубоко вдохнул, прикрывая глаза. Это не помогло, но ему нравилось так думать.
- Але-е-е-нари- передразнил Крис, посмотрев на девушку сквозь пальцы. – Можешь спуститься и пойти пешком, я бы на твоем месте не пренебрегал тренировкой, иначе колет не то что растегиваться будет, он скоро на тебя даже не влезет. - Кристоф едва заметно лукаво сощурил веки и собирался было добавить что-то еще, как их взору открылось длинное озеро, совсем не привлекательного вида. Вряд ли нормальный человек добровольно полез бы купаться в такую мутную водичку.
- Тут же есть брод или обход по берегу? – Уточнил он у погонщика, буквально нутром чувствуя какой-то подвох. Курить вдруг захотелось с новой силой.

Отредактировано Christopher Santar (11 января, 2019г. 17:07:24)

+1

4

Если Аленари надеялась найти тут сочувствие, то она жестоко ошибалась.
Если Кристофер думал, будто кого-то смутит его красноречиво прикрытое ладонью лицо, то он ошибался не менее жестоко.
- Чего-о?! – девушка даже позабыла о том, как ей плохо и скучно. Почти тут же оказалось, что пытаться одновременно выпрямиться, выпятить грудь, втянуть живот и придумать язвительную реплику – так себе идея. На мгновение Аленари потеряла равновесие и опасно наклонилась в сторону слоновьего бока. Конечно же, никуда она не упала, но момент для достойного и блестящего ответа был безнадежно испорчен.
Черт! Вот почему с Кристофом всегда так? Братец выдает колкости по десятку в минуту, и вроде как надо придумать что-то такое же язвительное, но в голове вертится только «сам такой». А потом нужная реплика придумывается, но уже поздно и вообще, не бежать же за старшим с воплями «Стой, стой, сейчас я тебе ка-а-ак отвечу!».
Демонстративно скрестив руки на груди, Аленари отвернулась, рассматривая озеро впереди. К разговору с погонщиком она, конечно же, прислушивалась, хотя и изображала полное равнодушие.
Тем временем сам погонщик попытался одновременно повернуться и слегка поклониться, как делали все слуги, обращаясь к белым лордам:
- Кусум-Конкар – длинное озеро, сахиб Сантар, местные зовут его Змеиный След. До ночи нам его не обойти. Но Кусум-Конкар неглубокое озеро, сахиб. Неглубокое озеро с хорошим дном. Дикие слоны издавна переходили его вброд, перейдут и наши. Совсем не о чем волноваться, сахиб Сантар, совсем.
Если Аленари что-то и знала об Индии, так это одно – когда местные начинают уверять, что белым людям совершенно не о чем волноваться, значит, впереди ждет какая-то занятная штуковина. Поэтому девушка тут же позабыла о том как ее тут оскорбили, и с жадностью подалась вперед:
- А насколько неглубокое озеро это Кусум-Конкар?
- Взрослый слон может пройти через него, мисси-саиб, и вода ни разу не скроет его полностью.
- А крокодилы? Они тут водятся?
Погонщик потер подбородок.
- Местные не видели тут крокодилов, мисси-саиб.
«Не видели» и «нету» - разные вещи» - ясно читалось в восторженном взгляде Аленари, когда та обернулась к старшему брату.
- Прям по дну! Через все озеро! Здорово! Я раньше только на лошади через реку переходила… Может возьмем сюда наверх винтовку? Или две? Ну, на всякий случай...
Какой там предполагается "случай" Аленари предпочла тактично промолчать, но благодаря воображению толпы крокодилов уже кишмя кишели в злополучном озере.

+1

5

Рука в привычном жесте зачесывает волосы назад, когда на лице Кристофера появляется умиротворение, вызванное от ощущения попадания колкой фразы в цель.  Он даже приоткрыл губы, чтобы продолжить с таким успехом начатую словесную атаку, как Аленари опасно накренилась  к боку слона. Кристофер мог ожидать почти любую реакцию сестрицы, но действия Аленари подтвердили, что ключевое здесь слово "почти". Инстинкты сработали быстрее мыслей,  Крис и сам  не заметил как, судорожно вздохнув, с силой вцепился в руку сестры.
- Видишь, тебя уже даже слон не выдерживает. - В голосе прозвучали наигранно укоризненные интонации. Сантар ухмыльнулся, решив не обнажать мысли, что вообще то испугался. На миг. Аленари точно сведет его в могилу. Пожалуй, подобную надпись можно будет высечь на его могильной плите. Само собой из жутко дорого мрамора.
Так она еще видители и обиделась! Кристофер со скучающим интересом приподнял брови, кидая взгляд на спину сестры. Она может сколько угодно обижаться и ныть, но в конечном итоге Сантар знал, как она будет наслаждаться путешествием. Не так, как бы ей хотелось. На миг наступила тишина , Кристоф уже почти почувствовал себя наедине с собой. Это даже позволило расслабиться, проваливаясь в безмятежность, пока погонщик вдруг не оживился и не «обрадовал» британцев новостью, что им придется плыть на слонах. Он не успел высказать свое возмущенное « Вы что шутите?!», ибо внезапно оживившаяся Аленари уже во всю донимала погонщика вопросами.
Кристофер закатил глаза. Если не вдаваться в подробности, то ощущение было будто его оставили с оравой отбитых детей. Каким-то чудом в хрупкой девушке уживалась орава отбитых детей. Как? Как?! Без вмешательства высших сил тут явно не обошлось.
- И как часто вы проделываете подобное? – Только и успел уточнить Сантар прежде, чем их слон стал спускаться в воду. Шатало так, будто они попали в сильнейший шторм, вцепившись со всей дури в ручку их «стульчика», Кристофер молился только об одном: лишь бы эта четвероногая махина не подскользнулась на илистом берегу.
- Думаю, мы обойдемся без винтовки. – Выдал, наконец, Сантар, когда слон более-менее восстановил равновесие, зайдя чуть глубже в воду, так, что при желании Кристоф уже мог дотянуться до озера даже сидя на спине.
– Знаешь, что делают люди, которым часто приходится проходить сквозь место, где обитают хищники? Ясно, что не встают пред его ясным взором с куском мяса в руке. От мяса он не откажется, но вероятность уйти после этого целым и невредимым равна нулю. Они попросту отвлекают этого хищника – оставляют кусок мяса на его тропе. Он должен быть достаточно большим и вкусным. Что потом? Правильно, побыстрее делают ноги, пока любопытный зверь занят аппетитным куском и не может оторваться, чтобы лично посмотреть, кто же это его подкармливает и почему. Так вот, это я к чему… - Кристофер хитро улыбнулся. - Мне не нужна винтовка на случай крокодилов, ведь у меня есть ты.- Сантар медленно наклонился ближе к воде, ощущая кончиками пальцев прохладу, и, не отрывая заговорщически-подлого взгляда от лица девушки, резко провел по водной глади, с удовольствием наблюдая, как несколько брызгов опускаются на сестрицу.

Отредактировано Christopher Santar (17 января, 2019г. 19:40:02)

+1

6

Конечно ни крокодилы, ни винтовки не вызвали у старшего брата прилив энтузиазма. Вообще, на взгляд Аленари, у Кристофа было до обидного мало тяги к приключениям, ко всему новому, любопытному и интересному. То есть, говоря проще, Кристоф не любил сперва делать, а потом думать.
Ну да ладно. Пошел спуск по берегу в воду, и о недостатках брата пришлось временно забыть: слон наклонялся то в сторону, то вперед, и ощущения были как на здоровенных качелях. Пару раз екнуло под ложечкой, разок очень захотелось схватиться за хаудах не только руками, но и ногами, но в целом все вышло очень даже удачно.
Идти на слонах вброд оказалось веселее, чем просто идти на слонах. К тому же Кристоф вновь заговорил, и на этот раз ради разнообразия не выдал какое-то замечание о ее поведении или внешнем виде (в колет она не влезет, видели такое!); про охоту и диких зверей Аленари всегда слушала с удовольствием. Правда, сейчас к удовольствию прибавилось опасливое ожидание – когда у старшего вот такая улыбочка, то жди подвоха.
И, конечно, предчувствие не обмануло. Кусок мяса, вы видели такое?! Следом на нее полетели брызги воды, и нормальная девчонка ее возраста, наверное, взвизгнула бы или даже обиделась. Однако, Аленари такие дурачества воспринимала с восторгом годовалого щенка – то есть, существа, у которого сила уже есть, а дурь еще есть.
- Отличный план! – Она фыркнула, перекинула косу на другое плечо и по примеру брата наклонилась к воде. – Но есть несколько недостатков. Кусок мяса не может бежать быстрее тебя. Кусок мяса не сможет утащить тебя вслед за собой в воду. Кусок мяса не может сделать так!
И с последними словами, она вытащила обе кисти из воды, прищелкнула пальцами, отправив веер брызг в сторону Кристофа и, как оказалось, погонщика.
Правда, почти тут же триумфальное выражение лица сменилось крайне  заинтересованным. Аленари буквально подскочила на своем плетеном сидении, глядя куда-то за плечо брата.
- О, смотри, что это там?!
- Это бревно, мисси-саиб, - услужливо подсказал индиец, который наверняка уже думал, что сбежать в лес и уйти в сипаи – не такая уж плохая идея.
- Точно? А выглядит, как спина. – Разочарованно почесав нос, Аленари вновь покосилась на Криса. – Вот если это крокодил, и он придет нас есть, тогда пожалеешь, что не принял мое ценное и прозорливое предложение взять винтовку. А ты охотился тут на крокодилов?

+1

7

Нет, он, конечно, не ожидал, что Аленари завизжит, надуется и больше не будет разговаривать с ним до конца путешествия, Кристофер знал свою сестру достаточно, чтобы понимать какие шутки можно проделывать в ее адрес. Он вообще достаточно быстро осознавал какие границы нельзя переступать, общаясь с тем или иным человеком. Но такой подлости от сестрицы он не ожидал - хотя стоило бы! – Кристофер в приступе удивления выразительно приподнимает брови, ощутив, как что-то мокрое оседает на его лице и волосах. Сантар скривился, осуждающе взглянув на девушку. Да даже у их слона явно было больше совести, чем у Аленари, которая так искренни радовалась своей выходке.
- Играть изволите, мисс Сантар? - Крис снисходительно посмеялся, прикрывая веки. А после окатил сестру очередной порцией брызг, в любой другой ситуации он бы  мстительно улыбкой и быстренько ретировался куда по-дальше, но со слона деваться было некуда. Будь у Сантара минута тишины или толика желания задуматься о подобных вещах, он бы, вероятно, допустил мысль о том, что это не самая лучшая идея играться посреди озера, сидя на слоне. Но в моменты скуки щенячий восторг Аленари был немного заразителен. Как холера. Или  бубонная чума. Еще бы  чуть-чуть и они бы из принципа столкнули друг друга с этого слона, к счастью, проплывавшее неподалеку бревно уже полностью завладело интересом сестрицы.
- Как то не доводилось, если честно, но мясо мне их предлагали попробовать. Я отказался. Говорят крокодил имеет вкус того, что недавно съел, и ведь не угадаешь была это рыба или маленькая вредная девочка, не завидую я тому, кто съест крокодила, который съест тебя. – Кристофер изображает на лице невинную улыбку и тоже ( на всякий случай) вглядывается в бревно-хищника.
- Чисто теоретически, если на нас нападет крокодил, слон же сможет нас защитить? – Интересуется он у погонщика, уже прикидывая, смогут ли они сами справиться со слоном, пока крокодил пожирает индуса.
- Известно, что слоны недолюбливают крокодилов, сахиб Сантар,  и порой могут намеренно атаковать их, повстречав на суше или на берегу. Если бы тут и правда была угроза, наш слон бы уже остановился на удобном для него участке, чтобы в случае чего защищаться.
- Видишь, Аленари, нас никто не сожрет, по крайней мере крокодилы. – Кристофер расслаблено облокотился на спинку их сиденья, запрокинув голову назад, возвращаясь к своим мечтам о табаке. Занимательная лекция о слонах немного его успокоила, он даже игру «угадай от чего твоя сестра, за которую ты ответственен, может помереть в пути» , в которую он то и дело играл со своей паранойей, оставил на некоторое время в покое. До тех пор, пока их молодой слон не свернул в сторону и пройдя несколько шагов резко остановился. Он опустил хобот в воду, готовясь то ли к атаке, то ли… « Пожалуйста, пусть это будет крокодил!» - Кристофер буквально взмолился всем известным ему богам – сейчас перспектива принести в жертву погонщика радовала немного больше, чем возможность быть облитым из грязного хобота и всю дорогу до суши просидеть мокрым.

Отредактировано Christopher Santar (1 февраля, 2019г. 15:26:45)

+1

8

- Или тебя. Там и крокодил отравится, - фыркнула Аленари. Увы, брат возвращенную колкость или проигнорировал или вообще не заметил, потому что уже разговаривал с погонщиком. Бои же крокодилов и слонов показались темой куда более занятной, чем препирательства – воображение тут же нарисовало разъяренного слона, гоняющего крокодила по берегу и пытающегося его задавить. Черт побери, вот это было бы зрелище! Да Алек от зависти позеленеет, если ей доведется увидеть нечто подобное…
Тем временем, путешествие через озеро проходило своим чередом – слон шел вперед, погонщик смотрел туда же, даже Кристоф, казалось, расслабился, вновь восседая на своем хаудахе с видом императора Августа.
Аленари уже хотела опустить руку в воду, и немного обрызгать этого императора для придания ему более обыденного вида, но тут что-то пошло не по плану. 
Слон остановился. Индиец занервничал.
«Крокодил. Теперь – точно» решила Аленари, и сердце сладко екнуло, а потом забилось, как сумасшедшее. 
Однако, вышло все иначе. То ли слону стало жарковато, то ли дурачества людей он воспринял как приглашение поиграть, но исход оказался один. Он не собирался ни от кого защищаться, и уж тем более кого-то атаковать. Вместо этого, игнорируя встревоженные окрики погонщика, он наклонила голову, набрал воды и, откинув хобот назад одним мощным движением, окатил свою спину – а вместе с тем сидящих на ней людей – мутными водами великого озера Кусум-Конкар. А потом, словно закрепляя эффект, плюхнулся головой в воду – раз, другой, третий, только уши мелькнули и волны пошли.
Великое озеро не пришлось Аленари по вкусу. Вода рухнула разом и отовсюду, заставив мичмана Сантар несолидно завизжать, закрыть лицо руками и в очередной раз слегка потерять равновесие. Когда же она худо-бедно это равновесие восстановила, сгребла мокрые волосы с лица и проморгалась, то обнаружила, что все еще жива, по-прежнему сидит на спине злополучного животного, а погонщик пытается одновременно выровнять слона, кланяться, просить прощения на двух языках и ругаться на хинди.   
Но самое примечательное было не это все, нет. Самой запоминающейся частью был Кристоф.
Ее старший брат даже среди индийских джунглей умудрялся выглядеть лондонским денди с этими его белоснежными воротничками и запонками из кашмирских сапфиров. Однако здесь и сейчас он имел вид человека, который переправлялся через озеро вплавь, возможно, наперегонки с крокодилами. И Аленари стоило колоссальных, просто титанических усилий, чтобы не расхохотаться – в голос, до слез, до колик, до падения с этого чертового слона. 
- Заметь, - сдавленным голосом выдала она наконец, - ты это начал. Слон просто поддержал…

+1

9

Говорят, что прогулка верхом на свежем воздухе приносит успокоение, что в ней есть некая целительная сила. Равномерное ритмичное перемещение ног животного, повышенная активность зрения и слуха, необходимых для изучения местности и регулирования направления, прикосновение к коже прохладного воздуха. Считается, что эти явления совмещают тело и дух, помогают открыться и расслабиться. В общем Кристофер не испытывал ничего подобного, особенно когда слон остановился. К своему неудовольствию Сантар заметил на лице погонщика напряжение.
- Слон просто устал. Сейчас пойдет дальше. – Крайне неправдоподобно выдал погонщик, обращаясь к британцам, а после начал снова кричать на животное. Кристофер всегда воспринимал подобные фразы с опаской, от кого бы они не исходили, относясь к оправданиям любого рода недоверчиво, ища в них подвох. Вот и сейчас Крис нутром чуял, что что-то было не так, слоны достаточно выносливые животные, чтобы устать посреди озера. К сожалению, его подозрения оправдались. Слон опустил голову в воду.
Ничего подобного он не ожидал настолько, насколько не ожидают от лучших друзей удара в спину, а от злейших врагов – протянутой в трудную минуту руки. Это оказалось так неожиданно, что холодное выражение лица Кристофера треснуло – и Сантар потерял контроль над собственными эмоциями и собственной же мимикой, моментально, словно до него дотронулись в момент, когда он рассчитывал на полное и бесповоротное одиночество. На мгновение глаза его расширились, брови, изогнувшись, быстро и резко взлетели вверх, черты дрогнули так, словно он собирался сказать сейчас что-то, рвущееся из самой сути – а затем, поток холодной грязной воды буквально обрушился на его голову. Одежда промокла моментально. Впечатление было такое, что на тебя опрокинулось озеро, на берегу которого ты так комфортно себя чувствовал всего полчаса назад. Где то сбоку послышался девичий крик и Кристофер буквально инстинктивно вцепился в руку сестры, не давая ей соскользнуть с этого червового животного.
Наконец все прекратилось. С трудом сглотнув комок холодного воздуха, Сантар метнул пронзительный взгляд сначала в одну сторону, затем в другую – и со стороны было неясно: то ли он растерян, то ли разозлен, то ли рад, что все закончилось. Он готов был захлебнуться жгучим возмущением, смешанным пополам с … нет, даже невозможно даже сказать, с чем!
И явно довольная происходящем Аленари не улучшила ситуацию. Глаза Кристофера изумленно расширились, на лице читалось непонимание и праведный гнев. Он начал? Она что обвинила его в тупости слона? Так еще и сдерживаемый смех, которым явно давилась сестрица, раздражал, она казалось аж покраснела от этого, вызывая в Кристофере очередную волну раздражения.
- Ты в порядке? - Сантар склонил голову, окинув хищным, оценивающим взглядом девушку. - Ты как то покраснела, наверное принятый душ не смог охладить тебя полностью, что ж, я могу помочь. – Кристоф с гаденькой ухмылочкой придвинулся ближе к сестре, а после, воспользовавшись моментом, пока смысл сказанных им слов еще не дошел до девушки, толкнул ее в бок, с довольной улыбкой наблюдая, как Аленари потихоньку начала скатываться вниз. Благо падать до воды было недалеко, крокодилов это слоновье безумие разогнало на несколько миль вперед, а одежда уже и так была мокрая. Возможно отец бы и не одобрил подобное баловство старшего сына, вот только отца здесь не было.

+1

10

У ее старшего брата было два «Ты в порядке?». Одно это простое, банальное «Ты в порядке и жива, мне не придется слушать лекцию от отца?», а второе – «Ты в порядке? Да? Сейчас это изменится!». Вот второе Аленари научилась безошибочно распознавать годам этак к десяти. Неким шестым чувством уловила она подтекст и сейчас, но… ну что он ей сделает, серьезно? Водой снова обрызгает? Чалмой погонщика в нее кинет?
Легкий толчок в бок. Так же легонько пошатнулась ее уверенность. Да нет, он не посмеет. Все равно поймает в последний момент.
- Ты не… - начала девушка.
Но он посмел.
Под воду Аленари ушла с уверенностью и грацией железного топора. От возмущения тут же вдохнула, захлебнулась и так наглоталась воды, что будь та священной – могла бы стать каким-то брахманом. Если б захотела, конечно.
Пока она хотела только не утонуть. Два энергичных гребка – и воздух снова резанул легкие.
- Ты!.. – отплевываясь, выдала она, но не успела сказать больше ничего обличительного, потому что инерция вновь утащила под воду.
Слон, который почувствовал, как у бока барахтается нечто большое и живое, занервничал всерьез. Погонщик – которому общество Сантаров несомненно добавило новых впечатлений и седых волос, - заметался, не зная, что ему делать – усмирять животное или спасать вице-принцессу Индии. 
Тем временем вице-принцесса вновь появилась на поверхности; в этот раз Аленари поступила умнее, уцепившись за один из ремней упряжи.
- Дай… руку! Сестроуб… тьфу!... убийца!
И руку действительно протянула.
А под водой уперлась ногой в какой-то узел из ремней, опоясывавших слона, готовая рвануть на себя и откинуться всем весом назад, как только Кристофер попытается ее вытащить. 
В то, что они могли утонуть, всерьез Аленари не верила ни секунды – спереди и сзади уже раздавались тревожные крики остальных погонщиков, слуг и сопровождающих.
Она глубоко вдохнула.
Да, папа бы точно не одобрил. Но его тут, черт возьми, действительно не было.

+1

11

Лицо Кристофера на миг удивленно вытянулось,когда сестрица действительно соскользнула в воду. Он был уверен, что та вцепится в самого Криса, седушку, слона, но все произошло гораздо лучше, чем он ожидал. Когда внизу раздался громкий всплеск, Сантар довольно улыбнулся, подсаживаясь еще ближе к краю, чтобы оценить свои старания. Безупречно. Осталось узнать сколько сил осталось у сестры, прежде, чем она пойдет ко дну. Все таки надо успеть ее вовремя вытащить.
Сестроубийца? Это он то сестроубийца?! Впрочем, обижаться как-то даже не приходило в голову. Все тело сотрясали спазмы подавляемого смеха. Сантар весь сжался, медленно вдыхая воздух. И пусть в сознании трепыхалось торжество, рожденное удачным исходом проделки, но чувство успеха перекрывал дикий угар, стоило только Кристоферу опять взглянуть на возмущенную мокрую Аленари и испуганного до смерти погонщика.  Старший Сантар попытался успокоиться, облокачиваясь на спинку седушки. Высшие силы, дайте сил пережить это.
Вообще-то Кристоф был образцовым джентльменом только когда это было нужно ему самому, чтобы произвести хорошее впечатление. Так что не устоило уповать, что мокрая сестра как-то пробудит в нем совесть.
Тело еще дрожало в судорогах смеха, становилось дурно. Мышцы пресса опасно натянулись, а воздух - до последней молекулы - был вытеснен из легких, и теперь Кристофер откровенно задыхался в собственных мучениях. Как это остановить? А хотя... Зачем? Слон, впрочем, не разделял настрой Сантара. Он недовольно зафыркал, когда из-под воды что-то вновь вынырнуло и зацепилось за один из ремней.
- Твои эмоциональные перепады волнуют слона, - в голосе прозвучали  издевательские нотки. Кристоф настороженно прищурился, опустив вопросительный взгляд на женскую руку, которая требовательно тянулась к нему, словно рука морской твари из различных баек. Мужчина тяжело вздохнул. Он был слегка разочарован. И это все? Аленари больше не станет возмущаться? Почему она так быстро смирилась с подобной несправедливостью? Интересно, а она купиться второй раз? Слон опять недовольно зафырчал, Крис ощутил на себе укоризненно-испуганный взгляд погонщика, но профессионально проигнорировал его, обливая холодным презрением несчастного индуса.
- Я был уверен, ты держишься лучше на воде, тем более, насколько я знаю жирок не дает многим животным утонуть. -  Кристоф театрально закатил глаза, страдальчески вздохнул и протянул руку, мол, ладно, хватайся.
Рука коснулась руки, в стороне к недовольным возгласам людей присоединилось такое же недовольное гудение слонов, заметивших, что от стада отбился один член. Нельзя сказать точно , что стало причиной дальнейшего недоразумения: то ли  дернувшаяся в сторону Аленари, то ли  повиновавшийся стадному чувству слон, сделавший шаг по направлению к сородичам, но Кристофер вдруг оказался под водой, и рефлекторно выдохнул остаток воздуха. Столб пузырьков вырвался у него изо рта, руки ощутили пустоту, а глаза уже вовсе отказывались видеть хоть что-то в этой мутной воде. А выплыв на поверхность он к своему тихому ужасу осознал, что их ушастый транспорт стал еще на шаг дальше. Погонщик матерился на всех известных ему языках, в тщетных попытках предотвратить это безумие, было не понятно кому конкретно адресуя бранные слова: животному или Сантарам.
- Папа нас убьет. – Трагично сообщил барахтыющейся рядом сестре Кристоф, выплевывая попавшую в рот воду. – Если крокодилы или глубина не сделают это раньше.

Отредактировано Christopher Santar (23 февраля, 2019г. 00:58:48)

+1

12

Жирок? Жирок?! Если и был шанс, что Аленари просто позволит втянуть себя наверх, то он только что испарился окончательно. Носок сапога глубже ушел в узел для опоры.
Тут главное не смотреть в глаза. Не смотреть в глаза, потому что все ее намеренья, как правило, на лбу написаны.
Вышло же настолько просто, что сама испугалась: брат полетел в воду, слон в одночасье ушел куда-то в сторону, над головой снова сомкнулась зеленоватая вода. Вот только теперь девушка была готова, вовремя задержала дыхание, и, вынырнув, с легким злорадством наблюдала, как старший отплевывается. С легким, потому что до сих не совсем верила в то, что сделала. Все же Кристоф – не Алек, с которым такие штуки можно проделывать по десять раз на дню…
И все же рассерженным Крис не выглядел. Совсем. А это значит что? Правильно, что она победила!   
- Тебя, - голос зазвенел от торжества. – Папа убьет тебя.
Это ж надо какая редкость – можно с чистой совестью заявить, что брат первый начал. Да какой брат! Да как начал – взял и спихнул ее, беззащитную девушку прямо в незнакомое озеро! С крокодилами, и змеями, и… и чем-то еще. Какую историю можно состряпать! Как нажаловаться! Один недостаток у плана – Аленари могла быть невыносимой, шумной, любопытной, дерзкой, навязчивой, бестактной и назойливой, но вот старшим не фискалила никогда. Она это знала. И Кристоф, увы, тоже это знал.
А такая история могла получиться…
***
Этим примечательным инцидентом путешествие и закончилось – не насовсем и для Сантаров, а на сегодня и для всего каравана. Пока спасали высокородные британские жизни, пока восстанавливали строй растревоженных слонов, пока выбирались и сушились время хорошенько перевалило за полдень. До быстрых тропических сумерек оставалось всего ничего, поэтому лагерь решено было ставить прямо здесь, недалеко от берега озера.
Аленари не чувствовала усталости ни на унцию, напротив, ее переполняла энергия и радость от того, что сегодня удалось выбраться из хаудаха почти на два часа раньше. Быстренько переодевшись в сухое и милостиво позволив служанке расчесать волосы, она некоторое время бродила по лагерю, наблюдала, как ставят палатки и устраивают на ночь животных, а потом все же решила найти брата. Он, поди, переживает, терзается, как там его драгоценная младшая сестра! 
Если Кристоф и терзался, то поразительно хорошо это скрывал. Она нашла его в центре лагеря, выслушивающим доклад главного проводника.
- …в полумиле же, сахиб Сантар, в полумиле к западу лежит деревня Меруг. Если сахиб прикажет, Суман отправит туда людей и велит им купить молодого ягненка. Отец же старого Ганеша говаривал, будто в сухой сезон пять дней до полной луны и пять дней после в деревне проводят бои быков, сахиб…
Аленари коротко глянула на нежно-лиловое закатное небо – там как раз наливалась полная, розовато-белая луна.
Тут Суман заметил молодую мисси-сахиб, и почтительно поклонившись, отошел на несколько шагов, позволяя господам говорить без свидетелей.
Вместо приветствия, девушка продемонстрировала брату собственное левое предплечье с длинным лиловым кровоподтеком.
- Смотри, что ты наделал!
Синяк на самом деле был набит прошлым вечером, но кто об этом знает? Впрочем, трагическая мина никогда особо не давалась, и Аленари почти тут же перешла на заговорщицкий шепот.
- Слушай, а разве они тут этим коровам с быками не поклоняются? Это же жуть как странно! Как… как если б епископ Солсбери лупил епископа Рочестера клюкой, а мы билеты на это продавали. – Воображаемое зрелище действительно получалось колоритным. – Интересно, когда у них тут всё начинается?
Священные животные священными животными, но пропускать это зрелище Аленари не собиралась. Коррида даже в книжках дух захватывала, а тут всё в тысячу раз лучше – не человек против животного, а бык против быка!

+1

13

Кристофер в полуха слушал доклад и и думал о том, что ему жутко охота курить. Не то чтобы у него была какая-нибудь там зависимость, нет, по крайней мере, юноша был уверен в том, что желание исходит от его предпочтений на проведение ближайших десяти минут, а не банального недостатка никотина в крови, прекратившей вырабатывать ничтожные, но достаточные его дозы самостоятельно. Нет-нет, он - хозяин и своей жизни, и своего организма. А кофейное зерно, которое он перекатывал во рту вовсе не имело ко всему этому никакого отношения.
Палатки расставлены, сестра высушена, животные отдыхают – на каждую фразу кивок, Кристофер умел выслушивать с крайне заинтересованным видом даже самые скучные сообщения. По-настоящему Сантар оживился лишь когда заслышал о ближайшем поселении и с благодарностью возвел глаза к небу – это было ему наградой за все сегодняшние страдания. Мало того, что ему наконец, выпала возможность закупиться табаком, так еще и бои быков. Одно упоминание о них вызывало у Кристофера целую бурю эмоций: он и раньше слышал, что индусы, несмотря на свою веру, иногда устраивают что-то на подобии подпольных боев Лондона, только с животными: петухами или даже быками. Кристофер даже представлял в красках, как они проходят, пытался найти информацию, подбивал Вальдена разузнать об этом побольше и хотя бы раз сходить глянуть, - ну подумаешь, незначительное мероприятие, нарушающее пару индийских законов, им же только посмотреть и сделать пару ставок, но удача в этом деле  Кристоферу все не улыбалась, до сегодняшнего дня. Оставалось лишь одно «но»…  И это «Но» сейчас демонстрировала ему свои синяки.
Аленари умела появляться в самое неподходящее время. У нее это получается также виртуозно, как дышать. Если бы на этом можно было зарабатывать – она бы могла засыпать золотом нищие кварталы Лондона, даже те, о существовании которых сознание Сантара не имеет понятия.
- Бедная моя, мне так жаль. -  Кристофер изобразил на лице глубокое раскаяние и сокрушенно покачал головой, а после с силой ткнул в самый центр синяка. – Так больно? А вот так? – Он ткнул еще раз, буквально наслаждаясь произведенной реакцией. – Ты права, дело плохо, хочешь доведу тебя до медицинской палатки, а потом ляжешь спать? – Он ободряюще похлопал сестру по плечу, даже не скрывая своей откровенной издевки.
- И ты же понимаешь, что все эти мероприятия с быками незаконны и опасны? Представляешь, что будет, если животные вырвутся за ринг? А если об этом узнает папа? Тут еще, возможно, пожалеешь, что не был насажен на рога. Так что никаких боев. – Для тебя по крайней мере – мысленно прибавил он, замечая, что Аленари уже всей душой была явно не здесь, и почему она вообще не вымотана после всех этих купаний?
Кристофер сощурился, обремененный странными мыслями. Может и стоило ей разок подыграть? Сантар  бывало шел на жертвы во имя высших целей. Вымотать и выжить всю энергию из сестрицы- святая миссия. Впрочем, наивно полагать, что поездка в деревню принесет те плоды, которые он ожидает. Но может быть Аленари будет хоть немного снисходитльнее. Покладистее? Звучало также абсурдно, как летающий страус, но попробовать то стоило.
- Наш проводник собирается снарядить людей до этой деревни, я поеду тоже за табаком, если хочешь можешь выбраться со мной.- губ Кристофера коснулась миролюбивая улыбка. Вернее... едва коснулась. Он знал характер Аленари. Знал как она любит делать все по-своему. Чаще наперекор из вредности. А еще он знал, чтобы избежать неприятностей для сестры нужно придумать альтернативу бесполезности, чтобы ей не казалось, что он просто хочет избавиться от маленькой обузы. Пусть поможет ему в поисках табака или чего бы ей там еще хотелось, он даже все купит, а после устав, вместе с остальными вернется в лагерь, сам же Крис задержится «по делам», совсем не на долго. Да, план был почти безупречен.

+1

14

«Быки вырвутся, папа узнает, небо расколется, по земле Всадники Апокалипсиса поскачут…» - думала Аленари, мысленно копируя интонации брата. Ну в самом деле, как можно быть таким занудой? Она бы закатила глаза, но была слишком занята рассматриванием своей бедной руки – как у этого палача вообще совести хватило? Тут же теперь действительно синяк будет в полпредплечья!
Пока оценивала нанесенный ущерб и собиралась спросить, всегда ли брат обладал занудством девяностолетнего деда или это благоприобретенное, как Кристофер снова заговорил. Да так заговорил, что Аленари временно позабыла о собственных страданиях.
«Выбраться с ним? Взять и выбраться?»
- Вот так просто? – Она моргнула, а потом быстренько, пока старший не успел опомниться и взять вои слова обратно, выпалила. – Я согласна!
Неизвестно что нашло на Криса – воды из озера напился, солнце голову напекло, добросердечный миссионер покусал, но этим умопомешательством надо было пользоваться. Поэтому Аленари быстренько добавила:
- Только чур я еду на Касторе! И тоже хочу что-то купить в деревне.
Последнее скорее всего не пригодится – не кур же в этом Меруге покупать, – а вот проехаться верхом страсть как хотелось. Вместе с запасными лошадями в их караване шли и несколько отцовских любимцев, в том числе гнедой рысак Кастор, настоящий боевой конь. Проехаться на таком совсем иное дело, чем трястись в повозке-рикше!
Помешательство, видимо, прогрессировало, потому что лошадь ей позволили. И даже действительно взяли с собой.
Весьма скоро – не успело даже стемнеть толком, – небольшой отряд покинул лагерь, и возглавляемый Суманом отправился на запад по лесной дороге.
Аленари была в восторге. Наконец-то выбралась из чертового хаудаха, наконец-то сама ведет животное, решает как ей ехать и где! То и дело она то перебрасывала поводья из руки в руку, то заставляла лошадь чуть отвернуть в сторону, обходя вымоину, то похлопывала жеребца по мощной шее. 
Однако, если Кристоф рассчитывал, что сестра станет молча наслаждаться собственным счастьем, то нет. Наслаждаться чем-то молча она вообще не умела. Вечер, погружающийся в малахитово-сизые сумерки лес, гроздья мелких орхидей, которые теперь казались звездами, шорохи, шелест и голоса ночных птиц, летевших на охоту, навевали романтический настрой.
Ну, романтический настрой с поправкой на Аленари.
- А еще я слышала про пенанггалан. Правда, верят в нее малайцы, но и в Бенгалии она будто бы тоже встречается. Это летающая женская голова. Прям одна голова с болтающимися внутренностями! Ночами рыскает в поисках крови, а днем снова прирастает к телу. И ходит, как человек. А в Каладхунги верят, что в лесу живет дух чурил. Это женщина с вывернутыми стопами, которая заманивает неосторожных путников в свое логово, а потом…
Где-то над головами раздалось характерное «хо-ха-хо» - клич рыбного филина. Самого филина Аленари встречала в лесу не раз, но сейчас, в сумерках, прозвучал он как-то жутковато.

+1

15

Она была невозможна. Как невозможно чихнуть с открытыми глазами. Как невозможен рассвет на западе. Как невозможно съесть ложку корицы. Аленари была невозможна. А Кристофер слишком наивен, раз всерьез рассчитывал, что довольная сестра станет чуть менее невозможной. Вообще-то... это было просто, почти как со щенками, которым для полного счастья надо было дать порезвиться, потрепать по голове и покормить. С  Аленари тоже самое. Дай ей лошадь и возьми на прогулку- формула благословенной тишины. На это не жалко обменять и все ресурсы Индии. Вот только Кристофер не учел один факт– его сестра уникальное создание. Молчание для нее карается летальным исходом. Как акуле необходимо двигаться, чтобы дышать.
По началу Кристоф был спокоен. Едва ли жив, словно впал в анабиоз до лучших времен. Когда трава станет зеленее, проблем в Индии- меньше, а  Аленари -смирной. Он в принципе был терпеливым  и гордился своей способностью с виртуозностью переносить общество даже самых надоедливых говорящих голов. Обычно Кристоф просто одаривал молчанием и высокомерным взглядом, выражающим смесь презрения и приторной любезности. Это у  Сантара было в крови, казалось бы что может сломать его защиту и подорвать душевное спокойствие? Может быть не "что", а кто. В этом крылась катастрофа.
Наверное, стоило бы напомнить младшей, что молчание - золото.  Кристоф любил золото. И тишину. И еще много чего, что не обитало в Аленари. Она вообще была антихристом всего святого. Спокойствия, тишины, приличий. Репутации семьи. Крис прекрасно понимал, что она по природе своей такая. Такая живая, жаждущая вызова, сама бросающая его всем и всему. А еще он понимал, что сестрица слишком очевидно хотела свободы.  Кристоф бы тоже этого хотел. И все вроде бы намекает на простой выход – оставить девочку в лагере. Но чувство ответственности было прежде всего. К тому же он сказал отцу, что будет присматривать за ней. А он любил сдерживать свои слова. В противном случае они были бы дешевыми и не стоящими внимания. Так что, как перед засухой запасаются водой, так перед длительным общением с сестрой  Кристоф запасался терпением. Вдох. Выдох. Это скоро пройдет. Как простуда.
Аленари нагнала его. А после перегнала. А после поравнялась, чтобы сообщить нечто «очень важное».  Да-да летающая голова. Кристоф не был суеверен от рождения, но рассказы о проклятьях, мистики, демонах и ведьмах он всегда слушал с интересом, порождающим странное ощущение соприкосновения с каким то совершенно иным миром, неуловимым, словно проступающим через тонкое, запотевшее стекло. Его можно было воображать, о нем можно было слушать – но к нему нельзя было прикоснуться, хотя порой очень хотелось. Где-то вдалеке проухал филин, девичья фигурка на коне на миг напряглась, а на лице Кристофа отразилась хитрая улыбка.
- Не знаю насчет летающих голов, но прислушайся – слышишь филина? Говорят, что совы владеют силами, которые недоступны другим животным. Они всегда что-то предвещают, олицетворяют опустошение и несчастье, темноту, ночь, пророчат беду. Ты знаешь, что сову связывают со смертью и оккультными силами? – Полушепотом проговорил Кристоф, нагнетая таинственную обстановку. -  Здесь, в Индии, принято считать их крики. Ну знаешь, один предвещает приближающуюся смерть, два — успех в деле, которое вскоре будет начато, три — неудачу. Видишь даже наши спутники молчат, думаю нам стоит прикоснуться к чему-то более реальному, чем твои летающие головы. – Молодой человек указал сестре на темный силуэт, молнией пролетевший по небу, а после наступила тишина.
Сантар не мог нарадоваться своему счастью, еще немного и он готов был поверить, что совы действительно обладают какими то особыми силами, раз смогли заставить его сестру помолчать.  Он с благодарностью встречал каждый «хо-ха-хо», буквально наслаждаясь тишиной, дорогой, открытым небом и ветром, обдувающим голову. Эту идиллию разорвал лишь голос их проводника.
- Вон уже видны огни деревни, сахиб Сантар, - Он указал вперед, где действительно, словно светлячки мелькали теплые огни деревни. Радостный трепет пробежал по телу,  в глазах сверкнул азартный огонек, Крис буквально предвкушал яркие впечатления, что может даровать ему этот вечер.
- Эй – Он дотянулся до сестры, несильно тыкая ее в бок. – Не знаю .что предсказал тебе филин, но я предскажу тебе, что ты будешь глотать за мной пыль. – Кристоф одарил Аленари  очередной хитрой улыбкой, а после, подмигнув, пришпорил коня, вырываясь вперед.

Отредактировано Christopher Santar (14 марта, 2019г. 19:22:54)

+1

16

- Вот еще… - буркнула она, всем видом показывая, что нисколечко в такие сказки не верит, вовсе не боится, и вообще, она уже слишком для такого взрослая!
Конечно, Аленари была взрослой. Давно знала откуда на Рождество берутся подарки, не верила в сказочный народец под холмом, носила офицерский мундир и стояла на шканцах военного корабля. Она уже выросла.
Но у темноты своя магия. И у леса. И у старшего брата – да-да, особенно у старшего брата! И как это вообще работает, почему любая небывальщина кажется такой же реальной, как в шесть лет, когда брат рассказывает историю о привидении утопленницы, будто бы бродящем в саду, ты прячешься в розовых кустах, рассчитывая хоть одним глазочком на приведение глянуть, потом привидение появляется – в белом саване, бесшумное и жуткое, – и весь дом просыпается от оглушительного визга. Затем, когда взрослые понимают, что дом не горит и даже не подвергся вооруженному нападению, а просто горничная мисс Робертс хотела тишком выбраться на свидание, ты получаешь свое взыскание и понимаешь – наверное, старшим так уж безоглядно верить не надо.
Но затем случается темнеющий лес, и брат рядом, и этот его вкрадчивый тон доброго (на самом деле не очень) сказочника, и слова, которые он подтасовывает так же ловко, как шулер тасует карты, и вот, пожалуйста! Считать совиные крики кажется не такой уж глупой идеей.
Конечно же Аленари не собиралась демонстрировать как ее пробрало, она сидела в седле просто излучая чувство собственного достоинства и призрение к смерти и оккультным силам. Но все же сидела молча, вслушиваясь в перекличку ночных хищников. Изнутри же точило любопытство – а что значит четыре крика? А пять? Нет, она в это все, конечно же, не верит, но интересно…
За совами и предсказаниями будущего как-то совсем из поля зрения выскользнул Кристоф.
А зря.
- Эй! – только и сумела воскликнуть Аленари, вложив в короткое слово все свое возмущение. А возмущения было много – во-первых, фальстарт это низко; во-вторых, обидно, когда не ты им воспользовался.
Брат выиграл каких-то несколько жалких секунд, потому что практически сразу девушка ударила пятками по лошадиным бокам, и с лихим «х-ха!» столь неподходящим дочери генерал-губернатора, пустила Кастора с места в галоп.
Догнать Кристофа получилось – все же идти ее жеребцу было легче, – а вот перегнать – нет.
- Нечестно! – голос звенел от досады проигрыша и восторга скачки. – Черта с два ты победил! Нечестно!
Лошадей они, конечно, осадили вовремя, дабы никого не сбить и не затоптать, но определенный фурор всё же произвели – в деревню Меруг не часто вихрем врывались белые люди на роскошных кавалерийских конях.
Некоторое время пришлось ждать, пока их догонят куда более тихоходные слуги, а затем сахибы все же прикинулись порядочными европейцами и в поисках рынка двинулись чинным шагом.
Рынок нашелся довольно быстро, и вот тут Аленари поняла, что со своими презрительными мыслями она, пожалуй, погорячилась.
Бои, как и все сезонные события, стягивали в одно место множество людей. А где есть праздный народ при деньгах, там всегда будет что? Правильно, куча торговцев всякой всячиной. Меруг не оказался исключением.
Освещенный множеством огней, рынок увлекал, утаскивал глубже и глубже, как утаскивает приливная волна. Аленари заворожено глазела на женщину, покрытую узорами мехенди с головы до пят (в буквальном смысле!). Она сунулась к прилавку с пряностями, после чего чихнула не менее двух дюжин раз. Она нашла торговца красками, у которого разноцветные порошки хранились в маленьких глиняных чашках – десятки, десятки десятков таких чашек. Она поняла, что абсолютно точно хочет бирюзовую краску. Зачем? Неважно. Просто хочет. Она обнаружила торговца разной мелкой живностью – у того имелась обезьяна, которая умела курить трубку. Аленари заявила, что им жизненно необходима такая обезьяна, они с Кристофом составят дивным тандем.
В конце концов, произошло страшное – на пути попался торговец оружием.
- Это настоящая бичва! – Восторженно вещала девушка. – «Жало скорпиона»… Я слышала, что Афзал-хана убили такой. Будто бы подлый маратх Сиваджи пришел на переговоры, пряча ее в одеждах. По традиции они обнялись, и тогда Сиваджи – раз! – заколол врага. – Ярко представляя себе эту сцену, Аленари взмахнула клинком с энтузиазмом достойным лучшего применения.

+1

17

Ритм этой индийской деревушки в самом разгаре вечера пронизывал с головы до самых пят. Курсировал туда и обратно одной волной, бурным потоком, поднимался от ступней вверх, словно ток, бьющий в грудь, заставляя задыхаться от впечатлений.
Ночной деревенский рынок буквально поражал своей излишней оживленностью: живым здесь были не только гости и разная местная живность, но даже звуки, запахи и прикосновения казались чем-то отдельным, живущим собственной жизнью, пусть и не такой долгой.  Люд, хаотично наполняющий узкие рыночные улицы, пестрел самыми разнообразными красками. Запахи представленных специй дурманили голову. Здесь было много разноцветных одежд, но также мелькали и вовсе почти обнаженные раскрашенные причудливыми узорами тела. И пока Аленари завороженно глазела на эти узоры, Кристофер не менее завороженно глазел на обладательницу тела, усмехаясь своим, понятным лишь парню двадцати одного года, мыслям.
Кто-то дернул его за рукав, пытаясь сунуть в руку глиняную кружку с каким то напитком, настаивая, что это обязательно надо попробовать. Какому-то  юнцу было не лень бежать за ними, тараторя на хинди все достоинства каких-то кубков, за которые он просил «совсем немного, дешевле не найдете!». При этом слова «совсем немного, дешевле не найдете» он произносил достаточно четко на английском, а все остальные слова для Кристофа были неясны и сумбурны. Он шикнул на паренька, потом легко, но решительно отстранил качающегося мужчину, разбрызгивающего вокруг местный алкоголь, и тихо хихикнул, заметив, что несколько брызг попали на Аленари.
- Смотри, что хочешь, но давай договоримся, что ты будешь держаться рядом со мной. Последнее, что мне хочется – это носиться среди всй этой толпы и прилавков в поисках твоей дурной макушки.- Усмехается Кристоф и действительно сдерживает свое обещание, позволяя сестре осмотреть все вокруг без его комментариев, по поводу того что младшая Сантар ведет себя как ребенок, крутя головой в разные стороны и "прилипая" буквально к каждому прилавку.
- Мне больше нравятся вот эти совы. – Указывает он на двух подросших совенка, которые уже выросли из образа перьевого комочка, но еще не стали достаточно взрослыми, представляя собой жутких глазастых существ на ножках с горсткой перьев по телу. – На вас с Алеком похожи. – Крис все же купил ей бирюзовую краску, замечая, что если хоть щепотка этой краски окажется на нем или его вещах, он заставил Аленари лично все отстировать. И пока сестра радуется своему приобретению, Кристоферу удается ее протащить мимо остальных лавок, почти дойдя до торговца табаком. Почти.
Оружие. Казалось, что щенячий восторг его сестры достиг максимального уровня. Глядя на нее складывалось ощущение, что бичва – это именно то, о чем мечтают все девушки ее возраста. Кристофер тяжело вздыхает, с некой снисходительностью наблюдая за сестрой. Иногда она просто поражала своими познаниями. И вот где она только понабралась подобной информацией? Это было удивительно, что в голове Аленари оказывается есть что-то действительно полезное. Может все не так уж и потеряно и если поискать, то и мозги найти можно, дабы не совершать идиотских поступков?
- В случае чего, это станет отличным орудием для твоего убийства. – Замечает он и, получив одобрительный кивок владельца лавки, аккуратно берет кинжал, сразу же ощущая приятную тяжесть в руке. Вещица была явно не новой. В старых вещах, сказал бы романтик, есть свое очарование: потрепанные, хранящие на себе отпечаток мыслей, воспоминания прежнего владельца, память времен и событий, которые интересны только госпоже Истории. Кристоф романтиком не был, но подобные вещи по-своему привлекали его. Интересно, папа сильно будет против, если он купит младшей оружие?
- дай мне слово, что ты не пырнешь им какого-нибудь бедолагу, Аленари, это не игрушка, так что будь добра, прежде, чем решишь использовать, собери крохи ума в своей светлой голове в кучку. – На полном серьезе замечает Кристоф, расплачиваясь с торговцем, в душе надеясь, что подобный подарок потом не выйдет ему боком. Впрочем, все эти мысли отходят на задний план, когда он, наконец достигает своей цели, вдыхая полной грудью ароматный запах табака. Товар тут был на любой вкус: тяжелый, легкий, с примесями каких-то трав, фруктов, классический – Кристофер чувствовал себя человеком, изнеможенным жаждой, который наконец добрался до оазиса. Десять минут, он только пробовал и расспрашивал об ассортименте, и прежде, чем сделать покупку слегка обернулся на сестру топтавшуюся в стороне. Удостоверившись, что та развлекалась с обновкой, потеряв какой-либо интерес к старшему брату, Кристофер с облегчением вздохнул.
- Расскажите мне про бои быков – Полушепотом произнес Сантар, наклоняясь ближе к торговцу. – Во сколько они проходят, как туда попасть, а главное, на кого посоветуете ставить?

Отредактировано Christopher Santar (19 марта, 2019г. 22:12:27)

+1

18

Наблюдая, как брат расплачивается, она всё еще не до конца верила в происходящее. То есть в жадности Кристофера едва ли можно было упрекнуть, для него, как и для всех остальных Сантаров, деньги никогда не стояли во главе угла и были скорее средством, чем целью. Но – оружие? Он купил ей оружие?! Сам? Без трех часов упрашиваний, уговоров, посулов и занудства? У нее что сегодня второй день рождения? Или тут тайком наступило Рождество, а ей забыли сообщить?
- Да-да, честное-пречестное офицерское, обещаю, торжественно клянусь! – Скороговорной выпалила Аленари, вцепившись в бичву, словно ты была ребенком, отнятым у нее много лет назад, а теперь счастливо возвращенным.
Какая же все-таки невероятная красота! Было в восточном оружии – во всем оружии, от кинжалов до луков, – какая-то особенная грация, плавность, вычурность, не превратившаяся в крикливость. Все эти тонкие линии, изгибы, филигрань, которая складывалась в ажурный узор. Разглядывая рукоять, выполненную в виде прыгающего тигра, Аленари безропотно позволила вести себя дальше, а потом и вовсе стояла молча, пока брат выбирал табак.
И, конечно же, поглощенная собственными восторгами, она упустила тот момент, когда индус наклонился вперед, поверяя что-то Кристоферу.   
- О, шандаар сахиб желает видеть бои! Сахиб не пожалеет. Вон там, вон виден белый тент. Это конец торговых рядов, сахиб. За ним луг, где проходят бои. Начнутся они, когда луна поднимется прямо над лесом. А вон там, палатка старого Юсуфа, что торгует сбруей. Если сахибу нужна хорошая сбруя для лошади или верблюда, то лучшей не найти отсюда и до самого Кабулстана. Старый Юсуф примет ставку у вас, сахиб, и вы можете не бояться за свои деньги, нет человека честнее, чем старый Юсуф! Что же до быков, то с прошлого года никто еще не погнал белого Аббу. Но Нишат Рама говорил, будто приведет сегодня быка, черного как ночь, и он погонит Аббу, словно теленка. Нишат говорит, будто бык его наполовину дикий гаур и что зовут его Даанав. Вы знаете что такое «даанав», сахиб? На вашем языке это значит «демон»…
И вот где-то тут Аленари услышала любопытное словно – гаур. С дикими быками она дела еще не имела, но следы гауров знала и о повадках наслышана была. Мигом вынырнув из собственных мыслей, она оказалась у прилавка (табак при этом удостоился подозрительного взгляда – однажды девушка распотрошила заначку брата и попробовала покурить, но вместо удовольствия получила першащее гордо, слезы из глаз, кашель и нагоняй).
- Гаур? У вас тут есть дикие быки?
Однако, торговец, видать, встречал вещи и постранней, чем нахальная белая девица с национальным ножом в локоть длинной, потому что он лишь усмехнулся в подкрашенные гармалой усы и коротко поклонился Кристофу.
- О чем вы говорили? О боях быков, да? У них тут есть дикие быки? Они тоже будут сражаться? – допытывалась она на ходу, путаясь одновременно смотреть брату в глаза и пытаться пристроить клинок в специальную петлю на ремне.

Отредактировано Alenarie Santar (20 марта, 2019г. 16:53:54)

+1

19

По-хорошему наследнику генерал-губернатора Индии не стоило не то чтобы появляться на подобных незаконных мероприятиях, а в принципе ими интересоваться. Кристофер всегда был примерным наследником, он  без труда мог находиться в обществе людей, чьи лица были искажены в гримасах тлетворной лжи, обильно припорошенной лестью или же меркантильного желания казаться добрым. Он мог на полном серьезе осуждать дикарские обычаи индийского народа, качать головой, замечая, что на подобных мероприятиях не место приличным людям, что зрители ничем не лучше тех несчастных животных, бьющихся на ринге. О да, Кристофер был просто образцом благопорядочности… Когда того требовал случай.
Сейчас же случай предоставлял ему просто уникальный шанс, к тому ж, как человек честный и справедливый,он должен убедиться в кошмарности этих боев лично, чтобы утверждать это с уверенностью. Именно поэтому он с горящими глазами впитывал каждое слово торговца, то и дело поглядывая то на прибывающую луну, то на белый шатер неподалеку.
Высшее общество его родины всегда недооценивало психологический эффект данного мероприятия, а ведь зачастую ничто ни алкоголь, ни наркотики, ни секс, ни азартные игры не давало столь действенной антистрессовой разрядки, как бой будь ты участником или наблюдателем. В конце-концов, это самое дикое и честное, что есть в нашей мире. Вся жизнь в нескольких минутах. Борьба смерти с жизнью. Вот только Аленари, подлетевшую к ним маленьким ураганом, он в  эту философию он посвящать не собирался.
Какие же они все же разные. Веселая и энергичная Аленари, восторженно отзывающаяся обо всём, что видит перед собой, и хитрый отстраненный Кристофер, осторожность в котором родилась раньше него самого – на первый взгляд и не скажешь, что брат с сестрой, если не копать глубже…
- Именно, я спрашивал насчет быков. – Кристофер поднес ко рту никотиновую радость, затянулся, прищурив глаза то ли от удовольствия, то ли, наоборот, от горечи, что попала в легкие, и выпустил сизую струйку дыма. Он курил красиво. С его аристократичными чертами лица он был красив всегда, его движения были красивыми, хоть и резкими и отработанными, курил он медленно и с блаженной улыбкой на губах.
- Я интересовался, как скоро начнется все это безумие и насколько опасно будет, если быки сбегут с ринга, как ты сама слышала – опасно будет очень, учитывая их полукровок гауров. Поэтому вам с Суманом и нашим продовольствием отрядом надо будет покинуть деревню до полного восхода луны, не хватало еще застать это отвратительное месиво. - Вранье лилось из него горной рекой. Ни капли угрызений совести, только инстинкт самосохранения. Кристофер был уверен, что если сестрица увяжется за ним, неприятностей на голову примерного наследника не избежать. Аленари была как маяк. Обычно это звучит лирично, романтично и прочее, но в этот раз это не комплимент, а упрек.  Младшая Сантар яркий маяк, луч топленого масла которого направлен на Кристофера. И привлекает он всякую плотоядную гниль судьбы, которая кидается на душевное спокойствие парня, словно хищник.
- Доставите ее в лагерь, как приедете, скажи людям, чтобы спокойно занимались готовкой и ели, я приеду позже, у меня тут еще пара важных дел. – Тоном, не терпящим возражений проговорил Кристоф, кивая их проводнику на Аленари. Упоминать, о том, что с его сестры и волоса не должно упасть, даже не стоило – взгляд Сантара был достаточно красноречив.
- А ты постарайся никого не прирезать по дороге и если устанешь – ложись спать. –С хитрой ухмылкой на лице Кристоф потрепал сестру по голове, словно та и правда была щеночком, и быстрым уверенным шагом направился в сторону белого шатра. Зрелище должно было начаться совсем скоро.

Отредактировано Christopher Santar (20 марта, 2019г. 21:35:45)

+1

20

Вообще-то Аленари была очень даже не против застать «отвратительное месиво» и рассмотреть то поближе. Да она, можно сказать, ради этого сюда и ехала!
- Но…
Брат ей даже начать не позволил – он уже давал распоряжения слугам. Тон этих распоряжений – насквозь отцовский, не терпящий возражений или хоть какого-то проблеска собственного мнения – поднял в душе волну негодования. Что значит «доставьте ее в лагерь»? Что это за «доставьте»?! Она – мичман военного флота, а не рулон рогожи! Доставьте! Тоже мне, генерал-губернатор, уменьшенная копия!
И все же пререкаться посреди улицы и при слугах Аленари не стала. Не столько из-за хороших манер, сколько из обычного прагматизма – брату потом этими же людьми командовать, а высказать всё, что она о нем думает и наедине можно. Сдержаться стоило огромных усилий – никем не оцененных огромных усилий! – но она смолчала.
Хитрую улыбку Кристофера, его слова сдобренные ехидцей, встретил прищуренный взгляд, упрямо сжатые губы и вздернутый подбородок. Понимал ли брат, что такая Аленари – это раздраженное, совершенно не смирившееся создание? Неизвестно. Отец бы точно понял и принял меры.
Молча, не прощаясь и демонстрируя всем своим видом, как ее только что оскорбили, девушка развернулась и пошла к лошадям.
«Ложись спать, бе-бе-бе, а у меня пара важных дел! Важных дел? Присмотрел, небось, себе какую-то грудастую деваху, явится под утро, на милю воняя духами и мадаком! Важный делец…»
В раздражении она дала Кастору шенкелей куда жестче, чем бедный конь того заслуживал. Ох встреться старшей из сестер Сантар сейчас какая-то летающая голова – пришлось бы ее опознавать по фрагментам челюсти!
По дороге Аленари то и дело огрызалась на слуг – раздражение искало выхода. Сильнее всего возмущал тот факт, что ночь только начиналась, и у брата она пройдет не в пример веселее.
Хотя… да ведь это же оно! Кристофер с его «важными делами», небось, застрянет в деревне допоздна. А значит, если быстренько смотаться обратно, глянуть одним глазком на бои быков, так же быстренько вернуться, то ничего страшного не будет. Ну поищут ее вокруг лагеря, и что? Приедет-то раньше брата, целая и невредимая. Может вообще получится это дело скрыть – слугам точно не резон докладывать, как они не уследили за «мисси-сахиб».
С этими мыслями Аленари как-то воспрянула духом, заметно повеселела и в лагерь прибыла с самым благостным видом. Спешилась, но поводья не отдала, сказав, что сама напоит и расседлает жеребца. Сперва она действительно направилась в сторону временных стойл – таким неспешным, прогулочным шагом. А в какой-то момент, улучив момент, когда никто не смотрит, просто отвернула в темноту.
Оказавшись снова в ночном лесу, Кастор совершенно не пришел от этого факта в восторг – он фыркал, упирался, и Аленари пришлось потратить несколько минут и полдюжины боцманских ругательств, дабы наставить коня на путь истинный.
Еще минуту пришлось посвятить зажиганию фонаря – без него свернутая шея была лишь вопросом времени.
А затем…
- Ну, поехали!
Жеребец тяжело вздохнул. И они поехали.
Ночной лес – черный, звенящий, стрекочущий, шелестящий и ухающий – разительно отличался от себя обычного. Фонарь почему-то не столько освещал, сколько слепил и дарил незабываемое ощущение, будто на тебя направлен десяток софитов. Аленари физически ощущала взгляды множества глаз – здесь, в ночных джунглях, она была незваной гостьей, неуклюжей и беззащитной чужачкой. Очень хотелось вцепиться в рукоять кинжала на поясе, но в одной руке приходилось держать поводья, а в другой – фонарь.
Как же ей сейчас не хватало Алека…   
Конь шел и шел, судя по ощущениям уже несколько часов, а деревни все не было и не было. Где этот чертов Меруг?! Она ведь ехала так же, как и со слугами. Или нет? Неужели заблудилась? Неужели конь отвернул куда-то в сторону, или она сама забыла поворот, или…
В тот самый момент, когда волнение уже готово было благополучно превратиться в панику, лес вокруг изменился. Звон цикад стих, а издали раздался гул – мощный и глубокий, так похожий на прибой, то опадающий, то поднимающийся.
Толпа! Арена!
Людям Аленари сейчас обрадовалась, как какой-нибудь Робинзон. Прикрутив фитиль так, чтобы погас через минуту, она направила Кастора прямо на звук. И скоро, очень скоро лес расступился.
Луг был не то чтобы велик – или так казалось из-за скопления людей? – и хорошо освещен факелами на врытых шестах, По краям, там где стояли зрители, еще уцелела жухлая трава и не менее жухлые папоротники, а вот в центре земля была разбита, взрыта сотнями копыт.
Судя по ажиотажу, бои уже шли некоторое время, и на всадницу никто не обратил внимания – все взгляды были обращены к ристалищу. Туда как раз выводили следующую пару быков – белого и черного.
Аленари сперва хотела спешиться, но затем передумала – вот еще толкаться в толпе, когда со спины жеребца всё видно, как на ладони! Опершись на луку седла, она переводила горящий взгляд с одного бойца на другого.

+1

21

Все дальше удаляясь от своего сопровождения , Кристофер с каждым шагом ощущал, как на душе становится легче. Наконец то он был предоставлен сам себе, у него был табак, деньги и целая полная на яркие эмоции ночь, в которую он был ответственен только за себя. Обычно люди хотят проводить свое свободное время  в компании, не желая оставаться без шумной толпы друзей под боком,  Кристоферу же это не требовалось, ему никогда не было плохо наедине с собой. Счастье – наверное так можно было описать его нынешнее состояние.
- Сахиб желает сделать ставку? - Маленький жуткий человечек Юсуф, которого так иронично в народе прозвали «сантош» т.е «счастливчик», возник перед сыном генерал-губернатора словно ниоткуда, как чертик из разукрашенной табакерки. Негромкий, слегка корявый говор моментально донесся до слуха Кристофа, заставив парня невольно вздрогнуть и неуверенно кивнуть.
- Я и не думал, что будет много ставок. Неужели люди настолько уверены в победе животного, что готовы рискнуть даже последнем состоянием? – Поразился он, глядя на список, который своей корявый рукой протянул ему мужчина.  Клички участников не говорили Кристоферу ни о чем, от слова совсем, поэтому он просто тыкнул на «демона», который, по заверению торговца табаком был достойным соперником  нынешнему чемпиону.
- Отличный выбор, сахиб. - Губы «счастливчика» растянулись в такой улыбке, что казалось вот-вот лопнут. – Сахиб прав. Шанс выиграть всегда небольшой по сравнению с возможностью проиграть. Но желание победы, сахиб,  всегда вело и будет вести людей. Каждый хочет, чтобы его выбор оказался правильным.  Даже после проигрыша он все равно продолжает ставить. Это и есть азарт, для некоторых он является прямым пониманием мира. Старый Юсуф достаточно пожил в этом мире, чтобы понять, к победе может прийти только тот, кто просчитал все ходы.
- Или тот, кто обладает недюжинной удачей. – Кристофер ответил на открытую улыбку Счастливчика своей – хитрой и саркастичной, а после направился в сторону арены, желая занять более удобное место.
- В таком случае пусть молодой сахиб развлекается- слышит он вдогонку насмешливые слова старика. - Надеюсь, вы обладаете этой недюжинной удачей.
Выйдя на луг Кристоф буквально застыл на месте, чувствуя, как тонет в этой атмосфере: вокруг были разодетые люди, огни жаровень,  в стойлах блестели глаза недовольных быков, круговая арена приковывала взгляд, и одновременно со всем этим безумием по ушам бил оглушительный гул барабанов.  Подпольные бои людей в Лондоне, на которых Кристоф был еще будучи студентом и рядом не могли стоять с происходящем вокруг.  Сантар хотел в себя все образы, почувствовать, как где-то внутри страх смешивается в опасный коктейль вместе с адреналином и беспечностью, вместе с любопытством и жаждой чего-то нового. Этот коктейль из образов и эмоций заводил, и раз, единственный раз распробовав его на вкус, уже не можешь от него отказаться.
Для разогрева зрителям сначала были представлены петушиные бои, Кристоф  бы не оценил их по достоинству, если бы один из молодых петушков так сильно не напоминал бы ему Алека. Оказавшись на арене, он даже не удосужился разобраться, что вообще происходит, а сразу кинулся на соперника, желая разорвать тому глотку. Кристоф даже подумал, что если птичка выживет, он обязательно выкупить и подарит его брату, но увы, подарок стал мясом для супа уже во втором туре.
А потом на арену вышли первые быки.
Это больше походило на танец, бой завораживал, зачаровывал, гипнотизируя, Кристофер едва успевал следить за движениями мощных животных и едва заметно вздрогнул, когда рог одного проткнул грудину второго.  Здесь была неповторимая атмосфера, люди пришли сюда не с целью насладиться покоем и светской беседой, не то это место, они буквально чувствовали  эту темную энергию разрушения и безумства, пропитывались ей, Сантар чувствовал ее тоже. Он и сам не заметил, как поддался всеобщему настроению и его восторженный крик, исходящий из глубины души, подхватила волна таких же криков, уносясь вдаль по всей округе. Он кричал, пока не почувствовал, как в горле начинает першить. Кристофер был возбужден до крайности, что моментально сказалось на его внешнем виде. Горящие здоровым румянцем щеки, блестящие, смеющиеся глаза с яркой каплей безумия в обычно таком холодном взгляде. Где-то на заденем плане громыхнул взрыв всеобщего веселого хохота, это чужое веселье вызвало у Сантара интерес, он обернулся и обвел взглядом собравшуюся толпу. Люди сгрудились в группы, взахлеб обсуждая что-то в перерывах между обильным питием местного самогона. Довольные, раскрасневшиеся лица были повсюду, кто-то пытался вылезти на ринг, поливая проигравшего быка благим матом, а после снова кидались к крупье делать новые ставки. Да уж, Юсуф знал, о чем говорит.
Кристофер не сдерживается и тоже покупает местный алкоголь, с удовольствием отмечая, что это довольно вкусная ягодная настойка, и что ее стоит прикупить в дорогу. Он выделяется среди толпы местных зрителей, своей светлой кожей и непривычной одеждой, его легко заметить, но никто совершенно  не обращает внимания на британского юношу, ведь на арене творятся вещи куда интереснее.  Для подогрева азарта, наконец выводят двух массивных быков белого, словно молоко и черного, как уголь, – лишь победитель будет участвовать в дальнейших битвах.
Кристоф смотрит забывая, как дышать. Цепкий взгляд словно старается "схватить" каждую мелочь, каждое движение, за считанные секунды изучить и тут же запомнить, сохранив живую картинку в ясной памяти, "нагрести" как можно больше образов и воспоминаний на будущее. На арене идет танец, танец смерти с жизнью, беспощадный, настоящий. Не такой, каким его описывают в книжках, а наполненный крови, ярости и злости. Это вам не люди - никаких поклонов, никаких предупреждений, ни грамма пощады, даже если враг оступился. Смерть не знает этикета, редко бывает галантной – именно это показывают сражающиеся в кругу животные.
Где-то вдалеке слышится ржание коня, и Сантар на миг отвлекается, обводя глазами округу, какой идиот вообще додумался приехать сюда верхом? Конь почуявший кровь и услышавший звуки борьбы наверняка испугается, и всаднику очень повезет, если животное его просто сбросит, а не понесет по толпе. Впрочем, проблемы идиота-всадника Кристофера Сантара сейчас совершенно не касались.

Отредактировано Christopher Santar (29 марта, 2019г. 19:54:52)

+1

22

На самом деле ей не стоило здесь быть.
Потому что зрелище это не для дочери генерал-губернатора. И вообще не для девицы. А еще, потому что в воздухе разливалась, клубилась, нарастала тяжелая экзальтация, густое жестокое ликование. Потому что от нее, от гула, криков, посвиста, от запахов животных, прогорающего масла и душной тропической ночи очень скоро поплыла голова.
Да, ей определенно не стоило здесь быть – именно потому Аленари сюда и явилась.
Вывели быков. Кто-то крикнул – весело, зло, пронзительно.
Животных отпустили.
Несколько секунд ничего не происходило – бойцы словно бы не совсем верили в собственную свободу и друг друга. А потом как-то в одночасье, без предупреждений и классического рытья копытом, они просто ринулись вперед и сцепились рогами с таким треском, что он, казалось, прошел сквозь грудь навылет.
Аленари охнула – от ужаса и восторга.
Толпа взревела.
Непростой выдался бой. Быки плясали минут десять – напряженные, огромные махины, одуревшие от воплей, запаха крови и вида друг друга, А потом белый начал сдавать.
Шаг. Другой. Еще два.
Когда у него подломилось колено, рев сотен людей, казалось, достиг крещендо. Аленари думала, что у нее вот-вот треснет голова или оборвется что-то в груди, но злое безумное ликование уже захватило, подчинило ее, и когда белый побежал, она тоже кричала, и свистела по-разбойничьи, и ничем не напоминала офицера флота или английскую леди.
Проигравшего быстро поймали – зрители с той стороны как-то мигом поредели.
Но черный бык отчего-то не стал преследовать соперника. Он замер, где стоял, посреди арены. Стоял и смотрел, поводя из стороны в сторону лобастой головой.
Что-то во всей позе его, в опущенной башке, очень Аленари не понравилось – не на разумном уровне, а где-то под ложечкой.
Восторг опал.
Видать, была она не одна такая – потому что голоса зрителей тоже как-то стихли.
И вот тут бык лихо взбрыкнул задними ногами, совсем не по-бычьи рявкнул, и ринулся в самую гущу толпы, пропахав ее, как выдра рыбью стаю.
С Аленари же случилось три вещи.
Первая – она поняла, что по широкой дуге эта тварь несется в ее сторону.
Вторая – она впала в ступор.
Третий – совершенно бесцельно и бессознательно взгляд ее ушел в сторону, и на мгновение он выцепил из толпы одно-единственное лицо. Так бывает – два человека видят друг друга среди десятков других, в эту секунду их взгляды практически физически держат друг друга.
В общем, она увидела своего брата – тут Аленари поплохело окончательно.
И будь под ней обычная лошадь, у генерал-губернатора стало бы на одну дочь меньше, а дальнейшее путешествие Кристофа прошло не в пример тише и спокойнее – в конце концов, похоронный кортеж действительно довольно мирное мероприятие. Но Кастор обычной лошадью не был. Побывав под артиллерийским огнем, он растерял весь пиетет по отношению к пешим людям и отлично знал, когда надо уносить своего всадника подальше.
Вместо того, чтобы завизжать от ужаса, заметаться и встать в свечку, он от души наподдал кому-то суетящемуся в стороне, присел на секунду, а потом рванул вперед. Причем рванул не от быка, а наперерез ему.
В секунду мелькнула арена, снова люди, люди, где-то за спиной остался черный бык – резко остановиться, развернуться и броситься в погоню он все равно не мог – потом палатки, палатки, палатки, какая-то псина, прыжок! – Аленари прибольно прикусила язык. И снова скачка, палатки, какие-то тенты, убогие домишки…
- Да стой же ты, чертовая скотина! Стой! Хороший, хороший коник… Стой же, черт побери! Стой!
Она сумела осадить жеребца только на выезде из деревни. Осадить и развернуть.
От ужаса подташнивало. Там, далеко позади бесновалась черная тварь и там же был ее брат!
- Пошел!
Кастор фыркнул и попятился, высказывая таким образом свое честное лошадиное мнение об умственных способностях своей всадницы. Но Аленари настояла, заставляя лошадь возвращаться.
Она найдет Кристофа, а потом они приедут в Дели, и пусть он расскажет обо всем папе, и пусть тот посадит ее под домашний арест на триста тысяч лет, пусть, пусть, пусть… Только бы с ним все было в порядке.

+1

23

До этого дня Кристоф воспринимал все разговоры о боях быков, как звук, интересный, поучительный звук, как информацию. Воспринимал возможно даже скептично, полагая, что индусы склонны приукрашивать, теперь же это по-настоящему  приобрело значение, набрав вес и смысл, стало реальностью. Кристофер не сразу замечает, как его настроение начинает взлетать куда-то ввысь, выпрыгивая из привычной черты «спокойствие» и взвиваясь по эмоциональному градуснику до отметины «прекрасное безумие». Все его внимание занимало происходящее сейчас, в эти секунды, прошлое и будущее не имело значения в настоящем.
Но всегда найдутся моменты, после которых все ломается, точнее, больше не становится на свои места. Он на миг поворачивает голову и перестает понимать, что это и почему так получилось, как это получилось, только всматривался в лицо. И, казалось, сердце, не успев восторжествовать победой на ставке, вновь забилось как сумасшедшее. Этого не может быть. Он не нашел слов. Кроме одного.
- Аленари?! - медленный вопрос отдавал змеиным низким шелестом, полным опасности и предостережения. Он собирается подойти к младшей сестре, как все выходит из-под контроля. Все успевает произойти в одно мгновение: вот люди радостно наблюдают за шоу, кто-то радостно кричит, кто-то проклинает белого быка, Кристоф же наполняется злостью, делая пару шагов к коню. А дальше... за всего один его вдох произошло слишком много – в черного быка, словно действительно вселяется демон, он вырвавшись на волю, замотал головой и заревел слишком громко даже для такого чудовища, как он. Эхо даже не успевает заглохнуть, как толпу охватывает паника, люди мечутся в стороны, кто-то падает на землю, закрывая голову руками, кто-то просто уносит ноги - разобрать что-то было очень и очень трудно. И среди этой паникующей толпы людей проносится боевой конь, унося Аленари как можно дальше от опасности. Кристофер позволяет себе вдохнуть с облегчением прежде, чем страх перед животным охватывает и его. Бык лишь проскальзывает по нему взглядом, но и этого хватает, чтобы мурашки ровным строем пробежались по спине и там задержались. Кристофу достаточно лишь секунды, чтобы понять, что у него проблемы. Достаточно двух, чтобы понять, что они серьезные. И требуется таких десяток, чтобы осознать, что нельзя стоять на месте и надо срочно отсюда выбираться.
Считается, что побег провоцирует погоню не зря – это такое старое правило, которое сидит глубоко в звериных инстинктах. И бык реагирует на бегущую толпу. Кристоф видел, как  кто-то упал и по его телу стали просто топтаться, даже не думая помочь бедолаги подняться. Погибающий, под ботинками обезумевшей толпы, стекленеющим взглядом посмотрел прямо в глаза Сантару, протянул к тому руку, а после исчез из поля зрения в гуще из тел, ног.
У страха и паники есть свои пределы. Вот они заставляют дрожать пальцы, вот сдавливают горло, срывая голос на жалкий писк, вот тело цепенеет, предавая тебя полностью. А потом они исчезают. Просто растворяется в крови, уступая место гораздо более важному чувству- инстинкту самосохранению. Кристофер не кидается наутек вместе с толпой, он судорожно оглядывается по сторонам, ища куда-бы залезть или где бы укрыться. Взгляд натыкается на старика Юсуфа, который прячется от всего этого безумия за боковой стеной одного из торговых прилавков.
Еще никогда в жизни Кристофу не приходилось соображать столь быстро. Мысли молниеносно проносились в голове — в такт ударам сердца, которое билось в груди так, будто кто-то внутри перелистывал толстую книгу. Сантар кивает мужчине и ,пользуясь моментом, пока бык давит толпу со всех ног несется к укрытию.
- Кажется сахибу все же сопутствует удача. – заключает старик, довольно улыбаясь Кристофу, словно вокруг ничего и не происходило.
- И как часто у вас случается подобное? – Интересуется Кристоф, пытаясь отдышаться и унять выпрыгивающее из груди сердце.
- Имена, молодой сахиб, имеют очень важное значение. Юсуф говорил  Нишат Рама, что нельзя называть быка Даанав. Говорил .что может произойти беда. Но тот был слишком горд, чтобы слышать старика. Вот молодой сахиб знает, что означает его имя? – Кристофер не знал, и он был слишком встревожен, чтобы слушать лекцию старика о значении имен. Позже, вспоминая этот вечер и разговор за прилавком, Кристоф обязательно прочтет, что его имя означает «Хранимый Христом», сейчас его куда больше волновали мысли, как убраться отсюда целым, найти сестру и доехать до отца.
Впрочем, вторая проблема их этого списка решается сама собой, ибо в поле зрения  среди возникает Кастор  и возвышающаяся на нем Аленари, значит цела. Их взгляды снова пересекаются и Сантар мотает головой, прося не приближаться ближе и не привлекать внимание беснующегося зверя.
-Надеюсь, что Счастливчиком тебя действительно прозвали не зря.  – Усмехнулся Сантар, прежде, чем сорваться с места и побежать со всех ног, бежать, бежать, как лисица от облавы. Не оглядываясь, зная свойственной любой дороге коварной манере подсовывать под ноги препятствия как раз в тот самый момент, когда ты отвлекся. Да и вообще, к чему оглядываться? На что там смотреть? Он уже достаточно видел. Он лишь слышит позади какой-то треск, в душе надеясь , что это ломается очередная часть ограждения, пустой прилавок  или чьи-то кости. Он не оглядывается даже тогда, когда его рука касается руки сестры, а тело оказывается на спасительной спине коня.
- Убираемся отсюда. Давай. – Выдыхает он, отрешенно рассматривая узор на ее одежде, довольно знакомый и запутанный. Желание отчитать сестру и высказать все, что о ней думает  отступает на задний план, уступая лишь одному стремлению – убраться отсюда как можно быстрее. Они  уже достаточно насмотрелись.

Отредактировано Christopher Santar (20 сентября, 2019г. 21:12:30)

+1

24

Давненько ей не было физически плохо от страха – это вам не екнувшее сердце «ой, мамочки», нет. Сердце будто бы разрослось, заполнило всё внутри и теперь колотилось везде – в груди, горле, голове, запястьях. Оно отстукивало «только бы, только бы, только бы».
Крики все ближе и на этот раз нет в них ни ликования, ни азарта. Кастор занервничал, но всадница жестко забрала поводья, заставила гнуть шею и слушаться.
Только бы, только бы, только бы…
А потом, как черт из табакерки, откуда не возьмись рядом оказался брат – необычно растрепанный, по меркам обычного себя, конечно, но при этом целый, здоровый и совершенно живой. Живой!
Аленари как-то совсем по девчачьи ойкнула, попыталась мямлить что-то вроде «Я…ты… не…», но тон брата срезал всё это блеяние, разрубил узел в груди – если раздает указания, то точно в порядке! – вернул мир на круги своя.
Секунда – Кристоф оказался у нее за спиной, и, давая жеребцу шенкелей, Аленари была счастлива.
- Пошел!
Кастор, обрадованный проблеском здравого разума у своих хозяев, пошел так, что у леса пришлось придержать – иначе через первое же бревно они полетели бы кубарем. Пока длился этот забег, девушка просто наслаждалась дурацким своим счастьем, облегчением от того, как легко они отделались, скачкой, ветром в лицо и осознанием – ура, брат рядом!
Потом медленно пришло осознание проблемы: ой, брат рядом
Зажженный фонарь по хорошему, надо бы сунуть назад, Кристофу, но Аленари здраво рассудила, что имеет все шансы получить этим фонарем по загривку, поэтому оставила его себе.
Так они и ступили под черный полог леса.
Конь шел неспешным размеренным шагом, фонарь покачивался в такт, отчего по обе стороны тропы плясали острые, фантасмагорические тени. Шаг за шагом, минута за минутой, и вот где-то у первой просеки Аленари осознала, что это будет очень долгая поездка. 
Чертов бык, это он все испортил! Если бы не приключилась та свистопляска, может они бы с братом вообще разминулись в такой толпе. А потом уже можно было делать круглые глаза – мол, какие такие бои, ничего не знаю, ничего не видела. Не пойман – не вор. Здесь и сейчас эту тактику применять уже было немного проблематично.
Посему взвесив все «за» и «против» решилась – перед смертью не надышишься. Чего тянуть? Всё равно чего-то нового или более обидного, чем она уже о себе знала, сейчас не скажут.
- Ну, давай, начинай. – Буркнула девушка, мрачно наблюдая за танцем золотистого круга света. – Я ужасна, невыносима, неуправляема, позор для семьи и страны, вся лондонская палата Лордов рыдает целыми днями, получая сообщения о моем гнусном поведении…

Отредактировано Alenarie Santar (29 марта, 2019г. 23:00:40)

+1

25

Кристофер не был командным игроком, даже в детстве, в отличии от своих ровесников, он никогда не мечтал о младших сестрах и братьях. Но так уж получилось, что у него их оказалось аж четверо, а он сам с удивлением обнаружил, что роль старшего брата ему даже нравится. За исключением определенных моментов.
Им повезло. Просто чертовски повезло выбраться из творящегося на поле безумия целыми. И Кристофер бы радовался такой удачи, радовался бы, что его сестра в порядке, что они через тихий спокойный лес  на верном коне направляются в лагерь, что он может заключить ее в объятья, прижимая спиной к своей груди – такие маленькие но искренние поводы для радости. Вот только… Аленари вообще не должно было здесь быть: ни перед ним, ни в лесу, ни на тех чертовых боях. Потому, что он будучи старшим и ответственным за ее голову принял решение отправить ее в лагерь.
Кристофер буквально прожигал взглядом девичью спину, пытаясь взять себя в руки и не дать себе придушить тонкую шею. Он закрыл глаза, а после прикрыл руками лицо, шумно вдыхая. Это сводило с ума. Ее бестолковость. Ее возмутительное, вызывающее поведение. Мышление. Смелость идиотизма. И ладно бы она хотя бы молчала, нет надо было открыть рот и подлить масло в еще не успокоившийся огонь.
Кристофер сжал челюсть, ощущая, как сводит скулы, плавно выдохнул, словно собираясь то ли с мыслями, то ли с силами. А после зачесал волосы назад обеими руками, словно пытаясь вытянуть из себя все негодование таким экстравагантным способом.
- Ты правда не понимаешь? – Он проговорил это на удивление спокойно и как то даже устало. – Дело даже не в твоих манерах, в конце-концов, это проблема больше отца, чем моя. Дело в том, как ты относишься ко мне, Аленари. Скажи, ты хоть раз в жизни была за кого-то ответственной, хоть раз осознавала, что его ошибки – это и твои ошибки тоже, ведь именно ты не смог их предотвратить. Ответь, в чем причина того, что ты воспринимаешь мои слова, как пустой звук. Разве я не достаточно пошел сегодня на уступки? Я ведь мог оставить тебя в лагере изначально, чтобы ты весь вечер шаталась от палатки к палатке, пинала камни в воду и срывалась на слуг, но нет ты проехалась на коне, погуляла по рынку, даже приобрела себе всякого барахла. Так чем я заслужил такое отношение, почему я должен потакать твоим прихотям, а ты исполнить единственную мою просьбу не в состоянии? Скажи, эти бои действительно стоили моего к тебе доверия? - Перейдя практически на шепот, он мотнул головой в сторону деревни, спешно возвращаясь обратно, даже не надеясь услышать разумный, логичный ответ.
– И даже не начинай свое « Я уже взрослая, я же мичман, делаю, что хочу». Своими званиями будешь кидаться на службе, для меня ты в первую очередь младшая сестра, за которую я сейчас несу ответственность. Но нет, в своем эгоистичном порыве развлечься ты даже не задумалась о том, насколько мне важно, чтобы мои просьбы исполнялись. Черт возьми, Аленари, как мне руководить людьми, если даже родная сестра не считает мое слово чем-то стоящим? - в его голосе закрались нотки разочарования и глубокой обиды на фоне общего разозленного посыла. Она же могла попасть на рога к быку, все могло закончиться менее радужно, чем это естественное негодование и конфликт.
- Не волнуйся, я не буду рассказывать ничего отцу, не думаю, что ты в принципе способно вынести хоть какой-нибудь урок из этой ситуации. – Бросил он напоследок перед тем, как спешиться у входа в лагерь. Займись конем.– Она наверняка знала эту интонацию, знала это настроение и понимала, что Кристоф действительно был обижен, хоть и скрывал это всеми силами, пряча чувства за холодным изложением претензий.
Кристофер двинулся к своим людям, больше не оборачиваясь на сестру, ему еще надо было разобраться со слугами, упустивших Аленари, выслушать доклад о положении дел в лагере, заставить себя поесть и наконец выпить – последний пункт был сейчас необходим для душевного спокойствия Сантара.

Отредактировано Christopher Santar (30 марта, 2019г. 16:09:11)

+1

26

Лучше бы он ругался, ей-богу.
Брат не завел старую песню ее гувернанток «Ты-же-девочка-дочь-графа-и-вообще…». Он не стал грозить ей отцом, наказаниями и семи карами небесными. Нет, так было бы слишком просто. Вместо этого Кристофер бил точно и четко, клал слова, как пули в цель. Не став ездить ей по ушам «девачковостью» и «воспитанием» он говорил о вещах очень даже близких, понятных и, что уж там, важных. Поэтому Аленари молчала. Молчала не как с отцом, когда перебивать просто нельзя, а потому что крыть было нечем.
В лагерь они прибыли жизнерадостные, как похоронная процессия. И расстались примерно на такой же веселой ноте.
С пару секунд она смотрела брату вслед, а потом упрямо мотнула головой. Да что он с ней, как с маленькой, в самом деле?!
По пути от слуги-саиса она отмахнулась, мол, только тебя еще не хватало. Сама завела Кастора в стойло, сняла седло, сбрую, засыпала овес в кормовую сумку, даже скребком пару раз по бокам прошлась. Обычно, если поработать руками, то дурные мысли сами вылетают из головы. На корабле помогало. Тут – как-то не очень.   
- Вообще-то он сам хорош! «Отвратительное месиво», «у меня тут пара важных дел»… Вот если б не врал, может я бы не…
Жеребец покосился на нее таким страдальческим «Ты-сама-то-в-это-веришь?» взглядом, что девушка возмутилась.
- Да ну вас всех к черту!
Вот был бы здесь Алек, он бы мигом ее успокоил. Убедил, что ничего особо дурного не сделала, что папа с Кристофом вечно поднимают шум из-за пустяков. Да, у Алека она никогда не бывала толком виноватой.
Только Алека тут не было. 
Ее полукруглая палатка-шатер уже ждала свою владелицу – походная мебель расставлена, москитные сетки развешены, постель расстелена. На эту постель девушка и плюхнулась, раздергивая шнуровку сапога. Почти тут же в бок впилось что-то твердое. Глянула – рукоять бичвы. Стало как-то совсем паршиво. 
- Мисси-сахиб желает, чтобы я расчесала ей волосы перед сном?
Аленари машинально потрогала косу на затылке – после всех этих скачек, там, наверное, медведь мог себе гнездо свить. А, ну его, нет настроения для гребней.
- Мисси-сахиб желает, чтобы ты ложилась уже спать.
Да и самой пора.
Вот только она знала, что быстро заснуть не сумеет. Станет прокручивать раз за разом весь этот вечер, последний разговор, представлять, что бы такого могла ответить брату, чем парировать, как оправдать себя. Хотя бы в своих же глазах. В конце концов, она конечно же уснет. А завтра… завтра можно сделать вид, будто ничего не произошло.
Жаль, это неправда. Слова Кристофа ее задели. И судя по тому, как говорил он сам – не насмешничал, не язвил, не ругался – то, что она сделала, в свою очередь задело его. Хотя такого попробуй задень!  Сидит там, небось, покуривает свой табак, а она тут мучается. Нет уж, дудки!
- Куда мисси-сахиб…
- Ой, да ложись ты уже спать, ради всего святого, Шивы и Будды! – на ходу бросила Аленари, оставив служанку в полном недоумении.
К палатке брата она шла с решимостью парового катка. С этой же решимостью дала о себе знать, а когда получила разрешение войти, с ней же зашагала внутрь. 
Извиняться Аленари не любила, потому что не умела, и это надо было делать сейчас, пока не растерян кураж. Поэтому она скрестила руки на груди, устремила взгляд куда-то в пространство, набрала побольше воздуха и начала:
- Хорошо, признаю, идея была дрянь. Надо было остаться здесь. Я не подумала, как оно всё выйдет. С быком этим, да и вообще… Просто хотела посмотреть… да тебе же самому интересно стало! – Признание вины свернуло куда-то не туда, поэтому она быстренько исправилась – В общем, я к чему… До Дели, пока не сдашь меня на руки отцу, обещаю – буду там, где скажешь. Даже слуг для присмотра можешь не оставлять. Скажешь сидеть у себя – буду сидеть. Слово офицера. Вот… ну… как-то оно так, - закончила она свою блистательную речь, все еще сверля взглядом дальнюю стену палатки.

Отредактировано Alenarie Santar (31 марта, 2019г. 00:27:32)

+1

27

Кристофер долго лежал в молчании, задумчиво глядя на фонарь, света которого было волне достаточно, чтобы осветить палатку. Сантар оживляя в памяти прошедший день, пока лагерь у него за спиной отходил ко сну. Голоса людей и животных постепенно стихли, превратившись в неясный гул, который терялся в шелесте баньяновых листьев, колеблемых дыханием ночного ветра.
Сна не было ни в одном глазу, Кристоф лишь наслаждался долгожданным покоем,  уже полупустой бутылкой  местной индийской настойки, и сигаретой, стараясь насытить организм никотином, которого ему так не хватало весь этот день. Кристофер чаще не держал сигарету руками, предпочитая сжимать ее зубами и перегонять с одного края губ в другой, одновременно привычно растягивая губы в ухмылке, когда разговаривал с кем-то. А если брал ее в руки, чтобы красиво выдохнуть сизый дым в воздух, то удерживал сигарету указательным и большим пальцами, присасываясь при затяге. Он умел пускать дымные кольца, запрокидывая голову назад и с удовольствием выдыхая и наблюдая, как дым постепенно растворяется в воздухе.
Остаток  этой ночи, несмотря на все произошедшее в деревне, мог бы стать неплохим, если бы все мысли Сантара не были сейчас заняты его сестрой.  Выговорив ей все, что накопилось в душе, он одновременно испытал некую легкость, но в тоже время ощутил новый прилив тяжести. Почему с Аленари всегда так тяжело? Они же воспитаны одними родителями, так почему почему он, в отличии от нее, понимал, когда необходимо взять себя в руки и с чем-то смириться, а когда можно позволить себе расслабиться?  Кристофер ловит себя на мысли, что ему ужасно не хватает общества отца – Роланд всегда умудрялся находить слова, чтобы осадить младших или успокоить, готового их прибить, старшего сына. Сейчас же совета, как себя вести в этой ситуации с Аленари, Кристофу получить было не от кого, впрочем, решение пришло само и теперь топталось у входа в его палатку, бормоча что-то похожее на извинения.
Кристофер ответил не сразу. Он в богемном удивлении лениво смотрел на сестрицу, кожей ощущая ее негласную решимость. Извиняться Аленари не умела, как впрочем и он. Наверное обычные люди в таких ситуациях испытывают прилив теплых чувств, словно в душе начинает крошиться лед, а все обиды куда-то исчезают. Сантар же испытывал некое наслаждение от той мысли, что у него все такие получилось достучаться до сестры настолько, что та даже сама заявилась в нему в муках совести. В голове даже промелькнула мысль еще немного поиграть в обиженного, заставив ее помучиться. Но он же был хорошим старшим братом, поэтому он конечно же простит свою сестренку, несмотря даже на то, как сильно она ранила его чувства.
- Должен признать, что для первого раза очень даже недурно. Я бы посоветовал тебе еще поработать над виноватым взглядом, но на сегодня сойдет. И полагаю, раз ты мой кошмар, - Кристоф покачивал в пальцах бокал, - то я, должно быть, твой. Ты же ведь не думаешь, что не воспользуюсь твоим обещанием при первом же удобном случае? – Кристофер довольно усмехнулся, а после кивнул на кровать, мол садись уж, раз пришла.
- Ты же понимаешь, что не стоит кричать о боях направо и налево, особенно когда прибудем в Дели, иначе это могут быть последние увиденные нами бои. - С мягкой насмешкой бросает он, выпуская в воздух очередное колечко дыма. – Как много ты успела увидеть, прежде, чем наш рогатый друг совсем обезумел? Знаешь, это было куда интереснее людских боев дома, хотя, когда я там был в последний раз на арене дрались женщины.  Я тогда заметил, что женщины дерутся особенно, со злорадством и определенной жестокостью, будто хотят нанести как можно больше урона, дабы соперница всю жизнь вспоминала о произошедшем. – Кристоф на миг прикрыл глаза, словно погружаясь в воспоминания, а после удовлетворенно откинулся на спинку кровати, упуская мысль, что подобные истории – не из тех, что стоит рассказывать серьезному старшему брату своей  впечатлительной младшей сестре.

Отредактировано Christopher Santar (31 марта, 2019г. 22:48:12)

+1

28

Если в этой палатке было что-то похуже ее извинений, то это умение брата извинения принимать.
Едва удержавшись от того чтобы закатить глаза – чем виноватый взгляд ему не нравится? Нормальный взгляд! – Аленари уже собралась было смыться от продолжения, но тут Кристофер прекратил изображать из себя Дельфийского оракула, к которому приперся немытый свинопас с вопросом, куда подевался его, свинопаса, правый сандалий, и заговорил по-человечески.
Что удивительно, даже остаться предложил.
Два раза повторять не пришлось – Аленари тут же забыла про все закатывания глаз, отмахнулась на ходу «Воспользуешься, конечно воспользуешься!», быстренько плюхнулась на кровать, а потом и сапоги сбросила, скрестив ноги в щиколотках. В общем, устроилась надолго.
Пассаж про «кричать направо и налево» встретил самый укоризненный взгляд в мире, мол, ты что, совсем за дуру меня держишь? Задавать такие вопросы вслух все же девушка поостереглась – так недолго и честный ответ получить. Да и кому они нужны эти честные ответы, когда брат проделывал свой излюбленный фокус – колечки дыма. Для Аленари это казалось именно что фокусом, какой-то такой ловкостью с секретом. И пусть обычно она старалась свое щенячье любопытство не демонстрировать, но исподтишка нет-нет, да поглядывала – особенно, когда на веранде ставили высокий джаджир, ароматный и густой дым от которого плыл долго, очень долго, и давал кольца, которые казалось, можно было поймать в ладонь.
Теперь же она наблюдала в открытую, с легкой завистью. Наверное, ради этого люди вообще курят. Потому что иначе – зачем?
Дальше стало еще интереснее – Кристоф внезапно пустился в рассуждения пополам с воспоминаниями. Да такими воспоминаниями, что младшая сестра уставилась на него во все глаза. Людские бои? Нет, людские бои?! А почему она об этом впервые от брата слышит? Ну это надо же – как отпускать ехидные замечания, касательно ее веса, так это он первый, как рассказывать о ее невыносимости, так он впереди планеты всей, а как, значит, рассказать про бои, это нетушки! Это мы промолчим.
Самой промолчать не было никакой возможности. 
- Что, правда? – изумленно выпалила Аленари. – В жизни бы не подумала! В колледже старшие девицы иногда над новенькими шутили – могли там в уборной или кладовой на ночь закрыть. Эмили Уилкерс, лошадь пучеглазая, такое со мной проделать решила – в умывальной запереть. Защелку я отжала, вышла, ну и стукнула ее. Легонечко совсем, да не коснулась считай, Алеку каждый день сильнее достается! А эта дура заревела и убежала. Наутро, правда, директрисе нажаловалась. А та – папе.
Эпистолярный – а позже и вполне личный – нагоняй вспоминать не очень-то хотелось, хотя у эпизода было и неоспоримое преимущество – с тех пор девицу Сантар старшекурсницы обходили за милю. 
Ну да черт бы с тем колледжем, чтоб ему побольше таких учениц, как Аленари Сантар. Сама того не замечая, девушка подалась вперед, опершись ладонями о колени.
- А где они проходят, бои эти? И часто ты на них бывал? Что еще видел? А деньги ставил? – последний вопрос она задала, не удержав разбойничью улыбку. – А сам участвовать не думал?
Конечно, представить Криса где-то на подпольной арене было совершенно невозможно. А с другой стороны – вон какой он здоровый вымахал, почти такого же роста уже, как отец. Вспомнить их на последней встрече с дипмиссией из Кабулстана – рядом с папой и братом все эти черные человечки Баракзаев казались какими-то ну совсем уж мелкотравчатыми.

+1

29

Когда младшие смотрят на Кристофера вот так вот – с восторгом и едва ли не восхищением в глазах, он осознает, что ему чертовски нравится быть старшим братом. Кристофер допивает содержимое бокала и с легкой улыбкой наблюдает за сестрой. По меняющемуся выражению ее открытого лица можно понять не меньше, чем из слов, легко угадывая сколько сотен мыслей и вопросов прячутся в этой голове.  По крайней мере, тому, кто смотрит внимательно и хорошо знает Аленари. Он встречает эмоции сестры спокойно, словно бы окружая его пылающий огонек своим океаном.
- Хочешь послушать подробности моей личной жизни? - вкрадчиво произносит Кристоф, упираясь рукой рядом с собой и чуть склоняясь к Аленари. Он опрокинул голову на бок, лукаво сощурив нижние веки и насмешливо ухмыльнувшись, а после вновь выпуская дымное колечко.
-  Тише, угомони свою кровожадность. – Крис задумчиво барабанит пальцами по колену, размышляя, стоит ли озвучивать подробности кусочка своей жизни. Но, поскольку сказал уже «а», заинтриговал, а другого «б» не придумал, выбора-то уже особо и нет, сестрица все равно не оставит его в покое. К тому же, кажется  она сейчас начнет подпрыгивать или вовсе от переполняющих эмоций разнесет ему палатку. Пора бы ответить на все вопросы, а то вскоре явно еще появятся и Кристоф точно в них тогда утонет. Это чудовище вечно забывала, что ее брат не тарахтит с такой же скоростью, в отличие от некоторых.
- На самом деле этих боев раскидано по всему Лондону, как пятен у больного оспой. – неуверенно произнес Крис, словно еще сомневаясь в разумности своей откровенности. – Я с приятелями был на одних из самых масштабных, конечно, где и контингент по приятнее и самые искусные бойцы. Вначале правда все бывает довольно тухло, но к середине страсти накаляются и выпускают уже достойных. Ты бы видела, что тогда начинается! А какие тотализаторы, просто бешеные. – Кристофер не сдержал легкой улыбки, предаваясь воспоминаниям.
- Впрочем, ты же у нас любитель оружия, а там его используют редко, правилами не запрещено, но зачастую считается чем-то сродни слабости и таких бойцов редко пропускают далее, хотя победу засчитывают. Но опять же смотря от того, кто устраивает бои и какие правила, но в «элитных» клубах участники таким не пользуются, скатятся по рейтинговой доске, а они ведь за бои не малые деньги получают. – Кристофер уже собирался добавить, что на этом занимательной истории конец, как вдогонку к нему прилетел еще вопрос.
Не думал ли он поучавствовать?
- Я… - Хотелось сказать «нет» и добавить, что это занятие крайне не достойно его статуса, но чертов алкоголь, в определенной пропорции, начинал действовать на Сантара, словно сыворотка правды. В такие моменты, он обычно предпочитал распрощаться с компанией и удалиться спать, чтобы его истории так и остались только его. Вот только сейчас такой трюк вряд ли прокатит.
- Покажи мне человека, которому, даже в тайне не хотелось бы испытать свои силы в том или ином занятии. – Кристофер зачесал волосы назад, прокладывая пальцами борозды, которые в следующую секунду скрылись прядями, упруго вернувшимися на прежнее место. Это была старая привычка Сантара, когда он над чем-то раздумывал или подбирал слова.
- Но понимаешь, Аленари, есть вещи, которые, даже если очень хочется, нельзя делать. Вот вышел бы я на ринг, возможно даже одержал победу, но если бы кто-нибудь меня узнал - это все же не совсем законное мероприятие. А представь, чтобы случилось, заявись я домой с окровавленным лицом и кровоподтеками по всему телу, соперники же не станут жалеть твое лицо только потому, что тебе завтра щеголять им в приличном обществе. Так, что уж лучше побыть скромным зрителем с высокой ставкой. – Крис усмехнулся, выпуская из носа струйки дыма, которые разлетевшись в разные стороны, предавали ему сходство со сказочными драконами. Он мог бы просто спокойно выдыхать дым, но восторженный взгляд сестры доставлял ему немалое удовольствие. Она смотрела на него взглядом человека, который в будущем точно начнет курить, хотя бы потому, что она не морщилась и не фырчала каждый раз, когда остатки дыма доплывали до ее лица. И почему –то Кристоф не сомневался, что рано или поздно ( возможно даже в ближайшее время) в руках сестрицы, решившей опробовать трюки, окажется одна из его пачек. И ей очень повезет, если это окажется относительно легкий табак, а не какая-нибудь смесь трав.
- Ты уже пробовала курить - спрашивает Кристоф и, тяжело вздыхая, поднимается с кровати, направляясь к набитой недавними покупками сумкой. И тут же сам отвечает, хоть и не сомневается в варианте, который озвучила бы Аленари. – Определенно пробовала, умыкнув у меня какой-нибудь жесткий табак. А после долго пыталась откашляться и избавиться от горького вкуса во рту. – Крис вываливает на середину кровати все свое добро и, не поднимая взгляда на сестру, начинает копошиться, иногда поднося пачки к носу, вдыхая запах.
- Ты же знаешь, что это не самое полезное занятие? – Он еще какое-то время роется в ворохе своей прелести, но в конце концов выуживает непримечательную пачку, довольно улыбаясь.
– Я понятия не имею, откуда ты взяла этот легкий, но достаточно дымный табак. – Он словно невзначай оставляет его на кровати и отворачивается, чтобы кинуть сумку на место. – Я не знаю, кто сказал тебе, что курить - это не значит хаотично пускать дым. И кто посоветовал осторожно затянуться, вдохнуть дым всеми легкими, подержать его там пару секунд и выдохнуть. И уж тем более я не имею ни малейшего представления, откуда ты узнала, что для колечка надо сделать губами букву «О» и слегка помочь челюстью. – Кристофер отрицательно помотал головой, сдерживая улыбку, чтобы казаться серьезнее. Не то, чтобы он поощрял это занятие, но уж лучше он будет уверен, что в случае чего, сестрица попробует проверенную вещь, а не траванется от первой же затяжки.

+1

30

Бывали моменты, когда ей не верилось, что они с Кристофом не просто брат с сестрой, а хотя бы родственники. Он всегда стоял высоко. Он не просто знал больше, но умел складывать эти знания в такие формулы, до которых сама бы не додумалась за сто лет. Он шел не на шаг – на десять впереди, и всегда видел способ выйти сухим из воды. Всем перечисленным – а так же многим другим – старший брат порой раздражал несказанно, иногда даже бесил. И тогда Аленари бралась за самые идиотские розыгрыши: не только потому что это забавно – а это, черт возьми, очень забавно! – но и потому, что брат обязательно отплатит тем же. Да, более изощренно, одна фосфоресцирующая голова гиены, просунутая среди ночи под полог палатки чего стоила! Но все же тогда Крис ненадолго перестанет быть виконтом, спустится со своего постамента наследника рода и станет кем-то более понятным, обычным и простым.
А бывали другие моменты. Такие, как сейчас. Такие, когда Аленари знала – не думала, не предполагала – знала, что они с братом скроены из одного и того же. Может по-разному, но из одного материала.
Всё так же улыбаясь, не скрывая того, что подначивает своими вопросами, она слушала его. И с восторгом понимала – ему нравятся эти подпольные бои, хоть людские, хоть бычьи. И там, несколькими часами ранее, он наверняка вел себя не лучше, чем она сама. И он знает, совершенно точно знает, что такое злой, жестокий азарт – столь неподходящий детям графа Бэкингема.
Не такие уж они, если подумать, и разные.
- А… - начала было девушка, дабы заполнить возникшую паузу. Вдруг брат разоткровенничается до того, что расскажет, где именно проходят эти подпольные бои? Или может он о чем-то таком и тут, в Индии слышал… В любом случае, надо его чем-то занять, иначе сейчас выдаст «а теперь детям пора спать, хватит на сегодня, иди в свою палатку»! Как можно закончить на самом интересном? Лучше вон пусть курит дальше – непонятно, правда, как можно выдохнуть дым носом и не задохнуться на месте, но все же.
И тут разговор вновь сделал прелюбопытный кульбит.
- Э-э-э-э… ну, как сказать… - взгляд ушел куда-то вниз. Хвала Будде, ее ответа не слишком ждали. Откуда он вообще все знает? Специально что ли подсунул ей ту гадость? С такого станется…
Однако нечеловеколюбивые мысли быстро ушли, когда на кровать посыпались всякие пакетики и коробочки – Аленари ринулась к ним с энтузиазмом австралийских аборигенов, которые завидели капитана Кука.
- Жизнь вообще вредная штука, от нее умирают, - бодро заверила она брата, переводя заинтригованный взгляд с пачек табака на их владельца и обратно. Что он задумал?
- Я понятия не имею, откуда ты взяла этот легкий, но достаточно дымный табак… - говорил Кристофер, пока его младшая сестра все так же глядела то на него, то на оставшийся сверточек.
«Да ладно. Нет, ну серьезно – да ладно
- Когда это я тебя сдавала? – еще не слишком веря в происходящее, возразила Аленари. – Даже про ту гиенью башку папе не рассказала!
На ощупь сверток оказался удивительно плотным и тяжелым. С какой-то опаской она принюхалась – ну табак. Пахнет как… табак. Думный, значит? И легкий?
- Буквой «О» говоришь? Отлично! Где папиросная бумага и спички?
Возможно Кристофер и рассчитывал, что сестра спрячет внезапный дар в карман, а потом раскурит его как-нибудь тишком за палаткой, но увы его сестра была самой собой. Если к ней в руки попадала что-то любопытное, она должна – нет, обязана! – испробовать это как можно скорее.
Сказано – сделано. Как и было велено, девушка медленно вдохнула. Всеми легкими. Осторожно. И где-то на половине острожного вдоха дым таки пошел в легкие, грудь сжало, свело изнутри, Аленари же от неожиданности прекратила дышать, после чего просто и неэлегантно наглоталась дыма. Выдыхать его пришлось и ртом, и носом, разве что не ушами.
- А ты опий курить пробовал? – поинтересовалась она, смаргивая слезы и усиленно делай вид, будто всё идет по плану, и вообще это ее новый революционный стиль.
Вторая затяжка получилась не такой катастрофической, хотя до колечек с буквой «О» было по-прежнему далеко.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Жемчужина Британской короны